о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая нужные хочу к вам акция unitime картотека твинков книга жертв uniклик банк деятельность форума

Белый пепел

Это, наверное, удивительно, но Гатсу было бы намного спокойнее, если бы он держал путь во Вританнис не в одиночку, а со всеми остальными. Нет, нельзя сказать, что время вытравило из него одиночку, превратив Черного Мечника в командного игрока... Читать

автор недели GELLERT GRINDELWALD

Геллерт, удовлетворенный сухим ответом, коснулся губами кончиков указательных пальцев и вновь поднял взгляд на главу департамента магического правопорядка. Тёмный волшебник видел, чего стоит Грейвсу сохранять самообладание и внешнюю непоколебимость. Читать дальше

uniROLE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » Дыши, а то и этого лишат


Дыши, а то и этого лишат

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s4.uploads.ru/wUzJr.gif

Дыши,
а то и этого
лишат

http://s1.uploads.ru/XCPxw.gif

В ролях: Rebecca Barnes & Natalia Romanova
Время действий: после фильма "Captain America: The Winter Soldier". Проходит несколько месяцев после распада Щ.И.Т.а, "Мстители" организовывают свою базу в Башне.
Место действий: выделенная комната Ребекки Барнс
Краткое содержание: Иногда бывает так, что ты обязан знать всё, потому что если ты упустишь хоть крупицу, то все жизни, за которые ты несешь ответственность, оборвутся. Романова не могла себе позволить такую роскошь, как «слепое доверие». Ребекка Барнс тоже не была уверена, что может себе позволить что-то такое. Сойтись на данности тупика - не выход. Тогда, возможно, стоит сесть и кое-что обсудить?

Отредактировано Natalia Romanova (2017-09-03 01:09:53)

+1

2

Она сидела в своей новой комнате и просто уставилась в пустоту. Сложно было остановиться на какой-то определенной мысли, они роились в голове словно стая пчел.  Контроль, самообладание, где они были во время миссии? Бекка и сама понимала, что брать ее на первое задание с момента разморозки - глупая затея. Но с другой стороны, ей хотелось хотя бы притвориться, что она может быть как прежде. Полезной, сильной и эффективной. Однако груз вины, утроенный благодаря кошмарам из криокамеры, тянул ее ко дну каждый раз.
В современном мире было модно обращаться к психологам, вести душевные беседы и в конце концов выявлять, что корень проблем - отношения с родителями. Ну да, а главной проблемой суперсолдат оставались их создатели. Сказать психологу что-то вроде "Простите доктор, меня терзают призраки убитых мною людей, как это исправить?", словно он слышит подобное на каждом сеансе. Нет, спасибо. Даже в ее время люди могли сами справляться со своими демонами, зная одну жестокую истину. В этом мире ты один и справляться со всем должен тоже в одиночку. Бекка сжала пальцы в кулак, вспоминая свои тренировки под началом Гидры, ведь сейчас все ее мысли принадлежали им, девушка с трудом возвращала себя прежнюю. И никому об этом не говорила, скрываясь под дружелюбной улыбкой и разговорами о погоде. Да и с кем говорить о трудностях?...
Ребекка не сразу поняла, что ее трясет. Мелкая дрожь пустилась по всему телу, ей стало холодно. Этот срыв будет стоить ей многого, Бекс сразу было понятно. Не удержалась, ослушалась приказа, рисковала своей жизнью. Словно хотела умереть там... Кто знает, может и хотела. Возможно ей нравилась эта идея, пасть смертью храбрых, спасая при этом невинные души. Грехи конечно подобным замолить не выйдет, но свою часть вечности в аду девушка уже провела, она знала как это будет. Чего бояться теперь?
Вдали она слышала голоса, за пределами этой комнаты люди решали по-настоящему важные вопросы, они выживали. А сломленная и разбитая девочка пряталась в своей комнате, словно это спасло бы ее.
Иногда ей приходила в голову мысль о том, что она может сбежать как можно дальше отсюда. Начать новую жизнь, устроиться на работу в какой-то забегаловке и просто существовать среди обычных людей, вдали от выстрелов и жертв. Но Джеймс так бы не поступил. Возможно когда-то хотел, но никогда не пошел бы на поводу у своих чувств. Это и удерживало Бекку в четырех стенах, мысли о брате связывали ее с командой. Но с ним самим девушка общаться боялась, боялась открыться ему. Никто не знал, насколько она была разбита, жестока и кровожадна внутри, что с ней сделали. В этом-то и была беда. Ребекка находилась в кругу близких ей людей, которые помнили ее как милую и беззаботную девочку, бегающую по базе с бантиками на волосах. Кто она теперь? Убийца, любимая звездочка Гидры, которая сопротивлялась их воле недостаточно долго. Вина просто съедала изнутри, непередаваемое ощущение...
С другой стороны, на задание ее послали с Черной вдовой, о которой она знала лишь из досье Гидры. Наталью хвалили, ставили в пример девочкам вроде нее. Вот посмотрите, у наших врагов есть совершенное оружие с прекрасной мордашкой, мы требуем от вас того же. Пусть Левиафан оказался неудачным, но Черные вдовы восставали из пепла раз за разом. За Романовой последовала Елена Белова, за той прославилась и Анна, дочь той самой Директрисы, о которой всегда лестно отзывался герр Ниман. У Красной комнаты были успешные экземпляры, из которых лишь трое дожили до сегодняшнего дня. Бекка это знает, она порылась в засекреченных файлах и нашла их, всех троих. А сама Романова всегда находилась рядом, она ведь теперь была на стороне ангелов. Ребекка не питала ненависти к ней, совсем нет. Просто не могла понять, почему та переметнулась и как все стали ей доверять.
Ее размышления нарушил стук в металлическую дверь. Отлично, кто-то решил поговорить о подорванной миссии. Хоть Бекка и считала, что справилась. Рисковала своей жизнью, перестаралась с обезоруживанием противников, то да. Но все ведь закончилось относительно хорошо, верно?
- Войдите, - на автомате произнесла девушка, не вставая со своего места. Она все еще сидела на жесткой кровати в позе лотоса и пыталась совладать с собой. Дрожь пропала, но не дурные мысли. Не хотелось, чтобы кто-то увидел ее такой уязвимой... Особенно ее близкие. Было сложно понять, почему Бекка не хотела казаться слабой перед ними. Ведь каждый из них прошел через ад и вернулся, со своими проблемами и травмами. Кто-то с реальными, кто-то с душевными.
Ребекка помнила, как они уходили на войну, где-то в глубине души понимая, что в целости и сохранности с поля боя не приходят. Ожидала, что ее мальчишки придут со шрамами и леденящими душу рассказами о войне. Но в итоге сама туда попала, в самое пекло. И пока они воевали против врага, Ребекка находилась в его щупальцах, крепко зажатая среди других таких же как и она сама. Девушка никак не ожидала, что пытки и насилие станут семейной трагедией, что они пройдут через тот же ад вместе, но одновременно порознь,  в тысячах километров друг от друга. Ох лишь бы это был не Джеймс, перед ним не хотелось представать со слезами на глазах...

Отредактировано Rebecca Barnes (2017-08-31 14:43:34)

+2

3

Halsey - Castle


Как твое имя, доченька? Где твой дом?
Взор твой горяч, а стопы совсем босы…
Стой! Про тебя в газете ж! Три полосы!
Да, я, кажись, узнала тебя с трудом.


[AVA]http://s8.uploads.ru/k0pQ1.png[/AVA][STA]нельзя быть сильной всегда[/STA]
   Наташа была рада за Стивена. Нет, серьёзно. Была рада. Капитану нужен был кто-то близкий и дорогой сердцу. Как же было радостно узнать, что всё-таки кое-кто из прошлого у Кэпа остался. И девочка нашлась совершенно внезапно. Наташа помнит, как увидела её худое личико через окошко холодной тюрьмы, куда её поместили.
   Ребекка Барнс. И Наташу всё ещё немного передергивает от звучания этой фамилии. Не от страха. Просто есть вещи, о которых ты знать, например, не хотел. Так и агент Романофф не желала быть в курсе того, что делали с Зимним Солдатом и каким пыткам подверглась его младшая сестра. Но рыжеволосая шпионка обладала весьма богатой фантазией, а кое-какие выдержки из досье Ребекки лишь уверили Натт в том, что с этой юной леди не будет всё просто.
    И, чёрт возьми, как же Наташа хотела выругаться, когда узнала, что Бекку определили на одно из заданий, где Романова принимала лидирующее участие. Чёрная Вдова много за что брала на себя ответственность, но взять ещё и Барнс… Впрочем, Натт никто не оставил выбора. Это был приказ, а приказы, как известно, не обсуждаются.
   А ещё Романова знала, что у каждого действия есть свои последствия. И безмолвие женщины ей же и аукнулось, когда Ребекка, явно не жалея себя, бросилась под пули спасать гражданских. Наташа совершенно точно знала много нелицеприятных эпитетов, так вот… Ребекка заставила в тот момент вспомнить женщину ещё несколько. Наташа отвечала за девчонку головой. И дело было не в Щ.И.Т.е, нет. Если бы только эта организация играла на чувствах Натт, то всё было бы проще. Но дело было глубже, дело было в Стивене. Тот беспокоился за свою знакомую, но видимо недостаточно, раз не стал сопротивляться решению отправить её на задание. «Рано, Стив. Понимаешь? Рано!», - мысленно молила Наташа тогда Роджерса, но тот, пожав плечами, решил, что Ребекка в порядке.
   После разморозки девочка и правда не проявляла агрессии. Вела себя спокойно, отвечала на вопросы, составляла логические цепочки. Проверка психологов не вывела никаких отклонений. И только Наташа, которая наблюдала за некоторыми процедурами через стекло, что-то чувствовала под кожей. Интуиция никогда не обманывала Вдову. И этот раз исключением не стал. С Ребеккой что-то точно было не так, и Наташа не собиралась дожидаться повторения инцидента.
   Подписать отчёт и сдать его Щ.И.Т.у – дело не хитрое, если вдруг Барнс всё-таки поймает свою пулю. Но как Наташе после всего этого смотреть Роджерсу в глаза? Позволить себе потерять что-то дорогое для Капитана Америка? Нет уж, увольте. Чёрная Вдова не проваливает своих собственных дел. Но и в няньки не нанималась.

   Женщина на очередном собрании важных агентов откровенно скучает. Фьюри недобро щурится, когда замечает, что Романова находится мысленно где-то за пределами помещения. Он делает ей два замечания, но Наташа благополучно игнорирует его слова. Про новых террористов и наркоторговцев из Индонезии Романова уже знает [прочитала последние данные из засекреченного источника – спасибо Клинту]. Тот, кстати, отсутствует. Поэтому Наташе вообще не интересно. Её мысли заняты девочкой, которая сутки назад едва не распрощалась со своей драгоценной жизнью, подставив тем самым Наташу в такое положение, в котором ей совершенно не хотелось оказываться.
   - Ну и? – Фьюри смотрит на Романову, что осталась в ним в кабинете наедине. Шпионка хмурится так, чтобы на лице было написано невидимыми буквами «Что Вы имеете в виду, босс?». И Ника это злит, однако он терпеливо поясняет. Привык уже к выходкам Наташе. – Задание.
   - Всё прошло хорошо, - именно так Романова написала в отчёте, где внизу оставила дату и свою аккуратную роспись. Именно это Фьюри надо знать. Прикрывать Барнс – это не то, что Наташа должна делать. Забота о девчонке – это не то, что входит в прейскурант услуг Черной Вдовы, но она делает это. Ради Стива и, прости господи, ради самой Ребекки. – Я подробно описала произошедшее в отчёте, - Наташа прекрасная шпионка. Фьюри тоже. Борьба взглядов продолжается какое-то время. Но в итоге Ник что-то решает для себя, потому что указывает Наташе на дверь. «Не поверил», - думает Натт, когда дверь за ней закрывается.
   Фьюри и правда не поверил этой фразе, но он верит Наташе. Если она соврала, значит так было нужно. Впрочем, конкретно сейчас женщина не уверена, что способна решить эту проблему без посторонней помощи. Но попробовать стоит.

   Именно по этой причине Наташа стоит у железной двери тридцать минут спустя. Она хмурится, сжимает и разжимает кулаки. Мнётся на месте, делает глубокие вдохи и мысленно считает до десяти. Разговор с Ребеккой – это не то, чего ты хочешь, но то, что необходимо. «Ради Стивена», - Наташа убеждала себя этим всю дорогу до этой комнаты. Губы Романовой превращаются в одно тонкую белую линию, после чего женщина всё-таки берет себя в руки и стучит по мощной железной двери. По ту сторону раздаётся тихое разрешение войти, и Натт, не давая себе возможности уйти, толкает дверь. Та поддаётся легко и даже без скрипа, почти бесшумно.
   На базе только комнаты-одиночки. Круглое окно почти под полотком, узкая кровать, тумбочка, узкий комод под специальную униформу и дверь, что ведет в санузел, тоже довольно скромный. Наташа замирает на пороге всего на полторы секунды, давая Ребекке понять, кто именно к ней пришёл. Женщина проходит дальше, после чего решительно закрывает за собой дверь. Есть ли смысл начинать издалека? Наташа умеет красиво говорить, если её задание заключается в ведении каких-нибудь переговоров. Но здесь ими даже не пахнет.
   - Здравствуй, Ребекка, - голос у Наташи тихий и мягкий, как у старшей сестры, каковой на самом деле Черная Вдова не является. Просто удобнее быть сейчас именно ей и никем больше. – Ты же понимаешь, почему я здесь? – Романова смотрит в эти большие глаза. И, вроде бы, Барнс совершенно спокойна. Никаких признаков желания суицида. Но Наташа точно знает, что видела на задании. Этот лихорадочный блеск, эти резкие движение, этот внезапный выпад.
   Ребекка не знает, но этот образ впиявился в агента Романофф острыми иглами. И ей придётся жить в этим, если она не разберутся прямо сейчас с важными для них обеих вопросами.
   - Расскажи, что произошло на задании, - а вот это уже голос командира, лидера, ведущего, а не ведомого. Черная Вдова как она есть. Приказ есть приказ, и Ребекка должна подчиниться. А Наташа… что ж, она будет плясать от слов Барнс. Будет ей другом, жилеткой, помощником, сестрой или ещё кем-нибудь. Романова прекрасно влезает в образы и так же успешно из них выходит.
«Кем мне быть для тебя, Ребекка?»


Мнишь себя Дщерью Божией? Ждешь даров?
Ангел по телефону воззвал к борьбе?
Кто твои предки, душенька? Чья в тебе
Заговорила нынче дурная кровь?


0

4

Ох, конечно, кто еще это мог быть, как не ее вынужденная напарница, во всей своей рыжей красе. Словно и без нее проблем не хватало. Бекка не хотела очередного сеанса психотерапии, не от этой женщины. Да и черт возьми, Ребекка была намного старше Наташи, она видела мир до и после появления в нем истинного зла. Девушка раз за разом убеждала себя в том, что не испытывает каких-то негативных чувств к Романовой, это прошлые установки заставляли раз за разом прокручивать слова своего хозяина о том, что Бекка должна быть как Черная вдова. На деле оказалось, что она не такая уж легендарная и несокрушимая, просто чертовски везучая.
Она повернулась к будущей собеседнице и свесила ноги с кровати, касаясь ступнями холодного пола. Это приводило в чувства после сеанса самокопания, проведенного ранее. Бодрило как раз перед началом следующего. Какой насыщенный день, каждому вздумалось лезть в ее голову.
- Пришла поговорить со мной о жизни? - она сказала это мягко, не намереваясь обидеть или задеть. Просто ей это уже порядком надоело, после многочисленных разговоров со штатными психологами и прочими лабораторными крысами.  Ребекка хорошая актриса, она может сыграть адекватную и полную сил женщину, даже если внутри кроется сломанная и нестабильная девочка. Да, она прокололась на задании, показала себя, сняла маску совсем в неподходящий момент. Но зато спасла невинных людей, которые могли стать сопутствующим ущербом. Никогда больше.
- Я знаю, вам всем интересно... - начала она, с промелькнувшей ухмылкой  на лице, - Что же творится в голове этой девочки, какие тайны она скрывает за семью замками. Ну, могу сказать сразу, что это вас не касается. - все так же учтиво продолжала говорить девушка, никоим случаем не пытаясь задеть собеседницу. Она лишь пытается донести свою мысль, возможно даже прокричать ее. Не стоит лезть к ней в голову, с этим вдоволь наигрались еще в Гидре. Любая попытка пробраться в глубины разума сразу расценивалась как нападение на ее личное пространство, опасность, мозг говорил ей защищаться от любых атак. Особенно от таких. Ведь тело ее было намного сильнее разума.
- Ты хочешь это услышать. Что я хотела умереть на том задании. Ну, возможно и хотела, кто сейчас вспомнит. Тебе не стоит об этом беспокоиться, для мира я умерла много лет назад. - она сложила руки замком у себя на коленях и посмотрела Наталье прямо в глаза. Ей нужно было понять, чего от нее хочет эта женщина. Обещания, что Бекка так больше не сделает и впредь будет паинькой? Она никому такого не сможет пообещать. Возможно сделать вид, чтобы от нее наконец-то отстали. Потому что она должна разобраться в себе сама, как ее учили в Гидре. По-другому Ребекка и не умеет. У них не было принято делиться всем с подружками, там каждый предавал тебя, чтобы выслужиться перед герром. Тут возможно будет схожая ситуация.
Она видела, как Романова смотрит на Стива, ловит каждое его слово, невольно повторяет его движения на спаррингах. Бекка уже видела такое, и закончилось все плохо. Хотя погодите, они все теперь живут в свободном мире, где за любовь не наказывают. Вернее, делают это не так показательно.
Неожиданно в голову взбрела одна прекрасная, но опасная идея. Она была готова немного открыться незнакомке ради собственной выгоды, ради выяснения некоторых моментов, особо интересующих ее сейчас. И если Романова ответит так, как предполагается, Бекка откажется от ее помощи. Она не хотела быть инструментом для достижения чьих-то корыстных целей, не снова, не здесь.
- Сыграем в одну игру. Правда за правду. Ты задаешь мне один вопрос и я отвечаю искренне, без всяких недомолвок. На что ты отвечаешь мне взаимностью и рассказываешь все, что я хочу услышать. Идет? - рисковая игра, даже можно сказать опасная. В шпионской жизни так много секретов, лжи, кровавых тайн. Если расшевелить это кубло, до конца времен все змеи будут выползать из него. Каждый маленький секретик, каждая опасная скрытая правда... Но Бекка любила рисковать, ей терять было нечего. Другое дело Наталья, вся из себя таинственная и скрытная. Такую шкатулку Пандоры открывать было бы одним удовольствием.
Ребекка немного склонила голову на бок и хитро улыбнулась Романовой, ожидая ответа. Неожиданно все мрачные мысли отошли на задний план, начиналась игра. Бекка становилась прежней собой, той самой Звездочкой, которую со временем стали бояться даже другие из программы. Она играла до последнего, всегда рвалась к опасности и побеждала своих врагов. По крайней мере тех, до кого могла дотянуться, сидя в мрачных лабораториях глубоко под землей. Тогда они все, сидя по пять человек в одной комнате, бывало играли в эту игру, опасную и увлекательную. Потому что правда тогда была на вес золота, секреты ценились даже дороже. Их учили различать ложь, играть на чьих-то чувствах. Игра либо шла по правилам, либо превращалась в спектакль, где со временем некоторые все равно забывали скрываться за масками. И жизнь их наказывала, вездесущие агенты Гидры наказывали любого, чьи идеи и тайны шли вразрез с целями их организации. Бекка подставляла других, чтобы спасти образы из своего детства, единственное светлое в темной и мрачной лабораторной жизни. Она однажды проболталась о брате, дала слабину. Как оказалось, ему тоже терять было нечего, Гидра добралась и до него. Но у герра Нимана появился рычаг давления, средство манипулирования своей Звездочкой. С помощью другой звезды, призрака с металлической рукой, чье сердце перестало помнить.
Что можно потерять сейчас? Хах, да ничего. Для Бекки эта игра была безопасной. Обо всех проблемах Наталья догадывалась и так. Но вот она сама была лакомым кусочком. Пора проверить, насколько хорошо врет русская шпионка.

+1

5

[STA]нельзя быть сильной всегда[/STA][AVA]http://s8.uploads.ru/k0pQ1.png[/AVA]


Кто они там? Вершители черных месс?
Боги? Цыгане? Беглые из тюрьмы?
Люди, молясь, слагают тебе псалмы,
Не доперев, что можно по SMS.


   Женщин принято считать слабыми и беспомощными. Хрупкие создания с неокрепшими плечами и тонкими запястьями, которые мужчина может обхватить всего одной своей ладонью. И не удивительно, ведь у мужчин руки больше, пальцы длиннее, хватка сильнее. Они – воплощение силы и стойкости; женщины – уюта и покоя. Впрочем, это задеревенелые старые истины, которым нет места в мире, куда пришла война.
   В России готовили убийц в своих Академиях, пока тем же самым занимались и другие страны. Наташа стала такой по собственной воле, сама ринулась в ряды тех юных девочек, которым нечего было терять. У Романовой, тогда ещё – Шостаковой, «несчастный случай» отобрал надежду на будущее [а ведь оно могло быть счастливым]. Скажете: «Могла найти себе нового мужа». Могла, но не видела в этом смысла. После смерти Алексея женщина вообще мало в чём видела истинный смысл. Тогда для неё всё окрасилось в алый, а потому Натт позволила Академии сделать своё дело – сломать себя, чтобы воспроизвести на свет что-то более усовершенствованное. Получила своё имя не за красивые зеленые глаза, которыми многие восхищались. Красная Комната подарила миру оружие, весьма продуктивное и хладнокровное.
   Война требует отчаянных мер, а потому симпатичные шпионки и разведчицы, которые способны взглядом поставить мужчин на колени, а парой движений рук – оторвать им головы, - это самое то, чтобы использовать в битвах, о которых большинство людей даже не догадываются. Наташа выполняла приказы, убивала и не испытывала при этом ничего. Сожаление и чувство вины осталось где-то далеко за плечами вместе с рвотой от увиденных мозгов на полу. Но оглушающий выстрел из своего первого пистолета Наташа не забудет никогда. Впрочем, она помнит всё. Не чувствовать мук совести – вот что пришло со временем.

   И Черная Вдова вспоминает об этом, глядя на Ребекку. Та выглядит совсем маленькой девочкой на этой солдатской кровати. Этот вид словно убеждает Наташу, что Барнс должна быть где-то не здесь. Но Романовой также известно, через что прошла эта юная барышня, через что ей пришлось пройти. Незавидная судьба у тех, кто не хотел становиться чем-то подобным. Наташа не знает, что на самом деле испытывала Ребекка. Свой путь Вдова избрала сама по соображениям сугубо личным. У Наташи были причины, тогда те казались весьма весомыми. Сейчас – это ничто.
   - О жизни? – Наташа кривит левый уголок рта. Вопрос забавный сам по себе. Ребекка говорит мягко, плавно, словно кошка мурлычет на ушко своему хозяину. «Мишура», - думает Романова, глядя на девушку. Ребекка любит игры, грязные и опасные. Наташа тоже. Наверное, этим они похожи. Просто у Романовой столько всего произошло в жизни, что она привыкла искать более лёгкие пути. Шпион всегда знает, что где тонко – там и рвётся. Вечное балансирование на острие ножа заставляет просчитывать варианты и выбирать меньшее из двух зол. Ребекка не была злом, но её мысли – вещь весьма опасная и… интригующая. Романова соврала бы, что ей не интересно, что творится в черепной коробке Барнс. Впрочем, Романофф – прекрасная лгунья. – Что говорить о жизни? Наша весьма скучна, - она пожимает плечами, легко и непринужденно, словно они тут не опасные задания каждый день выполняют, рискуя жизнями, а на рыбалку ходят по утру. Впрочем, убийство – та же охота, только интереснее.
   Ребекка права в том, что никого из них не касаются её мысли. Может, лишь те, которые подставляют под удар напарников, начальство, организацию. Романова понимает желание – не делиться. Слишком личное, что-то даже может быть предельно болезненным. Голова вот таких экспериментов – штука тонкая. Психологи мучаются с заложенными в мозг программами, которые активируются по щелчку пальцев. С головой Ребекки точно что-то не так, но Наташа не уверена, что хочет разгребать это дерьмо. Может – самую малость. Ей просто необходимо знать, с чем женщина имеет дело, и какие последствия будут, если что-то пойдёт не так.
   Любой всплеск Бекки может стать фатальным для кого угодно. И для Наташи тоже. Она, конечно, умеет работать соло и делает это часто, но всё-таки есть устав, правила и порядки. Некоторые просто нельзя нарушать из-за безопасности других. «Ты ведь понимаешь это, верно?» - вопрос остаётся в голове Натт, потому что задавать его бесполезно. Ребекка ответит, что понимает. И это будет правдой. Девочка ведь не глупая. Глупые в их мире не выживают. Острый ум и быстрая реакций – это то, что даётся им уроком с первых дней при любой подготовке.

   Барнс предлагает игру. Увлекательную. Бесполезно отрицать тот факт, что мысль интересна. Но опасную. Чертовски опасную. Натт чудится, что она переместилась на десяток лет в прошлое, где в ней ещё был какой-то азарт. Сколько ей уже не приходилось играть в такие игры? Наверное, прошло несколько долгих жизней на каких-нибудь других планетах.
   Женщина проходит в комнату и находит взглядом стул, который стоит прямо напротив кровати Барнс. Наташа не спрашивает разрешения, устраиваясь на нём. Нога закидывается на ногу, руки складываются на груди. Несколько долгих мгновений Романова смотрит в глаза Ребекки с интересом. Чуть щурится, просчитывая варианты. Может ли Наташа себе это позволить? Готова ли тряхнуть стариной и рискнуть? Но слишком сладкое желание попробовать берет верх, и Романова улыбается также хитро, как Ребекка смотрит на неё своими большими выразительными глазами. «Сколько же тайн в этой головушке», - думает Натт и отдаёт себе отчёт в том, что некоторые шкатулки лучше не открывать.

   Первое правило при переговорах – не соглашаться на все условия террористов. А лучше – вообще не вести с ними переговоров. И было бы правильно спихнуть Ребекку в руки психологов. Те проводили бы с ней бесконечные тесты, которые выдавали бы удобные результаты. Стивен Роджерс смотрел бы на эти отчёты и был бы доволен, пока Бекки не сиганула бы под очередную пулю, желая прекратить что-то внутри себя. Наташа знает, что что-то там под ребрами у девушки болит, скребется и просится наружу. Какие-то особенные демоны. У Наташи такие тоже были, но женщина большую часть своей жизни с ними торгуется и пока остаётся в выигрыше. Не всегда, конечно, всё проходит гладко, некоторым дьяволам невозможно сопротивляться.
   - Идёт, - Наташа принимает правила игры. Даже если она проиграет, то что потеряет? У неё, конечно, много тайн и секретов, но по сути какое они могут иметь значение для Бекки? Куда она с ними пойдёт? Что сделает? Щ.И.Т. и без этой красной звёздочки знает о рыжей шпионки всё, что хочет знать; остальное не имеет значения. Когда-то Клинт Бартон поручился за Чёрную Вдову. И с тех пор она ни разу его не подвела. – Я начну, если ты не против, - но Наташа даже не дожидается утвердительного кивка со стороны девушки. Правила просты и понятны, и лучше Романова заберет первый ход себе, потому что ей нужно докопаться до правды быстро и без истерик. Только нужно задавать правильные вопросы. Игра в сапёра. Романофф умеет обезвреживать бомбы. Но по зубам ли ей эта – собранная из мелких частиц взрывчатка «ГИДРЫ»? К сожалению, Натт не знает ответов на все вопросы, которые у неё появляются. Иначе жить было бы и правда очень скучно. – Можешь контролировать свои срывы так, чтобы при этом о тебе не беспокоилось начальство? – безобидный вопрос, но не из психологического разряда. Наташа спрашивает в качестве лидера. Ей всё-таки за девочку ответственность нести, если та опять окажется под её началом на какой-нибудь операции. Женщине не нужны жертвы. «Не нужны страдания Роджерса». А тот точно будет страдать. Не дай вселенная, будет щитом бросаться в тренажерном зале. Или груши все разобьёт, а Фьюри потом снова деньги выделять на новые. Зачем эти лишние траты?


Кто твоя свита, девочка? Голытьба?
Татуированная, понятно, шальная рать?
Ты же Мессия, дитятко, – знать, судьба
Сорвиголов в апостолы вербовать.


0

6

Она вдруг почувствовала себя такой маленькой, ломающейся на фрагменты, словно оказалась снова в общей спальне с другими пленниками. Тогда у нее не было ничего кроме семейного упрямства и желания выжить. Тогда же и началась эта смертно опасная игра, чтобы у Гидры всегда был кто-то другой для допросов, не она. Жестоко ли это было по отношению к другим? Да. Но когда дело  идет о выживании, все средства хороши. Просто отвратительно, что с ними сделали в тех лабораториях, что им открыли. Какой оказалась милая девочка Бекка внутри...
Сказать ей, что Ребекка попросту не может доверять шпионке, которая успела переметнуться на сторону своего врага однажды? Когда ты так легко можешь менять ориентиры, что еще может взбрести тебе в голову? Да и доверие - штука ценная, не стоит разбрасываться им налево и направо. Игра должна была выявить правду, хоть небольшой ее кусочек. Бекка понимала, что Наталья уже не переметнется, ее словно камнем прибило к человеку, единственному важному в жизни перебежчицы. В какой-то степени такая верность была тоже опасной, для всех окружающих, кто был зависим от них. Люди полагались на своего командира, они прислушиваются к его словам. И он обязан полностью отдаваться своим подчиненным, друзьям. Не только одному человеку. От этого гибнут люди, она помнит. И не хочет забывать собственные ошибки, даже если кроме боли от них ничего не осталось.
- Ох, твоя жизнь никогда не была скучной. Я просматривала файлы, досье довольно впечатлительное. - ей была интересна реакция на это заявление. Досье уже давно не было величайшим секретом, все развалилось вместе со ЩИТом. Бекке на мгновение стало смешно от того, что она все знала. Знала о внедренных агентах Гидры прямо под носом у американского правительства, о их деятельности и планах на будущее. Но тогда она ничего не могла поделать, Бекка была в щупальцах врага, без возможности даже самостоятельно думать. Тогда бы было все иначе, не погибло бы столько невинных людей. Хотя, Ребекка и сама убивала невинных, какая разница теперь?

Наталья решительно перешла в наступление, пытаясь взять ситуацию под свой контроль. Некоторые делали так, брали на себя первый ход. Даже по игре в шахматы можно понять, что первый ход не всегда решает исход игры. Это мнимое чувство безопасности, контроля. На самом же деле Бекка все еще вела, она продумала наперед всю их беседу, попыталась предугадать слова и действия. Заглядывать в будущее их в Гидре конечно не учили, но предугадывать действия противника стоило. Если не хочешь оказаться на холодном полу с пулей во лбу, в луже собственной крови.
- Могу, - она была уверенна в своем ответе, ведь говорила Бекка правду. Она правда захотела засмеяться, ведь вопрос был поставлен неправильно. Стоило спросить, хочет ли она контролировать эти срывы. И ответ был бы отрицательным. Бушующая буря внутри девушки не прекращалась уже долго, эта необузданная энергия то и дело рвалась на волю. Зачем ее сдерживать? В своем безумии, ярости и гневе Бекка могла бы победить целую армию, не обращая внимания на собственные повреждения и не задумываясь о будущем. Это неправильно и глупо, но с годами перестаешь так сильно держаться за жизнь. С таким багажом из прошлого, как у Ребекки, любой бы сошел с ума. Но она держится, сама правда не знает зачем. Джеймс давно научился жить без нее, родители канули в лету еще в прошлой жизни. Так зачем же ей здесь оставаться? Не ради себя уж точно.
- Можешь ли ты контролировать свои чувства? Если вдруг будешь на задании, спасать детишек из огня, но узнаешь, что на другой стороне Стивену требуется помощь, он в затруднительном положении... Ты бросишь все и побежишь спасать его? Подумай хорошенько, попытайся мне солгать, я хочу увидеть твое мастерство в действии. - Она замечала больше, чем говорила...  Ребекка была жестока, прямолинейна. Она знала, чем можно добить человека и оголить правду, словно провода под напряжением. Одно неправильное прикосновение и столп искр унесет тебя на тот свет. Но эта правда была важной, и даже не для Бекс. О себе она не беспокоилась, как и о Наталье. Но оставались невинные люди, жаждущие помощи от своих героев. Вопреки учением герра, девушка заботилась о тех, кто мог бы стать сопутствующим ущербом. Эти люди не заслужили такой участи, лишь благодаря им мир еще не сошел с ума окончательно. Как и сама Ребекка.
Она пристально посмотрела на Наталью, выжидающе. Та могла либо солгать, либо сказать правду. Но самым интересным был третий вариант событий - Романова бы просто вышла, побоявшись собственного ответа. И Бекка ждала этого, ей хотелось увидеть слабую Черную вдову. В конце концов, зачем скрывать себя настоящую под сотней масок? Особенно перед другим таким же человеком, который понимал ее. Они обе были шпионками поневоле (пусть та говорит обратное), знали цену своим слабостям. Пусть у них была немалая разница в возрасте и опыте, пусть Наталья считала ее маленькой и сломленной. Но реальность была немного другой, искривленной и жестокой. Наталья была маленькой, прошедшей лишь половину своих страданий. И хотелось бы, чтобы так продолжалось. Один шпион может выбраться из этой паутины на свободу, если хочет. Но вот в чем заключалась проблема. Многие кричали, что хотели выйти из кровавого бизнеса, зажить спокойной жизнью. И лишь единицы вырывались на самом деле, бежали как можно дальше от прежней жизни, скрывались от прошлого под другими именами и фамилиями. Все остальные возвращались в свою стихию, такую родную и привычную. Это как наркотик, лечением от которого будет только смерть.

+1

7

[AVA]http://s8.uploads.ru/k0pQ1.png[/AVA][STA]нельзя быть сильной всегда[/STA]

Кто твоя паства, милая? Уж не те ль
Злые волчата – тысяч, наверно, дцать –
Слюни пускают, рвутся к тебе в постель,
Чтоб, не прорвавшись, вены себе кромсать?

   Наташа знала целую уйму грязных игр, в которых принимала непосредственное участие или же наблюдала за оными со стороны. Осталась жива, что странно. По началу Романова очень часто проигрывала по своей неопытности. Теперь же минули года, десятилетия, и она уже не та хрупкая балерина с тонкими запястьями, которая не умеет ничего, кроме как красиво плакать на сцене под изломом собственного тела. Нет. Она другая. Резко повзрослевшая, поумневшая.
   Романофф смотрит на Ребекку, чуть прищурив зеленые глаза. Девочка выглядит совершенно нормальной, если не знать, что на самом деле всё совершенно не так. Красивая и весьма удобная видимость трещит по швам, когда Барнс открывает рот. Конечно, она знает, какие вещи нужно говорить психологам, чтобы они поставили нужный Бекке диагноз «здорова», но сейчас врачей в комнате нет и прослушки тоже. Только Черная Вдова сидит напротив, закинув ногу на ногу и смотрит так, словно никаких игр не будет. Возможно, для Натт это уже даже не игра, а жизнь. Может, женщина и не выходит из образа. «Ладно, мне даже интересно, на что ты способна», - думает Романова, пожимая плечами.

   Про досье – не новость. Романова лично слила всю информацию в сеть, когда «ГИДРА» перестала скрывать своё существование внутри Щ.И.Т.а и перешла в наступление. У Наташи не было выбора, поэтому женщина приняла единственное правильное решение, позволив Роджерсу исполнить свой долг перед страной. Хотела ли она оставлять его одного на том Хеликэрриере вместе с Зимним Солдатом? Нет, конечно. Но её работа заключалась в совершенно других вещах. На заданиях они не были Стивом и Наташей. Солдаты на поле боя плохо походят на людей.
   Рыжая шпионка натянуто улыбается, когда Ребекка отвечает на вопрос. «Можешь, значит…», - Наташа постукивает пальцами по собственной руке, задумчиво разглядывая девушку перед собой. Игра должна быть увлекательной, и она будет. Наташа в этом не сомневается. Просто… как далеко это может зайти? Куда Ребекка захочет засунуть свой маленький аккуратный носик? И пальцы Вдовы останавливаются, когда наступает очередь Барнс и вопрос срывается с её симпатичных губ. «Решила с этого и начать? Смело», - Наташа усмехается, качая головой.
   Вопрос без подвоха, но он тяжелый, и Наташа выдыхает, возводя глаза к потолку. Она спрашивала себя об этом много раз «А что если выбор встанет ребром?». Романофф не знает, что выберет Стивен. И, если честно, не хочет знать. Ответ ей не понравится в любом случае. Это всегда ужасно сложно – выбирать между своей жизнью и чужой. Рискнуть невинными, чтобы осчастливить себя – путь злодейки. Натт – героиня. По крайней мере, так думает часть Штатов. Остальные «Мстителей» недолюбливают из-за бардака, который они наводят после каждой взбучки.

   - Забавно, что ты ждёшь от меня лжи, Ребекка, - Наташа замирает на несколько секунд, даже дышать перестаёт. Мозг работает в режиме «нон-стоп». Романова пытается уловить скрытые мотивы Барнс, но это слишком сложно. Не ко всем замкам подбирается ключ, некоторые необходимо взламывать шпильками и булавками. Была ли Бекка по зубам Наташе? Сложно было говорить об этом сейчас с уверенностью. – Я выберу детишек в огне, - правда. Романова ненавидит себя за этот выбор, но знает, что сделает это. Потому что это будет правильно, потому что Стивен не позволил бы невинным людям умереть из-за себя. Если бы Наташа бросилась спасать Роджерса, то он бы взял ответственность за смерть «детишек в огне» на себя. Да и Роджерс – мальчик взрослый. Однако, Наташа богу молится, чтобы всё-таки с ними ничего такого не произошло.
   Романова любит играть, потому что в Академии Красной Комнаты игр не было. Они появились позже – на заданиях. Примеряй роли, входи в образ, танцуй с самой искренней улыбкой, плачь в голос. Фальшивые эмоции становились настоящими, и настоящие – фальшивыми. Опыт ясно показал Романовой, что хорошая ложь – это частичная правда. И в этом женщина преуспела в свои годы. Ребекка, конечно, была чертовски внимательна, но сможет ли она разгадать Натт?

   Две книги на мертвом языке. Нет, не на латыни, но на ещё более древнем. Язык лжи, страдания и горя. Похожие, но разные. Наташа хотела бы восхищаться Ребеккой, но не может из-за обстоятельств, которые та создаёт вокруг себя. Из-за этого у Романофф могут быть проблемы, которых она не хочет.
   - Будешь ли ты принимать на заданиях решения, которые несут минимальные повреждения как для гражданских, так и для тебя? – Наташе не нужны самоубийцы в отряде по многим причинам. Например, после них ещё кучу документации заполнять нужно. Впрочем, Романова готова прикрываться сотнями бумажек, лишь бы не признавать тот факт, что она хочет сохранить внутри Стива надежду на что-то хорошее. Ребекка Барнс была не просто «человеком-того-времени». Нет. Она была Роджерсу другом. И даже столько спустя у Стивена остались друзья. Он считал Ребекку своей подругой. И если это не так, Натт должна знать. Она хочет уберечь этого сильного мужчину от чувственных повреждений. Роджерс ужасно наивен, и Наташа отвечает за его эмоциональность с того самого дня, как Стивен вернул её в Нью-Йорк.

Что же ты хочешь, сказка моя? Держав?
Золота? Славы? Тонны сердец – к ногам?
Хочешь познать, как, совесть в руке зажав,
Братья пойдут тебя продавать врагам?

0

8

В какой-то момент она почувствовала такую усталость, словно все проблемы мира упали на ее плечи. Сложно было возвращаться к прежней себе, к коварной и злой девчушке, которая всегда чувствовала себя забитой птицей в клетке. Она притворялась тем кем была раньше и не знала, кем является сейчас. По сути у Ребекки не было дома, не было какой-то цели в жизни или хотя бы намек на планы. Ближайшее будущее казалось таким расплывчатым, словно его и не существовало вовсе. А тут приходилось вести сложные психологические игры, будто бы из них выйдет какой толк...
Она стара для этого мира, ее срок годности давно прошел. Бекка теперь лишь чье-то теплое воспоминание, и возможно чей-то ночной кошмар. Не более. Ее нет больше в этом мире, лишь блеклое подобие сидит сейчас на койке и делает вид, что существует. Девушке вспомнились слова герра Нимана, когда тот называл ее куколкой. Она была лишь оболочкой для чужих мыслей, для чужих идей и планов. Тогда она утратила, ладно, почти утратила себя настоящую. И сейчас было сложно возвращать все то, что было отобрано у нее насильно. Воспоминания о детстве, семья, жажда жизни. У нее раньше это все было, Ребекка мечтала стать актрисой, играть в тех красивых фильмах, которые показывали раньше в кинотеатрах. На которые приходили посмотреть сотни тысяч людей по всей Америки. Эти актрисы казались Бекке идеальными. Их завивка, красивые платья, обрамляющие силуэт. Их все желали, все хотели быть ими. А маленькая Бекка кружила перед зеркалом, притворяясь Джудит Баррет и Вивьен Ли, совсем не зная о том, что через каких-то лет двадцать тоже начнет притворяться другими людьми. Станет актрисой широкого профиля, вот только против своей воли и только ради корыстных целей нацистов. Как ловко обернулись ее мечты в кошмары. И это Наталья хочет о ней узнать? Как она себя чувствовала в плену, что переживала, на какие гадости шла по принуждению? Ей даже самой сложно в этом признаться, не то чтобы сказать незнакомому человеку.
- Мы шпионки, Наталья. Мы общаемся на языке лжи и живем в иллюзорном мире. Чего мне еще от тебя ожидать? - она сказала это с такой тоской, в какой-то степени обращаясь даже к себе. В отличии от Романовой, Бекка прошла этот путь от начала до конца, она не горела желанием становиться такой. Она жертва, которую превратили в виновницу всех бед. Романова превратила себя в нечто смертоносное почти по своей воле, ослепленная собственными эмоциями. Эта разница казалась огромной, хоть на деле все было совсем иначе.
- Я жду с нетерпением, чтобы проверить твои слова на прочность. Потому что... - Бекка прервалась и издала смешок, опуская взгляд к холодному полу, - Спасение Стивена действительно не настолько важное? Он сильнее тебя, меня и еще большей половины человечества. Ты хочешь дать ему не защиту, а нечто другое. И я понимаю, правда. Но он всегда был наивным пареньком, даже в детстве. Им было легко манипулировать. Ох как бы он не принял эти чувства за правду. - она беспокоилась о втором брате, о дорогом, ходячем напоминании о прошлых деньках. Когда все было проще, когда уличные драки заканчивались горячим чаем с печеньем и создании новых клятв дружбы. Она их помнит несмотря на многочисленные промывки мозгов, словно эти клятвы могли что-то значить в будущем. Но они поклялись защищать друг друга. Она, Джимми и Стивен. Три мушкетера, два старших брата и маленький хвостик. Бекка почти до крови закусывает губу, пытаясь отогнать мысли о прошлом. Оно все исчезло. Оно было сожжено в лабораториях Гидры,  из пепла восстают лишь фениксы. Девушке удалось быстро взять себя в руки и вернуться к игре. Это было похоже на какую-то бесовщину. За мгновение из раненной и разбитой девушки Ребекка превратилась обратно в манипулятора и садистку. Из боли, словно из бездны, на Наталью уже посмотрела прежняя Ребекка, та самая Lieblingsstern. Они еще не закончили.
- Всегда, - и опять некорректный вопрос. Она-то будет, но захочет ли, сможет ли сдержаться? Нынче все гражданские были у девушки в приоритете, она словно замаливала старые грехи спасением невинных душ, пусть и не привыкла к этому. И ей придется оберегать себя, ведь кроме нее никто так отчаянно не хочет спасти их. К сожалению, ради собственных целей, но это стремление спасет еще немало жизней. Даже одержимость, да. Бекка одержима идеей спасения людей, которые молят о помощи. Из-за этого девушка не раз подумывала присоединиться к Стиву, стать настоящей частью его команды, наряду с Джеймсом. У них не было настоящей змеи, хитрой и коварной. Стив... Он всегда был слишком мягким, милым. За честь, свободу и все такое. Джеймс же немного отличался. В нем было больше тьмы, она замечала это еще в детстве. И была рада тому, что ее брат имел свои недостатки, не был идеальным. Он был настоящим. В Бекке хватит коварства и зла на  все грязные задания, когда руки святого Стивена пачкать не захочется. Бекка была непреклонна в своих решениях. Пусть ее близкие хотели пробудить ту милую девчушку из 40х, она давно умерла. Нынешняя Ребекка сильнее, проворнее, хитрее. И она выживает любыми способами.
- Ты чувствуешь во мне угрозу? - с легкой ухмылкой Бекка задает свой вопрос и ожидает реакции. Ведь сейчас эти слова можно перекрутить в любой смысл, каждый понимает в нем то, чего боится. Вот Наталья боится Бекку. То ли как соперницу, то ли как шпионку. Это еще предстояло выяснить и ответ был бы в любом случае прекрасен. Ей до сих пор нравится, когда люди испытывают страх в ее присутствии. Потому что от нее веет неопределенностью, угрозой. Она хищник и готова наброситься на жертву в любой момент. Слабости прошлой жизни, что с ними поделаешь...

+1

9

[AVA]http://s8.uploads.ru/k0pQ1.png[/AVA][STA]нельзя быть сильной всегда[/STA]
   Ложь – как одна из вечных причин никому не верить. Ложь – это сотня масок и тысяча лестных фраз. Наташа умеет выворачивать наизнанку любую правду, извращает смысл словами и взмахом длинных ресниц. Паршиво лишь то, что Ребекка умеет также. И они на равных. И в этой игре нет правил или границ. Наташа глядит на неё лисой, чуть склонив рыжую голову к плечу. Ребекке не было просто в этой чертовой жизни. Но кому просто? Точно не тем, кто хоть раз видел кровь и не имеет значения где. А младшая Барнс её видела. И даже больше того – сама же её пускала, действуя по чужому приказу.
   Наташа сама это делала – подчинялась. Разница в желании. Романова вот сама пошла на всё это, сама согласилась, сама подписала необходимые бумажки и сдала себя во власть Академии. И гораздо позже осознала, что ей это дело, и как нужно вести себя дальше. Романофф почти даже не жалеет, что прошла своё обучение. Она стала сильной, выносливой. У женщины достаточно причин, чтобы сражаться.
   А что Бекка? Насильно похищенная для экспериментов «ГИДРЫ», маленькая девочка была не в состоянии противиться тому, что свалилось на неё. Но она ведь пыталась. Вгрызалась в любую возможность остаться собой зубами и ногтями. Только вот вода камень точит, а время – человека. Кто-то выдерживает всё, как Бекка, но потом внутри что-то всё равно клинит, замыкает. И притом в самый неподходящий момент. Романова знает, потому что Академия и это дала ей понять в своё время.
  - Не знаю, Ребекка. Что, возможно, я попытаюсь стать тебе напарницей, - «друг» - это слишком громкое слово. Впрочем, после того, как Натт загремела в ряды мстителей, это слово начало играть новыми красками. Верность, преданность и забота – это не пустой звук. Раньше именно так для Наташи всё и было, но теперь она ясно чувствовала, как инициатива «Мстители» изменила её. Но ещё забавным было и то, что Наташа и не ждала, что Барнс легко допустит отсутствие лжи в этом разговоре. Всегда нужно быть на пределе своих возможностей, нельзя терять бдительность. Как только ты допустишь ошибку, то будет больно. Впрочем, боль – это не самое страшное, что может с тобой случиться. Боль – это лишнее доказательство того, что ты жив. А Наташа страсть как хотела жить.
   Ребекка, как по скромному мнению Вдовы, очень много говорит. И этой чертовке удаётся задеть важные тонкие струны внутри Романофф. Те, о которых даже думать не хочется. Наташа не желает оказываться в ситуации, где нужно делать выбор. Но жизнь всегда непредсказуема. И вполне возможно, что именно это когда-нибудь с ними и случится. Наташа выберет невинных, похоронит Роджерса, а после проклянёт себя. Уйдёт в работу с головой, скорей всего. Впрочем, ей не привыкать.

   - Когда-нибудь мы все проверим мои слова в деле, Ребекка. Думаю, твоей главной задачей будет – дожить до этого момента, - потому что Наташа не уверена, что с таким настроем девушка доживёт до следующего Роджерства, которое Стивен, конечно же, захочет провести в кругу близких людей. И имя Бекки есть в этом небольшом списке. Наташа шумно выдыхает, невольно думая о празднике. Если они все выживут и действительно соберутся, то, возможно, Наташа поверит, что нормальная жизнь – это не сказки с плохим концом.
   Несмотря на то, что игра продолжается, Наташа не испытывает удовлетворения от ответов девушки, что сидит напротив. Что-то шпионке не нравится. Интуиция, конечно, не орёт во всю глотку о том, что Ребекка Барнс врёт, но ведь они обе знают, что лучшая ложь – это половинчатая правда. Но где в слове «всегда» подвох. Шарады, загадки, лабиринты души – это всё то, в чём Наташу учили много лет ориентироваться. И теперь она правда может это делать, но с Беккой не всё так просто. Она вроде бы и открытая книга, но на таком языке, который очень тяжело расшифровать.
    - Это хорошо, потому что не только жизнь гражданских стоит в приоритете, - Наташа никогда не была одной из тех, кто был бы готов отдать свою жизнь ради спасения чьей-то ещё. Слишком влюбленная в возможность чувствовать время от времени хоть что-то, Романофф знала цену всему. И уцелевшим агентам Щ.И.Т.а в том числе. Наверное, это могло касаться и Роджерса, но Наташа знает, какими были бы последствия, если б она посмела спасти его, пожертвовав кем-то ещё. Смогла ли Натт жить с ним и его чувством вины за это? Смогла бы простить себе его муки? Нет. Стивен заслуживал не этого. И он бы хотел умереть в бою зная, что все остальные остались живы.

   Эти мысли просто отвратительны. И Наташа даже теряет на мгновение лицо. Потому что это личное, это важнее всего остального. Это приоритет, о котором не задумываешься. Он просто существует отдельно от твоих мыслей, но в нужный момент активируется. Романова откидывает рыжую прядь со лба и снова улыбается, возвращая на лицо прежнее выражение. Впрочем, она знает, что Бекка внимательная. И она смотрит широко открытыми глазами, подмечая все маленькие детали.
   - Конечно, - странный вопрос про угрозу. По крайней мере, так думает Наташа. Черную Вдову вырастили в Академии, заставляли убивать и причинять боль. Романова знает, что абсолютно всё в этом мире представляет угрозу. Что-то просто представляет большую, что-то – меньшую. Но нет безопасных вещей или людей. Даже Стивен представлял для Наташи угрозу, ведь отношения перешли в ту стадию, когда Натт может пострадать. Это риск. Всегда есть чертов риск. И Романофф была научена все эти риски просчитывать заранее. И Ребекка была той самой угрозой, которую просчитать было трудно. Такая бомба замедленного действия. Бомба с детонатором, который непонятно когда сработает. Без обратного отсчёта. Такие самые опасные и непредсказуемые. – Ты можешь навредить всем вокруг себя и даже себе. И я видела это тогда, - не осуждение и даже не упрёк. Наташа объясняет, аргументирует. Всё ведь просто. Они именно так играют. У этой игры ведь именно такие правила? – Что для тебя значит Стивен? – наконец-то начались вопросы, которые должны скрывать внутренности.
    Романова просто поняла, что разогрев закончился. Хватит играть в песочницу. Пора брать в оборот настоящее оружие.

Что же ты медлишь, глупенькая? Иди!
Жги, проповедуй, веруй и будь чиста.
Слушая смертный стон у себя в груди,
Ты мне когда-нибудь
Молча
Кивнешь
С креста.

0

10

Бекка понимала, что эта игра никуда их не заведет, взгляды и жесты уже сказали многое. Если конечно ты умеешь читать этот язык... Бекка умела, наверное даже слишком хорошо. Порою ей не хотелось знать, что о ней думают или чувствуют люди, не хотелось подтверждать свои догадки. Наталья вот и вправду ее боится, пусть ее и научили относиться ко всему со страхом и недоверием. Порою страх спасает жизни, не давая совершать глупые поступки и сторонясь определенных людей. Однако, Ребекка с удивлением услышала, что Нат хотела бы работать с ней в паре, словно это так легко и ожидаемо. Нисколько, это глупая и безрассудная идея.
- Мы с тобой привыкли работать одни, пусть ты теперь и пытаешься себя в этом переубедить, работая со Мстителями. Мы не можем изменить себя, хоть как ты не старайся. - она сказала это с какими-то отчаяньем, словно говорила не о Наталье вовсе. Бекка думала о своей жизни, совершенных ею ошибках и просчетах. Она не изменится, остается такой же черствой, холодной внутри и не способной начать новую жизнь. Она просто не знает что это такое, даже детство ее было далеким от идеального. Вечно работающий отец, брат, который пытался заменить отца, но вместо этого пришлось спасать его самого от постоянных драк и побоев. Жить на базе, пытаясь вспоминать те краткие моменты счастья, когда мама была еще жива. Но это было так давно, тогда маленькая Бекка едва ли говорила внятно... Как меняться, кого брать в пример?
- Мне 86 лет, уж как-то доживу... - Бекка сдержала нервный смешок, произнеся свой возраст вслух. Она уже безгранично стара, по меркам обычного человека. Некоторые и не доживают до такого возраста, оставляя родных и близких горевать и сетовать на то малое количество времени, которое им было отведено. У нее нет родных и близких, нет семьи и детей. В молодом теле скрылся уставший старый человек, который однажды просто перестал меняться. Кому нужна такая любовь? Кому нужен в жизни человек, который почти не состарится и не сможет разделить вечность, если только сам себя жизни не лишит? Застывшая во времени кукла - вот кто она на самом деле. Ее фарфоровая кожа немного подпортилась за годы, волосы уже так не блестели под солнечными лучами, но она оставалась все той же куклой, которую пытались захватить в свою коллекцию все, кому не лень.
- Ты можешь мне не верить, всему сказанному сейчас. Но в глубине души понимаешь, что все это правда. И как ты будешь жить с этой правдой - лишь твое дело. Но я действительно не дам никому умереть, если они того не заслуживают. Пусть мой моральный компас немного заржавел и всегда показывал куда-то не туда, я в силах еще контролировать свое тело. - тело, но не душу. Она стала разминать пальцы, то ли от нервов, то ли просто по привычке, чтобы отвлечься. Не хотелось дальше падать в этот темный омут, из него может выплыть совсем ужасное существо. И ему не будет рада ни Наталья, ни Стив, ни сама Бекка. Но тонкие и костлявые руки девушка всегда чувствовала на своей шее, Смерть была готова забрать ее с собой в любой момент, или же запросить чью-то жизнь взамен, как она обычно это делала. Выглядело так, словно Бекка откупалась каждый раз, выигрывая себе лишних лет 10 жизни...
Романова спросила о Стиве так, словно ждала чего-то особенного. Великого откровения, томящегося где-то у Ребекки глубоко в сердце, что могло бы пошатнуть мир каждого. Но ничего такого не произойдет, ей нечем любить и некого по сути.
- Дом, семья, яблочные пироги его матери, которая так пыталась успокоить сына. Дневные вылазки по базе, в поисках новых приключений... Он - мое беззаботное прошлое. - на ее лице появилась грустная улыбка, Бекке всегда было больно вспоминать о прошлом, но в то же время она цеплялась за каждое воспоминание, чтобы остаться человеком. Все эти фрагменты из прошлой жизни были необходимыми, важными для сохранения человечности. Бекка держалась за того юного и вечно взрывного братца, который не давал отцу ни минуты покоя... Стива она помнила как лучшего друга, который в компании пытался убежать от мыслей об отце, который так сильно сдерживал их с матерью. Бекка даже маленькой понимала, что в этой семье любовь и забота была довольно редким явлением и отец в этой идиллии участвовать не хотел. Как это обьяснить Наташе, как в одну фразу вместить все то, что она чувствовала? И ведь Романова не сможет понять то, через что они втроем прошли еще в детстве. Они и сами наверное сейчас уже не понимают. Та связь... Она свела их вместе даже через годы, судьба держала их живыми столько лет ради того, чтобы верная троица воссоединилась вновь. Через десятилетия и ночные кошмары к свету.
Руки слегка подрагивали от нервов, Бекке было тяжело совладать с нахлынувшими чувствами, ведь ее дремлющие демоны не могли упустить такого шанса завладеть ее телом. Воспоминания о прошлом всегда пытались перекрыть установки Гидры, на что те и были запрограммированы. Оторвать ее от реальности, заставить видеть лишь намеченные цели. Никакого сожаления, никакой пощады. Ох, она была идеальной лазутчицей, идеальным оружием в руках змея-искусителя. Тяжело было признавать, что Бекке нравилось быть той Звездочкой, ведь тогда у нее была цель, смысл в жизни. А что сейчас? Сломанную куклу пытаются собрать по кусочкам и заставить функционировать снова. Когда старые настройки еще действовали, и они просили убивать...
Бекка внезапно заметила, как же шумно горит лампочка, встроенная где-то в потолке. Чувства обострились, она на какое-то мгновение снова обрела прежнюю силу, словно старые и севшие батарейки издали последний заряд. Ей не хотелось, чтобы Наташа увидела этого монстра, она может не так понять. Она не знала, что Бекка иногда возвращается к старым установкам и тогда... Начинается борьба с прошлым, с желанием убивать и идти к цели по горам трупов. Оно проходит, накатывает волнами и затем проходит, но со стороны выглядит наверное крайне пугающе.
- Ты хочешь продолжать? Или ценишь свои секреты? - как ценила бывшего мужа, которому пришлось дважды умереть для того, чтобы Романова попала в программу. Интересно, она хоть знает, что ею нагло воспользовались? Ребекка знает, Гидра раздобыла эту информацию и часть ее просочилась к Бекке. Точнее, Ниман ничего не скрывал от своей Звездочки, он ей доверял. И забивал голову девочки важными секретами... Шостаков был одним из таких секретов, вероятно опасных и разрушающих. Бекка хотела попытать им Романову, но не потому, что ей хотелось сделать больно шпионке. Нет, этого хотела темная сторона, темная Ребекка любила причинять боль тем, кого считала подходящими. Глубокий вздох, попытка взять все под контроль, но дьявольское желание сделать больно не хотело ослабевать. Ох лишь бы Наташа ушла сейчас, пусть ее вызовут для задания. Не хотелось такой козырь раскрывать посреди игры...

+1

11

[AVA]http://s8.uploads.ru/k0pQ1.png[/AVA][STA]нельзя быть сильной всегда[/STA]
   Наташа не привыкла бояться. Первый случай с Халком на воздушной базе не считается. Почему не считается? Ну любой бы испугался. По крайней мере, Наташа в это искренне верит. Но Романова не боится. Она опасается. Следует за инстинктом самосохранения и прислушивается к интуиции. Конечно, теорию вероятности никто не отменял, но ведь не это самое главное. Так ведь?
   Ребекка, сидевшая на кровати, выглядела обычной девушкой. Наташа, наверное, тоже выглядела обычной. Они обе мало чем отличались внешне от гражданских, что ходят по улицам и весело переговариваются между собой, сидя за столиками кафешек. И Натт с Беккой тоже бы так могли, но они другие. Просто другие. Они умнее, быстрее, опытнее в военных вопросах. Они жесткие, агрессивные и холодные. Их глаза – это азотные пустыни. И Романова привыкла быть такой.
   Бекка права. Наташа привыкла работать в одиночестве, но ведь столько раз происходили ситуации, когда кто-то из мстителей приходил на помощь и протягивал свою руку, чтобы рыжая шпионка могла ухватиться и выбраться. Романова привыкла и к этому со временем. Спасибо Бартону за возможность почувствовать что-то такое на своей шкуре. Женщина не была уверена, что точно знает, что именно происходит у Клинта под рёбрами. Но ей хотелось думать, что мужчина относится к каждому из них как к члену собственной семьи.
   - Все мы смертны. Да, нас труднее убить, но мы не воскреснем, если словим пулю. Надеюсь, ты об этом помнишь, - не была младшая Барнс похожа на пенсионерку. Впрочем, Роджерс тоже. Да и Наташе было внешне до пенсионного возраста далеко. Все они, замороженные во времени, выглядели молодыми и прекрасными. И можно было бы сказать, что каждый из них ещё проживёт свою долгую и прекрасную жизнь, но Романова знала одну простую истину – их жизнь будет полна огня и свинца. Все они хлебнут горя и ещё сотню раз друг друга потеряют. Больно? Очень. И Наташа, которая пыталась не привязываться к людям, проклянёт себя за «Мстителей» и их улыбки, которые нельзя не любить.
    Наташа себе свой приговор подписала. И её чувства, спрятанные под надёжную маску хорошей игры, нежные и теплые. Она способна любить людей, с которыми работает. Не должна этого делать, но не может это изменить. Даже к Бекке не получается относиться равнодушно, а всё из-за Роджерса. У Кэпа и без того никого фактически не осталось из того времени, где он не был чужим. Это время – не его. Но даже Роджерсу удалось влиться.
  - Такое чувство, что ты готова отдать свою жизнь, если это поможет исправить ошибки твоего прошлого, - Наташа не считала, что Бекка где-то прокололась. Нет. Они, конечно, все не без греха, но ведь Ребекке промывали мозги, её дрессировали, её готовили. Да, она должна была быть ответственной за определенные смерти, но Наташа считала, что на самом деле младшая Барнс ни в чём не виновата, как и Наташа не виновата в смертях тех, кого убила, будучи с промытыми мозгами, действующая слепо без возможности думать. – Несколько спасенных жизней ничего не исправит. Это не перепишет прошлое, - но это Романова говорила уже скорее себе, чем Ребекке. Иногда Наташа падала куда-то внутрь себя и вспоминала вещи, которые очень хотелось забыть. Наташа не убивает детей, но тогда убила нескольких. И помнила об этом.
   Чувство вины за оборванные жизни подкашивает. Впрочем, всё зависит от того, как ты сам к этому относишься. В целом Наташа, будучи наёмницей, не сильно задавалась вопросами морали. Так что убийство банкира, бизнесмена или прохожего – дело плёвое, но вот дети… К ним у Наташи всегда была какая-то особая слабость. И с работающими мозгами женщина никогда бы не позволила себе поднять пушку и нажать на курок. Тот раз простить себе было трудно, но Романова старалась убедить себя, что её вины нет. Наверное, Бекка поняла бы эти чувства, если б шпионка ей рассказала свою историю.
  - Прошлое… прошлое… - Наташа постукивала кончиками пальцев по своей коленке, глядя куда-то в стену за плечом Барнс. Стивен действительно был её далёким прошлым, но она для него была вполне себе реальным настоящим. Стивен был очень рад найти её – свою старую подругу, которую рвался защищать, даже если шансов на победу у него не было. Щуплый бруклинский парень внутри Капитана Америка искренне любил Ребекку. И на секунду Наташе стало жаль, что девушка перед ним воспринимает мужчину всего лишь как беззаботное прошлое. – Он так рад тому, что ты в порядке, - Романова хмыкает куда-то себе под нос. – Так счастлив, что ты жива, а ты… - Романова обрывает себя на полуслове. Скорей всего у неё нет права говорить об этом с Ребеккой. Отношения младшей Барнс и Стивена – это сугубо их личное, Наташи касаться не должно, как бы сильно она не переживала о нём.
   Стивен – не просто Кэп. В Стивене всё то, чего нет в самой Наташе. И это подкупает. Это заставляет Романову его защищать всеми известными средствами. И если придётся защищать Роджерса от его же подруги детства, то да, Наташа сделает это. И глазом не моргнёт. Исключить моральную боль куда сложнее физической, но Романова возьмёт на себя ответственность за это, если понадобится.
  - Что ты, Бекка? Я же открытая книга, - Наташа сама поддаётся вперед, заглядывая девушке прямо в глаза. – Хочешь умереть на поле боя ради чего-то важного для Америки, мстителей или себя? – Наташе казалось, что она знает ответ Бекки. Ей отчаянно хотелось верить, что она знает. Потому что ошибка будет значить то, как они не похожи друг на друга, какие они на самом деле разные и далёкие. А Натт хотела бы «подружиться». Не для того, чтобы контролировать. Это было бы слишком глупо и самонадеянно с её стороны. Но чтобы стать поддержкой и опорой, если Бекке таковая потребуется. Потому что Наташа иногда нуждалась в чём-то таком, но у неё были мстители, чтобы это получить.

это сердце болит? оно разве так болит?
разве сердце мое загрунтованный оргалит,
через который всему виной и за все ответчик,
прямо в пургу, глухую, из детских книг,
тяжко идет вцепившийся в воротник
согнутый человечек?

0


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » Дыши, а то и этого лишат