http://forumfiles.ru/files/0018/66/6e/64247.css

http://forumfiles.ru/files/0018/66/6e/10819.css

uniROLE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » я приду к тебе на помощь


я приду к тебе на помощь

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://se.uploads.ru/ebqvl.gif

Я приду к тебе на помощь,
Я с тобой, пока ты дышишь.
Было так всегда, ты помнишь?
Будет так всегда, ты слышишь?

0

2

- Хей, куда идёшь, грязнокровка!?

Тед закатил глаза и не стал оборачиваться. В последнее время слишком часто стали проскальзывать такие настроения. Особенно в адрес Тонкса. А иначе как же? Он, безродный хаффлпаффец, самым нахальным образом посмел «соблазнить» саму Андромеду Блек! Простить ему подобное поведение, конечно же, не могли.

Было ли Теду дело до этого? Плевал он с высокой башни на все их предрассудки по поводу кровей и аристократии. Он был слишком влюблён, чтобы переживать по этому поводу. К тому же, Андромеда не раз говорила, что её нисколько не волнует мнение других людей. Поэтому Тонкс смирился и научился игнорировать все эти выкрики и угрозы со стороны чистокровного сообщества.

Одно только тревожило Андромеду, что Тед может влипнуть в беду. Но Тонкс лишь отмахивался. Они ведь в школе, что может произойти? Драться он умеет, да и палочку из рук не роняет. Но, должно быть, Тед себя переоценивал. А может быть, недооценивал противников. Сегодня те решили перейти от слов к действию. Но сам парень слишком поздно это осознал.

- Ты разве не понял, что нужно остановиться, когда с тобой разговаривают!? – грубый толчок в плечо заставил Тонкса развернуться лицом к группе людей, следовавших за ним уже несколько минут. Тед не имел желания вести с ними беседу, поэтому постарался обойти их и отправиться по своим делам. Но ему не позволили этого сделать. – Ты, кажется, зарвался, отвратительный грязнокровка! Тебя не предупреждали, чем это заканчивается?

Тед успел увернуться от удара в лицо, хмыкнув.

- Благородные аристократы, а кулаками машете, как самые паршивые маглы! Даже в подворотнях магловского Лондона дерутся изящнее, - съязвил Тед, перехватив ещё один удар. Но заговорил он зря. Нападающие разозлились ещё больше, а их шипение стало совсем уж нецензурным. Но проблема была лишь в том, что агрессоров было слишком много. Какое-то время Теду удавалось держаться, но в ход пошли палочки. Как бы Тонкс не защищался, как бы не старался вырваться из круга нападающих, его задавили количеством, а заклинания снова и снова ударяли в грудь, в живот, оставляя на теле ожоги, ссадины, порезы.

Можно было с лёгкостью понять, что слизеринцы, хотя Тед не был уверен, что среди нападающих не было других факультетов, не желают его убить. Его хотят испугать. ему хотят сделать максимально больно, хотят унизить и отвадить от одной из самых выгоднях невест высшего света. Но Теду было не страшно. Теду было не стыдно. Его факультет поймёт, Андромеда… поймёт. Никто не будет считать его слабаком, если он не истечёт кровью здесь.

Единственное, за что ему было обидно – он опоздал. Он впервые опоздал к Андромеде. И та будет переживать. И, не приведи Мерлин, решит разобраться со всеми этими чудесными личностями.

Тед уже не мог открыть глаза, когда все поспешно удалились из коридора. Он слышал голос Проповедника, тот привёл профессора Стебль. Что было потом, Тонкс не помнил. Только темнота. Темнота и чей-то тихий голос.

+1

3

Раньше Тед никогда не опаздывал на их свидания. Могла на какое-то время задержаться Андромеда, но юноша всегда был чертовски пунктуален – и потому Блэк нервничала, бросая взгляд на часы. Эдварда не было. Андромеда старалась думать о том, что его мог задержать кто-то из профессоров, или он просто забыл – да, Меда предпочла бы, чтобы Тед забыл, потому что при последней беседе с Беллатрикс (вернее, последней ссоре), старшая сестра жутковато сверкнула глазами и проронила что-то вроде «ну-ну, посмотрим, насколько силён твой грязнокровка».

Меда говорила: будь осторожней. Меда говорила: оглядывайся по сторонам. Меда боялась, что Беллатрикс со своими дружками может причинить Теду вред только за то, что её младшую сестру угораздило в него влюбиться. И Меда ждала час, питая себя беспочвенными надеждами, а потом поняла, что Эдвард не придёт. И почти сразу после этого понимания увидела силуэт привидения, просачивающегося через стену, узнав в оном Толстого Проповедника, призрака факультета Хаффлпафф.

Если бы привидение можно было схватить за грудки и потрясти, Андромеда схватила бы и потрясла, потому что Проповедник сразу же подплыл к ней и посмотрел на неё печально, хотя обычно этот призрак был весёлым и дружелюбным.

- Не жди, девочка, - проговорило привидение, - иди спать.

Андромеда почувствовала, что задыхается, но сдержалась. Не зря матушка учила её выдержке – теперь Меда умела держать себя в руках едва ли не лучше, чем другие девочки Блэк. И голос её почти не дрожал, когда слизеринка обратилась к призраку:

- Где он?

Проповедник сразу же понял, о ком говорит ученица, и махнул призрачной рукой в сторону больничного крыла. Меда поблагодарила его кивком, а потом почти бегом бросилась туда, подбирая мешающую мантию и сдерживая слёзы, подступающие к глазам. Всё-таки там… пострадал… из-за неё… если бы не она…

- Молодая леди! – громким шёпотом возмутилась мадам Помфри, когда Андромеда без стука влетела в палату, - молодая леди, что вы делаете здесь после отбоя? Я буду вынуждена доложить вашему декану…

Андромеда её не слушала. Взгляд юной мисс Блэк был прикован к лежащему на кровати юноше, который находился без сознания. Всё его лицо было в царапинах, губы разбиты, но Тед, кажется, дышал. Андромеда оттолкнула пытающуюся загородить ей проход медсестру и присела у кровати. Мадам Помфри собиралась помешать студентке, но тут Меда разрыдалась, громко, безнадёжно и с нотками истерики, так что медсестра передумала выгонять ученицу и пошла за успокоительным зельем, ворча себе под нос что-то вроде «ох уж мне эти влюблённые».

Меда не хотела пить успокаивающее зелье, но когда мадам Помфри пообещала взамен не выгонять её из палаты, послушно приняла бокал и выпила приятный травяной настой. Слёз это не уняло, но истерика прошла. Андромеда сидела рядом с Эдвардом и смотрела, как медсестра обрабатывает его повреждения. На вопросительно-умоляющий взгляд девушки мадам Помфри сказала, чтобы та не волновалась: просто сильный ушиб рёбер, даже костерост не нужен, но вот денёк полежать в лазарете придётся. Меда не слышала. Она смотрела на лицо Теда и беззвучно плакала, даже не утруждаясь тем, чтобы утирать слёзы.

Медсестра пыталась выпроводить Андромеду, но не смогла совладать с истинно блэковским упрямством и разрешила ей остаться. Несмотря на то, что мадам Помфри велела слизеринке спать, глаз она не сомкнула.

И первое, что услышал Тед, когда очнулся на рассвете, был сердитый голос школьной медсестры:

- Мисс Блэк, вы с ума сошли! Немедленно идите к себе в спальню!

А потом – сердитый голос Андромеды:

- Никуда я не пойду! Я совсем не хочу спать! Лучше займитесь делом и дайте мне бодрящее зелье!

Меда не хотела хамить мадам Помфри, но она была на взводе и напоминала собой натянутую тетиву. Однако, заметив, что ресницы Эдварда шевельнулись, Блэк кинулась к его постели.

- Тедди! Ты проснулся!  - в её голосе звучали слёзы, и так ласково Тонкса она назвала впервые.

+1

4

Тед чувствовал себя и мерзко, и отлично одновременно. Тело болело, слабость не позволяла даже руку поднять, а глаза, особенно левый, открывались с огромным трудом. Ещё с первых сознательных секунд Тонкс понял, где находится. Он узнавал голос мадам Помфри на заднем фоне. Так тяжело вздыхала и причитала о чём-то. Ничего нового.

Но прямо над ним, очень близко, слышался другой голос. Тот, который он никогда не забудет, тот, который он узнает и весёлым, и горестным, и злым. Он попробовал подняться, но перед глазами всё закружилось, в груди болезненно кольнуло, и парень бросил эти глупые попытки. Раз уж побили, валяйся в больнице в гордостью и не выпендривайся. Философия, конечно, так себе, но ведь Теда всё равно никуда не отпустят, зачем зря травмировать и без того не очень довольные жизнью рёбра?

Кто именно доставил его в больницу, Тонкс не помнил. Заметил ли его Проповедник или кто-то из студентов? Да и не важно. Уже не важно. Важно, что, несмотря на его позорный проигрыш, Андромеда здесь, она за него волнуется и совсем не злится. Больше всего Тед боялся, что просто недостоин её. Что она разочаруется в нём, ведь Эдвард не имел никаких выдающихся способностей: он не был очень сильным, очень аккуратным, у него нет вкуса, нет состояния, нет… фамилии. Но девушка оставалась рядом, даже когда победа была заведомо не на его стороне.

- Я определённо ещё сплю, - прохрипел он, с трудом узнавая свой же голос. Истресканые губы слушались ещё хуже, чем глаза. Он слегка подвинул голову вбок, ближе к руке Меды. Её ладошка, коснувшаяся волос, была тёплой и маленькой. Но кому, как не Теду знать, насколько крепко эта ладонь могла сжимать волшебную палочку.

Никогда ранее Андромеда не называла его «Тедди». Так обычно звали его близкие друзья, сравнивая с мягким плюшевым медведем. Но Меда всегда ограничивалась «Тедом». И сейчас Тонкс ощущал какой-то особенный трепет, будто душу, которую он всё это время держал в протянутой руке, наконец, приняли и прижали к своей душе. Очень крепко. Хотелось вскочить, сжать Андромеду в объятиях и уйти отсюда, от запаха лекарств и спёртого настроения меланхолии.
Но вскочить он не мог, поэтому оставалось лишь плотнее прижаться к руке лбом.

- Я, наверно, выгляжу ужасно..? –
он попытался улыбнуться. Пришло понимание, что все раны и ссадины, что остались у него, нанесены, в большинстве своём, заклинаниями. Иначе Помфри давно уже залечила их. Внутри неприятно зашевелилось чувство вины. Сам ведь виноват, знал, что так оно и будет.

- Прости меня, - очень тихо проговорил Тед, закрывая глаза. Он хотел отвернуться, но желание быть как можно ближе к мягкой руке оказалось сильнее. – Из-за меня у тебя будут проблемы.

Тонкс очень хотел услышать, что никаких проблем нет, а всё случившееся – не более, чем простое совпадение. Очень жестокое, но совпадение. Однако представить, что в Хогвартсе кто-то ещё из «грязнокровок» решил посягнуть на благородную и древнейшую семью, почти невозможно.

И тут до Тонкса начал доходить смысл перепалки Андромеды с мадам Помфри. Сколько он здесь лежит? День? Два? Неделю? Он ведь не знал, чем именно его награждали нападавшие. И всё это время Меда просидела тут? А как же сон? Еда?
От этих мыслей Тед даже глаза шире открыл, внимательно разглядывая лицо Андромеды. Хотя, едва ли можно что-то внимательно разглядывать, когда это «что-то» периодически расплывается в достаточно симпатичное, но всё же пятно.

- Ты устала?

+1

5

Светало. В больничные окна проникали лучи утреннего солнца, словно вестники надежды, что все будет хорошо. То ли так действовало зелье, которым пичкала Андромеду мадам Помфри, то ли она просто устала находиться в безнадежности, но эти лучи придавали слизеринке хорошего настроения и желания продолжать жить. Тед все-таки в порядке, он очнулся, а школьная медсестра быстро его подлатает. Другое дело, что это может быть не единичный случай. Меда и до этого знала, что Беллатрикс не в восторге от ее парня, но теперь была уверена, что старшая сестра всерьез вознамерилась сжить Тонкса со свету. Пока Белла не была безумной настолько, чтобы вредить собственной сестре, но ей ничто не мешало заняться Тедом. И Андромеда чувствовала себя виноватой: если бы юноша не связался с ней, он жил бы спокойно, никто бы и не вздумал его обижать, его, такого светлого и доброго человека, у которого априори не может быть врагов. А она тянет его вниз.

- Ты прекрасно выглядишь, - возразила Меда, продолжая гладить волосы юноши. - Но я ведь говорила тебе, - мягко и укоризненно продолжала она, - я ведь говорила тебе быть осторожнее!

Но когда Тед извинился, дыхание девушки перехватило от возмущения и нежности одновременно. Она наклонилась к нему и прижалась лбом ко лбу юноши, чувствуя, как на ресницах вновь выступают капельки слез. Это ведь ее вина, это только ее вина. В семействе Блэк им, троим сестрам, никогда не дозволялось слушать свое сердце. Они обязаны были составить хорошие партии и родить наследников, и в этом должен был состоять главный смысл их жизни. Средняя девочка Блэк пошла против вековых устоев - вот и наказана. Но почему, почему так, почему они должны страдать вдвоем?

- Тихо, не говори так, - Меда прижала ладонь к губам Теда, - это я виновата, это только я виновата. Ведь это Белла, она совсем спятила. Она решила убрать тебя с пути. И это не у меня проблемы, это у тебя из-за меня проблемы.

Андромеда резко выпрямилась и забросила волосы за спину. Темные глаза вызывающе блеснули в утреннем свете.

- Знаешь, Тедди, никогда не поздно... расстаться.

Да, это лучший для Теда выход из ситуации. Если он уйдет, то больше ни один прихвостень Беллатрикс не смеет его тронуть - просто повода не будет. Больше он никогда не пострадает, будет жить своей обычной и спокойной жизнью, женится на хорошей девушке из обыкновенной семьи...а Меде придется все же выйти за какого-нибудь Рабастана Лестрейнджа и жить так, как ей завещали предки: без любви и исключительно по зову долга. Устраивать светские приемы, носить фамильные драгоценности и рожать сыновей. И Андромеда знала, что в таком случае ее сердце будет разбито, но была готова пожертвовать собой ради благополучия Теда. Так было бы правильно.

+1

6

Тед закатил глаза, но понял, что сделал это зря, так как голова снова начала болеть, заставляя его поморщиться. Да, конечно, Андромеда ему всё говорила. И он пытался. Он правда пытался быть осторожнее. Но прорицания парню никогда не давались, предвидеть нападение он не мог. К тому же, он торопился. К ней же торопился!

- Не уберусь я с пути, - упрямо заявил Тонкс, лишь плотнее прижимаясь лбом к руке девушки. То ли магия, то ли самовнушение, но становилось в разы легче. – Никуда не уберусь, Меда. Пусть хоть вся твоя семья спятит и попробует меня убить. Лопатой отбиваться буду, а с места не сдвинусь.

Он покачал головой. Даже думать об отступлении не хотелось. В конце концов, он пуффендуец, он только выглядит беззащитным, но при желании удушит даже кобру.

На белой ткани пододеяльника расползлись рыжие солнечные квадраты, чуть припекая через одеяло. Тед положил забинтованную руку на пятно света. Казалось, что солнце пробирается под кожу, и рука, согреваясь, тоже начинает излучать свет.

Слова Блэк заставили Тедди сжать одеяло в пальцах, и складки ткани отбросили кривые длинные тени. Сердце будто удар пропустило, а затем решило настучать на несколько лет вперёд, заработав в бешенном темпе. Он старался сохранить спокойствие. Он очень старался.

И не смог…

- Поздно, - голос предательски дрогнул. Тонкс и сам не знал, от злости ли, от обиды, от отчаяния? Он тяжело вдохнул. Этот вздох был самым болезненным в его жизни. Лёгкие будто отказывались заполняться и снабжать организм кислородом. – Поздно.

Разве можно было так говорить? Да пусть бьют хоть через день. Конечно, Тонкс понимал, что никому не был бы нужен, если бы не Андромеда. Он простой грязнокровка, не заслуживал он никакого внимания. Возможно потом, в будущем, если нестабильные настроения в стране перерастут в войну, ему придётся побеспокоиться о своей безопасности, но сейчас он был бы откровенно безразличен всем и каждому из знатных родов.

Но как он мог просто взять и отказаться от самого чудесного, самого волшебного, что было в его жизни? Как он мог отказаться от того, чему уже отдал душу?

- Не поздно было до того, как мы пошли тогда в теплицы… Тогда ещё было не поздно, - покачал головой Тед. – А теперь уже всё. Меда, я теперь никуда не уйду. И тебя я никому не отдам. Даже твоей сестре, пусть у неё хоть полностью крышу сорвёт! Как ты себе это представляешь? Просто вычеркнуть из жизни и памяти несколько лет? Не бывает так.

Тонкс крепко сжал руку и осёкся. Он многое ещё мог сказать, но вдруг понял, что причина может быть вовсе не в том, о чём он подумал.

- Но… но если я для тебя обуза. Если тебе из-за меня плохо…

+1

7

Можно было поступить правильно. Можно было посмотреть на Теда презрительно-отстраненно, как умела она смотреть на всяких Лестрейнджей и Эйвери. Можно было сказать: да, ты для меня обуза и мне из-за тебя плохо, и тем самым обезопасить жизнь Теда и подарить ему нормальное светлое будущее без проблем и вечной оглядки по сторонам. Да, при этом Андромеда разбила бы ему сердце - да и себе тоже! - но так было бы правильнее всего. Она бы принесла в жертву то самое светлое, что случилось в ее недолгой жизни во имя того, кого любит. Это было бы не просто правильно - это было бы благородно. Отпустить Теда и позволить ему жить спокойно, как будто не было никакой Андромеды Блэк, свиданий в теплицах и всего этого - никогда не было. Но, во-первых, Меда была эгоисткой, а во-вторых - она чувствовала, что не имеет права решать за двоих. Да и, стоило ей представить, что в ее жизни больше нет Теда, как сердце болезненно сжималось, а в горле появлялся удушливый комок. До тех пор только Тонкс помогал ей радоваться хоть чему-то. С возрастом Беллатрикс все больше давила на младшую сестру, и спасу от нее - погодки-почти-ровесницы - не было даже в школе. А дома было еще хуже, дома была матушка. У Андромеды оставалась одна надежда - сбежать с Тедом, отречься от семьи и жить так, как хочет она сама.

Андромеда могла сказать, что сама хочет расстаться с Тонксом, но подумала обо всем и у нее не получилось. Она крепче сжала руку юноши и виновато улыбнулась сквозь выступающие на глазах слезы. Кажется, действие успокоительного зелья кончилось, и Меда сейчас снова начнет плакать.

- Нет, даже не думай о таком, - ласково шепнула слизеринка, - я не хочу тебя отпускать. Но ты сам должен понимать: это опасно. Белла связалась с Пожирателями Смерти, я это точно знаю. И она совсем чокнулась! - возмущенно повысила голос Андромеда, думая, что, как только убедится, что Теду лучше, пойдет разбираться с сестрой, и в Больничное Крыло, возможно, попадет теперь уже Беллатрикс. Да, она сильнее в чарах, чем младшая сестра, но Меде поможет злость и желание навредить. Ох, как же ей хотелось навредить Белле! Ее даже пугало то, что она чувствует по отношению к родному по крови человеку. Если в детстве Андромеда обожала Беллатрикс и бегала за ней хвостиком, то сейчас хлестнула бы сестру Сектумсемпрой, ни на секунду не поколебавшись.

Оглянувшись и увидев, что мадам Помфри нет в палате, Андромеда нагнулась и осторожно поцеловала Теда, пока их никто не видел. Она понимала, что придется быть намного осторожнее, как будто их любовь - это какое-то преступление. Как будто она по ночам не гуляет с Тонксом, а грабит Гринготтс и убивает единорогов. Это было ужасно несправедливо, и от этого тоже было больно и обидно - Белла, за что ты так со мной? Я просто хочу быть счастливой! То, что старшая и когда-то любимая сестра так ведет себя, ранило Андромеду и огорчало так же сильно, как и то, что Теда избили из-за нее.

- Все хорошо, - шепнула Меда в губы юноше, - только нам, наверное... - она наморщила лоб, думая, как лучше поступить, и решила, - нам придется изобразить, что мы расстались. Встречаться тайно, по ночам - я позабочусь о том, чтобы не заметили, - Беллатрикс можно подмешивать в чай сонное зелье, - и так дождаться, пока не окончим Хогвартс. А потом...

Андромеда осеклась. Что - потом? Они никогда не говорили про "потом". Как-то само собой подразумевалось, что и после окончания школы они будут вместе, но вдруг это только Меда так думала?

- Забери меня отсюда, - вырвалось у Блэк, - забери меня от них! От всех этих правил и обязанностей! Забери меня, пожалуйста!

0


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » я приду к тебе на помощь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC