о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
• riza
связь ЛС
Дрессировщица диких собак, людей и полковников. Возможно, вам даже понравится. Графика, дизайн, орг. вопросы.
• shogo
связь лс
Читайте правила. Не расстраивайте Шо-куна. На самом деле он прирожденный дипломат. Орг. вопросы, текучка, партнеры.
• boromir
связь лс
И по просторам юнирола я слышу зычное "накатим". Широкой души человек, но он следит за вами, почти так же беспрерывно, как Око Саурона. Орг. вопросы, статистика, чистки.
• shinya
связь лс
В администрации все еще должен быть порядок, но вы же видите. Он слишком хорош для этого дерьма. Орг. вопросы, мероприятия, текучка.
• tauriel
связь лс
Не знаешь, где найдешь, а где потеряешь, то ли с пирожком уйдешь, то ли с простреленным коленом. У каждого амс состава должен быть свой прекрасный эльф. Пиар, продвижение.

// ISENGRIM FAOILTIARNA
Они оба упрямы, Йорвет вдобавок испытывает перед ним вполне искреннее уважение, доверяет, а потому слишком долго молчит. Исенгрим не менее упрямо продолжает путь ожидая заветного вопроса. Думать своей головой тоже полезно, замечать детали, анализировать ситуацию, со временем из его подопечного тоже может выйти отличный командир, Волк уже сейчас уверен, что у того есть все задатки, но не хватает чего-то еще. Смелости, уверенности? Сложно сказать, Йорвет не трус, он не зажат и его охотно слушают. Фаоильтиарна иногда задумывает не мешает ли тому его собственный авторитет, не давит ли на чужие плечи тот столь волевой, несгибаемый образ практически идеального лидера, талантливого, мудрого, опытного... Читать

PALE RIDER //
Ангела толком не помнила тот момент, когда провалилась в глубокий и беспросветный сон. Кажется, ей даже ничего не снилось, настолько сильно она устала. Она не чувствовала ни скованности от интересного материала, совсем скоро свыкшись с некоторыми неудобствами, ни изначально тревожащего дыхания куда-то в висок. Диван, правда, был не самым лучшим местом для проведенной в объятиях ночи, учитывая то, что Ангела никогда не скупилась на тех вещах, которые ставили выше всего её собственный комфорт и уют. Именно поэтому кровать дома не скрипела и была застелена чистым, свежим белоснежным бельём. Но Лиз, видимо... очень понравился этот диван, и Ангела была не против — ей важно было всегда чувствовать стучащее в груди сердце и обнимающие руки. А подушка и взбитые матрацы — совсем вторично... Читать

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Bastet: Я крайне редко пишу отзывы, и тем не менее, чувствую, что это необходимо. Юни прекрасный форум, на который хочется приходить снова и снова. Здесь настолько потрясающая атмоcфера и классные игроки, что захватывает дух. Здесь любая ваша фантазия оживает под учащенное биение сердца и необычайное воодушевление. Скажу так, по ощущению, когда читаешь посты юнироловцев, будто бы прыгнул с парашютом или пронесся по горному склону на максимальной скорости, не тормозя на поворотах. Как сказала мне одна бабулька, когда мы ехали на подъемнике – ей один спуск заменяет ночь с мужчиной, вот так же мне, ответы соигроков заменяют спуск с Эльбруса или прыжок в неизвестность. Восторг, трепет, волнение, вдохновение и много всего, что не укладывается в пару простых слов. Юни – это то самое место, куда стоит прийти и откуда не захочется уходить. Юни – это целый мир, строящийся на фундаменте нескольких факторов: прекрасной администрации, чудесных игроков и Вас самих. Приходите, и Вы поймете, что нет ничего лучше Юни. Это то, что Вы искали!=^.^=

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniALTER » Голодные Игры


Голодные Игры

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ГОЛОДНЫЕ ИГРЫ
http://sd.uploads.ru/NjIUy.gif

Правила игр

- -

Erwin Smith & Levi Ackerman

Отредактировано Levi Ackerman (2019-06-23 22:56:16)

+1

2

Предыстория.

Марлия - нация, населяющая обширный континент к западу от острова Парадиз.
Много столетий назад самый большой материк Земли делили две враждующие между собой нации: марлийцы и элдийцы. Разница между этими народами была на генетическом уровне благодаря тому, что Имир Фриц - представительница королевского рода и правительница «Людей Имир» - заключила сделку с демоном и получила силу Титана Прародителя. После смерти Имир её «душа» была разделена на девять титанов, которые унаследовали её силу и сформировали Элдийскую Империю. С этой силой элдийцы вели войну против Марлии, почти полностью уничтожив их нацию и получив полное господство над континентальным материком. Однако Марлия в отличии от Элдии не могла полагаться на такую внечеловеческую силу, поэтому стала активно развивать и постигать новые военные и научные технологии, о которых противоборствующая сторона совершенно позабыл, уповая на великую силу Титанов. Спустя не один век Марлия разработала самую передовую технологию и сокрушительное оружие, с помощью которого была наконец закончена Великая Война в пользу наиболее развитой стороны.
После Великой Войны Титанов элдийцы, оставшиеся на материковой части континента, начали считаться гражданами низшего класса. Вместо того, чтобы прибегать к геноциду, Марлийцы приняли во внимание военный потенциал генетической черты Элдийцев и решили вместо этого отделить их от остальной части населения в Гетто Ребелио под присмотром Органов общественной безопасности, чтобы использовать их способности в качестве неразумных титанов как военную силу.
Шли годы, держава Марлии крепла, и с каждым сменившимся поколением воспоминания о войне стали меркнуть, оставляя ее в пределах обложки толстого учебника истории.
Ни одна страна Мира никогда не забывала считаться с Марлией в любых политических вопросах. Боялись.
Шли годы, и оставшиеся Элдийцы оставались в относительном покое, пока в империи Марлии не сменилась власть. На престол взошел молодой король, которого мало интересовала политика, однако история и охота - очень даже. Так появились первые в мире Голодные игры.
Голодные игры — жестокие соревнования, которые стали наказанием за бунт многолетней давности, но за прошедшие годы превратились в развлекательное шоу, транслируемое на всю страну.

Идеальной площадкой для Игр стал остров Парадиз, омываемый со всех сторон морем, что обеспечивало невозможность побега участников с него. А в настоящее время - век инноваций и современных технологий - остров укрыт защитным куполом, который оснащён нанокамерами, передающими подробное местоположение участников и дающими возможность следить за каждым их действием в режиме "онлайн". И поскольку на данный момент это зрелище уже является самым грандиозным и широко известным во всем мире шоу, люди из самых разных уголков планеты могут наблюдать за Играми, болеть за понравившихся участников, голосовать за них, а также жертвовать им некоторые бонусы в виде еды, воды, лекарств, оружия. Или же наоборот - усложнять их участие в опасном испытании, голосуя за повышение сложности получаемых заданий или же устраивая препятствия на их пути.
В начале участниками Голодных игр становились преступники, поскольку обычная казнь или тюрьма по мнению нового Короля - слишком скучно и по-варварски. А вот Игры - это другое дело. И это не говоря уже о том, что такое шоу стало приносить Марлии огромные доходы.
Также в самом центре острова имеется три ряда стен: первая из них - "Мария", вторая - "Роза", и третья - "Сина". Возведены они для первоначальной защиты от титанов, поскольку прямиком за участниками марлийцы запускают на остров новообращенных Титанов, сотворенных из тех элдийцев, что были осуждены за кражи, разбой и различные мелкие преступления. Что бы кто ни думал, а добираются до стен не все: территория острова огромна, а Титаны бегают ну очень быстро. Но если кто-то считает, что, добравшись до стены, он оставил все сложности позади, то в их пределах его ждет горькое разочарование. Мало того, что самые крупные титаны способны прорвать стену "Мария", так еще и большая часть территории внутри стены содержит множество разнообразных ловушек. Такой же принцип и у зоны за стеной "Роза". А вот территория стены "Сина" абсолютно безопасна и является финишной чертой.
По началу участников было по одному. Но опытным путем выяснилось, что когда люди оставались сами по себе, то как правило погибали слишком быстро. Порой они не успевали даже добраться до стен до того, как оказывались сожраны титанами. Затем стали набирать группы по два человека. Стало интереснее, но все равно зрелищности не хватало. В настоящее время участников принудительно набирают из разных гетто, где живут элдийцы, а также из списка заключенных, отбирая самых сильных, выносливых и смекалистых. Формируют группы по трое. Самих же групп не меньше шести.

+1

3

Каждый год они видели, как вооруженные охранники собирали всех людей на небольшой площади в центре подземного города. Каждый чертов год какие-то болваны с восторгом объявляли участников игр, которыми становились обыкновенные жители - "счастливчики", чьи имена по воле слепого случая были выбраны по результатам жеребьевки. О Голодных Играх на сегодняшний день были наслышаны все. Даже здесь, в том месте, где сила и острота кинжала могла решить многое. Местным, конечно, закон не писан, но кто бы поспорил с вооруженной армией громил, стоящих по периметру площади и не позволяющих людям покинуть её до окончания мероприятия.
Первым всегда оглашали имя будущей участницы, и всякий раз, как и сейчас, Изабель инстинктивно сжимала холодные пальцы Ривая чуть сильнее, чем обычно. Тот же, в свою очередь, игнорировал этот жест, однако продолжал держать дрожащую руку девушки в своей.
- Да кому ты там нужна, дурёха, - тихо звучал смешливый голос Фарлана с другой стороны, и компания продолжала наблюдать за происходящим. Они видели многое: и слезы, и истерики, и даже попытки сбежать или сопротивляться. Однако своей участи еще ни одному "избранному" избежать не удалось. Все это действо всегда казалось таким эфемерным, будто это не могло их затронуть ни в этот раз, ни в один из последующих. И компанию молодых преступников все это действительно обходило стороной. До сегодняшнего дня.
- Изабель Магнолия!
Теперь хрупкую руку девушки сжимал уже сам Аккерман, не отпуская, не позволяя выдернуть её из прохладной ладони и не давая девушке сделать и шага. Взгляд судорожно метался по безликой толпе, выискивая лазейку для стремительного отступления среди напряжённых силуэтов горожан. Нет, бежать некуда, а скопление людей предательски редело вокруг них - они расступались, оглядываясь на испуганную, побледневшую девушку, подставляя Изабель вездесущему взору камер. Да, их шайка много кому успела перейти дорогу, поэтому молчания от всех этих людей ожидать было бы глупо. Судорожный всхлип слышали, кажется, лишь они, - никакого сочувствия в пустых глазах расступающихся перед тремя фигурами людей так и не мелькнуло, когда своим жестом они отчасти подписали приговор. Хотя, шанса избежать "вербовки" у них и не было. Рядом с человеком, который озвучивал имена, уже сверкала голограмма с фотографией Изи и её личными данными. И где только все это взяли?..
- Не бойся, пошли... - перед тем, как Ривай сделал первый шаг в сторону "сцены", тяжелый взгляд серых глаз припечатал Фарлана к месту, предостерегающе встречаясь с его, словно читая мелькнувшую в чужом подсознании мысль. - Не делай глупостей.
Парочка двинулась вперед, к пьедесталу, на котором их уже ожидали, и даже на удивление терпеливо. Только ведущий распалялся уже обернувшись куда-то в бок, где по всей видимости была камера. Ведь это шоу! И оно уже началось.
- Ну что ж, не будем терять времени и узнаем, кто присоединится к нашей милой Изабель!
- Ривай Аккерман, доброволец,- перебивает ведущего парень и, поднявшись на подиум, становится рядом с рыжеволосой девушкой, так и не отпустив её руки. Это был далеко  не первый случай, когда появлялись такие добровольцы. Обычно ими становились отцы, что вызывались вместо своих сыновей, или матери - вместо дочерей; родственники, которые давали шанс своим детям, любимым и родным жить. Только в городе под землёй такого не бывало никогда. Контингент тут не из душевных, куда не глянь - везде воры, мошенники и даже убийцы. Однако сегодня что-то точно пошло не по привычному сценарию с самого начала, потому что третьим членом избранной команды в конечном итоге тоже становится доброволец. Будь они в каком-нибудь районе поблагополучнее, толпа наверняка бы ахнула, выдвигая самые громкие и трепетные теории о мотивах двух молодых ребят, так смело последовавших за своей подругой. Но только не в подземных трущобах, где всем было решительно плевать. Каждый боялся только за свою шкуру. Поэтому после определения третьего участника толпа, наконец, вышла из напряженного оцепенения, оживилась и повеселела. Ведь сегодня не их черёд.
Ривай ничего не стал говорить Фарлану. Какой в этом смысл? Самое важное он итак уже сказал: "Не делай глупостей". И раз он вызвался даже после этого отрезвляющего предостережения, то значить это могло лишь одно - это его полностью взвешенное решение, а не безрассудная глупость.
А вот дальше всё происходило сумбурно и, кажется, слишком быстро. Игнорируя вещания ведущего и ликования толпы, ребят вывели с площади и под конвоем проводили на поверхность, где спешно усадили в транспорт. И это был их первый шанс познать, что такое транспортировка скоростным поездом.

Следующей и единственной остановкой оказалась столица, где участникам предстояло встретиться с остальными "счастливчиками". Что будет после, никто из ребят не имел ни малейшего понятия. Никто из них не следил за Играми раньше да и, честно признать, неоткуда было за ними наблюдать. Разве что только изредка слышать в новостях по радио, в то время как весь остальной мир следил за событиями знаменитого шоу в режиме онлайн.
Изабель была заметно напугана. Хотя каждый из этой троицы заметно нервничал. Но они хотя бы были все вместе, втроем, а значит, друг за друга они будут стоять до самого конца. Это придавало уверенности ровно до тех пор, пока один из рослых охранников не схватил Аккермана за плечи и не вытолкал из общего вагона, пресекая сопротивление первого и возмущение остальных двоих крепким словцом о том, чтобы "мелкие не ссали", ведь жизням участников ничего не будет угрожать в ближайшем будущем. НУ, кроме острова с титанами. А затем с гортанным, скрипучим смехом ублюдок вытолкал брюнета в соседний вагон.
-Ну здравствуй дорогой племянничек..
Эта кривая, мерзкая улыбочка и такой же не менее противный, пропитанный ехидством голос вдруг расставили все на свои места.
- Это твоих рук дело, верно?
Сзади захлопнулась дверь, и в вагоне остались только двое.
- Ой да ладно тебе! Ваше существование было слишком скучным, согласись, Ривай. А я как заботливый дядюшка добавил немного ярких красок.
- Ты мог взять только меня...
Злость стремительно охватывала его, переполняла от осознания всей ситуации, заполняла до краёв сознание, отравляла каждую клеточку тела, натянутых напряжением мышц. Секундное молчание резанул звук хрустнувших костяшек пальцев от той силы, с которой Аккерман сжал кулаки, на что мужчина напротив беспечным касанием пальцев поднял козырек шляпы и рассмеялся.
- Да, мог бы. Но тогда ты бы не так усердно старался.
Спорить и рассуждать сейчас не имело ни малейшего смысла. Уже ничего не изменить. А вот узнать о том, что требуется, и выторговать максимальную выгоду для них было разумным.
- Что нужно делать?
Хитрые, с множеством морщин в уголках возле них, глаза блеснули в победном удовлетворении.
- Разумно. В вашей дружной компании самоубийц будет одна Крыса. Твоя задача - убрать его. Способы и время не волнуют, главное, чтобы до стен он не добрался.
- Что я буду с этого иметь?
Прослушав короткую самовосхваляющую речь о том, какой из Кенни вышел отличный воспитатель, мужчина наконец ответил.
- Подсказки и бонусы, которые помогут твоей команде добраться до "финиша" первыми. И единственными. Даю слово.
Старший Аккерман протягивает Риваю раскрытую ладонь и выжидающе смотрит, с лукавым прищуром заверяя парня в том, что это единственное, что способно реально помочь выжить на протяжении проклятых Игр. Полагаться на слово Кенни - самый худший из вариантов... Но если все на самом деле будет так, то маломальская поддержка им точно не помешает. И Ривай готов пойти на всё ради тех двоих, что остались в другом вагоне.
Уверенное рукопожатие скрепляет сделку.

+1

4

В полутьме, разбавленной резковатым росчерком бесцветно-тусклых мазков приглушенного света, глянец начищенных до блеска сапог сияет ещё ярче. Светловолосый мужчина изучает размытые блики с кривой усмешкой, давно застывшей на напряжённых губах, и прежде чем пронзительный взгляд насмешливых голубых глаз метнётся выше, - вскинется подобно хищному зверю, не привыкшему преклоняться, - портит чистый блеск расчётливым плевком, оставляя на округлом мыске светлое пятно с примесью красного. Металлический привкус во рту успел порядком надоесть за несколько дней в этой тесной, пахнущей сыростью камере, и вязкая слюна уже не помогает избавиться от сухости в глотке, но на то, чтобы придать этой пропитанной иронией картине немного красок, её хватило с лихвой. Следующим, что видит Эрвин Смит, когда острым взглядом пронзает скрытое неровной тенью пятно на полметра выше, становится крепкий кулак.
- Сучий ублюдок! - звенит в ушах, а во рту снова копится солёный металлик, растекаясь от прикушенной щеки к языку уже почти безболезненно, неторопливо. Сильнее досталось шее - голову неприятно мотнуло в сторону, а рефлекторная попытка заблокировать выпад персонального мучителя, любезно составившего ему компанию на это дивный и такой нестерпимо долгий вечер, теплой хваткой стянула запястья. Снимать наручники с бывшего начальника Службы Безопасности никто не спешил - знали, на что способен этот человек, и заслуженно держали на привязи всё то время, пока пытались и шантажом, и грубой силой вытянуть те сведения, которые в чужих руках могли поставить под угрозу деятельность всей организации, отразиться на правящей династии и даже стать причиной восстания, непременно переросшего в гражданскую войну. Сейчас, стоя на коленях, удерживаемый тонкой, но прочной цепью, тянущейся от наручников до скобы у самого пола, рослый мужчина с растрёпанными, светлыми волосами, уже всецело и безвозвратно числился в рядах тем самых чужаков. Крыса, засевшая в гнезде еще больших паразитов. Предатель, копнувший слишком глубоко в своей погоне за правдой. Сорвавшийся с цепи пёс, чей взгляд всё ещё жалит, а слова доводят до яростной дрожи в попытке сдержаться, чтобы не расправиться с ним вопреки приказу не наносить тяжких увечий. Даже сейчас в подавляемом кашле, от которого вздрагивает мощная грудная клетка и широкие плечи, слышится утробный смешок.
- Прости, Найл. Не заметил, - беспечный тон не вяжется с дерзким блеском, мерцающим в голубоватом льде радужки, но Смит вовремя скрывает его за тенью светлых ресниц, сипло выдыхая давящий изнутри на стенки лёгких воздух и оседая на пол. Отклоняется спокойно, прячет усмешку и поднимает к свету украшенное сизыми гематомами лицо. Привычка вести диалог лицом к лицу осталось ещё со службы. - Так ты теперь зовёшь старшего по званию?
На этот раз высокому брюнету, что напряжённым изваянием застыл над неожиданно сменившим тактику диверсантом, удаётся сдержаться, и дальше превращать лицо бывшего сослуживца - а по совместительству начальника и друга - в палитру из оттенков от бледно-красного до насыщенно-фиолетового он, кажется, больше не намерен. Мужчина нарочито брезгливо стирает ладонью пару капель крови, оставшихся на костяшках, и уже сам выдыхает, не скрывая презрительного, фыркающего смеха.
- Теперь ты не больше, чем преступник. С тех пор, как ты начал выискивать какие-то "гениальные" зацепки, ты помешался, Эрвин. И, буду честен, я чувствовал с самого начала, что ты какой-то мутный. Ты сразу показался мне тем человеком, которому нельзя доверять, - эта откровенность, сказанная таким доверительным, хоть и пропитанным ядом тоном, забавляет, но Док хотя бы пытается поддержать разговор - хороший парень, которому слишком умело успели прочистить мозги.
- Кстати, с повышением. Надеюсь, мой кабинет пришёлся тебе по душе, - проговаривает блондин почти искренне, с неприкрытым удовлетворением отмечая, как замешкался Найл. Заместитель дождался звёздного часа, но то, что темноволосый стал его блеклой тенью по всем статьям - от поста в иерархии СБ до некоторых личных моментах - беспокоило бы Смита в последнюю очередь. Жить в обмане Эрвин всё равно бы дальше не смог.
Поздравление собеседник подчеркнуто игнорирует, но устало переминается с ноги на ногу, прежде чем отступить на шаг в сторону и последовать по плавной, неспешной траектории - всё, лишь бы не задерживать взгляд на спокойном лице человека, в подчинении которого находился меньше месяца назад. К тому же, пришёл он сюда явно не за тем, чтобы полюбоваться иллюзорными мучениями и душевными терзаниями предателя.
- Мы вычислили, где скрывается Закариас. Взяли его вместе с вашим распространителем, - небрежно бросает Найл и медлит, тщетно пытаясь уловить малейшее изменение в выражении лица Смита. А когда этого не происходит, продолжает со вздохом, слышимым лишь ему самому. - За то, что ты, начальник разведывательного подразделения и ваша подружка-учёная вывели информацию под грифом "секретно" в общественность, вас следовало бы упечь в тюремную камеру или подвергнуть казни. Но вас ждёт участь похуже, если ты не назовёшь имена тех, кого ты уже успел втянуть в это дерьмо, выдавая собственные предположения за святую истину. Может быть, твоих соучастников даже оставят в живых и не упекут на пожизненное...
- Мы оба знаем, что ты блефуешь, Найл. Это так не работает.
Эрвин пресекает резковато, хрипотца в голосе садняще скребется в глотке, но мужчина выравнивает его тембр быстрее, чем бывшему заместителю удаётся уловить в нём интонацию едва не пустившего первые ростки сожаления. Все трое знали, на что шли, когда за прошедшие годы сведения о проведении Голодных Игр сложились в целостную картину, а Ханджи Зое в своей жажде познаний преступила запретную черту. И сперва точки невозврата достигла именно она. А Эрвин просто не собирался закрывать глаза на истину и подвергать опасности женщину, посвятившую всю себя любимому делу, ставшему впоследствии её билетом на самое дно. Крепкая дружба, связующая их воедино уже не первый год, заставила мужчину действовать спонтанно, когда ситуация накалилась - в другой раз ему не пришлось бы даже доставать табельное оружие, чтобы защитить Зое и не позволить группе быстрого реагирования добраться до неё, безжалостно вышибая мозги каждого, кто приблизится к забаррикадированному коридору, метким выстрелом, пока учёная сливает данные в Сеть по шифрованным и заранее подготовленным каналам. Они могли бы сделать это чисто, остаться незамеченными, но даже безотказное планирование способно давать сбои. Последним, что успел рассчитать Эрвин, стало отступление Майка вместе с последним фрагментом данных, которые необходимо было обнародовать в ближайшее время, передавая из рук в руки тем, кто на несколько месяцев стал глазами и ушами троицы, как внутри организации, так и за её пределами. Только теперь его друг либо уже мёртв, либо точно так же противится утомительным пыткам в соседней камере, демонстрируя неотступное молчание, которое и в мирное время могло многих довести до белого каления, не говоря уже о нынешней ситуации.
- Я и не думал, что ты поведёшься на трюк, которому сам меня обучил, но стало слишком уж любопытно, насколько высоко ты ценишь жизни своих "друзей". Оказалось, что не выше, чем собственные параноидальные идеи, - вторит собеседник тем мыслям, что мужчина задушил ещё в зачатке месяцами ранее, и теперь уже сам с горьким презрением сплёвывает на гладкий, плиточный пол. А затем, остановившись напротив пленника, наклоняется ниже, пропуская влажные, светлые пряди у его лба между пальцев, чтобы стянуть покрепче, заставляя смотреть в глаза. Смешно. Словно Смит попытался бы отвернуться. - Оба живы. Но решение уже принято: вас доставят на Парадиз уже через неделю, где вы либо сдохнете в пасти одного из титанов, либо вас прикончат как бешеных псов в назидание остальным - тем, кого ты уже успел отравить своим безумием. Конечно, не сразу, ведь вы станете живым воплощением вашего идиотского противостояния, - шипит брюнет совсем близко, озвучивая тот самый приговор, который поверг бы в ужас любого из числа тех, кто знаком с таким явлением, как Игры. А для жителя столицы, части самого их механизма, такое решение могло бы показаться чем-то неестественным, неожиданным, вышибающим землю из-под ног. Только Эрвин итак стоит на коленях. Тут попросту некуда падать, даже если бы это подействовало так, как рассчитывал новоявленный глава Службы Безопасности. - И когда твои союзники зашевелятся, воодушевлённые и разъярённые вашим появлением на экранах, мы будем готовы, чтобы пресечь то, что вы затеяли. А остальные замолчат уже после вашей смерти, потому что их некому будет вести. Вы в любом случае идеально сыграете свою роль, так что тут ты полностью просчитался, Эрвин Смит.
Непрошибаемое, каменное спокойствие заостряет черты обрисованного тенями и исчерченного кровоподтеками лица, а взгляд глаза-в-глаза обдаёт холодом, пронзает до мурашек и желания поёжиться. Он кажется пустым, но одновременно с тем в нём не гаснет умиротворённая уверенность, присущая лишь тому, кто способен просчитывать с пол сотни ходов наперёд. Всё это представление не имеет ни малейшего смысла: Эрвин рассматривал и варианты намного, намного страшнее. Этот же - как выученный заранее билет на последнем, решающем экзамене, который мужчина кропотливо готовил на тот случай, если всё пойдёт по невероятному, но реальному сценарию. И теперь ему следовало воскресить в памяти всю ту информацию, что он собирал на протяжении долгого времени в своём стремлении докопаться до истины, а на основе этих фрагментов выстроить новый план. Когда его закинут в вагон скоростного поезда с остальными участниками, он будет погружён в долгие и глубокие раздумья, и в них он почти окунается уже сейчас с той самой странной, такой пугающей временами улыбкой с оттенком того безумия, в котором его так и норовили обвинить.
- Теперь мне стало понятно, кто сумел вычислить нас и доложить обо всём "верхушке", - шепчет мужчина в размеренной задумчивости, пока взор тонет во тьме расширенных зрачков напротив, а голос полнится смешливыми нотками. Почти искренними. Почти. - Хорошая работа, Док. Всё точно так, как я тебя учил.
Найл не опровергает. И следующие его слова звучат как очередное пожелание скорой смерти:
- Удачных Голодных Игр.

+1


Вы здесь » uniROLE » uniALTER » Голодные Игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC