о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
• riza
связь ЛС
Дрессировщица диких собак, людей и полковников. Возможно, вам даже понравится. Графика, дизайн, орг. вопросы.
• shogo
связь лс
Читайте правила. Не расстраивайте Шо-куна. На самом деле он прирожденный дипломат. Орг. вопросы, текучка, партнеры.
• boromir
связь лс
И по просторам юнирола я слышу зычное "накатим". Широкой души человек, но он следит за вами, почти так же беспрерывно, как Око Саурона. Орг. вопросы, статистика, чистки.
• shinya
связь лс
В администрации все еще должен быть порядок, но вы же видите. Он слишком хорош для этого дерьма. Орг. вопросы, мероприятия, текучка.
• tauriel
связь лс
Не знаешь, где найдешь, а где потеряешь, то ли с пирожком уйдешь, то ли с простреленным коленом. У каждого амс состава должен быть свой прекрасный эльф. Пиар, продвижение.

// FYODOR DOSTOYEVSKY
Лифт опускается вниз с едва различимым шумом — Фёдору любопытно немного, как ребёнку, и он делает шаг ближе к краю — сдерживается, чтобы не коснуться пальцами стеклянной поверхности, смотрит, впрочем, — с любопытством совершенно искренним. Йокогама будто бы на ладони — напоминает ему муравейник, на который смотришь с высоты человеческого роста,сдерживая в себе едва-едва совершенно животное желание наступить — фигурки, разбросанные вокруг домика из картона — развалится тоже от ветра, обратится в ничто так же легко. Ему интересно, насколько акцент выдаёт его — сильно, должно быть... Читать

IN YOUR EYES I'M STARING //
Медленно, но верно, рассвет вступает в свои права. Ядомару, сонно прищурившись, то и дело оглядывается; не в ее власти отпустить ситуацию на несколько часов, и не в силах капитана — уболтать ее на это. Слишком хорошо знает ее. "Валить надо!" Неизменно нервный "сосед" никак не даст забыть о своем существовании. Принимать это стало немного, но легче. — И какой смысл? — Чуть качает головой, задавая этот вопрос вслух. Странный, странный диалог. Тишину вокруг — но только для нее — нарушает смех. Лиза едва улыбается. "Дура. Убьет же в любой момент," Лиза только качает головой, не отвечая. Чего уж, и правда может, уже раз почти получилось, и, будь его воля, мог бы добить, даруя быстрое избавление. Но — не стал этого делать. Значит, что-то, но все же не зря — вопреки не самым оптимистичным мыслям, Ядомару снова улыбается... Читать

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Bastet: Я крайне редко пишу отзывы, и тем не менее, чувствую, что это необходимо. Юни прекрасный форум, на который хочется приходить снова и снова. Здесь настолько потрясающая атмоcфера и классные игроки, что захватывает дух. Здесь любая ваша фантазия оживает под учащенное биение сердца и необычайное воодушевление. Скажу так, по ощущению, когда читаешь посты юнироловцев, будто бы прыгнул с парашютом или пронесся по горному склону на максимальной скорости, не тормозя на поворотах. Как сказала мне одна бабулька, когда мы ехали на подъемнике – ей один спуск заменяет ночь с мужчиной, вот так же мне, ответы соигроков заменяют спуск с Эльбруса или прыжок в неизвестность. Восторг, трепет, волнение, вдохновение и много всего, что не укладывается в пару простых слов. Юни – это то самое место, куда стоит прийти и откуда не захочется уходить. Юни – это целый мир, строящийся на фундаменте нескольких факторов: прекрасной администрации, чудесных игроков и Вас самих. Приходите, и Вы поймете, что нет ничего лучше Юни. Это то, что Вы искали!=^.^=

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniALTER » is a voice I can't deny


is a voice I can't deny

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/kqMbjmR.png

https://i.imgur.com/QQpH5FZ.png
https://i.imgur.com/EUg7boS.png
https://i.imgur.com/iLo7EJZ.png
https://i.imgur.com/lRvGIYq.png

https://i.imgur.com/Qh24DF3.png
I S   A   V O I C E   I   C A N ' T   D E N Y


Код:
<!--HTML-->
<div style="height: 95px; overflow-y: auto; padding: 5px;"><div style="font: 11px Arial;"><p align="justify"><center><i>◉ get your pride back, never back down ◉<br>
◉ and as I open my eyes I see my shadow ◉<br></i></center><br><br>
Не существует такого места, где каждый бы не помнил то, что они сделали, что сотворили с миром и что ещё готовы были сделать, если бы не неожиданное озарение, посетившие совершенно внезапно. По самой своей сути — у них нет больше возможности обратиться к Свету, нет и шанса на то, что тот когда-то сам по доброй воле коснётся их. Кем бы ни были до смерти, после неё переменились на корню, и даже вспомнив былое, освободившись, не обрели свой покой. Потому что холодная кровь в жилах всё ещё слишком пугает <i>живых.</i></p></div></div>

https://i.imgur.com/Fz4FXl8.png
https://i.imgur.com/fikwMHl.png
https://i.imgur.com/Lwr0ZOI.png
https://i.imgur.com/pXZAwGa.png

https://i.imgur.com/ilIr9ul.png

[nick]Koltira Deathweaver[/nick][status]незыблем как лёд[/status][icon]https://i.imgur.com/7AzfTNr.gif[/icon][sign]

касание мертвых рук на шее своей чувствуй,
услышь предсмертный скрип оков тебя сомкнувших,
холодный лязг брони и запах теплой крови

https://i.imgur.com/tYCFqVC.pnghttps://i.imgur.com/bPPFbGA.gifhttps://i.imgur.com/sfTLIMO.png

[/sign][lz]<center><b>Кольтира Ткач Смерти</b> <sup>~</sup><br>вечно молодой, вечно эльф<center>[/lz][fan]warcraft[/fan]

+2

2

Эхо властного голоса раздаётся в голове, растягивается там дымным облаком, забирается в каждый уголок, покрывая тот мрачнеющим с каждом секундой инеем. Кольтира прикрывает глаза, вслушиваясь в остатки приказа господина, для мнимой опоры касается пальцами холодной тёмной стены. Со временем это становилось более отчётливо, и даже самый тихий шёпот на грани сознания был хорошо различим. Новичкам требовалось время, чтобы после своего возрождения впитать эту текущую по пространству неумолимую волю, эту силу, сжимающую за горло тяжёлой рукой. Он уже давно слышал абсолютно всё.

Снующие под ногами упыри отчасти раздражают его. И он брезгливо пинает особенно слепого, того, что умудрился выползти на его путь, пусть и частично. Существо ворчит испуганно, торопливо отступает в сторону. Ему до этого нет никакого дела, у него был приказ, едва различимые слова, ласкающие слух непривычно, но отдающие желанием, острым, как пика, повиноваться. С этим словно нельзя было бороться, да и то было ни к чему. Его существование сводилось к простым истинам, которым он следовал с редкими отступлениями согласно своим пожеланиям. Это себе можно было позволить, выдавить что-то силой если надо.

Тренировочный зал полнится сырыми новобранцами. Половина из них не переживает даже простых боёв, слишком слабые, чтобы действительно занять какое-то место на поле боя. Потому мимо этой ямы с манекенами он проходит без особого интереса, стремящийся собрать именно чемпионов, которые сейчас столь необходимы.

Они были уже в шаге от того, чего так жаждал Король-Лич, и от этого не своё, а словно потустороннее жжение в замершей давно груди расходилось колюще, подталкивало действовать. Это был энтузиазм. Ещё немного и эти земли падут, сгниют под натиском. И жалкие остатки ордена разбегутся, как крысы, но их догонят. Смерть настигнет каждого. О чём-то он был готов позаботиться даже лично.

- Разувий.

Он кивает, выражает уважение тому, кто когда-то помог и ему обучаться тоже, делает это уже по привычке, хотя и не помнит, почему воспринимает подобное положение вещей нормой, в отличие от прибывающих новых эльфов, схожих с ним внешне; те напротив источали недовольную враждебность к тем, кто выглядел как человек, и тоже не помнили – почему.

- Кто ещё остался здесь? Мне нужен кто-то способный думать хотя бы двумя извилинами, - усмехается, растягивая бледные губы в подобие ухмылки, бросает взгляд на торопливо переваливающийся к порталу поганищ – приказ вызвал много ажиотажа даже среди этих тупых существ, - И не Тассариан.

Инструктор смеётся ему в ответ, махая на него рукой, но отсылает за «сообразительным помощником». Что в его понимании было сообразительностью – лучше не знать.

- Истэль?

Кольтира сводит брови к переносице, невольно, сам не замечая, дёргает немного ушами, самыми кончиками, выражая странную заинтересованность, загашенную в корне. Ему давно не доводилось видеть кого-то, кто также явно был высшим эльфом, последнее время им попадались на пути лишь те, кто звался эльфами крови. На подобное, сколь угодно шуточное, обращение к себе он реагировал недоброжелательно. С нотой не скрываемого раздражения и попыткой будто бы усомниться в интеллектуальных способностях того, кто применяет ко всем, кто похож внешне, одни и те же словосочетания. С тем же успехом лучников стоило называть воинами ближнего боя. Посмотрел бы он, как эти доморощенные кретины забьют кого-нибудь своим хлипким луком.

- Нужно перевести войска ближе к Часовне, придётся пройти поляну и лесопилку, так что нужны будут руны и пара рук, способных рубить с умом.

По большому счёту он бы справился и один. Но в этом не было никакой надобности, вдвоём будет проще и быстрее. Посмертный брат занимался чем-то схожим, это как-то ощущалось, скорее всего на поле боя так или иначе придётся ещё раз пересечься. Их цель чёткая и понятная, и чем быстрее они к ней придут, тем быстрее поступят новые указания. И больше крови прольётся. От ожидания того, что это случится, его ледяная кровь нехило подогревалась азартом.

Им необходимо собрать и руны, которые понадобятся в бою рыцарям куда менее сильным и способным. Потому Кольтира легко манит рукой к себе воительницу, ведёт её за собой к порталу, который переносит их на другой ярус Акеруса, и через общую суету протаскивает в сторону хранилищ. У каждого зала было своё, все средства там хранились соответствующие. Включая те артефакты, что могли бы оказаться полезными некоторым из рыцарей. Стоило бы оснастить войско прежде, чем они выступят. Они должны завоевать победу. Сама мысль о проигрыше внушала ему какой-то чудовищный ужас, вводила боль под давно побледневшую кожу. Это была не его эмоция, не его чувство. Но их внушение было сильнее, чем его жажда противиться. Ему и не нужно было этого делать.

- Дрянь какая, - присев на корточки перед ящиками с бурлящей даже в склянках дрянью, он распознаёт в этом то варево, что так нахваливал Нот, - Возьми, пригодится, - протягивает несколько из этих бутылок, те, что достаточно крепко закрыты и не испачканы мутной жидкостью, эльфийке.

Ему кажется, что прежде они не виделись. Это не особо сильно его интересовало, но наличие кого-то схожего с ним больше, чем все остальные, удивляло. Как-то странно реагировал разум. Словно голова начинала болеть, дурацкое ощущение, что череп распирает изнутри. Приходится мотнуть головой, чтобы снять это жужжащее над ухом наваждение.

У них всего лишь одна форма ушей и до смерти, возможно, они находились на одной территории. Это всё уже не важно. Потому что оба они мертвы. Ничего до этого момента не имеет значения. Ничего кроме служения – тоже.

- Если это нужно для распространителей чумы, то технология устарела, - извлекая ящик со всякой дрянью на свет из хранилища, он немного морщится, хмыкая, - Также, как Карлов, - усмехается мрачно, припоминая несколько пытающего рассыпаться алхимика; брюзжащий мешок костей.

В конце концов они берут не так уж много, часть всего этого Кольтира прямо так и сгружает снующим зелёным рыцарям, что только хлопают глазами, но тут же уносят куда сказано и не спорят. Есть преимущество в том, чтобы идти в первой линии атакующих. Тебя очень охотно слушают и не задают лишних раздражающих вопросов.

Кстати о вопросах.

- Я прежде не видел тебя тут, - честность после смерти была одним из немногих, что давалось легче лёгкого, любого несогласного или оскорблённого можно убить, и удовольствие от этого преумножит общее спокойствие, - Если тебя отметил Разувий, то должен был.

Возможно, что не видел потому, что оказался в засаде алых. Или ещё по какой-либо причине. Интерес, который как-то копошится внутри, скребётся так, что хочется до височной кости проковырять себе дырку острой латной перчаткой. Чтобы жжение как-то унялось, заменившись прохладой и гнилью рассеянного в оплоте воздуха.

Им необходимо выдвигаться, и в иное время ему была бы свойственна некоторая азартная торопливость, как тому, кто жаждет пролить больше крови, насытиться ей, но сейчас Кольтира идёт вровень, хотя и прибавляет шаг уже перед самой площадкой для полётов, где подобно стервятникам костяные грифоны грузно порхают где-то над головой.

- Нам стоит обогнать их, - он видит рыцарей, включая Тасссариана, уже внизу, бегущих к пещере, за которой и скрывались остатки алого ордена, - Если хотим урвать хоть что-нибудь, конечно, а не то это будет скучным путешествием.

[nick]Koltira Deathweaver[/nick][status]незыблем как лёд[/status][icon]https://i.imgur.com/7AzfTNr.gif[/icon][sign]

касание мертвых рук на шее своей чувствуй,
услышь предсмертный скрип оков тебя сомкнувших,
холодный лязг брони и запах теплой крови

https://i.imgur.com/tYCFqVC.pnghttps://i.imgur.com/bPPFbGA.gifhttps://i.imgur.com/sfTLIMO.png

[/sign][lz]<center><b>Кольтира Ткач Смерти</b> <sup>~</sup><br>вечно молодой, вечно эльф<center>[/lz][fan]warcraft[/fan]

+2

3

"Убей их всех..."
Чужой - свой, - твердый голос непреклонно расходится ледяной волной по телу. Возможно, раньше она схоже чувствовала тепло крови. Тогда, когда была еще жива, когда любая попытка вспомнить не пресекалась саронитовой волей повелителя, не уходила с болью, впивающейся в виски раскаленными стальными прутьями истязателей Алого Ордена. Наказывая непокорство неизменно приходящим страданием можно приручить и дикого волка. Можно заставить его делать что угодно, пускай то противоречит его природе. Так и Истэль со временем перестает пытаться проникнуть через мутную пелену, зная что ее ожидает.
А еще, потому, что знает и другое - будущее, победа Короля-лича, гораздо важнее ее собственного прошлого. Это - смысл ее нежизни. Служение Плети. Единственная и самая главная цель.
Возможно, потому она не испытывает ни малейших сомнений, убивая очередную эльфийку, плененную служительницу Света. Эта смерть не дает привычного удовлетворения, не унимает жажду крови - эльфийка не сопротивляется и умирает с печальной улыбкой на светлом лице, а в зеленых глазах ее бесконечная горечь и омерзительное сочувствие.
Будто мало было прощальных слов.
Истэль неинтересны бредни очередной фанатички, неудачно попытавшейся избежать неумолимого рока. Несколько мгновений она безразлично смотрит на безжизненное тело, думая, стоит ли оживлять ее как вурдалака - слишком хрупка и невысока, и смысла в подобном слуге нет, так что труп остается на поживу мертвецам или пламени, в котором весь Азерот будет очищен от живых.
Выходя из хлева, где держат пленных, она переглядывается с другим рыцарем смерти, орком, мимолетно чувствуя укол недовольства и омерзения - она не помнит почему, но что орки, что тролли отвратительны ей до навязчивого желания лишить их дарованного Королем-личом посмертия.
Но пока что нельзя.
"Никого не оставляй в живых..." - и этот приказ обращен к живым. К тем, кто смеет противиться неизбежному. Тем, кто считает себя достаточно сильными дабы выступить против ее повелителя.
Им пощады не будет.
Чужая - своя, - жажда крови опьяняет, и нет прекраснее музыки чем крики живых, увидевших свою смерть. Та шествует по некогда тихим окраинным землям неотвратимо, беспощадно; сверкает мертвой голубизной глаз, пылает едкой зеленью расползающейся скверны и ярким пламенем горящих строений. Нет спасения от смерти, и Истэль только рада нести оную на конце своего меча.
Когда к ней приходит посланник от Разувия, она не ждет, собирает необходимое и идет следом, оставляя позади свитки с донесениями из Восточных Королевств и Нордскола - лучше который раз перечитывать их чем очередной одухотворенный манифест Кел'Тузада. Еще же лучше - задание, в детали которого ее посвящает один из братьев, Кольтира Ткач Смерти.
- Она самая, - голос низок, в нем слышна ухмылка - тоже привычная. Ее порой сменяет стылая ярость или холод ледяных пиков Нортренда, однако, посмертие каждого отметило по-своему. Видимо, и при жизни ей свойственная была похожая манера речи. Об этом, как и всегда, задумываться желания не находилось.
Особенно, в присутствии Кольтиры.
Он отличается от прочих эльфов-рыцарей. Не эльф крови, высший эльф, и это заставляет смотреть на него менее резко и враждебно, чем обычно глядела на других. Были ли они знакомы? Она не знает. И нет причин удовлетворять любопытство. Важно иное - все они братья и сестры на службе у самой смерти.
Впрочем, кто-то может быть чуть более братом нежели остальные.
- Ясно, - задание несложное, но необходимое для успешного продвижения войск. Полезнее ожидания грядущего боя здесь, в небе, рядом с новичками и командованием.
Склянки закреплены в напоясной сумке, меч в ножнах, она готова, когда слышит не то просто слова, не то вопрос. С чего ему встречать ее прежде? Далеко не все рыцари смерти были знакомы друг с другом, а сейчас в Акерусе стало особенно тесно. О нем-то она, дело ясно, слышала. Доводилось и видеть издали, там, внизу, когда сражалась в Дольном Очаге с Алыми, вот и все.
- Необязательно, - отвечает ровно, двигаясь в сторону костяных грифонов, - я не сижу безвылазно на Акерусе. Больше сражаюсь на передовой, - если бы могла не возвращаться сюда, было бы веселее.
Не то, чтобы сейчас невесело, насколько это чувство в немертвом сознании могло существовать. Впереди ведь бой!
- Значит, меньше разговоров, больше дела, - бледные губы на белом лице растягиваются в подобии улыбки. Холодный азарт вскипает внутри. Истэль ловко запрыгивает в седло немертвого грифона, вдыхает пропитанный смертью воздух Акеруса, и миг спустя уносится вниз, к пещере, соединяющей два фронта.
Блеклое солнце в багровых небесах не греет. Оно печально смотрит на покрытое кровью и трупами Тихоземье сквозь дымку, оставшуюся после пожаров. Дольный Очаг все еще горит - есть в этом своя темная ирония. Как и удовлетворение, ведь она приложила к тому руку.
Порывы сухого ветра тщетно пытаются сорвать с головы капюшон, задувают под ткань, перебирая короткие седые пряди. За спиной темным знаменем развевается плащ.
Символом неизбежного.
- Перелетим через ущелье и пещеру, опустимся с той стороны. Обойдем других, - сквозь шум ветра, она уверена, он услышал ее слова, и они пролетели над горами и повисли над Ядовитой поляной, где собирались остатки войск Алого Ордена, бегущие в Чумные земли. Внизу уже шло сражение - гарнизон Плети здесь был существенным, но войска святош сражалишь отчаянно, зная, что пути назад нет. Только вперед, под крыло Серебряного Рассвета или дальше, в оскверненные чумой земли.
Грифон, послушный ее руке, резко устремился вниз, к поверхности. Не прошло и нескольких мгновений, как он приземлился и, подождав, пока всадница спешится, взмыл обратно в небо - ему следовало возвратиться в Акерус. Звон оружия, крики и рычание показались музыкой, и Истэль, не ожидая ни секунды, обнажила меч, одновременно с тем призывая слугу-вурдалака. А когда рядом оказался Кольтира, произнесла с той же ухмылкой, полускрытой тенью от капюшона:
- Развеемся? - словно старому другу, а не только встреченному рыцарю.
Не то, чтобы он обидился, так?
И ринулась вперед, с удовольствием делая то, ради чего была одарена нежизнью - убивая живых.
"Рази их без всякой пощады...".
О, это она сделает с превеликим удовольствием.

[nick]Isthel Felsword[/nick][status]всадник темноты[/status][icon]https://i.imgur.com/ERBLhHi.jpg[/icon][sign]https://i.imgur.com/mjRSgPS.png https://i.imgur.com/xiktIl4.png https://i.imgur.com/gqdUvtF.png https://i.imgur.com/L3bPyBP.png https://i.imgur.com/HUOutHX.png
не буди меня, не тревожь меня,
не ступай на снег чистый, ровный.
я дыхание спрячу в ветер,
ночь скроет тень мою,
а историю
с самого конца
я водой смахну с контура лица.
[/sign][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Истэль Клинок Скверны</a></b> <sup></sup><br>Рыцарь Черного Клинка<br><center>[/lz][fan]warcraft[/fan]

Отредактировано Tauriel (2019-06-13 01:38:31)

+2

4

Бифрост за спиной будто греет его давно стылые кости, подогревает застывшие посмертно мышцы, создавая какой-то приятный резонанс в области поясницы. Лезвие совсем едва касается края лат, когда грифон заворачивает не особенно аккуратно, торопясь скорее доставить всадника в самую гущу событий. Пустые очищенные кости животного тоже царапаются остриём, но существу давно мёртвому едва ли может быть больно. Жизнь в этих летающих созданиях поддерживалась искусственно, в них даже сухожилий и тех было слишком мало, чтобы навредить таким действием. И только скрежет металла о кости подогревает аппетит.

Кольтира усмехается своей спутнице уголком губ, надменно вздёргивает подбородок, словно принимая её немой вызов. Он один из лучших и может показать этой девчонке, на что способен давно уже пестующий гибель рыцарь смерти.

Прыжок с грифона выходит резким, но первое же прикосновение к рукояти лезвия успокаивает встревоженное жаждой крови мёртвое сердце. Он с силой напрягает свои мышцы, вдыхает глубоко, стыло, вынуждая кровь в жилах своих врагов вскипеть, забурлить, принося им мучение. Если у него ещё осталось что-то от души, от того, что не забрал повелитель в свои руки, полные величия, то это что-то торжествовало. Убийство – его стихия. И каждый предсмертный хрип приносит неумолимое удовольствие, осадок горько-сладкий на корне языка, усмешку в синеве выжженных нежизнью глаз.

- Все вы падёте перед волей Короля Лича.

Шёпот на грани слышимости, холодный, ледяной даже, как воды замёрзших кровавых рек. Не его шёпот, хотя произносимый его губами. Ему слышится пение банши, что воют где-то за спиной, вовсе не поют, и каждый удар происходит всё с большим остервенением. Он вытягивает из своих врагов жизнь жадно, запитывает меч кровью, набирая силу, чтобы в одно мгновение посеять смерть и разложение прямо под их ногами. Так, чтобы та выжигала их пятки, чтобы пробиралась по венам в тело, отравляя траву, землю, всё.

Его взгляд время от времени падает на Истэль, что демонстрирует свою силу и ярость с каким-то особенным… видом. Будто бы для неё это каприз даже чуть женский. И это напоминает ему о чём-то. Какая-то картинка, полная золота и зелени, на миг мелькает перед глазами. Отвлекает его, вызывая тупую головную боль и жжение в неподвижной бездыханной груди.

Это заставляет пропустить удар. И ответить сразу несколькими, что с силой даже прорубают землю трещиной, когда бифрост приземляется краем острия на жахлую, пропитанную кровью и чумой траву. Его противник с противным хлюпанием разваливается на две равные части. Стоящий позади жрец Света смотрит в его полные жажды крови глаза испуганно, но Кольтире нет никакого дела. Он видит только мерцание бледных золотых искр между чужими пальцами, губы сухие, торопливо читающие молитвы. Но ничто, ничто не сможет его остановить. И меч входит в чужую грудь с мерзким звуком пожираемой чумой плоти.

Он оглядывается мельком, смотря безразлично на трупы вокруг себя, прежде чем переступить через жреца, смотрящего теперь пустым взглядом куда-то в сторону. На ходу сжимает свободную руку с напряжением в кулак, из чужой крови, пролитой обильно, собирая себе горстку отвратительно пухлых личинок. Те сразу расползаются торопливо в сторону тепла, слепо ищут, где бы полакомиться живыми.

Под симфонию криков он следует по Ядовитой поляне в сторону лесопилки Бровача неотвратимо, ровняясь с Истэль. На её латах видны потёки крови, и даже на светлых волосах остались алые разводы.

Хороший урожай.

- У меня больше.

Усмехается удовлетворённо, всё ещё испытывая странное жжение в груди с каждым шагом. Будто каких-то вещей перед глазами всё больше, мельком отражающихся в его закрытой памяти. И воля повелителя давит это, муками выжигает из его сознания. Но чем ближе они к конечной цели, чем быстрее подходят через успевшее обагриться поле боя к верховному лорду Могрейну… тем боль становится отчётливее.

Это приходится игнорировать. С раздражением стряхивать с меча кровь, резким жестом рук высасывая всю жизненную энергию из оставленных где-то позади прислужников. Он чувствует мучение их смерти прежде, чем кости и жилы наполняются силой. В этом была прелесть отсутствия жизни. Он просто не мог устать. Хотя и не знал, хорошо ли это, ведь ничего в целом, кроме жажды убивать, ощущать не приходилось.

Крики невинных ласкали его слух лучше, чем любые другие звуки.

- Нас ждёт хороший бой, - он усмехается, когда они останавливаются подле верховного лорда, когда встают возле Орбаза и Тассариана, облитых кровью жертв не меньше, чем они с Истэль, - Самые «святые» выйдут на смерть.

В его голосе, должно быть, слышится тень голода. Его нетерпение удерживается только волей к победе, а также чувством гордости, присущим его с самого начала воскрешения. С того дня, когда Тассариан возродил его, Ткач Смерти был таковым, каким являлся сейчас. Ничто не изменила в нём нежизнь, её века никак не повлияли на него. Только лишь пробуждение повелителя наполнило новой какой-то яростью. Они следовали за ним с самого Нордскола, они ждали его там, сражаясь неустанно, чтобы утолить невозможные голод.

Только ничто не было способно утолить это. Потому как боль выжигала всё, стоило лишь забыть о своём предназначении лишь едва.

Они созданы сеять смерть живым. Всему. И пусть щемящее страдание выжжет все земли, избавив их от отравления жизнью.

- Кто первым убьёт какого-нибудь паладина – тот лучший воин, - Кровопорч, как всегда, не в меру прям и самоуверен не по силе.

- Это буду я.

- Ты помнишь с какой стороны держать меч, Тассариан?

Их вялое переругивание всегда было таким. Островатым, непонятно братским. И это было так, будто бы они когда-то давно были крепкими союзниками, только не знали уже об это и не помнили. Даже свою смерть никто из них не мог вспомнить. И не пытался. У этого не было никакого смысла. Смысл был только в служении. В победе Плети. Остальное не имело никакого значения.

- Я уступлю тебе первый удар, - ухмыляется едва, спокойно, своей неожиданной напарнице в этом деле, и в голосе у него сквозит лёгкая надменность, которая, кажется, свойственна была очень многим эльфам, - Если это тебе поможет.

Они выдвигаются быстро, под горн, под возрождение лордом Могрейном бесчисленных множеств существ. Эта сила внушала уважение. Даже Кольтире, который едва ли был способен уважать кого-то действительно. Почти каждый вызывал у него скорее неодобрительное снисходительное презрение. Иногда – терпение. Исключения были редкими. Даже барон Ривендер не вызывал в нём никаких нот одобрения. Не говоря о сан’лейн. Что-то странное было в этих эльфах. Будто какая-то нота, названия которой он не знал, заставляла его презирать этих принцев. Но не говорить, разумеется, этого вслух. Они преследуют одну цель.

Только что-то этих «могучих» принцев крови нет с ними в бою. Одни лишь вояки, рыцари, верно служившие Королю Личу. Тем лучше. Так они покажут на что способно его войско. И пусть каждый убоится прежде, чем погибнет и будет воскрешён владыкой.

[nick]Koltira Deathweaver[/nick][status]незыблем как лёд[/status][icon]https://i.imgur.com/7AzfTNr.gif[/icon][sign]

касание мертвых рук на шее своей чувствуй,
услышь предсмертный скрип оков тебя сомкнувших,
холодный лязг брони и запах теплой крови

https://i.imgur.com/tYCFqVC.pnghttps://i.imgur.com/bPPFbGA.gifhttps://i.imgur.com/sfTLIMO.png

[/sign][lz]<center><b>Кольтира Ткач Смерти</b> <sup>~</sup><br>вечно молодой, вечно эльф<center>[/lz][fan]warcraft[/fan]

+1


Вы здесь » uniROLE » uniALTER » is a voice I can't deny


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC