о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
• riza
связь ЛС
Дрессировщица диких собак, людей и полковников. Возможно, вам даже понравится. Графика, дизайн, орг. вопросы.
• shogo
связь лс
Читайте правила. Не расстраивайте Шо-куна. На самом деле он прирожденный дипломат. Орг. вопросы, текучка, партнеры.
• boromir
связь лс
Алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно. Орг. вопросы, статистика, чистки.
• shinya
связь лс
В администрации все еще должен быть порядок, но вы же видите. Он слишком хорош для этого дерьма. Орг. вопросы, мероприятия, текучка.

// NEWT SCAMANDER
Ньют чувствует смесь досады, легкого раздражения и облегчения. Первое — заседание не состоялось и этот вопрос снова отложили до лучших времен. Второе — у него в питомнике некоторые подопечные нуждались в лечении, а потому он был нужен не здесь. Третье — он избавлен от счастья общения с Трэверсом и другими чиновниками, кто пытается выдавить из него информацию, которую Скамандер-младший все равно не расскажет. Просто потому что не может. И все же внутри помимо всего затесалась легкая тревога... Читать

ПУТИ СИЛЫ НЕИСПОВЕДИМЫ //
Ситхи вечно все возводят в абсолют, — Ириан усмехается, впрочем, по-доброму, прекрасно понимая, что и джедаи не лучше. Во всяком случае, те, которые настолько упали в Свет, что тот им заменил всякое понимание реалий этого мира. Иными словами, фанатизм никому никогда не помогал. Благо, тут фанатизмом не пахло. И Ириан отчего-то хотелось надеяться, что и не станет пахнуть — Каллиг, все же, адекватным ситхом показался. Хотя бы и потому, что они до сих пор не сцепились друг с другом, забыв о сотрудничестве. Читать

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Bastet: Я крайне редко пишу отзывы, и тем не менее, чувствую, что это необходимо. Юни прекрасный форум, на который хочется приходить снова и снова. Здесь настолько потрясающая атмоcфера и классные игроки, что захватывает дух. Здесь любая ваша фантазия оживает под учащенное биение сердца и необычайное воодушевление. Скажу так, по ощущению, когда читаешь посты юнироловцев, будто бы прыгнул с парашютом или пронесся по горному склону на максимальной скорости, не тормозя на поворотах. Как сказала мне одна бабулька, когда мы ехали на подъемнике – ей один спуск заменяет ночь с мужчиной, вот так же мне, ответы соигроков заменяют спуск с Эльбруса или прыжок в неизвестность. Восторг, трепет, волнение, вдохновение и много всего, что не укладывается в пару простых слов. Юни – это то самое место, куда стоит прийти и откуда не захочется уходить. Юни – это целый мир, строящийся на фундаменте нескольких факторов: прекрасной администрации, чудесных игроков и Вас самих. Приходите, и Вы поймете, что нет ничего лучше Юни. Это то, что Вы искали!=^.^=

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » Тайное становится явью


Тайное становится явью

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s9.uploads.ru/ZAxYk.png http://sd.uploads.ru/9dev1.png

Edward Hyde, Emma Carew
Середина ноября, ночь, лаборатория Джекилла
Эмма вновь приходит навестить Генри, который по непонятной причине даже не пытался встретиться с ней долгие несколько недель. Это беспокоит девушку, и она решает во всем разобраться. Дверь в лабораторию оказывается открытой, и Эмма смело заходит в нее. Кого же она увидит там? Возлюбленного? или...

- Никто не смеет прикасаться к Эдварду Хайду!!!

+1

2

Огромная полная луна, ярко светящая с черного и мрачного неба, затянутого тучами, застыла над городом. Над Лондоном повис туман, который не позволял видеть дальше вытянутой руки. Времени было около полуночи, и в связи с некоторыми событиями это было самым криминальным временем. Улицы опустели, и только полиция Скотланд-Ярда патрулировала территории, и встретить в такое время кого-то из людей было возможно, но это было редким явлением. А все потому что в городе уже долгие месяцы орудовал маньяк, которого ни одна полиция не могла поймать. Об убийце ничего не было известно. И лишь немногие, кому удалось стать свидетелями ужасных преступлений, запомнили, что он высокого роста (почти два метра), что глаза убийцы были ярко-зеленого цвета и горели яростью и ненавистью ко всему живому, словно это был не человек, а дикий зверь, безжалостно убивающий каждого, кто встанет на его пути. Также у убийцы запомнили вьющиеся спутанные волосы чуть ниже плеч и крайне гадкий, слегка охрипший смех. Голос у него явно был весьма грубый. Но этого было очень мало для поимки преступника, а больше и не было возможно узнать, потому что он быстро скрывался.
Это был некий Эдвард Хайд, который не только считал себя, но и являлся самым жестоким человеком не только в Лондоне, но и во всей Англии, поскольку пока он входил в списки самых опасных людей. Хотя никто не знал даже, что формально этого человека не существует. Не говоря уже о том, как его могли поймать.
Наверное, не стоит раскрывать все карты сразу, хотя человек, который в душе был истинным сыщиком, вполне мог докопаться до истины. Хотя, что уж там говорить, когда этим самым убийцей Эдвардом Хайдом являлся уважаемый ученый, выдающийся врач и член высшего общества, доктор Генри Джекилл. И именно из-за Эдварда Хайда, из-за своей второй злобной личности, Генри даже не мог нормально и спокойно жить. Все мысли Джекилла были только о том, как же избавиться от своего двойника. Но все тщетно. Хайд намного сильнее. И становился сильнее с каждым днем.
Ранее Эдварду не приходилось сидеть в полном одиночестве или без дела, потому что то он к Люси отправится, то придушит кого-нибудь на улице, но сегодня он засел в лаборатории, злобно рассматривая каждую колбу и пробирку. Он хмурился, что-то тихо рычал себе под нос, фырчал и метался по лаборатории. Словно что-то искал. А именно он пытался найти припрятанную Генри формулу, для того что бы убить Эдварда. И поскольку Хайд хотел жить, целью было уничтожать все попытки избавиться от него. Мужчина настолько был увлечен поисками, что ему даже стало жарко, поэтому он скинул с себя плащ и швырнул его на стул. И даже не сразу услышал быстро приближающиеся шаги, которые вскоре оказались у самого порога в лабораторию.
- Генри, ты здесь? - послышался мягкий и весьма добрый женский голос. О да, Хайду хорошо был знаком этот голос. Эмма. Невестушка Джекилла. Ее появление немного взбесило мужчину по двум причинам. Первая: он разозлился сам на себя за то, что не закрыл дверь в лабораторию. И вторая: какого черта эта несчастная аристократка приходит в дом Генри без стука да еще и посреди ночи? Девушка уже появилась в дверном проеме и по всей видимости заметила мужчину. Эдвард медленно обернулся, его волосы немного скрывали горящие недовольством глаза, а сам он крайне тихо зарычал, демонстрируя всем своим видом, что очень не рад тому, что она пришла.
Притворяться Джекиллом Эдвард даже не собирался. Ни ради него, ни ради Эммы. Он смотрел в глаза девушки, прожигая ее взглядом насквозь. Взглядом полным ненависти и злобы. А затем тихо, но довольно грубо произнес.
- Боюсь, доктора Джекилла сейчас нет дома. И не будет в ближайшее время. Поэтому тебе стоит уйти, - да, вот так вот, даже не церемонясь, Хайд собрался прогнать Эмму. Ей здесь совершенно нечего делать, потому что отпускать Генри к его невестушке он даже и не планировал. Еще расскажет ей, а Кэрью будет пытаться помочь своему будущему супругу покончить с Хайдом раз и навсегда. Нет, этому не бывать.

+1

3

При всём своем благополучии и положении, говоря откровенно, Эмма не могла себя назвать удачливым человеком. Счастливым - да, но точно не баловнем Фортуны.
Во-первых, Эмме Кэрью не повезло родиться женщиной. Даже в их прогрессивной Англии, для того, чтобы леди имела определённую социальную свободу в своих желаниях и действиях, нужно либо быть королевского рода, либо замужем. Увы, хоть её отец был баронетом, но после смерти матери только сильнее стал зависеть от мнения общества, а значит, единственным путём к свободе оставалось замужество. Благо, тот же отец, безмерно её любивший, был согласен на брак только "по любви" - то есть, с согласия самой Эммы. За что она была безмерно благодарна отцу - пример её подруг по пансиону, вышедших замуж за неё, и тем самым добровольно заключивших себя в клетку, ставших лишь декоративным приложением к супругу, был до боли ярок и част. Нет, так было не со всем, но с подавляющей частью. Эмма такой судьбы себе не желала, у неё была слишком деятельная натура.
И в этом была вторая беда Эммы Кэрью - ей не посчастливилось родиться умной. Достаточно умной, чтобы не проявлять свой ум до злобы окружающих явно, но находиться чуть ли не в постоянном поиске знаний. Её интересовало многое, но особенно - медицина и науки, с нею связанные. Когда возраст позволил быть её задумке приличной, Эмма испросила отца стать медсестрой в госпитале св. Иуды, где помогала до сих пор, ранее сочетая с обучением в Королевском колледже. Главный врач, тот ещё ретроград, находил саму мысль о учёной женщине кощунственной, но противиться воле одного из членов совета попечителя не мог, и доступ к книгам давал. Однако, не все относились к её любознательности столь благосклонно, тот же Саймон, её дорогой Саймон, давний друг, при всей их крепкой и нежной дружбе, считал её увлечение науками и книгами девичьей блажью, а не чем-то серьёзным. Как и отец, и причина в этом у них была на двоих одна, являясь третьей причиной плохой удачи Эммы.
Эмме Кэрью с годами всё сильнее и сильнее внешне походила на свою мать, первую красавицу Лондона. Отец особо отличал глаза, Саймон - теплое с рыжиной золото волос, окружающие - несомненное сходство с миссис Кэрью и даже превосходящую её тонкость черт, не желая замечать остального.  Ум, особенно в женщине, по мнению общества, столь редко уживался с красотой, что у признанной красавицы Эммы Кэрью не было и шанса доказать обратное. Но, кроме ума, в ней было и упорство, а потому, попыток доказать, найти, создать свое счастье Эмма не бросала.
И, словно в утешительный дар за все эти беды, судьба послала ей Генри Джекилла.  Знакомство с ним, влюбленность в него и любовь не походило на то, что пишут в романах (она всё-таки оставалась девушкой, поэтому редко, но позволяла себе эту слабость, читать их),  не взрывом чувств, или вулканом страсти, о нет. Больше всего это походило на узнавание, на разделённую на двоих искру разума, что подчас можно разглядеть в чужих глаза, на осознание того, что ты находишь себя в другом существе. Неудивительно, что они были настолько поглощены этим, что то, кем являлись для друг-друга на самом деле, не смогли осознать сами, лишь с чужой подсказки - пущенная Саймоном острота, обернулась против него, когда Генри с улыбкой уверил его, что действительно испытывает к Эмме нечто большее, чем дружбу.
А в целом, даже после этого заявления, между ними почти ничего не изменилось - всё то же глубокое понимание друг-друга, восхищение и восторг от каждой проведённой вместе минуты, разве что прикосновений стало больше, но они не нарушали грани приличий. Эмма просто с каждым днём убеждалась в том, что Генри - идеален. Светлый, что умом, что сам по себе, самый близкий человек. Несомненно, в некоторых случаях его манеры оставляли желать лучшего из-за проявляющей себя ученой эксцентричности и излишней честности, но и это в нём Эмма находила очаровательным. И уж что-то, а Генри точно не рассуждал вслух о том, способна ли женщина быть ученой и какие сферы изучать её прилично. Он просто позволял ей сидеть в тихом уголке своей лаборатории с книгой, пока сам занимался опытами, или они на пару обсуждали результаты и те же книги. Он был настолько прекрасен, настолько добр, что это могло испугать - разве могут такие люди существовать? Могло, но не её. Эмма подчас сама над собой подтурнивала, называя Генри "её демоном". Прозвище нисколько ему ни шло, ибо во всём Лондоне нельзя было найти джентльмена сострадательнее и добрее, но он никогда не опровергал его, только неловко улыбался, приподнимая брови. А для Эммы он действительно был таковым: идеальным другом и возлюбленным, мечтой, чье исполнение можно получить, лишь продав душу демону.
В день помолвки она думала о том, что счастливей может стать лишь в день свадьбы.
Однако, счастье было недолгим - Генри, расдасованный неудачей перед советом попечителей, погрузился в исследования с головой. Это не было чем-то необычным, но... В этот раз его увлеченность вышла из рамок, походя на фанатизм. Он избегал её, свою невесту, он избегал Джона, сутками закрываясь в лаборатории, не пуская к себе никого, даже верного Пула.
В эту ночь ей не спалось - были ли тому виной туман и луна, превратившие город в призрак, волшебную тень себя самого, или очередной приступ беспокойства за Генри, Эмма не могла разобрать. Но в этот раз предчувствию противиться не стала, и, тихонько собравшись, вышла из дома. Наверное, первую беду Эммы Кэрью следовало считать общей - её характер всё же больше походил джентльмену, чем леди, скрываясь лишь под гнётом хорошего воспитания. Но до его получения, в детстве, она не раз и не два сбегала из дома, чем (ну, и ещё остальными выходками) вызвала большую часть седых волос у своей гувернантки. Сейчас эта наука ей помогла выбраться из дома незамеченной, как и добраться до особняка Джекилла.
Верный Пул открыл ей дверь ничего не спрашивая, хоть время шло к полуночи. Он так же, как и она, был измучен волнением за своего господина, а потому лишь сообщил, что будет у себя, если что-то понадобиться, и оставил её одну.
Не зная даже, куда идти дальше, в комнату Генри или библиотеку (два самых очевидных варианта местопребывания её жениха), она заметила свет, идущий из открытой двери в лабораторию.
- Генри, ты здесь? - Мягко спросила она, входя внутрь, но замерла на полушаге, поймав яркий и злой, как колдовские болотные огни, взгляд зелёных глаз.
Генри не было, но лаборатория не пустовала. Мужчина, в чей угрожающей фигуре даже человеческую признать удавалось не с первого взгляда, одет был столь причудливо, что будь воспитание Эммы несколько хуже, она бы покраснела, зарычал на неё, вместо приветствия, одновременно прожигая её взглядом. Когда же он заговорил, голос его был ещё более хриплым, чем был рык, как бывает после продолжительного хохота... или крика.
Он был недоволен и зол, агрессия пропитала каждый его жест, саму позу, не то, что слова, но их грубость была объяснима. Многие бы люди были недовольны, если бы их отвлекли от дела.
С каждой секундой ситуация становилась всё более двусмысленной, потому что, по сути, они оба не имели права быть здесь, особенно в такой час, но... Всё это было вполне в духе Генри Джекилла.
Ощущая, как краска смущения и легкого недоумения окрашивает кромку скул розовым, Эмма сделала легкий книксен, произнося:
- Прошу прощения, что потревожила вас, сэр. Я не хотела мешать. Однако, раз встреча состоялась, позвольте представиться - Эмма Кэрью, нареченная Генри Джекилла, который, судя по всему, знаком и вам. Можно узнать ваше имя, или вы предпочтете остаться инкогнито? - Эмма несколько нервно поправило кружево на отвороте рукава платья, ожидая ответа, но, вспомнив другие обращенные к ней слова, спросила:
- Вы... знаете, где он?Судя по всему, раз вам известно, сколько он будет отсутствовать, вы - единственный, кто знает, что с ним вообще происходит. Вы... - Эмма сделала шаг, приближаясь к мужчине, и даже его взгляд не мог остановить - всё-таки, это просто взгляд, - замерла на границе приличий и подняла голову. Незнакомец был высок, так же высок, как и Генри, и это неожиданное сходство с любимым успокоило её, добавив уверенности. - Вы не поможете мне? О, прошу, если вы что-то знаете, расскажите! Это будет лучше и для вас - я не уйду отсюда, пока не узнаю что-нибудь о Генри!

+1


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » Тайное становится явью


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC