о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
• riza
связь ЛС
Дрессировщица диких собак, людей и полковников. Возможно, вам даже понравится. Графика, дизайн, орг. вопросы.
• shogo
связь лс
Читайте правила. Не расстраивайте Шо-куна. На самом деле он прирожденный дипломат. Орг. вопросы, текучка, партнеры.
• boromir
связь лс
Алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно. Орг. вопросы, статистика, чистки.
• shinya
связь лс
В администрации все еще должен быть порядок, но вы же видите. Он слишком хорош для этого дерьма. Орг. вопросы, мероприятия, текучка.

// NEWT SCAMANDER
Ньют чувствует смесь досады, легкого раздражения и облегчения. Первое — заседание не состоялось и этот вопрос снова отложили до лучших времен. Второе — у него в питомнике некоторые подопечные нуждались в лечении, а потому он был нужен не здесь. Третье — он избавлен от счастья общения с Трэверсом и другими чиновниками, кто пытается выдавить из него информацию, которую Скамандер-младший все равно не расскажет. Просто потому что не может. И все же внутри помимо всего затесалась легкая тревога... Читать

ПУТИ СИЛЫ НЕИСПОВЕДИМЫ //
Ситхи вечно все возводят в абсолют, — Ириан усмехается, впрочем, по-доброму, прекрасно понимая, что и джедаи не лучше. Во всяком случае, те, которые настолько упали в Свет, что тот им заменил всякое понимание реалий этого мира. Иными словами, фанатизм никому никогда не помогал. Благо, тут фанатизмом не пахло. И Ириан отчего-то хотелось надеяться, что и не станет пахнуть — Каллиг, все же, адекватным ситхом показался. Хотя бы и потому, что они до сих пор не сцепились друг с другом, забыв о сотрудничестве. Читать

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Bastet: Я крайне редко пишу отзывы, и тем не менее, чувствую, что это необходимо. Юни прекрасный форум, на который хочется приходить снова и снова. Здесь настолько потрясающая атмоcфера и классные игроки, что захватывает дух. Здесь любая ваша фантазия оживает под учащенное биение сердца и необычайное воодушевление. Скажу так, по ощущению, когда читаешь посты юнироловцев, будто бы прыгнул с парашютом или пронесся по горному склону на максимальной скорости, не тормозя на поворотах. Как сказала мне одна бабулька, когда мы ехали на подъемнике – ей один спуск заменяет ночь с мужчиной, вот так же мне, ответы соигроков заменяют спуск с Эльбруса или прыжок в неизвестность. Восторг, трепет, волнение, вдохновение и много всего, что не укладывается в пару простых слов. Юни – это то самое место, куда стоит прийти и откуда не захочется уходить. Юни – это целый мир, строящийся на фундаменте нескольких факторов: прекрасной администрации, чудесных игроков и Вас самих. Приходите, и Вы поймете, что нет ничего лучше Юни. Это то, что Вы искали!=^.^=

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniPORTAL » вокруг так много боли


вокруг так много боли

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s9.uploads.ru/8yUej.png

В главных ролях: Bastet & Natasha Romanoff
Время действий: пост Avengers: Infinity War
Место действий: Ваканда
Краткое описание:

Ровно половина Вселенной по щелчку рассыпалась в прах, превратилась в ничто, а люди, которые остались жить, должны были с этим что-то делать. Но не пришла ещё та самая минута понимания происходящего. Не нашлось пока ни в одном человеке столько мудрости и силы, чтобы вынести случившееся с гордо поднятой головой, мол "проиграли, бывает". Кто-то так и не сможет, до кого-то столь простая истина дойдёт с опоздание. Но то будет в будущем, а сейчас... сейчас люди горевали.
Мир был наполнен болью и страданием.

Отредактировано Natalia Romanova (2019-05-13 21:11:26)

+1

2

Для фона

Внешний вид

http://s3.uploads.ru/t/TfpCI.gif

Время. В какой-то момент оно остановилось, сбавило скорость, предательски пролило слезы на землю и исчезло. Испарилось на грани сознания, рисуя образ пустоты и неприступности. Ровно на один выдох и один вдох, чтобы ощутить горечь во рту и осознать, что произошло непоправимое. Снова произошло нечто, снова имеет место быть феномен уничтожения. Но какого именно? Все это похоже на глупую игру, спектакль, но никак не на правду. Один шаг по пожухлой листве, взгляд в сторону, где ранее происходило сражение. Фейерверк, создаваемый соприкосновением оружий, пропал, исчезли и сами противники.
   Я чувствую, как внутри начинает нарастать тревога, пульс учащается, кровь бешеным потоком пульсирует по венам, я отвожу взор к земле. Слишком тихо, не слышно ни пения птиц, ни стрекота насекомых, ни голосов. Даже ветер, кажется, что пропал. После я устремляюсь дальше, обращаюсь в кошку и бегу по лесу, ища людей, пытаюсь понять, что происходит. Тишина. Тишина. Тишина.
   Пробежав еще несколько аллей, нахожу воинов Ваканды, но… они обращаются в пепел, развеваются на ветру. Исчезают до мельчайших атомов и в моих глазах, смотрящих через призму магии, расщепляются без остатка. Их души, они просто… их нет. Я не чувствую их, я не вижу их, они пропали. Результатов не дает и попытка поймать исчезающие крупицы. В лапах ничего не остается. «Что происходит?»
   Я появилась в Ваканде совсем недавно и мое нахождение в этих краях можно назвать скрытным. Обо мне, как о Богине, знали только Т'Чалла и Шури, и еще несколько человек, в лице которых я была обычным гостем. Не удивительно, что, когда случилось нападение, я просто стала защищать тех, кого по праву могла назвать своими подопечными. Я возродила цветок, дающий силы новому вождю, и была намерена сделать все возможное, чтобы народ Черной Пантеры жил свободно и дальше, не зная войны, лишений и голода.
   Всё началось слишком быстро, инопланетное вторжение застигло меня вдали от дворца. Я с интересом осваивала территорию, изучая то, как живут люди под правлением Т`Чаллы. Достойный ли он вождь и как сказываются его решения на населении. В целом, да и в отдельности, я была довольна и гордилась тем, что в свое время моим даром воспользовались грамотно, распределяя его ресурсы соразмерно необходимости, и только для защиты и благополучия народа Ваканды. Но, все не могло быть так просто, верно? Не вникая в дела королевской семьи, я упустила момент, когда требовалась моя помощь. Не была готова к тому, что увижу инопланетную расу, но была готова дать отпор. Эту готовность у меня никогда нельзя было отобрать. Прорываться пришлось с боем, так я и оказалась в лесу, после которого началось странное исчезновение людей. Слишком много боли вокруг, и в груди сердце болезненно сжимается. Так не должно быть – это все не правильно.
«Т'Чалла, Шури!» - только два имени, о которых я сумела подумать в этот самый момент. Принц и принцесса, мои подопечные, мои друзья, если их можно назвать таковыми. К беспокойству, к боли, к пустоте, прибавилось еще какое-то чувство, которому я еще не могла дать имя, определить его назначение. Я просто побежала во дворец, желая узнать, что все в порядке и Черная Пантера с сестрой остались целы и невредимы. «Пусть все окажется ложью».
   Это глупо, опрометчиво, бессмысленно, но так хотелось быть обманутой в этом хаосе и сумбуре, что не находилось никаких других слов, что могли бы дать определение происходящему. Я видела все своими глазами, чувствовала, будто меня раздирают на части, и не могла ничего сделать. Бессилие – оно больно режет душу, сжимает горло в тиски, я бессильна. Нельзя вернуть душу из ниоткуда, невозможно спуститься в Подземный Мир и вернуть умершего, потому что, он не умер, он испарился без остатка. Его расщепили так, как если бы уничтожили Бога.
- Т'Чалла, Шури, - увидев впереди людей, превращаюсь из кошки в человека и шепотом произношу эти два имени. Голос сел, предательски дрожит, я боюсь подходить к кому-либо. Но не потому, что боюсь Их, я боюсь то, что они могут мне сказать. Боюсь услышать то, что и без того знаю, но до последнего пытаюсь отринуть. «Но, смысл оттягивать? Смысл держать всё это в себе, изводить себя и надеяться на то, что не имеет уже значения?»
- Т'Чалла, Шури, - уже увереннее бегу по знакомому коридору, желая увидеть знакомые лица, но натыкаюсь лишь на незнакомку. Пытаюсь отыскать в ее глазах хоть намек на то, что не решаюсь спросить и не выдерживаю тишину, что давит на уши, терзает душу, рисует на сердце кровавые полосы.
- Где Т'Чалла и Шури? – не спрашивая ее имени, ни говоря своего. Сначала, я должна узнать, что произошло, эта девушка не просто так здесь, верно? Значит, ей принц доверяет и допускает возможность ее нахождения в этом крыле. Но, почему я больше никого не вижу? Неужели, участь исчезновения настигла всех? Как такое возможно?
- Что произошло? – еще один вопрос, его я задаю шепотом. Голос срывается, говорить громче невозможно. Я беру в свою руку ладонь девушки и крепко ее сжимаю, будто, это поможет осознать. «Я вижу, ты знаешь, так почему ты молчишь?».

Отредактировано Bastet (2019-05-19 18:11:28)

+1

3

[indent] У поражения привкус крови на кончике языка. Вкус, который ни с чем нельзя перепутать, наполняет рот неизбежностью, разочарованием и чем-то таким, что накроет тебя вот-вот, прямо сейчас. И у тебя есть ещё несколько долгих секунд перед тем, как мир рухнет по-настоящему. А пока ты не веришь и только смотришь, потому что большего сделать не можешь. И собственное бессилие подкатывает к горлу, встаёт поперек него ледяной глыбой. И надо бы что-то сказать, хотя бы попытаться остановить этот ужас, но какая-то часть мозга уже поняла, что щелчок не остановить. И всё, что я могла в тот момент – наблюдать, как мои союзники обращаются в пепел, как рассыпаются на ветру, делая шаг мне навстречу. Я должна была смотреть на Роджерса, в глазах которого больше не было привычной уверенности. То, что я заметила в его зрачках, привело меня к мысли, что это действительно всё… Стивен испытывал настоящий ужас.
[indent] — Это не может быть правдой, — истерика накрыла меня отчетливо и внезапно, заставила упасть коленями в пропитанную кровью землю. Я принялась сгребать прах Джеймса Барнса с поля боя, словно это могло что-то исправить. — Нет-нет-нет-нет-нет, — мои причитания не волновали ни Таноса, ни уж точно Вселенную, но я никак не могла остановиться. Плечи мелко дрожали, как и мои несгибаемые пальцы. Роджерс потянул меня за руку вверх, чтобы поднять на ноги, но я сопротивлялась, слабо и неосознанно. Не с первой попытки, но ему удалось вернуть меня в реальность. Ужас затопил моё сердце, но затравленный взгляд Стивена заставил меня взять себя в руки. Так много боли было в его глазах, что я вдруг разом осознала, что не имею никакого права на истерики. А то, что волны непролитых слёз подкатывают к глазам – неважно. Слёзы – удел женщин, я же была здесь солдатом.
[indent] До замка шли молча. Роджерс по пути пытался помочь раненым, я же смотрела себе под ноги и зло то сжимала, то разжимала кулаки. Во мне была какая-то тупая решимость. Я хотела что-то сделать. Мне это было нужно. Только вот Танос исчез. Он просто щёлкнул пальцами и пропал, оставив Вселенную без половины своего населения. «Это не может быть правдой». Фраза стала для меня мантрой, которую я повторяла внутри себя безостановочно, словно это что-то могло представить. К моему огромному разочарованию, я уже очень много лет не питаю никаких иллюзий по поводу битв и сражений и прекрасно знаю, что бывает проигравшая сторона. Просто обычно победителем всегда выходила я, и оказалось невозможно сложно принять своё поражение. Никто из нас этого не заслужил.

[indent] В замке стояло густое напряжение. Никаких собраний, никаких обсуждений. Сухая перекличка по наушнику, когда особенное было больно, если кто-то не отзывался, и всё. Роджерс ушёл, как только они переступили порог главного зала, и я не смела его винить в этом. Ему необходимо было побыть одному, и мне тоже. Я должна была принять саму мысль, что мы проиграли. Нужно было сложить в своей голове целостную картину и, возможно, у меня получится увидеть то, что я не могу увидеть сейчас. Но спина Роджерса, всегда такая широкая и надежная, сейчас сгорбленная и подавленная. Капитан взвалил на свои плечи ответственность за все смерти, которые случились сегодня. Кто-то ведь должен…
[indent] Узкий коридор, по которому я шла, обхватив себя за плечи, эхом разносил звук моих шагов. Это было бы занимательно, если бы мне было до этого хоть какое-то дело. К сожалению, во мне не осталось никакого желание чем-либо наслаждаться. И каждый шаг, который нёс меня вперед, заставлял мой внутренний стержень трещать по швам. Было больно. Не физически. Ран на моём теле было не так уж и много, я даже могла вспомнить моменты в своей жизни, когда выглядела ещё хуже. Впрочем, спокойнее от этого на душе не становилось, ведь если я не подыхаю от смертельных ран на поле боя – значит я недостаточно хорошо старалась. «Нужно было остановить Таноса ценой своей жизни. Нужно было броситься ему под руку. Нужно было…». И ещё очень много таких «нужно было» в моей голове, пока я шагаю вперед, не особо задумываясь о том, куда именно я иду. Пусть это будет сюрприз, какая-то интрига, которая для меня совершенно ничего не значит.

[indent] Тишина нарушается чужим возгласом, и я даже не сразу понимаю, что обращаются ко мне. Когда я вскидываю голову и всё-таки останавливаюсь, то вижу перед собой симпатичную девушку в белом платье. Она больше похожа на какую-то южанку в этом одеянии и экзотическим разрезом глаз. На белоснежной ткани нет грязи, копоти и крови. Шаг у неё мягкий, но голос пропитан беспокойством. «Не знает?». Смешно даже. Кажется, в Ваканде каждая собака в курсе, что произошло не так давно – выкосили половину населения. Оставшиеся ученые Ваканды сейчас должна посчитывать потери, выводить новую статистику и…
[indent] — Т’Чалла? — его тоже рассыпало в прах на поле боя. Но я не знаю, как правильно сказать об этом, как сообщить девушке напротив, что король Ваканды рассыпался. Есть ли вообще какая-то правильная подача такой информации во Вселенной? Можно ли своими словами не сделать больно? У меня язык прилипает к нёбу, но я всё-таки заставляю себя глубоко вздохнуть. Незнакомка берет меня за руку. Гладкая, нежная, теплая кожа делится теплом с моими задеревеневшими ледяными пальцами, ведь я сжимаю их так, что в моём теле начинаются проблемы с кровяным потоком. — Он… — беспокойство хлещет через край в глазах напротив, и я упрямо сжимаю губы, чтобы собраться с силами, но всё равно это невозможно – сказать такое вслух означает принять реальность такой, какая она есть, а я всё ещё не готова. — Он пропал, — «да, они не могли умереть. Просто не могли». Никто не давал им такого права.
[indent] «Приказа умирать не было, сержант Барнс».
[icon]http://s9.uploads.ru/lE91O.png[/icon][nick]Natasha Romanoff[/nick][status]pain[/status][sign]http://s7.uploads.ru/IOZUN.png
something
[/sign][lz]<center><b><a href="http://unirole.rusff.ru/viewtopic.php?id=770#p58569" class="link3";>Наталья Романова</a></b> <sup>53</sup><br>Чёрная Вдова, солдат, шпионка, бывшая сотрудница Щ.И.Т.а, спортсменка, комсомолка, красавица и отчаянная Мстительница<br><center>[/lz][fan]marvel[/fan]

Отредактировано Natalia Romanova (2019-05-18 08:12:43)

+1

4

Тишина, оглушающая, поражающая своими масштабами, лишающая возможности размышлять здраво. Ты окунаешься в нее с головой и не имеешь возможности вынырнуть, вдохнуть свежий глоток кислорода. И тут сложность далеко не в том, что твои руки связаны. Ты можешь решать сам, что тебе делать в последствие, и каким образом распоряжаться своей судьбой в дальнейшем. Ты просто не можешь выбраться из этого вакуума и разоблачить интригу, которая зависла где-то в воздухе, напоминая о себе легким ароматом азота, как от всполоха молнии или зарядки аккумулятора, стоило тонким проводам коснуться оголенной клеммы. Именно в этом и заключается вся проблема. Ты решаешь только одно – что делать, но не в праве, изменить произошедшее ранее. Остается лишь судорожно вдохнуть воздух и задержать дыхание, так как это единственное, что ты можешь сделать в этот момент. И больше ничего.
    «Маски долой! Маски долой!» Эта мысль громким набатом звучит в моей голове и тут суть даже не в подаче информации, а в том, как все ее воспринимают. Эти люди, они не видят очевидного и все равно, продолжают исправно верить в то, что все живы, наверное. Это читается в глазах той женщины, что попалась на моем пути. Она носит свою маску безысходности и скорби, пытаясь держаться до последнего и от этого мурашки по коже. Смертные видят не так, как некоторые боги.
- Да, - говорю эти слова полушепотом, чувствуя, как слова отдают во рту металлическим вкусом. Расплата за нерасторопность? Или же, я до сих пор ощущаю привкус крови из-за того, что много раз являлась причиной гибели кого-то из людей, существ? Этот аромат алого дурманит разум сильнее самого старого вина, пережившего долгие годы выдержки. Но, что еще хуже, ком начинает подкатывать к горлу и голосовые связки сжимают невидимые тиски крепкой хваткой. Сехмет внутри меня снова скалится.
- Кто это сделал? – в моем голосе звучит угроза, пускай, каждое слово было озвучено с трудом и определенной паузой из-за бури эмоций, которые на данный момент царствовали внутри меня. Единственное, что меня сейчас беспокоило, так это то – кто убил всех людей, включая моих подопечных, и как его найти, дабы воздать сполна за заслуги.
   Руку незнакомки я отпустила, плавно отстранив свои тонкие пальцы, будто бы боясь, что это касание обратит меня в лед. Самой мне стало холодно и неуютно в этой крепости страданий. Боль просочилась повсюду, и от этого хотелось убежать, скрыться, раствориться в пространстве следом за остальными. А еще, появилась необходимость накатить по паре стаканов вина, сакэ, виски или чего-нибудь другого, не менее крепкого.
- Ясно, - я обжигаюсь об этот взгляд, прекрасно зная ту правду, которая не может сорваться с алых губ девушки. Люди часто отрицают очевидное, но в этом я не могу их винить и поэтому не называю ложью те слова, что были озвучены вслух. Потому что, во взгляде напротив, были те же чувства, что я чувствовала сейчас сама, да и пропажа также может означать смерть, как и внезапное исчезновение. Странное стечение обстоятельств, заставляющее сделать шаг вперед и обнять женщину, которую я вижу впервые в жизни. Внезапный порыв, после которого не становится легче, нет. Становится спокойнее и поток мыслей, как будто бы, нормализуется. Хотя, я прекрасно знаю, что это лишь видимость. На время, чтобы собраться с силами и снова ринуться в бой. Только, на этот раз, это будет уже не невидимка, а конкретная цель.
- Надо выпить, - выпустив девушку из своих объятий, делаю шаг назад и смотрю в сторону прозрачных витражей. Так легче думать, когда не встречаешься взором с человеком, потерпевшим поражение со смертельным врагом. Ощущение, что выжил ты, а не кто-то другой, вечно загоняет в тупик. Совесть – она никогда не спит и всегда найдет повод для своего возвращения в жизни простых смертных. А выпивка, сейчас она необходима лишь на пару мгновений, которые определяют тебя в этом хаосе неопределенности. Сделав всего пару глотков обжигающей жидкости, ты принимаешь одну из сторон – либо опускаешь руки окончательно, являя собой лишь видимый оптимизм в разрешении проблемы или упадок, либо продолжаешь бороться, обрабатывая все возможные и невозможные варианты, предпринимая хоть какие-то активные попытки. Напиваться никто не подстрекает, надо взять и выпить.
- Я… ты пойдешь со мной? – взгляд карих глаз, всё же, но обращается к незнакомке, но на лице так же, отображаются все возможные негативные эмоции, вызванные произошедшими массовыми исчезновениями. Быть одной сейчас – значит, загнать себя в тупик, из которого крайне сложно выбраться, если не иметь запасной план.
- Мое имя Бастет, - кому какая сейчас разница – знают мое настоящее имя или нет? И каким образом я оказалась в личной свите королевской семьи. Это все до абсурдного смешно, и прискорбно одновременно.
- Когда всё началось, я была далеко от замка и не знаю истинной причины произошедшего нападения, и кто это вообще был, - пожалуй, это вносит некоторую ясность, не так ли? У меня не было возможности бежать сразу во дворец, даже, обратившись в золотой песок. В момент нападения не могла, я была нужна людям, которым требовалась защита и надежное плечо рядом. И мне хотелось, чтобы эта девушка это знала. И я не могу объяснить почему, мда.

+1

5

[indent] Я не могла думать о том, как мир будет жить теперь. До внешнего мне вообще не было никакого дела, так как собственный трещал по швам и грозился разорвать меня на кусочки. Крайне противное чувство беспомощности и бесполезности подкатывало к горлу. Хотелось перегнуться через парапет и выблевать эту мерзость из себя, но не получилось бы. От себя было не сбежать. И всё, что оставалось мне – это стоять перед незнакомкой и смотреть на неё так, как смотрят на родственников почившего пациента – сочувственно. «Мы потратили столько сил, пытаясь предотвратить это». Не сработало. И в своё оправдание мне тоже было нечего сказать. Мы сражались до конца так, как было в наших силах, но этого, к сожалению, оказалось совершенно недостаточно. Танос щёлкнул своими проклятыми пальцами и обрёк нас всех на горечь печали и утраты. Человечество ещё, конечно, оклемается, придёт в себя и начнёт жить… Так всегда бывает. Но конкретно сейчас я хотела отдать свою жизнь в обмен на все те, что рассыпались в прах. И пускай моя душенка совершенно не так ценна, как, например, душа того же Т’Чаллы. Это не имело совершенно никакого значения.
[indent] Сдавленный вопрос, короткий ответ. Эта девушка словно видит больше, чем обычный человек, и мне почти обидно, что она может прочитать меня словно открытую книгу. Шпионки не позволяют себе таких вольностей – не дают слабину после поражения. Я должна была быть крепче мрамора, но он, как кажется мне, дал трещину. Куда больнее делается в тот момент, когда женщина шагает в мою сторону. Боевая готовность, которая сейчас находится на нуле, пропускает этот выпад, и я не успеваю отшагнуть назад. Мало ли что. Но женщина лишь обнимает меня так, как принято обнимать тех самых родственников из приёмного отделения, которые боятся услышать, что их родной человек больше никогда не посмотрит на них и ничего не скажет. Острая вспышка боли под ребрами заставляет меня выдохнуть, коротко и рвано, словно пробито легкое, а ранение – сквозное. Незнакомка предлагает выпить, и мне вдруг отчаянно хочется надраться так, чтобы забыть весь этот день, это бесконечное поражение, которое сковывает мои лёгкие каждый раз, как я пытаюсь вдохнуть достаточно глубоко, чтобы расслабиться хоть чуть-чуть. На приглашение получается только сдавленно кивнуть и молча пойти следом, пересчитывая взглядом количество собственный шагов по гладкому полу замка.
[indent] По коридоре идут медленно, неторопливо. Торопиться ведь больше и некуда. И я стискиваю себя пальцами за локти крепче, поднимая взгляд вверх. Тот упирается в темный затылок незнакомки как раз в тот момент, когда она начинает говорить. Называет своё имя, затем говорит, что её здесь не было, когда всё это началось. И я ей, можно сказать, самую малость завидую. Хорошо тем, кто не видел этот момент – исторический, перевернувший ход истории Вселенной. Я вот стала невольной свидетельницей, и это не принесло мне ничего, кроме боли и страданий. Я останавливаюсь около белой двери и толкаю её плечом, проходя внутрь. Это что-то в роде комнаты отдыха с маленьким баром, широкими диванами и панорамным окном, из которого открывается вид на поле боя. Истерзанная земля, залитая кровью. Поваленные деревья, горы трупов и друзей, и врагов. Я сейчас слишком устала, чтобы думать о том, как разгребать эти последствия, а разгребать их точно придётся.
[indent] — Меня зовут Наташа Романофф, — пальцы тянутся к холодильнику под барной стойкой, и оттуда получается извлечь бутылку какого-то виски. Конечно, это не тот, что я когда-то распивала с Тони, будучи сильно раненой. При мысли о Старке пальцы стискивают горлышко бутылки ещё сильнее. Если не стало ещё и его… «Что же мне делать?». — Черная Вдова. Бывший шпион Щ.И.Т.а и агент из «Мстителей», — и, черт возьми, скорей всего эта Бастет ничего не знает о том, кто они такие. Да и с чего бы? Мне никогда особо не хотелось быть звездой, чтобы каждый второй узнавал мне по точеному профилю. Лавры хотелось оставить Тони, лишь бы вернулся домой. — Здесь был Танос. Он собрал камни бесконечности и… — рука сама собой поднимается в воздух, после чего в тишине комнаты раздаётся щелчок. Мерзко делается на душе. Очень мерзко. — …половины населения всех миров не стало. Хотя и Грута не стало, а он не землянин. Да, наверное, всё-таки миров… — с чего бы Таносу ограничиваться одной планетой? Для этого сукина сына подобный подвиг слишком мелкий. Целая Вселенная – вот его размах. Стекло между тем ударяется о стекло, и янтарная жидкость льётся в бокалы. Я не поднимаю на Бастет взгляд. Очень тяжело смотреть вообще хоть на кого-то. — Мы не уберегли их. Не смогли. Мы… — ещё очень много «не», которые не срываются с языка, потому что ком в горле. И чтобы его убрать, приходится схватиться за стакан и залпом осушить его, чтобы наполнить новый.
[icon]http://s9.uploads.ru/lE91O.png[/icon][nick]Natasha Romanoff[/nick][status]pain[/status][sign]http://s7.uploads.ru/IOZUN.png
something
[/sign][lz]<center><b><a href="http://unirole.rusff.ru/viewtopic.php?id=770#p58569" class="link3";>Наталья Романова</a></b> <sup>53</sup><br>Чёрная Вдова, солдат, шпионка, бывшая сотрудница Щ.И.Т.а, спортсменка, комсомолка, красавица и отчаянная Мстительница<br><center>[/lz][fan]marvel[/fan]

+1

6

Сопровождение

Моя жизнь подобна цунами: то штиль, то шторм, то подводный проснувшийся вулкан, то убийственная волна. Все начинается с затишья, которое внезапно нарушается подводными толчками, и вода покрывается мелкой рябью. Гладь, совершенная и безупречная превращается в извращенное подобие, испещренное глубокими и не очень морщинами. На мгновение время останавливается, и потом ускоряется с бешеной скоростью, обращаясь в высокую смертоносную волну. И на этот раз я оказалась мелким суденышком, которому не повезло пришвартоваться недалеко от берега. Все против меня, абсолютно. Меня накрывает волной и уносит куда-то ко дну. Возле основания волны самое опасное место – тебя захватывает сильным потоком, твердое дно уходит из-под ног, и ты дезориентируешься в пространстве. Нечем дышать, легкие забиваются водой, и столь ценный кислород покидает меня, возвращаясь в свою родную стихию огромными пузырями. Толчок в грудь, еще один, меня трясет как тряпичную куклу, когда я пытаюсь сделать вдох, и вода еще больше забивает легкие. Боль, невыносимая и неумолимая. Перед глазами проплывает вся жизнь, одно мгновение, которое длиться целую вечность. Задыхаясь, под толщей воды ты мечтаешь только об одном – жизни. Но, когда приходит осознание, что спасения нет и ты все ближе к самому дну, ты хочешь умереть.
   Нет желания умирать так нелепо и болезненно. И я не хочу. Меня уносит в никуда. Новость о том, что столько людей умерло, исчезло бесследно, испарилось, как это случается с рыбой об лед, застала меня врасплох. Все было хорошо, счастливо и весело, в голове не укладывается, почему. Почему и за что случились все эти беды, и почему я не смогла всё предотвратить?
Знала ли я, что так случится? Определенно, нет. Я, как и любой другой бог или даже человек, верю в лучшее, надеюсь, на удачу, и мечтаю о грандиозном будущем без войн, насилия и прочей негативной закономерной ерунды. Да, стоило бы задуматься, опомниться, спохватиться, но нет. Я пропустила мимо ушей тревожный колокольчик, что заносчиво кричал об опасности, стараясь задержать меня на краю пропасти. Поглощенная эмоциями, я и не подумала остановиться, по макушку увязая в тягучей субстанции внутренних переживаний. И это выбило меня из колеи. Первый предвестник апокалипсиса грянул внезапно, а индейцы майя этого и не заметили, продолжая составлять свой календарь дальше. Интересно, а беда приходит одна, когда-нибудь? Или всегда скопом, единой шеренгой или волнами? Мне кажется, что по этому поводу можно писать учебники, предполагая все самое непредвиденное и внезапное. Потому, что узнать, каким образом тебя сметут проблемы невозможно. И, тем, не менее, тенденция, пускай и непредсказуемая, существует.
   Мой мир сужается до размера этого коридора, когда зашоренный взгляд соскальзывает по лицу девушки, и я ее обнимаю. Чудится больничная палата, где лечат смертных, и каждый пациент оказывается в голубой больничной рубашке, в противный мелкий цветочек. Пальцы немного дрожат, у меня возникает смутное ощущение, что это не мои руки, и вообще, перед незнакомкой находится абсолютно другой человек, богиня. Фантом или остатки от той девушки, что не смогла предотвратить катастрофу. Никто не смог. Тяжело, странно, нелепо.
   Бросая взор куда-то в сторону, задумавшись, морщусь и глубоко вздыхаю. Мне просто жизненно необходимо восстановить связь с  собой настоящей, чтобы выбраться из тюрьмы собственного сознания. Меня не отпускает остаточное влияние случившегося, что, конечно же, вызывает волну недоумения и возмущения. Легкое непонимание, где я нахожусь и зачем, когда как память настойчиво говорит об обратном. Я не чувствую боли и какой-либо тяжести в теле, только ощущение, что меня притягивает, а куда понять невозможно. Центр тяжести постепенно смещается куда-то в сторону, и вот, я уже прихожу с девушкой в помещение и сажусь на стул, облокачиваясь спиной о его спинку.
В руке сжимаю прозрачный стакан с янтарной жидкостью, из него раздается знакомый и такой родной аромат. На мгновение, у меня появляется ощущение, что мир снова принял привычные очертания и все проблемы позади. Мне просто приснился плохой сон, подходящий в этом месте к концу. Скоро запоет птичка за окном, в окно забрезжит рассвет, и я неохотно открою глаза. Сильно сжав большой палец и мизинец левой руки, больно прожимаю ногтем подушечку пальца, чтобы быстрее проснуться. Трюк не срабатывает и остается только согласиться с действительностью – я в замке, в котором пропала жизнь, почти вся. Но, хрен со всем этим. Хотя бы, Наташа рядом – это самое главное. Мой островок спокойствия, защищенности и умиротворения, временный стабилизатор моей боли. Только благодаря нему я держусь на плаву и не прыгаю во все тяжкие, как иногда хочется: выпустить Сехмет и забыться. И каждый раз задумываешься, а что будет с родным для тебя человеческим миром? Думаешь, пытаешься найти решение, и после шторм эмоций затихает, руки опускаются, и глупость остается лишь в мыслях, а не в действиях.
   Я с трудом делаю несколько глотков виски, смотрю на Романофф, слушаю ее, и впадаю в легкое забытье. Ее слова застают меня врасплох, и я пытаюсь вспомнить детали, что так легко убегают от моего пытливого взора, издевательски  показывая свой хвост на каждом повороте. Слова звучат в голове все громче, пока не ошарашивают меня, не менее громогласно. По телу пробегается дрожь, а перед глазами мелькают события, предшествующие нападению. Беглый взгляд в сторону девушки, нервно закусываю нижнюю губу и обреченно вздыхаю. Мне не просто принять факт собственного и общего фиаско, но чем больше я молчу, тем больше нервирую собственное окружение и себя саму, которые и без этого сильно страдают. Собравшись с мыслями, я все-таки поднимаю глаза на Наташу. Знаю ведь  - не успокоится так сердце и мое молчание никак не поможет.
- Танос… - в горле першит, я сделала еще один глоток виски и налила своей спутнице в стакан янтарной жидкости, - остается верить, что другие пространственные измерения не затронуты и пострадала только наша реальность. Я думаю, что нет.
   Наверное, в ее глазах я несу полный бред и околесицу, но ничего не могу с собой поделать и продолжаю говорить, пытаясь подобрать более-менее понятные слова. Возможно, стоит рассказать больше? «И чем данная информация обо мне поможет людям? Я весело помашу им ручкой и улыбнусь? Не вариант!»
Тяжелый выдох, но Наташа, кем бы она, ни была, рассказала о себе что-то важное, чего я не понимаю, ибо не лезу в структуры организаций и порядки, что были придуманы смертными в целях собственной безопасности и прочих аспектов жизни. Все усложняется, а я остаюсь практически прежней. Но так ли это? «Так, хватит думать о прошлом, надо говорить о настоящем!»
- Прости, я совершено не разбираюсь в том, что создано в мире людей. В плане того, что не знаю названия организаций, их структуры и чем они занимаются. Я вернулась в этот мир ради своих подопечных и в итоге, не смогла уберечь их, как и вы не смогли спасти никого. Везде есть номинальное зло, стремящееся к уничтожению чего-либо, но подобное случается со мной впервые. И я хочу помочь, очень хочу, - собственный голос кажется мне безжизненным и отстраненным. Самой сложно поверить в то, что я сейчас говорю и кому. Кто знает, может шоковое состояние, а может, просто, разбитость, что заставляет мысли складываться в сумбурный поток.
- Ты не ранена? Я могу тебя подлечить, – запоздалый вопрос, будто по голове ударили тяжелым предметом, и он слетел с моих губ подобно шумному стону. Взгляд перемещается к глазам девушки. Если плохое уже случилось, нужно придумать, как это исправить, - я уверена, всё можно еще вернуть.
  Знаю, всё это похоже на бред сумасшедшего, но… как это, ни тяжело признавать, хуже всего будет всё глубже и глубже падать в бездну безысходности, забывая о том, кем ты являешься на самом деле и к чему стремишься по-настоящему неистово. Нужно как-то выходить из этого состояния, нужно встряхнуть головой и оставить гнетущую тишину в стороне. Но, сможем ли? Алкоголь в данной ситуации кажется единственным лекарством от всех бед и эмоциональных падений. Хочется крепче обхватить прозрачный бокал руками и сжать его так, чтобы побелели костяшки пальцев. Но я этого не делаю, прекрасно осознавая собственную силу богини. При желании можно нанести непоправимый вред, чего я не желаю.
- Прости, я всё еще не могу поверить в то, что произошло. Это кажется плохой шуткой комедианта, который не смог вовремя остановиться, - очередной глоток, на этот раз залпом и до дна, чтобы обновить порцию себе и девушке напротив.
- Я Богиня Египта, - скромно немного и без сопутствующих титулов, ибо они кажутся неуместными и слишком громкими, чтобы произносить их вслух сейчас. Что тут говорить, любое слово кажется слишком громким, особенно, когда сопрягается со счастьем, весельем, любовью и прочим. Это сейчас никому не нужно, везде тишина, скорбь, грусть и боль. А в мире смертных, как мне кажется, должны помнить имя Бастет, хотя бы, из школьных курсов по мифологии, включенной в один из предметов. Честно говоря, я никогда не озадачивалась подобными темами, кратко вводя смертных в курс дела перечислением своих предназначений. А сейчас… Нет. И снова не время, со второй попытки пихаю себя мысленно в бок. Никаких углублений в тему собственного происхождения, есть дела важнее. Как минимум, мы должны выпить за тех, кто исчез сегодня… Взгляд в окно, это было лишним, потому что панорама перетерпела сильные изменения с того самого момента, когда я в последний раз бывала здесь. И мне это не нравится, напоминает о бойне в этих землях много столетий назад, пока не появилась я и не даровала народу Ваканды силы и способности, что позволили им вернуть заслуженный мир. Давно это было, очень давно, а кажется, что только вчера. И снова боль дает о себе знать, я прижимаю свободную руку к груди и тихо выдыхаю. Сердце громко стучит внутри и висках.
- Только вчера было всё хорошо, - тихо, шепотом, переводя взгляд на стакан, в котором бесшумно болтается янтарная жидкость, обращаясь в водоворот, когда я наклоняю бокал чуть в сторону, изящно выгибая запястье. И после залпом весь стакан до дна, я должна проглотить эту обжигающую горечь, обязана освободиться от плена эмоций и посмотреть на всё с другой стороны. И я постараюсь помочь сделать это девушке, что сидит напротив меня. Я должна попытаться.
- Еще по одному?

0


Вы здесь » uniROLE » uniPORTAL » вокруг так много боли


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC