о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
• riza
связь ЛС
Дрессировщица диких собак, людей и полковников. Возможно, вам даже понравится. Графика, дизайн, орг. вопросы.
• shogo
связь лс
Читайте правила. Не расстраивайте Шо-куна. На самом деле он прирожденный дипломат. Орг. вопросы, текучка, партнеры.
• boromir
связь лс
Алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно. Орг. вопросы, статистика, чистки.
• shinya
связь лс
В администрации все еще должен быть порядок, но вы же видите. Он слишком хорош для этого дерьма. Орг. вопросы, мероприятия, текучка.

// NEWT SCAMANDER
Ньют чувствует смесь досады, легкого раздражения и облегчения. Первое — заседание не состоялось и этот вопрос снова отложили до лучших времен. Второе — у него в питомнике некоторые подопечные нуждались в лечении, а потому он был нужен не здесь. Третье — он избавлен от счастья общения с Трэверсом и другими чиновниками, кто пытается выдавить из него информацию, которую Скамандер-младший все равно не расскажет. Просто потому что не может. И все же внутри помимо всего затесалась легкая тревога... Читать

ПУТИ СИЛЫ НЕИСПОВЕДИМЫ //
Ситхи вечно все возводят в абсолют, — Ириан усмехается, впрочем, по-доброму, прекрасно понимая, что и джедаи не лучше. Во всяком случае, те, которые настолько упали в Свет, что тот им заменил всякое понимание реалий этого мира. Иными словами, фанатизм никому никогда не помогал. Благо, тут фанатизмом не пахло. И Ириан отчего-то хотелось надеяться, что и не станет пахнуть — Каллиг, все же, адекватным ситхом показался. Хотя бы и потому, что они до сих пор не сцепились друг с другом, забыв о сотрудничестве. Читать

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Bastet: Я крайне редко пишу отзывы, и тем не менее, чувствую, что это необходимо. Юни прекрасный форум, на который хочется приходить снова и снова. Здесь настолько потрясающая атмоcфера и классные игроки, что захватывает дух. Здесь любая ваша фантазия оживает под учащенное биение сердца и необычайное воодушевление. Скажу так, по ощущению, когда читаешь посты юнироловцев, будто бы прыгнул с парашютом или пронесся по горному склону на максимальной скорости, не тормозя на поворотах. Как сказала мне одна бабулька, когда мы ехали на подъемнике – ей один спуск заменяет ночь с мужчиной, вот так же мне, ответы соигроков заменяют спуск с Эльбруса или прыжок в неизвестность. Восторг, трепет, волнение, вдохновение и много всего, что не укладывается в пару простых слов. Юни – это то самое место, куда стоит прийти и откуда не захочется уходить. Юни – это целый мир, строящийся на фундаменте нескольких факторов: прекрасной администрации, чудесных игроков и Вас самих. Приходите, и Вы поймете, что нет ничего лучше Юни. Это то, что Вы искали!=^.^=

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » somebody save him;


somebody save him;

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/r153VCb.gif https://i.imgur.com/7Ho3xNj.gif
Fortress of Solitude × Kon-El & Kara Zor-El
— Я иду спасать папу, — громогласно заявил мальчик-клон, поправляя куртку перед тем как кометой вылететь из кабинета Лютора.
— Но ты мой сын... — но Кон-Эл уже не слышит или не хочет слышать.

* * *

— Его ничто уже не вернет к жизни, — чужой голос режет воздух, как сталь.
— Но мы должны хоть что-нибудь сделать, — упёрто заявляет мальчик, выпячивая грудь, на которой гордо носит герб семьи Эл.

+1

2

[indent][indent][indent]Ложь-ложь-ложь... Его окружала, обволакивала пелена лжи. Супербой чувствует себя обманутым и отчасти покинутым. Он жил всё это время в клетке, как щенок на поводке Лекса Лютора. За всеми благами, что заботливый родитель давал, мальчик не узрел самого главного — его создали и вырасти в качестве оружия. Он и рад бы сравнить себя со знаменитым Пиноккио в момент, когда из искусно сделанной куклы тот преобразился в настоящего мальчика, но в кого тогда преобразился бы сам Супербой? О своей человеческой половине он знал достаточно. Лекс не прекращал напоминать об особых знаниях и интеллекте, которые вложил в него. Чем чаще напоминал, тем дольше задерживались мысли о ненужности таких благ, если он живёт только наполовину. Зачем ему притворяться настоящим человеком, если целью Кадмуса было создать идеальное оружие и замену именитому Супермену? Зачем ему чувствовать себя кем-то больше, если знак на груди ничего для него не значит? Всякие попытки узнать, что кроется за пресловутой «S», порицались. Были ведь и другие, носящие его и знающие смысл. Явно всё делалось не для возможности созвучия буквы и его геройского имени.

[indent][indent][indent]Он ходит взад-вперед, туда-сюда, туда-обратно. Он мечется из стороны в сторону, не замечая как создаваемым им ветром отрывает лепестки цветов в офисе Лютора. Супербой больше не может оставаться проектом для услады чужих глаз. С него достаточно. Он должен знать правду о своей криптонской половине, иначе нет смысла. Обрывки истории, что вкачивались в его растущий разум в низах Кадмуса, мельтешили и путали мысли. Супербой привык называть коротким и непринужденным «па» Лекса, но было ли это правильно — вопрос, который терзает мальчика с недавних пор. С момента, когда он понял на чью криптонскую половину состоит его ДНК. Хуже всего обнаруживать подобное, когда мир трещит по швам, а юный супергерой просто не справляется. Он никак не может остановить безумие за окном. Ему нужен второй его папа, если уместно так называть криптонца, который вряд ли когда-либо подозревал о потомстве в лице Супербоя. Мальчишка проводит слишком много времени под колпаком Лекса Лютора, чтобы не задумываться о побеге или о Супермене, в котором нуждался. Кто ещё мог раскрыть его потенциал и помочь жить, если не тот кого однажды выплюнул на землю космос.

[indent][indent][indent]Появление Лекса остановило заведенного Супербоя. Ему не позволено было бросаться в пучину сражений, из которых не выбраться живым. Так твердил отец и до последнего времени мальчишка слушался. Сейчас он ждал родителя для серьезного, честного и открытого разговора. Разве не на этом строится доверие, а на нём счастливая семья? Слишком много вопросов, на которых нет ответов. Таким [человеком?] хотел быть Супербой, поэтому смиренно ждал того, кто дал ему жизнь ради одного разговора, способного расставить все точки над «i». Именитые Элы, жившие на земле, известны не только выдающимися физическими способностями, но и даром убежать людей, умением достучаться даже до самых черствых сердец. Повезет ли ему стать таким же? Очередной вопрос в копилку, которая разобьется не скоро, что чертовски изнуряет Супербоя морально.

[indent][indent][indent]— Па? — подает голос мальчишка, делая уверенный шаг из тени и хрустя свежими листьями растений под ногами. — Пожалуйста, нам надо поговорить. Я понимаю, что у тебя плотное расписание, но ты кое-что должен мне рассказать, — он делает акцент на слове «должен», стараясь быть убедительным. Вспылить, поддавшись импульсу он всегда успеет. — Ты ведь сам понимаешь всё. Творится что-то неладное. Миру нужна помощь. Миру нужна Его помощь, — Супербой вновь нажимает, делая шаг вперед и показывая уверенность и нежелание отступать. Больше никаких отступлений. — Давай хотя бы поговорим, пожалуйста, — просит он. Это мольба будто добивает неприступного Лекса Лютора и выражение его лица с озлобленно-сконцентрированного меняется на устало-смягчившееся. Мальчишка расправляет плечи, приободрившись, и следует за отцом в просторный кабинет. — Скажи где Он? — спрашивает незамедлительно, но осторожно. — Вдруг я смогу что-то сделать? Ты видел, что его могила пуста. Кто забрал его и не просто так. Ты знаешь куда? — Супербой беспомощно взмахивает руками и пожимает плечами. — Па, ты не сможешь удерживать меня здесь вечно, — безнадежно добавляет мальчишка, вызывая гнев Лекса и очередную тираду о том сколько всего вложили в «Проект 13». Он не хотел злить и добывать информацию неправильным способом, но вынужден осматривать кабинет отца с помощью рентгеновского зрения. — Что такое Крепость Одиночества? — спросил Супербой, перебивая поучительную речь Лютора, но внезапно почувствовал на плечах тяжесть чужих рук. Ему выплёвывают угрозы в лицо, но отчего-то нутро мальчишки побуждает восстать и больше не бояться. — Если таковы твои условия, то вот мои, — Супербой высвобождается из хватки с легкостью, отрывает с плеча кожаной куртки нашивку, что была выдана отцом, и кидает на стол. — Я лечу в Крепость Одиночества, чтобы найти отца, — это были последние слова, который он сказал перед тем как выпорхнуть в окно и полететь в сторону Арктики.

[indent][indent][indent]Полёт был великим даром для Супербоя. Одним из тех, который он боялся потерять больше всего. В моменты, когда его тело, ноги отрывались от земли и появлялось чувство контролируемой невесомости... Мальчик терял счет времени и дышал полной грудью. Порой закрывал глаза на несколько секунд, направляясь к солнцу и представляя будто своим светом оно целует его бледное лицо. Мальчишка летел стремительно, вытянув руки вперед, как делал... Он.

[indent][indent][indent]Кожаная куртка начала становиться колом. Супербой выдохнул небольшой пар от резкого перепада температуры, но быстро адаптировался к льдам тысячелетней давности. Он не чувствовал дискомфорта от холода, он его в прямом смысле этого слова почти не чувствовал. Его ноги ступили по снегу, а видеть это чудо природы приходилось только на картинках. С радостным кличем Супербой понесся по сугробам, чувствуя себя абсолютно свободным. Координаты, которые он сверил на наручном передатчике, совпадали. Перед ним была горно-ледяная глыба, к которой не подступиться. Не подступиться, если ты обычный человек. Снова взлетев, мальчик огибает Крепость по кругу пока не находит выступ, где можно уверенно встать на своих двух. Под приличным слоем снега виднелась огромная печать с гербом Элов. Он медленно сметает ладонями белые хлопья, поражаясь тому как они сверкают на солнце и невольно улыбается. Краем глаза замечает подходящую выемку для ключа. Приложив все усилия, Супербой поднимает его и раза с третьего попадает в своеобразную скважину. Нерешительно, но всё же проскальзывает внутрь и медленно оглядывается по сторонам пока не слышит вдалеке роботизированный шум и не встает в боевую стройку. Ему навстречу буквально выплыл андроид, начав сканировать.

[indent][indent][indent]— Эй, убери от меня это, — возмутился Супербой, закрываясь от лучей, бегавших по нему. — Что ты такое? Это и есть Крепость Одиночества? Где Супермен?

+1

3

Кара пытается себя убедить, что всё происходящее - ложь, очередной кошмар, от которого она сейчас с криком проснётся, снова пачкая сажей от огня теплового зрения потолок. Кара пытается себя убедить, что ей не нужно снова проходить через горе, через боль потери, через скорбь и через осознание того, что со всем этим она снова один на один, потому что ради всех остальных она должна быть сильной. Больше некому - титул самого сильного на Земле снова перешёл к ней, вместе и с тяжестью мира на плечах, который снова нужно было защищать, ведь стоило новостным компаниям начать сообщения о том, что Человек из Стали, кажется, на этот раз действительно погиб, как мир, кажется сошёл с ума - словно тараканы, повылезали все боявшиеся совершать преступления, пытаясь чинить беспорядки, несмотря на то, что в мире было уже полно и других героев, что в отсутствие Супермена на Земле вполне могли защитить планету.

Кара же безжалостна. У неё нет времени убиваться, хоть больше всего на свете ей хочется упасть на колени и рыдать, потому что снова она винит себя и в этом вирусе, и что оказалось, что к нему из-за стазиса она имеет уязвимость, и что снова недоглядела. Всё, что у Кары есть - гнев, с которым она останавливает очередную попытку ограбления и игнорирует любые попытки высказывания слов сочувствия и скорби в свою сторону - если бы мир действительно сочувствовал, то не сошёл бы с ума. Она закидывает очередную партию преступников на остров Страйкера - тюрьма практически переполнена, и Кара устаёт. Может быть, время взять передышку.

Кара измотана. Она игнорирует звонки друзей и соратников, отправляя их все на голосовую почту, что, должно быть, уже переполнена - она знает, что им всем сейчас сложно, она знает, что им нужно встретиться и обговорить, что делать дальше, но она слишком злиться, потому что снова допустила смерть кузена. И не факт, что в этот раз он вернётся, как в прошлый - даже богоподобные с точки зрения землян криптонцы могут избегать гибели лишь определённое количество раз, но достигнут лимит или нет, знает один лишь Рао, что на молитвы криптонки не отвечает, так что девушке приходится лишь бояться худшего.

Пролетая мимо Метрополиса, она видит, что могила у монумента пуста. Она приземляется, поднимая взгляд на возведённую статую - нет, Кара, не плакать, тебе запрещено, тебе нельзя, и лишь молча смотрит несколько минут, пока к ней не пытаются подойти журналисты. В такие моменты своих коллег она ненавидит - да, им нужны новости, но показываться на всех земных экранах такой - заплаканной, измотанной - она не могла. Хочется ей или нет, Кара - символ надежды, залог того, что всё будет хорошо, что чёрная полоса закончится и снова наступит свет.

В этом утверждении, правда, криптонка абсолютно не уверена. 

В воздухе она зависает, наконец утирая слёзы с лица. Спокойно, Кара, спокойно. Ты можешь проворачивать хоть три сотни, хоть три тысячи сценариев, в которых ты сделала больше и всё закончилось хорошо, в голове, ты можешь без конца винить себя во всём, но тебе надо двигаться дальше.

И пусть ощущение того, что, может, это всё-таки не конец, сидит глубоко в груди - может, оно и к лучшему. Может, оно её и сподвигнет на дальнейшие действия, что целиком были на её плечах - да, друзья могли помочь советом, но в советах Кара сейчас не нуждалась: она уже достаточно времени провела в плаще и юбке, достаточно увидела и прекрасно знала, что делать. Первым делом девушка отправляется в Крепость Одиночества - во-первых, это самое одиночество ей сейчас нужно, а во-вторых, здесь она сможет наконец выпустить пар, не боясь никого и ничего - на мили вокруг лишь твердь льда и не живой души, что могла бы попытаться её остановить от бесцельных попыток саморазрушения. 

Обычно успокаивающий девушку свист ветра в ушах и облака вокруг никак не действуют на криптонку - она слишком разбита, чтобы хоть как-то реагировать, слишком опустошена. Лишь оболочка, потому что душа её снова спряталась глубоко-глубоко, за сталь, чтобы вновь начать возводить ледяные стены, как это уже было. Не в первый раз, всё-таки - Кара уже замыкалась в себе, уже уходила из мира людей во льды Арктики. Возможно, ей сейчас предстоит то же самое, и, как бы она не боялась окончательно потерять из-за этого человечность, по-другому спокойное существование девушка представить не могла.

У Крепости Кара поднимает ключ - да, пусть он и валяется на видном месте, но сейчас кроме неё нет почти никого, кто смог бы поднять его и открыть двери в уголок Криптона на Земле, в место, что позволяло криптонцам не терять связь с погибшим домам и служило источником знаний, базой, а иногда и убежищем. Чем оно являлось сейчас, Кара сказать не может, но во льдах сейчас она чувствует себя явно комфортнее.

Её приветствует Келекс коротким “здравствуйте, леди Кара” - робот вежлив, но слышать механический голос Супергёрл противно до смерти, так что она отсылает его подальше, следить за входом и сообщить ей, если кто-то или что-то появится на пороге. Могила, всё же, пуста - кто знает, что может произойти - шанс невелик, но он есть, всегда есть, и если и суждено этому случаю закончиться так быстро, то ей хочется быть готовой.

Кара сейчас всем сердцем ненавидит треклятый вирус, ненавидит колуанского психопата, что, скорее всего, и наслал его вместе с тварью-переносчиком, ненавидит свою беспомощность в ситуации. От такого количества ненависти у Кары закипает кровь, так что светловолосая меняет потрёпанный костюм на тренировочный - все ещё с гербом на груди, но немного другой, и хватается за криптонское копьё, вызывая голограммы, по которым можно было бы нанести несколько атак для успокоения.

Ледяные стены сотрясают крики девушки, затем плач, затем снова боевой клич. Кара совершенно не контролирует себя, пытаясь вывести совершенно все эмоции из своей системы и заставить себя ничего не чувствовать хотя бы на минуту, чтобы дать разуму прорваться сквозь боль. Немного успокоившись, она идёт к криптонской версии компьютера, что подключена ко всем источникам информации на планете - для такой развитой системы это сущий пустяк, и, оперевшись на копьё, Кара следит глазами за меняющимися картинками, следит за теориями, что строят люди, снова слепо надеющиеся на лучшее.

Кара же сейчас и слышать не хочет этого слова, точно так же, как и предпочитает забыть родное ehl mayarah, потому что сейчас она одна. Ей не с кем быть сильнее вместе. Ей сейчас не на кого надеяться, кроме себя самой. Кара изучает кадры на экране, молясь Рао, что догадки землян окажутся правдой - сейчас это единственное её желание, единственная просьба. Но боги обычно жестоки - вряд ли её услышат.

Кара уходит в транс. Так спокойнее, так не настолько больно - она наконец может дышать, хоть в кислороде она особо и не нуждается - её организм функционирует на чистой солнечной энергии. Но всё равно криптонке легче, когда перед глазами пелена, а не записи новостных программ, а в ушах звенит белый шум, а не крики мира, что начал сам себя убивать.

Конечно, она вернётся. Она вернётся к ним всем и продолжит спасать его - даже если она осталась последней криптонкой, в печальном (гордом) одиночестве, Земля все ещё ей дом, и умереть ей она не даст. Ей просто нужно немного отдохнуть, немного прийти в себя - не все люди это понимают. И не надо.

От собственных мыслей Кару отвлекает звук сирены, когда на экране появляется надпись “несанкционированный вход” на английском и криптонском, и Супергёрл нехотя меняет тренировочные одежды на свой обычный костюм. Эл выпрямляется, маскируя свою усталость осанкой и поднятой головой - неизвестно, кто был на пороге, так что всё снова нужно было скрывать.

Приближаясь ко входу, Кара слышит крики. Голос... Юнца? Мальчишки? Нет, да не может быть, нет никого юного, кто бы смог поднять ключ с печатью дома Эл на этой планете - он весил тонны, утяжелённый весом карликовой звезды. Подойдя ещё ближе, Кара теряет дар речи. Да, мальчишка. Мальчишка, до безумия похожий на Кал-Эла в подростковом возрасте - не точная копия, но близко, и хоть Кара на все сто уверена, что это не Кал-Эл, что-то всё равно встрепенулось.

Кара вступает в разговор, когда заканчиваются крики. - Это - Келекс, - твёрдо говорит она, дожидаясь, пока робот спросит, что делать с “несанкционированным вошедшим”. - Оставь нас. Я позову, как только понадобится, - короткое “да, леди Кара”, и робот исчезает. Кара приземляется, и, стоит ей коснуться ногами снега, внимательно вглядывается в лицо мальчика.

Нет, определённо в нём есть сходство с её кузеном.

- Это Крепость Одиночества, верно, - начинает она, спокойно и размеренно. - Супермена здесь нет, - фраза режет слух Каре больше, чем она хотела бы признавать. - Это делает меня хранительницей этого места. Как тебя зовут и каким образом ты проник сюда? - Кара все ещё холодна: на Крепость не раз нападали, и до выяснения обстоятельств про сходство с кузеном она забывает. Осторожность важнее.

+1

4

[indent][indent][indent]Мальчику не впервой попадать под сканирующие лучи. Одно дело, когда на него падали лабораторные лазеры Кадмуса, к которым он привык, а другое дело — это. Супербой не знал кто перед ним и насколько опасен, но на всякий случай сжал кулаки, готовый сразу дать в глаз надоедливому роботу. В любом случае, летающая банка получит по заслугам, если удумает чего. Мысленно одергивая себя, мальчик расслабляет плечи. Он понимает, что поступил бы также с чужаком. Нельзя впускать в дом тех кого не знаешь и к кому доверия нет. А что делать если наоборот? Что если Супербой больше не мог доверять папе? Но ведь он живет под его крышей, а это значило только одно. Путь домой заказан. Ему придется где-то перекантоваться, потому что глупо выкидывать за шкирку родителя из особняка и занимать жилье единолично. В лаборатории делать тоже нечего. От одного вида трубок, ведущих к капсулам, где ему пару раз приходилось восстанавливаться, мальчика давно мутило. Он старался лишний раз не получать серьезных увечий, которые не поддавались бы магии криптонской ДНК. Поэтому Супербой должен стать лучше. Лучшей версией себя. Лучшей версией Супермена. Здесь мальчик надеялся найти не только будущего наставника, но и ответы на животрепещущие вопросы.

[indent][indent][indent]— Так! Всё, хватит! Отстань от меня, — вновь возмутился мальчик, отмахиваясь от робота. Повышенное внимание этой махины начинало раздражать. — Ничего я тебе не дам пока не скажешь где Супермен! — пригрозил он, поддавшись вперед в готовности вмазать железной банке. — Если не знаешь ответов на мои вопросы, то найди того кто знает, — требовательно добавил Супербой, сжав кулаки до хруста в костяшках. Не появись кто-то вдалеке, что он моментально уловил суперслухом, электронное урчание робота тут же прекратилось. Мальчик насмотрелся на роботов и прочие чудеса технологий в лаборатории, наслушался в разговорах с Лексом. Ему тошно быть окруженным неодушевленным, потому что себя он больше и больше чувствует человеком лишь наполовину. Порой Супербой задумывается насколько был настоящим и живым, а не померкшей копией именитого супергероя.

[indent][indent][indent]Он замирает, слыша как колышется знакомый красный плащ. Или кажется, что знакомый. Супербой пересматривал видеорепортажи с Человеком из Стали, стараясь уловить и запомнить каждую деталь, хоть Лекс и одергивал его. Он просил запоминать детали, интересующие только его. Лютор навязывал мнение о правильном и неправильном в Супермене. Нехотя мальчик кивал в знак согласия и тихо, недовольно сопел, когда начало приходить понимание вполне очевидных вещей. Его пытались программировать, но не делали этого жесткими методами. Раньше в «Проекте 13» теплилась надежда на связь, которую люди называли родительской любовью. Лекс дал мальчику имя Супербой, но рано или поздно он должен был обнаружить, что таких имен не бывает. Родители дают своим детям не только имя, но и фамилию. Он до сих пор не получил своей. Лютор называл его геройским именем, но геройствовать не позволял. Доктора в Кадмусе продолжали называть его порядковым проектным числом, даже в тех случаях, когда мальчик гневно шипел сквозь зубы, требуя обращаться к нему иначе.

[indent][indent][indent]Здесь всё было по-другому, чувствовалось по-другому. Никаких уродливых шлангов, ведущих к капсулам с тошнотворной жидкостью. Приятный холод, который ощущался лишь слегка и не приносил дискомфорта. Но ничто из этого не имело значения, когда перед ним оказалась Супергёрл. Мальчик знал о ней, но не так много, как должен был. Ей отлично подходила эмблема на груди отчего «Проект 13» предпочел застегнуть кожаную куртку до горла, скрывая почти такой же знак на своей груди. Сквозь дыру на предплечье можно было увидеть только кусок рукава, что идентичен тому, в который облачена девушка. Раньше там была нашивка логотипа Лютора, которую мальчик теперь наотрез отказывается носить. Он больше не хотел принадлежать кому-либо и носить те символы, значения которых не знал. Если со знаменем Лекса всё стало понятно, то буква S оставалась загадкой. Мальчик отказывался верить, что за этим символом стояла только приставка «супер».

[indent][indent][indent]— Леди Кара? — такого поворота Супербой точно не ожидал. Значит, Супермен был лордом? Он неуверенно и с толикой подозрения поглядывает на блондинку, отмечая про себя, что она действительно могла быть достопочтенной леди. Статная и с выражением абсолютной справедливости на лице. Супербой старается не выстраивать шатких домов из его представлений о семье. ДНК криптонца ещё не говорила о принадлежности к элите. Он в обоих мирах бастард. — Ты ведь Супергёрл? — тихо спросил юноша, игнорируя вопросы хранительницы Крепости. — Я читал о тебе в газетах, — сказал он с серьезным видом, словно узнал о супергероине не из СМИ, а из древних сакральных фолиантов. — Леди Кара, — обращается к девушке, моментально вспоминая, что она особа голубых кровей и относится следует по статусу. — Леди Кара, я не хотел причинять вам неудобств, — «Проект 13» опустился на одно колено и склонил голову. — Я был создан в лаборатории Кадмус из ДНК Супермена и Лекса Лютора, — в его глазах начинает зиять стыд. Супербой знал историю двух друзей из Смолвилля, которые стали заклятыми врагами. — Прошу вас, выслушайте. Я знаю, что похож на Него и вам, должно быть, противно от мысли о моем происхождении. Я знаю сколько боли причинил вам оте... Ле... Лютор, — он осекается, подбирая нужные слова, ведь пока не привык называть создателя именем, а не коротким и свойским «па». — Я видел как Супермена забирали из могилы и многочисленные вопросы привели меня сюда, — мальчик поднимает голову и смотрит на леди Кару, всем видом давая понять, что намерения его чисты. Он просто хочет получить ответы, а после попытаться найти и спасти того кто должен быть ему отцом. Правильным родителем. — Меня зовут «Проект 13», но Лекс Лютор представляет меня как Супербоя, — холодно отчеканил мальчик, стыдясь того, что так и не обрел настоящего имени.

[indent][indent][indent]Впервые за долгое время он не хотел идти в бой и поднимать кулаки. Леди Кара внушала ему мир и возможность решить любую проблему мирно. Возможно, ей стоило выкинуть его отсюда, запульнув прямо в соседнюю гору или в один из сугробов. Она должна понимать, что толку от этого будет мало. Мальчик вернется сюда вновь, ведь в какой-то половинчатой мере здесь хранилось и его наследие.

[indent][indent][indent]— Меня создали как замену Супермену. Я должен был стать идеальным оружием в руках Лекса Лютора, но... — он заметно напрягся и стиснул челюсти отчего зашевелились желваки. — Я не хочу. Я не хочу быть оружием и при этом носить имя Супербой. Я просто хочу помогать, как Он. Помогите мне разобраться, леди Кара. Я буду перед вами в неоплатном долгу. Помогите мне вернуть Супермена.

Отредактировано Kon-El (2019-05-27 01:15:37)

+1

5

Кара чуть щурится, склонив голову набок и пытаясь держать любые догадки при себе, не строить никаких заключений до того, как будет известно всё. Если это глупая шутка - за неё поплатятся все организаторы, но, если она действительно может как-то помочь - кто она, чтобы забыть собственную клятву, собственное “надежда, помощь и сострадание ко всем”? Элы всегда своё слово держали, и Кара исключением не была.

Глаза криптонки успевают заметить до боли знакомый знак на груди у мальчика - герб дома Эл? Да, он уже давно успел прославиться на всю землю, но здесь он, кажется, часть формы - формы? Любопытство Кары проявляется ещё сильнее, и криптонка вглядывается ещё внимательнее, пытаясь понять хоть что-нибудь без объяснений, но идей у неё немного.

Кара слышит удивление после того, как Келекс обращается к ней официально, напоминая о статусе криптонки, но девушка давно уже не считает себя знатью - может, на Криптоне от одного “Я Кара из дома Эл” многие бы начали следить за своими речами и относиться к ней более уважительно, но, во-первых, не вся слава была хорошей, а во-вторых, она находилась на Земле, и, может, все её усилия по перепрограммированию системы были зря, но в голове у криптонки длинное “Кара из дома Эл, дочь Зор-Эла”, которым она представлялась инопланетным существам, было больше рудиментом прошлого, чем чем-то действительно значимым.

Кара готовится повторить свои вопросы, надеясь всё-таки получить на них ответы, но не успевает. И с каждым словом Каре все тяжелее и тяжелее здраво судить - рассказ вызывает у криптонки множество противоречий, но Кара напоминает себе, что если будет судить по своим предубеждениям, то не будет лучше Совета Криптона, что проигнорировал предупреждения её отца и дяди, когда можно ещё было кого-то спасти. Она будет не лучше Совета Криптона, но Кара давно поклялась быть лучше предков - видит Рао, она не зря выжила, не зря память планеты живёт в ней.

- Я давно усвоила урок о том, что судить по одному лишь происхождению - удел глупцов, - Кара звучит все ещё строго, но голос её смягчается. - Гены решают далеко не всё. Они дают нам что-то, но никто не может решить, как это самое что-то будет использовано. Даже если часть этих генов принадлежат такому психопату, как Лютор. В каждом из нас есть потенциал к хорошему и плохому, вне зависимости от происхождения.

Клон. Это многое объясняет - и схожесть с Кал-Элом, и поднятый ключ от Крепости, и даже то, что сама Эл сначала захотела разобраться в ситуации, а не полезла швыряться льдинами - конечно, какая-то параноидальная часть Кары все ещё держит её в напряжении, но в целом Кара практически спокойна.

Спокойна до тех пор, пока слышит, что мальчику даже и имени не дали. Криптонка разрывается между яростью и состраданием - половина её хочет тотчас же ворваться в Лекскорп и заставить отвечать - может, Лютор и пытался создать оружие, но создал живое существо, а с кем-то живым обращаться как с вещью было низко и подло, а другая лишь хочет как-то помочь - если в мальчике гены Кал-Эла, то как и брат, он был ей семьёй, и за эту мысль сознание Кары, кажется, отчаянно пыталось уцепиться. Прищурившись, криптонка приглядывается и действительно узнаёт при использовании микрозрения знакомые части цепочек ДНК - тут лжи нет.

Кара вздыхает и шёпотом произносит короткую молитву Рао - может, она идёт прямиком в ловушку, но оставить всё на самотёк она не может. Подойдя ближе, девушка сама садится на колени, чтобы показать, что разговор сейчас пойдёт на равных. - Зови меня Кара. Никаких “леди”, просто Кара. Тебе не нужно употреблять титулы. 

Кара не знает, что сказать дальше, и опускает голову, чтобы собраться с мыслями. - Раз часть твоих генов принадлежит Кал-Элу, то есть, Супермену, то биологически его назвали бы твоим родителем, верно? - криптонка чуть закусывает губу, пытаясь правильно сформулировать то, что хочет сказать. - Я - его двоюродная сестра. Возможно, я не смогу дать тебе ответов на все вопросы, но, возможно, я могу тебе хоть немного помочь. И я не буду тебя отсюда гнать - я видела герб дома Эл на твоей груди, я достаточно быстра. Ты имеешь точно такое же право здесь находиться, как и я, если цели твои и помысли чисты, как ты и говоришь.

Может, и глупая, но надежда снова зажигается огоньком в девушке - если она не одна, то, может, ещё не всё потеряно. Может, ещё что-то можно сделать, и хоть доверять страшно, риск того стоит - девушка убеждает себя в этом, вспоминая, что надежда и единство - это те ценности, которые у Элов всегда были на первом месте, даже в самые тёмные времена.

Кара уходит ещё глубже в мысли. Ей некомфортно называть мальчика Супербоем - кодовые имена девушка всегда считала ярлыками, а звать его как папку с документами казалось абсолютно неправильным. Но в голову приходит идея, которую Кара решает использовать. - Ни “Супербой”, ни “Проект 13” именами не являются. Ярылками, я их назвать могу, но никак не именами. Я не могу тебя так называть, - девушка кладёт руку мальчику на плечо. - Ты не против, если я буду звать тебя Кон-Эл? Я знаю, что для тебя это набор звуков, но, - Кара улыбается своей мягкой, тёплой улыбкой. - Я не хочу обращаться к тебе как к вещи. А это... Это - криптонское, но имя, и, если захочешь, оно твоё. Как и его значение, если ты его захочешь узнать.

Кара надеется, что если она даст мальчику выбор, то не испугает его - она могла быть устрашающе настойчивой, но сейчас она хотела лишь помочь, хотя бы так. - Я видела разрытую могилу, но, видит Рао, я не знаю, что я могу сделать, - на глаза девушки наворачиваются слёзы, из-за чего она отворачивается и быстро успокаивает себя - ей нужно быть сильной. - Даже людям из Стали на этой планете не всё подвластно. 

Кара продолжает достаточно спокойно. - Ты не обязан быть оружием. Не здесь. И не за пределами Крепости. Если у Лекса другое мнение, видимо, придётся мне его переубедить. Он не один связан с тобой. Договорились? - никаких ошибок прошлого. Она - не свои родители и не Совет, и как они поступать не намерена.

Кара встаёт с колен, собираясь с мыслями. - Я не знаю, могу ли я его вернуть. Я отдала бы многое, чтобы это изменить, но даже я повинуюсь законам вселенной, и сейчас я могу только наблюдать. Но, возможно, Келекс и система что-то нашли, - девушка протягивает руку. - Пойдём. Не знаю насчёт второго, но клянусь Рао, разобраться я тебе помогу. Слово Элов, - Кара касается второй рукой герба, показывая, что это она серьёзно.

0


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » somebody save him;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC