о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
• riza
связь ЛС
Дрессировщица диких собак, людей и полковников. Возможно, вам даже понравится. Графика, дизайн, орг. вопросы.
• shogo
связь лс
Читайте правила. Не расстраивайте Шо-куна. На самом деле он прирожденный дипломат. Орг. вопросы, текучка, партнеры.
• boromir
связь лс
Алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно. Орг. вопросы, статистика, чистки.
• shinya
связь лс
В администрации все еще должен быть порядок, но вы же видите. Он слишком хорош для этого дерьма. Орг. вопросы, мероприятия, текучка.

// NEWT SCAMANDER
Ньют чувствует смесь досады, легкого раздражения и облегчения. Первое — заседание не состоялось и этот вопрос снова отложили до лучших времен. Второе — у него в питомнике некоторые подопечные нуждались в лечении, а потому он был нужен не здесь. Третье — он избавлен от счастья общения с Трэверсом и другими чиновниками, кто пытается выдавить из него информацию, которую Скамандер-младший все равно не расскажет. Просто потому что не может. И все же внутри помимо всего затесалась легкая тревога... Читать

ПУТИ СИЛЫ НЕИСПОВЕДИМЫ //
Ситхи вечно все возводят в абсолют, — Ириан усмехается, впрочем, по-доброму, прекрасно понимая, что и джедаи не лучше. Во всяком случае, те, которые настолько упали в Свет, что тот им заменил всякое понимание реалий этого мира. Иными словами, фанатизм никому никогда не помогал. Благо, тут фанатизмом не пахло. И Ириан отчего-то хотелось надеяться, что и не станет пахнуть — Каллиг, все же, адекватным ситхом показался. Хотя бы и потому, что они до сих пор не сцепились друг с другом, забыв о сотрудничестве. Читать

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Bastet: Я крайне редко пишу отзывы, и тем не менее, чувствую, что это необходимо. Юни прекрасный форум, на который хочется приходить снова и снова. Здесь настолько потрясающая атмоcфера и классные игроки, что захватывает дух. Здесь любая ваша фантазия оживает под учащенное биение сердца и необычайное воодушевление. Скажу так, по ощущению, когда читаешь посты юнироловцев, будто бы прыгнул с парашютом или пронесся по горному склону на максимальной скорости, не тормозя на поворотах. Как сказала мне одна бабулька, когда мы ехали на подъемнике – ей один спуск заменяет ночь с мужчиной, вот так же мне, ответы соигроков заменяют спуск с Эльбруса или прыжок в неизвестность. Восторг, трепет, волнение, вдохновение и много всего, что не укладывается в пару простых слов. Юни – это то самое место, куда стоит прийти и откуда не захочется уходить. Юни – это целый мир, строящийся на фундаменте нескольких факторов: прекрасной администрации, чудесных игроков и Вас самих. Приходите, и Вы поймете, что нет ничего лучше Юни. Это то, что Вы искали!=^.^=

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » грозы приходят с востока


грозы приходят с востока

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s5.uploads.ru/ibsz7.gif

Boromir x Eowyn
Гондор, Минас-Тирит, зима 3016

http://sd.uploads.ru/S8Fut.gif

+1

2

Боромир уже и не помышлял об отдыхе. Стиснув зубы, с мрачной обречённостью смотрел в синеющую кромку горизонта. Село солнце, опустился мороз, а долгому дню его возвращения в Минас-Тирит не было видно ни конца, ни края. Могучему телу усталость была нипочем, так-то, хуже было другое – то, что терзало душу.
Мало было дум о Тауриэль, так еще и домашние невзгоды подоспели. Немногого он добился нынче, допрашивая и расспрашивая полоумного старика, именуемого «пророком». «Пророком!» - да что бы в этом всем понимали.
Старк не выглядел подосланным, хотя смутные подозрения на то у Боромира были. Но на сей раз он честно рассудил про себя, что более не способен мыслить трезво и спокойно, а значит, незачем нынче за это больше браться.
«Главное, чтобы его в камере не прикончили, пока мы принимаем дорогих гостей», - так он размышлял, отстранённо – от усталости, тяжелым шагом покидая оружейную. Путь его теперь лежал туда, куда по доброй воле никогда бы не наведался. Но сейчас причина была, по меньшей мере, приятной.
Как ему доложили, леди Эовин не покинула палат врачевания, и до сих пор находилась там, в беседах с лекарями.
Пройдя освещенными факелами галереями, Боромир справился о старшей Целительнице у стражника, и зашагал дальше, провожаемый слегка удивленными взглядами. Их он не замечал, погруженный в свои мысли, а меж тем служительницы Палат Врачевания, хорошенькие и молоденькие, озадаченно перешептывались – как же так, милорд Боромир не улыбнулся ни одной из них, даже самой хорошенькой.
Краем уха уловив такой шепоток, он грустно про себя усмехнулся – ни к чему ему теперь уже и такое было. Тоска, разъедающая душу, становилась все глубже, тяжкие мысли толклись, и ненужные подозрения. И кажется, что даже зеленый камень на мизинце потускнел.
- Милорд Боромир, - немолодая Врачевательница в длинном темном платье поднялась ему навстречу, поспешно. Келья окутала запахом трав и настоек, горьким, памятным и нелюбимым с детства. Как бы тяжело ни хворал, или же ни оказывался ранен, отлеживаться Боромир всегда предпочитал в собственных покоях. Там как-то… целее что ли, будешь.
- Приветствую, Целительница, - отозвался он, переведя затем взгляд на белый сибельмайн – распустившийся почти, по-прежнему хрупкий. Ясноглазая, златокосая – как прежде, прекрасная.
- Здравствуй, леди Эовин, - он поклонился принцессе Рохана, улыбаясь. Вот уж поистине, услада для души и взора. Со дня их последней встречи стала еще прекрасней, а величавое спокойствие, что присуще ей было тогда – юной хозяйке Златого Чертога, не покинуло ее и здесь, в чужой стране, в незнакомом городе.
- Прошу простить меня, милорд, миледи, - низко поклонившись, Целительница была такова. Хотя, по всем правилам, должна была бы присутствовать при беседе молодого наследника и принцессы… а может быть, и не случайно ушла.
- Отрадно видеть тебя, госпожа моя Эовин, - Боромир улыбнулся вновь. – И радостной для меня стала весть о том, что ты здесь, в Минас-Тирите… но также ведома мне и причина, по которой ты здесь. Поведаешь ли, как твой благородный родич, Король Теоден? – говоря так, он подал руку принцессе. И пояснил:
- Нас ждут уже, миледи. Дозволь забрать тебя, - обоим им памятен пир несколько лет назад случившийся, после которого они имели объяснение о делах и вещах, к которым не желали тогда иметь отношения – оба.

+1

3

Чем больше Эовин говорит с Целительницами, тем больше хмурится – она столько надежд возлагала на эту поездку, но и где, если не в сияющем мудростью Минас-Тирите ей могли помочь? Однако же ожидаемой помощи нет, и не потому, что Целительницы не желают ее оказать, нет. Оттого, что не знают чем. Признаки тяжкого недуга, охватившего короля Теодена, незнакомы им. Вернее сказать, они знакомы любому, кто преступил закатную черту дней своих, чьи дни движутся к завершению пути земного. Но дядя ее еще не стар, так откуда же вдруг эта напасть?
Целительница, памятуя о том, что лечит не только дело, но и слово, говорит Эовин, что нельзя терять надежду. Что она собственноручно приготовит травы, которые взбодрят Его величество и дадут ему силы бороться с таинственным недугом. Но в ясных глазах ее тревога и племянница короля видит эту тень…
Но тень еще не приговор.

- Здравствуй, милорд Боромир! Рада нашей встрече.
Эовин проста. Как вода чистейшего ручья, утоляющего влагу, как плодородная земля, способная взрастить сочную траву, как небо над степью. Ей не к лицу притворная скромность и притворная же сдержанность – несколько лет назад она пообещала Боромиру что будет считать его братом и не изменила это клятве. Тем более, легко ей, свободолюбивой  дочери степей, называть братом брата Фарамира.
- От тебя, милорд Боромир, у меня нет тайн.  Я без утайки поведаю тебе мои тревоги и, может быть, твоя мудрость сделает то, перед чем оказались бессильны мудрость и знание Целительниц… может быть, ты подскажешь мне выход, или хотя бы дашь надежду.
Леди доверчиво положила свою руку поверх руки старшего сына Наместника. Счастлива дева, имеющая стольких храбрых братьев, родных и названых, мужество их укрепляет ее стойкость. Словно горные кряжи защищают они зеленую долину от разрушительных гроз с востока.

- Странная болезнь сразила моего родича, Целительницам она не ведома, а я так надеялась, что они назовут мне причину и средство излечить короля Теодена. Они даже не уверены, произошла ли эта болезнь от естественных причин, или же следует говорить о черном колдовстве, или о тонком яде, которым травят моего родича и названого отца.
Племянница короля вздергивает подбородок чтобы не позволить непрошеной слезе скатиться по гладкой щеке и засвидетельствовать ее слабость, но как терпеть тревогу за того, кто вырастил ее как родную дочь?
- Но если мое сердце не обманывает меня, милорд, то в истоках этой немощи лежит что-то злое… кто-то желает зла королю Теодену, а значит – Рохону, а, возможно и…

Эовин закусывает губу – не слишком ли далеко зашла она в своих подозрениях? Здесь есть те, кто лучше нее разбираются в подобном – что она знает? Немногое. Только то, что враг хитер и коварен, только то, что нельзя позволять ему раз за разом наносить удары. Рано или поздно перо переломит хребет боевого коня и он уже не поднимется с колен, став добычей степных волков и воронов.

+2

4

При звуке голоса принцессы Рохана у Боромира немного отлегло от сердца – ясный, чистый, звонкий. Какой бы ни была беда, нависшая на ее родичем – из чего следует, что и над землями, отравить ее, затемнить, она не смогла. Пускай и проскальзывает в глубине этих прозрачных, словно родник, серых глазах, встревоженная тень.
Как ей не печалиться, как не беспокоиться, - Боромир внимательно скользит глазами по ее лицу, открытому и приветливому, свободно рукой накрывает легшие на предплечье белые пальцы – не тревожься, дескать, миледи. Главный лекарь и кудесник Минас-Тирита к твоим услугам, сейчас все придумает, сейчас все решит – но вместе с тем он мрачно понимает, что толку от него здесь совершенно нет. И даже не потому, что ничегошеньки не смыслит в хворях.
Зато выслушает, облегчит тоску и печали юной принцессы, а брат за это ему еще спасибо скажет. Кажется ведь, что кое-какая сердечная склонность меж ними есть, а? – пускай собственное сердце неумолимо прокалывает каленой стрелой – «я-то теперь в разлуке», он все равно радуется чужому счастью.
Может быть, пока еще не счастью – обоим этим фруктам, так сказать, нужно дозреть. Он-то дал бы братишке пару советов, но, глядя на Эовин, совсем не хочется.
Она ведь чиста, как цветок сибельмайна на степном ветру. Негоже прибегать к каким-то уловкам, будучи рядом с ней.
Как тогда – Боромир вспоминает недолгий, но пламенный разговор в полутемной галерее, под шепот дождя. Тогда его прямота встретилась с прямотой леди Эовин, к вящему и общему удовлетворению. Он назвал себя ее братом, и с тех пор носил это прозвание с гордостью.
А руки у нее все-таки немного загрубелые, безотчетно отмечает про себя Боромир, чуть поглаживая прохладные кончики ее пальцев. Не чета дамам Минас-Тирита, что так и пекутся о белизне и мягкости рук. «С Тауриэль они бы поладили», - у его возлюбленной – руки тоже в легких мозолях, от тетивы и стрел, от клинков. И снова охватывает его тоска, быстрым туманом, но столь же быстро и сходит – негоже показывать себя такого перед женщиной.
- Я вижу, что ты не веришь в то, что причина творящегося с Королем Теоденом – его годы, верно же, миледи? – Боромир говорит прямо и без обиняков, зная, что Эовин поймет верно. Поздновато уже для этикета – вернее, если тот и понадобится, так только в присутствии посторонних. А в ней достаточно стали и выдержки, дабы ответить на его вопросы – Боромир смотрит на нее прямо и смело, будто подбадривая.
- Ты не веришь, - подтверждает он им же сказанное. – Значит, ты права, - и он улыбается ей.
- Если ты знаешь уже это, то наполовину вооружена, - она юна, но не неопытна. Добра – ибо женщина, ибо любящая и любимая родственница, сестра и племянница. И ей трудно видеть дурное в людях – Боромир это по себе знает.
А еще Эовин не из пугливых.
- Поразмысли не о последствиях, а о причинах, госпожа моя, - о таких делах не следует говорить где-то, где их могут подслушать.
А подслушать могут. И поэтому, сделав Эовин знак, он ведет ее прочь из Палат Врачевания, высокой галереей.

+2

5

Причины.
Это то, на что она надеялась – получить от Боромира совет, не только добрый, но и мудрый, ибо прожил он больше, чем она и видел больше чем она.
Эовин еще юна, но король воспитывал ее как свою дочь, она была принцессой Рохана и росла она подле трона, но не с завязанными глазами. Она знает, сколь сильны и темны силы, нависшие над их миром, кто удерживает эту тьму? Наместник Денетор, король Теоден. Вот и причина…
И снова Эовин вспоминает Грима, столь внезапно приближенного к владыке, ставшего его правой рукой, его устами, его главным советником. Вспоминает его взгляды, его намеки, его змеиный шепот и думает о том, что не пришлось бы ей просить защиты и убежища у Боромира и брата его, Фарамира. Лучше судьба беглянки, чем та судьба, которую пророчил ей Грима.
Но сейчас не лучшее время для откровенных бесед, и не лучшее место.
- Я надеюсь, у нас еще будет возможность побеседовать обо всем этом, но я благодарю тебя, милорд. Теперь я буду искать не только способ излечить короля Теодена но и возможность защитить его… если мое сердце и мой разум не обманывают меня, защита ему сейчас нужна, как это ни горько признать.
А Гондору нужен сильный сосед и верный союзник.

Пиры тут иные – Эовин сразу вспоминает тот, давний, и улыбается Боромиру. Пиры тут более торжественные, нет в них места шумному сердечному веселью, не за одним столом сидит Наместник со своими воинами. Но в каждом доме свои порядки и негоже их хаять лишь потому что отличны они от тех, к которым ты привык.
Отмечает лишь принцесса, идущая по залу рука об руку со старшим сыном наместника, что на челе Денетора печать мрачной задумчивости.
С радостью она предпочла бы сейчас оказаться в степи, вести бы, как прежде, свой маленький отряд на разведку а потом сидеть у костра, коротая ночь, и чтобы Фарамир был рядом, рассказывая ей сказания лет минувших. И изумлялась бы она, как многое ему ведомо. И просила рассказать еще что-нибудь.

Эовин склоняется в поклоне, затем гордо выпрямляется в своем белом платье с золотой вышивкой по горлу и рукавам, горделиво поднимает голову навстречу многим взглядом – есть в этой зале женщины, щедро украшенные драгоценностями, но у племянницы короля Теодена есть главное сокровище, которым может украсить себя дева – чистота и храбрость.
- Благодарю тебя, милорд наместник, за гостеприимство и приглашение присоединиться к тебе на этом пиру. Так же позволь порадоваться вместе с тобой благополучному возвращению милорда Боромира.
Сверкает серебро тяжелых подсвечников, с высокого потолка свисают стяги – свидетели прошлых битв и прошлых побед. Прекрасен Минас-Тирит, но все же чужой для дочери степей и было бы ей тут неуютно, если бы не молчаливая поддержка Боромира.
А о Фарамире она так и не задала свой главный вопрос …

+2

6

У усталости Боромира сейчас неизбывная спутница – серая тоска, держащая под руку, шепчущая – «а вот если бы… а вот будь она сейчас здесь…» - и потому безразличен взор его, обводящий пиршественную залу. Улыбается он по привычке, пусть и открыто – те, кто возносят ему хвалу, не таят за своими словами лести и лжи. Они ему рады – так и вправе ли он не уважать эту радость?
Он знает, отец сказал бы иное насчет лжецов и льстецов, но человек видит и слышит то, что желает видеть и слышать. И Боромир желает видеть сегодня друзей. «Так, да», - все верно. Нужно постепенно расшевеливать себя, а то так впору и вовсе пропасть. Облегчение дарует мысль о том, что отцовский наказ будет выполнен, что поисками те, кто стоит за стариком, прозванным «пророком», занялся надежный человек. Брего не подведет… - улыбка делается чуть задумчивой, когда думами Боромир обращается к Рохану, а затем и теплее, когда прекраснейший из цветков этих земель оказывается подле него. Быстрый взгляд на Наместника – обычно ошую от Боромира всегда сидела Тауриэль, а теперь вместо нее – Эовин.
Простаком отец его не растил, и Боромир прекрасно понимает, чего стоят, и что означают искры в глазах отца, мягко и умело скрывающиеся. Не по сердцу Наместнику эльфийка – избранница старшего сына и наследника, только вот здесь он воли отца не спрашивал. Все как-то само получилось, - он мягко улыбается Эовин, любуясь ее красотой – нежна и чиста, сибельмайн с бескрайних вересковых пустошей. И видит на ее месте другую – ту, что с губами словно лесная малина, и глазами глубокими, словно зелень далеких эльфийских лесов.
- Позволишь мне поухаживать за тобой, госпожа моя Эовин? – слова – лишь дань этикету. Никто другой сейчас не посмеет прислуживать за столом роханской принцессе; это – ритуал. Будущий правитель и принцесса из чужих земель – Боромир был готов пересчитывать тех, кто уже мысленно их и сосватал, и поженил.
И первым бы среди них оказался Наместник Дэнетор.
Он прячет мелькнувшую было во взгляде хмурую досаду, берясь за блюда с кушаньями, наливая вино – оно цвета бледного золота, почти как волосы Эовин. Легкое, из Лоссарнаха. Там, ближе к прохладным склонам Эред Нимраис, кудрявятся зеленой лозой виноградники, знаменитые на весь юг. И вино их – нежное, как дыхание июньского рассвета, в самый раз для леди, подобной Эовин.
Той, которая вряд ли пожелала бы, дабы разум ее оказался затуманен чем-то более крепким. Сам же Боромир отдал бы многое за то, чтобы надраться о беспамятства дол-амротской портовой самогонки, а потом выспаться – сутки-другие эдак.
И чтобы все минувшее оказалось дурным сном, - наверное, ему все-таки не удается скрыть эту мрачность, да и думы одолевают о том, что многие из тех, кто здесь, на пиру, сейчас понимают то же самое, что и он – подсовывает старшему сыну Наместник другую, вместо его…
«Нареченной», - зелёный камень на мизинце чуть взблескивает, далеким приветом.
«Все так, моя милая. Все верно», - и спокойнее делается на душе.
- Безмерно жаль мне, миледи Эовин, что ты разминулась с Тауриэль, моей невестой, - странно ли ей это услышать, сейчас-то? – проносится шальная мысль. Помнится, когда-то Боромир сам сказал ей, что супругом был бы скверным, ибо неуёмен и строптив – или додумал уже последнее, но да неважно. Ему самому такое странно произносить такие речи, обращаясь к кому-то кроме Тауриэль.
- Она отправилась погостить на родину, в места, именуемые Лихолесьем. Она принадлежит к народу эльфов, и, право, я уверен, что вы бы поладили, - по тонким, но не хрупким запястьям Эовин скользнув взглядом, Боромир продолжает:
- Вы с ней похожи, - и пусть сходства внешнего меж двумя девами не больше, чем в цветках лилий – белой и тигровой. «Вы очень похожи, воительницы», - о, он помнит разговоры о мечах и сражениях, которые, казалось, вести не юной девице, которой пристало больше стряпать да вышивать.

+2

7

Смотрит правитель Денетор на то, как входит в зал его сын, ведя гостью – Эовин Роханскую. И если сначала чувствует что-то вроде сожаления (красивая пара вышла бы из них, красивая, и союз был бы выгоден и Гондору и Рохану), то потом сожаление уступает место иным мыслям.
Верен своей любви Боромир. Верен и непреклонен. Не хочет Наместник испытывать на прочность сыновью верность Боромира, пусть и не по нраву ему Тауриэль. Но в своем сердце старший сын уже выбрал себе подругу жизни, и не только выбрал, но и огласил свой выбор, и знает Денетор, что умрет его сын, умрет, но не откажется от своей любви.
- Полно, сын, - с хорошо разыгранным добродушием говорит Денетор, улыбаясь Эовин.
Красива племянница короля. Молода еще, как сама весна, но тем нужнее ей супруг, умудренный опытом. Облечённый властью.  И если не Боромир, то… Может быть, все к лучшему?
- Принцесса Эовин, я надеюсь, не в последний раз гостит в Минас-Тирите, и встретится с твоей невестой. В самом деле, миледи, мой сын прав – вы поладите. Тауриэль из Лихолесья столь же храбра, сколь прекрасна…

Денетор даже гадать не брался, сколько придворных сейчас поперхнулись добрым вином и подавились кушаньями. Все знали, что не одобряет Наместник этот союз, а тут вдруг такое благоволение.
«А у меня еще могут быть дети», – думает Денетор, отпивая вино из кубка, и впервые за долгое время, тяжесть кольчуги под парадным одеянием не кажется ему чрезмерной.
В самом деле, почему нет? От Эовин Роханской должны рождаться крепкие сыновья и красивые дочери.
Старший сын сам закрыл себе эту дорогу. Младшего Дненетор  не берет в расчет, наступит, конечно, и его время когда-нибудь, но пока речь не идет о судьбе Фарамира,и когда-нибудь он распорядится его судьбой, но слишком рано говорить об этом.

- За сына моего, Боромира, за невесту его, Тауриэль и за наших дорогих гостей!
Денетор поднимает кубок, с усмешкой смотрит на тех, кто повторяет его жест, повторяет его слова.
Лизоблюды.
На старшего сына бросает он нечитаемый взгляд – понял ли тот, отчего вдруг так переменился отец, или еще не догадался? Ну, чем позже догадается, тем лучше. Отчего-то казалось Денетору, что не одобрит это решение Боромир. Не то, чтобы отец нуждался в разрешении сына жениться, но все же Боромир не мальчишка, а наследник, и его слово весомо. Впрочем, тот уже получил что хотел, чего ему больше?
И Денетор снова обращается к Эовин.
- Рад видеть я тебя за своим столом, принцесса и желал бы видеть тебя здесь каждый день. Надеюсь, не будешь ты торопиться с отъездом?
Да, знает он уже о болезни короля Рохана, но тем больше причин привязать к себе его наследников. Одного – отеческой добротой, другую, если понадобится, подарками и любезными речами. Не верит Наместник, что может быть ему отказ от кого-то – даже от принцессы Рохана, ежели он возжелает чего-то.

0

8

Доносились и до роханских земель разговоры о подруге Боромира, сына Денетора – как не доноситься. Услышав их впервые, Эовин порадовалась тому, что отныне никому не придет в голову поженить их. Потом устыдилась этой радости – следовало ей в первую очередь подумать о счастье Боромира, нашедшего, наконец, свою единственную.
Но больше ничего не знала Эовин, к примеру, рад наместник Денетор этому союзу или не рад, и удивилась бы, доведись им с Боромиром переговорить об этом раньше, что не по сердцу ему была Тауриэль. И удивилась бы словам Наместника. Но сейчас слышит Эовин в них лишь отеческую любовь и охотно поднимает свой кубок с золотистым вином.

- За Боромира и Тауриль, - говорит она, улыбаясь старшему сыну Наместника.
«Вот видишь, как хорошо», - говорит ему ее ласковый взгляд. – «И ты встретил свою любовь. Не зря ждал – сердце, должно быть, чувствовало».
- Когда вернется твоя невеста, Боромир, я буду рада пожелать ей счастья!
Дивен и мудр народ эльфов, прекрасны они и живут долго, куда дольше, чем длиться обычная человеческая жизнь. Еще одна легенда родилась – думает Эовин. Еще одна красивая легенда, о которой будут рассказывать и через сто лет, и через двести.
Жил – напишут в книгах – достойный воин, наследник Гондора, Боромир, и жила прекрасная эльфийская дева…

- Ты очень добр, милорд Наместник, - отвечает она на слова Денетора, видя в них только долг любезного хозяина, не более того. – И гостеприимство твое несравненно. Но не смогу я задержаться надолго, не могу оставить семью… об одном лишь сожалею – что не увидела я Фарамира, твоего младшего сына. Все ли у него благополучно?

0


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » грозы приходят с востока


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC