о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
• riza
связь ЛС
Дрессировщица диких собак, людей и полковников. Возможно, вам даже понравится. Графика, дизайн, орг. вопросы.
• shogo
связь лс
Читайте правила. Не расстраивайте Шо-куна. На самом деле он прирожденный дипломат. Орг. вопросы, текучка, партнеры.
• boromir
связь лс
И по просторам юнирола я слышу зычное "накатим". Широкой души человек, но он следит за вами, почти так же беспрерывно, как Око Саурона. Орг. вопросы, статистика, чистки.
• shinya
связь лс
В администрации все еще должен быть порядок, но вы же видите. Он слишком хорош для этого дерьма. Орг. вопросы, мероприятия, текучка.
• tauriel
связь лс
Не знаешь, где найдешь, а где потеряешь, то ли с пирожком уйдешь, то ли с простреленным коленом. У каждого амс состава должен быть свой прекрасный эльф. Пиар, продвижение.

// FYODOR DOSTOYEVSKY
Лифт опускается вниз с едва различимым шумом — Фёдору любопытно немного, как ребёнку, и он делает шаг ближе к краю — сдерживается, чтобы не коснуться пальцами стеклянной поверхности, смотрит, впрочем, — с любопытством совершенно искренним. Йокогама будто бы на ладони — напоминает ему муравейник, на который смотришь с высоты человеческого роста,сдерживая в себе едва-едва совершенно животное желание наступить — фигурки, разбросанные вокруг домика из картона — развалится тоже от ветра, обратится в ничто так же легко. Ему интересно, насколько акцент выдаёт его — сильно, должно быть... Читать

IN YOUR EYES I'M STARING //
Медленно, но верно, рассвет вступает в свои права. Ядомару, сонно прищурившись, то и дело оглядывается; не в ее власти отпустить ситуацию на несколько часов, и не в силах капитана — уболтать ее на это. Слишком хорошо знает ее. "Валить надо!" Неизменно нервный "сосед" никак не даст забыть о своем существовании. Принимать это стало немного, но легче. — И какой смысл? — Чуть качает головой, задавая этот вопрос вслух. Странный, странный диалог. Тишину вокруг — но только для нее — нарушает смех. Лиза едва улыбается. "Дура. Убьет же в любой момент," Лиза только качает головой, не отвечая. Чего уж, и правда может, уже раз почти получилось, и, будь его воля, мог бы добить, даруя быстрое избавление. Но — не стал этого делать. Значит, что-то, но все же не зря — вопреки не самым оптимистичным мыслям, Ядомару снова улыбается... Читать

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Bastet: Я крайне редко пишу отзывы, и тем не менее, чувствую, что это необходимо. Юни прекрасный форум, на который хочется приходить снова и снова. Здесь настолько потрясающая атмоcфера и классные игроки, что захватывает дух. Здесь любая ваша фантазия оживает под учащенное биение сердца и необычайное воодушевление. Скажу так, по ощущению, когда читаешь посты юнироловцев, будто бы прыгнул с парашютом или пронесся по горному склону на максимальной скорости, не тормозя на поворотах. Как сказала мне одна бабулька, когда мы ехали на подъемнике – ей один спуск заменяет ночь с мужчиной, вот так же мне, ответы соигроков заменяют спуск с Эльбруса или прыжок в неизвестность. Восторг, трепет, волнение, вдохновение и много всего, что не укладывается в пару простых слов. Юни – это то самое место, куда стоит прийти и откуда не захочется уходить. Юни – это целый мир, строящийся на фундаменте нескольких факторов: прекрасной администрации, чудесных игроков и Вас самих. Приходите, и Вы поймете, что нет ничего лучше Юни. Это то, что Вы искали!=^.^=

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniALTER » умрешь, но пока дыши;


умрешь, но пока дыши;

Сообщений 61 страница 70 из 70

1

http://s9.uploads.ru/8rTQC.gif

Imera Avery & Lucius Malfoy
Место действий: Хогвартс
Время действий: осень, 1970г.
Краткое описание:

Не суди, да не судим будешь. Да и кто вообще посмеет осудить этих...чистокровных? У кого хватит храбрости рот открыть и плюнуть в эти прямые спины?
Таких храбрых по пальцам одной руки посчитать можно. Жалкие единицы, которые потом ещё много раз пожалеют о таком своём решении.
Впрочем, этим двоим в спину что-то кидать опасно. Оба пропитаны тем, что среди обычных людей принято называть "заносчивостью" и "высокомерием". Неуважения не потерпят, обиду не простят. Мстить будут кровью. И не повезло же этим людям встретиться в одном тысячелетии. Одного Хогвартса слишком мало на двоих.
Или, быть может, одной жизни мало, чтобы рассказать, что там, в тёмном сердце, есть на самом деле.

[icon]http://s7.uploads.ru/MjWyJ.gif[/icon][status]hate me[/status][nick]Lucius Malfoy[/nick][sign]http://s8.uploads.ru/MFI1i.png
believer
[/sign][lz]<center><b><a href="https://harrypotter.fandom.com/ru/wiki/Люциус_Малфой#.D0.A0.D0.B0.D0.BD.D0.BD.D0.B8.D0.B5_.D0.B3.D0.BE.D0.B4.D1.8B" class="link3";>Люциус Малфой</a></b> <sup>16+</sup><br>чистокровный волшебник, самовлюбленный засранец, староста факультета, начитанный загонщик и кость поперек горла одной <a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=1236" class="link4"><b>невыносимой леди</b></a><br><center>[/lz][fan]Harry Potter[/fan]

Отредактировано Carol Danvers (2019-04-10 20:26:17)

+1

61

[indent] Люциус почти не двигается, сжимая пальцами набалдашник трости. Так уж вышло, что ему хочется молить Лорда сказать, что он ничегошеньки не сделал с его Имерой, потому что…Малфою достаточно потрясений за последние двадцать четыре часа. Всё, что нужно молодому лорду – это крепкое здоровье женщин, с которыми он повязан. Да, не со всеми по своей воле, но это не отменяет того, что беспокойство Люциуса будет хоть каплю меньше. Нарцисса пусть и не любимая жена, но теперь носит под сердцем будущего Малфоя. Её необходимо оберегать, так диктует долг, но Малфой тут самую малость кривит душой, не желая признаваться, что не долг заставляет его беспокоится о жене, а искреннее желание стать отцом. Слишком уж трепетны были ощущения от того, как Малфой держал на руках маленького Аврелиуса.
[indent] — Перед тем, как кое-что тебе сказать, Люциус, я бы хотел кое в чём убедиться, — Том выглядит заинтригованным и взбудораженным. Его бледное лицо с яркими глазами ярко выделяется на фоне черной стены. Густые темные волосы касаются высоких скул. Если так посмотреть, то можно назвать Реддла красивым. Только глаза делают его образ таким пугающим, противоестественным. Лорд делает первый шаг навстречу к своему приближенному, и Люциус остаётся на месте. Он не боится его и не позволит Тому думать, будто он и вправду может опасаться чего-то. — Это может быть больно… — то, что Малфой хватается за висок, подгибаясь в коленях – совершенно нормально. Том врывается в сознание Пожирателя безжалостно и беспощадно. Он жадно роется в воспоминаниях Люциуса, снося всё на своём пути.

[indent] Люциус словно со стороны видит себя у кровати Нарциссы, бледной, но счастливой. Она держит руки на плоском животе и что-то говорит, только вот Малфой ничего не слышит. Голос Тома раздаётся прямо над ухом.
[indent] - Не то, раньше!
[indent] Спальня растворяется, но появляется другая. Та, которая была в доме Эйвери. Люциус и доктор Сондер стоят у кровати, на которой Имера крепко спит. Большое обилие мазей и настоев тонкие пальцы лекаря укладывают обратно в кожаную сумку. Тот Люциус, который даже на лорда не похож, нервно дергает манжеты и едва ли не ходит туда-сюда.
[indent] — А, почти-почти…
[indent] Малфой вдруг понимает, что именно Реддл ищет. И ему бы очень хотелось воспротивиться, спрятать, не показывать повелителю то, что не предназначено для его глаз, потому что эти воспоминания принадлежат только ему и Имере. Это то, что они оба должны беречь всеми силами, потому что другого у них может не быть. Эти воспоминания – на вес золота, и Том хотел их все. Люциус падает коленями в пол, когда видит, как картинка перед ним перематывается вперед, и вот уже тот Люциус ловит руками ослабевшую Имеру. «Нет!».
[indent] — Тебе придётся поделиться со мной, мой друг, — голос Тома не терпит никаких возражений, и Малфой сдаётся, потому что невыносимо противиться самому могущественному волшебнику из ныне живущих. Любой протест гасится в Люциусе адской болью.
…ты так нужен мне…
…моя девочка…
…я должна сообщить о смерти отца…
…никто не узнает, Имера. Только Лорд. Ему нужно будет сказать правду…


[indent] Всё заканчивается, и Том хлопает в ладоши. Малфой опирается на свою трость, но пока не находит сил, чтобы подняться на ноги, хотя надо бы прямо сейчас. Такое бестактное проникновение в разум несет с собой море болезненных ощущений, но ставить это Тёмному Лорду в упрёк Люциус не будет. Сам виноват. Нужно было просто вытащить воспоминания и принести ему сюда на блюдечке с голубой каёмочкой. Тем более Малфой сам говорил Имере, что скрывать от Лорда ничего нельзя. Да, он имел в виду смерть Эйвери, а не их порочную связь, но, как показывает жизнь, подобные утверждения касаются любых сфер деятельности Пожирателем.
[indent] — Я рад, что в тебе мудрости не меньше, чем в твоём покойном отце, Люциус, — Реддл вдруг останавливается, после чего вопрошающе смотрит на Малфоя. Тот собирается с духом и всё-таки поднимается с колен, используя трость в качестве своей помощницы. Том усмехается, после чего добавляет вполне серьёзно. — Имера…занята. Собственно, ты тоже. И ваша связь недопустима, — внутри у Люциуса что-то натягивается, и он даже выпрямляется в спине. Нет, приказ Лорда – оставить Имеру в покое, - он не сможет выполнить. Что угодно, но только не это, когда Треверс наконец-то обрела память. Малфой просто не сможет бросить её. Благо, Том этого и не просит. — Но грядут непростые времена, Люциус. Если вдруг Имера случайно станет вдовой, я бы не хотел выдавать её за кого-то ещё. Хочется верить, что ты не откажешь ей в покровительстве, — его многозначительный взгляд нельзя трактовать двумя способами. И Малфой торопливо опускает голову.
[indent] — Конечно, мой лорд, — словно могло быть иначе. И всё-таки сердце начинает биться в правильном ритме, потому что Люциус теперь знает наверняка – Тёмный Лорд не против такого союза, а это ведь главное в их деле. — Я могу идти?
[indent] — Да-да, ступай, мой друг, — Том неторопливо разворачивается к окну.
[indent] — Я передам жене ваши поздравления, — Люциус всё ещё смотрит в тёмную фигуру Лорда и видит, как тот дёргает плечом, бросая на своего слугу взгляд через плечо.
[indent] — И мои соболезнования леди Треверс по тому же поводу, — Малфой делает глубокий вдох. Да, Том знает, что скорбеть по отцу Имера не будет, а вот новость о том, что Нарцисса беременна, может её задеть. Вряд ли, конечно, она покажет это, но всё-таки внутри злость сидеть будет. Малфой точно знает, потому что уже проходил через это, когда Имера вынашивала Аврелиуса. Люциусу понадобилось время, чтобы смириться. Много времени, ведь он прекрасно понимал, что это мог быть их с Имерой сын. Их мальчик, который получил бы столько любви, сколько не смог бы получить ни один чистокровный аристократ. А теперь…теперь не сложится.


[indent] Имера отправилась в Индию. Это Люциус узнал от лорда Треверса, который явился на приём в Министерстве Магии, организованный в честь назначения Люциуса на должность Главы отдела по контролю магических артефактов. Было ли это связано с тем, что Малфой увлекался в своё время не только квиддичем, но и рунами, никто не знал, но должность Люциус получил без подкупа, вопреки ожиданиям всех завистников. Новость о том, что Имера не почтит вечер своим присутствием, Малфоя расстроила, но он утешил себя тем, что эти дни и Адриан не имеет возможности наслаждаться компанией своей жены. Люциус бы может даже потратил время, чтобы прокомментировать одиночество лорда Треверса, если бы не побледневшая на глазах жена.

[indent] Беременность действительно давалась ей тяжело, и Люциус прибегнул к помощи колдмедиков, которых ему посоветовала Имера. Она себе выбирала только лучших, не зря же Малфой оказался в числе её приближенных. Впрочем, врачи мало что могли посоветовать, склоняясь к первоначальным заключениям лекаря Сондера – беременность будет трудной, ребенок будет высасывать из матери магию до последней капли. Если повезет, то выживет, если нет – то Люциусу придётся утешаться мыслью, что Нарцисса подарила ему наследника.
[indent] Прозвучит ужасно, но терять Циссу не хотелось. Она была удобной, как может быть привычным мягкое кресло в гостиной. Она молчала, когда это было нужно; смеялась, когда все смеялись, и грустила, когда за окном три дня подряд шёл дождь. Экс-Блэк была очень умной и потому всё-таки как-то раз вызвала Люциуса на разговор, где ясно дала супругу понять, что знает про другую женщину, которую Малфой и вправду любит. Она попросила его дать ей шанс быть ему не просто союзником, но другом. И Люциус, поколебавшись немного, решил, что так будет правильно. Любить Нарциссу у него не получится, но он готов стать к ней близок ровно настолько, насколько ему то могло позволить большое чувство к Имере.

[indent] Нарцисса и Люциус часто бывают у Треверсов по причине того, что Люциуса всё чаще тянет провести время с Аврелиусом. И ему очень нравится держать мальчика на руках, что-то тихонько нашептывая ему. Что именно там Малфой бормочет наследнику – никто не знает. Возможно, Люциус поделился бы этими речами с Имерой, но её нет. Она всё ещё где-то в Индии. Однако её возвращение пропустить не получается. Люциус и Нарцисса сидят в гостиной, когда Имера врывается в комнату через камин. И, о Мерлин, как же Люциус рад видеть её такую – загоревшую, подтянутую, с горящими глазами. Наверное, нужно смотреть с меньшим восхищением, потому как Люциус замечает почти снисходительный взгляд Нарциссы. И пока леди Треверс приводит себя в порядок, Цисса просит ещё одну чашку чая в попытках согреться. Малфой без лишних слов садится к жене ближе и обнимает её. Цисса жмётся к тёплому боку мужа, пустив глаза в чашку.
[indent] — На должность Главы отдела магического правопорядка назначили Барти Крауча, — Малфой заговорил первым, когда Имера опустилась на диван напротив них, по левую руку от супруга. И Люциус никак не мог оторвать от неё своего взгляда. — Он придерживается взглядом Дамболдора, и это нам не на руку. Лучше расскажи, как всё прошло в Индии. Я полагаю, что удачно. Ты вся светишься, — Люциусу хотелось взять её за руку, потянуть на себя, чтобы Имера села на него верхом, а потом поцеловала. Хотелось бешеной близости, чувственности. И… хотелось поговорить.
[indent] После того, как скончался лорд Леннард Эйвери, Люциус и Имера не имели возможности побеседовать, а уж им то точно было что обсудить. Хотя бы то, что Люциус ещё не схватил от Имеры тумаки по поводу заклинания забвения. А он заслужил, и знал это наверняка. Поговорить стоило, но всё упиралось в возможность. Пока Имера была в своей «командировке», Люциус не сидел сложа руки. Получив позволение на эту связь от самого Лорда, Малфой решил, что они оба имеют право на счастье, пусть и урывками, а потому кое-что подготовил к возвращению Имеры.
[nick]Lucius Malfoy[/nick][status]hate me[/status][icon]http://s7.uploads.ru/MjWyJ.gif[/icon][sign]http://s8.uploads.ru/MFI1i.png
believer
[/sign][lz]<center><b><a href="https://harrypotter.fandom.com/ru/wiki/Люциус_Малфой#.D0.A0.D0.B0.D0.BD.D0.BD.D0.B8.D0.B5_.D0.B3.D0.BE.D0.B4.D1.8B" class="link3";>Люциус Малфой</a></b> <sup>16+</sup><br>чистокровный волшебник, самовлюбленный засранец, староста факультета, начитанный загонщик и кость поперек горла одной <a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=1236" class="link4"><b>невыносимой леди</b></a><br><center>[/lz][fan]Harry Potter[/fan]

+1

62

- К слову, я так и не поздравила тебя с повышением, - горячий черный чай после индийских травяных настоев, к которым успела привыкнуть, кажется неожиданно безвкусным, даже с сахаром и молоком. Имера салютует чашкой, улыбаясь тепло, и даже не косится на скромно опустившую взгляд Нарциссу. Та, кажется, знает больше, чем следовало бы, в отличие от Адриана - супруг приобнимает ее, чуть сжимает ладонь на талии, но молчит, слабо улыбаясь. И ей, под взглядом Люциуса, становится неожиданно противной эта их близость. То, что они дышат одним воздухом с законным мужем - то, что сидят рядом, чувствуя тепло тел друг друга. Треверс вздрагивает, чувствует, как ее лицо на миг застывает, лишь бы отвращение не проявилось, однако, мгновение спустя столь же широко и тепло улыбается гостям, как ни в чем не бывало.
Вести о назначении Крауча, однако же, удается отвлечь от неприятных эмоций, поэтому Имера говорит спокойно и несколько озабоченно:
- Крауч - амбициозен и силен, но на этом нам не удастся сыграть, - соглашается она. Этого волшебника ей приходилось встречать, и не раз, и общение с ним извечно сводилось к его непримиримости к идеям Волдеморта, пускай он сам был из чистокровных. Нет, во главе авроров теперь встал решительный человек, куда решительнее министра Дженкинс, и это принесет им немало проблем. Если только не попытаться воздействовать на него через членов семьи. Кажется, его сын как раз учится в Хогвартсе курсом младше ее брата. "Надо подумать", - сделав в памяти заметку, Имера, наконец, решает ответить на вопрос о путешествии - глаза вновь начинают светиться, улыбка сама становится шире. Впечатлений у нее немало, и с кем, как не с Люциусом хочется ими поделиться.
- Индия - очень странная страна, а ее жители еще более необычные. Я достаточно долго искала необходимое мне племя - кодава, - а когда нашла, меня даже не пустили к ним в деревню! Меня, чистрокровную волшебницу, владеющую такой магией, о которой они и мечтать не могли! - искреннее возмущение в тот вечер чуть не привело ее к фатальной ошибке - она едва не сорвалась, едва не стала пробивать себе путь заклинаниями. - К счастью, со мной был проводник, один из местных. Он и перевел мне их требования. Кодава очень сильны. Все в племени - анимаги, а тех, кто не справляются или не дожидаются окончания ритуала, убивают без всякой жалости. Поэтому в деревню имеют право зайти только те, кто начали свой ритуал, но добиться аудиенции у вождя могут только полностью осознавшие себя анимаги.
Как она злилась в тот момент! Как хотела все бросить и вернуться обратно в Британию или искать другие племена. Ритуал превращения в анимага занимал как минимум несколько месяцев, мог затянуться даже на годы, а у нее не было столько времени! Если бы не Темный Лорд, страстно желавший заключить с кодава союз, она бы ушла.
- Поэтому, пришлось проходить ритуал...
- И ты справилась с анимагией? - неожиданно прервал ее Адриан, скептично глянув на супругу, отчего взгляд ее мигом растерял всю благожелательность и стал серьезным, хотя лицом она пока не переменилась. Это еще что за грубая неучтивость перед гостями? Тем более, к ней от него.
- Ты сомневаешься во мне, муж мой? - голос стал почти сладким, слишком мягким для той, кто смотрела почти с угрозой. Оскорблять себя и принижать свои способности она позволять не намеревалась. Однако Треверс извиняться не собирался - только холодно улыбнулся ей, источая высокомение.
- Конечно нет. Всего лишь... этот ритуал требует очень много терпения. И... я опасался, что... ты могла не дотерпеть, вот и все.
- Твои опасения излишни, Адриан, - лязгнула голосом, будто металлом, затем же повернулась обратно к гостям, улыбнувшись, - прошу прощения. Так вот, терпения у меня и правда почти не хватило  - месяц продержать лист мандрагоры это еще не самое тяжелое. Мне повезло с грозой - на вторую неделю начались дожди, поэтому долго ждать молнию не пришлось. Сложнее всего пришлось разглядеть в себе форму моего существа, - и не испугаться, увидев странную черную мордочку со сверкающими синевой глазами. - После первого обращения мне позволили увидеться с вождем. Он был наслышен обо мне и о нашей войне - его провидцы видели мое появление и предсказали, что союз с Темным Лордом принесет его племени множество благ. Когда договор был заключен, они устроили пир. И, скажу я вам, такого мне еще нигде не доводилось видеть. Даже ваша свадьба, если мне правдиво ее описали, была не столь зрелищна, - Имера рассмеялась, глядя в основном на Нарциссу, а не Люциуса - она так и не извинилась за отсутствие на том празднике. Впрочем, и не собиралась.
- На четвертый день меня, наконец, отпустили и позволили вернуться домой, окрестив их другом и членом племени. Так что, теперь в Индии у меня есть где остановиться, - рассказывая, она чувствовала себя так, словно побывала не на важном задании, непосредственно связанным с победой в войне, а отдыхала, наслаждалась жизнью, столь отличной от британской. Разумеется, она скучала - по сыну, по Люциусу, по матери и своему дому, и вечерами не раз мыслями обращалась к ним, надеясь, что с ними все в порядке.
И все действительно было в порядке. Оставалось только навестить мать, которой лишь успела сообщить о своем возвращении. И отправить брату в Хогвартс гостинцы.
- Как мило, - фыркнул Треверс, заставляя Имеру удивиться - что это с ним сегодня? Обычно он держит свои мысли при себе, тем более, в присутствии других людей. - Так значит, с нами теперь будут и эти... существа, кем бы они ни были. Надеюсь, в мой дом ты их не пригласишь жить - не хочу после их грязных ног сжигать старинные ковры. Да и тебе самой следовало бы хорошенько отмыться от следов той варварской страны - их вонь, кажется, въелась тебе в кожу.
- Люциус, Нарцисса, прошу прощения, - Имера с непроницаемым лицом поднялась и посмотрела на мужа, - Адриан, можно тебя ненадолго?
К чести его, он молча поднялся и проследовал за женой в соседнюю комнату, нечто вроде дамского салона, где, за прикрытыми дверями Имера яростно прошипела:
- Что на тебя нашло?!
- Ты на меня нашла и твои переглядывания с Малфоем, - не менее зло ответил он. Впервые в его голосе послышалась такая ненависть, а во взгляде полыхнуло злобой. Это настолько ошеломило ее, что Имера оторопела, удивленно глядя на мужа.
- Что, думала, я не знаю о вашей связи? Я нашел твои школьные письма и расспросил Нарциссу - она, разумеется, ничего не сказала, только порой молчание куда красноречивее слов. Что, ты решила выставить меня идиотом и рогоносцем на всеобщее обозрение? - почти прорычал он, хватая ее за плечи и буквально впечатывая в стену. - Может, ты у нас самая умная и талантливая, но я пока что тоже не идиот. И выставлять себя таковым не позволю.
- Ты уже выставляешь себя таковым, - терпение ее лопнуло, и на этот раз от яростного взгляда отшатнулся уже Адриан, - а я тебе ничего не обязана. Наследника я родила, дела этой семья я веду, а тебя, вопреки твоим же словам, идиотом не выставляю - ты прекрасно с этим справляешься сам, когда шляешься по всяким шлюхам в Косой переулок. Что, - его удивленный взгляд говорил сам за себя, - думал, я не знаю о твоих связях? - передразнила она его собственный голос. - Так что закрой свой рот, умерь свою ревность и веди себя, как мужчина, а не как обиженный мальчишка.
- Ах, мальчишка? - его ладонь ударила Имеру по лицу раньше, чем она успела увернуться - Имера упала, но зря он думал, будто это ее угомонит - палочка мигом оказалась в руке и невербальное парализующее заклятие ударило по Адриану, обездвиживая его. Он с громким шумом повалился на невысокий столик, и когда Имера поднялась, его взгляд готов был прожечь в ней дыру. Она скривилась, глядя на него с отвращением - если и было между ними что-то хорошее, после такого она не станет терпеть этого мужчину.
- Полежи пока здесь, - легкий взмах палочкой, чтобы привести себя в порядок и избавиться от следа пощечины, и Имера вышла к гостям, слабо улыбаясь, будто ничего не случилось.
- Прошу прощения, моему мужу стало немного нехорошо и он пока решил передохнуть, - они наверняка что-то слышали - все же, стены здесь не такие толстые, - но она не хотела ничего обсуждать. Поэтому же посмотрела на Нарциссу благодарно, едва та подняла взгляд на мужа и произнесла:
- Нам, наверное, пора идти, Люциус. Пускай Имера отдохнет после долгого пути, - ладно ее легла поверх живота, мягко погладив его. Треверс улыбнулась ей, тепло и мягко - леди Малфой никогда не признавалась в своей собственной слабости или усталости. Но не только это в ней было достойно восхищения.
Когда Малфои подошли к камину, Нарцисса приобняла Имеру и первой шагнула в зеленое пламя, кажется, намеренно оставляя их наедине.
- Святая женщина, - тихо произнесла Имера ей вслед, - ты должен гордиться такой женой, Люциус.
[nick]Imera Travers[/nick][status]oblivious[/status][icon]https://i.imgur.com/BsdPtp7.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/2aU4W.gif
[/sign][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>имера треверс</a></b> <sup>19</sup><br>чистокровная леди, высокомерная и амбициозная волшебница, потерявшая часть своей <a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=293" class="link4"><b>жизни</b></a><br><center>[/lz][fan]harry potter[/fan]

Отредактировано Tauriel (2019-04-21 21:58:07)

+1

63

[indent] Имера увлеченно рассказывала о тех преградах, которые ей пришлось преодолеть на своём пути. Конечно, Люциус слушал её, потому что ему было искренне интересно. В конце концов, не каждому магу дано получить животную форму, а Треверс смогла, что в лишний раз доказывало всем и каждому, что она – не просто чистокровная аристократка, исполняющая долг перед своей семьей, но ещё к тому же сильная волшебница, которая заслужила всеобщее уважение. И даже Нарцисса поглядывала на Имеру с восхищением. Ну не была бывшая Блэк такой сильной и выносливой, природа обделила её этими качествами, сделав неприлично утонченной и хрупкой. Цисса была совершенно непохожа на Имеру, и Малфой никогда бы не смог сравнивать их между собой.
[indent] — Адриан, не стоит сомневаться в своей супруге. Вы же всегда должны поддерживать друг друга во всех начинаниях, — рука Нарциссы, что лежала до этого неподвижно поверх ситцевой юбки, мягко опустилась на пальцы Малфоя. Она слабо сжала его ладонь своей и улыбнулась. — И должен радоваться тому, что у Имеры всё получилось. Такая гордость… — она тихо посмеялась, после чего посмотрела в глаза Люциуса. Последнему удалось прочитать там горечь и огорчение. — Люциусу со мной совершенно не повезло, — Малфой прекрасно знал, что в этих словах куда больше смысла, чем можно представить. И ему враз сделалось стыдно за то, что она так считает, потому что Нарцисса была хорошей женой. Если бы ещё сам Люциус мог её полюбить, то она смогла бы стать лучшей, только вот место «любимой» занимала чужая жена. И ничего с этим Малфой сделать не смог.
[indent] — Ну что за глупости? — Малфой мягко убрал белокурую прядь с лица Нарциссы за аккуратное ушко и коснулся губами её лба, желая успокоить. Нервничать и переживать ей было противопоказано. — Ты даже представить себе не можешь, как мне с тобой повезло, — отчасти это было чистой правдой. Ну какая ещё женщина смогла бы вытерпеть такого мужчину, как Люциус? Какая бы простила ему эти пагубные чувства к другой? Кто смог бы предложить Люциусу дружбу, чтобы не воевать? Малфой хотел было добавить что-то ещё, но Адриан перебил его благородную мысль, сорвавшись на жену при гостях. Лёгкая улыбка за долю секунды покинула губы Имеры, и она почти сурово посмотрела на супруга, после чего попросила его выйти с ней в смежную комнату, попутно извинившись перед гостями. Дверь за Треверсами захлопнулась, но, к сожалению, не смогла заглушить всех звуков.
[indent] Про связь Имеры и Люциуса чета Малфоев тоже услышала. Нарцисса тихонько шмыгнула носиком, но с места не сдвинулась. Кажется, лишь сильнее прижалась к надёжному боку Малфоя, прикрыв голубые глаза. Люциусу захотелось заткнуть жене уши, чтобы она не имела удовольствия наслаждаться перепалкой Имеры с супругом. Но то было бы глупо.
[indent] — Тебя ждать сегодня к ужину? — тихо спросила Нарцисса, поглаживая пальцами округлившийся животик. Конечно, она уже поняла, что Люциус не просто так смотрит в сторону Имеры – он безмерно соскучился по этой женщине и хотел бы провести с ней время. Тем более им нужно было поговорить. Нарцисса должна была закатить истерику, но вместо этого прижималась виском к плечу Малфоя, сохраняя совершенно умиротворенный вид. Люциус не знал – выдержка это была или равнодушие, - но такая Нарцисса ему почему-то не очень нравилась. Ей словно было всё равно.
[indent] — Конечно, ждать, — он погладил жену по спине, после чего дверь распахнулась, и в дверях появилась Имера. Одна. Она сообщила, что супругу вдруг резко не поздоровилось. В этот момент Нарцисса решила, что им пора оставить чету Треверсов наедине, потому что… да потому что так было бы правильно. И не стоило злоупотреблять чужим гостеприимством.
[indent] В тот момент, когда Нарцисса попрощалась с Имерой и первая шагнула в камин, Люциус задержался, бросив взгляд в сторону двери, за которой, как он сам полагал, находился обездвиженный Адриан. Что будет происходить, когда Малфой покинет Треверс-хаус, останется для него загадкой, но пока…
[indent] — Да, святая. И ей достался в супруги сущий дьявол, — он криво усмехнулся, после чего сделал к Имере шаг и перехватил трость левой рукой, чтобы правой провести по щеке. Пальцы Люциуса на смуглой коже казались почти белыми, и этот контраст очень остро притягивал взгляд. — Я скучал, — тихо прошептал Люциус, разглядывая черты лица женщины перед собой. Как же она похорошела, словно не на задании была по приказу Лорда, а ездила на каникулы, давая себе передышку от всего того спектакля, что был тут… в Британии. — если у тебя будет время, то я бы хотел увидеться, — Малфой выудил из внутреннего кармана мантии серебряную монету и вложил её в ладонь Имеры. — Это портал. Он начнет работать в субботу в шесть вечера. Если ты придёшь, то это сделает меня счастливым…
[indent] Он поцеловал её. Крепко и горячо, как если бы был её мужем и имел на это полное право, но Люциус не был её законным супругом, а потому близость была недолгой, будто украденной, после чего Малфой отстранился от Имеры и исчез в зеленых языках пламени, возвращаясь к жене. Цисса была там – медленно поднималась по лестнице, считая ступеньки. Люциус настиг её на середине пути и мягко обнял. Она нашла в нём свою опору и поблагодарила за то, что он не бросил её этим вечером. И Малфой мягко улыбнулся ей в ответ.

[indent] Люциус нервничал и ходил вдоль светлой гостиной туда-сюда. Часы на каминной полке показывали без десяти шесть. Майская суббота выдалась жаркой и душной, но раздражало Малфоя не это, а ожидание… Имера должна была появиться с минуты на минуту. Или не должна была появиться вообще. В любом случае, этот сюрприз готовился именно для неё.
[indent] У Треверсов и Эйвери было много недвижимости, но Малфой решил, что у его женщины должно быть что-то, что Люциус может отдать ей безвозмездно. Его выбор пал на дом. Не такой огромный, как их фамильные особняки, но всё-таки куда более уютный. Совершенно светлый с широкими окнами, зеленым садом и выходом к морю. Морской близ ударил лицо, когда Малфой не выдержал и вышел на веранду. Хотелось выпить и успокоиться, ибо сердце билось внутри так громко, что заглушало собственные мысли.
[nick]Lucius Malfoy[/nick][status]hate me[/status][icon]http://s7.uploads.ru/MjWyJ.gif[/icon][sign]http://s8.uploads.ru/MFI1i.png
believer
[/sign][lz]<center><b><a href="https://harrypotter.fandom.com/ru/wiki/Люциус_Малфой#.D0.A0.D0.B0.D0.BD.D0.BD.D0.B8.D0.B5_.D0.B3.D0.BE.D0.B4.D1.8B" class="link3";>Люциус Малфой</a></b> <sup>16+</sup><br>чистокровный волшебник, самовлюбленный засранец, староста факультета, начитанный загонщик и кость поперек горла одной <a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=1236" class="link4"><b>невыносимой леди</b></a><br><center>[/lz][fan]Harry Potter[/fan]

+1

64

- Если по части соблазнения, то точно, - ее муж обездвижен в соседней комнате, а его жена только что исчезла в зеленом пламени камина, но Имера не может удержаться - усмехается почти так же, как Люциус, и снова ластится к его руке, прикрывая глаза и скрывая блеснувшую в них легкую печаль. Такая ласка была ей милее многих других проявлений любви. Может, в силу своей простоты и незамысловатости, а может потому, что каждое прикосновение Люциуса отдавалось в сердце громкими ударами и щемящей нежностью, от которой к горлу подступал тяжкий крупный ком.
- Не ты один, мой милый, - каждый вечер думала о нем, мечтала, как встретит снова и прильнет к нему, поцелует так крепко и страстно, что перестанет хватать воздуха. Жаль, что сейчас не могут они уединиться - Малфою необходимо следовать за женой, тогда как ей, Имере, предстоит разбираться с мужем - и первые мысли о дальнейших своих действиях уже зарождались в уме, пускай затуманенном радостью встречи, но все-таки способном мыслить одновременно с этой встречей.
Когда на ладони оказывается монета - обыкновенный сикль, ничего особенного, - Имера заинтригованно слушает Люциуса, а внутри все теплеет - он тоже думал о ней, о них обоих. Да, оба женатые, оба обременены семьями, однако у них есть время и для друг друга. И, сжав монету в ладони, Имера знает - она точно придет, никак иначе. Обязательно появится и будет счастлива даже если им вдвоем предстоит оказаться посреди пустыни или дремучего леса.
Главное, чтобы с ним.
Поцелуй же подобен закреплению предложения. С ее же стороны - ответу, жаркому и распаляющему, пускай тот поцелуй не приведет к чему-то более страстному, чего ей хотелось бы. Но ничего, подождет. Она ведь терпелива. И напоследок успевает еще раз коснуться его губ, кратко, с улыбкой, и прошептать:
- Я приду.
А потом некоторое время смотрит вслед любимому мужчине, волей судьбы оказавшемуся чужим мужем, после чего вздыхает, кладет монету в карман и отворачивается от камина, громко воскликнув:
- Листи! - и, едва домовой эльф появляется подле нее, приказывает:
- Собери мои вещи и одежду Аврелиуса в чемоданы.
- Хозяйка покидает поместье? - эльф боязливо косится на нее, будто боится, что за дерзкий вопрос получит как минимум оплеуху, но Имера не ее муж - она отвечает спокойно и с улыбкой:
- Да, Листи. Я ухожу.


Устроиться в поместье Эйвери оказывает намного проще, чем можно было предположить. Мать, жившая здесь одна с самих похорон своего почтенного супруга, вопросов о причине переезда дочери задавать не стала, обрадовавшись не только самому возвращению Имеры, но и возможности не только повидать, но даже присматривать за внуком в то время, пока леди Треверс будет разбираться с немалым количеством накопившихся дел.
К счастью, леди Эйвери выглядит отдохнувшей и здоровой, словно расцветшей после безвременной кончины Леннарда - Имера прекрасно знала насколько ужасны были отношения родителей в последние годы, и не удивляется подобным переменам. Старшая женщина мгновенно принимается за уход за внуком, активно помогает дочери и всячески поддерживает ее намерение привести супруга в чувство, когда узнает почему все-таки Имера ушла.
Разумеется, речи о разводе быть не может. Ни он, ни она этого не могут себе позволить. Однако Имера, несмотря на все свои пригрешения перед ним, не намеревается прощать ему оскорбления и удар - не столько по лицу, сколько по самолюбию и ее репутации. Тогда как связь Имеры и Люциуса была известна лишь малому количеству людей - их супругам, повелителю и леди Эйвери, - о похождениях Адриана она узнала из письма Рудольфуса, причем потому, что тот, как оказалось, застукал лорда Треверса в публичном доме, который сам стал регулярно навещать. По словам Лестрейнджа, он попытался вразумить мужа своей подруги, но тот отмахнулся от него и удалился в компании нескольких девушек вполне определенного поведения - это Имера прощать не намеревалась.
Столь явно пренебрежение, притом открытое - ладно бы он делал это тайно, не на глазах у всех остальных, - бросало тень на репутацию самого Треверса, что она, разумеется, сумеет использовать для своей выгоды, но по факту сделать ничего не сможет. Так что, пускай Адриан живет один, лишенный жены и сына, и водит в поместье кого угодно. Она возвращаться не намеревалась, как и позволять ему видеть ребенка - поместье Эйвери опутала сеть дополнительных защитных заклинаний, не позволяющих конкретно Адриану появиться здесь без ее, Имеры, дозволения.
Никакого лицемерия во всем этом она не видела. И разглядывать его не собиралась.

Субботу Имера ждала с нетерпением, пускай то меркло на фоне навалившихся дел. Состояние Эйвери и ее собственное приумножались, не в последнюю очередь благодаря договорам с французами, греками и египтянами, которые с удовольствием пользовались услугами многочисленных зелий, выпускаемых на фабрике Эйвери в Исландии. Более насущными, однако, оказались вопросы наследования, не улаженные прежде после похорон отца. К примеру, его место в Визенгамоте до сих пор официально не было подтверждено за ней, как за единственной совершеннолетней наследницей. Пришлось решать и эти проблемы, а это значило новые приемы, новые визиты к различным волшебникам и заключение новых негласных союзов для распространения своего влияния.
К выходным у нее практически не осталось дел, поэтому первую большую часть субботы она провела с сыном - читала ему рассказы, всячески ворковала над ним и почти не отходила прочь, поняв, насколько сильно по нему соскучилась. Малыш пока еще не был слишком активен, не требовал чрезмерного внимания, что заставляло леди Эйвери посмеиваться над дочерью, дескать, все еще только впереди.
Когда же часы пробили пять часов вечера, Имера отправилась в свои покои, чтобы переодеться в простую темно-синюю мантию из дорогой ткани - ничего слишком вычурного ей одевать не хотелось, хотя она и не знала куда ее приведет портал.
Наконец, ровно в шесть часов она сжала монету, данную ей Люциусом, и ощутила хорошо знакомое ей перемещение.

Она стояла на берегу моря, освещенного ярким вечерним солнцем. Большие волны гулко налетали на грубый песок и возвращались обратно в синюю пучину, и на миг Имера загляделась на потрясающе прекрасную картину, глубоко вдыхая солоноватый воздух, - все-таки, она очень любила море. Порыв теплого ветра ударил ей в лицо, растрепав небрежно уложенные волосы и тревожа подол мантии. "Красиво", - повернувшись же, она и вовсе замерла.
Перед ней стоял небольшой светлый дом с большими окнами и садом по обеим его сторонам. Двухэтажный, это домик казался ей очаровательным в своей невычурной простоте, и даже отсюда она была уверена - внутри наверняка очень уютно. Особенно, в хорошей компании, - увидев Люциуса, она двинулась в его сторону, широко улыбаясь и зная, что глаза сверкают от радости новой встречи. Когда между ними осталось не более десятка метров, Имера не выдержала - подбежала к нему, крепко обняв, не заботясь о том, что кто-то еще может здесь быть вместе с ними. Нет, ей все равно на других. Есть только они и это красивое место, неожиданно напомнившее о давней мечте. О собственном домишке на берегу моря, схожем, куда она могла бы сбежать от всех-всех.
"Неужели помнишь?" - она крепко поцеловала его, ни слова еще не сказав, а от любимых сладких губ перешла к покрытым едва заметной щетиной щекам, к бровям, ко лбу, к вискам - все покрывая поцелуями, обнимая его, любимого безмерно сильно.
[nick]Imera Travers[/nick][status]oblivious[/status][icon]https://i.imgur.com/BsdPtp7.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/2aU4W.gif
[/sign][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>имера треверс</a></b> <sup>19</sup><br>чистокровная леди, высокомерная и амбициозная волшебница, потерявшая часть своей <a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=293" class="link4"><b>жизни</b></a><br><center>[/lz][fan]harry potter[/fan]

Отредактировано Tauriel (2019-04-21 21:58:22)

+1

65

[indent] Люциус ждал её с замиранием сердца. Опираясь локтями в ограждение веранды, он смотрел на кромку воды, напряженно дыша через раз. «А вдруг что-то случилось?». Мысль, конечно, была глупой и необоснованной, но беспокойство гнездилось внутри Малфоя, и последний никак не мог это остановить. В голову лезло всякое и заставляло Люциуса сомневаться. «Она придёт, она же обещала». Малфой взял себя в руки и выпрямился. Его девочка ещё ни разу не обманывала его, ещё ни разу не подвела. Это Имера имеет полное право злиться на него и время от времени не доверять; Люциус же не должен сомневаться в своей женщине. И эти самые сомнения рассеиваются, когда на берегу, почти у самой кромки воды, появляется она. Тёмно-синее платье так выгодно подчеркивает узкую талию и высокую грудь, волосы обрамляют лицо. Она замерла, глядя куда-то за линию горизонта, после чего развернулась и наконец-то заметила Люциуса на веранде.
[indent] Здесь не нужно было соблюдать никаких приличий. Здесь в этом не было никакой необходимости. Территория была под охраной различных чар, которые было не так-то просто обойти. Малфой постарался на славу, чтобы у них было место, где им не нужно будет переживать за сохранность своей тайны. Здесь, в этом богом забытом месте, почти на краю Вселенной, они могли по чуть-чуть строить своё счастье, незатейливое и обособленное.
[indent] Она идёт к нему по вымощенной дорожке; Малфой делает первые шаги ей навстречу. Имера плюет на манеры, когда бросается к Малфою со всех ног. Собственно, Люциус не имеет ничего против, когда ловит Треверс в свои объятия. Она первая целует его. Страстно и отчаянно. У Люцуса внутри всё сладко напрягается от уже знакомого желания прижать Имеру к чему-нибудь и целовать…целовать долго, вдумчиво, страстно, чтобы все побочные мысли испарились из её головы, оставляя только сладкую негу в каждом уголке тела. Малфой знал, что это возможно, и чувствовал, что Имера тоже этого хочет. Ему этого не хватало. Особенно в последнее время, когда груз ответственности стал почти невыносимым. Всё требовало её особого внимания, и Малфой был обязан его дарить безвозмездно. Хотел ли он этого? Не особо. Был ли хоть кто-то, кто готов был спросить его об этом? Только если Нарцисса, но она больше молчала, поглаживала себя по животу и собиралась с силами. Малфой так и не решился сказать ей, что есть шанс её смерти при родах. Он совершенно не хотел, чтобы его супруга боялась…
[indent] «И снова я решаю за других», - мысль мелькнула в голове, а затем вылетела к черту, потому что Люциус наконец-то получил возможность проводить Имеру в дом, не прекращая поцелуи. Они двигались вдоль стены до тех пор, пока не нащупали в гостиной диван из белой кожи. На которую Малфой посадил Имеру, а сам оказался перед ней на коленях. За плечами Люциуса горел камин; солнце медленно катилось к горизонту; пальцы Малфоя огладили тонкие щиколотки Имеры, а затем принялись подниматься выше, под длинную юбку её восхитительного платья. Поцелуи, жадные и горячие, покрывали тонкую шею Имеры, пока Малфой умело ласкал Треверс пальцами. Первые стоны опьянили Малфоя не хуже вина, и он снова впервые за долгое время почувствовал, что ещё живёт…

[indent] Немного погодя, когда солнце уже покинуло небосвод, уступив бразды правления ночи, они лежали на этом самом диване, растрепанные и тяжело дышащие. Люциус никак не мог стереть с лица улыбку, водя кончиками пальцев по голому плечу Имеры. Платье всё ещё было на ней, но уже в непотребном виде: юбка была задрана чуть ли не до талии, рукава разодраны, корсет вообще съехал, оголяя грудь. Люциус ткнулся носом в основание шеи Треверс и глубоко вдохнул. От неё пахло свободой и непокорностью. «Ну как… как такая женщина попала в руки Треверсу? Что за несправедливость?». Малфой положил ладонь поверх груди Имеры и снова перехватил её губы, увлекая в чувственный поцелуй.
[indent] — Там ужин, — пробормотал Люциус, поднимаясь с дивана и помогая подняться Имере. Может быть, эмоциональный голод и притупился, но физический никуда не делся. Люциус окинул Имеру взглядом и довольно усмехнулся, заметив её нижнее белье недалеко от ножки соседнего кресла. Притянув женщину к себе, Малфой снова поцеловал её. Впрочем, сам Люциус тоже выглядел не презентабельно: на рубашке не хватало нескольких пуговиц, брюки сидели неровно, длинные волосы спутались. Никогда он не был таким взъерошенным рядом с Нарциссой.
[indent] Столовая, где был накрыт стол, была скромной, маленькой и явно непредназначенной для гостей. Тут было всего лишь два стула, да и стол был накрыт на двоих. В дверях мелькнула Кисси – домовой эльф семейства Малфоев, которая прижала уши, а в следующую секунду снова исчезла. Что чувствовало бедное существо, видя, как хозяин ухаживает за чужой женой, когда хозяйка Нарцисса, которую Кисси действительно любила, лежала одна в холодной постели, ожидая мужа? Люциус отмахнулся от этой пагубной мысли и налил Треверс вина. Мог бы позвать Кисси, но после таких размышлений эльфа хотелось отослать домой, чтобы не видеть и не думать.
[indent] — Хочу выпить за твои успехи, родная. В тебе столько поразительного потенциала, — слова Люциуса были искренними, в отличии от слов Адриана. Малфой умел ценить чужие возможности.
[nick]Lucius Malfoy[/nick][status]hate me[/status][icon]http://s7.uploads.ru/MjWyJ.gif[/icon][sign]http://s8.uploads.ru/MFI1i.png
believer
[/sign][lz]<center><b><a href="https://harrypotter.fandom.com/ru/wiki/Люциус_Малфой#.D0.A0.D0.B0.D0.BD.D0.BD.D0.B8.D0.B5_.D0.B3.D0.BE.D0.B4.D1.8B" class="link3";>Люциус Малфой</a></b> <sup>16+</sup><br>чистокровный волшебник, самовлюбленный засранец, староста факультета, начитанный загонщик и кость поперек горла одной <a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=1236" class="link4"><b>невыносимой леди</b></a><br><center>[/lz][fan]Harry Potter[/fan]

+1

66

Она не должна была столь сильно наслаждаться этим. Она не должна была столь охотно отвечать на его поцелуи, на прикосновения чужого мужа, которого когда-то любила, но, черт подери, она до сих пор любила его и не намерена была сдерживаться. В его руках ее тело подобно было восковой свече, одной из многих, что вечно раздражали ее капающим на голову воском в Большом Зале Хогвартса, и, как бы банально то не звучало, она действительно плавилась от прикосновений Люциуса. Имера больше не хотела стонать в подушку или в его губы, лишь бы никто не услышал, она больше не хотела украдкой срывать поцелуи с его жестоких, беспозадно терзающих ее губ, она не хотела поддаваться неизменной тревоге, боясь, что их застанут в столь непотребном виде.
И она понимала - он дает им подобную возможность. Бесценные минуты или, если позволят высшие силы, даже часы, которые можно будет провести вместе, ни о чем другом не думая. Ни об их семьях, ни о долге перед предками и повелителем, ни о мироустройстве, которое вот-вот переменится, стоит им достичь своей цели и победить. Все потом, потом, вне этих стен, вне этих объятий! А сейчас только Люциус, его ладони, словно проверяющие каждый сантиметр ее кожи на предмет изменений - мало ли что произошло за долгий срок отсутствия. Прибавилось шрамов, разве что. В остальном, она была той же Имерой, что раньше - только целовала куда страстнее, отчаянно почти, подобно путнику, что изголодался и страдал от жажды...

Когда жажда ненадолго утолилась, оставшись, но ослабев на время, Имера с улыбкой посмотрела на Люциуса, сверкая удовлетворением в потемневшей синеве глаз. Ей было хорошо. Нет, не так - прекрасно. Хотелось навсегда застыть в этом мгновении, даже если корсет неудобно впивается в кожу, а со стороны она едва ли выглядит благопристойной чистокровной леди - хорошо еще, если не уличной девкой, за сикль отдавшейся первому встречному.
Впрочем, не то, чтобы ей не было плевать сейчас, потому как ничего менять она не хотела. Пальцы, проводящие по длинным волосам Люциуса, легко проводили по коже его головы, чуть массируя, словно избавляя от напряжения и усталости. Дрожь прошлась по телу вместе с поцелуями любимого, с его прикосновениями к мягкой груди, словно для этих самых ладоней и созданной. И выдох, чуть более резкий, чем следовало бы, встретил его губы, требовательно накрывшие ее собственные.
Будто бы она отказалась от поцелуя.
Но первая волная страсти, сбивающая с ног, уносящая в пламенеющую бездну, отступила, и оба они сумели обуздать себя. На время. Имера поднялась следом за Люциусом, мановением палочки избавляясь от ненужной пока одежды - поверх плечей лег легкий плащ, которым обернулась на манер платья, оставив плечи оголенными, но скрепив черную длинную ткань так, чтобы та не сползла с груди. Губ коснулась легкая ухмылка, довольная, впрочем. "Все равно нас не разлучить", - и ладонью провела по лицу Малфоя, прежде чем отступить и сесть за указанный стол.
Ужинать ей, право слово, не хотелось, хотя накрыто было изысканно и просто. Она бы даже сказала, по-деревенски, только никогда не видела как кормятся крестьяне и сельские жители. Сравнить же с приемами пищи в Индии и вовсе не представлялось возможным - там все совсем иначе, не так, как в Британии.
- Спасибо, - на сей раз улыбка вышла благодарной и чуть смущенной, вопреки обыкновению. Уж кто-кто, а Имера умела принимать как комплименты, так и заслуженную похвалу, не стесняясь того, а теперь совсем иначе себя почувствовала. Неужели в этом повинно то, кто произнес эти слова?
Вино оставило после себя терпкое приятное послевкусие, отдав, кажется, чем-то фруктовым. Точно так, как она любила. "А это ты тоже узнал или угадал?" - ей почему-то показалось, что первое. Словно Малфой решил сделать все так, чтобы этот вечер был воистину идеальным для них. Незабываемым. "Таким он и будет", - она неожиданно исполнилась уверенности, и мягко произнесла:
- Позволь выпить и за твои успехи, Люциус. Как и за твоего наследника, - Имера не притворялась - она действительно была рада за него, неистово и сильно, пусть просачивались порой мысли вроде "это могло бы быть наше дитя". Но они быстро уходили. Несмотря ни на что, к Нарциссе она не могла испытывать гнева или даже ревности. Имера хорошо знала кому принадлежит сердце лорда Малфоя, и столь же хорошо понимала, что когда-нибудь перед ним может встать выбор - любовь или семья. А до того мгновения она намерена получить от него как можно больше, чтобы годами позже вспоминать об этих днях и знать, что они были лучшими в ее жизни.
- Как самочувствие Нарциссы? - он наверняка посчитает, будто сам этот вопрос, заданный ею, здесь, после страстной встречи, бесчестен по отношению к жене. Но Имера хотела его задать, поскольку искренне беспокоилась за супругу любимого. Та слабела, это было видно. Если Имера во время своей беременности имела столько сил, что порой остановить ее не удавалось никому, даже матери, то Нарцисса, как она слышала, практически перестала покидать Малфой-мэнор, давно не появлялась на светских раутах, а если и появлялась, уходила достаточно быстро, чтобы предположить очевидное - беременность давалась ей крайне сложно.
- Может, я могу чем-то помочь?
[nick]Imera Travers[/nick][status]oblivious[/status][icon]https://i.imgur.com/BsdPtp7.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/2aU4W.gif
[/sign][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>имера треверс</a></b> <sup>20</sup><br>чистокровная леди, высокомерная и амбициозная волшебница, потерявшая часть своей <a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=293" class="link4"><b>жизни</b></a><br><center>[/lz][fan]harry potter[/fan]

+1

67

[indent] Хочется потянуть тесемку плаща зубами, чтобы ткань зашуршала и сползла с загорелой кожи, оголяя больше места для поцелуев. Хочется придвинуться ближе, поддеть пальцами аккуратный подбородок и заставить запрокинуть голову назад, чтобы прижаться губами к хрупкой шее. Хочется слышать слабые стоны, чувствовать чужие пальцы в собственных волосах и наслаждаться… безоговорочно наслаждаться близостью, которую они дарят друг другу. Люциус совершенно точно не желает отстраняться от Имеры, но ужин – мера вынужденная и необходимая, потому что есть нужно. Малфой ещё уговаривает себя тем, что ему ведь нужны силы в конце концов. И усмехается этой мысли. «Ты высосешь из меня все соки. Выжмешь досуха». И Люциус совершенно точно не против, потому что только с ней, с Имерой Треверс, он испытывает то, что ему не дано больше познать ни с одной леди – безграничную любовь между мужчиной и женщиной, ничем не испорченную, несмотря на грязные обстоятельства.
[indent] За столом Люциус смотрит на Треверс с легким прищуром. Никак не может налюбоваться её красотой и утонченностью. И он завидует. Чёрт возьми, как же он завидует Адриану, потому что у того есть полное право на эту женщину. И право это ему дало свидетельство о браке. «Он тебя совершенно недостоин». Как-то так вышло, что Имере не везло с мужчинами. Сначала отец, потом Адриан. Даже Малфой… он стал не столько её отдушиной в этом мире, сколько проклятием. Но он смотрел на неё, смотрел и не верил, что заклятие забвения пало, и теперь она помнит всё то, что между ними было. Подобные мысли всё ещё казались Люциусу нереальными. Треверс прикладывается губами к бокалу с вином, и Малфой по взгляду её определяет, что Треверс нравится вкус. Имера очаровательна, так как поднимает бокал и за успехи Люциуса.
[indent] Он не отмахивается от этой похвалы, потому что Имера права – он тоже не сидел, сложа руки. Новая должность в виде Главы отдела по контролю магических артефактов была…занимательной. Серьёзно, Малфою нравилось то, что он делал. Готовый пропадать в Министерстве часами напролёт, он почти получит звание трудоголика, если бы не исправный уход из Министерства каждый вечер. Люциус никогда не задерживался допоздна. Он возвращался домой и проводил время с Нарциссой, которая словно бы и не хотела, чтобы Люциус видел её в таком состоянии, но и не могла лишить его возможности лишний раз погладить себя по округлившемуся животу. Она видела, как трепетно Малфой ждал появления наследника на свет. О, она куда больше супруга понимала, что он будет хорошим отцом. Сам же Люциус об этом не задумывался. У него было слишком много других проблем, которые нужно было решать.
[indent] И, слава Мерлину, сейчас совершенно точно не нужно было думать об этом, потому что Имера сидела напротив лишь в одном плаще. На её обнаженных плечах играли отблески свечей. Кожа казалась почти бронзовой при таком странном освещении, а глаза – черными. И вся она была словно соткана из флера желания и страсти. Такая горячая, такая желанная, такая сильная женщина, которая попала в руки не к тому мужчине.
[indent] — Спасибо, Имера. Пока ты в Индии покоряла свои вершины, я просто не мог позволить себе сидеть здесь на месте, — он шутит, но они оба знают, что в каждой шутке есть доля шутки. Лучшие люди Тёмного Лорда просто не имеют права отсиживаться на своих уютных местах. Они постоянно должны что-то делать, чего-то добиваться, чтобы помочь своему правителю в дальнейшем. — Теперь я слежу за перемещением древних артефактов. Удобно и практично, — Люциус точно знал, например, какой древний артефакт куда подбросить, чтобы вызвать волнения и катаклизмы. Некоторые предметы были действительно невозможно опасны, а это означало лишь одно – в руках Люциуса Малфоя уже собралась небольшая толика власти, которая принадлежала Тёмному Лорду. Проще говоря, Люциус уже стал для Тома неплохой заменой Абраксаса.
[indent] Когда Треверс вдруг спрашивает о Нарциссе, то образ жены вспыхивает перед глазами, пробивая Малфою лёгкое. Приходится даже оставить стакан, чтобы случайно не уронить несколько красных капель на светлый пол. Освободившиеся пальцы стискиваются в кулак, а взгляд упирается в стену, становясь задумчивым. Совсем недавно рано утром Люциус проснулся от тихого шороха. Открыв глаза, он увидел Нарциссу, которая села на кровати, тяжело дыша. Хрупкая, тонкая, исхудавшая. Сползшая с плеча ночная сорочка оголила линию позвонка. Малфой готов был поклясться, что может пересчитать их взглядом – так сильно те проступали через кожу. Нарциссе было невозможно тяжело даже самой дойти до столовой, но она вставала, прятала свою пугающую худобу под красивыми платьями [которые, как казалось Малфою, весят больше неё самой] и исправно выполняла обязанности леди Малфой: следила за домом, принимала гостей и даже посещала светские приёмы, куда Люциусу совершенно не нравилось ходить, но именно Цисса мягко заставляла его, говоря «Так нужно, Люциус. Это ненадолго. Скажем всем, что я плохо себя чувствую. Смотри, как удобно». Даже в этой ситуации она могла всё повернуть в их пользу.
[indent] — Она может не выжить, Имера, — он вдруг переводит взгляд со стены на свою женщину. Говорить с ней о Нарциссе – странно и даже где-то неправильно, но…у них больше не должно быть никаких тайн. Они должны делиться друг с другом тем, что действительно важно. А о жене Малфой переживал, за неё он волновался. И боялся… боялся, что его супруга действительно скончается при родах. — Не думаю, что ты можешь помочь. Лучшие колдмедики со всего мира буквально не покидают моё поместье, но она всё равно угасает на моих глазах. И не ставит в упрёк, что я люблю другую женщину. Смотрит так… — Малфой вдруг качает головой, потому что он правда не понимает, как Циссе удаётся быть такой спокойной в сложившихся обстоятельствах. — Ей так не повезло со мной, Имера, — Малфой прикладывается к бокалу с вином, а затем поднимается на ноги и обходит стол, но только для того, чтобы оказаться рядом с Треверс и опуститься перед ней на колени. Висок касается острой коленки, скрытой под плащом. Щека прижимается к мягкой ткани, и Люциус кожей чувствует тепло чужого тела. Он обнимает Имеру за ноги. — Но ты ей всё равно нравишься. Представляешь? Она считает, что ты замечательная… И права, конечно, но…
[nick]Lucius Malfoy[/nick][status]hate me[/status][icon]http://s7.uploads.ru/MjWyJ.gif[/icon][sign]http://s8.uploads.ru/MFI1i.png
believer
[/sign][lz]<center><b><a href="https://harrypotter.fandom.com/ru/wiki/Люциус_Малфой#.D0.A0.D0.B0.D0.BD.D0.BD.D0.B8.D0.B5_.D0.B3.D0.BE.D0.B4.D1.8B" class="link3";>Люциус Малфой</a></b> <sup>16+</sup><br>чистокровный волшебник, самовлюбленный засранец, староста факультета, начитанный загонщик и кость поперек горла одной <a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=1236" class="link4"><b>невыносимой леди</b></a><br><center>[/lz][fan]Harry Potter[/fan]

+1

68

Она видит как тяжело ударяет по нему этот вопрос - с какой яростью он ставит несчастный бокал, готовый разлететься на части. На маленькие сверкающие частички-стеклышки, которыми вот-вот окажется знаменитое самообладание Люциуса Малфоя. Имере становится стыдно и больно, и в висках горячо пульсирует ненависть к себе самой. Как же, ведь она отвлекает его от супруги сейчас, ведь она забирает у нее мужа. Но столь же стремительно эти мысли развеиваются под порывами ледяного самообладания, самолюбия и собственничества.
Ведь Люциус сам выбрал сейчас быть с ней, своей... любовницей, иначе это и не назовешь.
И, пожалуй, настал тот час, когда она и на подобное "звание" согласится без раздумий. Потому как он в равной доле ее любовник. И никто ничего с этим не сможет поделать, кроме них самих - они же не захотят.
Новости же беспокоят ее сильнее, чем могла представить себе. Вероятная гибель Нарциссы ударит по Люциусу, она знала, в том числе, останется в его сердце вечным чувством вины. Ведь тогда окажется, что он не только предал ее, любя другую женщину, но и нарушил свои клятвы, свои обещания - хранить, беречь и защищать ту, что подарит ему дитя. И, быть может, Нарцисса никогда бы не хотела подобного, никогда бы не желала супругу таких страданий, Имера знала - он сам обречет себя на это. Добровольно. И будет всю жизнь изъедать себя изнутри, сохраняя маску привычной малфоевской невозмутимости.
А еще, она сама себе такого не простит. Она, леди Треверс, не сможет забыть хрупкую милую Нарциссу, к которой была столь жестока, пускай той жестокости есть одно оправдание - Имера любит его, любит Люциуса, и никакие узы, в том числе и священного брака, не удержат ее вдали от него.
Она не хотела, чтобы он страдал. Не хотела, чтобы чувство вины обуяло его и стало между ними непреодолимой преградой. А значит, следовало действовать. Следовало помочь еще, следовало помочь больше и сильнее, нежели сейчас.
Сердце щемит от нежности и сочувствия, почти жалости, пускай то недостойно их - жалеть кого-либо. Имера мягко проводил ладонью по голове любимого, склоняется ближе к нему и целует чуть выше уха, касается губами лба Люциуса. Ей нестерпимо хочется забрать эту его боль, забрать его страдания, сделать так, чтобы он избавился от них, забыл их - печальная улыбка застывает на ее губах. Вот оно, да? Она ведь знает, забвение - отнюдь не лучшее лекарство от боли.
- Нарцисса - прекрасная женщина, и ей повезло с мужем, - говорит тихо, продолжая гладить мужчину по волосам, словно успокаивая дитя, - кому как не нам знать об этом - наши матери достаточно натерпелись с теми, кто был к ним груб и пренебрежителен. Я вижу ее взгляды, видела и твои. Ты ведь любишь ее, - не так, как ее, Имеру, и это, вопреки всему, нисколько не вызывает ревности в волшебнице. Нет, эта любовь иная. Любовь к матери своего дитя, любовь к спутнице, любовь к собеседнице, любовь к той, что привносит в дом уют и тепло, столь сильно необходимые. Любовь к той, кто поддерживала в темные времена и всегда все понимала, не давая ни единого повода успомниться в своей искренности.
Пожалуй, он прав. Леди Малфой взаправду святая.
- И я люблю тебя, - пускай то не сейчас произносить, пускай ему ни к чему сильнее терзать себя угрызениями совести, Имера целует его, в губы уже, касается ладонями его плечей, заставляет подняться и, не отрывая губ, обнимает, так крепко, как только способна. В этих объятиях вся любовь ее, все сочувствие, все тепло, что способна отдать любимому. Вся поддержка, которую может оказать. Вот ее плечо, на которое можно опереться. Вот ее ладонь, за которую можно взяться. Вот ее взгляд, обещающий не подвести, остаться рядом, быть рядом, быть вместе и в горе, и в радости, и прийти на помощь по первому зову.
Так, как приходил он к ней.
- Идем, - ужин позабыт, а закатный берег манит теплым ветерком и мягким шорохом волн, опускающихся на бархатные пески. Имера должна заставить его отвлечься от всего этим вечером, пускай сама виновата в этих мгновениях горести - сама напомнила о Нарциссе, когда того не следовало делать.
У самой кромки воды, когда под босыми ногами влажный песок, напитавшийся морской водой, Имера сбрасывает плащ, служивший ей единственной одеждой, и остается перед Люциусом обнаженной. Несколько легких движений, и длинные темные волосы связаны в небрежную косу, чтобы не мешать в воде - ей хочется охладиться, и не одной, а вместе с любимым.
Протягивая руку - приглашая, но словно не только присоединиться к ней, но быть вместе с ней всегда, что бы не случилось, - Имера улыбается мягко и нежно.
- Иди ко мне.
[nick]Imera Travers[/nick][status]oblivious[/status][icon]https://i.imgur.com/BsdPtp7.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/2aU4W.gif
[/sign][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>имера треверс</a></b> <sup></sup><br>чистокровная леди, высокомерная и амбициозная волшебница, потерявшая часть своей <a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=293" class="link4"><b>жизни</b></a><br><center>[/lz][fan]harry potter[/fan]

+1

69

[indent] Нарцисса Малфой любит итальянские ткани, скромный фасон затасканного платья и Люциуса Малфоя. Нарцисса Малфой носит под сердцем ребенка и борется за жизнь так, как умеет. Нарцисса Малфой знает, что супруг ей неверен и никогда уже не будет, но продолжает улыбаться ему самой честной улыбкой и протягивать руки, когда он приходит к ней поздно вечером домой. Она не упрекает его, не злится на него и уже точно не проклинает тёмными ночами, если он не приходит вовсе. Например, как сегодня. Ужасно прозвучит, но забрать боль и подарить покой Люциусу способна только одна женщина. И как бы Цисса ни старалась, ей никогда не переплюнуть Имеру в этом – тонкие прохладные пальцы касаются отросших платиновых волос, губы оставляют на лбу Малфоя собственный отпечаток. Аристократ закрывает глаза, позволяя боли и ненависти к себе отступить на несколько далёких миль. Здесь, в этом доме и с этой женщиной, он точно не будет думать о том, что ждёт его по возвращению домой. Там снова будут трудности, война за жизнь и вечная игра с огнём. К последнему, Люциус, впрочем, уже привык.
[indent] Имера говорит об их матерях, которые, без каких-либо сомнений, прошли через ад из-за своих мужей. Только на людях всё было красиво. Только на светских мероприятиях их можно было называть красивыми парами и благословлять их на счастливую жизнь. Но только дети знали, что на самом деле творится в стенах фамильных замках, и через что приходится проходить женам аристократов. Имера права в том, что Люциус не такой – он бы никогда не позволил себе обидеть Нарциссу так, как это делал, например, его отец, но младший Малфой обижает свою красавицу-жену другим способом – он просто не может быть с ней тогда, когда в этом действительно есть необходимость. Ирония судьбы – Нарциссе нужен Люциус, чтобы справиться со всем этим; Люциусу нужна Имера, чтобы не потерять себя окончательно в этом страхе и боли. И до беременности Циссы молодой наследник точно знал, что всегда выберет Треверс, но теперь… О, ужас, он готов выбрать своего ребенка. И вина впитывается глубоко под кожу, когда он думает об этом.
[indent] Имера тихонько говорит о том, что любит его, Люциуса, и он верит ей. Не смеет сомневаться в этой женщине. Она сильная, стойкая, упрямая и совершенно точно получает то, чего хочет. Люциус такой же, но единственное, что ему не удалось получить в полной мере – это Имера. И не из-за того, что она не согласилась, а потому что родители так решили. Малфой почти чувствует, что его судьба из-за этого поломана на кусочки, но когда Треверс вот так, кончиками длинных пальцев, поглаживает его по волосам, Люциусу не больно, он ни о чём не сожалеет и просто позволяет тебе быть рядом с той, кто действительно может заменить ему почти целый мир.

[indent] Закат догорает китайским веером над уровнем горизонта, и Имера на его фоне выглядит совершенно нереально. Люциус замирает, сунув руки в карманы брюк. Его женщина идеальна во всём, даже в этом плаще на голое тело. Она поворачивает голову, тяжелые пряди падают на её плечи, мягкий взгляд мерцает в алом закатном свете. И Малфой любуется тем, как последние солнечные лучи очерчивают её тело. Сейчас не думается о её муже, который всем этим может владеть безраздельно, в то время как сам Малфой должен урывать мгновения, проведенные в обществе Треверс. Не думается о тупой ревности или злости. Момент того, как силуэт Имеры догорает перед самой кромки воды, ничего не может испортить.
Тёмная ткань соскальзывает с мягких плеч и медленно скользит вниз. Малфой смотрит на это с легким прищуром, потому что знает, чего хочет его женщина. И её протянутая рука к нему лучше любых слов. Люциус скидывает с себя остатки одежды, и та тоже летит на песок. Пальцы переплетаются между собой, когда Малфой делает несколько шагов к Имере, а после увлекает женщину следом за собой в воду. Прохлада остужает его, но тот миг совершенно краток и незаметен, потому что стоит Люциусу прижать Треверс к себе за бедра, как холода вечерней воды перестаёт хватать. Он смотрит в её глаза и тонет в отблесках темнеющего горизонта.
[indent] — Сколько же бог вложил в тебя силы и красоты, — Малфой проводит влажными пальцами по её волосам, которые она успела собрать в косу, чтобы локоны не мешались. А ведь Люциусу нравятся эти распущенные прядь, каждая из них. — Уверенности и терпения, — он шепчет ей это в губы, едва сдерживаясь от того, чтобы поцеловать. Мысль хочется закончить. — Воли и благоразумия, — и пусть Имера где-то будет с ним не согласна; он видит её именно такой. Чувства захлёстывают Малфоя с головой, и он целует её – горячо и требовательно, сжимая пальцы на её бёдрах, буквально вжимая в себя женское тело. Она всё равно принадлежит ему. И пусть законный муж предъявляет свои права, пусть рычит и огрызается. Её сердце… её трепетное, горячее сердце, которое бьётся сейчас так часто, принадлежит Люциусу Малфою, также как и его принадлежит ей. Это не изменить никакими условиями и контрактами.
[indent] Он чуть приподнимает Имеру за талию, заставляя её обхватить себя за бедра ногами. Становится горячо и невыносимо приятно чувствовать её. «Моя девочка». И ничего это не изменит.
[nick]Lucius Malfoy[/nick][status]hate me[/status][icon]http://s7.uploads.ru/MjWyJ.gif[/icon][sign]http://s8.uploads.ru/MFI1i.png
believer
[/sign][lz]<center><b><a href="https://harrypotter.fandom.com/ru/wiki/Люциус_Малфой#.D0.A0.D0.B0.D0.BD.D0.BD.D0.B8.D0.B5_.D0.B3.D0.BE.D0.B4.D1.8B" class="link3";>Люциус Малфой</a></b> <sup>16+</sup><br>чистокровный волшебник, самовлюбленный засранец, староста факультета, начитанный загонщик и кость поперек горла одной <a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=1236" class="link4"><b>невыносимой леди</b></a><br><center>[/lz][fan]Harry Potter[/fan]

+1

70

Она улыбается, слушая его. Зверь в ее душе - неотвратимо, вечно преследующий ее с малых лет зверь гордости и самолюбия, - довольно мурлычет, мягкими когтями поскребывая заходящееся в приступе страсти сердце. Волна желания накрывает ее одновременно с морской волной, и, вопреки ожидаю, та не охлаждает пыл, не осаждает Имеру. Напротив, принуждает приблизиться сильнее, обнять крепче, пальцы переплетая за головой Люциуса. "Проклятье, поцелуй же меня!" - властно раздается в мыслях, и он, словно слыша, а на деле зная что ей - им обоим, - нужно, льнет к ней, а пальцы его на ее бедрах, на разгоряченной смуглой коже, и после них останутся следы.
Пускай, пускай! Пускай сжимает их крепче, пускай целует жестче, пускай кусает, пускай оставляет отметины на всем ее теле, доказывая всем и каждому - она его, она принадлежит Люциусу Малфою, и более никому другому. Ни этому идиоту Треверсу, ни кому-либо иному. Только ему.
Она стонет ему в губы, не отрывая поцелуя, когда чувствует, наконец, его в себе, и нарастающий жар нестерпим, а стоны не удержать даже этим жестким-жестоким губам. Она чувствует его, кажется, лучше и сильнее, чем когда-либо, покрывает поцелуями его лицо в ответ, воспламеняясь еще сильнее, стоит уловить его тяжелое дыхание, его собственные стоны, что слаще любой музыки. Наслаждение накатывает на нее стремительно, не отпускает точно так же, как не размыкает крепких своих объятий Люциус. А Имера трепещет в них, бъется в них, будто только что пойманный зверь, и в ушах грохочет сердцебиение, а перед глазами почти темнеет - или это ночь наступает столь быстро?
Еще одна волна - тягучего наслаждения, болезненно-желанного, пронзает ее, заставляет спину выгнуться, обнажая беззащитную шею и грудь для чувственных поцелуев. Имера окунается в это чувство с головой, краешком сознания поймав птицу-мысль - "это может не повториться", - и мгновенно отпуская ту прочь, да сразу забыв. Нет, это не последний раз. И, боги, как же ей хорошо. Как же сильно она желает навсегда остаться в его объятиях, никогда не покидать этого места, никогда не отпускать того, кого любит сильнее всего на свете.
Потому, целует снова и снова, даже когда отступает оглушающая страсть, сменяясь спокойствием нежности. И повторяет шепотом, будто надеясь, что слова ее легкими порывами теплых южных ветров изгонят все горести и печали из него:
- Люблю тебя. Люц, я люблю и всегда будут любить тебя.
"Что бы ни случилось".


Проснулась она рано утром, когда рассвет только-только стал заниматься над далекими пиками гор. Люциус мирно спал рядом, и несколько минут она наблюдала за ним, пряча печаль за легкой улыбкой, словно он мог видеть ее сейчас и догадался бы о чем она думает. Нет, она не желала этого. Не желала, чтобы он знал о кошмарах, неотсупно следующих за ней вот уже несколько месяцев - снах, где погибает все, что ей дорого, сгорая в золотом пламени. Не желала, чтобы ему стало известно о тревогах и постоянном волнении за него, за Нарциссу, за Рудольфуса. За своего сына и мать, последнюю свою семью, бесконечно дорогую ей. Тучи собирались над магической Британией. Война переходила в активную стадию и вскоре такого понятия как "безопасность" уже не будет. Ей предстоит серьезно поработать над защитой своего поместья и запретить матери покидать его ради ее же блага.
Ведь если с ней, Имерой, что-то случится, все заботы о малыше лягут на плечи леди Эйвери. И Люциуса, как крестного.
С легким вздохом она поднялась с постели, вновь кутаясь в плащ, и отправилась прочь из спальни, на кухню, где взяла бутылку вина и бокал, а затем на веранду. Блеклый свет ночных уличных светильников отражался на стенах и в стеклах окон, падал на невысокий кофейный столик и два удобных на вид плетеных кресла, одно из которых она и заняла, и, налив себе полбокала, сделала глоток, удовлетворенно выдохнув. Поистине, будто она ожидала чего-то дешевого и невкусного в доме, приобретенном Люциусом Малфоем!
А место и правда хорошее. Здесь можно спрятаться в случае чего, а если поставить хорошую защиту, сделать временным убежищем и для матери с сыном. Надо этим заняться, как только она осмотрит округу и найдет свободное время. Все же, плетение сильных защитных чар, способных и скрыть от посторонних глаз, и защитить от проникновения что магов, что магглов, и сдержать натиск заклятий разного толка, это дело отнюдь не одной минуты. Не говоря уже о необходимости крепкого Фиделиуса.
Ей ведь еще разбираться с Треверсом. Этот подлец вряд ли оставит все как есть. Он слабак, но слабак мстительный и подверженный опасным порывам. Едва ли ему по силам будет навредить ей или их сыну напрямую, однако же косвенно он способен это сделать. Впрочем, у нее тоже есть свои рычаги воздействия. В конце концов, большая часть дел его семьи остается в его руках и, вздумай дражайший супруг совершить глупость, она позаботится о том, чтобы наследство Треверсов поскорее перешло ее сыну, а сама она осталась вдовой.
Мысль эта, пожалуй, была весьма привлекательной. Слишком даже.
Отпивая вино из бокала, Имера улыбнулась.
А ведь желаемое можно и осуществить.
"Если еще и Нарцисса..."
"Нет!" - а вот это она не хотела представлять, не хотела об этом даже задумываться. Нет-нет-нет, вот это точно личное. Одно дело, ее муж, недостойное существования животное, возомнившее себя выше ее. Другое, хрупкая нежная Нарцисса и ее неродившееся дитя. Нет, такого она не желала ей, не желала Люциусу, и даже отблеск подобной мысли казался чем-то противным и пагубным.
И все-таки, где-то очень глубоко внутри, желанным.
Вино резко отдало горечью, Имера спешно поставила бокал обратно на стол, но не расчитала силу - хрупкое стекло с громким звоном разлетелось прямо ей на ноги, осколок оцарапал руку и на дерево терассы полилась кровь.
- Проклятье, - прошипев, Имера спешно достала палочку и одним взмахом собрала стекло и трансфигурировала его в платок, а другим остановила кровь, исцеляя неглубокую рану. Когда же осмотрела ладонь, невесело усмехнулась.
Свежий шрам словно перечеркнул линию сердца и судьбы.
- Прости за шум, - услышать шаги Люциуса не составило труда, зато совладать с собой и улыбнуться ему оказалось куда сложнее, - я не хотела тебя разбудить.
[nick]Imera Travers[/nick][status]oblivious[/status][icon]https://i.imgur.com/BsdPtp7.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/2aU4W.gif
[/sign][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>имера треверс</a></b> <sup></sup><br>чистокровная леди, высокомерная и амбициозная волшебница, потерявшая часть своей <a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=293" class="link4"><b>жизни</b></a><br><center>[/lz][fan]harry potter[/fan]

0


Вы здесь » uniROLE » uniALTER » умрешь, но пока дыши;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC