о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
• riza
связь ЛС
Дрессировщица диких собак, людей и полковников. Возможно, вам даже понравится. Графика, дизайн, орг. вопросы.
• shogo
связь лс
Читайте правила. Не расстраивайте Шо-куна. На самом деле он прирожденный дипломат. Орг. вопросы, текучка, партнеры.
• boromir
связь лс
Алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно. Орг. вопросы, статистика, чистки.
• shinya
связь лс
В администрации все еще должен быть порядок, но вы же видите. Он слишком хорош для этого дерьма. Орг. вопросы, мероприятия, текучка.

// NEWT SCAMANDER
Ньют чувствует смесь досады, легкого раздражения и облегчения. Первое — заседание не состоялось и этот вопрос снова отложили до лучших времен. Второе — у него в питомнике некоторые подопечные нуждались в лечении, а потому он был нужен не здесь. Третье — он избавлен от счастья общения с Трэверсом и другими чиновниками, кто пытается выдавить из него информацию, которую Скамандер-младший все равно не расскажет. Просто потому что не может. И все же внутри помимо всего затесалась легкая тревога... Читать

ПУТИ СИЛЫ НЕИСПОВЕДИМЫ //
Ситхи вечно все возводят в абсолют, — Ириан усмехается, впрочем, по-доброму, прекрасно понимая, что и джедаи не лучше. Во всяком случае, те, которые настолько упали в Свет, что тот им заменил всякое понимание реалий этого мира. Иными словами, фанатизм никому никогда не помогал. Благо, тут фанатизмом не пахло. И Ириан отчего-то хотелось надеяться, что и не станет пахнуть — Каллиг, все же, адекватным ситхом показался. Хотя бы и потому, что они до сих пор не сцепились друг с другом, забыв о сотрудничестве. Читать

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Bastet: Я крайне редко пишу отзывы, и тем не менее, чувствую, что это необходимо. Юни прекрасный форум, на который хочется приходить снова и снова. Здесь настолько потрясающая атмоcфера и классные игроки, что захватывает дух. Здесь любая ваша фантазия оживает под учащенное биение сердца и необычайное воодушевление. Скажу так, по ощущению, когда читаешь посты юнироловцев, будто бы прыгнул с парашютом или пронесся по горному склону на максимальной скорости, не тормозя на поворотах. Как сказала мне одна бабулька, когда мы ехали на подъемнике – ей один спуск заменяет ночь с мужчиной, вот так же мне, ответы соигроков заменяют спуск с Эльбруса или прыжок в неизвестность. Восторг, трепет, волнение, вдохновение и много всего, что не укладывается в пару простых слов. Юни – это то самое место, куда стоит прийти и откуда не захочется уходить. Юни – это целый мир, строящийся на фундаменте нескольких факторов: прекрасной администрации, чудесных игроков и Вас самих. Приходите, и Вы поймете, что нет ничего лучше Юни. Это то, что Вы искали!=^.^=

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » out of frequency


out of frequency

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

out of frequency
https://funkyimg.com/i/2SRCF.png
Gellert & Vinda, Нурменгард, 1928

+1

2

[indent] Он уже видел это.
[indent] Видел столько раз.
[indent] И все равно это каждый раз сводит с ума.

[indent] Гриндельвальд медленно закрывает и открывает глаза, усилием воли пытаясь снять наваждение. Прижимает пальцы к вискам, сгорбившись над столом,  потому что знает — ничем хорошим это не кончится. И все же вновь оказывается в плену видений, одно которого краше. Гриндельвальд видит так много и одновременно почти ничего — каждый раз одно и то же. В какой-то момент сопротивление становится несущественным и Геллерт поддается собственному дару. Мироздание хочет показать ему будущее — ужасное по своей сути, но будущее.

[indent] То, которое он обязан предотвратить.
[indent] Любой ценой.

[indent] Все кажется настолько реальным. Вокруг исчезла обстановка личного кабинета —  он видит другие места, видит разрушенные города и поля боя. Не их войны, так как не узнать маггловское оружие просто невозможно. Геллерт чувствует себя каким-то странно беспомощным, от того внутренняя ненависть к магглам возрастает до предела. Будто бы подстегивает дар продолжать вести своего носителя по эпизодам грядущей войны. Геллерт бессильно пытается защитить себя и не может. Смешно, не правда ли? Все становится настолько осязаемым, что даже запах гари чувствуется. Наверное, глупо пытаться закрыть глаза, когда тебя упорно заставляют смотреть.

[indent] Геллерт видит мертвых. Убитых чужим оружием, убитых на войне, в которой они — волшебники и волшебницы — могут потерять все. Трудно не преувеличивать, когда видишь подобное. Гриндельвальд уже не раз видел такое, смертью его не испугаешь. Только все это не ради страха. Вселенная словно подгоняет его, гонит вперед и заставляет действовать гораздо быстрее. Намекает, что времени осталось не так много до того момента, когда варварство немагов может стоить жизням волшебников. Поэтому Гриндельвальд пытается сосредоточиться на том, что видит, понять, с какой целью видит это все. Пока не чувствует за спиной чужое присутствие.

[indent] Гриндельвальд не знает этого мужчину, хотя на память на лица никогда еще жаловаться не приходилось. В потертой шинели с огнестрельным оружием в руках. Он смотрит в упор на Гриндельвальда, а потом заносит оружие для выстрела. Интересно, можно ли умереть в собственном видении? Геллерт дает себе несколько секунд ради того, чтобы осмотреться, вновь ощутить неприятный запах гари. Вокруг него одни мертвецы и только один-единственный живой солдат — будто бы в насмешку последний. Геллерт делает неуверенный шаг назад, потому что интуиция подсказывает ему, что игнорирование этого парня с оружием глупая затея. В руках еще назло не оказалось волшебной палочки, будто бы это по-настоящему способно ограничить силы Гриндельвальда.

[indent] Нужно что-то предпринять.
[indent] Почему он медлит?
[indent] Ведь это всего лишь маггл.
[indent] Всего лишь видение.

[indent] Эта мысль в некотором смысле даже отрезвляет. С каких пор он кого-либо опасается? Геллерт злится то ли на себя, то ли на видение, то ли на ситуацию в целом — взмахивает рукой, используя невербальную магию. И чертово ружье [или что это] падает из рук человека. Он задыхается, судорожно хватаясь за горло, на котором затянулась возникшая петля, пытаясь что-то сказать.

[indent] Он постоянно что-то говорил, но Геллерт не разбирает его речи. Волей своего состояния он вообще находится в каком-то странном вакууме.
[indent] Он ведь не понимает, что никуда из порядком сгоревшего кабинета [кто-то попытался себя машинально оградить диаболикой, получилось не очень, но обстановке кабинета конец] не девался. Как и не понимает, что солдат-маггл перед ним в реальности выглядит иначе. Кажется, Гриндельвальд норовит сломать шею Винде Розье даже не понимая, что это она.

+1

3

Обычно Нурменгард был тихим и спокойный местом, насколько это возможно для штаба Армии, которую разыскивают во всей Европе. Замок слишком хорошо скрыт и попасть сюда может далеко не каждый последователь Гриндельвальда, потому месторасположение штаба все еще остается неизвестным для авроратов множества стран. Пусть в нем почти всегда суматоха, особенно в главном холле, откуда на различные задания отправляются небольшие отряды, получившие соответствующий приказ, но именно здесь можно почувствовать себя в полной безопасности. Конечно, был период, когда Винда считала, что даже здесь за каждым углом может притаиться очередной предатель, но теперь она снова, благодаря магозоологу, могла нормально видеть и не вздрагивать от каждого шороха, который мог бы показаться ей лишним.  Сегодняшний день обещал закончиться чашечкой чая, приятными минутами одиночества и отдыха, после очередной отправки отряда в подконтрольные страны, следить за которой Розье пришлось почти с самого утра.
Казалось, что Нурменгард сейчас расколется пополам- настолько мощным оказалось заклинание, сотрясшее его. Стоило лишь перевести взгляд на крыло, где сейчас находился Гриндельвальд, чтобы заметить всполох голубого пламени, горящего сквозь выбитые окна. Неужели кто-то все же нашел замок и сейчас воспользовался моментом, чтобы избавиться от самого могущественного темного волшебника этого столетия? Винда уже жалела, что оставила господина в одиночестве, которое настолько ему иногда требовалось. Не обращая внимания на поднявшуюся панику в рядах Армии, Розье, подхватив подол платья, направилась к кабинету, на бегу выхватывая палочку. Высокие каблуки, столь ею любимые, сейчас казались лишь помехой, поэтому француженка избавилась от туфель на ближайшей лестнице. Трансгрессировать сейчас было бы слишком опасно, хоть и быстрее, не узнав что происходит там на самом деле.
Для нее не было секретом, насколько силен у Геллерта дар провидения и как он временами от него страдает. Иногда даже больше, чем от последствий видений в виде очередной мигрени. Кабинет был почти полностью разгромлен, но уже было видно, что Гриндельвальд сделал это сам. Винда уже неоднократно видела, как его посещают образы, но в этот раз что-то было не так. Как будто бы немец целиком погрузился в видение, не замечая ничего вокруг. Француженка нерешительно замерла на пороге, впервые не зная что делать. Что-то, что могло бы не навредить, но и не дать уничтожить Нурменгард.
- Геллерт? – немец так и продолжил стоять к ней спиной, не реагируя. Не опуская палочку, Розье медленно приближалась, стараясь не наступать на осколки и острые обломки того, что когда-то было мебелью. Самым эффективным сейчас было бы усыпить Гриндельвальда заклятием, но она все еще не видела вооружен ли он. Конечно, немец владел невербальной магией, но от палочки Винду пришлось бы собирать в спичечный коробок. В лучшем случае.
Розье вздрагивает, когда Геллерт резко оборачивается. Его взгляд направлен в ее сторону, но смотрит  он как будто сквозь нее. Словно видит кого-то другого и это настолько жутко, что заставляет сделать шаг назад. Заклинание почти сорвалось с ее палочки, как шею сдавила невидимая рука, перекрывая воздух. Дерево выскользнуло из ослабевших пальцев, а руки непроизвольно потянулись к горлу в попытке сорвать незримую петлю. Винда знала, что это бесполезно, но все равно не могла перестать, расцарапывая короткими ногтями тонкую кожу.
- Геллерт, отпусти, - каждое слово давалось с трудом, с чудовищными паузами между слогами, тратя остатки драгоценного кислорода, но своего эффекта не возымели. Она могла бы поклясться, что слышит как трещат шейные позвонки.
В глазах уже начало темнеть, а сил, чтобы удерживать ладони на шее уже не осталось. Слишком бесславный конец  для той, что пережила столько покушений. И, когда удерживать сознание стало непомерно трудно, все прекратилось. Француженка упала на пол, разбивая колени, жадно хватая ртом воздух и все еще держась за собственное горло. Она даже не могла рассмотреть сменилось ли это видение или Гриндельвальд пришел в себя.

+1

4

Наверное, это все могло зайти очень далеко, до ненужных и нежеланных потерь. Геллерт не замечал сейчас ничего — ни разрушенного кабинета, ни остатков темного пламени, ни корчащуюся Винду вместо того самого солдата. Ему кажется, что падаль подыхает поразительно медленно, и непонятно, что тому виной — его промедление, вина видения, или использование невербальной магии. Это раздражает пуще прежнего, от чего удушающее заклинание на враге лишь усиливается. Возможно, если он умрет сейчас, то это состояние сойдет на нет. Иногда Геллерт откровенно ненавидел свой дар, который временами приносил столько проблем. И все же у него не получалось сейчас ни слушать, ни видеть — происходящее вызывало столько разномастных эмоций, от которых немец оказался в замешательстве.

Даже, если он пытался понять суть увиденного, то все равно не получалось. Происходящее только сильнее тяготило его, злило, от чего непонимание возводилось в абсолют. Геллерт краем сознания понимал, что следует успокоиться — хотя бы попытаться. Тогда, быть может, станет чуточку полегче. И Геллерт делает над собой усилие. Буквально на мгновение ослабляет невидимые веревки на шее падали, выдыхая и концентрируясь на том, чтобы очнуться.

И, кажется, вовремя.

Вокруг него — разрушенный кабинет, выбитое окно и треснувшие стены. Запах гари явно не имел ничего общего с тем, что происходило в видении. Он делает судорожный вздох, чувствуя, как горят легкие от недостатка кислорода. Сквозь все это он видит знакомую фигуру на полу в осколках и сердце пропускает удар — Винда. Неизвестно, кем был тот солдат, но душил он сейчас не его, а Винду.

Геллерт рывком оказывается около француженки, приподнимая ту за плечи. Видит отчетливые следы удушения, да и в общем по тому, как Розье до сих пор задыхалась, это было и без того заметно. Её следовало исцелить, срочно. Гриндельвальд, впрочем, не успевает что-либо предпринять. На происходящее сбегается толпа остальных жителей замка. Их присутствие здесь безумно раздражает — Геллерт и без того не может собрать мысли в что-то четкое и разумное, а сейчас так вообще. Он отнимает руки от Винды, поднимаясь на ноги, чувствуя, как невольно покачнулся сам — ему было ужасно холодно, и виной тому то ли ледяной альпийский воздух или его состояние после видения. Впрочем, факт того, что верные аколиты видят его таким, что вообще это произошло, в миг развивает раздражение до злости.

— Я кого-то из вас звал? Пошли вон! — прорычал он, бросая яростный взгляд на встревоженного Филиппа. Тот явно понял быстрее, что к чему, но менее встревоженным выглядеть не стал. Но, и лезть с предложением помочь не спешил, видимо своя жизнь была дороже. Геллерт сейчас как раз в том настроении, чтобы завтра начать собирать 95% ближнего круга из-за целого ряда освободившихся вакансий. Поэтому Нойманн оперативно занялся тем, что увел нежелательных свидетелей прочь.

Эта лишняя минута дала возможность прийти в себя. Немного. Гриндельвальд вновь склоняется к Винде, касаясь холодными пальцами израненной шеи. Шепчет несколько заклинаний, от которых линия на горле от удавки сошла на нет за секунды. Горло явно будет немного болеть, да и в общем-то пережитое явно не было верхом удовольствия. Геллерт хотел бы усадить Розье и заняться её царапинами от стекла, но кабинет в ужасном состоянии, смотреть буквально не на что. Да и в общем-то Геллерт тоже выглядит не очень, бросая на свою подопечную какой-то больной лихорадочный взгляд. В этом взгляде не было ни толики страха, но зато было непонимание. Гриндельвальд ничерта не понимал из того, что только что произошло.

Как горло? — спросил он, а добившись кое-какого ответа, поднялся на ноги.

Палочка находилась на столе, благо, не пострадала от вспышки дьявольского пламени. Удивительно [и нет], что Геллерт машинально обезопасил себя именно этим заклинанием. Только вот контролировать ни свою силу, ни произведенное волшебство не мог — результат не очень, честно говоря. Взяв палочку в руки, ощутил себя чуть лучше. Кабинет и коридор тут же начали быстро приходить в порядок: становилось на место выбитое окно, последствия пожара тоже сходили на нет, оперативно возвращая помещению первозданный вид. Будто бы реально ничего не произошло. Только вот что-то было во всем этом не так. Геллерт до сих пор не мог унять свои разбушевавшиеся чувства.

Я видел не тебя. Я не хотел делать тебе больно, Винда. — заметил он, ведь и правда не хотел. Ему не за что её так наказывать, а происходящее вышло за пределы нормальной ситуации. Он бы мог сказать, что она не должна была нарываться, но при таком раскладе не удивительно, что тут не появился кто-то еще и точно не пал жертвой чужого помешательства.

Отредактировано Gellert Grindelwald (2019-04-28 02:49:42)

+1

5

Воздух, такой необходимый, но сейчас кажущийся слишком неприятным для пострадавшего горла, вызвал кашель. В голову почему-то пришла абсолютно идиотская в данной ситуации мысль о том насколько счастлив будет Филипп, если снова придется делать ремонт. Пусть это и было бы быстро, но полковник заниматься этим откровенно ненавидел. Под телом противно хрустели осколки стекла, что в момент опасности она приняла за треск позвонков – наступила когда пыталась отойти и избавиться от петли. Наверно, ей стоило бы быть более напуганной, но теперь, когда все закончилось, пугало лишь ощущение невидимой удавки на шее, и это было явно не то, что хотелось бы когда-либо повторить. В голове начало проясняться, но сил, чтобы подняться на ноги пока не находилось. Винда даже не вздрогнула, когда Гриндельвальд оказался рядом. Она все еще не была уверена в том, что он наконец-то начал отличать реальность от видения, а не подошел, чтобы добить, но его взгляд был направлен на нее и было видно, что разум вернулся. Розье била крупная дрожь, которую никак не удавалось унять.
Наверно, прибежавших на шум приспешников со всех уголков Нурменгарда следовало бы похвалить за проявленное рвение и готовность сунуться в самое пекло, но их присутствие раздражало. Винда выхватила взглядом в толпе обеспокоенное лицо Филиппа и едва заметно кивнула, давая понять, что все в порядке. Все были в курсе дара Гриндельвальда, но лишь единицы были посвящены в последствия видений и так должно было оставаться и впредь. Картина, видимо, представилась дивная: вся правящая верхушка не в самом лучшем состоянии посреди разгромленной комнаты и Розье была даже рада, что от приспешников удалось так быстро избавиться, но без вопросов теперь не обойтись. Она с деланным равнодушием выдернула из голени застрявший в коже осколок стекла. Привычное спокойствие все же начинало возвращаться, отгоняя ступор. Дышать стало чуть легче, когда вернувшийся Геллерт вылечил повреждения, но Розье все еще сомневалась, что сможет нормально говорить в ближайшее время.
- Лучше, чем когда на нем затягивалась петля, - ее голос был слишком хриплым, каким-то не своим. Слова давались с трудом, вызывая неприятные ощущения и француженка снова зашлась в приступе кашля, - Научишь меня потом этому заклинанию.
Пусть не с первой попытки, но Розье все же удалось подняться на ноги, слегка покачиваясь. Стол оказался так кстати собранным заново и француженка оперлась на деревянную поверхность, вытряхивая из складок платья стеклянную крошку. Дрожь все еще не прекращалась, пусть и стала уже не такой сильной. Наверно, ей стоило бы сердиться, обидеться или что-то еще, но Винда понимала насколько сильно ситуация не зависела от них обоих.
- Не скажу, что это был приятный опыт. Мне не хватило всего секунды, - ее ответ был слишком обтекаемым, француженка все еще не знала, что именно чувствует и поэтому лучше было бы промолчать. Винда снова откашлялась, - Ты был отвлечен и я пыталась погрузить тебя в сон, чтобы хотя бы это крыло потом не пришлось собирать заново. Промолчу о том, что ты и сам мог пострадать.
Розье наклонилась, поднимая с пола палочку, которая казалась тяжелее, чем обычно. Хорошо, что пострадавшие комната и коридор уже были приведены в порядок и ее помощь не требовалась – колдовать совершенно не хотелось. Она снова потерла горло, не сводя обеспокоенного взгляда с Гриндельвальда – чересчур бледного и с выступившими бисеринками пота на лбу – и нерешительно приблизилась.
- Ну а ты? – Геллерт выглядел хуже, чем обычно после видений. Винда никогда прежде такого не видела и надеялась, что больше и не придется. По-крайней мере, хорошо было бы оказаться в такой момент подальше. Она ласково погладила немца по щеке, - Весь холодный.
Наверняка мигрень уже появилась, да и им бы обоим бы не мешало придти в себя, но невольные свидетели портили все планы. Она даже знать не хотела, что именно они могли бы подумать: неудачное нападение на замок, очередная ссора, вышедшая из-под контроля или что-то еще, на что хватило фантазии. Эту проблему следовало бы решить в первую очередь, не дожидаясь последствий, которые, несмотря на старания Филиппа, несомненно, будут. Слишком уж нестандартная ситуация получилась для Нурменгарда, скрытого в горах и все еще не найденного.
- Нам нужно придумать убедительную историю о том, что здесь произошло. Возникнут вопросы, - которые пусть и не будут высказаны вслух, из-за боязни получить кару за любопытство, но посеят зерно сомнений, - Нам будет не на руку, если кто-то начнет думать, что Нурменгард больше не безопасное место, - о том, чтобы рассказать правду даже и мысли не было.

+1

6

Геллерт хмурится, потом потирает пальцами виски, пытаясь сконцентрироваться. Когда никого нет из чужих, намного проще выдохнуть, сполна ощущая собственную слабость — он не позволил бы себе подобного усталого жеста при других. Иногда собственное несовершенство все же подводит. Гриндельвальд чувствует холод, а еще боль в висках, которая постепенно нарастает. Обычное, скорее всего, к утру пройдет. Обстановка вокруг же вновь стала прежней, словно он не пытался сжечь добрую половину замка, а ведь могло и получиться. Если бы сила заклинания была более направленной и четкой, замок мог серьезно пострадать. Сам создал неприступную крепость, и сам же в состоянии транса эту крепость чуть не разнес. Молодец, Геллерт, это именно то, в чем ты нуждаешься в конкретный момент. В ремонте. Впрочем, возникшая вспышка раздражения точно так же быстро погасла — о произошедшем в интерьере не напоминало ничего, кроме оставшегося легкого запаха гари. Ничего непоправимого не произошло, пока еще.

Они стали явственнее. Ярче. Это не просто так. Ничто не предвещало того, что я попытаюсь снести пол замка. Точнее я пытался не это. — он склонил голову набок, вспоминая детали увиденного, того, как попытался защититься от собственного видения. Хотя, забыть было достаточно сложно по множеству причин. —  Он пытался убить меня.

Геллерт не уточняет, кто конкретно пытался совершить подобное. И все же подозревал, что спускать подобное на самотек не следует. Возможно, стоит даже узнать, что это за маггл, или вообще, кто он такой. Иногда Геллерту кажется, что он постепенно сходит с ума — внутренние демоны все большие и больше проникают в сознание, сжимают в когтях остатки души, вселяют все больше странных мыслей. Он находит свое успокоение в цели — в идеи, которая движет им, которая определила его судьбу, его путь. Сколько бы внутренние демоны не пытались истерзать его, он отключается от своих чувств, эмоций, ощущений и зацикливается на задаче. На фатуме, который в сто крат сильнее любой засевшей на подкорке мозга паранойе. Все это тревожные звонки, но не для Геллерта — для других.

Эксперимент, который вышел из-под контроля. Никто не умер, замок цел. Если начнут много болтать, то языки лучше укоротить самым ни на что действенным способом. — он скривился, —Мне надоело, что я должен объяснять мелочи и успокаивать свое ближайшее окружение. Если они неспособны сделать выводы и помнить, где они находятся, и в чем их задача, то это место для них и правда небезопасно. — он вновь раздражается, и это раздражение вызывает неприятный приступ мигрени. Кажется, сохранять спокойствие в подобном состоянии не так и просто.  — Любое проявление подобного среди аколитов я буду карать. — выход из ближнего круга бывал только на кладбище, и об этом знал каждый, кто заслужил и возжелал подобраться к Гриндельвальду так близко.

Геллерт смотрит на Винду, пытаясь вновь дать оценку её состоянию. Но, никаких критических моментов не замечал. Не хватало бы еще, чтобы её серьезно покалечило. Впрочем, только что прозвучавшая фраза "никто не умер" была скорее чудом, так как вероятность наличия трупа была очень высока. Выкрутиться было бы сложнее, наверное. Но, думать об этом Геллерту лишний раз и не хочется. Винда не мертва, а значит в ближайшее время и не рискует.

Возможно, мне придется отлучиться ненадолго. — уже спокойнее откликнулся, вспомнив о своем видении. Слишком подмывало понять, что к чему в этом всем.

Отредактировано Gellert Grindelwald (2019-05-02 02:33:49)

+1

7

Наверно, это можно было считать большой удачей, что Винде посчастливилось не оказаться в зале в эпицентре заклинаний, а придти уже гораздо позже, когда видение уже начало отступать, и получить всего лишь петлю на шею. От погрома не осталось никаких следов, но мысль о том, что могло бы произойти с кем-то, кто находился бы здесь, отдалась неприятным холодком в спине.
Объяснение, такое простое и эффективное, не пришло ей в голову. Более того, Розье вообще удивлена, что все еще может вполне адекватно соображать и сохранять спокойствие, как будто ничего не произошло. И все же, это видение всерьез ее тревожило. Не только потому, что Геллерт после него выглядел плохо, но и из-за ужасающих последствий для Нурменгарда. Что бы там ни было, а до этого немец переживал свои ведения самостоятельно.
- Эксперимент, так эксперимент, - она пожала плечами. Это было даже лучше, чем придумывать что-то новое. Слишком уж часто они происходили, - Здесь был не только ближний круг, приученный не задавать лишних вопросов, но и такие как Рауль и Брайтуотер. Если начнут задавать вопросы, а выносить их будут в деревянных гробах, то лучше от этого не станет. Кто-нибудь да задумается, а не правы ли они были. Только будет умнее.
Возможно это всего лишь ее осторожность достигла своего пика, рискуя вызвать у Геллерта очередной приступ раздражительности, но теперь француженка маниакально пыталась уследить за всем сразу и в ее представлении было лучше отсечь любую возможность инакомыслия, чем потом разгребать его последствия и ощущать их на собственной шкуре. Хватит с них и чересчур амбициозных, готовых идти по трупам своих братьев и сестер.
- Это из-за видения? – Розье грациозно опустилась в кресло, не сводя взгляда с Гриндельвальда, - Попытаешься найти того, кого видел?
Вообще-то, это в планы Винды входило ненадолго покинуть Нурменгард и отправиться в Штаты, чтобы наконец-то выяснить, что происходит с новыми салемцами и представляют ли они угрозу. Да и после «неудавшегося эксперимента» было бы полезно сменить обстановку и проветрить голову. Кто-то из них двоих всегда оставался в Австрии приглядывать за Армией и планировать новые завоевания и, видимо, в этот раз ей придется снова остаться здесь, но, похоже, видение было слишком важным, чтобы вот так просто его игнорировать – она прекрасно помнила чем это закончилось в прошлый раз и какой ущерб ей пришлось понести лично.
Осознание только что произошедшего и возможных последствий навалилось в полной мере, как будто пыльным мешком по голове ударили. Винда уже не раз оказывалась на волосок от гибели, но именно этот случай стал для нее перебором. Не вырвись Гриндельвальд из видения, то невидимая удавка затянулась бы еще туже и она ничего бы не могла с этим поделать. Француженка даже не знала что именно на нее так действует: что ее убийцей мог бы быть Геллерт или же это вполне естественная реакция на удушение. Она почувствовала как снова затряслись руки и стало трудно дышать, а от спокойствия не осталось и следа. Нервы у нее, вопреки всему, вовсе не железные – всему есть предел. Тем более, что в последнее время переживать за собственную жизнь приходилось слишком часто. Француженка оперлась локтями о колени, закрывая лицо ладонями, но накативший отголосок паники никуда исчезать не собирался, как и неприятный комок, стоявший в горле. Пальцы зарылись в волосы, разрушая прическу, идеально уложенную еще утром.
- Я… - было ощущение, что здесь даже стены давят, - Мне, наверно, лучше уйти.

+1

8

Наверное, срываться на Розье — плохая идея. Она точно этого не заслужила, а ее логику вполне понять можно. Только вот Геллерт не хочет заниматься долгими убеждениями тех, кого можно с легкостью заменить. Как говориться, незаменимых в принципе не существует. В случае с теми, кто усиленно раздражает идиотскими вопросами, то вообще не должно быть каких-либо сомнений. И все же они возникают.

Нет. Те, кому ответов недостаточно, и кто решил сомневаться, всех на кладбище. Как раз, чтобы таких, как Рауль и Брайтуоттер не было. С меня хватит. — рыкнул он, не желая спорить на эту тему. — Они или служат нашему делу, или мертвы. — никаких уговоров, ухищрений или дополнительных шансов. Прошлые попытки «по хорошему» закончились для самой же Розье максимально плачевно. Она еще хочет с ними ходить и по сто раз объяснять причины каждого действия руководства.

Геллерт не уверен в том, где будет искать источник своего видения. Как и не уверен, нужно ли это на самом деле. Возможно, это предупреждение, хоть и чему конкретно, Гриндельвальд еще не знал. Пока не знал. Он уверен в предстоящей войне, в том, что сомнения, уступки и прочее должно отойти на второй план. Они должны начинать действовать, хоть вроде и без того не сидят на месте. Но, каждый день промедления в сегодняшних условиях может стоить дорогого. И, все же, следовало все обдумать для начала.

Да, я должен разобраться. Кем бы ни был этот человек. — ему все еще было очень любопытно, почему именно он. Еще не хватало и правда словить серьезные проблемы от какого-то немага. Впрочем, их численность и глупость всегда проблема. Таким дорога только в подчинение. Тем, кто будет полезен.И все же до победы им еще далеко — Гриндельвальд не из тех людей, которые празднуют заблаговременно. У них есть успехи, они движутся вперед, но до конца пути еще довольно далеко.

Кажется, он слишком увлекся своими мыслями. Геллерт замечает, как Винде становится хуже. Она и правда этого не заслуживала. Гриндевальд оказывается рядом с нею, осторожно касаясь её рук, но все же уверенно отнимая их от головы, сжимая их в своих. После рукой касается ее виска, невербально читая заклинание. Не спасет от всего, но сделает полегче точно.

Тебе нужно отдохнуть, ты многое на себя берешь. Пусть всем этим займется кто-то вроде Филиппа или Кэрроу. И остальным тоже. — он почти нежно проводит пальцами по ее волосами, но скорее ради того, чтобы обратить внимание с внутренних проблем на себя. Геллерт и без того требовал от Розье слишком многое. Да и тот же Дамблдор тоже способен навести порядок, пока Геллерт будет отсутствовать. Он уже крепко решил для себя, что недельку-вторую явно проведет вне стен Нурменгарда. Как только сам придет в себя и все проанализирует.  И ему совсем не хотелось, чтобы Винда довела себя до ручки за это время. Все это, конечно, хорошо, но её слома он совершенно не планировал, и не желал. Неважно, какова причина этого нежелания. Гриндельвальд замечает, что в его рядах наступили не лучшие времена, вызванные многими аспектами. Они столько лет вели подпольную борьбу, столько лет были в тени, и сейчас, когда вышли на свет и объявили старому миру войну, они столкнулись с новыми трудностями. Будто бы старых было недостаточно. Геллерт по привычке бросает своих людей вперед, толкает их на все новые испытания, но иногда нужно немного затормозить. Иначе есть риск кое-кого потерять раньше времени. — Не делай большего, чем можешь.

+1

9

Француженка едва ли замечает присутствие Геллерта рядом, лишь крепче вцепляется в его ладонь, не очень-то это осознавая. Заклинание действует не сразу, но все же помогает. Мысли все еще разбредаются как детеныши нюхлей, завидевшие несметные сокровища, но хотя бы становится проще концентрироваться на чем-то еще кроме ощущения петли на шее. Винда слушает молча, смысл слов доходит до нее не сразу, но ответа, кажется, от нее быстро и не требуется. Прикосновение Гриндельвальда к волосам почему-то успокаивает, вырывает из клубка тяжелых раздумий и подступившего нервного срыва. Розье только-только удалось более-менее справиться с ночными кошмарами, в которых неизменно фигурировал Рауль в роли злодея, куда более удачливого, чем бельгиец был при жизни, и вот теперь она снова расклеилась, чтобы и так было слишком непозволительной роскошью, а здесь еще и на глазах господина. Так недолго и до самого нижнего слоя их Армии скатиться, если ей не удастся взять себя в руки, но мысль об отдыхе весьма ощутимо раздражала, что было гораздо лучше, чем рвать на себе волосы от того, что ее скромная персона стала слишком популярной для покушений, почему-то преимущественно в рядах Армии. Будь это авроры, было бы не так обидно.
- Кто бы говорил бы про отдых, - в ее все еще слишком хриплом голосе явно слышится не одобрение. Отчасти из-за того, что Геллерт и сам не слишком-то часто останавливался, чтобы перевести дух, и из-за предположения, что сама Винда слишком устала, чтобы адекватно вести дела, - У меня и так было много времени, чтобы отдохнуть. Гораздо больше, чем я могла бы себе позволить, - начиная с Норвегии и заканчивая Парижем, где она провела несколько недель пытаясь избавиться от проклятия, - Я знала на что иду еще тогда, когда Драгош привел меня к тебе. Ничего бы не изменилось, даже если в итоге мне довелось бы стоять к тебе так близко, и это именно то, что требуется Армии сейчас. Ныне даже больше, чем обычно, - это в подполье она еще могла  бы позволить себе отложить что-то на завтра, пусть и не пользовалась такой возможностью, а сейчас любое промедление могло бы стать фатальным, - Пусть этим займется Филипп. Он больше знает о моей работе да и способен держать все в ежовых рукавицах. Кэрроу приблизится ко всему этому только через мой труп.
Винда не любила делиться чем бы это не было, а ее решение не пойдет в ущерб общему благу. Филипп справится гораздо лучше и на его кандидатуру она вполне была согласна. Для Кэрроу путь был только один и, даже если бы Геллерт все же довел бы начатое до конца, дальше членства в ближнем круге дело бы не пошло – француженка была в этом абсолютно уверена, но тогда за соратницей очень многое бы пришлось бы переделывать, но в качестве временной замены вполне могла бы сойти. Но не в глазах Розье. И все же, ее больше занимало видение.
- Как ты собираешься искать его? – это действительно занимало ее, - Сомневаюсь, что он назвал тебе свой адрес или какую-то другую информацию, благодаря которой его можно было найти.
Чтобы Геллерт там не видел, а у невольного участника видения вряд ли было много времени между появлением и страданиями от заклинания. У нее самой, прочувствовавшей всю мощь заклятия, времени бы уж точно не хватило бы. Еще бы знать, что Гриндельвальд видел, но немец упорно не рассказывал никаких деталей, а француженка не доставала расспросами, зная, что он их не любит. Если уж решил молчать, то будет молчать до тех пор пока все не выяснит.
- Я все же думаю съездить в Штаты. Смена обстановки и все такое. К тому же, меня там никто не знает кроме Грейвза. Будет спокойнее, - возможно, этот вынужденный перерыв пойдет ей на пользу. Тем более, чем поездка все равно будет не развлекательной, - Давно стоит заняться салемцами. Воспользоваться тем, что они сейчас слишком разобщены. Сожгу пару-тройку зарвавшихся магглов и вернусь, совместив приятное с полезным.
Вряд ли в Штатах что-то могло бы пойти не так. После смерти Мэри Лу салемцы не давали о себе знать и не доставят особых хлопот пока не будут полностью уничтожены.

+1


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » out of frequency


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC