о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
• riza
связь ЛС
Дрессировщица диких собак, людей и полковников. Возможно, вам даже понравится. Графика, дизайн, орг. вопросы.
• shogo
связь лс
Читайте правила. Не расстраивайте Шо-куна. На самом деле он прирожденный дипломат. Орг. вопросы, текучка, партнеры.
• boromir
связь лс
Алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно. Орг. вопросы, статистика, чистки.
• shinya
связь лс
В администрации все еще должен быть порядок, но вы же видите. Он слишком хорош для этого дерьма. Орг. вопросы, мероприятия, текучка.

// NEWT SCAMANDER
Ньют чувствует смесь досады, легкого раздражения и облегчения. Первое — заседание не состоялось и этот вопрос снова отложили до лучших времен. Второе — у него в питомнике некоторые подопечные нуждались в лечении, а потому он был нужен не здесь. Третье — он избавлен от счастья общения с Трэверсом и другими чиновниками, кто пытается выдавить из него информацию, которую Скамандер-младший все равно не расскажет. Просто потому что не может. И все же внутри помимо всего затесалась легкая тревога... Читать

ПУТИ СИЛЫ НЕИСПОВЕДИМЫ //
Ситхи вечно все возводят в абсолют, — Ириан усмехается, впрочем, по-доброму, прекрасно понимая, что и джедаи не лучше. Во всяком случае, те, которые настолько упали в Свет, что тот им заменил всякое понимание реалий этого мира. Иными словами, фанатизм никому никогда не помогал. Благо, тут фанатизмом не пахло. И Ириан отчего-то хотелось надеяться, что и не станет пахнуть — Каллиг, все же, адекватным ситхом показался. Хотя бы и потому, что они до сих пор не сцепились друг с другом, забыв о сотрудничестве. Читать

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Bastet: Я крайне редко пишу отзывы, и тем не менее, чувствую, что это необходимо. Юни прекрасный форум, на который хочется приходить снова и снова. Здесь настолько потрясающая атмоcфера и классные игроки, что захватывает дух. Здесь любая ваша фантазия оживает под учащенное биение сердца и необычайное воодушевление. Скажу так, по ощущению, когда читаешь посты юнироловцев, будто бы прыгнул с парашютом или пронесся по горному склону на максимальной скорости, не тормозя на поворотах. Как сказала мне одна бабулька, когда мы ехали на подъемнике – ей один спуск заменяет ночь с мужчиной, вот так же мне, ответы соигроков заменяют спуск с Эльбруса или прыжок в неизвестность. Восторг, трепет, волнение, вдохновение и много всего, что не укладывается в пару простых слов. Юни – это то самое место, куда стоит прийти и откуда не захочется уходить. Юни – это целый мир, строящийся на фундаменте нескольких факторов: прекрасной администрации, чудесных игроков и Вас самих. Приходите, и Вы поймете, что нет ничего лучше Юни. Это то, что Вы искали!=^.^=

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniALTER » Burning land.


Burning land.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[nick]Bellatrix Lestrange[/nick][status]supervoid[/status][fan]Harry Potter[/fan][icon]http://funkyimg.com/i/2QTjz.gif[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2QTjH.gif[/sign] [nick]Bellatrix Lestrange[/nick][status]supervoid[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2QTjz.gif[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2QTjH.gif[/sign][fan]Harry Potter[/fan][lz]<center><b><a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=1525" class="link3";>беллатриса лестрейндж</a></b> <sup>29</sup><br>I was and am the Dark Lord's most loyal servant. I learned the Dark Arts from him.<br><center>[/lz]

BURNING LAND

ВРЕМЯ:
XX век

МЕСТО:
Магическая Великобритания

УЧАСТНИКИ:
Беллатриса Лестрейндж и Альбус Дамблдор

https://66.media.tumblr.com/ae7802b6ac6459fb536a81d8b21ae9bf/tumblr_pkgi7r7VrW1vmbamko2_540.gif
«Dark and difficult times lie ahead.»

Shadows of time are coming,
S h a d o w s  of time arise from the corners of my mind,
Over and over watching,
Over and over searching for those hearts that are  b l i n d.

Отредактировано Rose Tyler (2019-02-02 22:16:57)

+1

2

[nick]Albus Dumbledore[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2R2mX.png[/icon][sign]You fail to recognize that it matters not what someone is born, but what they grow to be![/sign][fan]Harry Potter[/fan][lz]It is a curious thing, but perhaps those who are best suited to power are those who have never sought it.[/lz][status]Would you care for a sherbet lemon?[/status]
Мрак сгущался над Хогвартсом, и хотя не было в покрытом тучами небе метки Пожирателей смерти, непременно пообещавшей бы магам и прочим существам нечто недоброе в будущем, практически все в старинном замке ощущали этот полупризрачный гнет, стоило только оторваться от учебы или работы — от дел. По этой причине весь семестр многие трудились не покладая рук: студенты усиленно учили дисциплины, заблаговременно готовились к экзаменам, показывая завидный энтузиазм; преподаватели старались занимать свободное время изучением магических трудов, а в выходные дни с радостью ходили в Хогсмид, чтобы отвлечься от неприятных мыслей за парой бокалов огневиски; домовики же готовили практически без остановки, из-за чего столы в Большом зале буквально ломились от яств.

Найдя, очевидно, пока не известный многим путь, Пожиратели смерти тенью путешествовали по замку. Ученики их не замечали, а если и чувствовали чье-то незримое присутствие, то оправдывали его тем самым непонятным мрачным настроем, внезапно накрывшим практически всех всех обитателей Хогвартса. Не ранее чем в прошлом году близнецы Уизли, именно в то время, когда в замке царствовала Долорес Джейн Амбридж, упрятали одного из слизеринцев, мистера Монтегю, в исчезательный шкаф, расположенный в самой загадочной комнате Хогвартса, — Выручай-комнате, — и это в последующем, как полагал Альбус, дало Пожирателям ту самую связь с замком, кроличью нору, которую они могли использовать для разведывательных операций. Однако однозначно воспрепятствовать этому было невозможно, ведь своенравное здание в большинстве случаев не слушалась даже самого директора, потому поиск комнаты был практически невозможен. В одну из недель, во время обсуждений насущных проблем, профессор Макгонагалл с грустью заметила, что «замок будто намеренно выступает против нас!»

Разменяв уже сотню лет, Альбус Дамблдор воспринимал многое по-прежнему тяжко, так и не сумев создать толстый панцирь, и теперь, стоя над омутом памяти, он с некоторой завистью вспоминал те далекие годы, когда призраков прошлого было не так много, они попросту были призраками настоящего, а то прошлое, что все-таки было, не оседало в голове грузным массивом. Сейчас от мигреней на почве стресса не помогали даже сваренные по совместным рецептам мадам Помфри и профессора Стебель чаи. И все-таки это было неоспоримым признаком возраста, когда с годами пожитков, то есть опыта, становилось столько, что одним скромным несессером ограничиться было в принципе невозможно.

Частью такого груза была Беллатриса Лестрейндж, которую Альбус, как, впрочем, и многие другие сотрудники Хогвартса, знал еще как Беллатрису Блэк. Разговор, совершенно неожиданно случившийся между ними не так давно, по-прежнему не давал ему покоя. Пожилой волшебник, игнорируя легкий тремор в руке, внимательно наблюдал за неровной гладью омута памяти — ему не нужно было окунать в него голову, чтобы помнить события многолетней давности точно так, как будто это было на прошлой неделе. И все же сегодня это предстояло другому человеку.

Профессор? — на пороге кабинета стоял Гарри. Явно не до конца понимая, что он здесь делает, юноша не решался шагнуть дальше, а так и стоял на самом пороге.

Альбус заметил его далеко не сразу.

«Старость — не радость», — заметил он для самого себя мысленно и с некоторой иронией.

Да, Гарри, — профессор Дамблдор отстранился от омута и встал посреди кабинета. — Сейчас слишком плохое время, чтобы мы тратили его почем зря, и я даже не говорю о том, что его попросту мало, а потому сразу перейду к делу. С твоего позволения, разумеется. Кхм... Мне есть, что тебе сказать. Вернее, — он посмотрел в сторону омута и тихо добавил, — показать. Ты не хуже меня знаешь, что это такое и для чего его используют.

Это омут памяти, — подтвердил Поттер, подходя ближе. — Но я по-прежнему не понимаю.

Не мне тебе объяснять, Гарри, что наш мир полон множество тайн, и мы зачастую не знаем и малой части того, что он скрывает. Я не могу открыть тебе все истины, хотя бы по той причине, что многие из них неизвестны и мне, но есть детали, мне известные, которые тебе нужно понимать и знать.

Гарри молча кивнул. Он уже привычно доверял директору и поэтому, когда оно требовалось, практически беспрекословно действовал. Вот и сейчас он подошел к омуту и вопрошающе посмотрел на Дамблдора.

Ты можешь приступать.

***

Всполохи воспоминаний, сперва разнесшиеся по пространству вихрем, начали, как резвые и, пожалуй, безумные пиксии, рисовать узоры в воздухе, формирующие в процессе убранство помещения: сперва, задорно выпрыгивая из дымки, появлялись многочисленные шкафчики, а на полки стеллажей высотой до самого потолка бесшумно приземлялись старинные издания; по центру появился стол с бесчисленным множеством различных серебряных и иных приборов: несколько десятков лет назад «трофеев» на столе было не то чтобы прилично меньше, но внимательный взгляд не мог бы не заметить, что раньше все было не так, как сейчас. Появилось и два человека, стоящих по обе стороны стола: с одной стороны была женщина, держащая в руках остроконечную шляпу, она стояла в некоторой нерешительности и то и дело закусывала нижнюю губу, под которой уже начинали собираться морщины; с другой стороны был пожилой мужчина, вставший в процессе этого разговора с массивного кресла с резной спинкой и подлокотниками. К тому моменту он изложил женщине все свои мысли в очередной раз. Не советуясь, а просто ставя в известность, будто именно сейчас его собеседница могла переменить свою точку зрения.

Альбус, мы не можем вечно опасаться, что ситуация повторится, — произнесла женщина встревоженно. Ее длинные пальцы перебирали края шляпы, а взгляд метался по помещению, словно она никак не могла найти себе места. Впрочем, так и было. Вот эта женщина делает шаг в сторону и тут же возвращается на место. Она никогда не чувствовала себя в присутствии Альбуса Дамблдора неловко или, уж тем более, как школьница, но тогда она была в таком смятении от происходящего, что даже не скрывала своего упаднического и очень огорченного настроя.

И тем не менее, Минерва, мы не можем игнорировать подобные веяния, особенно когда будущее явно не обещает нам ничего особенно хорошего, — мужчина закрыл глаза и опустил голову. — Мы должны оказывать посильную помощь тем, кто действительно в ней нуждается, пусть и не осознает этого сам, пока враг не стал настолько сильным, что мы уже не сумеем ничего сделать. Минерва, это борьба. Если сейчас мы ничего не предпримем, то потеряем если не жизни, то души.

Наша радость, что это случилось не во времена профессора Диппета, — женщина покачала головой. — Он потворствовал таким интересам. Вы знаете, я готова действовать решительно и более, чем просто решительно, но опыт прошлых лет делает меня осторожной, поэтому не сочтите за грубость или оспаривание Ваших методов. Я опасаюсь, что вести эту битву нет смысла.

Альбус молчал некоторое время, пока не поднял взгляд, посмотрев на профессора Макгонагалл из под своих частично седых бровей.

Профессор Диппет был в некотором роде сердобольным, но точно не слабохарактерным, Минерва. Мы должны пытаться.

Женщина снова тяжело вздохнула. Не было секретом, что она хотела что-то добавить, душе ее явно было тяжко, а мыслям в голове тесно, и она в любой другой ситуации высказала бы все, что хотела, но сейчас не лучшее время для того, и это понимала как она, так и профессор Дамблдор. Через минуту молчания Минерва Макгонагалл отстранилась, кратко попрощалась и покинула кабинет. При этом оба участника этого не результативного диалога знали, что вернутся к нему вновь. Может, даже гораздо скорее, чем каждый предполагал или даже надеялся.

Оставшись один на один с собой, Альбус склонился над столом и оперся руками на него. Ему предстоял тяжелый разговор и по результативности наверняка такой же, какой случился сейчас, но он точно знал, что не простит себе, если ничего не предпримет. Не после всех тех ошибок, что он совершал раньше.

Раздался голос. Далеко. Человек назвал горгулье пароль.

Через некоторое время на пороге кабинета, совсем как через многие и многие годы будет стоять мистер Поттер, стояла девушка. Невысокая, но притом обладающая завидной для ровесников, обычно тех еще разгильдяев, статью. Если она и не знала, что здесь делает, то более чем умело скрывала это: ее носик был вздернут кверху, причем не театральным действием, как это делали многие слизеринцы, особенно некоторые представители известных фамилий, а вполне себе природным. Возможно, некоторые могли назвать это безусловным преимуществом, ведь с таким человеком, знающим себе цену, всегда можно устроить продуктивный диалог, но конкретно сейчас Альбус Дамблдор опасался, что это будет одной из многих преград, которые ему предстоит преодолеть сегодня. Попытаться.

Добрый вечер, мисс Блэк. Я хотел бы с Вами поговорить и скромно предположу, что Вы понимаете, о чем.

Отредактировано Eleventh Doctor (2019-02-06 18:13:24)

+1

3

[nick]Bellatrix Lestrange[/nick][status]supervoid[/status][fan]Harry Potter[/fan][icon]http://funkyimg.com/i/2QTjz.gif[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2QTjH.gif[/sign] [nick]Bellatrix Lestrange[/nick][status]supervoid[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2QTjz.gif[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2QTjH.gif[/sign][fan]Harry Potter[/fan][lz]<center><b><a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=1525" class="link3";>беллатриса лестрейндж</a></b> <sup>29</sup><br>I was and am the Dark Lord's most loyal servant. I learned the Dark Arts from him.<br><center>[/lz]

Снежные хлопья, лениво кружась над замком, медленно опускались на черепичные поверхности башен и широкие подоконники. Они оседали настолько тонким слоем, что в тот самый момент, когда окно гостиной Слизерина распахнулось, белый покров разлетелся в разные стороны, не оставляя после себя ничего, кроме едва заметных влажных капель. Сквозняк спровоцировал целую череду проишествий: стопка листов с чьей-то домашней работой по Защите от Темных искусств разлетелась по всей комнате; огонь, горящий в камине, начал затухать, потому что мощности поддерживающих чар не хватало на то, чтобы противиться внешнему воздействию (они были рассчитаны исключительно на декоративность); зеленый гобелен, висевший над проходом в спальни, начал покачиваться из стороны в сторону, и грозил вот-вот сорваться с крепления и, словно феникс, воспарить над гостиной. Все ученики и ученицы Слизерина уже разошлись по спальням: кто-то, кто особенно сильно утомился за день, уже спал, кто-то только готовился ко сну, кто-то что-то читал - словом, атмосфера царила весьма располагающая к тому, чтобы расслабиться, ведь завтра начинаются выходные, а это значит, что грядет долгожданный поход в Хогсмид, и об уроках все будут думать в самый последний момент перед первым рабочим днем недели.
Беллатриса тихо ступала по каменному коридору, с одной стороны которого была стена, а с другой - двор Трансфигурации, в котором в дневное время на переменах постоянно собирались толпы учеников. По периметру горели факелы, и дрожь пламенных язычков отражалась на каменной поверхности танцующими зловещими силуэтами. Слизеринка никогда не ложилась спать в то же время, что и остальные: она любила засиживаться в потаенных уголках Хогвартса с какой-нибудь книгой, будь то экземпляр предметной литературы  или что-нибудь из истории магии, и если случалось так, что ее обнаруживал кто-то из преподавателей, она умудрялась вывернуть все так, что обвинять ее, в конечном итоге, было не в чем, и она спокойно отправлялась в гостиную, где благополучно доделывала задуманные дела, и только потом отправлялась спать - опять же, тогда, когда она сама этого хотела.
Что касается книг, за которые бралась Беллатриса, то следует отметить, что интерес к чтению появился у нее только к последним курсам. В отличие от своих сокурсников, которые могли часами напролет сидеть за учебниками, зубрить заклинания и правила их применения, она всегда была практиком, и гораздо лучше схватывала материал тогда, когда упражнялась, а не когда изучала теорию. Именно благодаря стремительному развитию практических навыков и умений волшебницы, она во многом обходила остальных учеников, которые искренне неудомевали, получая за письменные работы высокие оценки, а за практическое применение магии - непростительно низкие. Будучи еще студенткой четвертого курса, Беллатриса начала замечать, что преподавание в Хогвартсе не предусматривает полного ознакомления волшебников и волшебниц с изучаемым предметом: о многих вещах принято умалчивать, не раскрывать сути того или иного заклинания в полной мере, не предоставлять учащимся полных сведений о темной магии, которой, с точки зрения программы Министерства магии, они должны уметь противостоять. Все эти недомолвки привели к тому, что так называемая светлая магия начала казаться юной Блэк неполноценной, неточной, размытой, лишенной какой-либо упорядоченности. Она стала для нее попросту неинтересной, как и все те, кто считает себя причастным к ней.
Достигнув поворота, ведущего вглубь замка, Беллатриса, помешкав не дольше мгновения, свернула в противоположную сторону, после чего оказалась в том самом дворе Трансфигурации, который виднелся сквозь большие арки на протяжении прогулки слизеринки вдоль коридора.
- Мисс Блэк, полагаю, это вы?
Волшебница замерла на месте. Голос, раздавшийся откуда-то из-за спины, был очень хорошо ей знаком, и по обыкновению предвещал довольно долгую беседу, интерес к которой испытывает только одна сторона. И это не Беллатриса.
- Доброй ночи, профессор Слизнорт, - она медленно повернулась лицом к преподавателю, потрудившись с тем, чтобы изобразить улыбку. Пускай думает, что ему искренне рады.
- Надо же, - протянул он, - столь поздний час, а вы еще не спите.
- Как раз направляюсь в спальню. Я задержалась... в библиотеке. Как прошла встреча вашего Клуба, сэр? - Беллатриса знала, что Слизнорт относится к числу тех людей, которым проще простого заговорить язык и переключить внимание с одной темы на другую. Он обожал комплименты, был падок даже на самые мелкие знаки внимания, оказываемые ему, и чтобы завладеть его благосклонностью, достаточно было просто время от времени проявлять интерес к его персоне, его предмету и его хобби. Глаза профессора тут же загорелись, и он сложил ладони у себя на животе, словно приготовившись к продолжительному рассказу.
- О, моя дорогая! Все прошло великолепно! Вы знали, что мистер Малфой планирует посвятить научную работу исследованию зависимости силы действия зелья от способа его нагревания? Мальчик делает поразительные успехи в зельеварении, и я, признаться, поначалу даже не думал, что он настолько способный. Среди ваших сокурсников много достойных учеников, Беллатриса, и я уверен, что вы бы непременно сумели добиться успехов, если бы уделяли предмету чуть больше времени. Только не обижайтесь, дорогая, вы всегда можете рассчитывать на мою помощь, если вам что-нибудь понадобится.
- Непременно, сэр, - кивнула слизеринка, - как только разберусь с некоторыми... делами.
- Делами? - переспросил Слизнорт, поправляя свой головной убор, съехавший набекрень от резкого движения головой.
- Да, сэр. Практическая сторона магии занимает меня нескольим больше, чем теоретическая. Мой кузен имеет превосходные оценки по вашему предмету, и я думаю, что одного искусного Блэка-зельевара на курсе достаточно, - она хихикнула, убирая выбившуюся кудрявую прядь волос за ухо.
- Вы про мистера Регулуса Блэка, милая моя? - Слизнорт широко распахнул глаза.
- Про него, разумеется. Но то, что его способности к зельеварению лучше моих, ни в коем случае не уменьшает важности вашего предмета для меня, сэр, - заключительная нота разговора с Горацием всегда должна иметь оттенок комплимента, потому что у профессора непременно должно остаться хорошее впечатление от беседы. Это был негласный закон, которым уже давно с успехом руководствовались самые сообразительные слизеринцы.
- Приятно слышать это от вас, Беллатриса, - профессор хотел было отправить ученицу в крыло ее факультета, однако его лицо вдруг приняло такое выражение, словно его осенила какая-то мысль, которую он по собственной неосторожности забыл, и только теперь вспомнил.
- Мисс Блэк, я совсем забыл! - воскликнул он, сделав шаг в сторону слизеринки. - Профессор Дамблдор... он ведь просил меня передать вам, что будет ожидать вас в своем кабинете сегодня. Направляйтесь к нему, только прошу вас, моя дорогая, избегайте встречи с мистером Филчем, он сегодня снова не в духе, и угрожает студентам каким-то несносным наказанием. Ступайте же, мисс Блэк, скорее!
Беллатриса молча кивнула Слизнорту, и быстрым шагом направилась к статуе горгульи, встречавшей каждого, кто намеревается заглянуть в кабинет профессора Дамблдора. Пароль она запомнила еще с прошлой их встречи, которая, хоть и была короткой, но ясно дала Беллатрисе понять, что из себя представляет такой человек как Альбус Дамблдор. Слизнорт также сдвинулся с места, продолжая бубнить что-то про отвар из листьев многоцветника и мандрагоры, обещающий укрепить память, но его слова доносились до слуха Беллатрисы лишь только отрывками, и тогда, когда крылья горгульи, сторожившей вход в кабинет профессора, перекрыли выход обратно в сад Трансфигурации, голос профессора Зельеварения окончательно растворился в тишине.
- Добрый вечер, мисс Блэк. Я хотел бы с Вами поговорить и скромно предположу, что Вы понимаете, о чем.
Знакомый голос обратился к Беллатрисе в тот самый момент, когда ее нога ступила на каменный пол комнаты, по бокам заполненной несметным количеством литературы. Кратко осмотревшись, она не заставила директора долго ожидать ответа.
- Здравствуйте, профессор, - хмыкнула слизеринка, - по всей видимости, дело, с которым вы меня пригласили, является неотложным, ведь все остальные ученики уже давно разошлись по спальням, потому что наступил отбой, - Беллатриса деловито сделала несколько шагов вглубь кабинета, и, не заметив Дамблдора сразу, коснулась ладонью небольшой статуэтки в форме феникса. Она заинтересовала ее, в большей степени, потому, что из-под клюва птицы тонкой струйкой выходило пламя, а маленькие глаза с длинными ресницами то смыкали, то размыкали веки. Блэк хотела было погладить птицу по крылу, но директор обнаружил себя перед ней так внезапно, что она от неожиданности смахнула статуэтку на пол. Если бы не ее молниеносная реакция, вполне вероятно, что этот трофей лежал бы уже на полу, разбитый на маленькие осколки. - Так о чем же вы хотели поговорить? Ума не приложу, - слукавила волшебница, предоставляя Альбусу Дамблдору возможность самому озвучить причину, по которой ученица Слизерина находится здесь.

Отредактировано Rose Tyler (2019-02-17 21:32:31)

+1

4

[nick]Albus Dumbledore[/nick][status]Would you care for a sherbet lemon?[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2R2mX.png[/icon][sign]You fail to recognize that it matters not what someone is born, but what they grow to be![/sign][lz]It is a curious thing, but perhaps those who are best suited to power are those who have never sought it.[/lz][fan]Harry Potter[/fan]
Предвосхищая, что диалог действительно может оказаться если не сложным, то совершенно точно не простым, Альбус позволил себе тяжело вздохнуть, что, впрочем, могло быть расценено с точки зрения слизеринки как проявление самой что ни на есть настоящей слабости, однако она вряд ли это заметила, по крайней мере сделала вид, явно специально заинтересовавшись стоявшей на полке статуэткой.

Только внимательный взгляд мог обнаружить, что эта птица в разных своих воплощениях пряталась по всему помещению: на полках красовалось несколько корешков с ее изображением, на столе директора стояла небольшая полупрозрачная сфера, размером не больше маленького яблока, в которой, если приглядеться, можно было увидеть язычки пламени, рисующие силуэт птицы — и это только малая часть! Мужчина не питал к фениксам большой любви, никогда бы не повесил за своей спиной тарелочки с их изображениями, но жизнь его была с ними неразрывно связана: начиная патронусом и кончая вполне себе реальной птицей, которая сейчас летала где-то в районе шотландских гор — как можно запрятать ее в клетке? А потому он невольно вздрогнул, когда статуэтка лишь благодаря ловкости Беллатриссы осталась в целости и сохранности, хотя случись все иначе, обычное «репаро» смогло бы исправить эту досадную случайность.

«Как жаль, что «репаро» недостаточно, чтобы исправить множество других случайностей».

Дамблдор подошел ближе, притом стараясь не нарушать личного пространства девушки, и внимательно посмотрел на нее сверху вниз, позволив себе дружелюбно улыбнуться, но в те первые секунды, когда между ними возник зрительный контакт, в его взгляде не было такого же дружелюбия — только серьезность, при помощи которой он собирался подойти к вопросу. Только серьезность, подчеркивающая безусловную важность их разговора. Мужчина начал тихо и вкрадчиво, практически с заботой:

— Давайте будем честны: от моего внимания не уходят полуночные прогулки студентов по замку, и вас бы никто не разбудил, чтобы только привести ко мне. Если вы решили, что приглашение связано с этим, то со своей стороны сразу же развенчаю эти мысли! Мое мнение, вопреки, видимо, вашим ожиданиям, обратно: иногда на нарушения правил и существующей дисциплины, если они полезны и позволяют насладиться чудным временем ночи во всей красе, я закрываю глаза. Надеюсь, вы сохраните это в тайне, — в его глазах, наконец, появилась та не достающая в компанию к улыбке и доброму голосу мягкость. — К слову, не хотите угоститься?

Не дожидаясь ответа, мужчина отошел к столу, сел привычным движением на его край и пододвинул ближе тарелку с горкой лимонного печенья, которую ему в обед доставил домашний эльф с кухни. На самом деле Альбус решительно не понимал, зачем эльфы приносили его в таких количествах: они делали вид, что слушали его, когда новоиспеченный директор, чуть не умоляя, говорил, что готов довольствоваться и парой печений, а то и вовсе их отсутствием, но в конечном счете каждое утро доверху набитая тарелка исчезала, а ближе к обеду, тоже неизменно, появлялась новая — с таким же количеством горячегои ароматного печенья. Еще одна загадка Хогвартса.

Он поднял внимательный взгляд на девушку, как будто надеясь найти как можно более удачный вариант разговора с ней в ее же глазах, но увидел там лишь густые тернии, скрывающие истинную суть. Давно он был с таким и сам. Да что там, он до сих пор оставался тем, кто держался за высокими стенами. Дамблдор был далеко не глуп, пусть за жизнь и совершил множество порой слишком глупых ошибок, поддаваясь эгоистическим настроением, а потому понимал, что Беллатрисса не относится к тем юным особам, которых можно легко задобрить любезностью, печеньем. Впрочем, Альбус с трудом представлял, можно ли ее вообще задобрить, однако решил, что максимально честно с его стороны будет говорить с ней в должной степени искренне. Так, как разговаривают не со студентами, а исключительно с равными. Только с той разницей, что Беллатриса, того пока что не ведая или не осознавая в полную силу, была готова переступить черту, встав на другую сторону незримых баррикад. Быть может, за честность намерений ему все же воздастся?

— Я не хочу заниматься чтением нравоучительных лекций, это вам попросту не нужно, но я не могу сказать, что меня заботит ваш интерес, мисс Блэк, к темным искусствам...

Именно на этих словах настал самый сложный момент для Альбуса, заставивший оступиться его на полуслове. Как он мог наиболее аккуратно развить тему и подвести именно к тому, что правильно, при этом не уводя разговор в те самые, скрывающие истинного и жуткого дьявола, детали?

«О, Мерлин», — пронеслось в голове и чуть не вырвалось вслух.

Альбус думал об этом уже долгое время, начиная с того момента, когда ситуация начала носить характер проблемы, но он все же никак не мог решить, как правильно поступить. Даже сейчас, имея за спиной похожую историю, когда были сделаны все необходимые выводы, когда память была свежа. Он помнил, словно то случилось вчера, этот взгляд юного Реддла, который выдавал в нем... Не человека. Даже не каждый зверь смотрел так, как он. И в тот час, видя перед собой совсем юную Беллатрису Блэк, больше с вывозом во взгляде, направленным в адрес всего мира, чем с действительным желанием нести боль и мрак, он понимал, что не все потеряно, а его желаение попытаться сделать лучше и помочь этому ребенку на не такое уж и жалкое и бессмысленное.

В тот час ничего не нужно было выдумывать — только честность, пускай и очень осторожная. Практически ювелирная.

— Дело в том, что история, причем слишком свежая, чтобы о ней случайно забыть, знает случаи, когда интерес к ним был чреват опасностями: как для интересующихся, так и окружающих их людей. Чтобы вы понимали, я не держу за намерение предпринимать яростные попытки оградить вас от этого, это неизменно приводит к худшим последствиям, но солгу, если скажу, что не опасаюсь за возможное будущее. Ваше будущее. Понимаете, — он сложил руки перед собой, сплетая пальцы замком, а взгляд, не потеряв той мягкости, сделался серьезнее, — на моих глазах происходили плохие вещи. Возможно, будет вернее сказать «ужасные». С людьми, которые этого не заслуживали, и я знаю, что вы лучше этого. Вы мне верите?

Отредактировано Eleventh Doctor (2019-03-02 14:55:29)

0

5

Горящая земля. Именно так, и никак иначе, можно было охарактеризовать последствия, к которым, вполне вероятно, сможет привести молодой ум, если направить работу его мысли не в нужное русло. Беллатриса находилась на грани: все, что преподаватели Хогвартса так отчаянно пытались вбить в ученические головы, казалось ей если не абсурдным, то наверняка не достойным и капли ее королевского внимания. Да, ей было скучно, и ощущать на себе странные взгляды преподавателей Беллатриса начала едва ли не с самого первого курса.

Дело в том, что особое (не в самом лучшем смысле этого слова) отношение профессоров школы к себе снискали почему-то именно слизеринцы, и было бы глупо утверждать, что это всего лишь выдумки. Почему-то именно слизеринцев пытались образумить в первую очередь, именно им приписывали вину, если в школе происходили какие-то странные или даже загадочные проишествия, именно их считали не такими, как все остальные. Сообразительные слизеринцы же, со своей стороны, восприняли это как хорошую возможность убедить представителей других факультетов, что их, носителей зеленых эмблем с изображением змеи, следует опасаться, и что они - и никто другой! - являются самыми достойными волшебниками.

Однако мисс Блэк, обладательница наследственной проницательности, даже в толпе твердивших одно и то же преподавателей могла разглядеть тех, кто представляет из себя гораздо более многогранную личность, чем может показаться на первый взгляд. Таких было немного, но Альбус Дамблдор совершенно точно был в их числе. Несмотря на его речи, полные премудрости и стремления к мировому порядку, Беллатриса безошибочно видела в новоиспеченном директоре не просто светлого волшебника, озабоченного, к тому же, заинтересованностью своей ученицы в темной магии, но человека, за плечами которого хранится несметное множество тайн и загадок, раскрывать которые он не собирается. Вполне вероятно, что и сам он с ними еще не до конца разобрался,  но как бы там ни было, слизеринка любила с ним беседовать. В отличие от Слизнорта, падкого на комплименты, лесть и множество других способов его подкупить, Дамблдор никогда не разменивался на что-либо из этого списка. Любимчиков он выбирал по каким-то ему одному известным принципам, и его внимание к личности Беллатрисы стало причиной того, что в ее голове закрались подозрения относительно профессора: кто знает, возможно, все эти вопросы и наставления - это повод присмотреться к слизеринке, прежде чем включить ее в число своих фаворитов? Впрочем, отнюдь не удивительно.

- Вы учите нас противостоять Темной магии, сэр, - ответила Блэк, охотно согласившись принять предложенное угощение, - но разве возможно противостоять тому, о чем знаешь только со страниц школьных учебников? Вряд ли это так, сэр, - она пожала плечами, подойдя к одной из книжных полок, расположенных в кабинете директора, - если будет война, мы должны уметь защитить себя, разве нет?
Слизеринка двинулась с места и медленным шагом прошлась вдоль ряда книжных шкафов.

- Верю ли я вам, профессор? У меня нет причин к тому, чтобы сомневаться в ваших словах, но можем ли мы, студенты, доверять преподавателям? Я слышала, что несколько лет назад, на уроке по Защите от Темных искусств, один слизеринец сумел обставить в поединке профессора Галатею Вилкост, поле чего она покинула свой пост, хотя занимала его целых пятьдесят лет, - Беллатриса хитро усмехнулась, - простите, профессор, но в случае, если опасения Министерства магии относительно грядущей битвы оправдаются, никто из нас не будет размышлять о том, что правильно, а что нет. Не победитель выбирает сторону, а сторона победителя, - сообразив, что ее речь, вполне вероятно, оказалась излишне надменной и смелой для разговора с директором школы, Беллатриса вопросительно посмотрела на Дамблдора, словно ожидая, какой окажется его реакция. Блэк была очень смышленной, и во многих аспектах опережала поколение своих сверстников, ввиду чего подобные разговоры ей совершенно не с кем было затевать, ведь кто сможет ее понять? Неужели Люциус Малфой, который только и знает, что хвастаться головокружительными успехами в Зельеварении? Или, быть может, ее дорогой кузен, который прописался у Слизнорта на побегушках? Нет, всех их не заботили те вещи, которые представлялись чрезвычайно важными для Беллатрисы. Она была поглощена стремлением впитать в себя всю суть магии, в то время как ее окружение только и думало о том, чтобы не провалить экзамены. И только Дамблдор, как она надеялась, смог бы ее понять.  Смог бы, если бы захотел.

- Простите, профессор, мне, вероятно, не стоило... - с непосильным трудом она выдавила из себя извинения за проявленную фривольность, и рассчитывала, что с новым директором у нее не возникнет проблем. Во всяком случае, таких, какие были с Диппетом, не умевшим слышать кого-то, кроме себя самого. - Можно? - слизеринка кивнула на вазочку с печеньем, и, получив одобрение, потянулась за еще одной порцией.
Этот разговор определенно обещал закончиться нескоро, хотя кто знает, что на уме у такого загадочного человека как Альбус Дамблдор.[nick]Bellatrix Lestrange[/nick][status]supervoid[/status][fan]Harry Potter[/fan][icon]http://funkyimg.com/i/2QTjz.gif[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2QTjH.gif[/sign] [nick]Bellatrix Lestrange[/nick][status]supervoid[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2QTjz.gif[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2QTjH.gif[/sign][fan]Harry Potter[/fan][lz]<center><b><a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=1525" class="link3";>беллатриса лестрейндж</a></b> <sup>29</sup><br>I was and am the Dark Lord's most loyal servant. I learned the Dark Arts from him.<br><center>[/lz]

Отредактировано Rose Tyler (2019-04-22 17:46:43)

+1


Вы здесь » uniROLE » uniALTER » Burning land.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC