о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
• riza
связь ЛС
Дрессировщица диких собак, людей и полковников. Возможно, вам даже понравится. Графика, дизайн, орг. вопросы.
• shogo
связь лс
Читайте правила. Не расстраивайте Шо-куна. На самом деле он прирожденный дипломат. Орг. вопросы, текучка, партнеры.
• boromir
связь лс
Алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно. Орг. вопросы, статистика, чистки.
• shinya
связь лс
В администрации все еще должен быть порядок, но вы же видите. Он слишком хорош для этого дерьма. Орг. вопросы, мероприятия, текучка.

// VERGIL
Возможно, в чем-то Грифон был прав, подумалось ему при взгляде в зеркало. Вид у отражения был несколько ошарашенный и весьма встрепанный. Пытаясь прийти в себя и собраться с мыслями, он сначала плеснул в лицо холодной водой, а потом, плюнув, просто подставил голову под кран. Это помогло. По меньшей мере, помогло выдохнуть и сказать себе, что любое выбивающееся из привычной палитры чувство не обязательно — и не нужно — непременно конвертировать в раздражение. Тем более, когда это чувство говорит тебе, что ты, кажется, даже скучал по человеку, сама жизнь которого некогда казалась тебе форменным оскорблением.... Читать

...КАК НОВЫЙ ГОД ВСТРЕТИШЬ //
Отабек захлёбывался. Он хотел этого. Хотел дышать этими чувствами. Хотел, чтобы они вытеснили весь воздух из его лёгких. Чтобы заменили собой весь воздух на этой планете. Чтобы в его вселенной именно эти его чувства к Юрке стали бы основой всего. Это и есть дружба? Настоящая, искренняя? Вот это — когда сидящий рядом человек становится больше, чем мир. Становится самим миром для тебя — тихим, уютным и правильным. Миром, в котором всё знакомо и всё — будто впервые. Читать

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Bastet: Я крайне редко пишу отзывы, и тем не менее, чувствую, что это необходимо. Юни прекрасный форум, на который хочется приходить снова и снова. Здесь настолько потрясающая атмоcфера и классные игроки, что захватывает дух. Здесь любая ваша фантазия оживает под учащенное биение сердца и необычайное воодушевление. Скажу так, по ощущению, когда читаешь посты юнироловцев, будто бы прыгнул с парашютом или пронесся по горному склону на максимальной скорости, не тормозя на поворотах. Как сказала мне одна бабулька, когда мы ехали на подъемнике – ей один спуск заменяет ночь с мужчиной, вот так же мне, ответы соигроков заменяют спуск с Эльбруса или прыжок в неизвестность. Восторг, трепет, волнение, вдохновение и много всего, что не укладывается в пару простых слов. Юни – это то самое место, куда стоит прийти и откуда не захочется уходить. Юни – это целый мир, строящийся на фундаменте нескольких факторов: прекрасной администрации, чудесных игроков и Вас самих. Приходите, и Вы поймете, что нет ничего лучше Юни. Это то, что Вы искали!=^.^=

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » Saving Me


Saving Me

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Saving me
http://s8.uploads.ru/gHQtc.jpg


Участники: Фран, Мукуро.
Описание: Мукуро всегда знал, что однажды за ним все-таки придут - освободить или прикончить, по обстоятельствам. Но ни за что в мире не угадал бы, кто именно доберется до него первым.

Отредактировано Rokudo Mukuro (2019-01-11 11:57:39)

+1

2

Холод, казалось, добрался до каждой клетки тела, пока совершалась необходимая прогулка до тюрьмы под видом совершенно иных личностей. Фран понимал серьёзность и опасность задания, но так и хотелось сделать что-нибудь, что, например, стерло с безучастного лица «Айрис» это выражение и она перестала казаться отмороженной. Иллюзионист чувствовал исходящий от неё страх, который она старательно подавляла, и в принципе понимал это, потому что и сам, чего таить, внутренне трусил перед этой операцией, вовремя её выполнения и даже после, когда они не скрылись в этом доме. Пришлось приложить немало сил для того, чтобы иллюзии вышли настоящими и стражи Вендикаре не смогли их распознать. Трудное дело, но по его части. В конце концов, он оказался единственным способным иллюзионистом в Вонголе в настоящее время, кому это было под силу. Даже несмотря на то, что он находился в Варии.
Не поступи указаний свыше и Фран бы даже пальцем не пошевелил в сторону вызволения учителя из тюрьмы. Но расклад сил был не в пользу Вонголы, а с учётом перешедшей на их сторону аркобалено неба, то положение и вовсе казалось шатким — Мельфиоре не зря столь долго и упорно наращивали силы и подминали под себя других да и столкновения с ними напрямую показывали, что слухи, витающие о них, вполне правдивы. Для Франа, правда, они не имели значения, всё равно против его иллюзий ни один не продержится долго, но рваться в бой он не стремился. Чего высовываться, пока об этом не попросят? Гораздо приятнее наблюдать, что в тебе нуждаются в трудную минуту, чем самому лезть в огонь и помогать. Геройство в Варии не ценят, но появиться в самый последний решающий момент, как этот самый герой, вполне неплохо.
Так или иначе, но учитель был вызволен из заточения, а от Франа только это и требовалось, поэтому он теперь отсиживался у стены и время от времени чихал, успев надышаться мёрзлого воздуха. Всё остальное же легло на плечи красивой, но сварливой по характеру М.М., которая молодому хранителю тумана напоминала от чего-то старую бабку, и ещё двоих из Кокуё, имена которых Фран запоминать отказывался, довольствуюсь прозвищами, отменно им подходившим, по-мнению самого Франа. На мнения других же ему было абсолютно всё равно и это в корне не имело смысла. Как и не имело смысла оставаться тут дальше, его работа уже выполнена и опасное для мафии существо снова было на свободе. Говорят, что за все дела и грехи учителей расплачиваются их ученики, но Фран десять лет жил спокойно. Если можно назвать спокойной жизнь в Варии, конечно. И уж тем более в будущем не собирался и дальше связываться с учителем, который сейчас выглядел весьма жалко. Должно пройти ещё много времени, чтобы десятилетнее заточение перестало влиять на организм и он вернулся к нормальному функционированию. Но этого времени нет и каждая минута была на счету. И скучно проводить такие утекающие минуты в молчании! Говорить с бандой Кокуё — только лишний раз убеждаться в отсутствии у них мозга, а вот с учителем пора бы обмолвиться парочкой слов
Вода должна сохранять живые организмы в прежнем состоянии, но не в вашем случае, учитель, — подперев ладонями подбородок, отозвался Фран, ничего не выражающим взглядом оглядев учителя, — В вашем случае старость — неминуемая участь. Смотрите, даже морщины под глазами появились. И кожа побледнела. Вы хорошо питались? Как вы себя чувствуете?
И нет ничего издевательского в его тоне, просто обычный интерес и даже чуточку любопытства, но Фран не ручался за то, как звучит это со стороны. В конце концов, каждый сам толкует в силу своих умственных способностей. И хранитель тумана Варии надеялся, что хотя бы они за десять лет не покинули учителя.

+1

3

Мукуро всегда знал, что в тюрьме он свои дни не окончит. По крайней мере, не состарится в ней. За ним просто обязаны были прийти - спасти или убить, в зависимости от того, кто именно доберется первым, все-таки Вендикаре не тот итальянский курорт, на котором он загорал еще с Ланчией. Мукуро верил, что однажды кто-то явится, что кому-то когда-то окажется мало иллюзии и воспоминаний. Что вонгольским слабакам потребуется его помощь, или наоборот кто-то давно и хорошо знакомый, решит, что устал ждать шанса свести старые счеты и придет за ним сам. Он надеялся на это.
Но в последнее время, точнее, в последние несколько месяцев, надежда становилась все слабее. Минуло десять лет. И пусть он никогда не признался бы в этом даже под страхом смерти, временами Мукуро посещала мысль, что он может и не выбраться отсюда. Пожалуй, впервые за много лет он позволил себе усомниться, что так уж нужен этому миру - несмотря на свои выдающиеся и неповторимые способности и силу, которой не было равных. Те идиоты из Кокуе не в счет: они, конечно, готовы были умереть ради него, но поскольку, в конечном счете, это единственное, чего они добились бы, Мукуро запретил им даже думать в этом направлении. Их смерть никак не облегчила бы его существование в заключении.
Дошло до того, что он почти смирился. Нет, это было не отчаяние, но что-то очень близкое к нему, тот случай, когда все становится настолько безнадежно, что это придает сил. Он - как там про это говорят? - познал дзэн? Почти. Он почти достиг дна, откуда, как известно из дурацких притч, есть путь только наверх, он учился прощать и верить в лучший мир, быть благодарным и ценить то, что есть. Ведь кое-кому, напоминал он себе рассудительно, недоступны даже прогулки в иллюзиях - лучшее развлечение в мире. Мукуро как никогда был близок к раскаянию...
И когда просветление почти настигло его, и в конце тоннеля уже показался проклятый и желанный свет, за ним все-таки пришли.
- Да быть не может, - выкашлял Мукуро, падая на руки своих спасителей, и первым делом послал раскаяние и просветление к чертям собачьим. - Что сделал мой бездарный ученик, чтобы составить мне компанию в таком месте?
Тогда ему никто не ответил: то ли были слишком заняты, заметая следы побега, то ли речь свою он пробулькал недостаточно внятно - повторять Мукуро не стал. У него нашлись другие не менее интересные занятия: щуриться на ослепительно яркий свет, снова учиться дышать без трубок и держать на весу оказавшуюся безумно тяжелой голову. Спутанные, сбившиеся колтуном волосы лезли в лицо, штанины комбинезона, в который он с большим трудом себя впихнул, оказались слишком широкими и слишком короткими, но в те несколько часов - или дней? - что длилась операция по его спасению, Мукуро, пожалуй, второй раз в жизни с тех пор, как уничтожил Эстранео, плевать хотел, как он выглядит и каким его видят другие.
Когда он пришел в себя снова - и на этот раз "пришел в себя" означало, что хотя бы провалов в памяти больше не случается - рядом был только Фран. Смутно помнилось, что Кен с Чикусой и М.М. ушли куда-то по срочным делам, вроде бы они обещали скоро вернуться. И отсутствие тревоги по этому поводу, означало для Мукуро, что это дело которое он вполне им доверял.
В домике с единственной комнатой, в котором они сейчас находились, было тепло. Он сидел в единственном кресле куда его пристроили, по-видимому, намеренно, чтобы уж точно не свалился, как с табуретки или со стула. Мера, как быстро выяснилось, была не лишней: на сторону клонило порядком. За окном свистел ветер, и скосив глаза к близкому окну, Мукуро увидел на подоконнике снег. Вот и все, что он мог бы сказать о их местонахождении.
Фран сидел тут, совсем рядом - протяни руку и собьешь с башки дурацкую шапку, и долго-долго Мукуро молча рассматривал его лицо, сравнивая с тем, что помнил. Фран мало изменился с тех пор, как был подростком. Те же тонкие руки и узкие плечи, та же унылая, невыразительная гримаса на лице, и только в самой глубине глаз, которые, кажется, никогда и не открываются широко, неизменно таятся наглые озорные искры.
- Даже бледный и морщинистый я все еще твой учитель. И лучше тебя во всем, - Мукуро улыбнулся, наверное, впервые за десять лет своими губами - одно это уже было поводом для благодарности. Но он, конечно, и не подумал поблагодарить, по крайней мере, не за это: - Чувствую себя отвратительно, спасибо, что спросил.
Он тихо рассмеялся, откинувшись затылком на подголовник, когда подумал о том, как же это здорово, чувствовать себя отвратительно. Отвратительно свободным.
- И питался тоже не очень, как-то быстро выяснил, что жидкая диета не мое. А что, ты был так предусмотрителен и заботлив, что прихватил с собой что-то из еды?
Наверное, нужно было спросить, что случилось, и по какому случаю ему внезапно организовали спасательную операцию - все-таки если он и ждал кого, то никак не Франа, но Мукуро не торопился. Главное, его вытащили. А уж если кто-то за это что-то хочет, пусть озвучивает это сам.

+1

4

Фран скосил взгляд к градуснику, висящему у окна и показывающего температуру внутри их временного укрытия. Двадцать четыре градуса, но ему всё ещё казалось, что рядом с ним осталась отметка в минус двадцать. Или сколько там было за окном и в самой тюрьме, в которой помимо холода слыла заволакивающей сыростью и поскользнуться там, расшибив себе нос или голову весьма просто? Фран опасался и даже красочно представлял, как во время операции он смачно споткнётся и ударится головой о ближайшие стены или резервуары. Ни о чём другом он вовремя пребывания у Вендикаре не думал, лишние грузящие мысли были явными врагами здесь. Гораздо интереснее представить, как та же «Айрис» навернётся на своих каблуках и сорвёт чёрные мантии со стражей Вендиче. От этого раздирало на смех, но показывать его ни тогда, ни сейчас, вспомнив об этом, иллюзионист не стремился. Чем меньше эмоций написано на его лице, тем лучше, потому что прочитать их не составит труда.
Взгляд перетёк к окну и тишина, нарушаемая практически бесшумным дыханием присутствующих здесь людей, заволокла сознание целиком. Намного тише стало, когда дом покинули шумные создания из Кокуё, оставив после невиданной силы бардак. М.М. так и не убрала свою раскиданную одежду, решив не озадачиваться столь трудной для неё задачей, а от собачника-дворняжки и очкастого представителя всезнаек остались только бутылки и что-то из закусок, которые на вид не вызывали явных приятных чувств. Франу вообще показалась, что это и в самом деле собачий корм. Он вовсе не удивился такому, учитывая особенности банды Кокуё. Сам иллюзионист ни к одной бутылке не прикоснулся, хотя стоило - это помогло бы согреться и перестать испытывать липучий мёртвый холод, который остался после посещения тюрьмы. Но рисковать и пробовать неизвестного вида и содержание пойло, которым травили себя эти остолопы, хранитель тумана не собирался.
Внимание Франа вновь перетекло к сидящему или скорее полулежачему учителю. Без кольца Вонголы, которое было в данный момент у Хром Докуро, использовать полную силу тот не сможет, а это значит, что ему в любом случае придётся и дальше помогать учителю, чего делать не хотелось, потому что никакой благодарности и выгоды для себя он из этого не получит. Но возвращать его придётся, так или иначе, потому что не светит им победа в обострившемся конфликте, если все ключевые лица не будут на своих местах. Как театральная постановка, в которой у каждого своя роль и в отсутствии какого-либо звена она не выйдет стоящей.
Самонадеянность вам не к лицу, учитель, — не смог не заметить Фран, спокойно реагируя на его слова, испытывая только одно желание в данный момент —  это поскорее закончить свою роль здесь, доставить учителя на место и наблюдать за всем дальше. Стать зрителем, уйти в тень и следить за происходящим оттуда, изредка помогая своим и обеспечивая необходимое укрытие в тумане иллюзий. — К тому же, вас не было десять лет. Не считаете, что за это время вас уже сложно считать учителем?
Вопрос больше казался риторическим, Фран спрашивал чисто для того, чтобы тишина снова не брала верх, потому что здесь она казалась невероятно скучной. Да и время занять как-то необходимо, почему бы и не расшевелить учителя после длительного заточения. Говорят, что живое общение помогает быстрее прийти в норму. Вдруг и тут сработает?
Я рад, что вы отвратительно себя чувствуете. — он даже выдохнул с облегчением, отзываясь всё тем же безучастным тоном. Когда человек чувствует себя отвратительно, значит, он может ощущать себя и своё тело, а чувствительность говорит о том, что нервно-сосудистой системой тоже никаких отклонений нет. Фран слышал, что люди часто могли терять способность к чему-либо после долго нахождения в воде. Может, и с учителем могло произойти нечто такое, но судя по его виду, —  иллюзионист вновь оглядел сидящего перед ним человека, — у того всё было в порядке. Насколько может быть в порядке человек после десятилетнего заточения.
Правда? Зато полезная. Мне часто говорили в детстве, что каши на воде весьма питательны, — Фран не торопился подниматься со своего места, только кивнул и взглядом показал на низкий столик в противоположной стороне комнаты, где в кучу были накиданы различные раскрытые пакетики, обёртки и ещё какой-то хлам, который иллюзионист не смог разобрать, — Собачий корм вас устроит? Если да, то там его много, ваши собачки его оставили. Наверняка это для вас.
В его словах сквозила едва заметная усмешка, но он любезно скрыл её за скучающим выражением лица. Никакого снисхождения и сочувствия к учителю он не испытывал, несмотря на то, что тот оказался в тюрьме в том возрасте, в котором пребывал сейчас сам Фран. И представлять, что его из жизни могли забрать десять лет, он не желал. В конце концов, он не учитель и такого с ним не произойдёт никогда.
У нас нет времени, к слову. Вы же уже поняли, что так просто вас никто не стал бы выпускать, да?

+1

5

- Есть дела, которые не имеют срока давности. Как убийство, - заметил Мукуро не без самолюбования и даже иронично склонил голову набок - именно склонил, а не уронил на плечо, потому что ослабевшие мышцы отказались ее держать прямо. - Я твой учитель и это навсегда. А если из твоей пустой головы вылетело еще не все, что я рассказывал, значит учитель я гениальный. Гордись.
Фран выглядел замерзшим, более замерзшим, чем он сам. Мукуро даже удивился: в конце концов, именно Фран несколько часов шагал через пургу на своих двоих, на каждом шагу проваливаясь в снег. Обычно физические упражнения согревали - больше, чем висение бесполезной тряпкой на плечах своих спасителей. Наверное, все из-за того, подумал Мукуро, что он своего тела до недавнего времени толком и не чувствовал. А теперь чувствительность начинала возвращаться, пальцы покалывало, за шиворот даже в теплом помещении запоздало пробирался холод. Мукуро без фанатизма относился к кофе, но сейчас продал бы чью-нибудь душу за стакан чего-нибудь горячего. Или, на худой конец, горячительного.
- И знаешь, каши - это хорошо, но пока у меня есть зубы, я бы предпочел что-нибудь, что можно кусать, - хмыкнул Мукуро и поспешно добавил, чтобы не получить повторного предложения собачьего корма: - А не грызть.
С усилием он оглянулся по сторонам. Ну же, тут должно быть что-то. Они обязаны были об этом подумать, собираясь спасать его из тюрьмы, где провел десять лет, очень специфической, к слову, тюрьмы. Нормальная еда и что-нибудь согревающее - это ведь очевидное желание в таких условиях. "Ну да, ну да. Для кого же это очевидно? - глумливо уточнил внутренний голос. - Для М.М. у которой на уме только мода и диеты? Для Кена и Чикусы, искренне убежденных, что процесс приготовления пищи заключается во вскрытии пакета с чипсами? Или для Франа, который вырос среди этих сумасшедших, а сразу после этого за этим угодил к другим?" Хром, конечно, была другой. Она могла бы привнести в Кокуе какое-то подобие уюта, ощущение дома, но, глядя правде в глаза, она была слишком робкой, чтобы навязывать что-то свое в противовес их привычкам.
Пока Мукуро еще был с ними, он мог бы, наверное, это исправить, но в те времена такая мелочь казалась чем-то совсем незначительным. Какой-то дом, еще чего, презрительно думал он. Куда важнее была месть. Уничтожение мафии. Проклятый мир, который не заслуживал того, чтобы его защищать.
Какой же он был дурак. Мелкий, недальновидный, озлобленный. И пусть даже такой он был все равно умнее и взрослее многих - толку ему с этого прямо сейчас? Сам виноват. Теперь грызи надкусанные Кеном чипсы.
Мукуро хихикнул - получилось совсем как раньше, хотя бы на это его медленно возвращавшихся сил хватило. Взгляд снова остановился на лице Франа. Если как следует присмотреться, тот все-таки повзрослел. Округлое детское лицо вытянулось, черты заострились, а в выражении глаз кроме демонстративной скуки и привычного раздражающего веселья появилось что-то еще - серьезное, пристальное внимание человека, который знает, что делает, и ждет результата. Нет, Мукуро был не настолько наивен, чтобы принимать этот интерес за беспокойство о любимом учителе, и все-таки...
- Может, твоего выдающегося мастерства хватит еще хотя бы на пару одеял? Раз уж я не в форме. - Одеяла, конечно, были бы иллюзорными, но тепло от них - настоящим. - Разумеется, если тренировка спартанской выдержки и холодоустойчивости не входит в обязательную программу твоей новой команды. И так и быть, тащи свой корм. Раз у нас так мало времени, совместим разговор с обедом. Так что у нас случилось?

+1

6

Вы? Рассказывали? — Фран показательно сделал удивлённое и глупое выражение лица, давая понять, что он понятия не имеет, о чём сейчас говорит учитель, — Гордиться тем, что так называемый учитель десять лет проторчал в тюрьме, за который меня успели похитить и сделать тем, кто я есть сейчас? Оставьте это для себя, учитель.
В интонациях Франа сплошь и рядом издевательские нотки, с которыми он протянул последнее "учитель". Не потому что он хотел задеть, а просто так, из-за того, что чаще всего он так и разговаривал теперь. Возможно, сказалось долгое нахождение среди совсем неадекватных людей, которыми в Варии был каждый второй. Возможно, он сам уже далёк от той детской наивности, которой был в последний раз, когда видел учителя. Много лет прошло и Фран не желал копаться в оставленных позади летах. В этом не было нужды, он не испытывал чувства ностальгии и хотел повернуть время вспять. Всё получилось так, как и должно быть, а ныне - стечение обстоятельств, при которых им суждено встретиться вновь после этих десяти лет. Для Мукуро время могло не двигаться, но для Франа оно бежало сквозь пальцы вместе со всеми событиями, при которых ему пришлось преждевременно повзрослеть. Возможно, это тоже сыграло немалую роль в его становлении, потому что воспитанием занимались совершенно двинутые сумасшедшие люди, повязанные на убийствах и прочих, не особо приятных вещах.
У вас ещё сохранились зубы? — иллюзионист склонил голову, в лёгком удивлении едва приподнимая брови и опуская взгляд на зубы учителя, проверяя визуально их целостность, — И пра-а-авда. Грызть, кусать - разница небольшая, с таким кормом можно всё.
Конечно, Фран говорил не всерьёз, пусть и сам его невозмутимый вид мог восприниматься иначе. Он вообще сейчас желал, чтобы появились эти недоразвитые личности и всё внимание учителя перетекло к ним. Потому что он не знал, о чём ещё можно говорить с этим человеком. Не рассказывать же ему то, как он провёл эти десяти лет? Фран считал это бредом, поэтому, чтобы не возникло подобных ситуаций, в которых он просто замолчит и проигнорирует подобные вопросы, он предпочёл всё свести к делу. Думать сейчас следовало только о нём и ни о чём другом.
Моё выдающееся мастерство уже помогло вам выбраться из тюрьмы. Разве это не было самым весомым доказательством моих превосходных качеств как иллюзиониста? — в самом деле, это уже подтверждало тот факт, что Фран не остался на прежнем уровне развития и существенно отличался от себя прошлого. Только доказывать это учителю он собирался, потому что не видел необходимости. Лишние движения, шевеления, трата сил - зачем? Для чего? Ради сомнительной похвалы и трезубца в шапке? Пусть учитель был сейчас не в форме, но хранитель варийского тумана почему-то не сомневался в том, что у сидящего Рокудо хватит сил хотя бы на это. И всё же признав за словами учителя, что к тому постепенно возвращается чувствительность и он уже скоро станет способен чувствовать окружающую температуру, прикрыл глаза, представляя несколько одеял, сооружая из них в своей фантазии кокон, как у гусеницы, чтобы через секунду представленное нечто обволакивало учителя и приносило ему тепло. Фран открыл глаза и едва удержался от смешка, но решил, что ярко-зелёный кокон-одеяло с орнаментом из красных божьих коровок идеально подойдёт для учителя.
У нас немного иные методы тренировок, но я обязательно передам своему боссу ваши пожелания, — вежливо отозвался Фран, только представив, что им придётся провести в холоде очень долгое время да ещё и тренироваться. Хотя он не отказался бы посмотреть на увязающих в сугробах семпая или кудахтающего павлина, их визги наверняка были бы слышны до самой Японии. Впрочем, в данный момент об этом не стоило думать, существовали иные проблемы и вопросы, требующие разговора. — Корм не мой, корм ваших верных пёсиков.
С видом, словно он делал великое одолжение, Фран всё же поднялся и подтащил к себе первый раскрытый пакет, где ещё что-то шуршало из еды. Протянул его учителю со скривившимся видом, выражая явное неодобрение подобному корму, и просунул пакет под кокон. А дальше учитель сам разберётся, не маленький.
Вы помните, как недавно материализовались, когда проходил «Выбор» между Вонголой и Мельфиоре? Или же старость успела сожрать ваш мозг? Впрочем, неважно, — Фран отмахнулся, сев на прежнее место, — Бьякуран желает собрать тринисэтте, чтобы властвовать и процветать дальше, а ваш босс, пришедший из десятилетнего прошлого вместе со своими хранителями, детским садом и остатками семьи Джиглио Неро во главе с боссом аркобалено, у которой все запечатанные пустышки, сейчас бегают от Мельфиоре и не сказать, что удачно. Поэтому вам необходимо быть там, вы один из недостающих элементов этой мозаики, учитель. Без вас Вонгола не справится.

+1

7

Фран ворчал и ворчал и ворчал. Временами Мукуро это бесило - скорее всего, потому что слишком контрастировало с его собственным, взращенным за годы легкомыслием - но по большей части он воспринимал занудство ученика как неизбежное зло. Как привычку Кена разбрасывать обертки от еды и спать на полу, как педантичность Чикусы (тоже по-своему занудного), как напористость М. М. и застенчивость Хром, хотя в последнем его лояльность была и вовсе безграничной. Сейчас бормотание Франа почти умиротворяло - этакое монотонное "бу-бу-бу". Вот бы еще холод не так пробирался к оцепеневшим пальцам... Ах, да. Вот так.
- Со вкусом у тебя по-прежнему беда, но божьи коровки - это даже мило, - блаженно улыбнулся Мукуро, потому что это и правда было забавно. И главное: это было тепло.
Теперь он снова мог думать: мысли будто бы тоже разморозились, оживились, потекли быстрее. То, о чем говорил Фран "похитили, превратили неизвестно во что", не было для него открытием. У Мукуро и раньше были поводы задуматься на этот счет. Камера-одиночка, даже если ты не в полном смысле изолирован, предполагает много времени для размышлений. И он думал.
Он был хорошим учителем, этого мелкий засранец не признать не мог. Но родитель - воспитатель, который требовался ребенку, наставник, который должен был научить его не искусству обращения с иллюзиями, а самой жизни, из Мукуро был никудышный. Посмотрим правде в глаза: он никогда особо не интересовался, чего хотят другие, и Фран не стал исключением. Как-то так складывалась его жизнь, что он привык все решать сам - и за себя и за других, и если позиция этих "других" отличалась от его собственной, отметал это как несущественное или просто притворялся глухим. Удивительно ли, что ученик унаследовал его "глухоту"? Чувства и желания других волновали Франа примерно так же, как и его самого.
И все же разница между ними была огромной. Кто-то очень жестокий и очень циничный, сказал бы, что он поступил с Франом так, как когда-то поступили с ним Эстранео, втянул пацана в дела мафии, к которой сам питал глубокое отвращение, но Мукуро не смирился со своей судьбой и, в конце концов, распорядился жизнью так, как посчитал нужным. Фран принял навязанные условия и остался в них жить. Мукуро не хотел думать, чего именно не хватило пацану, чтобы бороться - смелости, сил или воли. Он остался в Варии - может, потому что там ему самое место. И это все, что Мукуро нужно было знать.
А мгновением позже, принимая из протянутых рук хрустнувший пакет, он усмехнулся и отбросил дурацкие мысли. Хотя бы потому что знал - никому из них эти сомнения не нужны. Они с во многом разнились: Мукуро любил командовать, Фран предпочитал держаться в тени; учитель томился бездействием, ученик терпеть не мог лишние телодвижения, но вспоминать и переосмысливать события давно минувших дней ненавидели оба. По крайней мере, до тех пор, пока кто-нибудь не выдаст ему право изменять прошлое.
- Дрянь какая, - искренне прокомментировал он ворох ломаных чипсов в пакете.
Аппетита благоухающая ароматизаторами дрянь совсем не пробуждала, даже наоборот - есть расхотелось моментально. Ну, тоже вариант. Чтобы закрепить эффект, Мукуро еще раз затянулся воздухом из пакета, да так и оставил его нетронутым.
Так значит Вонгола без него не справляется? Оя-оя~
- Так вот ради чего все затевалось.
Мукуро фыркнул, насмешливо уставившись на ученика.
- Тогда Тсунаеши ждет большое разочарование. Я не буду помогать Вонголе.
Как-то даже немного задевало, что его собственный ученик или вообще кто-то в мире мог так подумать. Бьякуран был интересным противником и только поэтому Мукуро хотел сразиться с ним, но это могло подождать.
- Я собираюсь уничтожить мафию, а не защищать ее. Если перед этим мои враги перегрызут друг друга, мне же лучше, останусь один на один с победителем.

+1

8

- Зато вам подходит идеально, - Фран нисколько не обиделся на неоценённый вкус, потому что искренне в душе считал, что подобное сочетание то ещё отвратительное безвкусие, подходящее больше для бабулечек за восемьдесят, которые всё ещё хотят казаться окружающим молодым и пылким цветочком. Фран скромно намекал на преждевременную старость учителя, но тот либо не внял столь тонкому юмору, потому что ещё не пришёл в норму. Либо просто проигнорировал, и к этому иллюзионист склонялся больше всего, решив, что ещё прошло недостаточно времени с момента вызволения учителя, чтобы в полной мере вызывать в нём желание придушить ближнего своего. А потому хранитель тумана ставил для себя ещё одну задачу в разведении спасённого человека хотя бы на проявление желания воткнуть в своего ученика трезубец. И Фран вовсе не обладал мазохистическими качествами, просто желал поскорее расправиться со всей этой тяжкой миссией, которую взвалили на его плечи. И желательно ко всему этому покончить с Бьякураном и всей этой надоедливой неразберихой, чтобы вернуться к своим обычным будням в Варии и хотя бы ненадолго сделать передышку, потому что сколько бы развит он был, большие - колоссальные - нагрузки сказывались на организме, постепенно изнуряя его. Требовалось восстановление в относительно спокойных условиях, поддержание энергического уровня, чтобы уравновесить внутренние силы, но для этого требовалось закончить с этим противостоянием и борьбой за Три-ни-сетте. Словно людям заняться нечем больше! Ходили бы в школу, университеты, учились бы, а не пытались завоевать мир и управлять им.
Или же пытаться уничтожить мафию, как того хотел учитель. По мнению Франа эта была та ещё глупость наравне с завоеванием мира. Из тех просмотренных в детстве мультфильмов и фильмов он знал, что в мире существуют супергерои, которые сражаются со злодеями, чаще всего желающими уничтожения или завоевания мира. И эти злодеи всегда проигрывают, унижаются и в итоге ещё переходят на сторону добра, проникаясь пафосной речью супергероя и раскаиваясь в совершённых грехах. Добро всегда побеждает, каким бы оно в итоге не оказывалось. С этим сложно что-то поделать, это негласные законы мира. И Бьякурану тоже суждено будет проиграть, потому что он уже допустил несколько ошибок, позволил проявить слабость, дать волю эмоциям, и чтобы совсем лишить его всего, требуется присутствие всех фигур на сцене. Учитель был одной из них, недостающим звеном в этой картине. Дополнительная сила, поддержка, позволяющая собрать всех хранителей Вонголы в одном месте.
Если бы Фран умел улыбаться, то обязательно сделал это, стоило только заслышать комплимент пакету с чипсами или же про отказ сотрудничать с Вонголой. Но иллюзионист не умел этого делать, поэтому только лишь с безучастным выражением лица скептично изогнул бровь, без слов выражая этим напрашивающийся вопрос: "Вы сами верите в то, что говорите, учитель?"
- А что вы будете делать, учитель, когда Бьякуран выйдет победителем, переделает мир в угоду себе и никакой мафии не станет? Некого ненавидеть, некому мстить, некого победить. Хороший расклад, согласитесь? Только невероятно скучный, - голос звучит ровно и абсолютно безэмоционально, словно Франу абсолютно всё равно на то, что случится с миром и той же Варией, которые рискуют своими головами в данный момент, сражаясь. По сути, отчасти всё так и было - иллюзионисту плевать на них, но другая часть, успевшая привыкнуть к типичной жизни варийца и приобрести связь с другими людьми, хотела оказать защиту вовремя и уберечь от смерти остальных. Именно в этом был долг как хранителя кольца тумана - держаться в стороне, управлять всем из тени, заставлять врага вестись на уловки, видеть не то, что нужно. И Фран это делал, став на замену предыдущему хранителю. Поэтому у него ещё были дела там, где сражаются все остальные. И проигрывать Бьякурану или ещё кому-либо он не желал. Вария должна выжить и победить.
- Значит, не будете помогать боссу Вонголы? - Фран переспрашивает и флегматично пожимает плечами, тяжко выдыхая, мол, ничего с этим не поделаешь тогда. Он лениво встаёт, подавляя утомлённый зевок и поправляя сползшую лягушачью шапку. Выпрямляется и только потом бросает взгляд на учителя, - Похоже, заключение в подводной тюрьме сделало вас слабым. Растеряли остатки своих сил? Как печа-а-ально. Тогда я передам Вонголе, что вы стали слишком немощны и стары для битв. А вы сидите здесь и отдыхайте. Только не забывайте, что один на один со всеми там осталась ваша протеже, переместившаяся из десятилетнего прошлого... Будет ужасно, если она погибнет, не так ли?

0


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » Saving Me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC