о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
• riza
связь ЛС
Дрессировщица диких собак, людей и полковников. Возможно, вам даже понравится. Графика, дизайн, орг. вопросы.
• shogo
связь лс
Читайте правила. Не расстраивайте Шо-куна. На самом деле он прирожденный дипломат. Орг. вопросы, текучка, партнеры.
• boromir
связь лс
Алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно. Орг. вопросы, статистика, чистки.
• shinya
связь лс
В администрации все еще должен быть порядок, но вы же видите. Он слишком хорош для этого дерьма. Орг. вопросы, мероприятия, текучка.

// VERGIL
Возможно, в чем-то Грифон был прав, подумалось ему при взгляде в зеркало. Вид у отражения был несколько ошарашенный и весьма встрепанный. Пытаясь прийти в себя и собраться с мыслями, он сначала плеснул в лицо холодной водой, а потом, плюнув, просто подставил голову под кран. Это помогло. По меньшей мере, помогло выдохнуть и сказать себе, что любое выбивающееся из привычной палитры чувство не обязательно — и не нужно — непременно конвертировать в раздражение. Тем более, когда это чувство говорит тебе, что ты, кажется, даже скучал по человеку, сама жизнь которого некогда казалась тебе форменным оскорблением.... Читать

...КАК НОВЫЙ ГОД ВСТРЕТИШЬ //
Отабек захлёбывался. Он хотел этого. Хотел дышать этими чувствами. Хотел, чтобы они вытеснили весь воздух из его лёгких. Чтобы заменили собой весь воздух на этой планете. Чтобы в его вселенной именно эти его чувства к Юрке стали бы основой всего. Это и есть дружба? Настоящая, искренняя? Вот это — когда сидящий рядом человек становится больше, чем мир. Становится самим миром для тебя — тихим, уютным и правильным. Миром, в котором всё знакомо и всё — будто впервые. Читать

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Bastet: Я крайне редко пишу отзывы, и тем не менее, чувствую, что это необходимо. Юни прекрасный форум, на который хочется приходить снова и снова. Здесь настолько потрясающая атмоcфера и классные игроки, что захватывает дух. Здесь любая ваша фантазия оживает под учащенное биение сердца и необычайное воодушевление. Скажу так, по ощущению, когда читаешь посты юнироловцев, будто бы прыгнул с парашютом или пронесся по горному склону на максимальной скорости, не тормозя на поворотах. Как сказала мне одна бабулька, когда мы ехали на подъемнике – ей один спуск заменяет ночь с мужчиной, вот так же мне, ответы соигроков заменяют спуск с Эльбруса или прыжок в неизвестность. Восторг, трепет, волнение, вдохновение и много всего, что не укладывается в пару простых слов. Юни – это то самое место, куда стоит прийти и откуда не захочется уходить. Юни – это целый мир, строящийся на фундаменте нескольких факторов: прекрасной администрации, чудесных игроков и Вас самих. Приходите, и Вы поймете, что нет ничего лучше Юни. Это то, что Вы искали!=^.^=

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » X-Files » Я назову твое имя, если позволишь


Я назову твое имя, если позволишь

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://a.radikal.ru/a34/1901/dd/f710e0c7be7d.gifhttp://sd.uploads.ru/t/6hVsD.gif

Shiva & Bastet
Много лет она не чувствовала этот знакомый запах, напоминавший о давно минувших столетиях. Каково же было удивление Богини, когда она увидела простого смертного. И какого же были его эмоции, когда кошка вдруг стала женщиной.

+1

2

Индия с самых древних времен славилась тем, как часто простое переплеталось с чудесным. Как сказка становилась реальностью и тем самым укрепляла связь человека с его прошлым. Не было индийца, не знающего  древних легенд, при этом они подчас ничего не ведали о внешнем мире. В старых деревнях и городах о которых говорилось в древних манускриптах жил дух прошлого. Для того чтобы ощутить этот самых дух, нужно было лишь ступить на дорогу по которой ходили  их древние предки. Дороги о которых воспевал слог Рамаямы и Махабхарата. Эти дороги уводили далеко, заставляя  порой забывать о годах, о веках оставшихся давно позади.
Но прошлое, оно не уходило. В ожидании удачного момента, упало подобно семени в подготовленную демонами землю. А после проросло для того чтобы возродить один из самых кровавых культов. Тех культов, который родился на его крови и его гибели.
Когда-то очень давно богиня Парвати в образе Кали уничтожила одного из самых сильных демонов. Богиня как часть бога Тримудрия всегда обладала огромной силой. Даже не осознав своей силы Адишакти в теле Сати, смогла взять в руки трезубец Шивы. Она же как  богиня Кали могла изменить карму человека, став третьей по силе и могуществу после своего супруга.
Кали в сражение с непобедимым демоном собрала всю его кровь. Напившись этой крови она устроила настоящую пляску смерти. Отрубая головы и убивая Кали несла смерть и разрушения. Шива силой любви смог прекратить эту вакханалию. Но богиня которая носила в себе столько силы, получила воистину большой отклик в сердцах верующих.
Черная скульптура. Руки с отрубленными голова. Длинный красный от крови язык. Всё это стало символом нового культа и начало жертвоприношений, которые однажды заставили пошатнуться устоит всей Индии.
Люди выходившие ночью, могли повстречать безобидного путника. Стоило им устроиться на ночлег и джунгли оглашали еле слышные стоны. Душители - туги убивали путников, а после приносили тело в храм. Тела убивали при помощи специального платка, для того чтобы ни одна капля крови жертвы не коснулась земли. Времена менялись, менялись и жертвы. Кровь людей заменила кровь животных. Но не зря эта древность, никогда не покидала стены храмов, тех самых которые были заброшены после казней которым подвергли тугов английские солдаты. Они поставили перед собой задачу уничтожить культ уносящий столько жертв. Тогда туги были уничтожены, подобно росткам. Их убивали, вешали и предавали огню и лишь джунгли знали правду и шептались о демоне пытающемся обрести небывалую силу.

Рудра, выбрал службу на границе прекрасно осознавая опасность. Он и искал место которое могло утолить его жажду и огонь которые терзал его душу все эти годы. Не раз наблюдая за тем, как гнев и ярость меняет лицо офицера, люди думали об огненном танце Рудра. Они не были далеки от истину. Офицер которые недавно был переведен в одну из деревень ради помощи в новом расследовании, всегда действовал по своему усмотрению, предпочитая сначала нейтрализовать противника, а уже после устраивать допрос. Хотя обычно тех кого допрашивали после встречи с Рудрой, находились на больничной полке и им еще везло. Другие их подельники уже пребывали на великом суде.
Вот и сейчас находясь в тесной комнате, которая должна была стать временный жильем тот кого сравнивали с огнем, изучал фотографии и карты. Фото были сделаны на месте преступления, хотя больше всего походили на кадры из фильмов ужаса. Причудливо свернутые тела. Глаза человека умершего насильственной смертью и знак говорящий о черной богине, начертанный на песке. Это был не единичный случай, но начинать маштабное или официальное расследование в стране, где о подобных вещах знает почти каждый никто не хотел. Поэтому сейчас Рудра и изучал карту думая о том, ошибся ли доносчик и возможно ли возрождение культа о котором давно никто не слышал. Да порой людей убивали и можно было проследить мистический след или ритуальное убийство. Но всё равно, дела не имели могли иметь такого большого резонанса, как возрождение тагов.  Рудра просто не верил, что в современном мире когда сложно что-то утаить возможны убийства во имя богине и так, что об этом никто не говорит. Ни один осведомитель из притонов или самых грязных районов, не обмолвился и словом. Поэтому офицер Ранават отнесся поначалу к этому делу не так, как хотело его начальство. Его душа желала как можно быстрее оказаться на границе, там где были его сослуживцы и звуки доносившиеся из джунглей не навевали странные мысли.
Наконец пришел тот день, который сам офицер торопил, и небольшая экспедиция вышла в сторону джунглей. Туда вел один из следов, пусть и старых тем не менее единственных, за которые можно было зацепиться. Несколько жителей деревни согласившиеся сопровождать офицера получив за это плату от правительства, тем не менее излучали столь негатива что Рудра начал подозревать недоброе гораздо, раньше чем пришла беда.
Сначала оказалось, что они сбились с пути. Рудра прекрасно ориентировавшийся по карте, тем не менее оказался в западне. Несмотря на то, что он большую часть своего времени провел на границе и был готов к удару в спину. Он не был тем кто, родился в джунглях. Рудра которого после  побега матери воспитывал отец, привык к спартанской, но к городской жизни.
Джунгли буквально оглушили его и начали окружать. Голоса и запахи. Крики птиц и животных шорохи, словно водоворот утянули его за собой. Спустя полчаса он оказался в самой чаще леса. Почти готовый к тому, чтобы позвать на помощь, но слишком гордый чтобы признать поражение. Холодный пот струился по спине, напоминая о том что в этот раз не стоило одевать форму. Инстинкт напомнил ему о запахе который тот не встречал в реальной жизни, но который тем не менее казался таким знакомым.
Запах животного. Запах страха и насилия. Разные источники и различные консистенции, которые тем не менее смешивались вместе с пряностью джунглей.
[lz]бог без осознания своей божественности. Офицер, готовый на все ради родины[/lz]

Отредактировано Shiva (2019-01-04 20:35:41)

+1

3

Мир меняется, принимает свои, причудливые очертания, искажая давно минувшее прошлое до неузнаваемости. Я уже не помню, сколько веков скитаюсь по свету, замечая изменения в человеческом восприятии, наблюдая за крахом цивилизаций и религий. Знаю, после моего ухода в Египте все изменилось, об этом говорили видения моей матери и всех тех, кто делился своими воспоминаниями, приходя с надеждой вернуть непокорную дочь все отцу - Ра. Но, у меня не было никакого желания возвращаться туда, где вновь попаду в золотую клетку и буду вынуждена исправлять ситуацию, запущенную настолько, что и одного тысячелетия не хватит. Отец достаточно сидел, сложа руки. Время Богов Египта кануло в лету, и как итог, Нижний город стал руинами, в том числе мой любимый храм с просторной заводью и красочными лотосами. Эмоции настолько переполняют меня, что я не способна здраво мыслить, когда воспоминания накрывают меня с головой. Римляне уничтожили мой мир, я ушла. А после не стало и их лживых Богов, что покушались на моих подопечных. Теперь голоса жрецов замолкли, лишь иногда я слышала просьбы простых смертных о защите и покровительстве. Оказывала поддержку издалека и не могла поверить, что внутри стало так тихо. Как будто бы меня отрезали от всего мира и дали желанную свободу, лишив части души.
   Естественно, в первое время я не могла привыкнуть к новой своей ипостаси и бесцельно путешествовала по миру, изучая новых для себя людей, порядки, поверья и привычки. Узнавала много нового и училась тому, что раньше не посещало моих мыслей. Спустя много времени я решила вернуться туда, где изначально обрела спокойствие и свободу, столь необходимые мне в далекие, давно минувшие, года. Индия – вот как называлась та страна безупречных джунглей и дикой природы. Влажный климат насыщал легкие блаженной влагой, и дышать становилось намного проще. Пробираясь сквозь города и лес, я не узнавала ничего. Все поменялось, изменилось, стало тяжелее и необычнее. Только люди имели прежние мечты, танцевали и пели, когда душа того требовала. Я уходила дальше и дальше в глубокие джунгли, пытаясь найти то самое лесное озеро, и, в конце концов, отыскала его, ощутив облегчение. Вода была столь же прохладной и орхидеи такие же ароматные, только их цвет стал реже, что вызывало смутные опасения за экологию этой страны.
   Мне стало грустно, и я решила наведаться в храм, который в свое время поражал меня красочностью представленных барельефов и статуй. Мини сюжеты из местной мифологии, спокойная аура и ненавязчивые колебания в пространстве. Каково же было мое удивление, когда я увидела руины и толстые лианы, которые беззастенчиво пытались разрушить великолепие архитектуры. Пройдясь вокруг здания, я осмотрела каждый его закуток и набрела в зал, которого раньше не видела. Там кто-то был, читал странные заклинания, и в центре находилась кровавая богиня с отрубленными головами в многочисленных руках. Язык высунут, и с него стекает настоящая кровь. Не желая смотреть на это, я глубоко вздыхаю и обращаюсь в кошку, не замечая никого из пленных. Их либо не доставили, либо уже убили. Вклиниваться в этот ритуал я не имела права и побежала прочь, минуя все заросли и тропинки, попадавшиеся мне на пути. Мой ход остановила фигура, что появилась в чаще леса, когда мои лапы нащупали мягкий травяной ковер. Я внимательно смотрела на мужчину и не понимала, почему от него исходит особый аромат мускуса. Повидав множество мужчин и женщин, я запоминала любой запах и аромат, исходивший от новых знакомых. Но эти нотки, перемешанные с потом, их я узнавала сразу и спустя некоторое время одновременно. Черные полоски-зрачки в глазах расширились до состояния круга, затмевая яркий изумруд. Поступь стала медленнее, я подходила ближе и ближе, вдыхая мускус полной грудью. Вспоминания возрождались с новой силой, затмевая настоящее. Никто так не пах, только если. «Шива».
   Оказавшись возле мужчины, я обошла его стороной и обернулась женщиной, чтобы положить ладонь на его плечо и приблизить лицо, дабы вдохнуть аромат, такой знакомый и такой далекий. Миновали столетия и века, а я помнила его и не могла понять, почему этот смертный пахнет, как Шива.
- Я так скучала, - мои губы тронула улыбка, когда я вышла из-за плеча незнакомца и попыталась рассмотреть его лицо поближе. Раньше Бог не казался таким слабым.
- Что с тобой произошло? И почему ты выглядишь так? – вполне резонный вопрос, если основываться на тех воспоминаниях, что ярким пламенем колыхали в моем сознании. После обращения в кошку я выглядела почти также, как и в нашу первую встречу. На мне было легкое белое платье до колен, украшенное у основания шеи причудливыми узорами Египта, голову украшала прическа-корона. Сколько раз я пыталась сохранить свой внешний вид, всегда одеяния превращались в легкие одежды моего народа давно минувших дней. Видимо, можно изъять Бога из Египта, но нельзя изгнать Египет из Бога. И легкий аромат Жасмина все так же сильно тянулся за мной шлейфом, заставляя будоражить сознание тех, кто сумел вдохнуть его сладкий запах.
- Ты помнишь свое имя? – не знаю, зачем спросила, возможно, все еще верю, что Шива обрел чувство юмора и просто шутит надо мной.

+1

4

Рудра делал шаг, джунгли смыкались вслед за мужчиной. Он попытался вернуться осознавая, что заблудился и не мог вернутся. Сила название которое вертелось у мужчины на языке, тянула его в самую чащу. Сейчас когда цивилизация напоминала ему о себе лишь той формой, которую тот носил всё стало еще больше походить на сон.
На один из тех навязчивых снов, которые напоминают о себе. Сны, которые сменяют собой воспоминание о женщине, оставившей его. О матери и боли, которую способна причинить лишь женщина. О стене котора возводилась все эти годы, дабы мысли о прошлом не смогли найти вход. Но когда пытаешься закрыться от действительности, прошлое так же не может найти выход. Реальность начинает искать пути вплетая вымысел в правду.
Он увидел женщину, ощутил прикосновение и отшатнулся испытывая странное ощущения сна. Женщина не была той, кто порой преследовал его в объятиях Морфея. Не была той, кого он знал или мог встретить в мире способным лишь причинять боль. Для него незнакомка стала подобно духу или видения, от которого тот постарался поскорее избавиться. Поэтому Рудра, который давно перестал верить в чудеса и богов, закрыл глаза.
Подобно маленькому мальчику, который всё еще верил что мама вернется стоит лишь пообещать всегда слушаться, стоял и ждал когда сон уйдет.
Только стоило мужчине закрыть глаза как тьма которая не имела названия, обрушилась на него. Он услышал крики и увидел кровь, снова ощутил запах который, напомнил ему о древнем зле. Такая реальность испугала его больше, чем встреча с видением.
- Кто ты? Что ты? Что ты, говоришь? - наконец он выдохнул, вспоминая в этот момент что он военный и что рядом с ним должны находится люди. Рудра забыл о том, что возможно эти самые люди завели его в ловушку.
Она дух? мысль о том, что девушка существо о которых говорили старинные легенды, что она подобно демону или вампиру. Вначале коснулись его сознания, а после были вытеснены разумом человека доверяющего лишь собственному сознанию.
- Кажется, вы ошиблись леди и явно меня с кем, то путаете. Такое бывает. Вы давно здесь?  - Рудра чуть приобнял девушку за плечо, больше для того чтобы убедиться в её реальности, чем для того чтобы её успокоить.  В его голове быстро выстраивалась довольно подходящая теория, которая не исключала что девушка одна из будущих жертв. Он не думал что она принадлежит секте или тагам. Таких как скорее использовали для услужения, чем учили убивать. Хотя Рудра, которые не раз получал удар в спину, не исключал и более не приятный вариант.
- Не знаю, как вы попали сюда. Но тут опасно и здесь должны быть мои люди. Имя? Я Рудра Пратап Ранават. Офицер служу в  BCD, здесь опасно тебе тут не место. Скажи еще раз, кто ты и откуда. Я постараюсь вернуть тебя домой, но сначала найду тех, кто пришел сюда за мной, -  офицер хотел еще что-то добавить, но тут вспомнил о рации которая висела на поясе. Как оказалось даже эта вещь была бесполезной в этом месте. По непонятной причиной ответом Рудре была тишина или шипение. Внешний мир словно бы забыл о существовании офицера пограничных войск. Это не пугало, а настораживало того, кто всегда доверял своим инстинктам.
Приняв действительность мужчина снова закрыл глаза, но уже для того чтобы увидеть тьму которая была частью его сознания. Она не была подобна той тьме, что так пугала. В той темноте, которую можно было назвать пустотой он видел себя мальчиком осознавшим, что мир не такой каким его описывали взрослым. В той тьме был и покой и доверие к женщины которую Рудра не мог знать. Но той которой сейчас был готов довериться.
- Мне кажется, что я тут один. Те кто привел меня сюда, спрятались или завели меня в места, откуда нет выхода. Здесь творятся странные вещи. Ты, понимаешь о чем я говорю?  Ты поможешь мне?

Отредактировано Shiva (2019-01-06 01:43:54)

+1

5

Любая кошка рано или поздно начинает ощущать по своему телу леность и приятную утомленность, которая так и норовит вылиться в длинный сладкий сон. И это чувство крайне тяжело побороть, ведь, что может быть абсурднее - в облике человека свернуться калачиком в сени деревьев и отдаться сну на несколько долгих часов? А если хочется при этом кого-то обнять?
Окинув мужчину взором, я улыбаюсь, представив себе столь дивную картину. Что самое интересное, вряд ли бы этот человек согласился бы мирно посопеть в джунглях, ведь они опасны для простых смертных. Дикие создания, обозлившиеся на прямоходящих разумных существ, природа, страдающая от загрязнения вредными веществами кислорода, злые духи, выпущенные бездействием Богов злые духи. Что тут говорить, даже мое присутствие, ранее вызывающее недоумение у прочих пантеонов, в последние несколько столетий воспринималось… никак не воспринималось. Я путешествовала меж миров, проходила пешком границы, помогала простым смертным, и ни один Бог не решил поговорить со мной или прогнать. Мда… влияние Богов кануло в лету и многие из них обленились. Никогда бы не подумала, что увижу нечто подобное в своей жизни. И мне до сих пор не понятен коллапс смертных-Богов. Знаю же, что передо мной Шива, а внешне и физически не он вовсе.
- Не понимаю, - похлопав несколько раз ресницами, мимолетно провожу ладонью по щеке мужчины, недовольно морща носик. Вся эта ситуация, мне не понятен смысл происходящего, более того, я искреннее недоумеваю. Никогда еще не встречала Богов в телах смертных.
- Эм, нет, я тебя не могу ни с кем спутать, - утвердительно кивнув головой, улыбаюсь, прильнув к мужчине, когда тот приобнял меня за плечо. Такой мужественный и красивый, но все равно не Шива. Я снова нахмурилась, чтобы затем задорно усмехнуться и вывернуться из теплых объятий мужчины. Радостно пробежав вокруг него, я развеяла за собой аромат жасмина и звонко засмеялась, совершив несколько танцевальных па. Радость и веселье всегда было моей второй натурой, и где-то глубоко внутри я надеялась, что Шива очнется ото сна и вспомнит меня. Но тот назвал совсем другое имя, чем озадачил меня еще больше. Я вновь оказалась перед незнакомым лицом и внимательно всмотрелась в карие глаза, подавшись чуть вперед.
- Я не вернусь домой и твоих людей здесь нет, - сказав это, я на мгновение прикрыла глаза, чтобы призвать свои способности и ощутить ароматы, блуждающие по округе. Глаза загорелись ярким изумрудом с вертикальной кошачьей полоской в виде зрачка.
- Недавно я посетила храм, который раньше поражал своим великолепием, и обнаружила неизвестное мне святилище, там проводили какой-то ритуал, темный ритуал, - задумавшись, я стала темнее тучи. То, что выглядело детским лепетом теперь, казалось чем-то ужасным. Подняв взгляд, я вспомнила, нашу первую встречу с Шивой и тут я поняла, что, во-первых, он бы не одобрил жертвоприношений, во-вторых, без его знаний мы здесь не разберемся. Хотя…
- Я помогу тебе и дарую защиту от злых духов, и освежу немного твою память, - сдается мне, те люди поклоняются далеко не добрым духам и подобного рода защита человеческой оболочке Шивы понадобится.
- Но, не стану называть твоего настоящего имени, только, если ты сам не попросишь меня об этом. Для этого, тебе нужно будет позвать меня, когда будешь готов, - да, насильно напоминать о божественной сущности не стоит. Я пришла к этому выводу, вспоминая мироустройство Индии, и опасаясь гнева Верховного Бога. Я бы на его месте была бы крайне зла на того, кто раньше времени пробудил ненужные воспоминания. Поэтому, я не произнесу имени Шивы, даровав этому смертному возможность выбора. А пока, пока разберемся со всем по-своему.
   Не спрашивая разрешения Рудры, я сделала шаг вперед и тем самым обняла его, чтобы затем оставить на его губах продолжительный поцелуй. Этим жестом я повлияла магически на мужчину и даровала воспоминания о себе из прошлого, в совокупности с защитой от злых духов. Взор смертной оболочки при этом должен проясниться и злобные субстанции станут явно обходить человека стороной. Что касается памяти, то здесь все шло урывками и только то, что касалось моей личности. Тем самым имена и его сущность оставались в тайне, как и способности.
- Идем, мне кажется, что, когда я уходила, у тех людей только начинался ритуал. Там была статуя женщины, у которой много рук, сжимающих оружие, а язык высунут и обмазан в крови. Когда здесь стали поклоняться злым духам? – задав свои вопросы, я выпустила из объятий Рудру и уверенно направилась в сторону храма, не опасаясь ничего. В моих руках образовались саи, которыми я умела вполне успешно пользоваться. Боевой посох показался мне здесь лишним, не то, что может пригодиться при массовом сражении. Хотя… нет, не хочу.
- Когда-нибудь, но ты должен будешь мне все объяснить, меня не было каких-то несколько столетий, - поворчав себе немного под нос, я вышла к заброшенному храму и прошла внутрь, прекрасно зная, что все собрались в совершено другом помещении.
- Я помню, как сюда приходили девушки и танцевали всю ночь, обращаясь к Богам. Я и сама порой являлась сюда, но это было очень давно. И того зала, в который мы с тобой пойдем, его тогда не было, - моя мягкая поступь не выдавала нас ни шуршанием, ни шелестом, и уже скоро мы поднимались по скрытой лестнице, чтобы затем появится в маленькой комнате, что соединяла старую часть храма с новой. Цепь тайных ходов окутывала храм и вскоре мы смогли видеть происходящее практически с первых рядов.
- Вот, смотри. Если хочешь, я отвлеку их, - вполне успешная идея, учитывая смертность моего друга.

0

6

Рудра не осознавал и не понимал того что происходит, такова была волы Шивы. Это было его игрой, пусть и не такой искусно как у Вишну. Но начав свой пусть как человек, не отринув сущность как было после смерти Сати. А родившись как человек, он оградил себя от воспоминания о прошлом, том что могло указать на его истиной происхождение. Но то, что происходило сейчас в джунглях, не было только его игрой. Трудно было предположить, что никто и никогда не поймет, что скрывает этот мужчина. Сейчас свидетелем одно из таких встреч,  начало которой было положено при начале времен, были джунгли. Они не безмолвствовали, стоило деве коснуться того кто был воплощением Шивы, как природа содрогнулась. На какой-то миг все живое вскинулось в одном порыве, словно бы пытаясь коснуться того чье имя было Махадев.
Но он был лишь воплощением, частью великого и устрашающего бога. Секунда и все стихло, лишь в самом сердце мужчины который казалось перестать дышать и осознавать действительность разгорелся огонь. Божественное пламя способное уничтожить, его самого. Тот огонь который божество усмирял и контролировал, так же как смог подчинить энергию долгое время находясь в медитации. Но не было иного выхода и кто знает, не была ли эта встреча предначертана. Ведь оказавшись в месте, хранившем столько тайн. Сам бог, мог стать свидетелем осквернения имени той, кто был еще одним воплощением его Шакти.
Шива знал, что все правильно и решение Бастет вернуть Рудре часть истинного знания, не была остановлена.
Прикосновение может дарить жизнь и забирать его. Прикосновение Бастет, накрыло Рудру подобно кокону. Он видел все в новом свете и в то же время не видел ничего. Знания, которые не был способен вместить в себя смертный разум, не коснулись его и всё же, он увидел храм о котором говорила ему Бастет. Казалось, что вместе с прикосновением богиня одарила его частью собственного сознания, через него он увидел и их первую встречу, глазами кошки. Увидел и вновь принял всё происходящее, как часть одной большой игры.
- Я не могу сказать сейчас, может быть позже когда придет время. А сейчас пойдем я должен это видеть, - теперь когда осознание сущности стало лишь вопросом времени, мужчина взял богиню за руку и повел её к храму. Он не осознавал того, что осознание не вернуло ему былого могущества, но сейчас это не волновало того кто ступая по родной земле слышал стоны.
Кровь и ужасающее изваяние богини, вызывали бурю гнева. Будучи богом, гнев Шивы означало начало конца. Его предназначение было в разрушении всей вселенной, когда придет конец времени. А сейчас образ святотатство над одним из образов божественной Парвати, вел его по такому же кровавому пути. В голове стали появляться образы другого Шивы. Не того, кто восседая на камне в позе лотоса, наблюдал за миром и никогда не закрывал своих глаз, так охраняя вселенною. Он увидел иного себя, таким как его увидела Сати, когда одним ударом мечта он отрубил голову асуру угрожавшего его шакти. Один удар и кровь покрыла его лицо подобно пелена. Это воспоминание обжигало, возвращая в привычное состояние которое так хорошо знал Рудра. Этот огонь всегда вел офицера за собой, сделав его настоящим воином, грозой тех кто ступал по индийской земле ногами окрашеными в кровь.
- Да, помоги мне. Я не смогу сделать это без тебя. Слишком горячо, это тело не вынесет подлинной ярости Шивы. Пусть мое рождение было частью его плана, но мне не всё под силу и в этом тоже его умысел. Думаю, что наша встреча тоже часть его плана. Пойдем, я хочу войти первым и разрушить капище, которое оскверняет само имя богини Кали. Ты будешь рядом? - пусть богиня сама предложила свою помощь, но Рудра не мог, не спросить еще раз.
- Будь осторожна. Я знаю, что они не смогут причинить тебе вреда, но пусть у них даже не возникнет такое желание. Моя земля произвела на свет многих демонов, хотя люди оскверняющие свое сознание порой даже хуже любого ракшаса. Здесь есть кто-то еще, тот у кого есть сил. Он может причинить тебе вред. Поэтому я войду, как солдат. Первым произнесу слова обозначающие конец их собранию, а ты будь рядом,- говоря это мужчина достал оружие и доверился собственному телу. Сколько раз Рудра, так же выслеживал добычу. Контрабандисты и террористы, могли не знать его лицо но имя офицера было равносильно гневу Шивы. Он всегда находил тех, кто нарушал границы и наживался за счет чужого горя. Рудра не боялся смерти, хотя на его тело было достаточно отметин и шрамов. Его дело было правым и когда он услышал песнопения и учуял аромат цветов смешанный с ароматом крови, стал подобен змее которая скользит по земля быстро достигая своей цели. Он и правда был подобен той змее, что овивает шею бога. Вечный спутник, способный видеть настоящее прошлое и будущее. Сейчас офицер видел лишь настоящее, но для свершения гнева бога богов, этого было достаточно.
Храм помнивший о песнях возносимых великому богу, стал частью джунглей и в этом была сущность самого Махадева. Она была украшением бога богов, но в этом месте эта связь была нарушена. Потемневшие от времени стены, были покрыты кровью и эта кровь, была не кровью животных.
Жертвоприношение было частью служения, который принимались Кали. Той самой, которая однажды уничтожила непобедимого демона. Той которая могла изменить карму, будучи одной из самых сильных богинь своего пантеона. Жертвы всегда принимались ею, но то что видел Рудра были происками демона. Желанием получить чужое благословение и возродится, через кровь переносимую богине. Продолжая ступать по почерневшему от времени мраморному полу офицер увидел и изваяние. Огромную статую, она стояла на месте которое ранее было предназначено для мурти Махадева. Тот, кто разрушил статую супруга Кали, словно бы обозначил свои права на ту кто просто не могла ему принадлежать. Статую богини окружали сидящие вокруг алтаря монахи, вознося молитвы они произносили имя Кали но в их песнопениях Рудра услышал ложь. Его единственным желанием в этот момент, было нести смерть тем кто находился сейчас перед ним. Но его истинная сущность остановила его. Махадев был разрушителем, но Шакти научила его тому что не всегда гнев является правильным оружием. Среди поклонников богине Кали были истинно верующие, те на кем лежало благословение. Ради них Рудра, должен был найти иной выход и для этого ему был нужен иное видение. Взгляд богине, офицер развернулся в поисках Бастет.

0

7

Танец с 0:30 и примерный внешний вид

Пути Богов непредсказуемы. Они могут проходить согласно книге судеб, а могут исчезать в тени, из которой даже самый опытный мудрец не сможет выудить крупицы знаний. Подобно бурной реке или спокойному ручью, Боги сами прокладывают свои маршруты, которые в свою очередь, влияют на жизни простых смертных и природу в целом. Энергетические потоки, циклы жизни и смерти, веяния людских желаний и низших сущностей и многое другое, что дополняет и усложняет течение времени. А то, что усложняет, ведет к улучшению, совершенствованию и эволюционированию всего сущего. Примитивное, наоборот, разрушает уже построенное и проедает твердый фундамент нашего мира. Деградация уничтожает разумное в индивидуумах, и мир катится в тартары. И во всех этих переменах не мудрено потеряться, даже бессмертному. Тенденция Вселенной не замедляется, приходится адаптироваться и яростно бороться за свое право называться Богом. Правда, борьбой мне сложно назвать жажду власти или привычную иерархию пантеона, так как я всегда была далека от этого. Не в плане ущемления или слабости, а в плане духовном. Все эти величественные фигуры и золотой трон не привлекали меня. Да, я могу гордо возвышаться над людским родом и также проходить мимо прочих Богов, но мне это не нужно. Ра - Верховный Бог, дарующий свет солнца людям, его призвание быть выше прочих. А оспаривать? Ну не мое это – прозябать на вершине пирамид и смотреть на смертных. Куда интереснее смотреть на них с высоты  собственного роста, наблюдать за ними, разговаривать, узнавать их стремления и мысли. Да и позабавиться, всегда можно найти повод. Естественно, когда отец перестал меня слушать, я без сожалений отправилась в добровольное изгнание, желая познавать мир, полный загадок. Пешком, изучая каждый закоулок нашего мира и других пространств, неизведанных и далеких. Ра решил пойти по пути упрощения Вселенной, не ударял палец об палец и о них забыли. Смело ставя крест на собственном будущем, он не видел ничего впереди. Только вот, от этого никому не стало лучше. И хорошо, что я ушла. Иначе, меня бы поглотили пески пустыни, как это произошло с Нижним Египтом.
   Время, проведенное вдали от дома, никогда не тревожило меня. Ведь, только тогда я ощутила себя живой, когда вышла за границы Египта. И вот, спустя некоторое время я вновь оказалась в стране чая, песен и безграничной любви, в мире танцев и песен, способных растопить даже самое черствое сердце. И, если раньше я появлялась из портала, сотканного из света, теперь я появилась в Индии в качестве странницы. Видеть мир таким, каким его видят те, кого мы называем подопечными, необычно и познавательно. Своим выбором я всегда была довольна и вместе с путешествием, еще больше понимала, что это самое лучшее решение в сложившейся ситуации. Люди должны знать о присутствии Богов. И не важно, где ты находишься.
   Я даже не припомню, сколько времени пробыла в землях Индии. Помню только, как ходила из селения в селение и училась чему-то новому. Скажу честно, как и в Греции, в большинстве своем, это были танцы и песни, и тем не менее. То был период получения знаний, которыми могли поделиться лишь простые смертные. Их любовь к местным Богам завораживала, заставляла улыбаться и творить вместе с ними нечто новое. Ведь, то, что было утеряно Ра в Египте, здесь жило и процветало. Поклонение Богам, искреннее и неистовое, трудолюбие и почитание покровителей. Благодарность к жизни и всему живому.
   Жаль, что ничто не вечно и вместе с приходом англичан с их ост-индийской кампанией, в эту прекрасную страну пришла война и новые порядки. Внутри меня бушевал огонь, пожирающий все на своем пути, но я не позволяла ему выплеснуться наружу. Не имела на это никакого права. Какое-то время я даже  пыталась вселить в сердца людей надежду к возвращению собственного мира, но, вскоре осознала, что тем самым делаю только хуже и поэтому поспешила уйти в другие края. Просто не могла смотреть на очередное разрушение маленькой Вселенной. Видеть, как очередной пантеон рискует кануть в лету, в переплетение легенд и мифов. Но, я до сих пор помню тот день, когда я пришла в этот храм.      Поднимая взор, я вижу, великолепие прекрасного сада, слышу ароматы цветов и наблюдаю безупречную архитектуру. Ступаю босиком по земле, от которой отдает теплом и благословением. Как и крепкая и теплая ладонь Рудры, внушающая спокойствие. Краски и мир царят в этом храме, и плечи каждой божественной скульптуры покрыты цветочными гирляндами - мала или малай. Вдохнув полной грудью, я прохожу внутрь прохладного помещения и вижу, как затейливые лучи закатного солнца пробиваются через купол, давая неповторимое освещение. Мой взор сразу вылавливает фигурку юной девушки, что гремя браслетами, танцует. Этот порыв поклонения, длящийся длительное время, вынуждал смотреть, не отводя глаз. Внутри ощущалось волнение, восторг и трепет. И больше не хотелось никуда уходить. Было одно желание – остаться и научиться, так же танцевать. И я осталась, даже смогла уговорить одну из жриц обучить меня искусству танцевать со змеей, плести мала, и ухаживать за цветами. А после, когда думала, что никто за мной не смотрит, я танцевала в лунном свете, радуясь свободе и гибким движениям. Мерцающие звезды смеялись вместе со мной, ветер обнимал меня и повторял изгибы тела, и я чувствовала себя счастливой. Тайком, с радостью, чувствуя, как переплетения жизни насыщают все, что меня окружает. Но, с приходом войны, мне пришлось уйти, неся с собой в сердце надежду, что я снова сюда вернусь, когда появятся силы. И воспоминания не будут так остро ранить меня.
   Ну что ж, вернулась. Сейчас, когда закончилась эпоха разрушений, власть богов померкла почти везде, а ранее прекрасные храмы опустели и превратились в давно забытые руины. Я больше не чувствовала благословения этой земли и от этого крепче сжала ладонь мужчины. Величественное сооружение превратили в жалкое капище извращенного злого существа. Мои пальцы дрожали, гневно сжимая саи, я жаждала крови, пока приятный баритон не вывел меня из омута собственных воспоминаний. Встрепенувшись, я посмотрела на Рудру-Шиву и улыбнулась. Ласково, понимающее, чувственно.
- Да, я буду рядом, и не беспокойся обо мне, я готова принять бой, если понадобится. «Вряд ли он знал, и я сама не предполагала прийти сюда, так рано», - и правда, я больше всего опасалась за человеческое  воплощение Шивы, чем за себя. Я привела его к людям, подпитывающим зло. Добровольно или нет, это уже другой вопрос. Здесь опасно и, впервые, мне не хотелось, чтобы человек пострадал. Раньше я спокойнее относилась к чужим увечьям и смерти, так как это является частью жизни. Возможно, из-за того, что я знакома с Рудрой, точнее, с его истинным воплощением – с Шивой. А может, просто, устала от вечной смены лиц, и хотелось сберечь нечто знакомое от плохого воздействия. Сделать то, что в моих силах. Не знаю. Все так сильно запуталось в голове. И сама встреча перепутала все карты, если таковые имелись.
- Знаю, ты при исполнении и тебе все это не нравится, но, может, ты доверишься мне? Я отвлеку их. Боги и демоны не любят конкурентов, думаю, я смогу вывести того, кто в тени, на чистую воду, а после завлеку его вглубь джунглей, подальше отсюда, - на последнем я задумалась, не знала, стоит ли оставлять Рудру одного. У него пистолет, но хватит ли этого, чтобы сдержать тех людей, пока меня не будет рядом?
- Сейчас в твоих силах подчинить людей, когда воздействие сущности на них прекратится, или же я могу их обезвредить, - хорошая мысль, учитывая тот факт, что где-то рядом есть жертвы, чью кровь еще не успели пролить и неизвестно, сколько поклонников этого культа есть поблизости. Проговорив все это, я разорвала саей свое платье. Оторвала кусок ткани вдоль и чуть ниже лифа и укоротила юбку. Далее намотала длинные лоскуты на бедра, создавая эффект многослойной юбки, и зафиксировала все это на талии ожерельем, что было снято с плеч. В довершение краткой подготовки, я растрепала косы и быстро собрала их в тугой пучок, который был подобран тонкой полоской белой ткани. Всего пара минут, и можно назвать меня бедной танцовщицей. Не забыла я и проткнуть палец, чтобы капелькой крови нанести последние детали на лице. Темной, алой, такой манящей все злое, кровью. Точка, характерная для женщин в Индии. В любом театре, актеры должны соответствовать декорациям.
- Будь осторожен, я постараюсь следовать за тобой тенью - мягко остановив рукой мужчину, согласно киваю и прикладываю палец к своим губам. Так будет безопаснее и лучше для всех, он должен это понять. Когда есть что-то сверхъестественное в деле, это нужно отделять от дел простых смертных, дабы баланс не был нарушен. Смертное смертным, все сверхъестественное богам.
   Спрятав саи, я призвала систр – свой музыкальный инструмент, и поспешила к главному входу в капище, чтобы отвлечь на себя внимание. Браслеты заменяет мне систр, которым я ударяю в такт своим шагам и движениям. Когда я появилась перед людьми, мое сердце замерло. Миг перед тем, как все начнется. В такие моменты мир фокусируется до микро вселенной, и земля превращается в особую зону притяжения. С трудом двигаясь вперед, за счет воли, делаю еще шаг вперед, и еще.
«Раз, два, три». Удар систра. «Раз, два, три». Несколько шагов вперед и встать в стойку, улыбаясь, как божественная скульптура в соседнем помещении, избитая временем. «Вспомни тот зал, что освещался бликами Луны, слейся с тем пространством и заставь свое сердце петь, чтобы тело изгибалось, влекомое чувствами. Любой танец – это выражение души и эмоций, и сейчас моя задача вызвать то неведомое на бой, что отравляет былое величие храма и толкает людей не преступление. Покажи всю свою ярость!»
   Я закружилась в танце, заставила себя очнуться от оцепенения, звуки систра заполонили помещение и привлекли должное внимание. Песнопения закончились, я подобно гипнотизеру, цепляю взгляды и не отпускаю их от себя. Началась игра, в которой неизвестно, кто сможет победить. Но, безусловно, это будет интересно. Не зря я попросила Рудру поменять свой план, точнее, поставила его перед фактом. Сейчас он простой смертный, а я же остаюсь Богиней. И в этом раскладе только у меня одной есть возможность очаровать людей, чтобы выиграть время, после чего выманить сущность, дабы Рудра мог этим воспользоваться и заняться собравшимися здесь людьми, уже не боясь опасного возмездия.

Отредактировано Bastet (2019-01-09 23:10:23)

+1

8

шива

Доверие пожалуй всегда самое важное., на нем порой строиться настоящие храмы, потому что вера в бога тоже подобна богу. Это то, что ты готов принести в жертву или доверится другом. И те, кто предают это доверие достойны самой страшной кары, потому что поступая так они совершают самый настоящий грех. Более того, когда это происходит осознано.
Рудра. никому и никогда не доверял, тем более женщинам. Пусть они не оскорблял им и не был тем, кто причиняет боль намерено. Но детство мальчика стало подобно горящему кругу. Который окружал его заставляя кричать, так как кричал потерявший мать. Осознавший, что она предала его и обрекла на ненависть ко всем красивым женщинам. Тем, кому никогда не будет доверять.
Но этот Рудра, мужчина шагнувший под своды храма, уже не был прежним. Да и не ему было говорить о доверии, когда невозможно все свои промахи прикрывать словами который когда-то сказал ему отец. Мистер Ранават, решивший что ненависть лучшее лекарство при разлуке научил сына одной истине. Он говорит в то, что красивая женщина никому не принадлежит. Ни сыну, ни мужу, ни тем более отцу. Но что значили эти слова, когда истинная сущность пусть и не до конца наполнила тела офицера. Она принесла осознание обмана, который отец внес в его жизнь для того чтобы прикрыть собственную боль. Для того, чтобы сын не узнал правду о своей матери, продолжая верить в то, что мать бросила своего ребенка.
Но это не имело значение, было важно лишь то, что сейчас он был не один. Тот, кто был рожден в теле человека не оставался наедине со своим гневом. Он получил ответ, на свой вопрос, встретив того кто мог помочь ему не разрушая той тонкой грани, за которую Рудра не мог пока перешагнуть. Человек, рождается с определенной целью неся на своем челе отпечаток прошлых перерождений. Тот кто был рожден с душою бога, ищет большего и помощь всегда придет на его невидимый зов.
- Хорошо, я постараюсь сделать все как можно быстрее,- в голове сам собой родился план, в котором пожалуй было больше человека чем бога. Пуст гнев Рудры, имевший даже свое физическое воплощение которое тот создал для уничтожения отца Сатии. Он все равно не собирался прибегать к такому. У него не было такой силы, как и желания посылать на всех кто сейчас находился в заблуждении символ своей ярости.
Огонь по своей сути прекрасен, но разгораясь в какой-то момент перестает осознавать что пожирают языки пламени. Перестает и начинает уничтожать, всё что попадется на его пути. Это не было выходом, сейчас человек чьё тело и разум сплелись с сознанием Шивы, стал барьером.  А богиня дав согласие, упрочила Рудру в осознании правильности решения. Она не сказала, как именно отвлечет погруженных в медитацию служителей и поклонников извращенного культа, но он смог увидеть то, что вскоре увидели эти люди. Будущее быстро коснувшись сознания показали мужчине белое одеяние и подарило звон браслетов. Он давно не видел истинного танца, не такого к которому стремиться любая танцовщица. А танцу который был подобен созданию вселенной. Тому что однажды мог стать и разрушением.
Бастет быстрыми движениями меняла свой облик, так как это может сделать настоящая женщина. Все они по сути были богинями, в тот момент когда парой движений, звоном украшений или меняя складки на одежды, становились другими. Того, кто всё еще помнил о словах отца, всегда пугала такая перемена. В этом была скрыта власть, которой Рудра так боялся, потому что помнил о боли и желал никогда не испытать того огня, что была способна разжечь лишь настоящая женщина.
Вот всё было готова и Бастет скользнула вперед, словно бы становясь частью старинных картин или выбитых на стенах храма фигурах. Стены ставшие частью природы, срослись с листвой и буйством джунглей этими рисунками показывали часть танца, который был частью богини Парвати. Той, что стала Кали ради спасения. А Рудра случайно или намерено отвел взгляд от танца, который был подобен этому. Сейчас у него была другая цель и он сам стал тенью той, что защищала и помогала ему. Он начал двигаться, позволяя действовать офицеру который прекрасно осознавал весь риск, но способного найти нужную цели и главное спасти тех, кого еще можно спасти. Он начал спускаться ведомый инстинктом настоящего охотника. Того, кто был рожден человеком для того, чтобы на родную и святую землю Индии проливалась лишь кровь врага.
Он слышал звон браслетов и хлопки в такт музыке, видел темноту и позволял ей стать частью себя. Рудра быстро нашел, то что искал и о чем думал тот, кто прошел специальную подготовку и чаще всего выходил из любой схватки победителем. Он знал практически обо всех опасностях, который подстерегают доверчивых жителей пограничных деревень. Знал об игрушках, который взрывались в руках людей. О пакистанских террористах вербующих вдов, для того чтобы потом одеть на них пояс смертника. Все это было не историей, а правдой которая никак не становилась прошлым. Поэтому офицер Ранават, как никто другой знал насколько извращенным бывает зло и сколько боли способно принести. Внизу там где кончались ступеньки, мгла как будто сгущалась, но это была скорее ощущение чем реальность. Здесь почти не было слышно звуков, который сопровождали танец богине, но  были слышны стоны и молитвы.
Слышны были слова песни. В котором Рудра услышал звуки гимна и шум ветра, того самого который касался волос огромного сидящего на одной из самых высоких гор бога. Он не помнил это, но сейчас словно бы увидел то, как тот появлялся в белом облаке
- Чистый как камфора воплощение милосердия, сущность мира  - песнопение, зовущее бога или того кто стал его посланником. Мольба к тому, кто всегда отвечал на призыв верных его имени. Тех, кто судя по всему должен был стать частью зловещего обряда во имя утолении жажды чужеродного божества. Люди стояли или сидели на грязном земляном полу, кто-то молился перед созданным из этой самой земли ритуальным шивангамом. Тем самым который должен был сделать своими руками истинный верующий в Шиву, таким образом достигая сознания сидящего на священной горе бога.
- Шш. Тихо. Я здесь, - эти слова слились с криками радости и молитвами. Рудра замер, от звука собственного голоса и смысла фразы который казалось изменил гнетущую атмосферу которая сгущалась вокруг будущих жертв. Он дал знак молчать, убедившись что люди осознавшие возможность скоро избавления не побегут или не станут кричать, тем самым подвергнув себя еще большей опасности. Теперь оставалось открыть клетку и вывести всех из храма. Конечно джунгли не были таким уж безопасным местом, но отчего-то Рудра знал что с этими пленниками ничего не случится как только они смогут покинуть храм. Главное вывести их до того, как кончится музыка. Хотя он верил в то, что богиня будет танцевать так долго сколько нужно. Его душа и его сердце слышало ритм музыки и она не смолкала ни на минуты, даря надежду всем страждущим что этот танец будет вечным.
- Быстро. Быстро наверх. За мной, - Рудра начал подниматься первым, думая о том что так будет лучше и стоило ему подняться наверх он осознал свою ошибку. Прямо перед ним стоял человек, в глазах которого горел огонь. Демон это был или полубог, в данный момент это не имело значения. В его руках горел настоящий огненный шар и мужчина ощутил как холодный пот скользит по телу.
- Не останавливайтесь. Быстро. Быстро я его задержу, - сейчас Рудра не думал о смерти или опасности. Он никогда не боялся конца или телесной боли. Это было к чему он был готов и к чему стремился с самого своего рождения. Мужчина лишь на миг закрыл глаза, за секунду до того как шар начал своё движение. Рудра ощущал его жар, даже на растояни, но не собирался бежать. Он достал оружие и вытянул руку целясь в то, чего по сути не должно существовать. Думал ли он, что оружие бессильно? Нет. Рудра верил в то, что был наделен силой и вложил в этот выстрел всю свою веру. Люди  словно бы очнулись ото сна, в который попали когда увидели огненый шар наконец бросились к выходу роняя на пути подставки где стояли зажженные лампады. Масло пролилось на пол и образовало круг. Это было поистине мистической действо, когда круг из масла замкнулся, образовав огненный круг вокруг того, кто носил в своем сердце гнев бога Шивы. Того, кто этим самым кольцом заключил себя и демона в кольцо, используя его для охраны тех кто не должен был пострадать. Огонь всегда был символом того, во что верил и сам Рудра. Он приносил боль в его жизнь, но он же дарил надежду на возрождение. Тело состоящее из пяти элементов не способно достигнуть спасения. Лишь в огне тело человека становиться одним целым и достигает бога, а после находит новое перерождение.
Оружие в руках офицера начало вибрировать, становясь красным от жара и обжигая его руки, но это не мешало ему сделать то ради чего он достал его. Мужчина нажал курок и выстрелил ощущая жар исходящий от пули и видящий как пуля, которая должны была расплавиться от соприкосновения с огнем шаром проходит насквозь и этот самый шар взрывается. От взрывной волны, ставшей подобно стихии тех кто находился внутри кольца отбросило в разные сторон.  А тот огненный ад, который держал из внутри распространился по всему храму.
Все кричали и пытались потушить огонь, который расползался подобно змеям по мраморным стенам. Огонь просто не мог гореть там, где не мог найти пропитание, но он расползался с такой скоростью что вскоре должен был поглотить все.
- Бастет! - казалось, что Рудра забыл о том, кто всё еще был жив и мог напасть на разрушившего его капище. Но сейчас среди всего хаоса, было намного найти того единственного кому Шива доверял и о ком просто не мог, не позаботиться. Вдалеке он увидел что-то белое, черный дым от масляных светильников мешал, но ему показалось что Дэви там. Поэтому он бросился вперед туда где начинала зарождаться стена из огня, та самая которая надвигалась выживая всё что вызывало гнев Шивы. Подобно тому как часть бога Вибхарата выжигал землю после смерти Сати.
- Пойдем. Это не остановить. Я не могу,- он поймал за запястью ту, которая как ему казалось была  Бастет и потащил за собой. Он так до конца и не смог осознать сказанных им слов. Ему казалось, что все это сон . Вл весем этом он не видел ничего сверхъестественного, поэтому действовал как, поступил бы любой оказался в охваченном пламенем доме.

+1

9

Я не хочу думать о падении цивилизаций, о том, как Атлантида ушла под воду, или Помпеи были поглощены вулканом и после океаном. Не желаю вспоминать и того, как предания и ритуалы острова Крит канули в лету.  Оседлать, и прокатиться голышом на белоснежном быке, как это делали греческие гетеры, было одним из ярких воспоминаний. Почти равное танцу со змеей в этих землях. Острые, такие нужные эмоции и воспоминания, выливающиеся в праведный гнев, когда начинаешь помнить, что прошлое покрылось слоем вековой пыли, и более, никогда не возродится. Возвращаться назад во времени? Это было бы трусостью, знамением, что ты не способен прожить свое настоящее и будущее, вечно развивающееся в сторону эволюции. Да и зацикливаться на прошлом не стоит, так как оно может начать разрушительное воздействие, от которого будет крайне тяжело откреститься. Мы никогда не будем прежними… стоит ли будить спящего зверя, когда он насытился и впал в спячку?
   Поэтому, я полноценно отдаюсь танцу, вычерчивая в воздухе замысловатые пируэты. Прислушиваюсь к собственному биению сердца, вкладываю все свои чувства в движения и не свожу взгляда с людей, что взывали к лже - богу. Они замолкли, смотрели на меня, не моргая, из-за чего приходило осознание, что мой замысел удался. Рудра скрылся в темном провале, и мне оставалось лишь продолжать начатое, не останавливаясь ни на секунду. Дыхание, выпад, еще один шаг и наклон, потом удар в систр, стойка и грациозный прыжок, после быстрого приземления разворот на сто восемьдесят градусов и звон музыкального инструмента. Внимательный взгляд окидывает собравшихся, но танец не прекращается, движения рук в сторону мужчин и магия загорается изумрудом в моих глазах. Я выгибаю запястье, запрокидываю голову и вновь устремляю взор на культистов. На губах играет коварная улыбка, я двигаюсь подобно змее, жестом приглашая к себе каждого мужчину. Женское очарование и после молчаливый жест, чтобы люди выходили прочь из храма. Язык жестов, понятный любому человеку, гипноз удался. Звон систра еще долго сопровождает шаги людей, пока я не замечаю последнего из них возле выхода. Возможно, именно из-за этого я не обратила внимания на то, как разворачивались события за моей спиной в глубине храма.
   Только когда стали падать первые лампады, я обернулась на звуки и ринулась туда, откуда бежали люди. Их поток был достаточно плотным, если учитывать тот факт, каким образом они покидали границы храма. Я то и дело сталкивалась с мужчинами и женщинами, с трудом уворачиваясь от прямого удара с ними. Обезумевшие от страха, не разбирающие дороги, они стремились вырваться на свободу, и осуждать их мне было не за что.
- Рудра! – судорожно бегая глазами по темному пространству, пытаюсь выхватить знакомую фигуру из толпы лиц. Сзади слышаться крики – культисты очнулись и спешили вернуться внутрь, чтобы разобраться с нарушителями спокойствия. Подобно стервятникам, собирались напасть группой, защитить свое капище и продолжить действие, если того попросит их Богиня. Но это сейчас совершено не играет роли. Все уходит на второй план, когда я вижу пламя и две фигуры в нем. Мне это совершенно не нравится, так как от незнакомца веет злой аурой и рядом с ним находится человеческое воплощение Шивы. Такое уязвимое в свете последних событий.
   В горле пересыхает, время катастрофически замедляется, и я не могу объяснить, в какой момент волнение завладело мной и не позволило добежать до языков пламени и прыгнуть в огненный круг. Я очнулась лишь тогда, когда Рудра нажал на курок, и пуля пронзила огненный шар, созданный лже - богом. Выстрел оглушил меня, а после слабая взрывная волна заставила упасть на землю. Облако горячего воздуха врезалось в меня, напоминая о красных ветрах Сахары, в глазах на мгновение потемнело. Эффект от злой энергии, сконцентрированной в том существе. Кровь невинных, слепая вера наивных. Могла ли я успеть? Не знаю, и уже никогда не смогу узнать, так как многое влияло на мою скорость продвижения. Факт остается фактом – я не смогла вовремя вмешаться.
   Судорожно вдохнув воздух полной грудью, перекатываюсь на бок, чтобы затем подняться на ноги и осмотреться. Все горит, культисты теперь стремятся загасить пламя, что разрасталось с непреодолимой жаждой поглотить все на своем пути. Везде мелькали тряпки, слышались крики людей, темный дым заполонял пространство. И из-за него во рту чувствовался горький привкус, хотелось кашлять, освободиться от этого удушающего запаха. «Рудра!»
Зрачки расширяются, когда я, наконец-то, вспоминаю, что сейчас произошло, и почему я оказалась в горизонтальном положении, больно встретившись с древним полом храма. Сориентировавшись с трудом в пространстве, закашлялась и направлюсь туда, куда спешила ранее. Инструмент давно исчез из моей руки, а оружие призывать было рано.
   Когда видимость стала очень плохой, я остановилась, чтобы присмотреться и найти Рудру, и в этот момент возле меня раздался знакомый голос. Я повернулась корпусом в сторону, откуда прозвучало мое имя, и в этот момент кто-то сжал мое тонкое запястье. Не став вырываться, я вновь откашлялась и присмотрелась к темной фигуре, узнавая в ней своего спутника. Волнение ушло на второй план и внутри пробежалось облегчение, снимая напряженность, что до этого момента царила по всему моему телу. Неожиданная и такая радостная новость. Мужчина цел и невредим. Даже и не знаю, каковы были бы мои чувства, будь все иначе. И не хочу об этом думать.
   Стоило нам оказаться снаружи, я снова закашлялась, на этот раз, когда совершила слишком глубокий вдох, который так жаждал мой организм. Как и любой человек, я могла бы потерять сознание из-за угарного газа, заполонившего все пространство внутри горящего сооружения. Огонь. «Огонь!»Взгляд в сторону Рудры, который плавно переходит к горящему храму и обратно.
- Я смогу, - освободив легкие от удушающего дыма, я выпрямилась в полный рост, гордо подняв голову. Белоснежное платье приобрело серые оттенки, местами ткань немного обуглилась, но не критично. Сердце перестало учащенно биться. Из-за всей этой суматохи и волнения я совсем оставила без внимания тот факт, что могу легко управляться с огнем. Беспокойство за Рудру, отвлекающий маневр, направленный на культистов, не состоявшиеся жертвы лже-бога. Все навалилось разом, заставляя разум заполниться сумбуром и рассредоточением.
- Плюс к тому же, у меня нет уверенности, что тот демон мертв, - последнее было сказано с железной ноткой в голосе. Остановиться сейчас, означало возобновить кровавые жатвы, и я это чувствовала, знала, что так и будет.
   [float=left]http://images6.fanpop.com/image/photos/40300000/-Margo-Hanson-the-magicians-40330484-120-68.gif[/float]Сомкнув ладони перед собой, на уровни груди, после сжимаю руки в кулаки, соединяя растопыренные мизинцы. Произвожу небольшое движение, и в конце ладони раскрываются, образуя жест птицы. Данное движение я повторила еще несколько раз, призывая свои Силы, которые разворачивались подобно защитному куполу, накрывающему весь храм. Я сделала несколько шагов вперед, и жест птиц плавно перешел в образ шара, который после резко захлопнулся. Мои ладони вновь были сомкнуты в районе груди и вместе с тем, все пламя разом потухло. Лишь клубы темного дыма говорили о том, что был пожар. Глубоко вздохнув, я заставила глаза вновь стать карими и обернулась к Рудре.
- С пожаром все, - улыбка трогает губы и я в полной уверенности, что безопасность обошла всех стороной, стягиваю с волос полоску ткани, что до этого сдерживала мои волосы в состоянии пучка. Несколько раз, встряхнув головой, заставляю волосы растрепаться по сторонам, чтобы они равномерно рассредоточились по своей длине. Мне нужно меньше оков, способных привнести в мою жизнь дискомфорт. «И почему, когда я встречаюсь с Шивой, я вечно в конце грязная и мне требуется принять ванную?» Позитивные мысли позволяют не думать о произошедшем. Но это становиться ненужным, когда в столпах дыма я замечаю алые глаза на уровне прохода. Прекрасно понимая, кому принадлежит этот взгляд, я делаю несколько шагов назад, хватая за своей спиной руку Рудры, заставляя его также отступить назад. Я стала сейчас живым щитом и это меня ничуть не беспокоит.
- Рудра, уводи людей в джунгли, чем быстрее, тем лучше, - склонив голову чуть в бок, я обращаюсь к мужчине, крепко сжимая его ладонь. Я уверенна – он меня слышит и внемлет моей просьбе. Этот бой опасен, и я не хочу, чтобы кто-то пострадал. Я не хочу, чтобы пострадал Рудра.
- Пожалуйста, - повернувшись к нему на мгновение, всматриваюсь в глаза, воплощения Шивы и провожу по его щеке ладонью, - все будет хорошо.
   Если бы я не затормозила там, в храме, сейчас не пришлось бы просить о чем-либо и беспокоиться о человеческих жизнях больше, чем того требовала ситуация. Глупо, да. Но, разве не этому я научилась у простых смертных? Переживать за тех, кто хоть сколько-нибудь дорог в жизни? Возможно, но не думала я, что это также может делать уязвимой. Кто знает, может, из-за этого Ра и другие боги моего пантеона не спешили спускаться с вершины пирамид. Об этом я не хочу никого спрашивать. Мне это не нужно – я сама выбираю свой путь.
[float=right]http://media.tumblr.com/tumblr_lk5ufdOBpD1qaqdic.gif[/float]   Улыбнувшись уголками губ, согласно киваю головой и после подрываюсь с места, не дожидаясь каких-либо слов. Я бегу к демону и в моих руках появляются божественные саи, которые я зажимаю в ладонях, направленными лезвиями к запястьям. Я настроена решительно и внешний вид незнакомого мне демона совсем не затормаживает мой шаг. Я убью его, так как мое оружие было создано в царстве Анубиса и может навредить и богу, и демону, и человеку.
   Оказавшись на достаточно близком расстоянии от врага, я останавливаюсь и начинаю двигаться по круговой от демона, не сводя с него глаз. Изучаю его повадки, чтобы понимать, как он будет вести себя в бою. Этому монстру не скрыться от меня – если понадобится, я стану преследовать его. Встав в боевую стойку, изображаю журавля с раскрытыми крыльями – своеобразное приветствие, с которого начинается бой. Первые выпады происходят с моей стороны, я совершаю обманные маневры и наношу удар. Мужчина совершает захват, оказавшись за моей спиной, но сей прием оказался тщетным, так как я поднимаю вверх ногу и с силой ударяю его мыском. Резкий разворот влево и саи оставляют две глубокие царапины на лице и торсе демона. Бой продолжается.

+1

10

Поклонение богу всегда начиналось с огня. Новая жизнь начиналась с кремации. Окончательная смерть, не имела места там где бушевал бог огня. Но в месте, где была осквернена святыня ничто не считалось живым. Все было проклято и огонь пожирал то, что должно было стать жертвой проклятому богу.
Когда Рудра смог одним из последних выбежать из храма, то ужаснулся при виде разбушевавшегося огня. Сейчас в нем боролись две сущности. Одна подобно Вирабхадре хотела покрыть весь этот мир огнем, из-за осквернения Шивы и его богини. Вторая слышала крик джунглей и знала как быстро может распространиться огонь и тогда, люди которые поверили человеку обещавшего их спасти погибнут. Поэтому ярости праведного гнева пришлось дожидаться своего часа, а Рудра нашел ответ в глазах той, что совсем недавно была для него незнакомкой. А сейчас словно бы вершила то, самое правосудие вместо него. Он доверял ей, потому что верил каждому слову. Сейчас, приходилось действовать и думать о тех, кто оглашал джунгли тревожными криками и стенаниями. Хотя своими криками последние обеспечили себе защиту, от любого хищника.
Быстро коснувшись плеча богини, ощущая укол от соприкосновения с кожей, словно получая часть силу, без лишних слов бросился вперед. Рудра знал, что вернется как только отведет людей на безопасное расстояние. Поэтому подобно пастуху или скорее настоящему псу, без лишних слов стал сгонять заблудившихся подобно овцам людей. Сейчас, он больше всего был похож на себя прежнего, на того офицера чьи приказы выполнялись беспрекословно. В его словах всегда была сила, которая порой пугала его самого. В нем жила ярость и огонь подобный тому который уничтожал храм и сейчас она действовала на благо. Бывшие пленники и служители храма, который в один миг признали свою ошибку были буквально зачарованы действиями офицера. При виде глаз Рудры, в сердцах и душах родилась песня о гневе Шивы. Если бы не окрики Рудры, люди бы начали падать на колени и возносить молитвы небесам, позабыв о собственном спасении. Наконец всё это стадо пришло в движение и джунгли еще большим шумом, тучи птиц сорвалось с места испугавшись что сюда движется стадо слонов. Но это просто были люди, бегущие вперед к месту которое Руда обозначил, как место спасения. Всего час назад, он и сам не знал где правильный путь, а сейчас отправил людей туда где был уверен их вскоре найдут. И это было не единственное откровение, пришедшее ему в этот момент. Он знал, что никто из них, покинувших это место не найдет путь назад. Это был дар богов ил проклятие. Спустя время, они даже не вспомнят где были и что делали.
Как только стихает шум Рудра, наконец разворачивает и устремляется обратно туда где происходит сражение перед тьмой и светом. Бог Шива мог соединять в себе два эти понятия. Свет и тьма, как мужское и женское начало должно было находиться в равновесии, а то что происходило сейчас, начинало разрушать этот мир. Но какое имеет значение знание, если лишь женская часть божества отражает атаку и лишь в одних руках сосредоточена вся сила.
Офицер появился рядом с храмом в тот момент, когда Бастет отступая для того чтобы снова ринуться в бой. Мужчина в теле бога и бог в теле мужчины, не мог отвести взгляд от готовящегося действия. Сознание способное заглянуть далеко в буду шее, наблюдало за плавными движениями и точными ударами. А человек требовал действия, он знал что оружие сейчас бессильно и словно бы подтверждая свои слова, быстрым движением отбросил его в сторону. Стоять в стороне, не было в правилах того, кто одно из самых первых имен бога Шивы. Имя, которое люди постарались заменить на милостивого, убоявшись бога огня и войны. Поэтому не дожидаясь когда Бастет снова вступит в бой, он бросился вперед минуя бога который словно и не замечал бегущего по направлению к храму человека. Для него человек, был подобен букашке. В его сознании, весь этот мир давно принадлежал ему, одному. Заблуждение, настигавшее даже дэвов, принимавших бездействие Тримудрии, Шивы, Брахмы и Вишну, за равнодушие. Часто дэвы и асуры жаждавшие власть испытывали терпение верховных богов, забывая об одной единственной истине. Все боги, по сути были лишь полубогами и лишь верховные имели ту, силу которую другим было не достичь. Эта истина, была доступная каждому. Но все равно снова и снова, раз за разом затевая очередную войну между небом и подземным царством, все забывали об этом. Как забывали о божьем благословении, которого так часто добивались не во имя правды, а ради собственной выгоды. Такие благословения, никогда не приносили счастья. Поэтому когда бог обещал неуязвимость одному из своих послушников, знал что однажды слова повернуться против просителя.
А Рудра, тем временем бежал к храму, не оглядываясь назад. Он видел перед собой лишь ступени и статую Кали, которая находилась внутри. Казалось она слилась с почерневшими от огня стенами и лишь кроваво красный язык, указывал путь бегущему к ней просителю.
Мужчина остановился и замер, на один миг теряя осознание времени и пространство. Перед ним была самая сильная и почитаемая из богинь. Сила её была велика, но никто не мог остановить ярость и желание убивать. Лишь Шива, упав перед Парвати принявшей облик ужасной богини, смог прекратить её кровавый танец. Но сейчас Шиве, была нужна помощь Кали, ведь время полного принятие Рудрой сущности еще не пришло. Но того, что смогла вернуть Бастет, с прикосновением было достаточно для великого знания. В одной из рук статуя богини держала саблю. Каменный образ и самая настоящая сабля, острия которого Рудра коснулся разрезая ладонь об острое лезвие , блеснувшее в этот самый миг ярким кровавым отблеском. Соединив две ладони вместе, наносят красный знак отпечатком большого пальца, напоминающий пылающий костер. Рудра снова потянулся за саблей и статуя безмолвно отдала тому, кто имел на это право свое оружие. По земле прошла легкая дрожь, словно земля испытав облегчение вздохнула и тот, кого знали как Рудра Пратап Ранават бросился в бой, резко и без предупреждения возвещая в прыжке который сделал от стен храма, что бог Шива рядом, благословенный на бой самой Кали.
Бог или демон, в какой-то момент существо начало сомневаться в собственной сущности ощутило дрожь и сделало шаг назад. Перед ним была богиня, которой не было место среди таких, как он. Не в его силах было осознать, как эта земля принимает чужестранку. Но с каждым её ударом, он словно терял часть себя. А эта его часть вместе с силой утекала вниз на землю. Но смерть не пугала, она была всего лишь путем к новому рождению. Да и смерть не могла настигнуть его, верящего в благословение от самой богини Кали. Матушка Дэви, к которой однажды возносил молитву и получил её благословение, что смерть настигнет преданного богине, лишь от её руки. Но боги давно скрылись глубоко в джунглях, став подобно Шиве, который снова стал подобен статуе и молча наблюдал за происходящим.
Поэтому бой с чужой этому месту богине не пугал, лишь отнимал последние силы. Страх был слишком бесплоден, чтобы его можно было ощущать и в какой-то момент он даже начал смеяться, переходя от простого смеха к дикому хохоту. Раздавшийся крик, в один миг заглушил все. На солнце блеснул кровавый клинок, который нес в себе сущность самой Кали. Смех который так и не успел сорвать, застрял в горле, перекрываемый потоком горячей крови, что была ответом на благословение жены Шивы. Голова одним движением сабли отделившаяся от тела упала на землю, пока тело так и не осознало собственную смерть.
На лице Рудры была кровь, но он не чувствовал этого. Казалось, что он перестал видеть, кровь убитого им бога окрасило лицо в красный цвет и зрачки расширившись приобрели тот, же оттенок. Он не слышал себя и того, что кричали джунгли. Видел лишь голову и тело, которое наконец рухнуло на землю подобно мешку с мукой. Клинок из руки выскользнул, словно бы отобранный невидимой рукой, теперь человек мог осознать что, убил даже не задумываясь. Убил всего одним движением, с такой силой что смог бы перерубить тело на две части если бы хотел.
- Пошли,- наконец Рудра посмотрел на Бастет, так и не смыв кровь начиная ощущать как та, подобно маске стягивает кожу. Он уже видел как огромный тигр появляется на полене превращает остатки тела в кровавые ошметки.
- Пусть его тело растащат дикие звери. Он не достоин перерождения, его дух не достигнет райских планет, - повернувшись еще раз, бог или человек посмотрел на храм.
- Однажды это место возродиться. Сейчас я вижу каким оно будет и помню каким оно было. Но прежде, мы все забудем об этом, - он повернулся и еще раз посмотрел на саблю лежавшую на траве, сейчас в ней уже не было никакого блеска. Даже кровавый отблеск не окрашивал ее сталь. Она почернела, как уголь вышедший из печи.
Больше, он ничего не сказал. Сознание путалось перебегая из прошлого, в настоящее и обратно. Казалось что Рудра испытывает невыносимый жар, кожа начала приобретать красноватый оттенок. Божественной сущности не так, то просто находится внутри тела не готового и не способного удержать энергию. Даже само осознание сущности, ничего не меняет. Поэтому остальную часть пути Рудра шел, находясь в полубреду. Думая в этот момент, что ему нужна вода и больше ничего. Он по-настоящему грезил о том, что холодная прохлада снимет жар. Видел перед собой лицо матери и слышал её голос. Когда ему было плохо, мама садилась на качели которые находились в саду их дома. А он ложился на них и клал голову ей на колени. Она пела песню, гимн богу Шиве и ему становилось легче. Ладони матери дарили долгожданную прохладу и рухну в тот, самый момент когда впереди показалось небольшое озеро, Рудра думал лишь о матери. О той, о ком запретил себе вспоминать, но кто осталась в самой глубине своего сердца. И сейчас находясь между небом и землей, блуждая там где встречается сон и явь, нашел утешение в прошлом. Во времени, когда был маленьким и верил в семью и любовь. Забвение в этот момент стало для Рудры спасением, он не мог принимать воспоминания самого бога или осознавать как ярость потихоньку покидает сознание Шивы и как жар охвативший тело человека начинает спадать.

Вирабхадра — образ Шивы в яростном аспекте
[icon]https://a.radikal.ru/a34/1901/dd/f710e0c7be7d.gif[/icon]

Отредактировано Shiva (2019-01-20 21:42:29)

+1

11

Тьма окутывает меня, берет в свои проклятые тиски, не позволяя вдохнуть кислород полной грудью. Надвигается на меня, вопит, желая дезориентировать меня и загнать в угол, поражающий своими масштабом и глубиной. Эта борьба душит, меняет свежий кислород на затхлый и кружит голову, вынуждая поднимать глаза еще выше, в сторону, где должно быть солнце, но его нет. Оно исчезло на фоне грозовых туч, проливающий кровавые слезы по ушедшим эпохам и временам. Пьянящий аромат ненависти и вседозволенности, который затуманивает рассудок и мешает мыслить рационально, в виду того, что эмоции самое страшное оружие против твоего врага. Они захлестывают, сковывают движения, и, тем не менее, мне удается выбраться из тугого капкана ярости и безумства, коим нет места там, где я шагаю ногами по зеленому ковру леса. Я начинаю теряться, путаю, где проходит ментальное сражение, а где физическое. Реальность накладывается на инфернальный мир, в котором нет места живому и цветущему саду. Краски блекнут, превращаются в серую массу безысходности и мглы. Громкий хохот и грохот звучат в голове, когда как физически мы сражаемся молча. Сжав зубы до хруста, до едкой боли в основании челюсти, пытаешься сдержать порыв эмоций, что пытается вырваться наружу. Время перестает иметь значение ровно в тот самый момент, когда битва становится частью двух миров. Сцепившись в схватке, уже перестаешь понимать, насколько опасен, может быть этот танец со смертью. Так как твои движения точны и грациозны, и несут за собой стремление к прекрасному, не смотря на столь ужасный и тяжелый мотив. Ты просто знаешь, что должен идти вперед, и все, нет каких-либо других мыслей или рассуждений. Да и зачем они нужны? Лишь отвлекать и дарить противнику желаемую фору, которой может быть достаточно для того, чтобы сорвать с моих губ последнее дыхание жизни. Да, у кошек девять жизней, но мне так не хочется возвращаться к истокам Нила и перерождаться в нового молодого Бога. Опыт и знания будут странным отголоском уходить далеко в прошлое, потерявшее для меня былую привлекательность. Ра был бы рад такой возможности, ибо давно мечтает вернуть меня домой, а так… с принятием временного состояния безжизненной оболочки, я потеряю возможность быть собой. Превращусь в послушное дитя, не способное мыслить свободно и без ограничений. И я не хочу себе такой судьбы. Я кошка и нет мне радости без свободы действий и выбора. Кто-то скажет, что я всего лишь маленький кусок горной породы, сопротивляющийся своей судьбе. А я скажу, что в моих руках изменить свое будущее и настоящее, чтобы затем увидеть, обернувшись назад, что усилия мои не были напрасны.
   Когда Рудра скрылся в густых зарослях, я более яростно стала нападать на Демона, нанося тому мимолетные порезы и раны, которые уже никак не могли зарасти и восстановить тем самым целостность тела. Алые проблески крови иногда попадали на мое лицо, спускались к губам и просачивались сквозь сжатые губы к языку. Неприятный металлический аромат щекотал ноздри, оставлял послевкусие зла и ненависти ко всему живому. Кровь темного существа, отравляющего жизнь столь искушенных людей, желающих, всего-то, достигнуть лучшего в собственной жизни. Порой, в такие моменты, у меня могут возникать вопросы: а почему вы хотите нарушить круг перерождений и перейти за границу, вам не доступную? В вашем мире был установлен порядок, и его нельзя нарушать, только если вы не боги, имеющие права на корректировку жизненного уклада. Если мне не изменяет память, именно следуя заветам, можно перейти в следующей жизни на круг выше. Или нет? Я путаюсь… метаюсь в мыслях, пытаясь воссоздать слова какого-то гуру этой прекрасной страны. Их было так много за те века, которые я хожу по земле, что начинаю путаться, и голова кругом. Дерзко встряхнув головой, откидываю от себя навязчивые мысли и снова выбиваюсь вперед, воспроизводя выпад и несколько ударов в сторону мужчины. Увернувшись от очередной его атаки, бью кулаком в нос противника и в следующее мгновение сгибаюсь под его напором. Саи скрещены над головой и на них обрушен меч неизвестного мне демона, он нависает надо мной и добавляет свой вес, из-за чего мои колени подгибаются, и в спине приходится прогнуться. Несколько искр уходит в сторону, когда я отвлекаюсь и думаю над тем, чтобы позволить чужому лезвию полоснуть меня по плечу, и тут все заканчивается. Быстро, резко и незаметно.
   Внезапный приход Рудры и его действия были не замечены мной в виду яростной схватки и сейчас, он, как ни как, кстати, объявился во всеоружии, поражая чуму этого храма саблей. Надрезая плоть единственным выверенным движением, принося в этот мир немного справедливости и покоя.
В какой-то момент, хватка демона ослабевает, и, тем не менее, напор остаётся прежним. Если бы не прервавшийся внезапно смех и проступившая на месте раны дорожка крови. Я бы никогда не подумала, что оппонент мертв. Это осознание пришли слишком поздно, и упавшая на землю голова успела окропить мои посеревшие одеяния кровью. Липкая неприятная, чужая, вязкая. Резко отпрянув назад, прячу свое оружие в божественном облаке, которое выражается простым исчезновением в моих руках. Постепенно исчезающие очертания сай казались бы сном или удачным миражом, если бы не их смертельная угроза, которую они представляли для всего живого. И я даже думать не хочу о том, как именно могут смертные распорядиться божественным оружием, попади оно не в те руки. Власть всегда была людским пороком и в достижении оной люди не знали границ. Стоит ли говорить о том, как крепко я сжимаю эфес своего личного оружия? Как зеницу ока храню их при себе и каждый раз с не охотой вытаскиваю на свет.
И в такой момент, когда схватка заканчивается, я ощущаю прилив умиротворения и спокойствия, где холодные саи исчезают в дымке моего личного инвентаря. Размеренно выдохнув, я без особого интереса смотрю на безжизненную фигуру демона, ставшего частью царства смерти, и поспешно ухожу следом за Рудрой, который призывал меня покинуть заброшенный храм. Честно признаться, и сама я радовалась этой альтернативе, так как успела подустать в очередной активной борьбе за жизнь и процветание. Приятная усталость, но не измождение, способное свалить с ног даже самого сильного и превосходного атлета. После подобных нагрузок ты ощущаешь себя счастливым и полезным этому миру. Такому непредсказуемому и многообразному.
   И единственное, что может сейчас спасти от сна, так это озеро, находящееся здесь поблизости. Ветер уже приносит приятную прохладу, от которой я млею и слегка прикрываю глаза, чтобы насладиться моментом. При этом я приподняла запястье и поиграла пальцами по потокам задорного ветерка. Это было чем-то похоже на перебирание невидимой монеты, что скользила между пальцами и перепрыгивала через костяшки руки. Немного очнувшись от маленькой приятности, вновь посмотрела на мужчину, чья фигура отдалялась от меня все дальше и дальше. В какой-то момент, испугавшись, что Рудра просто так уйдет в неизвестном направлении, побежала за ним и обогнала.
   Подобно длинноногой лани, я выпорхнула к берегу, минуя густые заросли. Растеряно осмотрелась в поисках человека, а завидев его, радостно засмеялась и прыгнула в озеро. Сначала тяжёлыми шагами продвигалась по воде, а после и вовсе, нырнув в толщу воды, исчезла из виду на пару мгновений, чтобы проплыть подальше и смыть тем самым с себя следы крови и привести внешний вид хоть в какой-то порядок. Стоило мужчине приблизиться к кромке воды, я вернулась обратно к берегу и поднялась на ноги, чтобы оказаться подле своего знакомого и приложить к его лбу прохладную ладонь.
- Ты весь горишь, - обеспокоенно произнеся данные слова, я смотрю прямо в глаза человека и пытаюсь найти в них ответ, который приходит на ум спонтанно. Пробежавшись глазами по красивым мужским чертам, прикрываю глаза, в некоторой мере забирая часть жара себе. Моя ладонь становится теплее и дело далеко не в том, что я согрелась, очнувшись от приятной прохлады. Божественная энергия куда мощнее и сильнее, чем может сдержать обычное человеческое тело. И сейчас получается так, что внешняя оболочка сгорает под напором неподвластных ей сил. Неминуемый процесс, который можно отсрочить, но никак не остановить.
   Ласково проведя ладонью по лицу мужчины, погладила его затем по голове, зарываясь пальцами в густую шевелюру, и улыбнулась. Широко, нежно и немного сожалея, что втянула в столь опасное и сомнительное мероприятие. И, как бы мне ни хотелось, я не вправе менять что-либо в жизни Рудры-Шивы. И это всегда так печально… прощаться, зная, что можешь и не встретиться, осознавая, что таков твой удел – скитаться по свету, не привязываясь, ни к месту, ни к человеку, ни к кому-либо еще.
- Спасибо тебе, - склонив голову, прячу грустный взгляд и улыбаюсь уголками губ. Все ли так просто и стоит ли менять воспоминания, позволяющие сделать то, что мы сделали совсем недавно? Однозначно, стоит, но могу ли я оставить крупицу сегодняшних событий, оставив тем самым след на человеческой памяти? Небольшой, незначительный, что растает подобно миражу со временем, исчезая в дебрях подсознания и возникнет в самый яркий и подходящий момент, когда того будет требовать ситуация? Вполне. В этот раз я не буду даровать что-либо. Мое прикосновение обозначит конец моего дара, который легкий ветерком освежил воспоминания былых воплощений Шивы. Теперь, же обратный вихрь должен захлопнуть приоткрытую дверцу видений, что должны будут открыться вновь лишь тогда, когда придет время. Не спеша, вытерев мокрыми ладонями кровь с лица человека, с радостью улыбаюсь, так как следы побоища исчезли, растворившись в воде.
- Ты будешь помнить меня, но только сегодня, - после этих слов я коснулась губами лба Рудры, унимая его жар, подавляя его божественную сущность и меняя кусок воспоминаний, касающихся смерти Демона и мыслей о храме. Теперь виновником смерти существа стану я, и только мне придется нести бремя ответственности за свершившееся. Правда, мне сложно предугадать, что пожелает сделать Рудра, будучи простым человеком и какое решение он пожелает принять в итоге. Медленно отстранившись, совершаю несколько шагов назад, немного уходя в воду, пытаясь взглядом угадать мысли Рудры. Интересно, что он предпримет сейчас?

+1

12

Земля была мягкой и манила в свои объятия обещая облегчение боли. Вода тоже шептала, касаясь брызгами кожи и легкий ветерок приносил прохладу.
А тот, кто был воином лежал на траве и смотрел в небо в какой-то момент переставая осознавать происходящего.
Там высоко под небесами плыли облака. Эта реальность казалось ему в тот  момент самой настоящей. Жар никуда не ушел и тело реагировало на каждое движение болью. Рудра, мог бы поклясться что выдержал самый тяжелый поединок в своей жизни, с трудом выйдя из него не побежденным.
Но всё это было там, где еще были видны следы пожара. Где храм почерневший от лизавших его стен огня, еще больше стал походить на алтарь Кали.
Только сейчас Рудра, не думал об этом. Его мозг словно бы впал в благоприятное забвение, перенеся его далеко - далеко в один из самых прекрасных мгновений.
Ему было лет, когда его отправили в деревню к родственникам. Там со сверстниками они так же, лежали и смотрели в небо, придумывая названия проплывающим высоко, высоко белым фигурам.
- А вот, смотри это большое, пребольшое мороженое, - в голове мужчину прозвучал голос из прошлого. Возглас мальчика имени которого, Рудра конечно же не вспомнил. Лишь голос и это облако которое вдруг перестало быть таким красивым и воздушным. То, что напоминало гору мороженого в стеклянной креманке, вдруг начало расти. Казалось невидимая рука дополняет лакомство взбитыми сливками. Еще миг и облако приблизилось так близко, что Рудра испытывая неведомый ему доселе ужас попытался отползти от него. Облако не было воздушным и легким, каким его рисовало воображение. Оно обжигало и меняя очертания становилось похожим на большой трезубец.

В одно мгновение стало легче, лба коснулась ледяная ладонь и Рудра застонал от этого холода или облегчения. А потом снова провалился в этот сон, на яву видя перед собой немыслимые картинки который больше всего походили на сборник иллюстраций старинного эпоса. В детве ему очень нравились такие картинки и он мог часами смотреть на ярко-красные языки пламени и танцующего со спутанными волосами мужчину.
- Что? Что происходит? - волны, то поднимают, то отпускают Рудру меня перед ним реальность на то, во что его разум просто не мог поверить. Человеческое существо, давно потерявшее связь с космической энергией не может принять простую истину, поэтому ищет всему логическое оправдание с легкостью фокусника облачая все непонятное в более понятные образы.
Вот прекрасная женщина склонилась над Рудрой, коснувшись волосами кожи и обжигая холодом и жаром песком. Разум принял это прикосновения, потянулся за ним, видя в этом правильное направление и тут же, начал раскручивать спираль в обратном направлении. Снова закрывая и открывая глаза, все еще не в силах пошевелиться Рудра видел храм и безумцем пытающихся поджечь заброшенный храм вместе с живыми людьми. Видел странного человека, который подражая уличным факирам плевался пламенем, думая что офицер  BCD не знает всех штучек при помощи которых разные гуру путают деревенщину, делая их фанатиками готовыми поклоняться еще одному только что сошедшему с небес воплощения бога. Видел девушку, которая касалась его лица и этим самым возвращала к реальности, стоящей напротив гуру или фокусника. Она отвлекала его, исполняя какой-то странный танец. В этот момент, когда все воспоминания наконец разложились по полочкам, Рудра сел. Голова всё еще кружилась, продолжая сидеть он сдавливал пальцами виски и смотрел на девушку.
- Кто ты? Я помню тебе, ты мне помогла. Но не помню, как мы встретились в джунглях. Это ведь ты убила того факира? - произнося еще одно определения для того, как помнил Рудра лежал перед храмом, он усмехнулся. В этот момент, он так же не смог отказать себя в возможности пошутить, доказав всем и себе в первую очередь что у него все хорошо с чувством юмора.
- Фокус не удался, факир был пьян и проглотил шпагу,- наконец Рудра поднялся и посмотрел на девушку.
- Я не знаю, как ты сюда попала. Но думаю, что скоро меня начнут искать, - в этот момент рация которая была бесполезна всё это время ожила, пусть и передавала лишь помехи и звуки похожие на частые хлопки. Главным было то, что связь была и как мог помнить Рудра, до этого момента он не мог связаться с руководством.
- Вот, слышишь. Надо ответить им и рассказать, всё что видел здесь. Но я не хочу говорить о том факире и как он умер. Кем бы ты, не была уверен, что не захочешь провести несколько дней отвечая на вопросы в штате BCD. - Рудра кивнул, словно бы отвечая за девушку на которую смотрел все время пока говорил.
- Ты ведь помогла мне. Знаю что не была с теми кто поджог храм в сговоре, поэтому хочу чтобы ты сейчас ушла, - быстрым движением руки мужчина открыл нагрудный карман и достал карточку где, был написал номер телефона. Его он обычно давал своим связным или возможным свидетелям. Давно уяснив, что закон не всегда бывает на стороне нуждающегося в защите. Поэтому подобные вопросы Рудра обычно решал сам и протягивая карточку девушке, добавил к уже сказанному - - Это мой номер, позвони как только выберешься. Если тебе нужен кров или денгиЮ помогу. Я твой должник и отдам свой долг, как только смогу, - рация издав еще несколько пугающих звуков, наконец вызвала Рудру Ранавата, который в свое время как можно быстрее ответил что он на месте и сюда следует выслать экспертов.
[icon]https://a.radikal.ru/a34/1901/dd/f710e0c7be7d.gif[/icon]

Отредактировано Shiva (2019-01-28 23:49:34)

+1


Вы здесь » uniROLE » X-Files » Я назову твое имя, если позволишь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC