о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищете хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• renji
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.
• byakuya
связь лс
капитан, нет, не очевидность, но назидательный взгляд и тяжелый банкай, потому что порядок должен быть в администрации.

автор недели //ALLAR LAVELLAN
Сам эльф больше склонялся ко мнению, что любых имеющих хотя бы каплю мозгов животных больше распугивает шум, который производит их отряд. Из всех, кого в Инквизиции называли теперь спутниками Вестника, разве что Солас понимал, что значит двигаться бесшумно. Но и одной только Кассандры хватило бы, чтобы разогнать всю окрестную живность...Читать

эпизод недели
SEVEN MINUTES TO MIDNIGHT//
Три одинаковые сестрички, которых по мере прочтения информации оказалось гораздо больше, тоже не особо заинтересовало Пьетро. Но Максимофф скучал. Вербовка счастливчиков в их тайную организацию тоже была закончена. А по телевизору показывали солянку из старых фильмов и очередное спасение Манхэттена Мстителями. В общем, Пьетро отчаянно нужно было пройтись и удержаться от мысли отловить какого-нибудь злодея и не заплатить ему за разбор одного бесполезного куска железа, явно застрахованного Старком...Читать

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста — выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да — это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни — накатим за его здоровье!

Hinamori Momo: Итак, я живу на Юни уже год. Может, больше, может, меньше — не суть. Просто мне хочется в который раз сказать, что этот форум стал для меня домом в первые же дни регистрации, и ничего не изменилось. На Юни действительно хочется заходить, хочется активничать там, вдохновляться играми и соигроками, брать твинков и наслаждаться жизнью. На Юни царит очень дружелюбная и приятная атмосфера, все люди там — добрые, все готовы общаться и играть, все — интересные и хорошие игроки, однако я не могу сказать, что на Юни собралась компания в том смысле, что других в нее не пускают. Согласитесь, бывает такое, когда сбивается основной костяк игроков и в этот коллектив трудно влиться новичку. На Юни этого нет! Вот правда, новенькие игроки легко смогут вписаться в компанию старожилов — вам тут и кофеньяка нальют, и пирожками угостят, и в игру затащат с порога. Отдельно хочу отметить работу администрации, которая действительно заботится об игроках и удобстве их обитания на форуме — я еще ни разу не встречала такой дружный, добрый, теплый и ответственный коллектив АМС, за что им огромная благодарность. За этот год я ни разу не усомнилась в том, что Юнирол — мой любимый форум среди всех остальных. Я рада, что стала частью этого чудесного места и знаю, что меня, как и всех остальных, там любят и ждут. "Дом никогда не бросает тех, кто взял и однажды поверил в Дом".

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Lara Croft: Я не умею писать большие отзывы и рецензии, каюсь, грешен. Но поделиться своими впечатлениями и эмоциями от этого проекта все же хотелось бы, скорее даже для себя, чем для кого-то. Это замечательный форум. Почему? Потому что он вернул меня обратно к ролевой жизни, куда я уже и не надеялась было вернуться никогда. На самом деле до Юни у меня все было сложно — то ли мне, как плохому танцору, все время казалось что форумы были какие-то не такие, то соигроки оказывались факапщиками, то ли я сам нигде не мог свою задницу пристроить ровно, потому что в ней торчало шило размером со шпиль Эмпайр-Стейт-Билдинг. Но после перерыва почти в год, когда я ограничился лишь написанием анкет и ливанием с форумов, попасть на Юни было просто чудом. Почему? А черт его знает, с первого взгляда все казалось таким же, как на других кроссоверах до этого, коих я сменила… по-моему, все, что есть в рунете. Все дело в людях. Скажу честно — они разные. Но в этом, наверное, и вся прелесть. Мне повезло найти на проекте человека, который стал моим хорошим другом. Даже двух таких людей, одного вообще в моем городе, так что кто знает — может и тот, кто прочитает мой отзыв, сможет потом найти себе доброго товарища на просторах Юни. Что же касается конкретно форума и что может быть интересно тому, что захочет присоединиться к проекту — форум живучий, развивающийся и очень активный. Народ играет и играет много, и не буду лукавить — сама я пишу в двадцать раз больше постов, чем писала до этого на своей ролевой памяти. Администрация честная, доброжелательная и отзывчивая. Флуд веселый и все, в принципе, относятся друг к другу хорошо без каких-либо подковерных войн. P.S. А нет, все-таки умею в простыни..))

Clara Oswald: Дорогие мои юнироловцы! В первую очередь команда АМС. Хочу в этом отзыве выразить свою огромную благодарность вам! Спасибо за то, что терпите меня, мои странные идеи, бесконечные смены ролей, уходы-приходы. Вы просто чудо! Вы самые терпеливые, понимающие и крутые! Я очень рада тому, что куда бы не заносил меня мой идиотизм, я все ровно возвращаюсь на Юни, потому что, видимо это судьба, и этот форум самый лучший. Не перестаю в этом убеждаться! Путь у вас всегда и все будет на высшем уровне!!! Отдельные приветы фандомам Волчонка и Доктора Кто, конечно же. Вы все чумовые ребята! Обожаю вас!!!

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniALTER » The Headless Waltz


The Headless Waltz

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://media.vanityfair.com/photos/5398aa6eb8c4d8fa7c0001ea/master/h_590,c_limit/got_blood.gif

Isengrim Faoiltiarna & Rayla

1267 год. Вторая Северная Война.

- Мой меч слишком дорого мне обошелся, чтобы бросаться им, эльф! - крикнула она. - Чтобы его взять, тебе придется ломать мне пальцы! Я - Черная Райла! Ну иди же!
Долго ждать не пришлось.

Отредактировано Isengrim Faoiltiarna (2018-12-30 01:02:42)

0

2

Они смеялись. Смеялись гордым её словам, смеялись ярости - бессильной ярости, а особенно смешным им казалось то, что она сама понимала свое бессилие. Смеялись тому, что она осталась одна. Она обещала, что никто из её людей не попадет в руки "белок" и свое обещание сдержала. Её же убить было просто некому.

Не торопились и эльфы. Неспешно, с ленцой окружили её - усталую, измученную, несломленную. Разглядывали, перебрасываясь шуточками. Одобрительными смешками встретили её предложение прийти и сломать ей пальцы, если уж так нужен её меч. Игрались.

Когда она поняла, что они её не убьют, было уже слишком поздно что-либо предпринимать. Сломанные пальцы руки, которой она до последнего сжимала меч - это ведь далеко не самое худшее, что могла ожидать охотница на скоя'таэлей, попавшая к ним в руки. Её, черную дьяволицу, узнали бы, даже не брось она в лицо своим будущим палачам свое имя. "Райла!" - кричал каждый гниющий труп с обглоданными птицами острыми ушами, качающийся вдоль трактов. "Райла!" - пели сорванные операции, нарушенные линии связи, потерянные без вести отряды. Ночи без сна. Засады там, где не было ни одной души. Могилы, ряды могил - и тела, оставленные без погребения в спешке отступления. Райла. Райла.

Её везли назад, а не вперед. Это значило, что война для неё закончилась. Бригада умчалась дальше за отступающими - продолжила выполнение боевой задачи. С десяток конных отправились с ней - почти почетный караул. Никто не хотел рисковать потерять такую пленницу: её место неминуемо занял бы виновный.         

Чёрная Райла. Они все прекрасно знали её. Это и спасло ей жизнь. А лучше бы не спасало.


- Господин полковник!

Исенгрим Фаоильтиарна, полковник армии Нильфгаарда, еще пару минут назад заметил некоторое оживление за пологом своей палатки. Отметил, сделал засечку в памяти - и отбросил пока. Потом выяснит, что так развеселило часовых и почему он слышит знакомые голоса тех, кого он совершенно точно отправил в атаку. Это могло подождать. Полковник был занят, устал и сердит - как, впрочем, и почти все время. Кампания складывалась пока что удачно, но всей удачей бригада была обязана постоянным ночным бдениям над картой. Как повести бригаду, чтобы задача, кажущаяся невыполнимой, была исполнена, да еще и малой кровью? Как распорядиться легкой кавалерией, чтобы эльфы, поставленные живым щитом между нильфгаардцами и противником, уцелели все до единого? Как выполнить приказ, проистекающий только и исключительно из тупости, махровой зашоренности и нежелания видеть перспективы, и не потерять ни солдат, ни самоуважения? Как вообще подчиняться командам дхойне и не кривить лицо? Эти и многие другие, не более приятные вопросы он решал ежедневно. И порядком измучился. Не от войны, от людей.

- Господин полковник! Посмотрите, кто тут у нас!

Зашуршало, затопало, зашумело. Фаоильтиарна неохотно оторвался от бумаг, поднял голову... Ему что-то там говорили, объясняли - это всё было лишнее. Одного взгляда на этот дикий взгляд, на черную густую косу, на ликующие лица вокруг хватило, чтобы он понял: она. Наконец-то через столько лет она попалась к ним в руки.

Лицо, неузнаваемо обезображенное старым шрамом, кривится еще страшнее, когда он улыбается, глядя на неё. Ему ровно сто лет в этом году, этому шраму. Этим летом - сто лет, как Aen Seidhe лишились своей прекрасной, цветущей, трепетно хранимой Долины, а полковник лишился и лица, и брата.  Что ж... Он уже знал, как он отпразднует этот юбилей. Тризна по погибшим никогда еще не была такой кровавой. Сто лет - невообразимо давно для нее, молодой еще beanna dh'oine, что стоит перед ним вся в путах и сверкает глазами. Сто лет - будто вчера для Волка, прозванного Железным. Она может воображать себе, что она не в ответе за все преступления своей расы... Впрочем, нет. Эта как раз в ответе - и в ответе сознательно. Худшая из вонючих тварей, что заполонили цветущую родину полковника.

Настроение стремительно улучшается. Это - и в самом деле, победа.

- Развяжите, - он кивает конвоирам, встает из-за импровизированного походного стола, обходит его. Видя, что бойцы медлит, терпеливо повторяет без тени раздражения: - Развяжите. Мы в центре лагеря, куда ей бежать? Попробует - сломаем ногу. Для начала - левую... Для симметрии, - как неестественно она держит правую руку, он уже успел заметить. Старшая Речь течет неторопливо и равнодушно - он не собирается для удобства пленной переходить на ее варварское наречие, хоть и владеет им в совершенстве. Впрочем, она, кажется, понимает. На всякий случай он уточняет:

- Ты понимаешь меня, beanna?

Отредактировано Isengrim Faoiltiarna (2018-12-30 04:16:45)

+1

3

[nick]Black Rayla[/nick][status]ты запомнишь меня надолго[/status][icon]https://pp.userapi.com/c850720/v850720638/84446/I9wRvFx_z_Q.jpg[/icon][sign]Встретимся в аду[/sign][lz]<center><b><a href= class="link3";>Черная Райла</a></b> <sup>28</sup><br>Капитан специального отряда войск Его Королевского Величества Демавенда III<br><center>[/lz][fan]THE WITCHER[/fan]

-Я родилась у подножия Синих гор, эльф. Там такого дерьма, как ты - валом. Так что: да. Понимаю, прекрасно. Не изволь беспокоиться, господин полковник. - звание выплевываю в его изуродованную рожу, как оскорбление. Полковник, смотри-ка. У этой погани еще и звание есть! Вот потеха-то.

Бегущие от горящей родины люди Аэдирна должны были уйти уже далеко за перевал. В любом случае, то, что уцелело от эльфего отряда не сможет сильно навредить им - среди беженцев есть юноши и женщины, способные держать оружие, а эту остроухую ораву я знатно потрепала. Напоследок.

Белые молнии на эполетах эльфов Черная Райла увидела только тогда, когда ее, унизительно избитую, перебрасывали через конский круп, как неодушевленную поклажу. И с тех пор она, капитан погибшего отряда, ответственная за жесточайшую расправу над собратьями своих конвоиров, боялась только одного: истечь до смерти кровью, не успев прибыть к месту назначения, издохнуть в пути, не посмотрев в глаза предводителю шайки Врихедд. Ее везли к нему, в этом не было сомнения. Такую добычу у всех племен принято складывать к ногам вожака. Она знала его имя. Она знала, за что он в ответе.

Несколько недель назад зарево бури над Таннедом полыхнуло в спину специального отряда Райлы. Нанятые для сопровождения архимагистра де Врие, они с ребятами безупречно выполнили этот контракт и успели уехать достаточно далеко, прежде чем вспыхнул бунт. Как безумные помчались они назад, но скорость не помогла, когда измотанные всадники прибыли на место, все было уже кончено. Раздавленная виной и осознанием утраты, милсдарыня Тиссая, как безвольный ребенок, позволила увезти себя домой. Райла не взяла предложенной платы. Уважение к годам и мудрости архимагистра смешивались в суровой капитанше с необьяснимой нежностью к этой хрупкой усталой женщине. А через неделю госпожа де Врие вскрыла вены на своих тонких изящных руках. За то, что верная магическому братству, не увидела подлости и не поверила в предательство товарищей. За то, что впустила в святая святых Исенгрима Фаоильтиарну и его шайку имперских наемников. Госпожа де Врие своей смертью искупила долг чести, который никто и никогда не посмел бы записать на ее счет.

Исенгрим Фаоильтиарна вел орды эльфьей саранчи, оставляющей после себя лишь выжженную землю там, где еще недавно золотились хлеба, смеялись дети, стрекотали прялки. Исенгрим Фоаильтиарна спалил Аэдирн, давший Райле лучшую долю, нежели побивание камнями в родной Лирийской деревне - унижение, заслуженное лишь тем, что бабка черноволосой девочки, изнасилованная эльфом-налетчиком с Синих гор, родила остроухого сына, отца Райлы. У самой Райлы ненавистный эльфский предок почти уже не просматривался, ее правое ухо было идеально округлым, как у матери. А вот левое, по-человечески короткое, было немного заострено кверху. С самого детства девочка заплетала толстую косу набок, особым образом укладывая волосы, чтобы скрыть это уродство. Чтобы соседские дети брали ее играть, чтоб заезжие торговцы не косились, а старухи-сплетницы не шептались за спиной. Это не помогало. "Эльфья шалава" - летело со всех сторон со свистом зло и метко бросаемых камней... Лишь только научившись, тайком ото всех, управляться с отцовским мечом, Райла сбежала в Аэдирн и поступила наемницей в армию. Косу всегда носила на левое ухо. И убивала эльфов со зверской жестокостью.

И вот он, сладкий миг. Предводитель белых молний, Исенгрим Фаоильтиарна, стоит прямо перед ней, на расстоянии вытянутой руки. Конвоиры суетливо развязывают узлы на запястьях и щиколотках - на такую удачу Райла и рассчитывать не смела. Пусть только уйдут, остаться бы с этим выродком один на один...

- Твоя правда, эльф. Бежать мне некуда, да и выгоды нет. В офицерском шатре мне самое место, а твое мерзкое рыло я уж как-нибудь потерплю.

Не дрогнула. Ни голосом, ни мускулом, даже дыхание - ровное, глубокое, полное. По измазанному сажей и кровью лицу скользнула дикая усмешка, глаза полыхают страшным торжеством.

Что бы ни пришлось вынести, прежде чем умру от твоих поганых рук, паскуда, дважды меня не убить, смерть одна, и она милосердна. Я Черная Райла, и я авансом рассчиталась за все, что бы ни ждало меня впереди. Уже недолго осталось. Я выдержу.

Отредактировано Bernard Dukat (2019-01-04 03:05:51)

+1

4

- Верно... - Фаоильтиарна опирается задом об шаткую конструкцию, наспех сколоченную из досок и застеленную какой-то в меру чистой тряпкой - он называет это столом. А что поделать - полевые условия. Спасибо, что не на коленке и не на камушке в лесу. К роскоши полковник не привычен - некогда было привыкать и не к чему. В такой вот расслабленной, спокойной позе он обозревает пленницу - комок ярости и гнева. Обычная, казалось бы, человечья девка - ничего особенного. Но королевская эта, звенящая, чистая ненависть, что бьет из глаз, светится из-под кожи, истекает из многочисленных мелких ран... Ненависть эта, только похожая на кровь, всё преображает. Райла в самом деле была противником что надо. По нему в самый раз. Недаром столько сил и времени он убил на то, чтобы поймать неуловимую суку. Была...

- Верно, - неторопливо цедит он, возвращаясь к своей мысли. - Моя прекрасная родина дает миру не только Aen Seidhe и ведьмаков, но и всякие отходы вроде тебя. Мир неидеален. Но я работаю над этим. Сегодня он станет чуть чище. Или не сегодня - если ты будешь плохой девочкой...

Никаких серьезных повреждений, кроме нескольких сломанных пальцев, на пленнице не видно. Сработано профессионально - упаковали и привезли в лучшем виде. И даже Яевинн в этот раз не начал показывать гонор не к месту... Растет.

- Ну нет, - он снова отвратительно корежится улыбкой в ответ на её слова. - Это моя палатка, и жить в ней будет только одно мерзкое рыло - моё собственное... Кстати, твоего племени работа. Ну так думаю, вернул за эту услугу я им сполна за прошедший век. 

Расплатился, всецело расплатился. И за тонкую красоту Старшей Крови, перечеркнутую сабельным ударом, стянутую наспех заштопанным рубцом, и за брата, что был ему почти двойней, но остался там, в каменистой земле предгорий. И за многих других, что не смогли мирно и жалко уйти выше в горы, но и не смогли отбить удар. Век назад что-то хрустнуло и сломалось в душе Исенгрима, необратимо повернув его на путь даже не войны по правилам - безразличного уничтожения всех, кто имеет не такой формы уши. Без разбору, без жалости, без раздумий. Железный Волк вел свою стаю, все набиравшую в силе и количестве, железной рукой.

Припомнив кое-что из донесений разведки - маленькую, неважную совсем деталь, которая сейчас стала страшно интересной, команданте машинально потянулся было вперед упакованной в перчатку рукой, но остановился на полпути, заметив пылающий взгляд. Нет, самоуверенность путать с глупостью не нужно. Поэтому полковник бросает эльфам за спиной Райлы короткое слово-приказ, и капитан короля Демавенда моментально оказывается в неустойчивой и предельно глупой позе с завернутым за спину локтем. Дернись - лишишься сразу двух суставов, плечевого и локтевого.

Теперь, убедившись, что Райла решительно лишена возможности причинять беспокойство, полковник вновь протягивает руку - и, не скрывая брезгливости, самыми кончиками пальцев отбрасывает с лица пленницы густые черные волосы. Даже не с лица - с ушей. Сначала - с правого. Обычного такого, розового, уродливо-круглого, словно обрубленного там, где у нормального эльфа оно вытягивается в изящный кончик. Искаженная раса неправильна во всем, даже в такой малости. Затем - левое. И тут, приподняв тяжелые пряди, полковник медлит, созерцая открывшееся ушко- острое. Правильной острой формы.

Не зря ты, девочка, заплела косу на левую сторону. Ой, не зря.

- Ну надо же... А я думал, врали, когда намекали мне, что наш безгрешный борец с "белками" сам недалеко ушел от предмета своей охоты... Не врали, стало быть? Ну и кто у нас согрешил с остроухим заезжим красавчиком? Мама? Вряд ли, страшновата ты для полукровки... Бабка? Прабабка?

Не отходя назад, Исенгрим чуть наклоняется, чтобы заглянуть в лицо согнутой в кривой позе Райлы, и еще раз словно окунается в потоки почти физически ощутимой ненависти. Сейчас это даже приятно - это награда за долгий труд. Что может быть лучше, чем вот так смотреть в лицо бессильно исходящего на ярость побежденного врага?

В требовательно протянутую ладонь ложится чей-то нож, когда полковник выпрямляется. Он увидел в глазах пленницы все, что хотел. Она не боялась его. Это славно: скучно, когда они боятся еще до того, как он приступил к делу. О чем с ними беседовать, когда они готовы рассказать все еще до начала вопросов? По приказу нажим на локоть Райлы чуть ослабевает, позволяя ей встать чуть более прямо, но недвусмысленно намекая, что если она дернется, может совершенно без толку попрощаться с плечом.

- Природе не свойственна симметрия, и обычно Aen Siedhe не вмешиваются в естественный ход вещей. Но нет ничего естественного там, где уже приложила руку твоя поганая раса. Вы ломаете и искажаете все, до чего дотронулись. Вижу свой долг в том, чтобы исправлять все, что смогу.

Одна рука крепко держит за подбородок, вминаясь тонкой кожей хорошо выделанной офицерской перчатки в челюсть. Он высок - ей приходится тянуться за ним вверх. Прямой взгляд цепляет, не позволяя отвести глаза в сторону. За большими темными глазами Фаоильтиарны - слишком много лет крови и страданий его народа, слишком много потерянных городов и территорий, слишком много плевков вслед городским Aen Seidhe. Слишком мало надежды, что когда-нибудь это закончится, с его террором или без него. Где-то там же горит погребальным костром всему будущему его расы Шаэрраведд, и трещит белый камень, рассыпаясь в пламени. Раньше ему очень хотелось показать им, показать dh'oine, как тяжело и больно его расе. Потом он признал - эти животные не способны к акту понимания по своей природе. Вся раса больна эгоизмом и кругозором, не уходящим за пределы метра под ногами. Больных животных нужно уничтожать без жалости и раздумий во имя здоровья всего мира.

Вторая рука с кинжалом резко взлетает вверх. С мягким шлепком падает на пол кусок уха. Правого, неправильного.

Полюбовавшись немного на результат, Фаоильтиарна удовлетворенно хмыкает, отпускает лицо женщины, отходит назад и принимается тщательно вытирать руки в перчатках белым платком. Даже прикасаться к проклятой расе неприятно.

- Уберите её отсюда. - Взглядом он указывает на пол. - Всю. Я попозже подойду. Связать. Охранять. Не прикасаться без приказа.

Эту радость он никому не отдаст.

- Хотя нет, - бросает он уже вдогонку выволакивающим дьяволицу. - Обрейте эти патлы. У нее чудной формы ушная раковина. Нельзя такую красоту прятать от общества.


Армейские части, расквартированные неподалеку от эльфов, смотрят на кутерьму с интересом, но вмешиваться не спешат. У вонючей людской расы нет такого понятия, как солидарность, а уж дураков спорить за добычу со зверями из Врихедд нет и подавно. Кто поопытнее, ворча, уходит на другой конец лагеря: знают, что если уж эльфы кого притащили в лагерь, будет много крика и много крови... А Райлу оттаскивают подальше от палаток, почти на самую опушку леса, и бесцеремонно связывают, как было: полковник может сколько угодно бравировать, но если пленница убежит, головы снимет со всех причастных.

Отредактировано Isengrim Faoiltiarna (2019-01-05 02:38:42)

+1

5

[nick]Black Rayla[/nick][status]Ты запомнишь меня надолго[/status][icon]https://pp.userapi.com/c851416/v851416284/92c76/aBzSCrtRUfc.jpg[/icon][sign]Встретимся в аду[/sign][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Черная Райла</a></b> <sup>28</sup><br>Капитан специального отряда войск Его Королевского Величества Демавенда III<br><center>[/lz][fan]THE WITCHER[/fan]

Райла смотрит в ненавистную морду, смотрит на уродующий эльфа шрам и никак не может поверить в услышанное. Полно, да может ли это быть правдой? Капитан повидала на своем веку немало ран и увечий. Шрам Фаоильтиарны выглядел совсем зажившим и сама Райла дала бы ему лет десять. Но сотня? Правду, стало быть, говорят краснобаи, что эльфье племя бессмертно. Если Железный Волк сражался с оружием в руках уже сто лет назад, а сейчас, стоя перед ней, выглядит как мужчина в самом расцвете сил...

Ледяная волна отчаяния подняла с глубины души безысходную тоску: нам не победить. Целые поколения людей до Райлы пытались стереть с лица земли эту заразу, и целые поколения после продолжат их дело. А с гор будут спускаться все новые и новые орды. Полководцы, столетиями познающие военную премудрость, снова и снова будут вести их в бой, уничтожая, вытаптывая, истребляя то, что люди с таким трудом восстанавливают после их набегов, тратя десятилетия своей короткой жизни на этот неблагодарный труд. Райла не знала, кто, когда и зачем начал эту войну. А если бы и знала...

Так вышло, полковник, что мы с тобой по разные стороны. Даже жаль... Такой неистовый...

Нелюдский предводитель протянул было к ней руку, но тут же отдернул, наткнувшись на острие пылающего взгляда. По первому его знаку Райле заламывают руку, вынуждают опуститься на колени. Но она все равно смотрит на Фаоильтиарну свысока.

Фу, какой жалкий! Трусливый выблядок. Боишься к девке подойти, коли конвоя при ней нет? Вояка-герой. Тьфу, противно.

Презрение искажает тонкие черты капитана, кривит ее узкие губы. Полковник тем временем отбрасывает волосы с ее лица, осматривает уши: мимоходом правое, на левом задерживается. Он знал... Знал! Ненависть выходит из берегов и заполняет шатер доверху. Озера по обеим сторонам гадкого шрама пристально глядят в ее глаза. В его руке сверкнуло лезвие. А она все смотрела, не отрываясь, в эти озера цвета каштанового меда...

Несколько упоительных секунд Райла верила, что эльфский вожак сейчас избавит ее от проклятия, которое омрачало всю ее жизнь. Верила, не смотря на то, что прекрасно знала, что на его месте сделала бы она сама. Верила, что умрет человеком.
Злобно, коротко свистнул клинок. Дрогнули ресницы - но и только. Горячая, густо пахнущая железом кровь залила шею справа, покатилась ручьями за шиворот. Звонко шлепнулась на пол отнятая плоть, ее чудесное круглое ушко. Словно во сне, когда все движения замедляются, как будто мгновения увязают во внезапно загустевшем воздухе, Райла смотрела, как бьется яремная вена на шее Исенгрима Фаоильтиарны. Она могла бы рвануться из рук обомлевших конвоиров, одним точным броском оказаться на его груди и впиться зубами в его жилистую шею, разорвать вену. Тогда его уже не спасут, он издохнет в считанные секунды. И плевать на искалеченную руку, нелюди все равно растерзают ее на месте за гибель вожака. Но в ту минуту Чёрная Райла вдруг заново обрела бешеную жажду жить.

Нет. Смерти этой гадины теперь слишком мало. Я хочу убить в сотни раз больше эльфьей швали, чем убила до сих пор! Я буду гнать их до края земли. Не знаю как, но клянусь собственной кровью, что течет сейчас по моей груди, я выберусь. И тогда, полковник, за твою дерзость поплатятся все твои сородичи. Однажды, поганое ты отродье, я заставлю тебя сожрать твои собственные уши!

Все свои вновь обретенные силы, всю ярость направила Райла на то, чтобы эльф напротив не проник в глубину ее утраты. Она не доставит ему удовольствия увидеть, какое горе он ей причинил!
Ее снова вяжут, ведут, пинают... Райла ничего не видит и не чувствует, кроме ветра, который холодит край отрубленного уха. Кровь пульсирует толчками, рана уже покрывается липкой корочкой.

Способность воспринимать окружающий мир возвращается к Райле, когда ее швыряют спиной о шершавую кору дерева. Чувствительно приложившись затылком, она смотрит по сторонам, будто очнувшись от забытья. На шею ей набрасывают петлю, другой конец веревки обвязывают вокруг сосны на самой окраине лагеря. Привязанная, словно шкодливая кметская коза, бывшая капитан специального отряда смотрит вокруг. Насколько хватает глаз виднеются сонмы шатров и знамен, лагерь гудит растревоженным ульем, трещат костры. Прислушавшись, Райла убеждается, что за ее спиной тихо, значит, здесь кончается лагерь и начинается лес. Там, конечно, есть дозорные...
Метание мыслей останавливает рывок за волосы. Райла закрывает глаза. Чьи-то холодные пальцы крепко, с садистским наслаждением сдавливают скулы и подбородок, крепко удерживая голову. Она чувствует, как взлетает над ней гвихр конвоира, как натягиваются и трещат ее волосы под напором стали.

-Ааах! - тонкий выдох, неожиданный для нее самой полувсхлип - полустон срывается с губ. Ее гордость, ее коса, символ девичьей чести с глухим стуком падает к ногам и рассыпается по траве. Она чувствует, как множество рук тянутся к ней, рвут остатки ее волос, кромсают под корень тупыми кинжалами. Райла стискивает зубы, со скрежетом ломая себе клыки, обломками зубов впивается себе в губы. Мучители отшатываются один за другим, ветер подхватывает клочья волос с век и скул. Теперь никто не приближается к ней. Один за другим набрасывают арканы, затягивают на коленях, прижимают ладони к бедрам, локти к талии. Веревки привязывают к разным деревьям. Райла не может ни сесть, ни лечь, любое движение перекроет кровоток и задушит ее. Страшная, окровавленная, стоит она в паутине растянутых пут, будто страховидла на ярмарке. И не открывает глаз. Ее стражники располагаются в стороне, молча разводят костер, начинают греметь котлами и мисками. Никто не видит, как из под опущенных век Райлы тихо бегут горячие реки слез.

Солнце село за лесом. Зажглись звезды. На лагерь лег туман. Ночной холод остудил пылающие глаза Райлы.
Она с трудом разлепила солёные ресницы и устремила взгляд за горизонт. Над верхушками шатров край неба уже розовел. Занималась заря. Слух уловил легкие неспешные шаги со стороны лагеря. Оставленный в дозоре соглядатай встрепенулся навстречу высокой фигуре. Подошедший тихо бросил ему несколько слов, и дозорный исчез в тумане. К Райле не спеша приближался Железный Волк, ощерив зубы в хищном оскале. Она сполна ответила на это вражеское приветствие, обнажив обломанные зубы и дернувшись ему навстречу. Скользящие узлы арканов натянулись сильнее и у капитана перехватило дыхание, но она заметила еле уловимое движение корпуса полковника назад.

Дюже я теперь страшна, должно быть, ежели столетний вояка отшатнулся... и хорошо. Я хочу, чтобы меня боялись. Меньше рук переломать придется, желающих ощупать мой зад.

- А где же твои охранники-помощники? Али к связанной девке подойти не боишься, храбрец? Смотри, а то вдруг перегрызу путы, да как покусаю! - и Райла жутко, разливисто захохотала, дав наконец выход боли и крику. Подняла лицо к светлеющему небу, глубоко, до треска в ребрах затянулась рассветной дымкой. Сейчас начнется... Сейчас Железный Волк будет ей мстить.

Отредактировано Bernard Dukat (2019-01-14 14:23:55)

0

6

Он откладывал этот визит до последнего. Просмотрел все бумаги, чтобы убедиться, что не упускает ничего важного. Раздал необходимые приказы. Уточнил ситуацию на фронте. Сходил в штаб, отметился, получил от всезнающих коллег поздравления. Все уже были в курсе, кого заарканили эльфы, и как это для них важно. Исенгрим не уставал поражаться этой расе. Они знали, каждый из них знал, что в каких-то метрах от них пытают beanna dh'oine, женщину их вида. Они понимали также, что её смерть не будет ни быстрой, ни легкой. Но они - что там "отбить", они не попытались даже обсудить это с командиром эльфов. Только поздравили с успешной операцией. Они в самом деле делили людей на своих и чужих - и это было непостижимо. Наверное, с их плодовитостью и генетическим разнообразием они могли себе позволить и не такое, но Фаоильтиарне было дико это видеть. Каждый раз.

И только потом, убедившись, что никому в ближайшее время не понадобится, отправился к деревцу на окраине лагеря. Она была там. Конечно, где же еще ей быть?

И взглянув в её лицо - огромные бешеные глаза и окровавленные губы, - он невольно отшатнулся назад. Она была сама ярость - ярость бессильная, плененная, но не погасшая. Не могущая погаснуть. Наверное, только такая могла месяцами идти по следам неуловимых белок по непролазным лесам, страдая от холода, голода, невероятной усталости, которую не может вынести человек. По лесам, в которых белки ощущали себя как дома. По лесам, в которых Исенгрим Фаоильтиарна провел уже без малого двести лет, а она - ей приходилось учить эту науку с чистого листа. И если вспомнить, каким он сам был в её годы, к девочке можно испытать что-то, очень похожее на уважение.

- Будь ты свободна - непременно бы покусала, - серьезно кивнул Волк. Девочка не теряла присутствия духа. Хотя ей, конечно, было страшно. А кому не было бы? Райла хорошо знала, что она сама сделала бы с Фаоильтиарной, попади он ей в руки. Но он не попался. Вместо этого попалась она. И сейчас её воображение - о, оно было живое, еще какое, судя по тому, что она делала с пленными эльфами! - рисовало ей нерадостные картины будущего. - Именно поэтому ты связана. Я не стану недооценивать тебя, Райла, это было бы слишком большим для тебя подарком.

Сколько пленных было упущено именно из-за несвоевременного и ничем не подкрепленного самомнения тех, кому удалось их захватить? Этой ошибки Исенгрим вполне мог избежать - гордость он потешил достаточно за долгие годы жизни.

Оглядевшись, он нашел рядом крупный камень, деловито подкатил его поближе к дереву, отряхнул, чтобы не испачкать мундир. Черная шерсть нынче дорога. У бригады Врихедд всегда было лучшее обмундирование и снабжение. Во многом, потому, что никому из интендантов не хотелось слишком уж долго общаться со странным покореженным эльфом. Пусть альянтом - но все же чужаком. А еще потому, что проще было сделать, как он говорит, чем доказать, почему это никак не возможно. Когда дело касалось бригады, Фаоильтиарна становился настойчив, тих, зануден и невыносим. В итоге Врихедд была не только самой успешной, победоносной, нечеловечески жестокой даже по меркам войны и наводящей жуть даже на своих, но и самой благоустроенной. Впрочем, одно проистекало из другого - и обратно.

Присев на камушек, Фаоильтиарна внимательно взглянул на пленницу. Та отвечала ему тем же.

- Позволь мне пояснить. Если бы мы встретились раньше, как я того и желал, я задавал бы тебе очень много вопросов. Как устроены ваши специальные отряды, я более-менее представляю, но никогда не поздно узнать что-нибудь новое. Как вы работаете, как сотрудничаете с населением, как ухитряетесь раз за разом выискивать мои отряды, несмотря на все мои изобретения. Еще полгода назад все это было бы очень, очень интересно. Процесс нашей беседы тебе бы не понравился. Врать не буду: то, что тебя ждет сейчас, тоже не будет приятно. Потому что, когда я уйду, сюда наверняка придет вся бригада. И я не буду им запрещать. Согласись - они заслужили по кусочку от тебя каждый. Что до меня, я не нахожу радости в бессмысленных пытках. Но не буду мешать.

Камень оказался неприятно-холодным. Казалось бы, лето. Ан нет. Север, мать его. Выросший в продуваемых всеми снеговыми ветрами Синих Горах эльф не мог не признать объективных преимуществ климата Нильфгаарда перед родными Северными Королевствами. Поднявшись, он подошел ближе к Райле и, встав напротив, посмотрел сверху вниз прямо в горящие глаза. Кому, как не командиру белок, был так хорошо знаком этот неугасимый огонь, не дающий спокойно жить, завести семью, растить детишек и сеять репу? Их судьбы были в чем-то похожи. Как и у всех, кто отдал себя идее. На тебя ведь смотрели в родной деревеньке, девочка? На тебя ведь смотрел и весь твой отряд, роняя слюну от желания и дрожа от почтения? Ты ведь была диво как хороша по меркам вашего уродливого племени, не так ли?

А ведь знаешь, жили когда-то в Синих Горах два брата: тоже юные, тоже красивые. Обоих забрала ваша чертова война. И тебя заберет.

- Ты могла бы сейчас предложить мне что-нибудь. Рассказать. Но вот в чем загвоздка: нечего тебе мне рассказывать. Мы больше не прячемся в лесах. Эта война станет последним ударом по вашим странным северным королькам.

Потом, конечно, когда-нибудь придется разбираться и с Нильфгаардом, слишком много о себе возомнившим... Но это будет потом, совсем потом. Хотя Исенгрим не сомневался: на его век хватит.

- Впрочем, ты, девочка, не станешь так унижаться, не правда ли? - он с интересом смотрит, как по ее подбородку стекает еще одна струйка крови. Что у нее со ртом, били её, что ли? Вроде, приказа не отдавал... Хотя пойди удержи дорвавшихся до главной обидчицы солдат.

+2


Вы здесь » uniROLE » uniALTER » The Headless Waltz