о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
• riza
связь ЛС
Дрессировщица диких собак, людей и полковников. Возможно, вам даже понравится. Графика, дизайн, орг. вопросы.
• shogo
связь лс
Читайте правила. Не расстраивайте Шо-куна. На самом деле он прирожденный дипломат. Орг. вопросы, текучка, партнеры.
• boromir
связь лс
И по просторам юнирола я слышу зычное "накатим". Широкой души человек, но он следит за вами, почти так же беспрерывно, как Око Саурона. Орг. вопросы, статистика, чистки.
• shinya
связь лс
В администрации все еще должен быть порядок, но вы же видите. Он слишком хорош для этого дерьма. Орг. вопросы, мероприятия, текучка.
• tauriel
связь лс
Не знаешь, где найдешь, а где потеряешь, то ли с пирожком уйдешь, то ли с простреленным коленом. У каждого амс состава должен быть свой прекрасный эльф. Пиар, продвижение.

// FYODOR DOSTOYEVSKY
Лифт опускается вниз с едва различимым шумом — Фёдору любопытно немного, как ребёнку, и он делает шаг ближе к краю — сдерживается, чтобы не коснуться пальцами стеклянной поверхности, смотрит, впрочем, — с любопытством совершенно искренним. Йокогама будто бы на ладони — напоминает ему муравейник, на который смотришь с высоты человеческого роста,сдерживая в себе едва-едва совершенно животное желание наступить — фигурки, разбросанные вокруг домика из картона — развалится тоже от ветра, обратится в ничто так же легко. Ему интересно, насколько акцент выдаёт его — сильно, должно быть... Читать

IN YOUR EYES I'M STARING //
Медленно, но верно, рассвет вступает в свои права. Ядомару, сонно прищурившись, то и дело оглядывается; не в ее власти отпустить ситуацию на несколько часов, и не в силах капитана — уболтать ее на это. Слишком хорошо знает ее. "Валить надо!" Неизменно нервный "сосед" никак не даст забыть о своем существовании. Принимать это стало немного, но легче. — И какой смысл? — Чуть качает головой, задавая этот вопрос вслух. Странный, странный диалог. Тишину вокруг — но только для нее — нарушает смех. Лиза едва улыбается. "Дура. Убьет же в любой момент," Лиза только качает головой, не отвечая. Чего уж, и правда может, уже раз почти получилось, и, будь его воля, мог бы добить, даруя быстрое избавление. Но — не стал этого делать. Значит, что-то, но все же не зря — вопреки не самым оптимистичным мыслям, Ядомару снова улыбается... Читать

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Bastet: Я крайне редко пишу отзывы, и тем не менее, чувствую, что это необходимо. Юни прекрасный форум, на который хочется приходить снова и снова. Здесь настолько потрясающая атмоcфера и классные игроки, что захватывает дух. Здесь любая ваша фантазия оживает под учащенное биение сердца и необычайное воодушевление. Скажу так, по ощущению, когда читаешь посты юнироловцев, будто бы прыгнул с парашютом или пронесся по горному склону на максимальной скорости, не тормозя на поворотах. Как сказала мне одна бабулька, когда мы ехали на подъемнике – ей один спуск заменяет ночь с мужчиной, вот так же мне, ответы соигроков заменяют спуск с Эльбруса или прыжок в неизвестность. Восторг, трепет, волнение, вдохновение и много всего, что не укладывается в пару простых слов. Юни – это то самое место, куда стоит прийти и откуда не захочется уходить. Юни – это целый мир, строящийся на фундаменте нескольких факторов: прекрасной администрации, чудесных игроков и Вас самих. Приходите, и Вы поймете, что нет ничего лучше Юни. Это то, что Вы искали!=^.^=

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » Do you mind if I stay


Do you mind if I stay

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Do you mind if I stay

https://69.media.tumblr.com/041b61df349bfbe226d6771de8e971bb/tumblr_p383sviENI1sbolqwo3_r2_540.gif

Harry Hart & Gary Unwin

+1

2

Пальцы еле-еле барабанили по деревянной столешнице, выдавая легкое состояние тревожности, в которое Гарри впал сразу после того, как получил информацию из Америки. Агент Виски дружила не только с Эггси, конечно, и уже после того, как она помогла Анвину, с ней связался Гарри – просто хотел уточнить, все ли в порядке и нет ли у них проблем. Там и выяснил, что Гэри не просто украл их пленника и исчез из поля зрения, возомнив себя крутым агентом и едва ли не героем, но и обратился за помощью на другую сторону океана. К счастью, в «Стейтсмен» работали хорошие агенты, поэтому Харт рассчитывал, что их помощь пошла юноше в прок.
Он много думал об этом. Агент Виски плюс Агравейн – эти двое могли послужить неплохим подспорьем для нового агента Персиваля, так что в успехе их совместной операции Гарри даже не сомневался, но не беспокоиться все-таки не мог.
Ему нравилось контролировать все, что хоть сколько-нибудь его касалось. Когда «Кингсмен» еще был в порядке, Харту приходилось едва ли не слепо доверять Мерлину и его руководству, а также Артуру и некоторым другим агентам, если с ними сводила судьба, но всякий раз Гарри не ощущал себя в безопасности. Больше всего ему нравилось действовать один на один с противником, полностью отвечать за себя, свое вооружение, координацию, каждый этап работы. Вдвоем с Эггси тоже выходило неплохо – когда они обсуждали каждый шаг и были друг в друге уверенными.
А сейчас ему пришлось отпустить юношу в вольное плавание, и Гарри не просто беспокоился о его судьбе.
Он думал, что это немного обидно: то, что Гэри решил действовать за его спиной, без него.
Почему?..
Не сказал ни слова, не посоветовался, не сообщил. Просто исчез, будто все с этим было в порядке. Будто за хлебом, черт бы его побрал, вышел.

Гарри ждал дома, потому что больше негде было ждать. Во временном штабе теперь не безопасно: с того самого момента, как они покинули его вместе с Мориарти, Гарри не проверял ни камеры, ни другие системы безопасности – мало ли, кто к ним подключился. Он-то, в отличие от Эггси, собирался подождать и посоветоваться, хотя теперь уже изрядно сомневался в том, что это хороший вариант. Почему бы им всем не делать то, что они хотят, и тогда, когда они хотят. Зачем советоваться, предупреждать, обсуждать план?..
Ему придется серьезно поговорить с Гэри. Задать ему несколько важных вопросов.
Гарри мысленно уже несколько раз прокрутил начало будущего разговора. Полностью не мог – он ведь не знал, как тот пройдет, но прекрасно понимал, с чего должен начать. Моделировал даже в воображении, как Гэри отреагирует, что скажет, как будет себя вести… многое в этом разговоре зависело именно от его реакций, но Харт собирался быть непреклонным.

Гарри встретил Эггси за столом, стараясь не думать о тех ассоциациях, которые с этим же столом у него теперь имелись. Нет, в этот раз он не позволит свернуть разговор тем же способом, так что перед тем, как Эггси вошел в зал, Харт поправил очки и чуть нахмурился, встречая его серьезным взглядом наставника.
- Ты готов поговорить сейчас, Гэри, или я должен дать тебе время собраться с мыслями?
Тут же ему показалось, что звучит уж слишком по-отцовски, с позиции старшего, а он все же привык считать агентов равными друг другу, несмотря на их возраст. Гарри вздохнул и потер пальцами лоб, затем еще раз глянул на Эггси, отмечая, что тот пришел один, без Морана, и в целом выглядит жизнеспособным.
- Думаю, нам в команде не хватает тимбилдинга. Сплоченность, знаешь, тренирует, и все такое прочее.

+1

3

Эггси было не так просто решиться пойти домой. Он понимал, что там уже ждёт Гарри, а вместе с ним — не самый лёгкий разговор, результат которого был абсолютно непредсказуем. За время миссии с Мораном Эггси старался не думать о вероятном исходе, о предстоящем разговоре, возможно ссоре или выросшем недоверии, но теперь, оставшись на улице в одиночестве, Эггси не мог не думать об этом. И всё же он был готов отвечать за свои поступки, решения и их результаты.
Идя по улице по направлению к дому, Эггси думал, что Моран не такой уж и мудак. Нет, даже не так. Он вообще не мудак. Сложно было понять, что заставило такого человека перейти на сторону Мориарти, но в глубине души он был по-своему хорошим. Эггси легко доверился ему, ни разу не ощутил риска быть обманутым, и во время миссии они довольно неплохо сработались, словно знали друг друга давно. И Эггси искренне надеялся, что у того не будет слишком уж больших неприятностей. А сам он... сам он готов был ко всему.
Впрочем, вся решимость Эггси быстро отступила, как только он открыл дверь и переступил порог дома. Стоило лишь взглянуть на Гарри, увидеть его суровый взгляд и ощутить холод, который неприятной волной вновь возник между ними, как Эггси почувствовал себя беспомощным и слабым. Что это было? Отчуждённость? Разочарование? Словно и не было всех последних дней. Как тогда, когда Гарри срочно улетал в Штаты ловить Валентайна.
 Ты готов поговорить сейчас, Гэри, или я должен дать тебе время собраться с мыслями?
Эггси, несмотря на неприятное волнение, немного удивился такому строгому тону и самой постановке вопроса. Всё же он был не ребёнком, а агентом. А ещё у них с Гарри были отношения, и разговор следовало начинать с другой позиции — более на равных. Учеником и ребёнком Эггси перестал быть тогда, когда умер Гарри. Теперь же всё было иначе.
— Думаю, нам в команде не хватает тимбилдинга. Сплоченность, знаешь, тренирует, и все такое прочее.
Тимбилдинг. Непростая тема, если подумать. Нервно перешагнув с ноги на ногу, Эггси прошёл на кухню, отодвинул стул и сел напротив Гарри, чтобы можно было прямо смотреть друг другу в глаза. Прятаться он больше не собирался, играть в послушного школьника тоже. Гарри давно пора было понять, что Эггси вырос и стал молодым мужчиной, полноправным агентом и человеком, чьим решениям можно было бы доверять. Подняв голову, Эггси внимательно посмотрел на Гарри и подумал, как лучше донести свою мысль.
 Дело не в тимбилдинге, Гарри, — тихо, но решительно сказал Эггси, смотря на напарника прямо, не отводя взгляда. — Ты прекрасно знаешь и понимаешь, что я могу. И что я ни за что не отпустил бы Морана, если хотя бы на малый процент вероятности был уверен в том, что он обманет меня. Нас было двое, я консультировался с Виски, впрочем, ты уже, наверное, в теме. Это хорошая команда, я бы не пропал. И я определённо научился справлять с проблемами без тебя.
Это было первым, что решил сказать Эггси. Важно, чтобы Гарри понял, кто именно сидит перед ним. Полноправный агент, равный напарник. Учить его больше не нужно (только если это не касается постели).
 Это не значит, что ты мне не нужен. Нужен, больше любого другого человека или агента. И, возможно, как часть «Кингсмен», точнее того, что от него осталось, я поступил неправильно и плохо, но... — Эггси выдохнул, подбирая слова, — но я сделал бы точно так снова. А знаешь почему, Гарри? Да просто потому что я не позволю тебе снова умереть! — и в этот самый момент он сорвался, поддаваясь эмоциям. Эггси заговорил нервно, надрывно, не находя сил больше сдерживаться. — Если тебе угрожает опасность, я ликвидирую её, потому что это личное! Да, я мудак, да меня хуёво научили, да, в «Кингсмен» не может быть личное, но знаешь что, Гарри? Да пошло оно всё на хуй! На хуй, Гарри! Я сделаю всё, чтобы защитить тебя! Нас.
Даже если «нас» уже больше нет.

+1

4

Чем дольше Гарри смотрел на Эггси, тем сильнее раскрывались эмоции, которые он испытывал. В рабочих вопросах эмоциям и чувствам не место, вот почему были так строго запрещены отношения внутри «Кингсмен»; Харт думал раньше, что этот запрет носит больше рекомендательный характер, или считается какой-то данью прошлому, но теперь по себе видел, что все это здорово мешает давать делам объективную оценку, да и вообще действовать… логично. Потому что сейчас Эггси сидел перед ним невредимый, говорил вещи, с которыми Харт был согласен чуть более чем полностью, но… Гарри чувствовал обиду. Не в том была проблема, что Эггси отпустил Агравейна, не в том, что сунулся с ним в самое пекло, нет.
Суть, которая тревожила Гарри больше всего, заключалась совсем в другом вопросе.
Харту хотелось высказаться еще с того самого момента, когда Эггси только вошел в дом, но он терпеливо ждал. Разговор должен быть разговором, каждый его участник имеет право высказать свою точку зрения. Потом они это все обсудят, подведут итог, примут какие-то решения на будущее, установят договоренности. Эггси еще слишком мало находился в «Кингсмен», он мог и не привыкнуть к порядкам организации, да и теперь организации не было – той, по крайней мере, которую они оба знали. Им двоим предстоит на ее руинах построить что-то новое, но зачем отбрасывать схемы и правила, которые работали и давно зарекомендовали себя?..
Как оказалось, ждал Гарри зря. Эггси с каждым словом распалялся все больше, все сильнее, пока не перешел на личное полностью, заставив Гарри лишний раз убедиться в правильности предыдущих суждений. Работу и отношения нужно держать друг от друга так далеко, как это только возможно.
Держать себя в руках, когда Эггси буквально распахивал душу, было сложно, но Гарри не даром обладал большим опытом в таких делах. Когда стало ясно, что теперь кроме крика и мата Гэри не способен ничего выдать, Харт поднял руку ладонью вперед, в таком жесте, чтобы юноше сразу стало ясно – пора притормозить и дать собеседнику слово.
Сейчас главным было и для Гарри не поддаться эмоциям. Иначе этот разговор можно сразу считать законченным.
- Успокойся, Гэри. Ты не совсем понял, в чем именно заключается моя претензия.
Гарри приходилось подбирать слова так, чтобы они не показались взвинченному Эггси обидными, и чтобы не звучали как оправдание. В целом Харт редко чувствовал трудности в подобных задачах, но до сих пор ему и не приходилось бывать в такой ситуации. У него были, конечно, юные партнеры – возраста Гэри или постарше, - но ни с одним из них он вместе не работал, да и вообще особо не разговаривал.
Кто бы знал, что это так сложно.
- Я благодарен тебе за такую заботу о моей жизни. Возможно, ты сделал все правильно, но сейчас разговор не об этом. Гэри, мы напарники. Мы – единственные, кто вообще остался, ты понимаешь это или нет? Я жду от тебя доверия. Жду… контакта. Что ты думал, я стану запрещать тебе, или вернусь и привяжу тебя к соседнему с ним стулу?
Теперь Гарри поймал уже себя на том, что начинает распаляться, выпускать больше эмоций, чем того требовала ситуация. Он приостановился, потер ладонями лицо, залезая пальцами под очки, но не касаясь глаз – ни целого, ни… второго. Потом он глянул на Эггси снова, уже спокойнее, хотя видит бог: это спокойствие многого ему стоило.
- Все, чего я хочу от тебя, Эггси – это чтобы ты ставил меня в известность о своих планах, если они касаются работы. Я предпочитаю знать, где ты находишься и что делаешь. Хотя бы в общих чертах. – Это звучало как слова собственника, но Гарри не стал ничего добавлять или объяснять. - Это как минимум позволило бы мне не выглядеть идиотом перед Мориарти, которому я пообещал встречу с его человеком, а вместо этого получил пустой стул. Не думаю, что тебя заботит наша репутация, но мне до нее как раз есть дело. Особенно перед кем-то вроде мистера «М».
Да, теперь вышло по-деловому. Гарри мог бы собой гордиться, но он совершенно не ощущал удовлетворения. Они с Эггси были сейчас на разных волнах: юноша говорил о них, а Гарри – о работе.
Может быть, это и есть проблема поколений, с грустью подумал Харт. Все-таки нельзя раз за разом забывать о разнице в возрасте, и о всех тех различиях, которые из нее вытекают. Эггси мыслит совершенно иначе, он живет иначе; Гарри не сможет подстроить его под себя, но и сам под него уже не подстроится.
Это была одна из тех проблем, которые Гарри Харт решить был не в состоянии.

+1

5

Эггси не желал ни об одном сказанном слове: он был честен и откровенен, пусть даже Гарри, как профессионал, мог бы его и не понять. Отделять отношения от работы было сложно, потому что Гарри был дорог ему и до того, как они стали парой. Эггси и раньше совершил бы любую глупость, чтобы защитить его, чтобы не допустить того, что произошло в Америке из-за Валентайна. Пусть даже это глупо, пусть неправильно и непрофессионально, но они и без того потеряли слишком многих, чтобы думать только о профессионализме.
Но тут Гарри поднял руку, прося его замолчать, и Эггси подчинился. Из чувства уважения и чего-то большего. В какой-то момент он испугался, что Гарри пожалеет о том, что они начали отношения, решит, что это плохо влияет на работу и восстановление «Кингсмен», но нет, пока что разговор этого, слава богу, не касался. И всё же Харт был напряжён, их диалог строился с трудом, поэтому Эггси слушал очень и очень внимательно.
Я жду от тебя доверия. Жду… контакта.
Доверие. Контакт. Да, Эггси прекрасно понимал, о чём говорил Гарри, и не знал, почему не предупредил его о своём спонтанном решении взять Морана в дело. Наверное, и правда боялся, что Харт начнёт отговаривать, велит придерживаться плана и уж тем более не отпускать пленника, их единственную ниточку, ведущую к М. А Эггси, кроме как о безопасности Гарри, и думать ни о чём тогда не мог.
И теперь он видел: Гарри сам с трудом сдерживается. Это выдавала и пауза в разговоре, и то, как он устало потёр лицо, и то, как смотрел на Эггси. Что же было во всём этом? Обида? Разочарование? Злость?..
Все, чего я хочу от тебя, Эггси — это чтобы ты ставил меня в известность о своих планах, если они касаются работы. Я предпочитаю знать, где ты находишься и что делаешь. Хотя бы в общих чертах.
Эггси не знал, как воспринимать пожелания Гарри: знать, что делаешь, где находишься. Отчасти, это возмущало, все же Эггси уже был не ребёнком, а полноправным агентом, его не надо было провожать, встречать, водить за ручку, но с другой... разве сам он делал не то же самое? Разве не хотел знать, где Гарри, какие у него планы? Жив ли он.
И сейчас, стоя напротив Гарри, смотря на него, Эггси понимал, что пришло время эту свою взрослость доказать. Не бычить и не возмущаться от таких внезапных ограничений (всё же как у агентов у них были равные права), а понять и принять, чтобы вместе строить будущее. Их, и организации тоже.
Приняв для себя довольно взвешенное и твёрдое решение, Эггси приблизился, отодвинул стул и сел за стол напротив Гарри. Поддавшись вперёд, он накрыл его руки своей рукой и чуть сжал пальцами, искренне произнося:
— Прости.
Сжав пальцами чужую руку ещё сильнее, Эггси опустил голову, обдумывая сложившуюся ситуацию. Да, было непросто, но ведь они и не такое преодолевали? За два года их знакомства было много, и Эггси искренне считал, что они смогут. Преодолеть что угодно, понять друг друга, простить и начать с начала. Ну или с того момента, на котором они остановились.
— Прости, я этого не хотел, — добавил Эггси. — Гарри, я правда не хотел подставлять тебя или организацию, но когда я представил, что снова могу тебя потерять... Я не знаю, мне башню снесло. Я и не думал о твоих чувствах, прости, целью было найти тех ублюдков и ликвидировать их. Признаю, был не прав. А ты, значит, приводил Мориарти на базу? Это неопасно?
Эггси искренне хотел надеяться, что «Кингсмен» и организация «М» не станут врагами. Одно ясно: Моран теперь точно введёт Мориарти в курс дел, и удачей будет, если криминального подонка они не заинтересуют. Ведь по сути, «Кингсмен» — тот же МИ-6 или Новый Скотланд-Ярд, только чуточку круче.
Самую малость.

+1

6

Гарри ожидал затяжной дискуссии и может быть даже ссоры, хотя именно ее считал крайним и в целом нереалистичным вариантом. Эггси все еще достаточно юный, несмотря на весь свой потенциал и опыт агента, да и характер у него всегда был упрямым, твердым – а если бы не так, то и в рядах агентов ему делать было бы нечего. На все это приходилось обращать внимания, пока выстраивались отношения, но эти же пункты выкатывались на передний план, когда доходило до выяснений отношений – не только в случае с Эггси, но и вообще. Именно как сейчас; поэтому Гарри заранее настраивался на то, что говорить придется долго, доказывая свою точку зрения и пытаясь сгладить углы, потому что ссориться им сейчас было нельзя. Невозможно даже придумать худшее время для ссоры, чем это, когда от организации ничего не осталось, а то, что все-таки уцелело, снова находится под ударом.
Но когда Эггси извиняется, Гарри не понимает, что происходит. Какую хитрость задумал Гэри, что такого в его голове, что оно заставило его вместо споров и протестов сказать это осторожное и такое взрослое «Прости»?
Харт посмотрел на их руки, сложенные вместе. Ладонь Эггси была теплой, и Гарри хорошо ощутил его касание, потому что от него пронеслась теплая волна до самого сердца – Гэри был под угрозой и мог погибнуть, но сейчас он сидит здесь, и, господи, как же это хорошо. Не будь Гарри так сосредоточен на деле, он и думать не стал бы ни о чем другом, кроме того, что они оба здесь и в порядке.
Но дела, к сожалению, у них все еще были. И каждое он мог назвать чрезвычайно важным.
- Это опасно, конечно. – Гарри попытался полностью отложить предыдущую тему, потому что Эггси поступил чертовски умно – своим спокойствием и извинением, которого Гарри после предыдущего выпада даже не ожидал, он сделал все, чего Гарри хотел от него добиться. Ворошить по десять раз одно и то же Харт не любил, цели в этом не было, но эмоции так просто не стихали, приходилось силой заставлять себя переключаться на другое. - Я посчитал, что лучше привести его по нашему обоюдному согласию, чем отказом заинтересовать. У Мориарти гораздо больше сил, чем у нас, и сейчас такое время, что если он захочет избавиться от «Кингсмен» раз и навсегда, он это сделает. Мы практически не может повлиять на это – у нас нет ресурсов. База, куда я отвел его, теперь тоже ни на что не годится: Мориарти выяснил, что за ней шпионят. Уж не знаю, как они туда влезли: должно быть, хакеры постарались, ведь мы после ракет Поппи остались совсем без защиты. Факт остается фактом – мы начинаем с нуля, все то немногое, что осталось от прошлого, трогать небезопасно.
Гарри не заметил, как во время этого объяснения и сам начал поглаживать руку Эггси, как будто эти движения и жесты расслабляли их обоих. Приятно было, настроившись на ссору, не получить ее, и Гарри как будто уже начал отдыхать, пусть и был все еще в костюме и во всеоружии.
- Пока что у нас с ними общий враг, а это значит, что ни мы их, ни они нас трогать не будут. Я не в курсе, насколько много Мориарти понял о нас, может, он и не знает, что мы остались только вдвоем в Британии. В любом случае «Стейтсмен» обещали нам помощь, а об этом ему точно никак не узнать. Однако нам все равно повезло, что пока мы на одной стороне. Я так понимаю, вам с мистером Мораном удалось что-то выяснить?
Все, что оставалось Гарри, пока Эггси не было – это ждать и черпать информацию из новостей. Мориарти, может, прослеживал своего человека по каналам, о которых Гарри и знать не знал, однако у него он не спрашивал, да и не связывался с ним больше. Пускай формально они впрямь на одной стороне, но Харту совсем не хотелось посвящать посторонних хоть в какие-нибудь подробности из быта «Кингсмен». Об организации и так уже знали слишком многие.
- Хотя ты можешь рассказать об этом и позже, – Гарри вдруг вспомнил, что у Эггси не было времени ни на отдых, ни на еду, ни на что угодно другое. - Нам обоим нужен отдых, это все стресс, он не заканчивается ничем хорошим. С собакой я погулял, так что поднимайся наверх и иди в душ, я приготовлю нам ужин. Сегодня мы не будем больше заниматься ничем важным, поэтому перерыв.
Он улыбнулся, наконец чувствуя, что немного расслабился. Что ж, пожалуй, они могут позволить себе бутылку вина на ужин – за то, что очередное приключение не оставило на них никаких видимых следов. Последствия на самом деле могут быть любыми, и поэтому жизнью нужно было наслаждаться сейчас, пока такую возможность у них никто не отнял.
- Я очень рад, что мы друг друга так быстро поняли, Гэри, – признался Харт, наконец отпуская руку юноши и подмигивая: - Теперь иди, давай. У меня ощущение, что рядом со мной что-то сгорело – не хочу знать, что это запах твоей одежды.

+1

7

Гарри успокоился довольно быстро, чего Эггси уж точно ожидать не мог. Гарри Харт хоть и не отличался вспыльчивостью, но холодное молчание и осуждение во взгляде Анвин готовился созерцать ещё как минимум несколько часов. Но нет, тот успокоился и закрыл тему, заговорив вместо этого про Мориарти — новую потенциальную угрозу. Слушая Харта, Эггси чуть нахмурился. Хотелось верить, что Себастьян не позволит напарнику наделать глупостей, по крайней мере, едва ли Морана можно было упрекнуть в глупости или подлости.
— Так может, стоит посотрудничать с этим Мориарти? — внезапно спросил Эггси и пожал плечами. — Ну а что? Моран не намерен добивать нас, он мог бы помочь средствами своего партнёра. Мориарти куда меньшее зло, чем наш невидимый враг. Мы можем каждый день подвергаться слежке и не знать об этом. Нам нужны силы со стороны.
Поглаживания по руке приятно успокаивали. Эггси улыбнулся и опустил взгляд, посмотрел на их руки. Рядом с Гарри было уютно, спокойно и тепло, Эггси это нравилось. Разве что порой он всё ещё думал, что они не пара: как такой, как Гарри Харт, мог связаться с ним, молодым неопытным и далеко не-джентльменом. Не станет ли в один момент ему банально скучно с кем-то вроде Эггси? Возможно, станет. И, возможно, они оба скоро обо всём об этом пожалеют. Но явно не сегодня.
— Я так понимаю, вам с мистером Мораном удалось что-то выяснить?
— Только то, что эти ублюдки не оставляют свидетелей, — признался Эггси. — Так себе история, нас с мистером Мораном макнули рожами в дерь... лужу. В лужу, — поправил он сам себя. — Но если ты не против, то об этом поговорим позже. Проанализировать можно и то, что есть, но не сейчас.
Гарри как всегда всё распределил: он готовит, пока Эггси приводит себя в порядок, собака уже выгуляна и накормлена, дел у них больше нет. Дисциплина и порядок во всём. Эггси невольно улыбнулся, почувствовав, что наконец-то оказался дома с родным и дорогим сердцу человеком.
— Я очень рад, что мы друг друга так быстро поняли, Гэри. Теперь иди, давай. У меня ощущение, что рядом со мной что-то сгорело — не хочу знать, что это запах твоей одежды.
— А рабочий день уже закончился? — Эггси демонстративно глянул на часы. — А то я могу сказать, что это я горю при виде вас, мистер Харт.
Игриво улыбнувшись, Эггси подался вперёд и поцеловал Гарри в щёку.
А от его одежды и правда изрядно пованивало гарью. Эггси выдохнул, с сожалением выбрасывая штаны (их не спасла бы даже стирка от следов последствия взрыва), и залез под душ. Только сейчас он ощутил, как устал на самом деле: тело ломило, мышцы ныли, и, если честно, ближайшие дни он предпочёл бы провести дома. А лучше в постели. И лучше в компании Гарри.
Вымывшись и переодевшись, Эггси спустился вниз, где Гарри уже заканчивал с их ужином. Эггси принёс бутылку вина, открыл её, расставил бокалы, тарелки и столовые приборы. Вспомнив про салфетки, сбегал и за ними (по пути не удержался от того, чтобы не обнять Гарри и не поцеловать его в шею), а потом в гордым видом осмотрел результаты своих трудов.
— Кто бы это ни был, он водил нас по кругу, — сказал Эггси, доедая обалденно вкусное рагу. — Мы прибывали с точки на точку, но получали лишь подставные лица. Виски помогла мне, мы определили, откуда рассылали сообщения, но опоздали. Там успели провести чистку, причём под самым нашим носом. Пока мы поднимались, они уже спускались. И мне не показалось, что мы разминулись. С нами играют, Гарри.
Эггси промокнул губы салфеткой и отпил вина, блаженно прикрыл глаза. Как же ему всего этого не хватало! Обычного отдыха, нормального ужина. Разговоры тоже хотелось бы вести полегче, но не получалось.
— Нам надо быть осторожнее, — сказал он и тут же улыбнулся. — Кстати, какие у нас планы на ночь?

+1

8

Насчет варианта с сотрудничеством с Мориарти Гарри не был полностью уверен. Он привык работать только внутри «Кингсмен», с минимальным вмешательством со стороны правительства, ведь даже там, в огромном аппарате Британии, о них знало всего несколько человек. Но теперь все прошлые схемы испорчены, слишком много свидетелей стало у их организации, но разве это значило, что они должны полностью поменять принципы? Тем более, «силами со стороны» теперь выступали «Стейтсмен», которые хотя и были практически идентичной структурой на территории штатов, а все равно не могли называться «своими». Если предатель так долго сидел не просто под носом у «Кингсмен», а прямо во главе стола, то другим в сто раз легче будет воздействовать на них при помощи сторонников извне. Гарри слишком трудно было просто взять и положиться на кого-то, у него и раньше имелись некоторые проблемы с доверием, но после того, как Артур полностью подорвал всю систему ценностей, они значительно обострились.
- Ты прав, мы обсудим все это позже. – С этим согласиться было проще простого, Гарри и сам устал, а еще он радовался тому, что они сегодня разошлись с Эггси миром, и поэтому ему не хотелось пока что концентрироваться на работе. Для этого у них будет еще время, а пока что Эггси устал, он и так целый день занимался этим делом, так что можно и повременить.
Просто подкат, который решил использовать Эггси, заставил Гарри улыбнуться. Это звучало чертовски мило от человека, который действительно чуть ли не горел, если судить по запаху; Гарри не мог даже для вида рассердиться или нахмурить брови, чтобы поторопить Эггси. Он только повторил еще раз, чтобы он потарапливался, отошел к кухне и еще нескоро смог избавиться от улыбки, которая будто приклеилась к его лицу.
Когда Гэри вернулся, все было уже почти готово, и Харт разве что немного жалел, что не успел накрыть на стол. Для него это было нетрудным делом, но все же он не возражал, когда Эггси стал помогать. У его мальчика за время работы агентом переменились манеры, выработался какой-то стиль, он стал в гораздо большей мере мужчиной, чем тем юношей, которым был «до». Харту приятно было смотреть на него и общаться с ним, но иногда он все-таки думал, что по этому поводу чувствует сам Гэри? Нормально ли это с его точки зрения?.. Не вышло ли так, что Гарри переломил его, заставив измениться?
Разлив вино по бокалам, Гарри сел рядом с Эггси за стол и улыбнулся, желая ему приятного аппетита. Такие вечера, как этот, Гарри очень нравились, они как будто восполняли ему те потери уюта, которые он нес на протяжении всей жизни, не имея длительных отношений и даже привязаностей. Будто к пятидесяти годам он наконец заслужил свою частичку всего этого, и теперь наслаждался, отламывая от нее по кусочку.
- Значит, пока вы поднимались, – повторил Харт, еле заметно кивая. Думать об этом слишком подробно ему все еще не хотелось, так что мысли текли лениво и медленно, он больше рассуждал сейчас, чем работал. - Неплохо сработано, надо сказать. Должно быть, ребята профессионалы. Не как мы – мы действовали бы намного тише, никто бы не заметил и не понял, но все равно неплохо. Хотел бы я знать, с кем на этот раз мы имеем дело, если это не Мориарти. Пока что нет даже предположений.
С тем, что нужно быть осторожнее, Гарри согласился. Это истина, которая не требует повторения, но куда уж еще осторожнее? Нельзя превращаться в параноиков, у них и так не самая легкая жизнь, особенно теперь, когда вдвоем придется заниматься восстановлением целой организации, которая строилась на протяжении десятилетий, если не веков.
Может, Гэри и прав в том, что с Мориарти стоит сотрудничать. Мало что они могут предложить ему теперь, но кто знает, что на это скажет сам мистер «М». Стоит сначала прояснить этот вопрос, тем более между ними теперь есть связь – пусть хрупкая, но все равно – в лице бывшего Агравейна. Гарри лишний раз убедился, что «бывших» агентов не бывает: только действующие либо мертвые. Моран до сих пор был единственным исключением, о котором и то никто не знал, но теперь ему придется сменить роль.
- Моран тебе понравился? – Харт еле-еле улыбнулся, показывая, что в этом вопросе нет никакого подтекста. - Я понял это, потому что иначе ты не сбежал бы с ним. А если и сбежал – наверняка вернулся бы раньше. Он скорее всего был хорошим агентом, в «Кингсмен» не давали имена просто так. Вряд ли за эти годы многое в нем поменялось.
Да и Мориарти не взял бы на работу того, кто не был хорошим агентом. Он мог не знать о «Кингсмен» и прошлом Морана, но такие вещи обязан был видеть.
В ответ на вопрос насчет планов, Гарри чуть-чуть приподнял брови. Он думал, что Эггси устал и хочет как следует отоспаться после всего пережитого, но для того, чтобы заснуть, ему не обязательно было осведомляться насчет планов. Значит, на уме у него было что-то другое; «ох уж эта юность», подумал Гарри, который никак не мог понять, что испытывает по поводу этого на самом деле довольно невинного вопроса.
- Нужно свериться с ежедневником, – наконец ответил Харт, поправляя очки и откидываясь на спинку стула. - Но вроде бы на это время суток я ничего не планировал.
В подтверждение своих слов Гарри долил в оба бокала вина, проследив, чтобы его уровень остановился на той же отметке, где и был в начале. Ему нравился порядок и система во всем, даже в таких мелочах, хотя за ними он даже не следил – настолько уже привычным стало это соблюдение стандартов.
- Ты разве не устал, Эггси? У тебя был очень тяжелый и насыщенный день. Надеюсь, ты не принимаешь никакие стимуляторы, чтобы делать насыщенными еще и ночи.
Последнее он сказал не всерьез, но выражение лица все-таки было предельно сосредоточенным. Эггси вряд ли бы стал использовать препараты, не сказав об этом Гарри, но кто знает, что имелось в запасе у Морана.

+1

9

Гарри всегда был спокоен и собрал: едва ли хоть что-то могло вывести его из себя. Вот и недавняя беседа прошла гладко, и теперь они спокойно ужинали, убаюканные уютом и тишиной дома. Можно было расслабиться: буря миновала, и серьёзные разговоры на сегодня также окончились.
Хотя слова про Морана Эгсси немного удивили. Гарри ведь не ревновал?.. Нет, вряд ли. Они не давали друг другу повода, и доверие тут стояло во главе угла. Никто из них никогда бы не опустился до банальной низкой ревности. Даже если бы Себастьян Моран был мистер мира несколько лет поднярд.
— Моран понравился мне, когда мы уже действовали вместе, — ответил Эггси, — а до этого мне показалось, что он человек слова. Сказал — не сбежит, значит так и будет. С ним легко. Не нужно лишних слов, он прекрасный агент.
Эггси не врал: он остался самого лучшего мнения о Себастьяне Моране. И дело было даже не в том, что они сработались максимально быстро, а в том, что Эггси чувствовал — Себастьяну можно доверять. Не ждать удара в спину, не опасаться быть брошенным в опасной ситуации. Моран хоть и бросил Кингсмен, но остался верным и надёжным товарищем. Эггси это оценил; и не только как агент, но и как человек улиц. Верность и честь всегда были для него в цене.
— Нужно свериться с ежедневником. Но вроде бы на это время суток я ничего не планировал.
Ну сверьтесь, сэр, — шутливо отозвался Эггси. — Вдруг я окажусь достоин вашего внимания между вторником и средой.
Вообще, когда Эггси услышал слова Гарри, он довольно улыбнулся. Взяв бокал, он сделал глоток и почувствовал, что алкоголь начал брать своё: голову приятно повело. Он не знал, как и что испытывает Гарри, но сам он определённо точно был готов к любым подвигам.
— Ты разве не устал, Эггси? У тебя был очень тяжелый и насыщенный день. Надеюсь, ты не принимаешь никакие стимуляторы, чтобы делать насыщенными еще и ночи.
— Обижаете, мистер Харт, — ответил Эггси, игриво нахмурившись. — Неужели вы думаете, что у меня не хватит сил? Я же суперагент! Днём на миссии, ночью в кровати!
Чего ему точно не хотелось, так это думать о делах и миссиях. Да, у них появился недоброжелатель, враг или конкурент, желающий устранить соперника, но сейчас Эггси как никогда нуждался в минутке спокойствия и уюта. Рядом с Гарри, в их доме, в тишине и уюте. На мгновение он задумался и о том, что нельзя быть спокойным, когда о них знает сам Джим Мориарти, но тут же отбросил эту мысль. Себастьян Моран был залогом того, что войны не будет. Он явно был в состоянии образумить своё начальство. Или «партнёрство». Хрен знает, какие там у них отношения.
Вместо этого Эггси встал, чтобы сесть на колени Гарри. Он обнял его за шею, рассматривая его лицо и чувствуя, что ничего не прошло. Его страсть не была временной вспышкой, отголоском потери и шоком встречи. Это было нечто большим и сейчас от его близости и тепла становилось лучше и спокойнее.
Эггси наклонился, мягко прикоснулся губами к губам, перебрал их, растворяясь в ощущениях. Он полюбил этого мужчину, привязался к нему, и верил, что в целом мире не найдёт никого лучше. Неизвестно, что готовила им жизнь, но они сейчас идеально дополняли друг друга.
— Мне срочно нужна миссия на выезде, — сказал Эггси, отстранившись. — И миссия, и отпуск. Ты показал бы мне Италию или Германию. Берлин, например. Романтика старых кварталов и облупленных подъездов. Ты и не жил для себя, наверное.

+1

10

Гарри действительно не ревновал, понимая всю бессмысленность этого чувства, ведь если Эггси понравится кто-нибудь другой, то никакая ревность не повлияет на его эмоции и решения. Однако ему было приятно узнать, что агент «Кингсмен», пускай и бывший, оставил по себе приятное впечатление. После предательства Артура и того, каким засранцем оказался Чарли (хотя технически он не успел стать агентом), впору было разочароваться практически в каждом, кто работал на организацию, посчитав единственными достойными людьми Мерлина и Рокси, но Эггси был открыт для правды. Агравейн бросил «Кингсмен» очень давно, поступил как почти предатель – разве что никому об организации не сообщал, но спустя годы доказал, что бывших агентов быть не может. Либо человек изначально дерьмо, либо он остается достойным до самого конца.
Обняв Гэри, Харт в очередной раз подумал, что этот мальчик – его награда за все, что Харт успел сделать хорошего. Сперва, точнее, Эггси был его головной болью, даже не смог занять место Ланселота, но потом – вот как оно все повернулось. Знакомясь с ним, Гарри даже подумать не мог, что их однажды будет связывать что-то большее, чем рабочие отношения, а сейчас Эггси спокойно сидел на его коленях и, Гарри был уверен, точно понимал, что он чувствует.
- Я все время только для себя и жил, – возразил Гарри, продолжая обнимать юношу. - Так, как я это понимал. Это, скорее, я не жил ни для кого другого.
Да, порой его огорчала полная невозможность завести семью и длительные надежные отношения, но чем старше Гарри становился, тем более философским становился его взгляд на эти вещи. Не каждому человеку суждено быть семьянином; разные люди хорошо для разных вещей. Он мог вообразить себе уютный дом, женщину в светлом переднике, несколько детишек с его чертами лица, но как быстро бы он соскучился в этом доме и при этой женщине? Да и как жить в мире и обедать за семейным столом, если ты знаешь, что каждую минуту стране или городу грозит некая угроза, которую при другом выборе ты мог бы пытаться предотвратить?
Нет, Гарри слишком многое знал и слишком ко многому был причастен. Все, что ему светило – и он прекрасно отдавал себе в этом отчет – это офисная работа после миссий, должность куратора или координатора, и редкий секс, который к пятидесяти годам вообще должен был превратиться скорее в воспоминание.
Предположить, что у него появится юный и такой горячий любовник, Гарри при всем своем воображении не мог. И до сих пор думал порой – неужели это правда происходит с ним? С ними?..
- Может быть, нам не помешает временно уехать из страны, – задумчиво протянул Харт. - Хотя мы совсем недавно вернулись из Америки, но…
У них даже остатки штаба теперь уничтожены. Все, что от «Кингсмен» осталось в Британии – это они двое. И кто-то, желающий даже их уничтожить. Почему бы не воспользоваться всем этим как подходящим предлогом для того, чтобы съездить на континент, посетить побочные штабы в Германии или Италии? В других странах, где они расположены? Собрать силы, скоординировать процессы, проверить людей…
Гарри поймал себя на мысли, что у него не получается думать категориями вроде «отпуск». Эггси хотелось отдохнуть, и Харт знал, что они оба этого заслуживают, но было ли у них на это время и право? Кто еще может заняться их делами, если не они сами?
- У нас есть крупный штаб в Барселоне, – Гарри поглаживал пальцами по боку Эггси, не торопясь снимать его с колен. - Несколько в Неаполе и Ницце, в Будапеште и Косово… Да много где, если честно. Штабы засекречены так, что далеко не все их работники знают, на кого на самом деле работают. Посмотрим, Гэри. Сейчас мне совершенно не об этом думается.
И он теперь сам притянул юношу к себе, целуя его так же, как до этого он целовал Гарри. А потом он долил вина в бокалы и предложил захватить их наверх, чтобы дольше здесь, в столовой, не задерживаться. Подумать о дальнейших планах лучше утром, когда начнется официальное рабочее время, а на ночь они и без того найдут, чем занять друг друга.

*
Идея, оброненная Эггси, вспомнилась Харту только через несколько дней. Он нашел время подумать об этом, пока прогуливался с собакой, и вдруг понял, что нет ничего сложного в поездке в другую страну. Собаку можно выгуливать и там; Гарри знает достаточно языков для того, чтобы не чувствовать барьера практически нигде в цивилизованном мире, а Эггси вряд ли откажется от реализации мысли, которую сам же и предложил.
Что они теряют? В Лондоне все равно делать нечего, основная часть их работы состояла в том, чтобы координировать других по сети, а делать это можно из любой точки мира, куда дотягивается беспроводной интернет…
Перебирая причины одну за другой, Гарри вдруг понял, что их ничего не держит в Лондоне, да ничего и не останавливает.
«Собери вещи первой необходимости», - написал Гарри, понимая, что его решения достаточно для того, чтобы начать действовать. – «И документы на собаку».
Не могут же они бросить Ричарда здесь, пусть даже в собачьем отеле? Да и щенок не вырос пока достаточно для того, чтобы выглядеть пугающе – хватит мягкого намордника, чтобы его пустили в поезд.
А до Парижа из Лондона можно доехать за два с половиной часа. Это значит, что самое большее через пять часов они будут уже на континенте, выбирать место, где захотят остановиться.
Гарри думал о побережье. Об океане или море, светлом и высоком небе, белом песке и кирпичных домах, желтоватых зонтиках рядом с кафетериями и полуденной сиесте.

0


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » Do you mind if I stay


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC