о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
• riza
связь ЛС
Дрессировщица диких собак, людей и полковников. Возможно, вам даже понравится. Графика, дизайн, орг. вопросы.
• shogo
связь лс
Читайте правила. Не расстраивайте Шо-куна. На самом деле он прирожденный дипломат. Орг. вопросы, текучка, партнеры.
• boromir
связь лс
Алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно. Орг. вопросы, статистика, чистки.
• shinya
связь лс
В администрации все еще должен быть порядок, но вы же видите. Он слишком хорош для этого дерьма. Орг. вопросы, мероприятия, текучка.

// VERGIL
Возможно, в чем-то Грифон был прав, подумалось ему при взгляде в зеркало. Вид у отражения был несколько ошарашенный и весьма встрепанный. Пытаясь прийти в себя и собраться с мыслями, он сначала плеснул в лицо холодной водой, а потом, плюнув, просто подставил голову под кран. Это помогло. По меньшей мере, помогло выдохнуть и сказать себе, что любое выбивающееся из привычной палитры чувство не обязательно — и не нужно — непременно конвертировать в раздражение. Тем более, когда это чувство говорит тебе, что ты, кажется, даже скучал по человеку, сама жизнь которого некогда казалась тебе форменным оскорблением.... Читать

...КАК НОВЫЙ ГОД ВСТРЕТИШЬ //
Отабек захлёбывался. Он хотел этого. Хотел дышать этими чувствами. Хотел, чтобы они вытеснили весь воздух из его лёгких. Чтобы заменили собой весь воздух на этой планете. Чтобы в его вселенной именно эти его чувства к Юрке стали бы основой всего. Это и есть дружба? Настоящая, искренняя? Вот это — когда сидящий рядом человек становится больше, чем мир. Становится самим миром для тебя — тихим, уютным и правильным. Миром, в котором всё знакомо и всё — будто впервые. Читать

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Bastet: Я крайне редко пишу отзывы, и тем не менее, чувствую, что это необходимо. Юни прекрасный форум, на который хочется приходить снова и снова. Здесь настолько потрясающая атмоcфера и классные игроки, что захватывает дух. Здесь любая ваша фантазия оживает под учащенное биение сердца и необычайное воодушевление. Скажу так, по ощущению, когда читаешь посты юнироловцев, будто бы прыгнул с парашютом или пронесся по горному склону на максимальной скорости, не тормозя на поворотах. Как сказала мне одна бабулька, когда мы ехали на подъемнике – ей один спуск заменяет ночь с мужчиной, вот так же мне, ответы соигроков заменяют спуск с Эльбруса или прыжок в неизвестность. Восторг, трепет, волнение, вдохновение и много всего, что не укладывается в пару простых слов. Юни – это то самое место, куда стоит прийти и откуда не захочется уходить. Юни – это целый мир, строящийся на фундаменте нескольких факторов: прекрасной администрации, чудесных игроков и Вас самих. Приходите, и Вы поймете, что нет ничего лучше Юни. Это то, что Вы искали!=^.^=

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » X-Files » отдохнешь потом


отдохнешь потом

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://69.media.tumblr.com/289253cbab0f3225accc8ae7e808f966/tumblr_pdcwd04iP61unfdido1_500.gif

1147 год, Беллетэйн
Iorveth & Isengrim

...зато ты главный.
http://sf.uploads.ru/AQlGh.png

+3

2

Belleteyn пахнет свежей травой, цветами и костром. Это смешивается прохладным ночным ветром, дурманя сознание и заставляя расслабиться.
А еще он пахнет неплохой медовухой, бутылку которой Йарран берег до момента, как вернемся домой. Или даже не одну?
Уже третий стакан, и потихоньку начинает кружить голову. Уже легче и проще кажется все вокруг, и даже не вспоминается другой Belleteyn.
Тринадцать лет назад это случилось. Еще два года после я считал это самым страшным своим позором. Потом уже стало не до того.
Не в момент, когда в первый раз на моих руках оказалась чужая кровь, а Исенгрим сунул в руки мне арбалет, раздавая указания.
Потом я об этом забыл.
Исенгрим, как выяснилось, забыл еще раньше.

Зато Йарран не забыл. И кузены их с Исенгримом тоже помнили. Едва подвыпивший младший Фаоильтиарна вспомнил этот случай, они разразились громким хохотом. Как и вся hanse.
Я лишь сморщился, порадовался, что в полутьме не видно смущения и с трудом подавил в себе желание вылить эту медовуху Йаррану на его стукнутую в детстве голову.
Придурок. Если так хотелось обсудить подобное, мог бы и не при всех!
Как выяснилось, сам Исенгрим облитые горячем чаем штаны уже давно забыл.
Мне стало неловко еще больше. Метался, как идиот, думал, каким взглядом он теперь смотреть на меня будет, а в итоге беспокоиться было не о чем.
Йарран это, кажется, понял.
То-то все еще хихикает, кидая на меня насмешливые взгляды.

Да ну и хрен с ним! Сейчас праздник, сейчас мы снова дома и можно расслабиться. Удивительно, как начинаешь ценить такие моменты, когда не изнываешь от безделья, будучи подростком.
Приподнимаюсь ненадолго, чтобы сделать глоток из чашки рядом, и снова ложусь на траву.
Запах цветов, что растут здесь, присоединяется ко всем остальным.
Земля прохладная, но вовсе не холодная. Ловлю укоризненный взгляд матери, что неподалеку, качаю головой.
Каждый раз, когда hanse возвращается в родное поселение, она чрезмерно рвется меня опекать. Хотя бы за выпивку не упрекает.
Знает, видимо, что уже по другим законам жить начал. По тем, что ей так сильно не нравятся.

Мы никогда не возвращаемся надолго. И промежутки такого отдыха очень большие. За все то время, с тех пор, как я сбежал из дома, лишь изредка возвращаясь с Исенгримом, Йарраном и остальными, мы с ней сказали друг другу больше слов, чем за всю мою предыдущую жизнь.
Отца она во мне видит, которого потеряла. Не хочет привязываться к собственному сыну, да?
Вся деревня бегает за братьями Фаоильтиарна, никто им слова не говорит за деятельность, но моя мать мной совсем не гордится. Считает, что не тот я путь для себя выбрал.
Считаю сам, что это мое дело.
Она ведь и половины не знает из того, чем мы занимаемся.
Как и вся деревня.

Да, впрочем, плевать. Когда наши лошади въезжают на эту территорию, все дела мы оставляем там. Внизу, на большаке, среди огромного количества dh’oine, а здесь…
Теперь-то уж знаю - место будто бы оторвано от остального мира. Здесь растут прекрасные цветы, которых больше нет нигде. Будто бы земля отказывается демонстрировать dh’oine самое лучшее, что у нее есть.
Не заслужили они подобной красоты, они мучают ее, уничтожают.
Я слышал о Брокилоне. О дриадах. Они никогда не причинят вред деревьев, а каждый dh’oine, что смеет появиться на территории их леса - получает стрелой между глаз.
Как дриады не убивают деревья, так и эльфы не причиняют вред земле.
И только для этих en pavien нет ничего святого. На них весьма приятно отыгрываться, когда насмотришься на то дерьмо, что творится в мире.
Теперь я лучше понимаю Исенгрима.
Когда я был мелким и совсем юным, он казался особенным героем, который добровольно покинул это место и пошел делать мир лучше, чуть ли не положив себя на жертвенный алтарь. Будто бы спаситель, что поможет вернуть все утраченное нашей расе легко и быстро.
Ох уж эти детские грезы! Теперь-то я понимаю, что все немного иначе. Теперь-то вижу, что это - необходимость, и работы нам предстоит немало для нужного результата. Тонкой, аккуратной и неспешной.
Но это не делает его совсем не тем, кем я представлял.
Детский фанатизм ушел сразу же с первым столкновением с реальностью. Искреннее незамутненное восхищение превратилось в уважение и привязанность своего рода.
Не только к командиру, но и к этому идиоту, что долгое время меня тренировал, а теперь оттачивает на мне свое чувство юмора.
Среди фоновых голосов, что ведут разговоры, я снова слышу взрыв хохота. Du maere, Йарран, и как тебе еще не надоело?

Словно он слышит мои мысли, тут же усаживается рядом, отойдя от костра. Я принимаю сидячее положение, в руки беру почти опустевшую кружку, а заботливый elder тут же наполняет ее из бутылки вновь. Ишь ты!
- Хорош звездами любоваться, пойдем к нам! - Йарран обнимает меня за плечи, слегка стучит свою кружку об мою. После небольшой паузы, снова делают глоток. Здесь не холодно, даже не прохладно уже. Медовуха, чтоб ее, согревает, а не только кружит голову.
- Такие звезды видны только здесь, у нас. А на большаке еще успею насмотреться на твою рожу.
Хочется лишь злобно фыркнуть, но фраза звучит скорее насмешливо. Будто бы с его медовухой передается его манера разговаривать, хотя это совсем не так.
- С гор виднее, ты в курсе?
- Знаю. Видел. Залезал еще до того, как… уйти с вами, - уклончивая формулировка, но тему ворошить не хочется, не сегодня. Йарран не хуже меня помнит, как именно и при каких обстоятельствах я присоединился к hanse.
Он уточняет направление, а я указываю на одну из гор. Объясняю, что залез не так далеко, как тогда мог, всего-то лишь до первого островка, где можно было сесть.
Тогда это казалось целым подвигом.
- Выше слабо?
Вызов в голосе Йаррана. А я смотрю на него долгим взглядом, понимая, что это провокация.
Только медовуха слишком коварная. Еще один глоток и я понимаю, что смог бы. По лицу ползет ухмылка, с тем же вызовом на него смотрю.
Нет, Йарран, не слабо. Выше там есть гнезда гарпий, почти на самой вершине. Яйцо в доказательство? Легко.

И стоило бы все же послать его подальше. Лечь обратно, не думать об этих глупостях кому-то что-то доказать. Отдыхать, что так редко удается.
Да только четвертая кружка уже опасна для юной эльфьей головы и гордости. Слабо мне… Придумал же!
Решительно поднимаюсь на ноги, даже не покачнувшись. Направление все еще помню.
Ищу Исенгрима взглядом, на всякий случай. Не нахожу. Тем лучше.
- Тогда я пошел.
Йарран мне только смешок шлет в спину. А я иду, уже возле деревьев, уже через лес к горам, помню еще направление.
Даже шагов через десять, даже уже у подножья гор видны всполохи огромного костра Belleteyn. Праздник вступает в свою силу, детей - немногих, что есть в поселении - как меня когда-то, уже отправили по домам и кто-то сегодня закончит ночь в чужих объятиях.
А моей избранницей на сегодня станет яйцо гарпии, что я добуду. Даже смешно.
Я ведь не подумал, что это может быть опасно. Не подумал, что могу потерять координацию и чувство равновесия, свалиться вниз, но из упрямства куда-нибудь, да залезу.
Уже начал подниматься, уже получается. Веревку взял с собой и кинжал. Зефар и лезвие покрупнее - не подумал.
Выпитая медовуха все еще кружит голову, но лезть легче, чем десятилетие с лишним назад.

[icon]https://i.imgur.com/l2mXqwb.png[/icon]

Отредактировано Iorveth (2018-12-11 11:48:14)

+1

3

Звездное небо над головой ярче и ближе, чем там, внизу. Звёзды - теплее и роднее. Здесь, в Долине, даже звёздам не все равно, что происходит на земле, благословленной богиней Дану. Хохот и визг плясок у костра доносится словно издалека. Так тихо. Только тот, кто долгие месяцы был лишен тишины и одиночества, может понять нежное очарование молчаливой ночи.

Буйная голова бессменного лидера того, что только век спустя назовут "эльфьим сопротивлением", покоится на очаровательных коленях прекрасной Ирии. Фаоильтиарна увидел её впервые - она приехала к ним в деревеньку на Беллетэйн. Зачем ездят на Беллетэйн в другие деревни, было известно. Она же - огонь в глазах, буйная грива смоляных волос и четкое понимание целей - в одно мгновение определила центр местного притяжения, которым оказался командир свежеприбывшего отряда. Усталый, довольный собой, всеми обожаемый молодой красивый командир. Он не возражал - кто же в майские дни возражает?

- Значит, вы, в основном, обитаете внизу? - тонкие изящные пальцы перебирают тёмные волосы Фаоильтиарны, заставляя мурашки бодрым строем маршировать по шее.

- Ага... - мурчит командир, жмурясь, как переевшая орехов белка.

- Среди dh'oine?- уточняет красавица.

- Ага...

- И вы там...

- Охотимся, - даже в голосе слышна самодовольная улыбка.

Это дивное ощущение - лежать, смотреть в лицо прекрасной эльфки и не думать ни о чем, кроме сиюминутного и приятного. Отряд дома, отряд в безопасности. Можно наконец-то расслабиться, физически и морально, растянуться на траве, приотпустить струну, удерживающую в постоянном напряжении - ответственность за них всех. Они дома. С ними ничего не случится, даже если отвернуться на мгновение... Исенгрим приподнимается и тянется к ярким мягким губам своей спутницы, полностью довольной таким поворотом событий.

Но командир - это не только когда на коне впереди войска. Командир - это когда, даже целуя изумительной красоты девушку, все равно неминуемо и отчетливо слышишь шаги по траве. И знаешь, кому они принадлежат.

- Йарран, - Исенгрим с сожалением отстранил Ирию, не торопясь, впрочем, выпускать её из объятий. Девушка озадаченно повертела головой, не понимая, с кем говорит эльф. - Это - Ирия. Мы - заняты. Я - отдыхаю. Вокруг - Долина. Так почему, почему я снова тебя вижу? Я, видишь ли, твердо уверен, что каждый из вас, - способен посрать без моей помощи, мудила, - косой взгляд, брошенный на Ирию, и сентенция меняется на приемлемое: - в высшей степени самодостаточен и не нуждается во мне ХОТЯ БЫ НА ВРЕМЯ ОТДЫХА. Ну пожалуйста.

К концу этого монолога, полного боли, Йарран и в самом деле показался на глаза, вызвав у Ирии восхищенное "Ой! Вас двое!". Если не считать предельно виноватого вида, они и правда были очень похожи. Впрочем, вид или не вид, праздник или не праздник, медовуха или нет, а доложил он четко, по-военному, как привык внизу. Старший брат слушал и безнадежно понимал: всё. Отдохнул. Хватит. На всякий случай он все-таки попытался еще спасти свои коротенькие каникулы:

- Сколько выпил?

Йарран показал руками. Да по нему и так было видно: держался он только на адреналине. В горы точно не ходок. А судя по тому, что Йорвет выпил не меньше, выходило не очень хорошо.

- Отряд?

Отряд, конечно, тоже пьян и весел, и вообще, пойди их собери по кустам... Командира, конечно, разыскать и оторвать от дела можно. На то он и командир. Да к тому же, всегда трезвый. Ну, или почти всегда. Во всяком случае, вероятность сильно выше.

- Извини, милая, - Фаоильтиарна мягко отцепил руки Ирии, поцеловал девушку в щеку и встал. - Нужно идти. Йарран, с тобой - потом. Я разочарован.

Ирия попыталась еще удержать его, обвила за шею, потерлась щечкой - нежные хитрости часто работали так, как ей хотелось.

- Неужели он сам не спустится? Взрослые же все... Не уходи?

Исенгрим еще раз покачал головой. Очарование этой красотки только что растаяло, как дым. Если она и хотела когда-нибудь примерить звонкую фамилию старого рода, следовало бы бежать, спасать, беспокоиться и всецело понимать. Ответственность, мать её... Этот нюанс Ирия упустила. Впрочем, у неё еще оставался Йарран - такой же упрямый и разборчивый в перспективе, но не имеющий ничего против того, чтобы утешить брошенную в одиночестве деву. И очень, очень похожий на Исенгрима, если не придираться.

А сам Исенгрим, подхватив пояс с мечом, пошел вверх - к заслоняющим пол-неба скалам в отдалении.
[nick]Isengrim Faoiltiarna[/nick][status]из искры возгорится пламя[/status][icon]https://pp.userapi.com/c844616/v844616226/12fd66/_tlzmWLeErE.jpg[/icon][lz]<center><b><a href="http://unirole.rusff.ru/viewtopic.php?id=4681#p487492" class="link3";>Исенгрим Фаоильтиарна</a></b><sup>77</sup> <br>грабил корованы до того, как это стало мэйнстримом<br><center>[/lz]

Отредактировано Isengrim Faoiltiarna (2018-12-12 00:14:32)

+2

4

Смешно, но тогда это казалось слишком сложным. Как же, подвиг настоящий, на гору залезть! Неважно, что не самую высокую, неважно, что лишь небольшая выемка, где можно сесть и смотреть на деревню сверху.
Видно-то ее хорошо. Большой костер праздника, неподалеку - чуть поменьше.
Чьи-то силуэты. Едят, пьют, веселятся… Деревенские, приезжие, hanse…
Кто-то уже ушел спать, а для кого-то праздник только начинается.

Наши вряд ли отрубятся до утра, а ночь-то сейчас в самом разгаре! Редко удается расслабиться, редко получается заснуть без кинжала под подушкой.
В привычку уже вошло.
Только мне сейчас не до отдыха. Пусть и нужна минутная передышка. Ну совсем чуть-чуть. Не было такого уговора, чтобы их не делать, Йарран, я точно помню!
В любом случае, он об этом не узнает.
Забыл уже небось про этот спор, идиот. Подцепил небось какую-нибудь девицу и теперь уединился с ней в кустах, как и большинство. Очень в его духе, да.
Ну и ладно! Не больно-то и хотелось праздновать.

Традиция такая есть в эту маскую ночь. Кого бы ты ни встретил, вы можете разделить ее вместе. Неважно, знакомы вы или нет. Неважно, увидитесь ли еще хоть раз.
Все, что случилось в Беллетейн - в Беллетейн и остается. Негласное правило, даже не обсуждают подобные вещи никогда.
Прошлый или позапрошлый был подобным? Не помню. Пили тогда что-то дурманящие, знакомые краснолюды притащили. Из чего делают подобную дрянь - не слишком-то и ясно. Но дрянь была вкусной, согревающей. Ночи все еще прохладные, и чувствую это сквозь тонкую рубаху.

Но мне пока не холодно. Даже более сильный, порывистый ветер не позволяет мне замезнуть. Медовухи внутри уже приличное количество, но я разве что слегка захмелел.
Йарран попытался меня споить, едва мне исполнилось шестнадцать.
Два года в hanse, пора бы уже и честь знать, да? Это было в Шаэрравэдде, снова. Туда мы возвращаемся каждый год, дома бываем реже, чем там.
Исенгрима тогда стабильно терял весь отряд. Никто ничего не спрашивал вслух. Если и были вопросы, то читались лишь во взгляде, лишь слегка. Никто не лез в дела старшего Фаоильтиарны. Всегда уходил, едва мы разбивали лагерь и всегда возвращался за пару часов до отъезда.
Я знал. С той самой ночи, когда я услышал правду, когда случайно на него наткнулся, когда мне не спалось.
Знаю и молчу. Знаю, где нужно искать Исенгрима, но никогда этого не делаю. Тогда он вышел мне навстречу и рассказал про нее.
И никаких вопросов больше. Их не должно быть.
Поэтому в Шаэрравэдде мы предоставлены сами себе. Тогда-то Йарран и расчехлил украденное у dh’oine пойло, что-то пробормотал про вступление во взрослую жизнь и предложил мне с ним выпить, едва я поднялся с земли, куда он меня швырнул хорошим обманным маневром. После того, как я с ним проделал аналогичный трюк.
Пьянеть я начал только на четвертом стакане. На пятом был уже откровенно нетрезвым. После шестого отрубился. Йарран же уже на третьем лыка не вязал. И даже не комментировал особенности моего организма. Утром, правда, смеялся над моим похмельем.
Я не пьян сейчас. Но и нетрезв.

Хочется верить, что и наш командир наконец-то отвлечется от всего, хотя бы раз в год. Пусть напьется до состояния своего брата, проведет ночь с какой-нибудь красоткой - вон, вся деревня по нему вздыхает, выбирай любую - и только наутро будет таким, каким мы его привыкли видеть.
Он заслужил все-таки.
Беллетейнов восемь назад такое впервые случилось со мной. Йарран еще заметил, как я возвращался, как выглядел растерянным, пытаясь осознать происходящее.
Как спешно заправлял в штаны рубаху, и лишь потом снова потянулся к кружке. Elder понимающие ухмылялся, доливая мне вино и сказал что-то вроде “Поздравляю, и ты умудрился раньше командира!”. Но он же наверняка шутил. Не может ведь такое быть, чтобы Исенгрим никогда не…
Конечно, не может. Даже если не интересуется подобным в течении всего года, Беллетейн все равно поймает за хвост и ты меняешься на целую ночь.
В любом случае, отдых он и правда заслужил. Да и все.
“И ты тоже”, - шепчет внутренний голос, но я лишь отмахиваюсь. Где-то в голове формируется матерный монолог Йаррану, но я и его игнорирую.
Яйцо гарпии, так яйцо гарпии. Не позволять же ему потом весь год над этим насмехаться!

Отдыхать уже хватит, пора лезть дальше. Веревку с крюком банально не докину. Только если бы ее кто сверху подхватил, так ведь нет там никого. Не гарпий же просить о помощи.
Мог бы сам. Мог бы попробовать. Но не сегодня. Не после этой медовухи, будь она неладна.
Уступов много, лезу по ним. Нужно подняться выше, на следующей выемке - гнезда как раз. Самих гарпий не видно и не слышно.
Или спят, или летают где. Да плевать, и с кинжалом справлюсь! Не зря ведь столько тренировал ловкость.

На середине пути порыв ветра заставляет меня остановиться, цепляясь крепче за уступы. Вроде крепкие, вроде выдержат…
Но я оборачиваюсь назад и взгляд падает вниз, туда, где вся деревня и отряд веселятся в праздник, возле большого костра, наедине или толпой. Пьют, веселятся и не нужно им никаких яиц гарпий.
А я здесь повис, как идиот, повелся на дурацкий спор, и теперь рискую упасть и свернуть себе шею.
- Aenyell'hael, блять… - смесь родной Старшей Речи и столь любимой краснолюдами брани срывается с губ дрожащим голосом. Ага, так и есть. Только не огнем окрестит, а яйцом гарпии. Смелость, ловкость, и не бояться высоты.
Я не боюсь. Обычно. Правда.
Но иногда случается. Вот так, с непривычной высоты, в очень шатком положении, меня буквально парализует.
Остается только цепляться за уступы и молиться, чтобы они выдержали. И гарпии, которых слышно неподалеку, и все ближе, меня не заметили.
И когда отпустит этот ледяной страх, внезапно сковавший все тело.
От медовухи никакого толку. От такого моментально трезвеешь.

[icon]https://i.imgur.com/l2mXqwb.png[/icon]

+2

5

Исенгрим Фаоильтиарна, далеко еще не полковник, ну, от силы, младший лейтенант, скользит на острых камнях и проклинает судьбу. Из желающих скрасить одиночество - только каменистые осыпи, ждущие только случая, чтобы утащить за собой, обнять, погрести в своей тяжелой, удушающей страсти. Из перспектив - только заунывные дисциплинарные разборки с младшим членом отряда, а потом - еще и ругань с братом, который, кажется, задался целью усложнять по мере сил и без того непростую жизнь Фаоильтиарны-старшего. Иногда Исенгрим думал, что все это просто ревность. Впрочем, он никогда не удерживал рядом тех, кто оставаться не желал. Силой никого не принудишь. Йарран оставался. Значит, просто кретин...

Йорвета в этой темноте он находит совершенно случайно - по удачно вырвавшейся ругани. Что ни говори, а ругаться - полезно. Остается только присесть, заглянуть за край обрыва и умиленно созерцать вцепившегося в чахлые кустики эльфа. Исенгрим, не думая, прошел по более пологому склону, вместо того, чтобы карабкаться по самым утесам, потому и оказался выше.

Без разговоров он плюхается на неприятно-острые камни и хватает Йорвета за запястье. С того станется и свалиться с удивления или с перепугу.  Честно говоря, думает он, как-то не так он себе представлял свое будущее, полное подвигов, славы и прекрасных эльфок с сияющими от восторга глазами, когда по юности фантазировал, что вот вырастет и отправится во внешний мир. Представлялось ему что-то такое, больше про гривы коней, реющие на ветру, когда бросается его отряд в лихую кавалерийскую атаку, про превозмогание походных тяжестей. В итоге вместо реющих грив разве что собственные волосы, некуртуазно набиваемые ветром в рот и в глаза, пока он болтается тут над пропастью, а из тяжестей - только сам Йорвет, который тощим не был даже в четырнадцать. А медовуха, между прочим, выветривается обманчиво - ты уже уверен, что трезв, а ноги с тобой не согласны, так что на помощь можно особо не рассчитывать... Про сияющие глаза эльфок можно и не вспоминать: даже если находится время и силы вспомнить про существование противоположного пола, обязательно случается что-нибудь в этом вот духе. Ну а в норме-то и вовсе не до того.

Будет потом, конечно, и злой ветер в гривах коней, и солнце на серебре молний, и грозная лавина бригады, навевающая жуть и ломающая вражеский строй одним именем своим, и полковник, давно уже не молодой и не красивый, во главе... И все это будет тоже совсем не так, как он представлял. А пока...

- Йорвет. Ты, пожалуйста, просто не дергайся. Просто. Не. Дергайся.

Неизвестно, как там себя ощущает Йорвет, а вот Исенгриму сверху замечательно видно, как далеко, долго и со вкусом лететь, если кусточек, за который Йорвет кое-как держится, все-таки обломится. Или если соскользнет рука Исенгрима. Примерно последнее, чем хочется заниматься в праздничную ночь - нести госпоже Регне клочки, которые останутся от её сына в случае, если Фаоильтиарна все же не справится. Особенно если учесть, что с госпожой Регной они делили одну песочницу.

[nick]Isengrim Faoiltiarna[/nick][status]из искры возгорится пламя[/status][icon]https://pp.userapi.com/c844616/v844616226/12fd66/_tlzmWLeErE.jpg[/icon][lz]<center><b><a href="http://unirole.rusff.ru/viewtopic.php?id=4681#p487492" class="link3";>Исенгрим Фаоильтиарна</a></b><sup>77</sup> <br>грабил корованы до того, как это стало мэйнстримом<br><center>[/lz]

+2

6

Наверное, я никогда не забуду эту майскую ночь.
Она отличается особой атмосферой. Именно сегодня настолько ярко светит луна, что даже и костер не нужен - если бы не традиция.
Если спуститься ниже, можно даже послушать ночное пение сверчков. Даже здесь слышны гуляния рядом с деревней и звуки многочисленных флейт, разбавляемый иногда визгами и смехом танцующих.
Этой ночью ветер дует особо порывисто на такой высоте, безжалостно путая отросшие до плеч волосы, загораживая порой и так скудный обзор.
В начале мая в Долине всегда тепло, но у подножья гор прохлада нахально залезает под плотную рубаху, намекая, что куртку я оставил опрометчиво.
Как и оружие, кстати.
Приятно висеть на скале, когда все остальные развлекаются, а тебе достался более порывистый ветер, сомнительная устойчивость и крики гарпий. Голодных, скорее всего.
Спасибо, Йарран. Всегда знал, что ты меня ценишь. Как корм для гарпий - особенно.

Злость охватывает изнутри, прогоняя парализующий страх. Постепенно, не сразу, но меня начинает отпускать. Еще немного, и я смогу сообразить, каким образом мне забраться наверх.
Или спуститься вниз.
Мысль “Чем я думал, когда соглашался на этот вызов?” мелькает в голове очень хаотично. Секунду-другую, а затем снова пропадает в недрах подсознания.
Упрямство, по которому не раз сокрушалась мать с тех пор, как я научился ходить и говорить, снова берет верх над остальными эмоциями.
Я залезу на эту чертову скалу! И достану это чертово яйцо!
Упрямство решает за меня. Здравый смысл где-то в подсознании робко шепчет - хер с ним, с яйцом, и с реакцией Йаррана, когда я вернусь без него.
Главное - слезть отсюда. Или подняться. Да что угодно, лишь бы не рухнуть вниз. Или не быть утащенным гарпиями.

Неожиданная хватка за запястье заставляет меня вздрогнуть, чудом не отпустить свою хлипкую опору, но реакция тела работает сейчас лучше, чем голова и эмоции.
Тем не менее, хватает соображения эту самую голову поднять, чтобы посмотреть на неожиданную живую душу в этом месте, где, кроме гарпий, так и не найдешь собеседников.
Да и то, собеседники из них так себе.
- Исенгрим? - не скрываю, что немало удивлен появлению командира здесь. Перед тем, как уйти, я не видел его в поле зрения, из чего можно было сделать свои выводы. Или он ушел спать, или ушел с какой-нибудь красоткой. В первом случае, никто бы его не увидел до утра. Во втором - ну несколько часов точно.
Но где нельзя было предугадать его появление, так это здесь.
- Что ты тут делаешь? - вопрос звучит глупо, но вполне закономерно.
Очевидно, откуда он узнал про мое текущее местоположение. Только один источник. Или кто-то все же слышал наш с Йарраном разговор. Это маловероятно, учитывая, что все были заняты выпивкой. И не только.
Обычно командир не вмешивался в наши склоки с его братом, когда они не мешали делу. Это и было понятно - не до того ему вечно. Да и никому из нас оно было не нужно. Слишком уж мы все гордые, чтобы помощь принимать, даже от своих. Такую мелочную, где сами разберемся.
Но здесь уж я рисковал свалиться вниз.
Помощи я не ждал. Точнее, не надеялся на нее. Но все же Исенгрим пришел. Сам пришел. Не прислал кого-то мне помочь, нет. Бросил праздник, бросил отдых и пришел за мной.
Почему-то внутри немного потеплело.
Делаю то, что он велит - не дергаюсь. Позволяю помочь мне забраться на уступ. Сам тоже пытаюсь, упираясь ногами в скалу, лишь бы забраться поскорее.
И только на уступе позволяю себе шумно выдохнуть.
- Спасибо.
Коротко и просто, вот так, смотря ему в глаза. Смотреть неловко, но выдерживаю, как и тогда, когда смотрел, едва Йарран вытащил меня из того злосчастного мешка, в котором я спрятался, лишь бы сбежать из деревни.
Сейчас причина в другом. Почему-то чувство вины начинает грызть внутри. Слегка, совсем чуть-чуть, когда я вспоминаю о том, что таким образом Исенгриму пришлось оставить праздник.
- Я все объясню.
Голос звучит слегка виновато, когда я прислоняюсь спиной к скале, а потом сползаю вниз, принимая сидячее положение.
Руки болят от недавнего напряжения, мышцы ноют. Я не замечал этого, пока висел там, но сейчас постепенно отпускают. Тело начинает дрожать - не от холода, все от той же реакции.
Тело понимает, что сейчас оно в безопасности и не желает нормально двигаться. Ему нужно отдохнуть, мне тоже.
Хочется поверить, что Исенгрим позволит мне здесь пробыть какое-то время.
Медовуха выветрилась, в горле пересохло, пить нечего. Едва ли Фаоильтиарна прихватил с собой флягу с чем-нибудь, даже спрашивать бесполезно. Нам тут все-таки еще спускаться.
А как он поднялся, что я умудрился не заметить? Тут же только один путь. Кажется.

Ветер уже не такой порывистый, чуть-чуть слегка успокаивает. Дрожь утихает постепенно, чувство вины умирает в муках.
Ни хрена это не весело - такие пари заключать. Просыпается острое желание по возвращении отвесить Йаррану подзатыльник.
Но я невольно смотрю в сторону, чуть наискосок, где выше гнезда гарпий.
Яйцо добыть все еще заманчиво, ну как ни крути.
А внизу видны огни Беллетейна, ветер доносит снова чей-то смех и отзвуки флейты.
Хорошо им там сейчас. Даже немного завидно.

[icon]https://i.imgur.com/l2mXqwb.png[/icon]

+1

7

Исенгрим одним раздраженным жестом отмахивается и от спасиба, и от попыток объяснить. Что тут объяснять-то. Для дела важно только одно: сделал или не сделал. Остальное - вторично. Полез на скалу? Полез. Причины не важны. Важны последствия. Это он пытался объяснить Йорвету (и не только ему) уже много лет и много раз. Получалось, судя по всему, с трудом - все равно это вот детское "прости". Ладно, будем работать с чем есть...

Взгляд, брошенный на не такие уж далекие гнезда гарпий, тоже не остается незамеченным. В голове созревает план изящной мести всем этим ублюдкам, из-за которых Исенгрим сейчас торчит на совсем каком-то не майском пронизывающем ветру - и это вместо теплой женщины и ароматного вина.

- Ты, кажется, за яйцом гарпии лез? Чудесно. Отдохнешь - и продолжай. Вмешиваться в ваше пари я не намерен. - Командир оставляет Йорвету пару секунд на осмысление - мол, да, да, лезь, я не против, даже вот подстрахую, чтобы ты не сверзился. Впрочем, тут уже недалеко, долезет... А потом продолжает:

- А с утра приготовишь любимому наставнику завтрак, раз уж ему так потребовалось это яйцо. Яичница отлично подкрепляет силы.

Заодно и мозги прочистит идиоту-братцу. Яйца гарпий, кто бы там что ни говорил, совершенно не ядовиты. Правда, вонючи сверх всякой меры, как и сами эти твари. Как, пожалуй, и любые реликты (включая ведьмаков). Ну а если заработает несварение... Сидение в туалете, в общем-то, тоже полезная духовная практика. Пока сидишь, невольно размышляешь о своем скверном поведении. А сидеть-то приходится долго и тщательно... Так, глядишь, и привьется Йаррану светлая привычка к мышлению. Начнет задавать себе вопросы вроде: "А не подосрал ли я кому своим глупым пари? Например, старшему брату?"

Ну, а с самого Йорвета хватит и приготовления. Публичного и вонючего. Несправедливо перекладывать на младшего всю тяжесть преступления. Сколько там Йорвету? Двадцать? Двадцать пять? Исенгрим твердо уверен - соображать за двоих должен был именно Йарран.

- Только отойди за околицу, когда будешь готовить, - на вссякий случай уточняет он, представив себе процесс. Надо не забыть выяснить с утра, куда ветер, делает он себе мысленную заметку. А до утра-то не так и долго... А с утра придется торчать там вместе со всеми. Никакого тебе "отоспаться", командир. Сам назначил дисциплинарное взыскание на утро. Страдай.

- Ну? Отдышался? Вперед, - командует он, как будто у них тут учения. Впрочем, они и есть. Правда, слегка недобровольные для всех участников. Но такова жизнь. Сам он неторопливо идет за Йорветом с луком наготове. Мало ли, какой "пташке" тоже не спится сегодня ночью. Не хватало еще потом выуживать ученика из когтей гарпий. Когти-то как раз весьма ядовиты. И скорее даже не собственным ядом, а просто чудовищной грязью, которую эти отвратительные существа собирают повсюду и активно продуцируют сами. Исенгрим, конечно, не ахти какой лучник по эльфским меркам - но то по эльфским. Уж на гарпий-то его хватит. Летают, как курицы. От забора к кормушке.

[nick]Isengrim Faoiltiarna[/nick][status]из искры возгорится пламя[/status][icon]https://pp.userapi.com/c844616/v844616226/12fd66/_tlzmWLeErE.jpg[/icon][lz]<center><b><a href="http://unirole.rusff.ru/viewtopic.php?id=4681#p487492" class="link3";>Исенгрим Фаоильтиарна</a></b><sup>77</sup> <br>грабил корованы до того, как это стало мэйнстримом<br><center>[/lz]

Отредактировано Isengrim Faoiltiarna (2018-12-27 05:01:21)

0

8

По-прежнему немного неловко. Но я давно уже научился не прятать взгляд. Честно?
Виноватым себя не ощущаю совсем. Тут кое-что другое. Скорее тот факт, что Исенгриму пришлось сейчас все бросить, чтобы пойти сюда.
Надо признать, совсем не зря. Каждый из нас понимает - когда-нибудь может настать тот самый момент, в котором мы не вернёмся домой.
Заниматься-то приходиться тем, что не гарантирует отсутствие ран и высокий шанс выживания.
Отдыхать получается очень редко, а я давно привык спать с кинжалом под некой хренью, что в текущий момент заменяет мне подушку. На всякий случай.
Поэтому так ценны моменты, когда мы возвращаемся домой. Хотя… Можно ли теперь называть это место домом, учитывая, как редко нам удается вырваться?

Беллетейн должен быть стать отдыхом. Для всех нас. Если бы Йаррану не пришло в его пьяную голову бросить мне столь идиотский вызов.
Ну, молодец. Испортил отдых как минимум двоим! Кто знает, что там сейчас внизу творится. Хотя, судя по звукам, едва здесь слышным, все то же самое. Везет им там!
Но даже выражением лица не показываю ничего похожего на обиду или досаду.
Не при командире.
Давно уже я усвоил простую истину - не действуют на Исенгрима все эти эмоциональные трюки.
Докладывать - по делу. Получил приказ - иди, выполняй. И уж, будь добр, даже не вздумай выделываться. Время всем сэкономишь, тем более - себе. Спорить все равно бесполезно.

Мы, Aen Seidhe, живем намного дольше, чем dh’oine. Да вот с таким образом жизни смерть может прийти к любому из нас слишком рано и неожиданно.
К этому тоже стоит быть готовым. Осознать и принять эту истину, прежде чем браться за оружие.
Пусть dh’oine не так уж далеко и ушли от гарпий, а мозгов у них все-таки немногим больше. И если мы можем сообразить, как лучше, быстрее и эффективнее отнимать их жизни, они тоже могут.

Но сорваться со скалы после всего, чего мне удалось уже пережить…
Вот такой смертью умирать было бы достаточно обидно. Да и бессмысленно к тому же. Я многому научился и довольно ценен в отряде. Даже Йарран говорит подобное, когда напьется и сходит к шлюхе, конечно же.
Если слышишь такое от него, пусть и при определенных условиях, значит так оно и есть.
И раз Исенгрим здесь.

- Я понял.

Поэтому и отвечаю Исенгриму короткой фразой и беглым кивком. Спорить с командиром бесполезно. Если он говорит - лезь наверх за яйцом, значит лезь. И даже не вздумай задавать вопросы.
Майская ночь мечты, ничего не скажешь!

Тем не менее, я закидываю веревку наверх, цепляясь за достаточно устойчивый уступ прямо рядом с гнездами. Всего-то долезть. Оттуда всего-то допрыгнуть.
Парализующий страх в голове снова приветственно машет рукой, но я упрямо его отгоняю. Хватит его на сегодня.
У меня нет никаких прав показывать свою слабость командиру.

Не думать, не отвлекаться и вниз тоже не смотреть.
День, когда я попал в hanse, навсегда мне врезался в память. День, когда Исенгрим хотел отправить меня обратно, к матери, потому что не дорос я еще - отправляться с ними.
Слишком юный, слишком упрямый, слишком непредсказуемый.
Тогда все события развернулись по-другому, в тот же вечер, и это заставило его переменить свое решение.
Но в память это врезалось. Будто бы каждый мой день подсознательно наполнен попытками доказать командиру, что не зря он тогда не вернул меня домой.

Здесь лезть легче, больше выступов и не так уж и далеко.
Не думать, не отвлекаться, не смотреть вниз - слова стучат в висках, как установка и инструкция для себя лично. Еще немного подтянуться, привязать веревку к поясу.
Ветер тут сильный, порывистый, смахнет вниз так, что даже пикнуть не успеешь.
Гарпии летают неподалеку, стараюсь не думать и о них тоже.
Несколько шагов к гнезду, держась за скалы. Веревка все же не лучшая подстраховка, но другой у меня нет.
Кинжал - не лучшее оружие против этих хищниц, но другое взять я не догадался.
В гнезде три яйца, я беру в руки пока одно. Оно тяжелое, немного скользкое. Прижимаю к себе одной рукой, второй крепко хватаю веревку.
Возвращаюсь назад, спускаюсь вниз. Быстро, ловко, стараясь не попасть под порывы ветра.
Одно его движение - и яичницей стану я сам, приложившись о скалы.
Не самая лучшая смерть.

Но спускаюсь на прежнее место более благополучно, отвязывая веревку.
- Достал.
Демонстрирую добычу Исенгриму. Не горжусь собой, излагаю факт. Интересно будет посмотреть на лицо Йаррана, когда я все-таки вернусь с этим яйцом.
Теперь бы не потерять его по дороге.

[icon]https://i.imgur.com/l2mXqwb.png[/icon]

+1

9

Обычно шумная и веселая бригада непривычно тиха. Вернувшись, Исенгрим разыскал пару-тройку самых трезвых и отправил их достать всех остальных. Откуда угодно: из-под куста, из постели красавицы, из объятий матери. Неважно, откуда. Командир не отдохнул - никто не отдохнет. Не в целях мести, но во имя воспитания дисциплины. Никто не ворчит, только перешептываются, топчась с ноги на ногу на залитой нежным утренним солнышком поляне в стороне от деревни. Лишних глаз не нужно.

Исенгрим с удовольствием обозревает все эти сонные, похмельные морды с очевидными следами хорошей ночи. Что ж, сейчас сверху на это похмельице он нанесет изящное ароматическое лекарство. Йарран, конечно, тоже здесь, стоит там в заднем ряду, стараясь особо не высовываться во время экзекуции малолетки. Что, братец, думаешь, надеру Йорвету уши перед строем, а с тебя как с гуся вода? Ну-ну, думай...

Весело потрескивает костерок у ног Фаоильтиарны-старшего. Стоит рядом Йорвет, обнимая трофейное яйцо.

- Сегодня ночью наш брат Йорвет грубо нарушил дисциплину, глупо рискнул собственной жизнью и подверг опасности жизнь своего товарища, - хрипловатый усталый голос командира отлично слышен всем собравшимся. В общих чертах все уже узнали, что дурак-Йорвет спьяну полез на гору, а снимать его пришлось лично Фаоильтиарне, которого буквально из объятий девушки вытащили. Все с удовольствием ждут показательной порки. Что ж, будет вам порка...

- Однако! - продолжает он, оборачиваясь к Йорвету. - Однако, Йорвет свое слово сдержал, несмотря на темноту и опьянение. Как видите, яйцо гарпии у него в руках! Личным мужеством он, я считаю, искупил большую часть своей вины! Поэтому в качестве наказания ему требуется всего лишь изжарить добытое яйцо вот на этом костерке!

Бригада зашумела. О фантастической вонючести гарпий и всего, что они продуцировали, ходили легенды. Но Исенгрим еще не договорил:

- А мы все полюбуемся его кулинарным талантом, не сходя с места!

Бодрый ветерок, пока еще по-утреннему свежий, овевал ряды собравшихся прямо в лица. В отличие от лица командира, который деликатно шагнул назад, чтобы не мешать Йорвету - и остался с другой стороны костра.

К концу кулинарных извращений бригада ненавидела последовательно Йорвета, командира, гарпий, ветер, утро, пищу, ароматы и саму жизнь. Фаоильтиарна уже не сомневался, что по окончании официальной части каждый из тех, кто старательно сдерживал рвоту по ту сторону воображаемой линии вонючести, захочет лично потолковать с мальцом о важности дисциплины даже на отдыхе. Оставалась одна, заключительная часть - именно для того, чтобы бригада не пребывала в неведении о том, кто тут истинный виновник всех их мучений.

- Замечательно, Йорвет. А теперь, будь добр, угости завтраком того, кто и просил у тебя добыть яйцо. Уважь друга.

Сейчас братьев не перепутал бы и полуслепой. Каменное, ничего не выражающее лицо Исенгрима, заложившего руки за спину, стоящего по струнке - словно не он полночи шастал по горам, - и перекошенная от удивления и ярости моська Йаррана. Не ожидал такой подлости, братец? Ну так и я не ожидал.

- Приятного аппетита, Йарран. Это приказ.

Дальше все просто. Или выполняй, или будь добр идти и помочь селянам, скоро репу сажать уже пора. Был еще третий путь, уйти и выживать отдельно, и, конечно, к нему многие прибегали - потом. Не тогда, не в самом начале. Слишком хорошо все помнили тяжелые бои, изматывающие переходы, бесконечно-усталое, зеленое, обтянувшееся кожей лицо Исенгрима, когда он выводил их в безопасное место после очередной "шалости". Никто не хотел на его место. Не тогда. Не тогда, когда герилья еще не стала образом жизни большей части их народа.

Под немигающим холодным взглядом Йарран взял вилку.
[nick]Isengrim Faoiltiarna[/nick][status]из искры возгорится пламя[/status][icon]https://pp.userapi.com/c844616/v844616226/12fd66/_tlzmWLeErE.jpg[/icon][lz]<center><b><a href="http://unirole.rusff.ru/viewtopic.php?id=4681#p487492" class="link3";>Исенгрим Фаоильтиарна</a></b><sup>77</sup> <br>грабил корованы до того, как это стало мэйнстримом<br><center>[/lz]

+1

10

Поспать так и не получилось. Отдохнуть, впрочем, тоже. Когда мы спустились и шли в сторону деревни, вокруг уже занималась заря, переходя в рассвет.
Вот так и проходит долгожданный праздник. На горе, с краснолюдской матершиной и яйцом гарпии подмышкой.
И с четким, резвым шагом, несмотря на усталость, вслед за командиром и не отставая.
Могло быть и хуже. Но только оказавшись внизу, я понял, насколько же тяжело мне дался этот подъем. Да ещё и приступ страха упасть вниз.
А кто виноват? Один подвыпивший придурок. И второй, в лице меня, что согласился на эту дерьмовую авантюру.
Нужно было Йаррана послать подальше, вот и все. Плевать, если бы потом ржал как конь, громогласно на всю hanse разглагольствуя, что я трус. Теперь понимаю, что это все того не стоило.
Но в тот момент я думал, что совсем не переживу подобный позор. Нет ничего хуже, чем жизнь с таким клеймом и смешки остальных. Лучше уж умереть, чем позволить уничтожить свою гордость.
Или всё-таки нет?
Сколько шансов не свалиться от переутомления?
Думаю об этом, глядя в спину Исенгрима, все ещё сжимая это яйцо, но поспевая за ним. Хотя с каждым шагом дыхание контролировать все сложнее.
Но я буду держаться ровно столько, сколько понадобится.
Фаоильтиарна явно зол. Не показывает этого никак, но заметно по его решительной похоже, прямой спине и молчанию вплоть до момента, пока мы не появились в рядах нашей ганзы.

Когда он говорит, я стою неподалёку, все ещё с этим грёбаным яйцом гарпии в руках. Оно уже порядочно оттягивает руки, а я держусь на собственном упрямстве.
И, кстати, негодовании тоже.
«Какая ещё дисциплина в свободный праздник?»
Эта раздражённая мысль мелькает в моей голове, но я вовремя придерживаю язык, чтобы не высказать ее вслух.
Иначе только усугублю это все.
Стоит больших трудов не прикрыть глаза, тяжело вздохнув. Ещё сложнее - не развернуться, убежав подальше от любопытных взглядов. И не только.
Они ещё и не понимающие, например. У всех так и читается на лицах - «Мы-то какого хера должны это терпеть?».
И сердитые ничуть не меньше. Нескоро мне подобное забудут.
Пока буду жарить это гребаное яйцо, стоит поразмышлять, как сохранить свою гордость и вынести это испытание чужим осуждением…
Месяца им хватит, я надеюсь?

Вонь стоит такая, что глаза только чудом не слезятся. Или из-за моего упрямого желания не уронить лицо перед всей бригадой.
Или ещё более сильным желанием стереть с лица Йаррана это мерзкую ухмылку. Пусть он также морщится от запаха, как и все остальные, но явно доволен, как я получаю выволочку в данный момент.
Настолько показательную и настолько же оригинальную.
Больше не стану вестись на его споры и пусть клеймит как угодно, плевать на его мнение.
Потому что лучше так, чем окончательно потерять хотя бы маленькое расположение командира. С тех пор, как я за ними увязался, я не могу перестать доказывать, что это было не зря.

Вонь яйца гарпии успешно перебивает свежий горный воздух и запахи цветов, что растут только в нашей Долине.
Каждый раз, когда мы возвращаемся домой, получается снова почувствовать их, потому что там, внизу - там ничего такого нет.
И сейчас, так вышло, что вместо цветов мы нюхаем какое-то говно.
Только мысль о том, что Йаррану придется это жрать, добавляет мне сил и решимости продолжить эту готовку, даже не отходя от костра.
И получается сдерживать тошноту, хотя и не могу отделаться от ощущения, будто бы меня сейчас вырвет прямо на эту сковородку.
Другие, очевидно, испытывают схожие эмоции. Отвращение на лицах членов нашей hanse достаточно красноречивое. Кто-то даже украдкой пятится назад.
Только Йарран ухмыляется, пусть и сам от запаха не в востороге.
Только лицо Исенгрима ничего не выражает, кроме абсолютного спокойствия. Он вообще хоть что-то чувствует? Откровенно ему завидую, если нет.

Наконец эта яичница готова.
Когда снимаю сковородку с костра и оставляю на пне, с трудом давлю в себе желание отойти на несколько шагов назад.
Лишь бы больше не вдыхать этот вонючий пар. Но я не двигаюсь, пока Исенгрим не начинает говорить.
Выражение лица Йаррана - как долгожданная награда за все эти мучения.
- Ты ведь так хотел это яйцо, в чем проблема?
Пропускаю его к пню, успеваю это почти шепнуть на ухо. Моя очередь гаденько ухмыляться.
Йарран лишь бросает на меня уничтожительный взгляд, но ничего не говорит.
И берет вилку.

Я устраиваюсь возле дерева неподалеку, сев на землю и прислонившись к жесткой коре спиной. Сейчас даже она мне кажется чем-то вроде мягкой подушки.
Обзор мне загородили любопытные, но уже плевать. Все, что нужно, я сейчас слышу и тихо хихикаю.
- Пусть ты и командир, и мой брат, но какой же бессердечный говнюк.
Возмущение младшего Фаоильтиарны достаточно искреннее, когда он понимает, что никуда не денется от такого приказа.
А Йарран явно давится. И матерится. Но все-таки ест. Знает же прекрасно, что с собственным братом лучше не спорить.
Конец истории я уже не увидел. Потому что ночной поход по горам вплоть до утра уже берет свое и глаза слипаются.
Каким бы не было мое унижение, завтрак Йаррана его перекрывает точно. Остается лишь только порадоваться тому, что придумал эту хрень не я.
Может быть, за такой сон мне попадет, потом. Но кто ж виноват, что со своим организмом и перенапряжением я уже не мог совладать.
[icon]https://i.imgur.com/l2mXqwb.png[/icon]

+1


Вы здесь » uniROLE » X-Files » отдохнешь потом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC