о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
• riza
связь ЛС
Дрессировщица диких собак, людей и полковников. Возможно, вам даже понравится. Графика, дизайн, орг. вопросы.
• shogo
связь лс
Читайте правила. Не расстраивайте Шо-куна. На самом деле он прирожденный дипломат. Орг. вопросы, текучка, партнеры.
• boromir
связь лс
Алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно. Орг. вопросы, статистика, чистки.
• shinya
связь лс
В администрации все еще должен быть порядок, но вы же видите. Он слишком хорош для этого дерьма. Орг. вопросы, мероприятия, текучка.

// VERGIL
Возможно, в чем-то Грифон был прав, подумалось ему при взгляде в зеркало. Вид у отражения был несколько ошарашенный и весьма встрепанный. Пытаясь прийти в себя и собраться с мыслями, он сначала плеснул в лицо холодной водой, а потом, плюнув, просто подставил голову под кран. Это помогло. По меньшей мере, помогло выдохнуть и сказать себе, что любое выбивающееся из привычной палитры чувство не обязательно — и не нужно — непременно конвертировать в раздражение. Тем более, когда это чувство говорит тебе, что ты, кажется, даже скучал по человеку, сама жизнь которого некогда казалась тебе форменным оскорблением.... Читать

...КАК НОВЫЙ ГОД ВСТРЕТИШЬ //
Отабек захлёбывался. Он хотел этого. Хотел дышать этими чувствами. Хотел, чтобы они вытеснили весь воздух из его лёгких. Чтобы заменили собой весь воздух на этой планете. Чтобы в его вселенной именно эти его чувства к Юрке стали бы основой всего. Это и есть дружба? Настоящая, искренняя? Вот это — когда сидящий рядом человек становится больше, чем мир. Становится самим миром для тебя — тихим, уютным и правильным. Миром, в котором всё знакомо и всё — будто впервые. Читать

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Bastet: Я крайне редко пишу отзывы, и тем не менее, чувствую, что это необходимо. Юни прекрасный форум, на который хочется приходить снова и снова. Здесь настолько потрясающая атмоcфера и классные игроки, что захватывает дух. Здесь любая ваша фантазия оживает под учащенное биение сердца и необычайное воодушевление. Скажу так, по ощущению, когда читаешь посты юнироловцев, будто бы прыгнул с парашютом или пронесся по горному склону на максимальной скорости, не тормозя на поворотах. Как сказала мне одна бабулька, когда мы ехали на подъемнике – ей один спуск заменяет ночь с мужчиной, вот так же мне, ответы соигроков заменяют спуск с Эльбруса или прыжок в неизвестность. Восторг, трепет, волнение, вдохновение и много всего, что не укладывается в пару простых слов. Юни – это то самое место, куда стоит прийти и откуда не захочется уходить. Юни – это целый мир, строящийся на фундаменте нескольких факторов: прекрасной администрации, чудесных игроков и Вас самих. Приходите, и Вы поймете, что нет ничего лучше Юни. Это то, что Вы искали!=^.^=

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » X-Files » halt and catch fire


halt and catch fire

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

halt and catch fire
http://funkyimg.com/i/2NWnX.png
Gellert & Vinda, Нурменгард, 1928
http://sf.uploads.ru/AQlGh.png

+1

2

[indent] Известие о покушение на Розье — вспышка молнии в разгар бури. Геллерт устал от последствий норвежских предателей — теперь Рауль. К счастью последнего, тот уже убит Филиппом. Говорят, именно он вытащил Винду в последний момент, а ведь он предупреждал. Гриндельвальд просил уехать в Нурменгард, но слушать какие-то байки и видения неинтересно, опасности нет. Эта мысль немца приводила в тихое бешенство, которое в итоге сошло на нет. Все равно уже ничего не изменишь, а француженка все-таки жива. Её здоровью уже ничего не угрожает, нужно лишь отлежаться и прийти в себ — организм сильный, он поборет заразу.

[indent] В Штатах [как ни странно] все было куда спокойнее. Геллерт еще немного и окончательно поверит в методики Альбуса, но статус последнего уже был озвучен по новым правилам. Сейчас это было почти неважно. Переговорив с Филиппом, Геллерт решил посмотреть на состояние Винды. Возможно, он сможет ей чем-то помочь, учитывая его отнюдь не скромные познания в колдомедицине. Нойманн просит быть тактичным, значит, знает. Геллерт игнорирует это замечание просто по одной причине — ему надоело быть тактичным, но и быть не таким с ослабевшей молодой женщиной у него не было ни единой причины. Посему нейтралитет был выбран немцу лучшим союзником.

[indent] Следовало настоять на своем и приказать ей быть в Австрии. Или забрать с собой в Штаты — ей бы там тоже нашлось, чем заняться, если она так хочет сохранить свое положение. Впрочем, о каком положении думает Геллерт? Будет обидно, если все не так радужно, как описал Нойманн, который совсем не медик. Будет обидно, если девочка не вернет себе зрение и не поправится — самому Геллерту хотелось думать, что в подобных размышлениях сейчас нет никакой нужды.

[indent] Он заходит в просторную спальню негромко, предварительно даже коротко постучав — слепая, но рефлексы у нее могли работать. Пару секунд стоит у двери, наблюдая за женщиной, делая какие-то свои выводы. Эта чертова Сербия далась им такой нервотрепкой, хотя брать с нее толком и нечего. Гриндельвальда это раздражало — его вообще все раздражало.

[indent] — Я думал, будет что-то похуже. — отозвался он, не мучая француженку тишиной. Подходит ближе, садясь в одно из кресел совсем рядом, внимательно взирая на женщину. — Я ведь говорил тебе уехать. — он словно попрекал её за полученные раны, хотя на самом деле это было совсем не так. Просто следствие долгих размышлений и мыслей на тему того, что будет дальше. — Как ты себя чувствуешь?

[indent] Его интерес явный — Геллерт ищет какое-никакое решение проблемы, хотя пока согласен с Филппом. Винде поможет лучше всего только время, вмешательство может сделать только хуже. Геллерт считает это и своим промахом — он поддался собственным слабостям, позволил себя отвлечь, позволил самому себе обернуть их разговор в личное и отступить от своих приказов. В последнее время подобное происходит слишком часто, а за это страдают ценные ресурсы. Геллерту по-прежнему хотелось бы оградить Винду от опасностей, но здесь и сейчас она вне её — после подобного ей за компанию с Филиппом сторожить Нурменгард порядком нескольких недель.

Отредактировано Gellert Grindelwald (2018-12-07 04:38:21)

+2

3

Все время после возвращения из Сербии, Винда не покидала своей комнаты: не хотела, чтобы кто-то ее такой видел, кроме Нойманна. Так и продолжала сидеть на кровати, незряче уставившись в одну точку да лениво отмахиваясь от Франсуа, слишком обрадовавшемуся ее возвращению. Проклятие, наложенное Раулем, оказалось слишком неприятным и доставляющим максимум дискомфорта – слепота, как она надеялась временная, надолго выбила ее из привычного распорядка, заперев в пределах комнаты. Спустя несколько дней Розье почти с этим смирилась, тем более, что темнота медленно и почти незаметно, но отступала.  Она не была уверена в том, что это так легко закончится. Винда понятия не имела чем себя занять, пока Филипп отправился по своим делам, пообещав вскоре вернуться. Все было бы как обычно, если бы не стук в дверь.
- Филипп? Это ты? – она даже не пыталась скрывать звучащее в голосе беспокойство. После Сербии Винда не чувствовала себя в безопасности даже в Нурменгарде. Была ли виной тому слепота, которая заставляла чувствовать себя слишком уязвимой, или ощущение, что еще далеко не ото всех предателей удалось избавиться, она не знала. Это явно был не Нойманн, тот отозвался бы сразу же да и вообще начинал говорить еще задолго до того как распахивал дверь. Розье пыталась на ощупь найти палочку, которую, насколько она помнила, оставляла совсем недалеко от себя, но ладонь находила лишь гладкую поверхность покрывала. Волшебница мысленно выругалась- сейчас было слишком легко закончить то, что начал Рауль, а у нее даже не было ни малейшей возможности хотя бы случайно оставить от вошедшего лишь мокрое место. Весьма знакомый голос развеял ее опасения, хоть Винда и была удивлена да и не очень-то хотела его вновь слышать. Она повернулась на звук, пусть и не совсем была уверена в том, что смотрит в нужном направлении, а не на какой-нибудь забытый Филиппом кофейник.
- Неужели снова разочарован? Рауль оказался не способен на большее, - Винда раздраженно фыркнула.  Даже упоминание бельгийца не вызывало ничего, кроме гнева и презрения. Ей даже было жаль, что Филипп уже его прикончил – возмездие могло бы принести предателю гораздо больше страданий, чем Розье занялась бы лично. Не зря Рауль ей так не нравился едва ли не с тех пор как объявился в рядах Армии, довольно быстро продвигаясь по карьерной лестнице. Поняв, что Гриндельвальд никуда не уйдет, Винда вновь отвернулась в сторону окна, которое пусть и не видела, но могла прекрасно представить его себе, - Ты был прав, а я зря тебя не послушала. Хорошо. Только давай без «а я говорил», - она вполне была готова признать, что была не права, отмахнувшись от видения, посчитав его уже исполненным,  - Как крот, - она вздохнула, - Слепой, жалкий и беспомощный крот, не способный пройтись по собственной комнате так, чтобы ни во что не врезаться и ничего не сбить на пол, - в ней медленно закипала злость. Винда терпеть не могла ощущать себя слабой, такой зависимой от других людей, -  Филипп сказал, что это скоро пройдет, но он звучал так неуверенно, что теперь и я сомневаюсь, - волшебница равнодушно пожала плечами, - Почему ты здесь? Разве ты не должен быть в штатах?

+2

4

[indent] — А я говорил. — спокойно отзывается немец, вторя её раздражению. Потому что и правда говорил, предупреждал, но кому-то захотелось посчитать себя умнее остальных. Геллерт спокойно взирал на француженку, оценивая масштабы бедствия. Он и не ждал, что та не начнет ему припоминать все грехи, в которых он [по обыкновению] себя виновным не считал. Да и яркие эмоции вполне способствуют скорому приходу в нормальное состояние — эмоциональное так точно. Об уровне своей разочарованности в своих же подопечных Геллерт предусмотрительно умалчивает, но лучше бы кричал на каждом шагу — некоторых бы это даже спасло.

[indent] — Значит, не ходи и отдыхай. Тебе обязательно бежать в пекло даже тогда, когда тебя об этом не просят? — он коротко выдохнул. — Филипп и колдомедик сказали, что есть все шансы прийти к зрячему состоянию, но для этого понадобится время. И исходя из того, что я услышал, то причин им не верить нет. Нойманн волнуется за тебя, считает, что не уберег от посягательств бельгийца.

[indent] Раулю стоило воздать должное — он так метил на место правой руки, что у него ... ничего бы не получилось. Даже в случае смерти Розье, бельгийцу бы её место не светило. Если учитывать, что тот оказался замешан в норвежском заговоре, то все немного усугублялось. Геллерт, видимо, недостаточно продемонстрировал, что происходит с предателями. Хорошо, что в этот раз его никто попрекать в излишней радикальности уже не будет. Геллерт не сводил с француженки напряженного взгляда, пользуясь то ли её неспособностью видеть, то ли просто подмечал детали. Возможно, что-то ускользнуло от внимания колдомедиков и досужего полковника.

[indent] — В Штатах все идет очень даже хорошо, что задерживаться там не было смысла. Как и Альбусу, потому мы оба успешно вернулись. — он был удовлетворен тем, как прошли важные встречи в Америке. Да, рано еще говорить о контроле их или чем-то схожем, но методично и медленно там пока все шло очень даже успешно. Впрочем, слава о побеге Гриндельвальда не могла не заставить даже самых скептичных за месяцы пересмотреть свое отношение к человеку, который дважды обманул пресловутую американскую систему. — После балагана в Европе, было приятно увидеть порядок. — он не обвинял, так как сам дал этому балагану разойтись. Впрочем, в исполнении умиротворенностью обманчива, Геллерт уже явно что-то для себя решил. — Филипп считает, что нам нужно провести рокировки и перестановки. Решил лично заняться делом Рауля, потому всех с ним связанных и прочими неблагонадежными элементами разговор будет коротким. Не хочу, чтобы твоя жизнь вновь оказалась под угрозой. — как и жизнь его окружения в принципе, ведь это его игрушки, только ему их и ломать. Геллерт к этому вопросу относится даже слишком ревностно. Да и всегда остается вопрос, что успел вынести из всего этого Рауль, и насколько сильно оно аукнется. Впрочем, это совершенно не значит, что у Гриндельвальда нет на это никакого плана, он уже все обдумал, даже слишком. — Прежде чем пойти дальше, немного остановимся и приведем все к порядку, иначе потом опять кто-то кого-то будет пытаться убить.

+2

5

Розье промолчала в ответ на раздражающее «а я говорил», хоть она и так прекрасно дала знать, что полностью с этим согласна. Не видела смысла возмущаться, Гриндельвальд был слишком уверен в своей правоте да и возразить ей на это толком было нечего. Ей слишком не хотелось очередной ссоры, тем более, что в это раз реакция могла быть непредсказуемой. Винда слишком устала и без всего этого, хватит с нее и страданий от слепоты. Кто-то должен был вовремя остановиться, перестать затрагивать личное и вновь вернуться в чисто деловое русло. Волшебнице было проще промолчать, сдержать язык за зубами, чем ожидать того же от Гриндельвальда, даже сейчас не пытающегося скрывать свое разочарование, пусть и тактично умалчивает об этом.
- Пекло само находит меня, не особо спрашивая на то разрешения, - Винда усмехнулась, - Думаешь, я не знала, что так все и будет, когда присоединялась к Армии? Пусть шансы выжить у меня и выше, чем у пушечного мяса, но опасность никто не отменял, - она вздохнула, - Филипп ничего не мог сделать, ему не стоит укорять себя. Рауль не вызывал подозрений и это позволило ему подобраться так близко. Я даже не думала, что он способен сотворить… что-то подобное,- волшебница все еще едва ли могла произнести вслух о чертовом проклятии, лишившем ее зрения. Спокойно, по крайней мере, - Ты сам знаешь, что с такой магией сложно и неизвестно сколько времени уйдет на восстановление. Оно хотя бы не смертельное.
Сидеть на месте Винда не собиралась. Конечно, толку от нее пока мало, но зато есть полно времени, чтобы привыкнуть, научиться передвигаться самостоятельно. Она не собиралась злоупотреблять помощью Нойманна, как будто у него и своих дел нет, и вполне могла бы скинуть с его плеч хотя бы эту ответственность. День, когда она сможет самостоятельно спуститься в розовый сад, можно будет смело обводить красным в календаре как маленькую победу. И все же, ее сильно беспокоило собственное положение- и после очередной ссоры в Сербии, и после проклятия. Если ее решат сместить, то падать с такой высоты будет весьма больно и неприятно. Винда молчаливо выслушивает отчет о проделанных в штатах работе и грядущей работе, не зная как на это реагировать. Не после двусмысленного «ты свободна», которое можно было толковать как угодно. Она и так подозревала, что находится сейчас в Нурменгарде лишь потому, что Филипп настоял, но боялась спрашивать об этом напрямую, думая, что ответ может ей не понравиться. Где-то рядом зашипел Франсуа, слишком недолюбливающий Гриндельвальда и тот, похоже, отвечал чупакабре взаимностью. Волшебница снова от него отмахнулась, несмотря на то, что зверек настойчиво утыкался в ее ладонь.
- Вот оно что, - ее тон был слишком равнодушным, словно это и вовсе ее не касается, - И какие же перестановки ожидают? Не юли, если собираешься меня выкинуть, - даже то, что Геллерт считал ее сестрой, что все еще Розье очень не нравилось, никаких привилегий ей это не давало. Задумает избавиться, избавится безо всяких сожалений, - Не сахарная, не растаю от твоего решения.

+2

6

[indent] Геллерт тут был согласен — Рауль не вызывал подозрений. Он был и слишком далеко от верхушки, и всегда на подхвате в случае чего. Легко заменимый, «еще один», но непростой парень. Геллерт не в состоянии [да и не желает особо] проследить за каждым, но подобные случаи его расстраивают. Показательно и с последствиями. Примерно из разряда — авроры убили мое драгоценное пушечное мясо. И, если бы бельгиец решил убить кого-нибудь, помимо Розье, Геллерт бы даже оценил сей порыв, только вот в сложившейся ситуации может лишь жалеть о том, что падаль уже мертва.

[indent] — Я поищу в своих записях, возможно, найду, чем тебе облегчить тяжесть восстановления. — негромко заметил он, и в голосе проявилась забота. У него пока не было времени зарыться в свою библиотеку, но немец не упускал варианта найти там что-то полезное для француженки. — Важнее то, что зрение вернется, а не то, сколько времени это займет.

[indent] Она не останется слепой до конца жизни — не сейчас так точно. Гриндельвальд такой возможности даже не дает предположить. Впрочем, ему удается большого труда не вспылить от последующих слов Розье. Снова. Опять. Немец склоняет голову набок в какой-то странной улыбке, больше похожей на оскал. Хорошо, что француженка слепа и не видит этого. Впрочем, быстро берет себя в руки, скидывая все на сложности последних попыток выработать взаимоотношения и последствия этого. С ответом не спешит, переведя взгляд на едва тлеющий камин. Специально ли тянет время или просто обдумывает варианты — только ему известно, но Гриндельвальд не хочет срываться на глухое раздражение, которое все равно подступает.

[indent] — Вижу, ты так жаждешь покинуть наши ряды, что не знаешь, какую себе для этого придумать причину. — отозвался он, коротко выдыхая, — Или тебя не хватает духу уйти, посему ты решила вынудить к этому решению меня? Не дождешься, Винда. Ты мне нужна зрячая и рядом, думаю, от дальнейшего пребывания со мной ты тоже не растаешь. Или мне рассмотреть твое разжалование? — он внимательно вглядывался в лицо женщины, стремясь прочесть там малейшую эмоцию. Геллерту надоели эти хождения вокруг да около, потому он ставит точно сейчас. — Воля твоя, но на данный момент ты все еще при своих званиях и положении.

[indent] Гриндельвальд специально делает паузу, давая возможность подумать, прежде чем что-то ему ответить. Он и правда не собирался никак перемещать должность Розье, но та так стала об этом переживать последние недели, что он скоро начнет действовать, исходя из ожиданий. Тогда как раз уже причина таким фразам станет куда более понятна и логична. Впрочем, Геллерт успокоился, дал себе передышку и вспомнил, что ожидать словесных баталий от и без того ослабшей женщины не самое верное решение.

[indent] — У меня есть несколько кандидатов кадровых повышений для Армии, они хорошо себя проявили, а за труды нужно вознаграждать. Приходит пора пряника. — кнут в их рядах уже месяц, как минимум.  — Более того, особый  статус Альбуса теперь обозначен. Он будет занимать место, причитающееся его талантам и уму, но об том я скажу на собрании детальнее. У меня нет причин поддавать его полезность и преданность общему делу сомнению. — Геллерт не собирался спорить на этот счет, это было же окончательное решение. Если Дамблдор вдруг .... предаст, то все равно держать его под определенным контролем будет удобнее, если тот будет рядом. — Это, если коротко. Как ты могла услышать, я и словом не обмолвился о твоем понижении или ... изгнании? Твоя задача сейчас прийти в себя и восстановиться, не больше и не меньше. — его голос несколько смягчился, теряя скрытое раздражение, став задумчивым. Гриндельвальду не нравилось её состояние, но в данный момент он толком ничего сделать и не мог.

+2

7

Винде показалось , что она уловила в голосе Геллерта заботу. Впрочем, она в этом не была уверена, несмотря на сказанные слова, но решила не заострять на этом внимания, докапываться до сути- проклятие лишило ее самого ценного, что сейчас не позволяло адекватно распознавать эмоции, не полагаясь на мимику и выражение глаз. Тем более, что молчание Гриндельвальда раздражало, словно он именно в этот момент и решал оставить ее или нет.
- И мы снова друг друга не поняли, - она тяжело вздохнула, - С чего ты взял, что я хочу уйти? Если бы я действительно этого хотела, то ты бы меня уже не увидел. И никакая бы слепота меня не остановила, – Винда повернула голову, ориентируясь на звук и надеялась, что смотрит четко на Гриндельвальда. Ей подумалось, что со стороны это наверняка выглядит жутковато, - Ты сам сказал, что я могу быть свободна и уехал в штаты, ничего не пояснив. А сейчас собрался провести кадровые перестановки и я, в первую очередь, подумала о себе. Любой бы так подумал на моем месте, - она замолчала, думая продолжать ли свою речь или нет. Пока снова все не стало только хуже, - А сейчас я еще и ничего не вижу и оказываюсь бесполезна на неопределенный срок, - Винда нахмурилась, - Не потащишь же ты меня устраивать теракты? Или что-то планировать, с учетом того, что карту придется описывать на словах. Даже в Нурменгарде мне нечем помочь тому же Филиппу.
Розье понятия не имела как на это откровение (считай, признание в собственной слабости и никчемности) отреагирует Гриндельвальд. Но почему-то сомневалась, что это пройдет так уж спокойно. Впрочем, Геллерт был достаточно непредсказуем и просчитать это казалось нереальным. По крайней мере, Винде это никак не удавалось с самого Бергена: каждый раз рассчитывала на одну реакцию, а получала что получала. Хорошо хоть до сих пор из какого-нибудь окна не выкинул, поддавшись гневу. Она была весьма удивлена этим, ведь раньше таких проблем не возникало до чертовой Норвегии, будь она трижды проклята.
Винда чуть улыбается, услышав чудное выражение «пора пряника». Она молчаливо выслушивает информацию о грядущем, анализируя, обдумывая свои слова, чтобы не раздражать Геллерта, все больше хмурясь и мрачнея. Поэтому едва удерживается от ремарки, что пряник черствый и им иногда тоже бьют, причем, весьма увесисто. Чем выше взлетел, тем больнее падать, а это было лишь делом времени. Но все же сдерживает этот порыв. Молчание затягивается, а она все так же не уверена в своих словах.
- Ты доверяешь ему? – ее голос был спокоен, вопреки ощутимому уколу ревности. Дамблдор появился буквально из ниоткуда, а уже достиг тех вершин, до которых Винда так и не смогла добраться за много лет упорного труда и безграничной преданности, - А другие кто? Лишь бы не повторилась ситуация как с Брайуотером сотоварищи и Раулем, - за общее дело она переживала все таки больше, чем за собственное здоровье. Как будто мало им было проблем со всякими аврорами и магозоологами, чтобы еще и отвлекаться на междоусобные конфликты, затрачивая драгоценное время и ресурсы, - Это именно то, что я хотела услышать.  Учитывая и мое состояние, и то как мы не ладим в последнее время, - Розье устало вздохнула. Хоть одной проблемой стало меньше и лишь сейчас осознавала насколько эта неизвестность была гнетущей все это время. Она специально выбрала такую обтекаемую формулировку, к которой едва ли можно было придраться, - Ты сам сказал, что нужно время и не важно сколько это займет, - было в голосе Геллерта что-то такое, что она не могла распознать. Слишком полагалась до проклятия на собственные глаза, - Но что если это займет месяцы? Годы? Колдомедики так и не смогли прийти к единому прогнозу.
Филипп всегда оставлял для нее стакан с водой и именно сейчас волшебница пыталась до него дотянуться. Емкость стояла на одном и том же месте, стоило только руку протянуть, но вот именно сейчас Розье промахнулась, смахнув стакан на пол. И тут же почувствовала себя пятилеткой, разбившей какую-нибудь фамильную дорогую вазу и которой за это непременно влетит. Конечно, это был всего лишь стакан и никаких последствий это не повлечет.
- На тебя не попало? – было бы неловко, если бы ее независимость и попытки хоть как-то чувствовать себя нормально закончились именно этим, - Ну вот о чем я и говорила. Только Филиппу лишней работы добавляю, - это не было жалобой или попыткой вызвать к себе жалость, лишь сухой констатацией факта. Винда вновь села удобнее, обняв колени и боясь лишний раз пошевелиться.

+2

8

[indent] — В последнее время ты заставляешь меня упорно не понимать. — прохладно отозвался немец, — Или сама стала непозволительно путаться. В первую очередь в самой себе. — и его это не устраивало, но ничего смертельного в этом не было. Геллерт не собирался решать чужие внутренние проблемы, со своими бы жить в мире. Геллерт не давал непосильных задач, но не любил, когда вокруг него люди начинали придумывать себе лишнего. Впрочем, сейчас это уже почти неважно. — Ты восстановишься и вернешься к своим обязанностям. Сосредоточься на этом.

[indent] Гриндельвальд не был беспомощным котенком, более того — его желание окружить себя верными и надежными людьми скорее выгода, нежели личная необходимость. Но, состояние Розье его самую малость тревожило. Женщине каждый раз выдаются все более тяжелые испытания, а ему бы не хотелось, чтобы она рассыпалась под их тяжестью. Но, он и не знал верного способа помочь ей этого не сделать. Быть может, он скорее ошибается, а может сам толкает ее в пропасть — Геллерт по привычке видит лишь себя и свою цель; по привычке старается тянуться к кому-то, но по-настоящему этого не умеет.

[indent] — Альбусу? Я не отрицаю возможного ... плана с его стороны. — откровенно признался он, — Но мне будет легче это предотвратить, если предательство все-таки есть, будь он под рукой. Не хочу вновь годами выкуривать его из очередной цитадели. В остальном, за эти пару месяцев у меня нет причины не верить. — он по привычке оставлял простор для своей паранойи, но сердце хотело верить в дражайшего друга и то, что в этот раз все не закончится очередной ссорой и расставанием. Да и в Штатах все прошло почти идеально, Гриндельвальд был несказанно доволен результатом. Это почти то, чего он хотел от Дамблдора изначально, видеть в нем союзника и друга, а не врага. — Ваутерса за работу в Белграде, Стоянов уже давно просится на новое звание, и Изабель еще, она полезна. — кратко выдает он, потом добавляет. — Если мы не будем их поощрять, то они начнут вбивать в голову себе ненужные сомнения. Предатели будут наказаны, а те, кто идет с нами и полезен нам, возвысятся.

[indent] Гриндельвальд не собирался из-за случая с Раулем и прочим отребьем другим не давать возможности показать себя. Ему это нравилось, видеть, как они все из кожи вон лезут, только бы показать себя. Кто-то из идеологических соображений [и им он отдавал наибольшее предпочтение], кому-то просто хотелось при новой власти занять удобное место, а некоторым не оставалось иного выбора. Геллерт готов был открыть глаза на истину всем, кто согласен и хочет слушать эту истину, а главное — принять.

[indent] Он не успел что-то ответить на тему продолжительности недуга, как стакан упал. Геллерт коротко выдыхает, упирая тревожный взгляд в француженку, легко поднимается на ноги, коротко взмахивая рукой — стакан собирается обратно, а от воды нет и следа. Он подходит ближе, наливая воды из кувшина, предусмотрительного оставленного в стороне, а потом отдает его в руки Роьзье — без единого упрека или задней мысли. Он и правда не видел ничего ужасного в ее положении, как и не желал попрекать ее слабостью — они все имеют право на слабость, пусть даже от них зависит так многое.

[indent] — Ничего страшного. — мягко ответил он, отходя от нее, — Ты должна сосредоточиться на выздоровлении, неважно, сколько оно продлится. Прикажи домовикам тебе помочь и не надо лишней самостоятельности. Позволь другим о тебе позаботиться. — спокойно попросил, возвращаясь обратно в кресло, — Колдомедиками и прочими займусь я. — чтобы активнее приходили к единому решению, иначе он их сам погонит отсюда. — Филиппу же несложно, насколько я понял, если бы он не хотел, то поверь и стакана воды бы тебе не занес. Так что обременяешь ты только себя дополнительно, а это вредно скажется на твоем здоровье. — в его голосе послышалась наставительность, видимо, переобщался с профессором.

Отредактировано Gellert Grindelwald (2018-12-11 18:29:20)

+2

9

- Хотя бы в этот раз в Штатах все прошло удачно, - Винда не смогла удержаться от этой подколки, помня о прошлой поездке и долгих ее последствиях. Наверно, не стоило этого делать, но в последнее время и так все шло наперекосяк, - Так может не стоило давать столько власти Дамблдору? Неизвестно к чему это может привести, - это не было попыткой оспорить решение, как-то настроить против Альбуса, хотя Розье весьма этого бы хотелось. Но, если Дамблдор их все таки не предаст, то ее мотивы вскроются и о последствиях волшебница вряд ли хотела знать. Поэтому лишь отбросила и ревность, и зависть, и презрение к этому человеку, оставив лишь холодный, расчетливый разум, - Он уже однажды изменил свою точку зрения, что сможет помешать переметнуться еще раз? Может, это все моя паранойя, обострившаяся на фоне проклятия, но…- женщина резко оборвала речь, не желая продолжать эту тему, - Хорошие кандидатуры. Одобряю, - как будто ее одобрение требовалось, все уже явно было решено, - В них я, почему-то не сомневаюсь. Головы сложат за наши идеи.
Именно такие и требовались Армии. Способные, жестокие, и абсолютно уверенные в том, за что приходится сражаться. Винда едва ли знала кандидатов, но была весьма наслышана о их «подвигах». Вряд ли они будут задавать лишних вопросов, либо пытаться занять чье-то место, чтобы потешить собственные амбиции. Будут довольствоваться малым на первых порах, но далеко пойдут. Впрочем, Рауль по началу тоже казался таким. Розье раздраженно отогнала от себя это напоминание о почившем приспешнике, ей уже и самой надоело постоянно натыкаться на увесистую тень того, кто лишил ее зрения.
Звон разбивающегося о паркет стакана кажется громом. Раньше она едва ли бы обратила внимание на этот звук, но теперь он казался таким значимым. Она не знала как расценить вздох Гриндельвальда: недоволен ли тот, вода все же попала, жалость ли это или просто не хочет с ней возиться. Винда слышит как стакан с легким позвякиванием собирается заново и ощущает прохладное стекло в своих руках. Мягкий тон Геллерта развеивает ее сомнения. Она отпила из стакана, обдумывая его слова. Даже наставнический тон практически не раздражает.
- Я не хочу быть обузой, ни для кого, - в ее голосе слышится холод. Пусть проклятие и не сломало ее, но весьма ощутимо надломило. Временно, как она надеялась. Более того, Винда боялась совсем размякнуть от бездействия, - Ни для Филиппа, ни для домовиков, - последние не входили в категорию ее любимых магических существ. Ее собственный эльф, оставленный на хозяйстве в парижском особняке, предпочитал лишний раз не попадаться на глаза Розье, - Хотя бы один из колдомедиков останется целым? Они мне нравятся,  – волшебница не весело усмехнулась, - Им и так уже удалось добиться того, что я хотя бы начала видеть очень яркий свет, а не одну сплошную темноту, - она вздохнула. Сделано было так мало, но уже это она вполне считала успехом, - Я не могу постоянно находиться в этой комнате, в ожидании того,  что зрение вернется. С ума сойду здесь, если не буду что-то делать.

+2

10

[indent] Геллерт бы хотел спросить её совета — объективного и искреннего. Он бы хотел разложить перед Розье [как перед своей правой рукой и близким человеком] все карты на счет Альбуса Дамблдора, чтобы не сделать ошибки, поставить правильно и не допустить провала. Геллерт отчетливо понимает, что он может обмануться — великий и знающих всех и вся, он признает, что способен на ошибку — только ему все еще немного недостает некоторых элементов, чтобы собрать мозаику. Пока Альбус рядом, это практически главное — его не приходится убивать, не приходится придумывать способы уничтожить одного из самых его могущественных противников. Он рядом, а Геллерт хочет упиваться этой мыслью, что его давний друг наконец-то познал истину, освободился — Геллерт дал ему эту свободу снова. Потому что сомневающийся соратник [якобы] лучше затаенного врага. Гриндельвальд не сомневается в чувствах экс-профессора, но не уверен в его намерениях. Просто потому что потом будет только хуже —  Белград и прочие города лишь начало. Все они будут в огне, когда мир окончательно начнет трещать по швам и гореть ради нового прекрасного будущего.

[indent] Только Геллерт Гриндельвальд не любит спрашивать советов —  он не настолько позволяет миру увидеть в нем человека со своими душевными сомнениями. Да и они Розье сейчас ни к чему: ей бы о себе позаботиться, она сейчас уязвима куда больше, чем раньше. И Геллерт это чувствует, но не принимает это в качестве слабости. Она выжила после сильнейшего магического влияния, трех покушений ... это признак силы и упорства, который можно ставить в пример всем сомневающимся глупцам. Несмотря на то, что причин уходить у француженки куда больше, чем у тех, кто смеет его судить.

[indent] Геллерт молчит, никак не комментируя ни единое её слово. Потом вновь поднимается на ноги, мягко шагая по ковру, пока не оказывается рядом. Неизвестно, зачем уходил в первый раз. Мягко касается её рук, берет их в свои бережно, ощущая холод тонких пальцев. Успокаивает, потому что лично не видит ни единой причины для волнения, потому что ...

[indent] — Я буду ждать столько, сколько нужно для твоего выздоровления. И если кто каркнет в сторону, что ему это не нравится из посторонних, я самолично лишу его зрения, чтобы осознал всю прелесть подобного состояния. — он ведь даже не шутил, немец с такими вещами никогда не шутит. — Хочешь, я найду тебе какую-нибудь глупую милашку, которая будет услужливо выполнять все твои прихоти от стакана с водой и до покорного принятия непростительного по настроению? Она будет помогать тебе передвигаться по замку и создавать эффект дополнения к интерьеру. — он говорил мягко, но уверенно, предлагая варианты взамен ненавистных француженке домовиков. — Все, что хочешь. Но, пока тебе придется разве что составить компанию Филиппу в разработке планов, пусть я пока никуда не собираюсь — проведу рокировки, а Белград пусть остынет. — потому имеет возможность вплотную вспомнить о своих исключительных навыках в колдомедицине и применить их по назначению.

Отредактировано Gellert Grindelwald (2018-12-14 03:01:01)

+2

11

Тишина была пугающей, неприятной и раздражающей. С тех пор как мир погрузился во тьму, Винде приходилось во многом полагаться на звуки и голоса, и их отсутствие вынуждало тревожиться против ее воли. Было ли это из-за того, что она опять сказала что-то не то или же Геллерт обдумывал ответ, но волшебнице это не нравилось. Лишь легкий шорох шагов по ковру наконец-то приносит хоть какой-то шум.  Француженка ощущает прикосновение, тепло ладоней Гриндельвальда и только после этого начинает чувствовать себя спокойней. Первым ее порывом было выдернуть ладони, но она не хотела начинать все заново, заводить все тот же разговор сначала. Да и не было в этом ничего неприятного.
- Тебе проще найти нового советника, который будет выполнять свои функции, - Винда лишь покачала головой. Не видела смысла в ожидании, неизвестно насколько способного затянуться, хоть ей и было приятно это слышать, - Посторонние ведь не слепые, в отличии от меня, - она невесело усмехнулась, -Рано или поздно, они поймут причину, из-за которой остывает Белград и почему Армия никуда не продвигается, но вряд ли найдется тот, кто рискнет высказаться, - она была гораздо ближе к тем, кто находился за пределами Ближнего круга и могла судить об этом весьма объективно. Мало кто не знал о импульсивности Геллерта, - Настолько покорную помощницу, что будет сама подставляться под Круциатус? Или будет терпеливо ждать, когда я обнаружу, где она стоит? Где ты найдешь настолько глупую, чтобы ее постоянно не приходилось держать под принуждающим? – она лукаво улыбнулась, - Ох, обрадуется же Филипп такой помощи. Мозги у меня не отшибло, но я слишком привыкла полагаться на глаза, чтобы надумать что-то путное. Мы с ним могли часами рассматривать карты, искать информацию. Полковник взвоет через пару дней и сбежит, если ему придется все это мне зачитывать, - Розье вовсе не была этим недовольна и позволила себе коротко рассмеяться.
И все же этот разговор всколыхнул угасшую было надежду, хоть француженка и помнила сказанное в Сербии. Долго убиваться по разбитому сердцу Винда не собиралась, но, похоже, пока с этим просчитывалась. И так знала, что оно все равно продолжит разбиваться вдребезги, на куски, раз за разом. Каждый день, проведенный возле Гриндельвальда. До тех самых пор, пока от глупого чувства больше ничего не останется. И лишь надеялась, что этот момент наступит как можно скорее. Ничего не чувствовать, чтобы больше ничто не могло занять ее мысли, кроме общего блага. Вернее, того, что под ним скрывается- Винде слишком нравились и теракты, и не особо церемониться с не-магами, да и вообще, просто видеть как горят города, сдаваясь под натиском Армии. Стоит лишь выжечь все то, что она чувствует, а весь негатив, весь осадок, со временем испарятся за кострами революции и смерти одной-другой сотни магглов, которых вовсе не будет жалко. И несмотря на всю боль, Розье все равно продолжала заботиться о Гриндельвальде больше, чем о самой себе, даже после проклятия, больше, чем он этого заслуживал, и все еще могла распознать то, о чем немец предпочел умолчать.
- Тебя что-то тревожит, ведь так?- она чуть склонила голову на бок, - Что-то, о чем ты промолчал. Это из-за того, что ты не хочешь меня беспокоить лишний раз или сам не знаешь, что именно? – похоже, что с сомнениями в Дамблдоре волшебница таки невольно попала в точку: не ее одну посещали подобные мысли, пусть она почти так и не высказала их вслух. И это явно было не той темой, на которую хотела бы говорить француженка. О чем угодно, только бы не о человеке, способном отнять все ее привилегии и положение, -Тебя расстроили мои слова? Я не хотела, - привычка говорить почти все, что Розье думала, однажды может выйти ей боком, но сколько раз из такого потока слов рождались идеи.

+2

12

[indent] Геллерт напоминает о терпении себе мгновение секунда, и вспышка гаснет, так и не проявившись. Это сейчас ни к чему. Он не понимает, почему Розье в последнее время взяла привычку лучше видеть [как иронично], что для него проще и легче. Учитывая, что советы из этого разряда зачастую в точку не попадают. Но, начинать бессмысленные споры сейчас не столь необходимо, потому немец сохраняет себе остатки самообладания, продолжая мягко касаться её рук.

[indent] — Армия продвинется и без тебя, а Белград остывает по той простой причине, что мне не нужна там выжженная земля. Это не наша цель. — ему нужны там подконтрольные куклы, которые будут выполнять его волю. — Если хочешь, я одену на шею девчушке колокольчик. Знаешь, такие овцам приделывают на случай, если те потеряются. — откуда у него такие познания, неясно, но, как говориться, многие знания порождают многие печали. — И ты её легко будешь опознавать. Но зато не будешь бить стаканы, натыкаться на стены и унывать. Филиппу же полезно читать, его французский все еще ужасе даже для меня. — немца. Геллерт рассказывал это спокойно, про себя уже все решив, буквально не давая Винде возможности ему возразить. Впрочем, если она и решит продолжить настраивать себя на сплошной негатив, то это мало изменит — он все уже решил.

[indent] Её вопрос последующий вызывает внутри оттенок сожаления. Ему бы не хотелось об этом говорить вот так, да и умолчал он скорее из волнения о самой Розье. Отвечает он не сразу, но его некая задумчивость стала ощущаться даже слепому. Будто бы ушел куда-то в себя, прислушиваясь и выводя верно решение, которого [возможно] даже не существует. Потерян шанс на него ровно в тот момент, когда судьба свела его с Альбусом Дамблдором, без которого всего этого могло и не быть. Возможно.

[indent] — Немного. — все-таки ответил он, избрав честность лучшей защитой. — У меня есть сомнения, но они скорее касаются лично меня, нежели Альбуса. Я хочу достигнуть в этом вопросе золотой середины, но каждый раз мечусь между холодным расчетом и чувствами. Мне нужно время. — он улыбнулся скорее себе, вновь смягчая тон. — Быть может, я и верил в его возвращение, и все же получив его, я понимаю, что требую от него сейчас гораздо больше, чем он может мне дать. Это приводит меня скорее в растерянность, чем в тревогу. — он редко делился своими чувствами, редко говорил о своих отношениях с Альбусом, пусть он и сейчас говорил скорее абстрактно, но скорее искренне. Никакое сомнение не позволит ему сейчас пойти и предъявить вотум недоверия к человеку, которого он так желал бы видеть подле себя. Геллерт не отпустит Дамблдора, больше такой ошибки он себе не позволит — неважно, как именно это будет выглядеть для самого экс-профессора.  — Это, как получить в подарок долгожданного щенка, но уже через час требовать, чтобы из него сейчас же вырос волкодав. И ты меня не расстраиваешь нет, мне понятны твои опасения. Но, лично тебе опасаться совершенно нечего.

[indent] Геллерт и правда не видел проблем на вопрос о положении Розье при Альбусе. Оценивал их с совершенно разных позиций, нравилось ли это кому-то или нет. Гриндельвальд не хотел сейчас об этом разговаривать, потом он все пояснит на собрании. Склонив голову набок в некой задумчивости, Геллерт мягко убрал выбившийся волос с прически. Слепота Розье его нисколько не смущала. Он был уверен в том, что сумеет помочь ей со зрением, хоть и не сегодня. В таком щепетильном вопросе лучше не делать поспешных выводов.

[indent] — Может, ты хочешь поесть? Я могу тебе почитать, я как раз планирую засесть в книги и искать способы твоего спасения. Нечего сидеть взаперти и прятаться, ты ведь сама говорила, в этом замке окружающие не слепы, а закрыться за стенами нисколько не убавит суицидальных наклонностей моих подопечных. Но, я вполне могу тебя оставить одну. Если только скажешь. — он вновь говорит странно и двойственно, но будто этого и не замечает.

Отредактировано Gellert Grindelwald (2018-12-15 04:40:49)

+2

13

Ремарка  о том, что Армия продвинется и без ее, Винды Розье, участия, неприятно царапает. Конечно, она и сама это прекрасно понимала да и сказано было без подтекста, но эта фраза явно надолго останется где-то на подкорке подсознания, всплывая в самый неподходящий момент. Впрочем, Винда решила не заострять на этом внимания.
- Еще пару-тройку магглов притащи, - она лишь усмехнулась, - Ты же уже все решил? Ладно, девчушка так девчушка. Хоть с колокольчиком, хоть под Империусом, - может, служанка и вправду облегчит ей жизнь на данный момент, - Филипп может читать на любом другом языке, который знает, а французские источники всегда штудировала я, не вынося его жуткого произношения.
Гриндельвальд был не прав только в том, что Розье не будет унывать. В бешеной гонке по завоеванию мира не было времени для себя, а теперь его стало хоть отбавляй и мысли не давали покоя ни днем, ни ночью. Да и она уже жалела, что снова завела этот разговор об Альбусе: знала ведь , что ответы ей не понравятся. Наверно, это было каким-то особым видом мазохизма, к которому ранее француженка расположена не была. Слабым утешением было то, что в итоге она угадала и с сомнениями, и с их причиной.
- Ну вот, я снова вынудила тебя говорить о том, о чем ты не хотел, - и о чем не хотела бы и она сама, несмотря на все уверения в том, что назначение Дамблдора на ней никак не отразится. По крайне мере, не в положении было дело, - Не из каждого щенка может вырасти волкодав. Ты наверняка утаил от него многое, так?- хотя Винда и не исключала обратного. О бывшем профессоре она могла больше судить по газетным вырезкам и репутации любителя магглов, - Сможет ли он принять все то, что мы делаем? Не изменится ли его лояльность после первой же покоренной при нем страны? – из них двоих именно для Розье этот разговор оказался самым неприятным, пусть она и знала, что всего этого не избежать, - Я не хочу настраивать тебя против, но после Рауля и череды предательств… Сам понимаешь, осторожность, - француженке снова удалось каким-то образом отгородиться от личного, пусть это и было весьма больно, и сосредоточиться лишь на деле, - Только не дави на него, хуже сделаешь.
Винда не привыкла сдаваться, но прекрасно знала когда стоит отойти в сторону и не мешаться. Эту битву она проиграла почти всухую и продолжать что либо дальше не имело никакого смысла: все, чего она так хочет, никогда не будет ее. Останется только пустота и злость на саму себя, но хотя бы она сможет не обращать на это внимания, ведь своего потолка она уже достигла. Даже вся эта забота не вызывала уже прежних эмоций – почти как масло для заржавевшего механизма, не более того.
- Нет, хотя бы просто  посиди со мной, пожалуйста, -почти шепотом.  Остаться снова одной в темноте было бы пыткой, сидеть здесь в ожидании того, что Филипп закончит со своими делами, - Я не прячусь, просто не уверена в том, что сейчас готова выйти отсюда, - собственная комната все равно продолжала оставаться самым безопасным и спокойным местом для нее. Жаль, что Розье не удавалось проводить здесь достаточно времени для того, чтобы прекрасно здесь ориентироваться, - Не хочу чтобы кто-то видел меня.. такой. Хотя бы до тех пор пока я сама к этому не привыкну, если это вообще возможно, - Винда тяжело вздохнула, - Первые несколько дней были ужасными, - вот только она не понимала зачем это рассказывает, - Бедный Франсуа до сих пор не понимает почему его никто не гладит. Я даже шевелиться боялась, так что ты еще приехал к значительному прогрессу. Если бы не Филипп, то Нурменгард лежал бы в руинах, - губы тронула легкая полуулыбка, почти незаметная, - А ты хочешь, чтобы я перестала сидеть в четырех стенах, хотя я отсюда и не выходила с тех пор как вернулась из Сербии.

+2

14

[indent] — Давай обойдемся без магглов в этом замке. — в его голове прозвучала едва скрытая легкая брезгливость, о Геллерт и правда не готов был морально. Он вполне был в состоянии нанять какую-то посредственную волшебницу или сиделку из любой ближайшей больницы. Будто в самом деле Геллерт считал их чем-то ценнее маггловской жизни, но все равно все было не так плохо, как в случае с не_магами. — Филипп и французский это несовместимо. — хмыкнул он, скорее довольный тем, что Розье перестала сопротивляться его предложениям. Геллерт действительно все решил, потому разводить полемику не видел смысла.

[indent] — Это тот случай, когда волкодав сам сделал сделал из себя щенка. Но, в Штатах он показал себя, и мне это понравилось. Никуда он от нас не денется. — немец много думал об этом, гораздо больше, чем требовалось. Пока он мог лишь радоваться тому, как все складывается, окончательно доверяясь этому человеку. Для мировой общественности исчезновение Дамблдора стало ударом, но вскоре все станет на свои месте и он не будет просто исчезнувшим — он будет одним из них. Тем, кем должен быть, и отчасти ради кого это все затевалось. — Если бы я давил на него, то уже послал с Найгелем развлекаться в стратегически важные точки, — иными словами говорить о мире на языке войны и разбоя, — так что я само терпение.

[indent] Вопреки своему довольно импульсивному нраву, Геллерт умел ждать. Приняв какой-то план, он доверял ему и предпочитал дожидаться результата. Тем более что конечный результат стоил затраченных сил. Гриндельвальд просто отвык смешивать к этому всему собственные чувства, какими бы они ни были. Это невольно выматывает, порождает сомнения и дает лишний повод усомниться в самом себе. У них еще было время, чтобы подождать и правильно все подготовить, чему и хотел посвятить себя Геллерт. За последний месяц они достигли прогресса, пусть пришлось немного лишиться людей в собственных рядах, пришлось получить несколько ран и разочарований, но все же это был прогресс. Ничего не дается легко — Геллерт вновь уплачивает цену за будущие победы, чужой кровью и собственными силами, но платит исправно. Просто потому что иначе ничего не получится вовсе.

[indent] Геллерт улыбнулся — мягко и внезапно тепло — пусть француженка не могла заметить этого. Если она так хочет, то он никуда не уйдет, да и спешить ему некуда. Привычка давать себе передышку после каждого рывка, пусть это была скорее просто пауза для отвода глаз врагов, дает ему достаточно времени, чтобы остаться рядом с Виндой. Сейчас она нуждается в его поддержке, или Гриндельвальду хочется так об этом думать, как и о каждом своем подопечном, которого он держит здесь подобному ручному зверьку. Немец мягко привлекает женщину к себе и обнимает, не сильно заботясь о личном пространстве и без того слепой женщины.

[indent] — Все будет хорошо. Наши раны будут нас делать лишь сильнее. — негромко сказал он, — Не стоит к этому привыкать сильно, так как я намерен найти способ исцелить тебя. Ты мне веришь? — этот вопрос вновь будто задан на сто и один вопрос. Геллерт в последнее время позволял себе излишней сентиментальности, намеренно или нет, и все же ему было любопытно. Не то, чтобы он сомневался и в Розье — сомневайся она в нем, то её бы здесь не было. Вопрос не в сомнении, а в доверии. — Филипп в который раз не дает этому замку рассыпаться, теперь я вижу еще одну явную пользу от его круглосуточного присутствия здесь. Знаешь, возвращаться с поля боя в уютный замок гораздо приятнее, чем в кочевать по улицам. — немного личного опыта, но немец говорил это без упрека, наоборот, благодушно и тепло. — Или ты хочешь затеять ремонт? — о чем бы они еще поговорили, как не о ремонте в и без того доведенном до идеала замке.

+2

15

- Или же ты просто хочешь видеть в нем того волкодава, которого когда-то знал, - ее недоверие все еще сохранялось, не собираясь никуда уходить. Розье не спорила с назначением, с вручением такой власти этому человеку, но вовсе не была этим довольна, - В Штатах он действовал своими методами? Возможно, его подход окажется полезным для нас, - этого она тоже не исключала, пусть и привыкла действовать грубой силой. Снова вспомнился Рауль, который своими шутками не первой свежести весьма пришелся по вкусу румынскому министру, облегчив захват страны. Впрочем, румын и так был почти на все согласен, но так его расположение было завоевано окончательно, - Возможно и придется воспользоваться Найгелем. Глянуть на то как все происходит на самом деле, а не только по рассказам. Если будет сомневаться.
Объятия оказались неожиданными, почти разрушительными. Вся тщательно выстроенная линия поведения после Сербии стремительно полетела в пропасть, тут же позабывшись. И когда только Винда успела так размякнуть? Она ощущала себя непривычно спокойно, доверчиво прижимаясь к немцу. Пусть и знала, что Гриндельвальд и личное пространство- вещи не совместимые и, чаще всего, объятия не несут за собой никакого подтекста. Явно не после Сербии. Позволив себе еще несколько секунд, француженка мягко отстранилась, вновь сохраняя дистанцию. Пусть и попыталась выставить все так, как будто это угроза ремонта заставила ее так реагировать- хотя в этом была доля правды.
- Все, что угодно, но только не ремонт, - одна мысль об этом внушала ужас. Лучше уж снова угодить в засаду авроров, чем вновь подбирать мебель. Но, скорее, всего, одной ею дело не ограничится, а под раздачу и вовсе попадет весь далеко не маленький замок. Пусть и заниматься этим придется не ей. По крайней мере, до тех пор пока зрение не вернется. Нурменгард и так был прекрасен, без всех этих новшеств, - Мы и так только недавно заменили мебель и ковры в гостиной после того как Франсуа полакомился предателями. Бедный Филипп чуть с ума не сошел, пока нашлось что-то приличное на замену, - она усмехнулась, - Нам и так есть куда возвращаться, в независимости от ремонта. Мне ли не знать насколько уютен Нурменгард. Особенно, после удачно проведенной операции, - Розье большую часть своей жизни прожила в роскошном парижском особняке, принадлежавшем родителям, но с легкостью променяла все это на идею. Пусть она и не могла судить о жизни на улицах, но доводилось побывать в местах ничуть не лучше, на ее взгляд, - Что до проклятия, то, если кто и сможет восстановить мне зрение, то это ты, - эти слова были искренними. Винда прекрасно знала на что способен Гриндельвальд и как далеко может зайти в своих попытках, раз уж колдомедики, считавшиеся лучшими, оказались бессильными и медлительными, - Но не привыкать не получится. Мне все равно придется некоторое время провести в таком состоянии. Вдруг из этого получится какой-нибудь бесценный опыт, что пригодится в будущем? – она чуть улыбнулась.

+1


Вы здесь » uniROLE » X-Files » halt and catch fire


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC