о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
• riza
связь ЛС
Дрессировщица диких собак, людей и полковников. Возможно, вам даже понравится. Графика, дизайн, орг. вопросы.
• shogo
связь лс
Читайте правила. Не расстраивайте Шо-куна. На самом деле он прирожденный дипломат. Орг. вопросы, текучка, партнеры.
• boromir
связь лс
Алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно. Орг. вопросы, статистика, чистки.
• shinya
связь лс
В администрации все еще должен быть порядок, но вы же видите. Он слишком хорош для этого дерьма. Орг. вопросы, мероприятия, текучка.

// VERGIL
Возможно, в чем-то Грифон был прав, подумалось ему при взгляде в зеркало. Вид у отражения был несколько ошарашенный и весьма встрепанный. Пытаясь прийти в себя и собраться с мыслями, он сначала плеснул в лицо холодной водой, а потом, плюнув, просто подставил голову под кран. Это помогло. По меньшей мере, помогло выдохнуть и сказать себе, что любое выбивающееся из привычной палитры чувство не обязательно — и не нужно — непременно конвертировать в раздражение. Тем более, когда это чувство говорит тебе, что ты, кажется, даже скучал по человеку, сама жизнь которого некогда казалась тебе форменным оскорблением.... Читать

...КАК НОВЫЙ ГОД ВСТРЕТИШЬ //
Отабек захлёбывался. Он хотел этого. Хотел дышать этими чувствами. Хотел, чтобы они вытеснили весь воздух из его лёгких. Чтобы заменили собой весь воздух на этой планете. Чтобы в его вселенной именно эти его чувства к Юрке стали бы основой всего. Это и есть дружба? Настоящая, искренняя? Вот это — когда сидящий рядом человек становится больше, чем мир. Становится самим миром для тебя — тихим, уютным и правильным. Миром, в котором всё знакомо и всё — будто впервые. Читать

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Bastet: Я крайне редко пишу отзывы, и тем не менее, чувствую, что это необходимо. Юни прекрасный форум, на который хочется приходить снова и снова. Здесь настолько потрясающая атмоcфера и классные игроки, что захватывает дух. Здесь любая ваша фантазия оживает под учащенное биение сердца и необычайное воодушевление. Скажу так, по ощущению, когда читаешь посты юнироловцев, будто бы прыгнул с парашютом или пронесся по горному склону на максимальной скорости, не тормозя на поворотах. Как сказала мне одна бабулька, когда мы ехали на подъемнике – ей один спуск заменяет ночь с мужчиной, вот так же мне, ответы соигроков заменяют спуск с Эльбруса или прыжок в неизвестность. Восторг, трепет, волнение, вдохновение и много всего, что не укладывается в пару простых слов. Юни – это то самое место, куда стоит прийти и откуда не захочется уходить. Юни – это целый мир, строящийся на фундаменте нескольких факторов: прекрасной администрации, чудесных игроков и Вас самих. Приходите, и Вы поймете, что нет ничего лучше Юни. Это то, что Вы искали!=^.^=

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniPORTAL » wrong desires


wrong desires

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

WRONG DESIRES


Moscow // Streets

https://b.radikal.ru/b23/1812/40/b32295e84013.png https://d.radikal.ru/d39/1812/52/00c075b23c43.png https://c.radikal.ru/c08/1812/20/7f407b42112c.png https://d.radikal.ru/d11/1812/4e/edb1137fdc4b.png
2016 year // autumn


Yuri Plisetsky & Jeanne Alter

Don't do what you regret.

Ни к чему необычному Юрий не привык. А ещё не думал о том, что его «неправильные желания» в моменты мимолётной злости и негодования из-за задетых личных интересов и самолюбия могут растолковать по-своему. Так ещё и не абы кто.

+1

2

Она знает, как называется этот город, на каком языке говорят спешащие куда-то люди, почему деревьев так мало, а листья на них уже успели пожелтеть. Знает, зачем она сидит на детской площадке, на одной из качелей, одетая в куртку с меховым воротником и короткие шорты, но не чувствующая холода. Знает, куда и когда ей нужно будет отправиться, чтобы завершить то, ради чего она сюда пришла, вот только знание не вносит никакой ясности, как не вносит её тихое покачивание туда-сюда: оттолкнуться ногой, податься назад, а потом снова затормозить ногами, чтобы не раскачиваться. Качель поскрипывает стальным суставом. Жанна покачивается вперёд-назад, слушая скрип. Не чувствуя холода, голода и хоть чего-то кроме связи с тем, благодаря кому она здесь, она всё же может представить, как покрываются мурашками бледные бёдра, как краснеют кончики пальцев, и как обжигают на осенней прохладе железные части злополучной качели.

Её существованию в этом мире час от роду, и оно не ознаменовалось появлением в небе воронки, грозовыми тучами на горизонте, громом и молнией, да хоть чем угодно, ибо явилась блудница на звере, несущая чашу. Ей подходит такое описание, кстати, хотя (и неудивительно) это было написано не о ней, но появилась она как-то по-осеннему скучно - просто возникла из ниоткуда на детской площадке в одном из тихих дворов, как будто ветром надуло. Жиль де Рэ, тот самый лупоглазый Жиль де Рэ, окажись он в этой реальности, картинно бы зарыдал, заламывая руки, покрытые распухшими венами - то ли от неуважения мира к важности её существования, то ли потому, что ему для такого фокуса потребовалось куда больше усилий.

Право, как хорошо, что здесь нет Жиля. Его нытьё и заламывание рук бы отвлекало.

К тому же, он бы дико ревновал, явись она в этот мир на чью-то ещё просьбу. Его ревность больше бесит, чем забавляет, потому что даже у Жиля нет на неё никаких прав.

Жанна закрывает глаза и слушает - ни ветер, ни звуки улицы, ни даже детский плач откуда-то издалека, нет, - что-то внутри себя, отыскивая сознанием пульсирующую нить обиды и ненависти. Горячую, как кровь дракона. Согревающую. Связывающую её с Ним крепче любого каната.

Терпения ей Грааль отсыпал совсем немного, следуя гнусным сплетням о том, что была она гневливой истеричкой. Она, в общем-то, не против, потому что не представляет себя спокойной и рассудительной. Пусть это останется Жанне настоящей, ей же нужен порыв. Ей нужно пламя, а не терпение, иначе бы она не появилась в своей реальности через несколько дней после сожжения девчонки из Домреми, а подождала бы, пока история расставила всё на свои места - и ведь почти расставила же. Нет, это не для неё, и всё же, каким-то образом она высидела тут целый час, то ли выжидая, то ли согреваясь от этой нити. Смакуя сам факт того, что кто-то в этом скучном - она знает, какой этот мир обыденный - мире достаточно ненавидит, чтобы она его услышала и пришла. Ей даже хватило такта не возникнуть прямо перед ним и не сказать "давай сожжём планету вместе". Единственное, чего она боится - того, что его ненависть остынет, сойдёт на нет и забудется.

Если нет - она подарит ему дракона и все свои силы.

Нить натянулась, цепляясь за что-то в груди. Жанна затормозила ногами, останавливая своё неспешное раскачивание, и оттолкнулась от сидения, которое не нагрелось ни на градус. Как дойти до нужного дома она, разумеется, тоже знала. С этим знанием она здесь и родилась, ничему не удивляясь. Будет идеально, если Он не удивится тоже.



Палец с аккуратно подпиленным ногтем (у мстителей вообще должны быть такие ногти?) утопил кнопку звонка, отозвавшегося глухим недовольным треском.

Она, конечно, может пройти сквозь эту дверь, как будто нет у неё ни живого тела, ни куртки, почти прикрывающей короткие шорты, ни даже смешных ботинок - как будто воплощалась она по кривой версии моды -  или вынести её одним ударом. Если не пустит - всё равно войдёт. Если не откроет слишком быстро - тоже войдёт, ждать всё равно нет никаких больше сил. Но пока Жанна обозначает своё присутствие почти нормально, если нормально вообще прийти и сказать что-то, что вертится у неё на языке.

Она здесь, чтобы помочь ему отомстить. Для неё всё происходящее нормально.

+1

3

Негативные чувства посещали каждую жизнь хотя бы единожды. Нельзя найти такого человека, который за свои прожитые годы ни разу не чувствовал ни обиды, ни злобы, ни того же банального разочарования в чём-либо или в ком-либо. Даже маленькие дети часто обижаются на собственных родителей из-за проигнорированной просьбы или капризов, из-за отказа в покупке мороженного, прочих сладостей или игрушек. Юра подпирает голову рукой, прижимаясь щекой к раскрытой ладони, сдвигая брови к переносице, очень недовольно хмурясь, смотря куда-то в сторону. В жизни никогда не бывает всё так просто, особенно когда ты спортсмен. И особенно когда тебе чёртовых пятнадцать лет. И пускай из-за особенностей вида спорта и склада характера мало кто считал Плисецкого ребёнком (особенно учитывая тот простой, но важный факт рождения в одной из прекраснейших стран — России), это имело свои значительные минусы. Например, в сложностях перелёта из одной страны в другую. Казалось бы, зачем так стараться? Но своя же принципиальность больно ущипнула за самолюбие, дёрнув при этом ещё и за ниточку самообладания, вынуждая тело двигаться прямо к аэропорту, чтобы добраться до Японии, найти, мать его, Никифорова, схватить за его накрахмаленный шкварник и притащить обратно на родину. Желательно ещё и с готовой программой сразу, дабы в дальнейшем не терять времени. Да ещё и Яков расшумелся, словно не просто решил съездить за его же (!) «подопечным», который с какого-то хрена возомнил себя неотразимым и профессиональным тренером, а убил первого попавшегося прохожего ножницами, которыми обычно отрезали ценники, какие-то верёвочки и прочее по мелочи, а после оставил в качестве очевидной улики прямо в раздевалке. Да глупости какие, никогда бы так не сделал! Оставлять такой явный намёк на самом видном месте слишком глупо, нож надо прятать в более укромное место, а лучше избавляться от таких вещей вообще.

Однако с самого начала всё пошло не по плану. Найти Виктора оказалось проще, чем рассчитывал, только дальше-то что? Его всё более, чем устраивало. Именно в тот момент Юра начал злиться сильнее прежнего. Он забыл о данном обещании (давал-то его сам, никто не тянул за язык!), сделал вид, что это в порядке вещей, словно намеренно выводил ещё сильнее, ровно настолько, чтобы потом вызывать триггеры одной только своей нахально-невинной улыбашкой. Взбрело в его седую голову ещё и какое-то странное соревнование, на которое Юра подписался сразу, находясь в полной уверенности, что так всё и должно быть, что он лучший в своём деле и какому-то второсортному неудачнику его не переплюнуть. И плевать на странную, совершенно не подходящую хореографию и музыку.
Но и здесь всё в конечном итоге повернулось не так, как планировал. Оставалось только хвататься за голову и рвать волосы, но делать что-то подобное никогда в жизни не станет. И если смириться с «прозвищем» Юрио мог, то заведомый проигрыш стал слишком уж сильным ударом прямиком по хребту. Разумеется, было обидно и тогда на голову опустилось осознание того, что на самом деле подозревал, что всё так и будет, только не хотел принимать, не намереваясь никому уступать. Но есть как есть, Виктор, в принципе, сдержал своё слово, пускай и с большой натяжкой, но программа была готова, готов костюм, а значит, что самое время возвращаться в свою страну и думать, что делать дальше.
Чёрт бы тебя побрал, Витя.

Несмотря на собственные ожидания, вставать сразу же на коньки желания не было. Пришлось, как обычно, для начала выслушивать очень полезные и очень интересные лекции-наставления от тренера, что его поступок был слишком неразумным, что нельзя совершать что-то, руководствуясь исключительно эмоциями. Между прочим, это были не только личные порывы. Да, они играли самую важную, первостепенную роль, но в то же время одновременно заботился и о Ледовом Дворце, который, как выразился сам Яков однажды, словно надеясь, что его никто не видит и не слышит, будто бы осиротел без своего главного чемпиона. И ведь дело даже не в возрасте, а в японце! В какой-то японской свинье. Юра резко выпрямился и развернулся на носочках, стремительно покидая сначала каток, затем трибуны, оказываясь в раздевалке, в первую очередь, как и любой уважающий себя современный молодой человек, заглядывая в телефон, сразу же находя взглядом значок Инстаграма. Весело ему? Вон как лыбится, того и гляди надо смотреть, чтобы по швам лицо не треснуло. Ненавистно фыркнув и со стуком положив ни в чём не повинный телефон рядом с собой, принялся расшнуровывать коньки. Ладно, Никифоров, посмотрим ещё, кто в следующий раз станет лучшим. Этапы Гран-При были не за горами, осталось только правильно к этому подготовиться, и дело в шляпе.


Юра размахивал рукой, удобно расположившись в кресле. Ну, ему-то было удобно, но Мила всегда говорила, что со стороны он похож на скукожевшегося моллюска, которого лишили раковины и теперь он пытается найти себе новое вместилище подобно раку. Красноречивым ответом стал поднятый вверх средний палец руки. Эта баба постоянно приходила к нему домой, обычно не удосужившись предупредить. Впрочем, к этому уже привык. К наглости вообще быстро привыкаешь, особенно когда сам активно ею пользуешься в повседневной жизни. Но она через какое-то время ушла, оставив Плисецкого в гордом одиночестве. Ну, практически. Потя пока что возился где-то под окном, перебирая лапами тяжёлую ткань длинных зановесок, волоча её по полу туда-сюда. Благо, что эта его игра, в отличии от многих других, не создавала так много шума. Тупо пялясь в телефон, листая одну фотографию за другой, натыкаясь уже на те, которые видел раньше, Юра запрокидывает голову назад, издавая протяжный, гулкий невнятный звук, похожий на сбитое мычание отчаяния.

Но внезапный звук звонка вынудил вздрогнуть от неожиданности и дёрнуться. Повернувшись и поправив рукава кофты, Юра скидывает ноги на пол и поднимается, без задней мысли подходя к входной двери.
— Забыла что-то, дура? — в первую очередь думая о своей подруге. Наверняка она могла что-то случайно оставить. Или не случайно, чёрт этих баб вообще разберёт. Даже не удосужившись посмотреть в лишний раз в глазок, опускает ладонь на дверную ручку, надавливая, одновременно с этим открывая замок. Как только послышался характерный щелчок, дёргает на себя. Однако на пороге была далеко не Мила, что даже странно. Скептически изогнув бровь и склонив голову чуть набок, из-за чего светлые пряди волос сбились в одну сторону, Плисецкий провёл в недоумении несколько секунд.
— Вам чего? — в не самой дружелюбной манере, скривив до того ровную линию губ. Не настраивался на общение с кем-то посторонним.

+1

4

— Сам дурак. — отзывается хрипловатым голосом Жанна, вновь едва удерживаясь от порыва пройти прямо сквозь дверь. Скорее всего, только потому, что согревающее тепло ненависти и желания возмездия сейчас находится буквально напротив, и, если она вломится, материализовываться придётся где-то внутри чужого тела или — что хуже — в тесном промежутке между дверью и чужим телом. Идея так себе, если честно.

Кто сказал, что мстительная душа, которая и родилась-то только для того, чтобы сжечь Францию (не получилось, но получится ещё — временных линий слишком много, чтобы отчаиваться), должна обладать терпением святой, с которой её по какому-то недоразумению связывают? Кто сказал, что она обязана проникнуться любовью к тому, благодаря кому она здесь? Когда её воплощали в мирах, Жанна всегда вела себя, как дикая кошка — выпускала когти при попытке к ней прикоснуться, но упрямо следовала.

Вот почему "сам дурак".

Первое впечатление оно, как известно, вещь знаковая — менять его сложно. Жанна цепким взглядом наконец-то ощупывает того, кого знала лишь как комок красноватой горячей злобности, и чуть кривится. У них похожие причёски, только у неё волосы чуть больше взлохмачены, будто их кто-то неаккуратно обрезал, даже не пытаясь придать конечному результату аккуратности. У них одинаково светлые волосы. Он на дюйм или чуть больше (на глаз не прикинуть) повыше неё. Пожалуй, они даже похожи, вот только как в нём умещается столько злобы, Жанна не представляет, но предполагает, что, будь бы он на месте Жиля, тот раунд она бы не проиграла.

И, всё же, щупловат.

— Тебя. — сообщает Жанна, показывая указательным пальцем на чужую грудь, но стараясь, всё-таки, не касаться. — Твоё желание мстить. Впустишь, или я сама войду?

Знания о мире подсказывают ей, что он сейчас может захлопнуть дверь и удалиться, приняв её за то, что знания называют "фанаткой". Что это, Жанна не имеет ни малейшего понятия, но знает, что у Него они есть.

Поэтому, во избежание, она подаётся вперёд, будто собирается его обнять, схватить, придушить на месте — выбирайте по вкусу — но рассыпается искрами прежде, чем человек напротив инстинктивно отшатнётся. Искры немного горячие, если поймать парочку ладонью.

Жанна же возникает позади, уже на чужой территории, и склоняет голову набок, рассматривая человека.

— Только. Не. Ори. — размеренно приказывает она и прикладывает тонкий палец к губам. — Тшш. Иначе тебя объявят блаженным и отправят... куда у вас отправляют блаженных?

Слово "блаженные", которое она помнит из своего мира, почему-то не стыкуется с этой реальностью. Жанна морщится, пытаясь вспомнить, куда же отправят человека, который будет вопить о том, что к нему пришло нечто, что исчезает и возникает снова. Мысль, возникающая в голове, заставляет её прийти в неожиданно хорошее расположение духа.

Она-то знает одну такую блаженную, заявлявшую о приходе к ней ангелов.

— Меня, правда, в такой ситуации отправили отвоёвывать Францию, но не думаю, что тебе так повезёт. — хихикает мстительница, понимая, что никакую Францию она не отвоёвывала на самом деле, но людское воображение делает удивительные вещи. Для них — отвоёвывала, поэтому она даже может вспомнить эти события, как явь. — Учитывая финал этой истории, можно смело говорить, что, если к тебе спустился ангел, надо молчать о его присутствии, а лучше сразу отправить его в преисподнюю. Вряд ли в аду будет жарче, чем на костре.

Отредактировано Jeanne Alter (2018-12-07 17:02:28)

+1

5

Всё, что смог сделать Юрий, так это удивлённо вскинуть брови, смотря на ту, что сейчас стояла напротив в дверном проёме так, словно просто шла мимо и решила позвонить в первую попавшуюся квартиру. Как человек, у которого, например, отключили интернет, а он не может понять, как ему теперь в ближайшее время развлечь себя до возвращения привычной жизни в сети. Но это точно была не Мила, она бы не ответила подобным образом, прекрасно понимая, что навряд ли Юра останется в долгу. Обычно всегда было так, что последнее слово оставалось за ним. Кто-то описывал его похожим образом: «Бога переживёт, но последнее слово оставит за собой». В этом была доля истины, но всё же немного утрировано. Всё-таки понимал, что иногда лучше оставаться в тишине. Иногда! Сейчас же свою роль сыграло удивление, потому что в последнюю очередь ожидал увидеть кого-то незнакомого.
Фанатка? Возможно. Но если так, то она какая-то.. необычная, что ли. И дело даже не во внешнем виде, а в поведении. Поговаривали, что существуют нормальные, вполне себе адекватные фанаты, которые уважают творчество и достижения своего кумира, не намереваясь как-то влезть в его частную жизнь и уж тем более стать её непосредственной частью. Которые не пытаются найти по следам, запахам, отслеживая фотографии в Инстаграме или посты в Триттере. Хотя уже через каких-то несколько секунд откинул эту мысль, отчётливо понимая, что дело в другом. Тогда вопрос другой: в чём?

Чужая рука протягивается вперёд. Легко, мягко, но в то же время если присмотреться, то можно представить, какой на самом деле тяжёлой она могла быть. Нет, всё-таки эта девушка странная не только по сравнению с типичными фанатками, но и по сравнению с обыкновенным, среднестатистическим человеком. Вела себя слишком спокойно, хотя Юра был на все возможные и невозможные проценты твёрдо уверен в том, что не знал её и никогда даже не видел раньше. Это не какая-то известная персона и не старая знакомая, с которой ходил в общий детский сад или учился в одном классе начальной школы. Но говорит на русском. Надо было ещё прислушаться к голосу и понять, есть ли акцент, но занялся другим. Разумеется, он стушевался, но это быстро прошло, снова уступая место более привычному раздражению. Недоумение меняется на неприкрытое негодование. Можно было бы просто закрыть перед носом дверь, характерно хлопнув ею и повернуть замок два раза вправо, но сделать это так просто не мог. Сначала нужно было сказать то, что думал по этому поводу, иначе он не Юрий Плисецкий.
— Какого чёрта ты несёшь, ненормальная? — фыркнул парень, нахмурившись, снова скривившись. Желание мстить? А, ну теперь-то всё понятно и как только сразу не догнал, в чём дело? Это как «Вы верите в Бога», только наоборот. Если начнёт презентовать какие-то книги, открытки или тренинги по достижению истинного счастья, то пойдёт нахер. Хотя это она сделает в любом случае, потому что общаться с кем-либо желанием не горел. Особенно если этот самый кто-то ненормальный незнакомый человек, пускай на вид и молодая девушка. И тут не было Барановской, чтобы одёрнуть нерадивого «ученика», который сам по себе редко следил за словами.

— Нет, пошла нахрен, — уже не просто раздражённо, а с заметной злобой рыкнул Плисецкий, намереваясь в ту же секунду захлопнуть дверь перед носом незваной гостьи, однако она снова сделала то, чего от неё не могли ожидать. Не в этой ситуации, по крайней мере. Неизвестная протягивает руки и подаётся вперёд, словно вот-вот просто упадёт прямиком на грудь хозяина квартиры, который ничего не понимал. Да и не сказать, что стремился. Но этого не происходит. Её силуэт словно становится.. прозрачнее, что ли, а после и вовсе буквально рассыпается перед глазами. Нет, именно буквально и именно рассыпается, подобно порванному пылесосному мешку, из которого высыпалась вся скопленная за пару недель пыль. Пальцы разжимаются, рука отпускает входную дверь, когда сам отшатнулся назад, уставившись на горстку пепла? Пыли? Да плевать, что это такое, главное, что это образовалось из человека. В смысле, из целого человека. Юра не знал, что ему стоит думать в данной ситуации. Что это какой-то прикол, что-то ещё? Стоит вымести эту дрянь обратно в подъезд и закрыть за собой дверь, пока не явились соседи, чтобы проверить, какого чёрта происходит на площадке и почему дверь квартиры распахнута настежь. Нервно дёрнувшись и снова больше на автомате хватаясь за дверь, резко толкнув в сторону, с громким звуком закрывая. Зачем это сделал? Неизвестно, скорее, просто на эмоциях, потому как несколькими секундами ранее очень хотел сделать так.

Отшатнувшись назад с удивлённо округлёнными глазами, скинув с головы капюшон, смачно выругался, не стесняясь выражений, понимая, что его всё равно никто не услышит. Да даже если бы и услышал, что с того? Такое не каждый день увидеть можно.
Голос за спиной становится, мать её, неожиданностью, что вынуждает Юру вздрогнуть и встрепенуться, почувствовать как мурашки рассредоточенным каскадом пронеслись по линии позвоночника, ожесточённо топая ногами, словно специально намереваясь оставить после себя следы. Все движения были резкими. Развернувшись и отпрянув немного назад, вытянул вперёд правую руку, указывая на неизвестную девушку, что теперь оказалась внутри его квартиры.
— Какого, мать твою, ху.. — но договорить не вышло. Её жест был обычным, но в то же время.. да хер его знает, каким он был, самое главное, что говорила она негромко, а потому самому в любом случае придётся быть тише, чтобы разобрать слова. И это был один из тех немногих случаев, когда был готов на самом деле слушать, потому как без нормального, толкового объяснения здесь не обойтись. Однако странность происходящего всё равно не поубавила раздражения. Скорее, наоборот, заставила его заметно вырасти, но ступор не позволял ему слишком сильно распространяться и показывать себя.
— Какой костёр, какие.. ангелы, черт побери, — сквозь зубы шипел Плисецкий, словно боясь раскрыть рот. — Ты кто такая?

+1

6

Недовольство, разливающееся между ними, можно ощущать кожей. Жанне хочется высунуть язык, чтобы попытаться уловить его вкус - почему-то кажется, что получится, - но свой порыв она благополучно сдерживает, то ли чтоб не нервировать Его ещё сильнее, чем уже сделала. Если желание мстить вытеснит нежелание с ней связываться, всё будет зря, и она исчезнет, ей этот расклад не нужен, попытайся понравиться ему хоть немножко, если хочешь тут остаться. Вариант "связать и заставить" хорош везде, кроме этой ситуации. Вариант "сжечь на всякий случай" - смотри выше. Придётся сбавить обороты фокусов, на которые она способна, даже если зубы от нетерпения скрипят.

Если бы Его интересовало её мнение (ничего, она это недоразумение исправит), она бы его даже похвалила за захлопную дверь. Ни к чему другим её видеть, даже случайно. Ни к чему оставлять лазейку для побега - ловить его на переполненных улицах Жанне хочется меньше всего. Хотя от хлопка (очень уж громко) она всё-таки успевает поморщиться - прежде чем выдаст свою прекрасную, гениальную, ничуть не завистливую шутку в адрес Той Жанны. Кто сказал, что мстительные души не должны страдать комплексами?

Золотистая пыль, оставшаяся после её незаконного проникновения, медленно тает. С кончиков её волос, коротких и взлохмаченных, осыпаются её остатки, словно она и сама собирается растаять - но нет, не собирается. Она даёт человеку время поразмыслить. Пройти стадии от отрицания до принятия, чтобы можно было вести нормальный диалог. Напоминает о своей нечеловеческой природе на всякий случай.

Человек напротив передёргивается то ли от страха, то ли от крушения привычного мира. Жанна наклоняет голову набок, как кошка, которую привлекло это движение. Она даже смотрит как кошка - в глазах не прочитать ровным счётом ничего, они жёлтые и похожи на два леденца.

Начинается стадия гнева - отрицание, они, кажется, уже прошли где-то на входе. Человек показывает на неё пальцем, давится ругательством, которое Жанне вложил в голову шаловливый механизм её воплощения в этом мире - право, ей вовсе не обязательно было знать, как в этой стране этого времени называют мужской орган, - и замолкает. Когда люди сталкиваются с тем, что объяснить не могут, а работа защитных механизмов разума невозможна по какой-то причине, они всегда впадают в подобие паралича. Это Жанна тоже знает, и это знание полезнее, чем предыдущее.

Чтобы его не пугать, она даже отступает назад, натыкается спиной на стену, опирается о неё и складывает руки под грудью, опуская глаза. Вопрос про ангелов лучше проигнорировать - парень и так на грани. Вопрос о том, кто она, игнорировать нельзя.

- Изучал историю? - вопрос оказывается риторическим, потому что Жанна не даёт ответить, продолжая, - Столетняя война. Франция. Девчонка утверждает, что видит ангелов, и что Бог велел ей явиться на войну. Ей верят, а где не верят - она побеждает всех упрямством, дальше идут невероятные события, которые каждый объясняет, как умеет, а в конце её сжигают на костре. Её звали Жанна Роме, но в историю она вошла как Жанна Д'Арк. Ну, слышал хоть что-то?

Жанна срывается на нетерпеливое понукание и замолкает, чтоб перевести дух. Совсем ненадолго.

- Так вот, я - то, что с ней сделали люди.

В голове отчётливо возникает ревущее пламя, заполняющее всё вокруг, собственная кожа, покрывающаяся волдырями, жизнь и, одновременно, смерть. Хорошая Жанна умерла, не пожелав никому зла и взывая к Богу.

Плохая Жанна родилась из её костра, и рождение было мучительным. Младенцы, приходя в этот мир, истошно орут, делая первый вдох - она вопила так же, потому что жар выжигал ей лёгкие и глотку. Когда всё закончилось, она уже пропиталась ненавистью к этому миру.

Этого никогда не было.

Это было с ней.

- Я не совсем человек, если ты ещё сомневаешься. Материализованная гнусная сплетня - если бы всё, что о тебе пишут в интернете, превратилось в подобие человека, оно бы имело очень мало общего с тобой, или я ошибаюсь? - Жанна вскидывает голову, чуть повышает голос, чтоб заглушить рёв пламени в своей голове и смотрит, стараясь заглянуть в глаза. - Кстати, если уж я появилась, через пару веков можешь воскреснуть в таком виде - не знаю, правда, насколько это тебе понравится. Но даёт надежду на бессмертие, правда?

Отредактировано Jeanne Alter (2018-12-11 07:49:43)

+1

7

Юра продолжает пялиться на ту, кто, стоит отдать должное, самым оригинальным и затейливым образом проникла в его квартиру без его разрешения. Хотя практически все делают это без его разрешения, прекрасно понимая, что никто самовольно их впускать не будет, ибо слишком жирно будет, не удостоились ещё такой чести. И, наверное, никто больше этот фокус переплюнуть не сможет. Хотя бы потому, что никто и стараться не станет. Обычно ж как оно бывает? Слышишь отказ — прими как должное. Не хочешь? Тогда можешь попытаться, стараясь чуть больше обычного, чтобы удивить и обеспечить себе проход вперёд, проблема только в том, что не всем хочется заморачиваться только ради одного дополнительного шага. Несомненно, он поможет, но зачем напрягаться, когда можно найти обходной путь? Короче говоря, такой финт со стороны неизвестной точно отчётливо запомнится, отложившись в памяти. В том числе и как то, что объяснить не можется и не хочется. Думает ли он о каких-то трюках? Нет. Думает ли о магии или о чём-то мистическом, даже зловещем? Тоже нет. Сейчас Юра старается не задумываться об этом вообще, вместо этого в очередной раз окинув девушку без имени вопросительным, изучающим взглядом, после этого слегка прищурившись, будто подозревая её в чём-то. Теперь не так сильно парил тот факт, что незваный гость расположился в квартире прямо посреди коридора, больше интересовала, как ни странно, причина. Да, ему стало интересно, для чего эта странная особа провернула нечто подобное, только чтобы целиком и полностью завладеть чужим вниманием. А почему-то не сомневался, что причина кроется именно в этом.

Ожидать можно было чего угодно от историй о призраках до всяких фей, гоблинов — мастеров маскировки, эльфов, динозавров, которые не вымерли и прочей нечисти, но.. история? Обыкновенная история, которую ещё за школьной партой проходят.
— Столетняя война? — Плисецкий снова хотел было ожидаемо возмутиться, мол, какого чёрта вообще происходит и причём здесь это, но всё-таки задумывается. Что-то такое помнил, правда в общих чертах, не особенно углубляясь в подробности, так как это ему не сильно пригодится в дальнейшей жизни. Исключительно для общего развития, как любили говорить учителя и те, кто в случае чего вставали за их защиту. — Между Францией и Английским королевством? Ну и что? Причём тут история? — да ещё и такая древняя. Если память не изменяла, что навряд ли, то началось всё это действо в тысяча трёхсотых годах и туда далее, а более точные даты стёрлись с жёсткого диска. Впрочем, не старался запоминать их изначально. Глупым никогда не был, даже наоборот, в некоторых случаях прослыл сообразительным для своих пятнадцати (почти шестнадцати, между прочим) лет, просто характером, как говорится, не вышел.

— И про Жанну д’Арк слышал, — хотел было добавить, что всё это ещё в учебниках было, но не стал. Не хотелось даже самую малость съезжать с заданной темы, так как теперь услышать правду о происходящем было жизненно необходимо. Это же, чёрт побери, самое настоящее проникновение! А что-то такое никогда не происходит просто так.
— В каком смысле? — в голосе не было того раздражения и едва ощутимого высокомерия, что крылось там ранее. На несколько мгновений это всё пропало, оставляя лишь слегка хрипловатый мальчишеский голос. — Не пудри мне мозги, эта баба жила хрен знает сколько лет назад и была сожжена на костре, как ты можешь быть ей? Или что ты там сказала, — пренебрежительно махнув кистью руки. Ну вот что за мать его, хотел услышать на самом деле что-то внятное и осознанное, а получилась очередная ересь, от которой любой нормальный человек просто отмахнётся и всё-таки выставит «блаженную», как она сама выражалась, за дверь. А там уж в подъезде пусть что хочет, то и делает, никому до этого дела не будет. Кроме соседей, если начнёт шуметь или всем подряд втирать свою умопомрачительную историю. Или это как те рассказы о реинкарнации всяких древнеегипетских фараонов, принцесс и прочих известных личностей? Интересно, интересно.. но на самом деле нет.

Не совсем человек. Ну, этого и следовало ожидать. Юра неприкрыто усмехнулся, качнув головой, из-за чего светлые непослушные пряди волос ещё сильнее прикрыли его лицо, вынуждая смахнуть их в следующее же мгновение, дабы не вызывали неприятных ощущений. Каждый в той или иной степени являлся «не человеком», но в особенности это касалось талантливых людей. Они воплощали в жизнь то, о чём все остальные могли только мечтать или даже не осмеливались помыслить. То, на чём строилось человечество. Удивительно, но это даже без преувеличения. Учёные, художники, спортсмены, доктора и многие другие. А кем же мнила себя эта молодая с виду особа? Талантливая фокусница? Та, кто может фигурно заболтать человека таким образом, что он толком ничего и не заметит даже перед собственным носом? Нет, таким его не проведёшь. Резким, дёрганым движением поправив воротник толстовки, Плисецкий складывает руки на груди, скептически изогнув бровь, всё это время не сводя с гостьи тяжёлого взгляда. Но она не отставала, буквально прожигая его в ответ. Это всё было мило и романтично, конечно, но не сейчас.
— Бессмертие это отстойная тема для современного кино, — негромко фыркнув. — Я подобным не интересуюсь. Так зачем же ты пришла сюда? Ты меня явно искала, пыталась пробраться в квартиру.. и пробралась. Для чего?

+1

8

— Да, между Францией и Английским королевством, — кивает Жанна. Нетерпение в ней то захлёстывает с головой, то отступает, в точности как морские волны. Она то готова к диалогу, то желает схватить человека за шиворот и потрясти, чтобы усваивал информацию побыстрее. — Вообще, это была не совсем единая война, да и тянулась она не совсем сто лет...

"Но хорошо, что ты помнишь хотя бы это", хочет сказать Жанна и не говорит, сама не зная почему, просто закрывает рот и молчит, смотря куда-то в пустоту, не на собеседника. Каждый раз, когда её тянет говорить о прошлом, внутри бьётся назойливая мысль о том, что её там не было. Это Жанна переживала всё это, не она. Будь проклят тот артефакт, та шутка временных изломов, тот Жиль, что в совокупности дали ей жизнь, если они не смогли выбить из её головы горькую правду о том, что она-то и не жила вовсе.

Они оба сейчас взволнованы, напуганы немного, и потому они — настоящие. Плисецкий наконец-то говорит так, будто она влезла ему в голову и вытряхнула его настоящего, немного обижено, немного растеряно, будто наглости в нём не было никогда. Это длится недолго, но Жанна чутко улавливает это и отступает от стены, идя навстречу, делая пару шагов и останавливаясь снова.

— Я не могу быть ей. — тихо соглашается она, сжимая пальцы в кулаки. Слова даются ей с усилием, как будто в горле застревают — и верно, признавать это почти больно. — Но и человеком тоже быть не могу. И я всё-таки она.

Потом — отворачивается, проходит по комнате, бесцельно и будто бы не понимая, куда и зачем идёт.

— Есть такая штука, которая может материализовывать человеческое желание, — о том, что "эта штука" имеет вполне конкретное название, Жанна не упоминает. Ломать Плисецкому голову, упоминая Грааль из совсем другой легенды, ещё больше не входит в её планы, а уж объяснять, что тот Грааль и этот Грааль имеют между собой ещё меньше общего, чем она и настоящая Жанна, отчего-то совсем не хочется, — И один сумасшедший загадал себе другую Жанну. Та, видишь ли, была слишком праведная — или, можно сказать, правильная? Немного наивная, открытая всему миру, и по-настоящему хорошая, удивительно, что родилась в такое время.

Остановиться, развернуться на каблуках — странно, но она не оставляет следов грязи или хоть какой-то пыли, хотя была на улице, а Москва не состоит из стерильных дорожек, — пройти обратно к стене.

— Он не мог принять её смерти, но понимал, что её правильность стала причиной её гибели. Вот так и получилось, что он исправил то, что было в реальности. Переписать историю он не смог. Остановили. Жанна морщится, вспоминая рыжую девчонку и её дракона, — Но, вот так досада, не смогли стереть меня из реальности насовсем, ведь я уже существовала, так что оставили, как есть. Обрекли появляться, когда кто-то захочет отомстить. Ты захотел, и мир отозвался на твоё желание, Юрий Плисецкий. Меня зовут Жанна, но, чтобы не путать с настоящей, обычно прибавляют "другая". Могу призывать драконов и сжигать твоих врагов. Могу просто уничтожить мир, если захочешь. Всё равно я от тебя никуда не денусь.

...Пока ты не совершишь свою месть или не откажешься от неё.

+1

9

Да какая к чёрту разница, сколько на самом деле лет длилась какая-то там война в древности между государствами, коих уже не существует в первозданном виде? Кого это вообще может интересовать? Только, разве что, историков и тех, чья профессия была связана непосредственно с этими знаниями, но не более того. И Юра искренне не понимал, для чего вообще всё это было. Проверить его знания? Ну, можно допустить, ладно, тогда другой вопрос: для чего? С какой целью? Конечно, задаваться можно было разными вопросами, но самостоятельно ответ на них не найти, а спрашивать у этой странной мадам тоже отчего-то не хотелось. Вероятнее, из-за того, что несла она какую-то несусветную муть, вызывая только одно желание — начать снимать с ушей лапшу. И, казалось, забыл уже об её эффектном фокусе, что позволил безнаказанно пробраться в чужую квартиру, забыл о том, что это, по факту, немного странное явление, провернуть которое способен далеко не каждый. А если быть совсем честным, то просто не хотел признавать, что был не прав, считая, что с самого начала правильно понял, кем является неожиданная гостья и кем хочет себя показать.

— Мне всё равно, — в конечном итоге всё-таки не выдерживает Плисецкий, страдальчески закатив глаза и махнув рукой. Ему и правда было плевать на историю, будь она правдивой или очередной странной сказкой для неопределённой возрастной категории. Всё это зашло слишком далеко, а осознание вновь обухом бьёт его по макушке, вынуждая обратить больше внимания на происходящее. В его квартире была неизвестная девушка, которая пробралась сюда без должного разрешения, которая теперь пыталась рассказать о чём-то невнятном и которая выглядела так, словно несёт просветление для всего мира и теперь все должны быть ей за это как минимум просто благодарны. — Я не интересуюсь историей, — спустя пару секунд тягучего молчания и напряжённых взглядов на всякий случай добавляет Юра, дабы точно завершить свою тираду недовольства, во избежание. Вдруг она решит, что не интересует конкретно эта тема и переключится на другую? Такого тоже не надобно.

Но в конечном итоге Плисецкий добивается того, что хотел с того самого заветного момента, когда незнакомка только-только показалась на пороге. Вот она произносит свою истинную причину появления и такого внезапного визита. Странно или нет, но её слова он воспринимает.. достаточно спокойно, стоит сказать. Он не намеревается махать руками, отнекиваться или просить каких-то наглядных демонстраций ради того, чтобы убедиться в праведности чужих слов, лишь скептически изгибает бровь. Сложно точно сказать, то ли это, что так хотел слышать или, наоборот, то, чего не хотелось бы слышать вообще когда-либо. Напряжение никуда не пропало, оно, казалось бы, только нарастало подобно снежному кому, что вот-вот скатится на головы обоих, поскольку им двоим не хватало слаженной работы с дзеном, что помог бы расслабиться и выдохнуть. И если напряжение Плисецкого можно было понять, то почему напрягалась так называемая Жанна — неизвестно.
— Допустим, — спустя, наверное, минуту молчания Юрий всё-таки снова начинает говорить, но уже не так громко и уверенно, как до этого. Нет, уверенность и гордость в его интонации всё ещё сквозили, но отошли на второй план. — Если ты реагируешь на желание отомстить, то почему явилась ко мне? Неужели во всём мире больше не нашлось людей с такими же намерениями? — слегка склоняя голову набок, приподнимая правый уголок губ в подобии ухмылки. Нет, ему совсем не льстило понимание того, что именно его скромную персону решили навестить, именно на его негативные чувства и делания откликнулись, но. Но интерес есть интерес, он почти как спортивный дух соперничества, так просто не пропадет, пока его полностью не удовлетворишь.

«Никуда от тебя не денусь.»
А вот это уже звучало стрёмно. Не как угроза, ближе как раз к тому, что обычно приходилось слышать от фанатов, только с большей уверенностью, с большим нажимом, словно это было не предупреждение, как планировалось, а конкретно поставленная цель, коей нужно обязательно достигнуть, несмотря на возможные возникшие препятствия в виде недовольства и всего этого прочего.
— И что это, по-твоему, должно значить? — фыркнув. Стоять вот так в коридоре уже надоело, ощущения были сравнимы с теми, которые испытывает человек, стоящий в очереди на протяжении часа минимум. — То есть, ты никуда не уйдёшь, пока я.. что? У меня нет желания уничтожать мир или что-то типа того. Да и драконами не интересуюсь, — особенно если учитывать, что эти крылато-перепончатые твари только часть каких-то легенд.

0


Вы здесь » uniROLE » uniPORTAL » wrong desires


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC