о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищете хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• renji
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.
• byakuya
связь лс
капитан, нет не очевидность, но назидательный взгляд и тяжелый банкай, потому порядок должен быть в администрации.

автор недели //TAURIEL
Равноценный обмен она понимала иначе чем алхимики, пусть очень схоже. Для нее он звучал иначе — на каждое действие есть свое противодействие. Вот что для нее значил этот обмен. У любого решения есть свои последствия, есть свои слабые и сильные стороны. Выбирая что-то одно, ты теряешь другое, и должен смириться со своим выбором, принять его и идти дальше, помня о нем, но не останавливаясь, приняв его...Читать

эпизод недели //WRONG DESIRES
Кто сказал, что мстительная душа, которая и родилась-то только для того, чтобы сжечь Францию (не получилось, но получится ещё — временных линий слишком много, чтобы отчаиваться), должна обладать терпением святой, с которой её по какому-то недоразумению связывают? Кто сказал, что она обязана проникнуться любовью к тому, благодаря кому она здесь? Когда её воплощали в мирах, Жанна всегда вела себя, как дикая кошка — выпускала когти при попытке к ней прикоснуться, но упрямо следовала...Читать

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста — выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да — это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни — накатим за его здоровье!

Hinamori Momo: Итак, я живу на Юни уже год. Может, больше, может, меньше — не суть. Просто мне хочется в который раз сказать, что этот форум стал для меня домом в первые же дни регистрации, и ничего не изменилось. На Юни действительно хочется заходить, хочется активничать там, вдохновляться играми и соигроками, брать твинков и наслаждаться жизнью. На Юни царит очень дружелюбная и приятная атмосфера, все люди там — добрые, все готовы общаться и играть, все — интересные и хорошие игроки, однако я не могу сказать, что на Юни собралась компания в том смысле, что других в нее не пускают. Согласитесь, бывает такое, когда сбивается основной костяк игроков и в этот коллектив трудно влиться новичку. На Юни этого нет! Вот правда, новенькие игроки легко смогут вписаться в компанию старожилов — вам тут и кофеньяка нальют, и пирожками угостят, и в игру затащат с порога. Отдельно хочу отметить работу администрации, которая действительно заботится об игроках и удобстве их обитания на форуме — я еще ни разу не встречала такой дружный, добрый, теплый и ответственный коллектив АМС, за что им огромная благодарность. За этот год я ни разу не усомнилась в том, что Юнирол — мой любимый форум среди всех остальных. Я рада, что стала частью этого чудесного места и знаю, что меня, как и всех остальных, там любят и ждут. "Дом никогда не бросает тех, кто взял и однажды поверил в Дом".

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Lara Croft: Я не умею писать большие отзывы и рецензии, каюсь, грешен. Но поделиться своими впечатлениями и эмоциями от этого проекта все же хотелось бы, скорее даже для себя, чем для кого-то. Это замечательный форум. Почему? Потому что он вернул меня обратно к ролевой жизни, куда я уже и не надеялась было вернуться никогда. На самом деле до Юни у меня все было сложно — то ли мне, как плохому танцору, все время казалось что форумы были какие-то не такие, то соигроки оказывались факапщиками, то ли я сам нигде не мог свою задницу пристроить ровно, потому что в ней торчало шило размером со шпиль Эмпайр-Стейт-Билдинг. Но после перерыва почти в год, когда я ограничился лишь написанием анкет и ливанием с форумов, попасть на Юни было просто чудом. Почему? А черт его знает, с первого взгляда все казалось таким же, как на других кроссоверах до этого, коих я сменила… по-моему, все, что есть в рунете. Все дело в людях. Скажу честно — они разные. Но в этом, наверное, и вся прелесть. Мне повезло найти на проекте человека, который стал моим хорошим другом. Даже двух таких людей, одного вообще в моем городе, так что кто знает — может и тот, кто прочитает мой отзыв, сможет потом найти себе доброго товарища на просторах Юни. Что же касается конкретно форума и что может быть интересно тому, что захочет присоединиться к проекту — форум живучий, развивающийся и очень активный. Народ играет и играет много, и не буду лукавить — сама я пишу в двадцать раз больше постов, чем писала до этого на своей ролевой памяти. Администрация честная, доброжелательная и отзывчивая. Флуд веселый и все, в принципе, относятся друг к другу хорошо без каких-либо подковерных войн. P.S. А нет, все-таки умею в простыни..))

Clara Oswald: Дорогие мои юнироловцы! В первую очередь команда АМС. Хочу в этом отзыве выразить свою огромную благодарность вам! Спасибо за то, что терпите меня, мои странные идеи, бесконечные смены ролей, уходы-приходы. Вы просто чудо! Вы самые терпеливые, понимающие и крутые! Я очень рада тому, что куда бы не заносил меня мой идиотизм, я все ровно возвращаюсь на Юни, потому что, видимо это судьба, и этот форум самый лучший. Не перестаю в этом убеждаться! Путь у вас всегда и все будет на высшем уровне!!! Отдельные приветы фандомам Волчонка и Доктора Кто, конечно же. Вы все чумовые ребята! Обожаю вас!!!

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » X-Files » A Challenge Accepted


A Challenge Accepted

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/97839937a1284d56a1c5141ef8099921.gif

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/50992bc8faf95673658200e1d3619d09.gif

Игроки: Boromir, Gimli
Дата: 3018 год Третьей Эпохи
Место: Ривенделл

Случай свел двух храбрых воинов, которые, как пить дать, померились бы силой, представься такая возможность, но долг привёл их не куда-то, а в знаменитый Ривенделл, и, как известно, у эльфов подобные состязания отнюдь не в почете. Так или иначе, гном и человек нашли общий язык, однако между новыми товарищами вспыхнул очередной спор, и на этот раз он затронул благородную тему - тему хмельных напитков. Пришлось, так сказать, решить спор по-мужски.


http://sf.uploads.ru/AQlGh.png

Отредактировано Gimli (2017-07-10 23:59:49)

+3

2

Владыка Элронд сказал после Совета, что отряд Хранителей отправится, когда придут донесения от разведчиков. Осень шла к концу, близилась зима, и Боромир уже не находил себе места. Что-то подсказывало ему, что многое эти мудрые решили заранее, и что они знали о том, как и где можно уничтожить Кольцо. И что вообще с этим Кольцом нужно делать, - он сморгнул, видя перед собой искристый золотой отблеск на ободке. Проклятье Исилдура. Великая сила. Которую, - он открыл глаза и медленно уставился на белую стену шумящего водопада, надлежит принести в жертву ради блага этого мира.
- «Ожидание длилось, а проводы были недолги»*, - глухим, замогильным голосом произнес Боромир в шепот ривенделлских садов. Опадали последние листья, холодом журчали водопады; Средиземье засыпало, готовясь к зиме. В Ривенделл – Имладрис – Последний Домашний Приют, и как его только еще не называли, угрюмая осень с уродливо голыми ветвями не то что бы не совалась, но отчего-то не резала глаз так печально, как оно обычно случалось.
Запустив ладони за ремень, Боромир тяжело и свирепо вздохнул. Толку ждать! Все проволочки и задержки перед походом раздражали его, похоже, сильнее, чем прочих. И как не раздражаться, если на Юге пылает и бьется, как живое сердце, его страна? Этот вот, зовущий себя Странником, Арагорн-Элессар, не слишком-то радеет за свой народ. Предначертанный ему, его ожидающий, - Боромир горько скривился. Нет, нет, надеяться Гондору остается только на себя. Однажды сломанный меч может вновь сломаться. Древние короли далеко не всегда соответствуют что пророчествам о себе, что потешным стишкам, которые сочиняют такие же потешные хоббиты.
По беломраморным ступеням прошелестели жухлые, засохшие листья. Ветер стонал в высоких скалах, окружавших Ривенделл. Ожидание длилось.
- Будьте вы прокляты, - спускаясь беломраморными ступенями, под шорохи скользящих по ветру листьев, искренне желал Боромир всем задержкам и препятствиям что на грядущем непростом пути, что перед ним. Сам себе напоминал боевого коня, застоявшегося в конюшне, позабытого, без прогона да прогулки. Груз долгих месяцев пути уже сошел с него; могучее тело, подстегиваемое жаждой действия, рвалось в бой.
Он спустился под стрельчатую арку в высокий переход, один из десятков в Доме Элронда, похожих друг на друга – как казалось Боромиру. Одинаково неяркие, сумеречные, то такие, в которых видно все, будто ясным днем, удивительно четко. Стены ли так светились? – Боромир приложил ладонь к прохладному гладкому камню, на ощупь больше похожему на поверхность свежего дубового листка. Стены не светились. На миг перед глазами стало темно, будто свет эльфийского дома померк. Хмурясь, Боромир отступил, и, про себя уже вновь прокляв все, чем недоволен, размашисто пошел прочь, совершенно не представляя себе, куда направляется. В конце перехода оказалась узкая винтовая лестница, по которой навстречу человеку поднимался эльф. Боромир посторонился, на что эльф, несущий в руках поднос с какими-то фруктами, серебряным кувшином и кубками, мелодично что-то сказал, чуть наклонив остроухую голову. Знающий по-эльфийски всего пару фраз Боромир ответил кивком, возможно, чуть более быстрым, чем того требовала учтивость. И пошел вниз по лестнице, которая вскоре вывела его в еще один переход – но поменьше и потемнее, хотя все равно – сумеречно-светлый. Дальний его конец играл теплыми отсветам, похоже, что пламени, и Боромир невольно ускорил шаг.
Ну, ничего удивительного его взору не предстало – эльфы, даром, что полунебесные создания, но тоже и едят, и пьют. Он стоял на пороге чего-то вроде кладовой, только не представлял себе никогда, что с кладовой могут уживаться большой яркий камин, и выходящий к неизменным водопадам балкон. Здесь было прохладней, чем в остальном дворце, и, приглядевшись к темной, одинаково округло отблескивающей стене, понял, где оказался. Винный погреб, хоть и не погреб, - Боромир подошел к краю балкона, задрал голову вверх, в жемчужно-серое, затянутое тучами небо.
- Адан, могу ли я помочь вам? – журчание ручейка донеслось из-за спины, и, обернувшись, Боромир ощутил, как раздражение, стискивающее грудь, чуть ослабло. В небесно-голубых одеждах, будто лоскут того самого, что за тучами укрылось, неба, перед ним стояла хрупкая эльфийка; волосы, волной струящиеся по спине, были живым пламенем, или воплощенным багрянцем осенних кленов, а глаза сияли, будто два родничка. От такой красоты было впору дар речи потерять, что с Боромиром на мгновение и произошло. Эльфийка светло улыбалась ему, но в глазах-родничках стоял вежливый вопрос.
- Прошу прощения, миледи, - гондорец прижал к вышитому на груди Белому Древу сомкнутые в кулак пальцы, и наклонил голову, на сей раз со всей подобающей неторопливостью. – Похоже, я немного заплутал в ваших прекрасных чертогах. Но вид мне нравится, - отчасти, это относилось и к дубовым полукружьям у темной стены. За три (четыре) недели своего пребывания в Имладрисе он заметил, что хмельное здесь подают и потребляют охотно, только вот было ли оно на самом деле хмельным? Казалось, что пьешь чистую воду, а кровь от нее разгоралась, начинала стучать в жилах быстрее. – Не скажете ли мне, где я оказался? – он заметил в руках девы такой же поднос, что и у давешнего эльфа, только пустой.
- Здесь мы храним припасы и вино, адан, - любезно отозвалась эльфийка, поворачиваясь к полкам, и складывая на поднос крупные, блестящие в свете камина яблоки. Боромир смотрел на ее голубую накидку, и прикидывал, что бы могло оказаться под ней. Затем шагнул к яблокам, и мягко, но решительно взял у эльфийки поднос.
- Простите мне мое невежество, миледи, но я не видел здесь ни полей, ни виноградников. Видимо, просто не успел, да? – эльфийка не рассердилась на его жест, только улыбнулась, взглянув гондорцу в лицо одновременно таким детски чистым и бесконечно мудрым взглядом, что того до нутра пробрало стыдом за недавние мысли. А она продолжала складывать яблоки, которые с глуховатым звоном ложились на поднос.
- Вероятно, не успели, адан, ведь вы прибыли в Дом Владыки совсем недавно, - они передвинулись к большим плетеным корзинам, источающим аромат сладкий и сильный, будто солнечные лучи ударили прямо в лицо. Зеленый виноград переливался в тонких пальцах эльфийки тяжелыми гроздьями драгоценного полупрозрачного нефрита. – У нас есть и поля, и сады, и виноградники, но они скрыты от глаз чужеземцев. Мы возделываем землю, как это делают малые народы, - лицо Боромира чуть дернулось, - только немного иначе, - как, по-видимому, объяснять эльфийка не собиралась. С подносом в руках Боромир прошел за ней к бочкам, и заинтересованно втянул воздух носом, когда в пустой серебряный кувшин сложнейшей чеканки ударила темно-красная струя.
- Такого букета не встретишь и в винных погребах моего отца, - с уважением заметил Боромир. Эльфийка рассмеялась – точно хрустальные бусины рассыпала.
- Эльдар не нуждаются в дурмане, даруемом вином, но любят его вкус, и то, как славно спорится под него беседа, - Боромир уже только было собрался предложить побеседовать, но эльфийка, улыбнувшись напоследок, невесомо взяла из его рук весьма увесистый поднос, и направилась к выходу из кладовой. – Если желаете, можете отведать, адан.
- Постойте, миледи! – осененный внезапной мыслью, окликнул ее Боромир. – Варят ли эльфы эль?
- Эль? – прелестное личико осветилось короткой задумчивостью. – Да, мы готовим этот напиток из солода и трав. Для тех, кто предпочитает его вину. Если желаете, здесь есть и он, - головка на точёной шее повернулась в сторону, противоположную винной стене – там, так же горизонтально сложенные, были еще бочки.
- Безмерно благодарен вам, миледи, - он поклонился эльфийке, краем глаза видя на изящном столике ряд больших кружек, явно предназначенных для эля. Как же он раньше-то их не заметил? – голубая накидка истаяла в сумерках коридора, а Боромир только было положил руку на рычаг, выпускающий эль, как вдруг услыхал шум – кто-то двигался к кладовой, и это точно был не эльф. Слишком шумен.
Гондорец выпрямился, поставил кружку на подставку рядом. Ему совсем не улыбалось делить свое одиночество и эль, даже пусть и эльфийский, с кем бы то ни было. Недовольство и раздражение никуда не делись, и сейчас всколыхнулись вновь. Гневаться же без причины, выплескивать раздражение – недостойно воина, но Боромир знал, что увы, не безгрешен.


*Владимир Высоцкий - Дорожный дневник, ч.I

Отредактировано Boromir (2017-07-18 05:14:30)

+1

3

Тревожный треск заставил гнома убрать ногу с ненадежной балки, которая, того и гляди, сейчас развалиться на части. Встрепенувшись, Гимли поспешно спустился вниз, заключив, что непрактичная конструкция, возведенная «умелыми» эльфийскими мастерами не способна выдержать веса одного взрослого гнома. Впрочем, рядом тут как тут оказался очередной эльф, пролепетавший что-то о том, что не стоит взбираться на беседку. Отчитав гостя, он вновь скрылся средь пышных садов, словно он исполнял роль невидимого стража, призванного следить за скучающими гостями, которых любезно пригласил к себе в Обитель Элронд Полуэльф. Гимли, что удивительно, лишь недовольно фыркнул, придержав до поры до времени своё мнение. Докучавший эльф сейчас интересовал его меньше всего.
— Мне не нужна помощь, я хотел осмотреться, - оправдался гном, слова которого, впрочем, остались без внимания.
Даже Гимли не отрицал всю обворожительность местной природы и, честно признаться, он испытывал неподдельный интерес к здешним архитектурным достижениям эльфийского народа, о чем он открыто мог заявить местным жителям, несмотря на неприязнь, которую он испытывал непосредственно к самому народу. Сказать, что отношения между гномами и эльфами сейчас натянуты - значит ничего не сказать, но, так или иначе, оба народа проявляют благородную терпимость друг к другу, особенно в такие мрачные времена, как сейчас. Цели прибывших гномов были весьма прозрачны, они не плели никаких интриг и, признаться, прибыли в эльфийскую обитель не только с новостями, но и с намерениями получить от владыки Элронда мудрый совет, который поможет Эребору в грядущей войне. Однако всё оказалось ещё сложнее, чем могло показаться на первый взгляд. Гимли до сих пор мысленно рассуждал о решениях, принятых на недавнем совете, касающимся не только Кольца, на котором сын Глоина не заострял особого внимания. Однако нельзя сказать, что он не осознавал всю его мощь и не предполагал, что может произойти, если Мудрые допустят ошибку. Однако это их прерогатива, но никак не воина, прибывшего из Эребора вместе с отцом в Ривенделл по приказу короля Даина Железностопа. Тем не менее, Гимли ответственно отнесся к решению совета, и он готов сделать всё, что от него потребуется. Но не сейчас. И не завтра. И не послезавтра. Элронд принял решение, согласно которому поход начнется только через неделю, или что-то вроде того. Гимли уже и забыл точную дату, но он не сомневался, что когда придет час, ему об этом обязательно напомнят. А пока приходилось коротать деньки в прекрасной, но, увы, унылой эльфийской обители. Гимли не из тех, кто долго сидит на одном месте. Как и любой гном, он приучен к изнурительному труду и яростным сражениям, а уж с последними тут точно проблемы. Даже посостязаться не с кем. Правда, недавно Гимли нашел себе подходящего собеседника – гондорского капитана, с которым удалось перекинуться парой слов. Настоящий солдат, умелый боец, к которому гном проникся симпатией. Гимли обрадовался, когда узнал, что он составит ему компанию в предстоящем походе.
Вскоре гном избавился от тревожных мыслей. Теперь его внимание приковали сладостные ароматы, тянувшиеся из эльфийских кухонь, расположившихся где-то неподалеку. Он вернулся извилистой тропой к высоким стенам, приметив неподалеку лестницу, ведущую куда-то в верхние помещения. Эльфы всегда недооценивали гномье чутье, а зря.
Что касалось гостеприимства, то в этом отношении гномы и эльфы были схожи. Первые любили пышные трапезы, с хмельными напитками и аппетитными вырезками на столе, а вторые же, по мнению Гимли, ставили на стол более скромные, но не менее изысканные блюда, которыми, правда, нужно постараться, чтобы набить желудок. Гномы уважали плотные завтраки и не менее плотные обеды и ужины, и это известно каждому жителю Средиземья. Однако, при необходимости этот гордый народ может и затянуть пояса, например в длительном походе, проявляя небывалую стойкость к тяготам и лишениям.
Через минуту-другую Гимли очутился в уютной кладовой, заприметив у стойки статного и широкоплечего мужчину, в котором он сразу узнал Боромира. «Вот так встреча», - подумал сын Глоина.
— Рад видеть, - прозвучал грубый, но добродушный голос гнома, — Прошу прощения, что явился без приглашения, - добавил он, обратившись то ли к гондорцу, то ли к хозяевам кухни.
Он нерешительно зашагал в сторону знакомого мужчины, а эльфийка, обнаружив в своей кладовой гнома, незамедлительно подскочила к нему в своей изящной эльфийской манере, угостив ненасытного гостя кусочком изысканного пирога. Кивнув в знак благодарности, он продолжил свой путь, остановившись подле Боромира.
— Это то, о чем я думаю? – с удивлением спросил гном, взглянув на кружку, до краев наполненную пенным напитком, — А можно и мне пинту?
Как только дело коснулось эля, Гимли внезапно оживился.  Ловко обступив статного витязя и, наконец, протиснувшись к бочонку, он искусным движением потянул рычажок, наполняя свою кружку.
— Эльфы, безусловно, мастера, но, уважаемый друг, вряд ли вам доводилось хоть разок пригубить наш прекрасный эреборский напиток, секрет которого наш народ хранит в строжайшей тайне. Признаться, и в Дейле водятся достойные сорта эля, о которых, быть может, вы слышали.
Он уселся на небольшой табурет, тщетно стараясь удержать тарелку с пирогом и кружку эля в одной руке, и нащупывая в своих карманах кисет с табаком.
— Вы ведь не будете против, если я составлю вам компанию? – поспешил добавить гном, уставившись на товарища с грустным выражением лица.

Отредактировано Gimli (2017-07-28 08:38:10)

+1

4

Впрочем, все равно, - пальцы снова обхватили ручку кружки, и светлый, весьма светлый даже в полумраке кладовой эль ударил в ее дно. Боромир принюхался недоверчиво – пахло-то совершенно непривычно. Эльфийка сказала, дескать, «из солода и трав», но не так же, чтобы эль взаправду пахнул свежескошенной травой, верно? – он обернулся на знакомый низкий голос. Гном, надо же, - не успевший отойти от бочки Боромир машинально приветствовал его поднятой кружкой. Молча. Вот уж воистину, верно слухи говорят о небывалых способностях гномов чуять как руду и драгоценные камни, так и эль.
- По меньшей мере, элем мне это отрекомендовали, - мрачно отозвался Боромир на вопрос, глядя на увесистый такой кус пирога на тарелке, которую гном держал в руках. В кладовой объявилась новая эльфийка, волосы этой были уже светлыми, а накидка – светло-зеленой, но оделять пирогом человека она как-то не поспешила. Просто появилась будто из ниоткуда, и исчезла.
Ладно, он запомнил, где тот пирог лежит.
Трапеза, в конце концов, была уже давно.
И эль под закуску пойдет лучше, - Боромир посторонился, пропуская гнома, что катящимся с горы валуном нацелился к бочке, и поднес свою кружку к губам. Глотнул, и поморщился, вытирая усы.
- Не знаю, чего уже там варят у вас, уважаемый Гимли, но гондорский эль, сваренный на воде ручьев Белых Гор, не в пример лучше этого, - а вот поди ж ты, эльфы же, мастера, искусники, а такую, в сущности, простую и вкусную штуку, как эль, сварить не сумели. То, что Боромир попробовал, было чем-то легким, похожим на игристое вино, с привкусом фруктов и цветов, но уж точно не тем крепким, душистым, ядреным напитком, к которому он привык на родине.
- Не уверен, что вы засидитесь, попробовав это, - пожал плечами гондорец, делая еще глоток. Второй показался не таким странным, но все равно, ощущение, что пьешь нечто с привкусом женских духов, осталось. Остановившись на полпути до пирога, он оценивающе обернулся на бочки.
- Или это мне с сортом не повезло? – вполголоса пробормотал Боромир, глядя на резные пометки на крышке каждой из бочек. Сами руны были ему знакомы, сочетания же – нет.
- Придется, похоже, попробовать все, - к остаткам пирога добавился кусок копченого мяса, судя по запаху и виду – оленина. Интересно, эльфы на оленей охотятся, или те сами к ним из леса выходят? – Боромир сел напротив гнома, раскуривающего трубку. Сам гондорец не курил, и обычай этот был мало известен как в Белом Городе, так и во всей стране.
- Верно говорите, вашего эля мне пробовать не доводилось, но и вы нашего, думаю, также не пробовали, - разламывая пирог, сказал Боромир, приглядываясь к гномову элю. Кажется, даже цвет пены различался. – Из нижней бочки наливали? Я – из верхней. Не рекомендую, - третий глоток примирения с элем не принес. Встав, Боромир подошел к краю балкона, и выплеснул содержимое кружки в свивающуюся внизу воду.

+1

5

Гном расплылся в довольной улыбке. По-видимому, Боромир отнесся к незваному гостю отнюдь не враждебно. В любом случае, чтобы выпихнуть Гимли из кладовой, потребуется явно не один гондорец.
Он сделал жадный глоток в надежде утолить в первую очередь жажду, а уж потом распробовать напиток.
— Пить можно,  – вынес он короткий вердикт, — Не засиделся бы, уж наверное. Но выбор у нас с вами не богатый, так что придется довольствоваться тем, что есть.
Гимли раскурил трубку и принялся пускать клубы дыма, оставив причудливый эль и не менее причудливый пирог в стороне на деревянной стойке. Он с удивлением наблюдал за реакцией привередливого гондорца, который, похоже, не желал мириться с необычайным привкусом эльфийского эля.
— Быть может, действительно не повезло, - согласился Гимли, — Этот ничего, признаться, сносный, - добавил он и сделал очередной глоток, словно сомневался в собственном утверждении. Он как следует  распробовал содержимое кружки, а затем изобразил недовольную гримасу, под стать суровому выражению своего товарища.
Свое недовольство, впрочем, Гимли поспешил не высказывать гостеприимным хозяевам кухни, это было бы, по меньшей мере, откровенно невежливо, даже для такого прямолинейного гостя, как Гимли. По правде говоря, хотя бы пирог не разочаровал искушенного гнома. Однако интерес к хмельным напиткам, что у Гимли, что у Боромира, так просто не улетучился. Взоры экспертов по части эля устремились на ряд бочонков, выстроившихся прямо перед ними.
— Из нижней. - коротко подтвердил Гимли. — Верно, не доводилось. Но, может, вы меня как-нибудь угостите, коль дорога приведёт меня в Белый Город. В свою очередь, подарю вам бочонок эреборского, как будете в моих краях.
Гимли аккуратно отодвинул свою кружку, не решившись следовать примеру Боромира, который расправился с неугодным напитком отнюдь не деликатно. Своенравные гондорцы, что с них взять.
— Так и быть, отведаем каждого по очереди. Вот только, боюсь, на ногах вы не устоите уже после пятой кружки, уважаемый. – Гимли по-доброму улыбнулся, в надежде раскочегарить колким высказыванием и без того вспыльчивого капитана. Люди, конечно, славились своей стойкостью, но куда им до гномов, в самом-то деле. Но Боромир, без сомнения, был крепким и выносливым воином, которой, по мнению Гимли, остановится на шестой-седьмой пинте, что, впрочем, не такой уж плохой результат.
Гном подхватил парочку чистых кружек, незамедлительно плеснув в них эля, на этот раз из другой бочки.
— Чувствуете? У этого аромат поприятнее будет, - он протянул товарищу кружку, а затем снова плюхнулся на табурет, не выпуская при этом из зубов свою курительную трубку.

Отредактировано Gimli (2017-07-28 08:37:53)

+1

6

- Вот и порешили, - немного рассеянно отозвался Боромир, прикидывая, откуда же теперь налить. Ни хваленого этим гномом эреборского, ни родного, гондорского, естественно – одно эльфийское, теперь можно не стесняться сказать – пойло. Руны, проклятые эльфийские руны, путались перед глазами своими хвостами и петлями. Отсюда он наливал, из верхней же? – сунулся нюхнуть, но учуял только запах сырого дерева. Ладно. Если не верх, и не низ – остается середина.
- Чего? – обернулся гондорец, шевельнув ноздрями. – С этого-то кваска? – все презрение, на какое был способен, вложил в последнее слово. Пить Боромир, сын Дэнетора, мог и умел, иным на зависть. Бывало, с десяток кружек минует, а он все на ногах, все громогласно, по-сержантски – по старой памяти, вестимо – призывает выпить с ним. Охотников находилось немного, ибо знали – превзойти Боромира, сына Дэнетора, в это деле непросто.
- Спорим на десять? – языки каминного пламени мягко блеснули на тонком потеке вдоль  запотевшего бока глиняной кружке, отразились в глазах. – А затем еще и пофехтуем, а? – опасной была такая провокация. Боромир уловил огонек в глубоко посаженных гномьих глазах. Пусть он знал себя, но меч-щит против двуручной секиры? – эх, серьезная и развеселая предстояла игра, да чего только не выдумаешь, чтобы кровь, ожиданием застывшую, разогнать!
- Ну, - из крана полилось густо, темно, вспухло кремовой пеной. Боромир осторожно понюхал, потянулся пригубить, но поймал лишь пену. Промокнул губами с усов, втянул, призадумался на миг, затем отпил как следует.
- О! а вот здесь рекомендую, - вот это был уже вкус – густой, с мягкой горчинкой, щекочущей язык, и ложащийся, словно кусок отменного, сочного, отлично изжаренного мяса. Пирог треснул коркой, уронив куски начинки – отличный эль требовал отличной же закуски, а пироги эльфы пекли, все-таки, великолепные.
Ишь, пузырьки будто снизу поднимаются, - Боромир отхлебнул еще, катая глоток по рту, осязая, буквально, вкус эля. Холодок разбежался по крови; гондорец протяжно, глубоко вдохнул холодный воздух кладовой, и подошел к резным перилам балкона. Кружка в руке чуть вздрогнула, когда она наклонился над темной, спиралью свивающейся водой.
- Вот на кой им эль-то сдался? И вино, - имея в виду эльфов, обернулся к гному. – Они ж не пьянеют, вроде как. Хотя тот, как его… Бильбо, старший из этих половинчиков, вроде рассказывал, как мирквудские стражи однажды набрались так, что уснули. Сколько ж это выжрать надо, - искренне подивился Боромир. – Эльфам.

+1

7

Уютная и безмятежная кладовая медленно, но верно превращалась в некое подобие оживленной таверны, в которой нескромно хозяйничали гном и человек. Эльфы, к слову, не спешили выдворять гостей из помещения. Чего точно не занимать местным жителям, так это терпения.
Как и следовало ожидать, безобидная провокация Гимли подтолкнула Боромира к очередному спору, которому гном несказанно обрадовался.
— Спорим! – живо согласился сын Глоина, поднимая кружку над головой, символизируя начало доброй попойки. — Пофехтуем? – удивленно переспросил гном, заерзав на табурете, — Достойный вы противник, капитан, вот только нежные эльфы пьяной потасовке не обрадуются. А как жаль. От хорошей драки я бы не отказался.
Дай гному волю, он рванет за секирой прежде, чем гондорец успеет опустошить кружку. Да и второй, к слову, явно не чурался драки, что не могло не вызвать у Гимли ещё большего уважения к собеседнику.
— Размяться бы не помешало, а то мы уж больно засиделись в гостях, не находите? Жду не дождусь, когда мы выступим. В бою от меня толку больше, чем на нудных собраниях, а уж в бою нам побывать придется, будьте уверены. – гном весело расхохотался, словно его охватило предвкушение предстоящей битвы. — Мудрые говорят, что мы проскочим мимо врагов незаметно, но я бы на это не надеялся. А вы что скажете, мой друг?
Гимли сделал недурный глоток, наполовину опустошив свою кружку, а затем надломил пирог, явно получая удовольствие от трапезы, прикрашенной относительно неплохим элем. На такое он и не надеялся.
— Это уже лучше, здесь я соглашусь, - ответил гном, бросив взгляд на другие бочонки, — Не последнее, что мы должны сегодня попробовать.
Пока гном с удовольствием расправлялся со своим куском пирога, Боромир рассуждал на отвлеченную тему. В кладовой царила уютная обстановка, а хозяева, то и дело, беспечно шастали то туда, то сюда, будто не замечали, что их запасы эля стремительно истощались благодаря усилиям сурового адана, которому составил компанию ненасытный гном.
Добив остатки эля, Гимли поспешил вмешаться, чтобы высказать свое мнение.
— Они не устают утверждать, что пьют его ради эстетического удовольствия, отнюдь не ради того, чтобы опьянеть. – гном усмехнулся. — Много ли им нужно выпить? Этим-то недотрогам? Да я выпью в два раза больше и буду трезвее, чем любой остроухий, и слов на ветер я не бросаю.
Он манерно ударил кулаком по деревянной подставке, проявив явное недовольство едва заслышав о стойкости эльдар к хмельным напиткам. Гнома, как известно, хлебом не корми, а только дай поспорить.
— От кого я только не слыхал эту чудную историю, -  Гимли снова залился смехом, — Заснули на посту! Никакой дисциплины. Вот представьте, капитан, если ваши бравые бойцы нажрались бы вина и уснули, да ещё и пленников из-под носа упустили! Ха-ха! – повеселившись, Гимли вновь поднялся на ноги и отправился в сторону бочонков.
— Эти, признаться, поприятнее мирквудских ребят будут, - гном постучал по бочонку, — Ещё?

Отредактировано Gimli (2017-07-28 08:37:34)

+1

8

Боромир усмехнулся – ну, иного он от гнома и не ожидал. Спор так спор – они сразу друг в друге общее почуяли, оба бойцы своих народов, оба – воины.
- Не знаю, уважаемый. Я эльфа еще ни разу пьяным не видел, но верить вам склонен,  – покосившись на снующих туда-сюда эльфов, вполголоса отозвался Боромир, и залпом допил остатки эля. Во рту осело приятным ореховым послевкусием, навеявшим мысли о просвеченных солнцем зарослях лещины с итильских равнин. Мимолетно нахмурившись при мыслях о родине – и сразу, вихрем же, черным комом, тревогах и беспокойствах о брате, отце, и Городе, Боромир подошел к следующей бочке.
- «Красный»… не могу разобрать. Впрочем, не имеет значения, - но в кружку ударила струя действительно красноватого, цвета жареной ореховой скорлупы эля. Боромир отставил свою наполненную кружку, и на гномово «ещё?» ответил утвердительным кивком.
- Давайте, - от красного эля пахло терпко и почти пряно. Гондорец отпил небольшой глоток, и удивленно вскинул брови.
- Будто и не эльфийское, - сделал еще глоток. Ничего общего с тем цветочным пойлом не было. Была пряность, был огонек, заставляющий пить еще и еще, было мягкое послевкусие и душистая пена, пахнущая… погодите, хвоей?
Это заставляло полностью пересмотреть свои взгляды на эльфийское искусство варки эля. Боромир сделал еще глоток, посмаковал, медленно втянул в себя.
- Что бы я с ними сделал… - речь-то шла о напившихся засранцах, даром, что эльфийских, но гном предлагал Боромиру представить напившимися своих бойцов. Гондорских. При мысли о таком принц расхохотался, да так, что очередная эльфийка встрепенулась в своем уголку с виноградом, и почти встревоженно посмотрела в сторону человека и гнома, что так расчудесно время проводили.
- Без штанов отправил бы в Мордор, - Боромир пожал плечами, не замечая, как при звуке имени Тёмной Страны колыхнулось пламя в камине, а стены на секунду тревожно загудели. – Простил бы, если бы выбрались, конечно. В Гондоре с дисциплиной строго, вплоть до казни за нарушение. Так что ребята крепко думают, прежде чем набраться, - только вот умудрялись набираться, даже на службе будучи – не все, но некоторые. Но эти некоторые и пьяными так отчаянно дрались, что рука не поднималась их разжаловать, а то и больше – выгнать. Без штанов и в Мордор, именно.
- Так что, история-то – правда? – сел он сейчас удачно, ближе к бочонкам. Ну, пододвинул стул. Так что наливать было сподручней. – Ваш же батюшка почтенный, вроде как, в этом деле побывал, так? Пьяные эльфы, бочки, - фыркнул Боромир в усы. – Чудны дела ваши гномьи, ей-Древу.

+1

9

Гном проворно метнулся к бочонку и наполнил кружку, а затем вернулся на своё место, с грустью взглянув на опустевшую тарелку, в которой не так давно находился аппетитный кусок пирога.
Трубка снова оказалась в зубах Гимли. Выпустив густой клуб дыма, он неспешно заговорил, решив вставить пару слов о Эреборе и гномьей дисциплине, коль тема разговора плавно перешла к военному делу, что, впрочем, было ожидаемо. Два известных в своих краях воина выбрали себе тему, в которой они были сведущи.
— Для любого гнома стоять на страже врат Эребора – честь. О подобных случаях в наших краях вы никогда не услышите, а вот в царстве Трандуила, полагаю, такое отнюдь не редкость. Чего и говорить, каждый искусный воин знает, что в бою важен трезвый рассудок, а уж на искусных воинов наш народ богат, и пока мы оттачиваем свои навыки, эльфы пьют вино и рассуждают на темы, которые не имеют значения.
Гном залился смехом, то ли от очередной насмешки в сторону остроухих, то ли от ударившего в голову хмельного напитка.
Он вытянул ноги и расслабленно облокотился на деревянную стойку, словно с удовольствием наслаждался безмятежной обстановкой, царившей в Последнем Приюте. Это были не прекрасные чертоги Эребора, с его просторными залами и обворожительными сооружениями, вызывающими трепет, но не менее величественный и дивный Ривенделл располагал к душевной попойке отнюдь не меньше.
— Правда ли? – возмутился Гимли, поперхнувшись элем, — Конечно, правда!
Обнаружив, что кружка в очередной раз опустела, гном поднялся на ноги, чтобы размяться и заодно сходить за добавкой. Оказавшись у бочонков, он начал пристально рассматривать эльфийские руны, выгравированные на деревянной поверхности.
— Вы правы. Мой отец был одним из тех, кто участвовал в походе. Им удалось обхитрить эльфов и уплыть по реке на бочках, пока перебравшие вина стражники короля Трандуила преспокойно себе спали. – он сделал ещё один глоток. — Об этих приключениях вам лучше расспросить достопочтенного мистера Бэггинса, если вам ещё не довелось побывать в каминном зале, где он нередко рассказывает свои истории. Я бы сам не отказался ещё раз послушать.
Гимли мгновенно расправился с очередной порцией эля, опустошая жадными глотками увесистую кружку. Гномы пили своеобразным образом, спешно и много, при этом пьянели они довольно медленно. Боромир, правда, тоже не отставал, однако Гимли до сих пор не покидало чувство уверенности в собственной правоте: гном выпьет больше, чем человек.
— Ну что, вам хватит, друг мой? – ехидно спросил сын Глоина, показательно стукнув пустой кружкой по деревянной стойке. Очевидно, это была очередная провокация. — Поведайте лучше, как вы сюда добрались, ведь путь от Белого Города до Имладриса занял бы месяцы, если я не ошибаюсь. Вы, похоже, не только знатный воин, но и опытный путешественник. Не каждый осилит столь длинный путь.

Отредактировано Gimli (2017-07-28 08:37:19)

+1

10

Посмеиваясь, гондорец смотрел на гнома, которого эльфы, похоже, точно так же не впечатляли, как и его. Не испытывал он к этим остроухим, с их бесконечно мудрыми, вечными глазами, особого пиетета. Ну и что, что большинство из них, даже та рыженькая служанка, прожили двадцать раз по два боромировых жизней? – его это не волновало. Он, потомок Воронвэ, живет здесь и сейчас, своей жизнью, в которой есть место всему – и невзгодам, и радостям. Даже таким вот небольшим, как эта попойка, к примеру, - он стукнул опустевшей кружкой о столешницу, прижал руку ко рту. Эль  обновил свое послевкусие легкой отрыжкой. Отлично. Продолжаем.
- Да, господин половинчик уделал остр… гм, эльфов, со всем блеском. Прошу прощения, если показалось, что я усомнился в ваших словах. Но идти в Каминный Зал у меня охоты нет, признаюсь. Здесь гораздо лучше, - «и историй найдется, и эльфов меньше шастает». Они, эльфы то бишь, уже не заглядывали в кладовую – видать, сообразили, что человек и гном их обществу не слишком рады.
Но, кажется, у них кончилась закуска? – Боромир поднялся, скрипнул рычажком бочки того «красного», пинту которого осушил только что. И так, с наполненной кружкой, пошел в угол с припасами. Копченое мясо уже ушло, как и пирог, а употреблять к элю (особенно, такому!) виноград или яблоки… ну, они ж тут не эльфы. Пригнувшись, и потягивая эль, он высматривал на полках что-нибудь подходящее. Второго пирога не нашлось, но обнаружился еще один кусок копченой оленины, даже увесистей, чем предыдущий. Прихватив также каравай хлеба (вот с этим у эльфов было отменно, конечно), Боромир вернулся к товарищу. Проклятье, гном вполне заслуживал такого обращения. Понимают они друг друга отлично, - поставив на стол добычу, гондорец заглянул в свою кружку, а потом поверх нее глянул на Гимли, искоса эдак.
- Чего? – и захохотал. Не-ет, Боромиру, сыну Дэнетора, три кружки даже такого эля были как мумаку – детская стрела. О, интересно, а гном встречал мумаков? Надо будет ему о них рассказать, - сделал Боромир в памяти зарубку, наполняя кружку из новой бочки. Здесь эль был золотистым, как мед, и пахнул похоже, но на вкус оказался крепким, с выраженным вкусом обжаренного ячменя.
- Месяцы он и занял, уважаемый Гимли, - подтянув ближе табуретку, Боромир устроил на ней ноги, а сам откинулся на резную спинку стула. – Сто и еще десять дней, - раздельно произнес, глядя перед собой, видя раскаленный полдень Кервета (июля), со звоном сверчков в высокой траве, и тяжелый перестук конских копыт.
- Я же не знал, куда направляюсь. И никто не знал, куда, - усмехнулся. – Карт, объясняющих дорогу до Имладриса, у меня не было. Когда я добрался до Эдораса, что в Рохане, то мне не помогли и там. Хотя леди Эовин была весьма любезна, - тень скользнула по лицу гондорца при воспоминании о Деве Рохана. Все такой же – неприступной и желанной, как когда-то. Он был удивлен, и почти оскорблен, увидев ее на Совете Элронда – как так, он столько блуждал, так долго и тяжело добирался до Имладриса, а встретил ее вновь именно здесь, и она оказалась здесь раньше него. Судьба причудлива.
«Wyrd bið ful āræd»*, - хмурясь, Боромир отпил еще эля. Пена была бледно-золотой, волнистой, будто волосы Эовин.
- Затем я двинулся по землям Дунланда на северо-запад, держась тракта, - дунландцы. Дикий, непокорный, ненавидящий своих соседей народ – что рохиррим, что Гондор. – Не скажу, что в пути пришлось скучать, особенно, после того, как на старом броде в Тарбаде я потерял своего коня, - Боромир пошевелил носком сапога. – А затем шел пешком. Главное – на север, - дни этого непростого пути пронеслись перед глазами, воскресли в памяти. Ночевки в лесу, в чистом поле, охота – Боромир был опытным путешественником, но отсутствие верного направления подтачивало даже его выдержку. Если бы не случайная удача – встреча с людьми из поселения на севере, кажется, оно называлось Бри, все могло бы сложиться гораздо хуже. Но – так или иначе, на своих двоих он дошел до Ривенделла почти половину пути. И сейчас был готов пройти еще вдвое больше, лишь бы не сидеть на месте.
- За грядущий поход, уважаемый гном. Да осенит нас удача! – кружка опустела. Внимательным, оч-чень внимательным взглядом гондорец окинул бочонки.
- О. Тебя я еще не пробовал, - новый сорт эля снова пахнул обжаренным ячменем, сладко, но не чересчур. На вкус оказался довольно-таки простым, но приятным – с ноткой, если Боромир не ошибался, мускатного ореха.


*Судьба правит всем

Отредактировано Boromir (2017-07-18 11:05:59)

+1

11

— Не могу не согласиться, здесь и вправду уютнее. – Гимли поднял кружку. — И заняться здесь есть чем, - он махнул рукой в сторону бочонков, — Не знаю, как вы, а я вскрою каждый, уж поверьте. Посмотрим, способны ли эльфы нас удивить.
До поры до времени в Каминный Зал решено было не соваться, по крайней мере, пока бочонки с элем не опустеют. Впрочем, что-то Гимли подсказывало, что это дело не займет много времени. Может, послушать сегодня хоббичьи истории всё-таки удастся, коль гондорец будет в состоянии передвигаться самостоятельно. Насчет себя Гимли был более чем уверен. Либо гномы действительно стойки к хмельному, либо просто самоуверенны. Так или иначе, скоро Боромир это узнает.
Гимли поспешил освободить стол, сдвинув пустые кружки в сторону. Гондорец сумел добыть закуску, и весьма вовремя. Подозрительный взгляд гнома тут же пал на кусок оленины.
— Не знал, что местные эльфы охотятся. Я-то думал, что они питаются яблоками да любовью к родине. – иронично отозвался Гимли, преломив эльфийский хлеб, мягкий и ароматный, который выглядел намного аппетитнее и сытнее скромных галет, которые готовят гномы у себя на родине. — Ну, хоть в этом они преуспели. Хотел бы я узнать рецепт, но, увы, остроухие скорее расстанутся с жизнью, чем поделятся им с гномом.
Вызов, так сказать, был принят. Боромир, что совсем неудивительно, взял добавки, а затем начал свою историю, к которой Гимли проявлял неподдельный интерес. Он время от времени возвращался к элю, а потом закусывал его хлебом, оставив оленину во власти гондорца. Гимли не мог поверить, что эльфийский народ умеет правильно коптить мясо. Охотники они, может быть, действительно неплохие, вот только мясные блюда на их столе были редкостью.
Путь от Гондора до Ривенделла занял, как и предполагал гном, не меньше сотни дней. Слишком опасный и длинный путь для того, кто раньше никогда в этих краях не бывал. Гном не скрывал удивления, хоть и восхищался человеком, сумевшим отыскать путь к Забытому Приюту, что, на секундочку, удается отнюдь не всем странникам. Всем известно, что дорога во владения Элронда скрыта от чужих глаз.
— Любопытно,  - начал Гимли, — Человек, не знающий дорогу в Ривенделл, сумел отыскать её самостоятельно. Неудивительно, что ваш отец отправил именно вас, ибо другим, полагаю, это было бы не под силу. – гном развел руками. — Что вы, не хочу ставить под сомнение стойкость гондорских послов, но земли Эриадора таят в себе множество опасностей.
Гимли вновь поднял кружку над головой, сочтя слова Боромира хорошим тостом, за который стоит выпить. Одним глотком он добил очередную пинту, а затем повернулся к товарищу. Какая эта была кружка? Третья? Четвертая? Гимли уже, признаться, порядком сбился со счету. Тепло приятно разливалось по телу коренастого гнома, и вдруг он заметил, как постепенно теряет бдительность. То ли эльфы больше не шастали мимо кладовой, то ли гном их просто-напросто перестал замечать. Но трех-четырех кружек было явно мало, чтобы подкосить потомка Дурина.
Гимли опрометью бросился за гондорцем, за несколько шагов оказавшись возле увесистой бочки с хмельным напитком, которую двум товарищам ещё не довелось раскупорить.
— Идет оно, конечно, легко, но скрывать не стану, в голову оно дало. – сказал гном, имея в виду эльфийский напиток. — По вам-то, друг, и не скажешь, что вы опьянели. Значит, есть шанс, что устоите на ногах да меч удержите, если сразиться не передумали. – Гимли засмеялся. По взгляду гнома точно и не скажешь, шутил ли он или всерьез намеревался завязать драку.
— Так, когда мы выходим? – продолжил он предыдущую тему. — Идём вдевятером, как и было задумано? Жду, не дождусь, когда мы выступим. Лучше в пути да с секирой, чем в эльфийских садах. – гном недовольно фыркнул.

Отредактировано Gimli (2017-07-28 08:36:29)

+1

12

«И самому любопытно», - Боромир чуть нахмурился, снова вспоминая и переживая бесконечные блуждания по непроходимым лесам. На него устраивали засады дикари, несколько раз он был ранен – легко, слава Эру, а мечу его не приходилось скучать в ножнах. Дикие люди и дикие звери подстерегали его, упрямого, порой на одной только злости идущего туда – сам не знал, куда.
- «Wyrd bið ful āræd», - повторил он слова, недавно пришедшие на ум. – Так говорят в Рохане – «судьба правит всем», «судьба неумолима». Судьбе было угодно, чтобы я добрался до Имладриса, и так случилось. Мой младший брат, несомненно, нашел бы в этом куда больше скрытого смысла, но здесь все-таки я, а не он. Так что, станем считать, что мне просто повезло, - он замолчал, продолжая хмуриться. Кто знает, вдруг Фарамир оказался бы еще более удачлив, чем его старший брат. Фарамир, с его сверхъестественным чутьем, гибким разумом и верным луком? – но отец избрал Боромира, предпочтя его силу и преданность. И сын не подвел его, пускай и поскитался месяцы в глуши – вот он, здесь, в Имладрисе. Все видел, все узрел, все узнал. И – сидит на месте, даром, что пить с гномом оказалось вполне весело.
- «Когда мы выходим?» - саркастически повторил Боромир, настроение которого стремительно покатилось вниз, будто камешек с отвесного склона. Камешек был началом, и мог вызывать обвал – гондорец знал, каков может быть во хмелю. А его уже начало забирать, пускай внешне оно было и незаметно – гном прав.
- Хороший вопрос, уважаемый Гимли. Владыка Элронд, - Боромир говорил неторопливо, скатывая пальцами хлебный шарик. Широкая грудь под вышитым Древом вздымалась размеренно и медленно – он успокаивал себя, дабы не разразиться всем тем бешенством, что копилось в нем все эти недели, - Владыка Элронд ждет донесений от разведчиков, которые отправились на юг и юго-восток. Это касается Черных Всадников, и их передвижений, - на самом деле, Боромир даже трезвым считал, что, если уж с назгулами справился Следопыт, то ему, сыну Наместника, всю жизнь противостоявшему мордорской мерзости, это совершенно не составит труда. – Но я знаю, сколь быстроноги эльфы. К тому же, плутать им не приходится, и идти они могут день и ночь, - этими сведениями Боромир разжился уже во время пребывания в Имладрисе, и это стало еще одной причиной его недовольства задержкой.
- Разведчикам уже следовало бы вернуться. Что до числа – я не верю, что здесь что-то предрекается совпадением девять на девять – нас, дескать, столько же, сколько и назгулов, но у небольшого отряда куда больше шансов остаться незамеченными, а продвижение наше планируется тайным, - Боромир закинул хлебный шарик в рот, допил остатки эля. Тряхнув головой, прислушался к ощущениям – кровь клокотала в жилах, постукивала в виске, но то от неутоленной ярости, а не потому, что по ней – крови, то есть, гуляло пять пинт эля различных сортов. Пять?
В самом деле, пять.
- Пятая, к слову, - он звонко щелкнул ногтем по глиняному боку, и потянулся к рычагу бочонка. Сам-то сидел удобно, только успевай поворачиваться к бочкам – руки длинные, рост высокий, а вот гном зачем-то бегал, суетился.
- Поехали, - вот и шестая пинта, роняя пену, оказалась в его руке. Боромир уже не обращал внимания, откуда наливает. В голове кровь теперь уже не только постукивала, но уже и пошумливала.
- Сразиться? Не дождетесь, не передумал, уважаемый Гимли, - гондорец снова захохотал, так, что чеканные серебряные бокалы на полке близ бочек отозвались испуганным звоном. – И предлагаю заняться этим немедленно, только немного иначе, - тарелки мигом оказались сдвинуты в сторону, и Боромир расстегнул правый наруч, тисненый узором в виде серебряных крыльев, снял его, и засучил рукав.
- На руках, - отхлебнув из кружки, он поставил согнутую руку локтем на столешницу, и пристально уставился на Гимли.

Отредактировано Boromir (2017-07-18 19:28:24)

+1

13

Гимли усмехнулся.
— Вот что я вам скажу, друг, - заговорил подвыпивший гном, — Мы сами куем свою судьбу, и вы, - он жестом указал на своего товарища, — сами проложили путь в Ривенделл. Это не везение, кому как не вам знать об этом.
Собеседник Боромира явно любил поспорить, но делал это умело, всегда опирался на факты и уважал чужое мнение, хоть и готов был с поражающим упорством отстаивать свою точку зрению. Типичный гном, что и говорить.
— Что в бою, что в походе, такие, как мы с вами полагаются на опыт и собственную решимость, но не на судьбу. – Гимли улыбнулся. — Как говорится, нет проку от удачи, коль мечом владеть не умеешь.
Гном снова засмеялся. Пока гондорец терзал себя тревожными мыслями, о чем не сложно было догадаться по его изменившемуся тону и гримасе, то Гимли напротив – веселился и пил, как ни в чем не бывало. Ни для кого не секрет, что гномы легко переносят эмоциональные переживания, в отличие от тех же людей или эльфов. Неудивительно, ведь согласно преданиям, Аулэ создал гномов из камня, о чем неустанно любят напоминать эльфы. Это также стало поводом для их «остроумных» шуток.
— Остроухие любят, чтобы всё было символично и имело тайный смысл, который, по их высокомерному мнению, никто кроме них познать не способен.
Гимли недовольно фыркнул. Он считал, что число спутников Хранителя было выбрано не случайно, и ещё от двух-трех добротных воинов скрытность отряда отнюдь не пострадает. Если бы мудрецы прислушались к Гимли, то в поход наверняка отправилась бы ещё парочка гномов из свиты Глоина, но кого в Ривенделле волнует его мнение? Мало кого. Говоря откровенно, это весьма неприятное чувство, которое, наверное, не покинет гордого гнома, пока он не оставит эльфийскую обитель.
— Планируют, - повторил за гондорцем Гимли, — слишком много уверенности от тех, кто останется за этими стенами, пока нам предстоит преодолеть путь, полный опасностей. Нам нужны воины, капитан.
Гном, очевидно, намекал на полуросликов, которых, к слову, в отряде будет, по меньшей мере, четверо, насколько он помнил. Нет, про хоббитов Гимли плохого слова не скажет. Более того, он беспокоился за их безопасность. Те двое, товарищи Фродо и его садовника, явно не походили на мистера Бильбо, известного своими подвигами во время похода к Одинокой Горе. Можно считать, что у Гимли были достаточно весомые аргументы, чтобы сомневаться в разумности решения, которое принял совет в отношении состава Хранителей Кольца.
— Значит, нам с вами придется быть вдвое бдительнее.
Кружка вновь опустела. За разговорами эль уходил незаметно, несмотря на то, что это был эльфийский эль, не все сорта которого гондорец и гном пили с удовольствием. 
— Наливайте, капитан.
Шестая пинта шла медленнее, размереннее, но уже без закуски. Гном прикладывался к кружке заметно реже, чуть-чуть отхлебывая и вновь возвращаясь к трубке, которую он периодически забивал новой порцией табака.
— Вы, как я погляжу, табак не жалуете? А зря. – гном покачал головой. — Хоббиты называют его трубочным зельем. «Старый Тоби», «Лист Долгой Долины» - лучшие сорта во всем Средиземье, с этим даже гномы не спорят. Полурослики знают толк в табаке.
Подвыпивший Боромир, правда, решил перейти от разговоров к делу, уважив своего товарища, преисполненного желанием помериться силой. Вот только выбрал он для этого способ, который не требовал стали, на что Гимли кивнул и хлопнул в ладоши, а затем стянул с правой руки потертую перчатку.
— Да вы, друг мой, видать не слыхали о гномьей силе!
Мускулистая рука гнома упала на столешницу, сцепившись с рукой могучего гондорца. Силовое противостояние началось столь внезапно, что будь здесь эльфы, они с трепетом попытались бы разнять пьяных гостей. Но было поздно. Гимли приложил усилия и постарался завалить широкоплечего капитана, вот только тот, судя по всему, просто так не отступит.

Отредактировано Gimli (2017-07-28 08:36:15)

+1

14

- Я и гномов-то почти не встречал, - засмеялся Боромир, глядя на короткую – полторы его, но такую же широкую в ладони и мощную в предплечье и плече гномью руку. Короткую, вот в чем дело – Гимли изначально был в более удобных условиях, нежели высокий и длиннорукий гондорец. Проще говоря, угол наклона руки Боромира был больше, и оттого менее устойчивым.
Ладони человека и гнома столкнулись с негромким звуком. Взгляды скрестились – уступать не собирался никто, и поначалу Боромиру казалось, что сдвинуть он пытается камень – да, короткая рука гному в деле рукоборства очень помогала. Но и людей Гондора тоже не лыком шили, - работая не рукой, но корпусом, Боромир очень скоро сгладил свой здесь недостаток – высокий рост. Угол наклона? – ха, вроде бы прежний. Голову не наклонял – только зыркал свирепо на соперника, чья рука трещала в мертвой хватке. Стоп, или это собственная рука?  Да плевать. Кровь, подогретая эльфийским элем (не самым скверным, как вышло), взбурлила – гондорец, издав короткий рык, послал могучее усилие в руку; мышцы вздулись, а затем стол ушел из-под локтей обоих, взорвавшись щепками.
- Да чтоб тебя!.. – Боромир едва не рухнул навстречу гному, чуть было лбом с ним не столкнувшись, но вовремя двинул свободной рукой, для равновесия. Впрочем, не помогло – со своего стула он все-таки сверзился, и теперь пытался подняться, скрючившись от смеха. Стены кладовой гудели от эха, взбудораженные языки каминного пламени плясали отсветами по ним, поверх хаоса, учиненного человеком и гномом. Сил подняться не было – гондорец, хохоча в полный голос, привалился спиной к скамье, стоящей у рядов бочек с элем.
- Миледи… мои извинения, - сквозь смех еле выговорил Боромир, отодвигая ногу, чтобы невесть откуда появившейся эльфийке не пришло переступать через нее. Взволнованно и встревоженно хлопая глазами, эльфийская барышня принялась наводить порядок, собирая объедки и осколки, что-то приговаривая на своем языке. Вряд ли бранилась – слишком хорошенькая была на мордашку, таких брань не красит.
- Не составите ли нам компанию, сударыня? – речь вроде бы пока оставалась четкой, но Боромир понимал – если поднимется сейчас, то соберет все углы, пока не наладит равновесие. Так что пока лучше высоту не набирать, - кое-как привстав, он тяжело опустился на скамью, на которую до этого опирался спиной. Поискал глазами кружку, не нашел – отлетела же в сторону, разбившись. И – делать нечего! – привстал, потянувшись за новой, столкнувшись рукой с эльфийкой.
- О, признателен, госпожа, - поблагодарил гондорец, за что был вознагражден все тем же тревожным взглядом темно-серых глаз, в которых читался несердитый упрек. Эльфийка что-то прострекотала, а затем, к вящему огорчению Боромира, испарилась.
- Ну так что, уважаемый Гимли, - смех так и норовил прорваться вновь, - найдем другой стол, или сойдемся на ничьей? И выпьем за дружбу двух народов, а? – снова клацнул рычажок, холодный эль полился в кружку. Все стало совсем недурственно. А если и барышня решит вернуться, и присоединиться к ним, то станет еще лучше.

+1

15

— Немного же вы знаете о гномах. – ответил Гимли, между тем не желая оставлять попыток забороть крепкого гондорца. Возможности размяться обрадовались оба воина, вот только эльфы их радость явно не разделяли. За спиной Боромира мельком проскочила взволнованная эльфийка, на которую Гимли не удосужился даже обратить свой взор, уж больно он был сосредоточен на своем оппоненте, которого так тщетно пытался побороть. Изнурительная работа в эреборских кузнях и не менее изнурительные военные походы, в которых доводилось участвовать Гимли, сделали из него крепкого и сильного гнома. Да вот только Боромир, судя по всему, тоже был непрост. Очевидно, что гондорский капитан больше времени уделял тренировкам, нежели чтению древних книг, которых в библиотеках Минас-Тирита наверняка предостаточно. Если бы Боромир больше читал, то наверняка бы знал, что представители этого коренастого народа обладали недюжей силой и высокой выносливостью, и что вступать с ними в противоборство – не самая лучшая идея.
— Побороть старшего сына наместника Гондора,  – подначивал гном, -  хорошая выйдет байка!
Но, к сожалению, не суждено было Гимли выйти из этого противостояния победителем, да и проигравшим, к слову, тоже, ибо хлипкий стол рухнул прежде, чем товарищи успели решить силовой спор.
— Оу, ох.
Лишившись опоры, подвыпивший гном откатился в сторону, стукнувшись головой о деревянную стойку. Подниматься он не спешил.
— Чтоб этим эльфам провалиться! – выругался Гимли. — За что ни возьмись – всё ломается. Грош цена таким мастерам!
Пока гондорец вежливо извинялся, гном только ворчал и ругался, стряхивая с себя щепки и медленно поднимаясь на ноги. Восстановив равновесие, пьяный гном злобно зарычал, пока не заметил улыбку на лице гондорца. Гнев тут же сменился беззаботным смехом.
— Ладно, - заговорил Гимли, стараясь подавить хохот, — Хватит с нас. Давайте лучше выпьем.
Эль снова ударил в кружку. «Седьмая пинта», - заметил гном.
— Ваше здоровье. – он поднял новенькую, наполненную холодным напитком кружку, а затем сделал большой глоток, тем самым поставив точку в споре. Ничья, так ничья.
Он плюхнулся обратно на табурет и уставился на товарища в ожидании новых предложений как скоротать время. Могло показаться, что бороться Гимли больше не желал, то ли от того, что больно стукнулся головой, то ли от осознания мысли, что бороться с гондорцем не так легко, как показалось на первый взгляд.
Гимли осмотрел кладовую: вокруг были пустые кружки, осколки, раскупоренные бочонки и полупустые тарелки из-под угощений, предназначавшихся, судя по всему, не только для гнома и человека, укрывшихся в кладовой, но и для прочих гостей. Где-то неподалеку эльфы сервировали стол, но гнома, похоже, это мало волновало. В одной руке у него по-прежнему была трубка, а в другой – кружка, доверху наполненная элем, и покидать кладовую он явно не спешил.
— Как-нибудь ещё сразимся. – гном потер шишку, а затем изобразил недовольную гримасу.

Отредактировано Gimli (2017-07-22 08:25:34)

+1

16

Ну, не поломать мебель во время попойки – это ж считай, что и не сидели даже. Боромир потянулся вперед, бока кружек с негромким стуком столкнулись.
- Взаимно, уважаемый, - эль снова оказался с каким-то непонятным, но приятным привкусом. Посмаковав глоток, гондорец заглянул в кружку – в ней снова плескалось что-то красноватое. Но, в отличие от того красного эля, здесь чувствовался крепкий запах корицы. Не самый скверный вариант, впрочем, - внезапно Боромир отчаянно заскучал по гондорскому белому элю, с его букетом богатым, спокойным, и глубоким, будто воды Андуина. Брови резко сошлись на переносице, гондорец сильно выдохнул, скрежетнув зубами.
Какого орочьего дерьма он здесь делает?!.
Разговоры. Только разговоры. Бесплодная, пустая болтовня о грядущем походе, бесконечные обсуждения и только. До сих пор не было выработано единого плана, по которому названные Братством Кольца должны двигаться. На всех совещаниях Боромир настаивал, что надо идти через Гриву Рохана в Минас-Тирит, что именно там, с объединенными силами двух королевств, им удастся безопасно сопроводить Кольцо до цели… Говорил так, и старался сквозить взглядом мимо леди Эовин. Благо, она не столь давно отбыла в Эдорас. К нему не прислушивались. Владыка Элронд советовал «смотреть по ситуации», и все ссылался на отсутствие донесений от разведки. От остальных тоже не было толку, - пальцы стиснули глиняную ручку уже опустевшей кружки. Не глядя, Боромир молча ударил по рычажку, снова наливая эля. Хотя бы в нем утопить тревогу, что снедала день за днем. Больше трех месяцев добираться до цели, и зачем? – чтобы еще неделями сидеть на заднице, образно выражаясь, и ждать у моря погоды. Он перевел взгляд на Гимли, пыхающего трубкой. Вот кто его понимал. Вот кто точно так же застоялся в бездействии, будто боевой конь без прогона.
Хотя… ладно, боевой пони, - лицо гондорца чуть просветлело, он тряхнул головой, отмечая, что углы кладовой начинают немного плыть, и мрачновато усмехнулся.
- За это «как-нибудь», - и поднял кружку, затем из нее отхлебнув. «Сразиться», - при мысли о даже тренировочном поединке кровь начинала бежать быстрее. Ежедневные воинские упражнения не приносили достаточного удовлетворения – а упражнялся гондорец помногу. Присоединяться же к нему для поединка никто особо не спешил – эльфы были заняты своими делами, а с членами отряда он виделся нечасто. Случалось несколько раз, правда, развлечение, позволившее отвести душу – когда за его тренировкой подсмотрели младшие хоббиты, Мериадок и Перегрин. Ребята они оказались шустрые и понятливые, и Боромир охотно наставлял их в воинской науке, невольно вспоминая маленького Фарамира. Что поделать, скучал Боромир здесь не только по элю. А за младшего еще и сильно беспокоился.
Мимо промелькнула голубая накидка. О, давешняя эльфийка? – гондорец чуть приободрился, разглядывая струящиеся рыжие волосы. Это она или не она убирала результат их с уважаемым гномом рукоборства? – поморгал, пытаясь привести мысли в порядок. Разбегались, взбудораженные пузырьками эля, поди ж ты, - он вытянул шею, высматривая, чем же это там рыженькая занимается. Шевельнул носом, и посмотрел на гнома, увлеченно попыхивающего трубкой.
- У нас на Юге трубочного зелья не растят и не знают, - пожал плечами, вдруг вспомнив, что гном заговаривал с ним о табаке. – Употребляют его только заезжие гости, - «вроде всяких волшебников». – Да что тут говорить, в Гондоре о полуросликах и слыхом не слыхивали. Я впервые их только здесь и повстречал, - кстати, болтуны Мерри и Пиппин охотно рассказывали гондорцу о своей стране, не забывая дымить при этом, будто два сигнальных костра. И это они с хохотом и прибаутками как-то поведали ему о своей родственнице, чуть ли не ребенком отправившейся в то самое путешествие гномов к Одинокой Горе, и точно так же, как они нынче, учившейся владеть оружием. Мало Боромиру было диковинок в лице, собственно, хоббитов – но вот уж хоббичья женщина на него вообще неизгладимое впечатление произвела. Такая же рыженькая, к слову, как та эльфийка, которая вновь испарилась. Вот же – хоть эльфийка, но все-таки такая же женщина. Непостоянная, - гондорец вздохнул, поболтав элем в кружке, и делая еще глоток. Нормальный, добрый эль. И чего он его поначалу хаял? – оттенки и букеты всего выпитого-перепитого давным-давно смешались в голове.
- Так, ну, - вертикальная балка, за которую Боромир схватился, поднимаясь, затрещала под пальцами. – Предлагаю, уважаемый Гимли, немного проветриться, - кладовая поначалу плавно поплыла перед глазами, но затем выровнялась. Не иначе, добрый удар самому себе по скуле подсобил. Так, теперь шаг. Еще один. Вроде не качает… ну, или самую малость.
- А это прихватим с собой, - наклонившись к стене, Боромир с легкостью выдернул из ячейки небольшой, галлона на два с половиной, бочонок. Вскинул его на плечо, и кивком указал гному на ступеньки, идущие от балкончика кладовой вниз, к потоку. Вроде как, дальше они поднимались, и куда-то вели. Самое время разузнать, куда – ну и до ветру сходить, не без этого, разумеется. – Не станем мешать уважаемым хозяевам наводить здесь порядок, - посмеиваясь, он двинулся в сторону лестницы, которая переходила в мостик. Без перил, разумеется? – о, проклятые эльфы.

Отредактировано Boromir (2017-07-23 09:24:41)

+1

17

По мнению Гимли, это было не самое скучное времяпровождение. В любом случае, более интересного занятия в Ривенделле наверное и не найти. И чем только эльфы здесь занимаются? Им отпущена весьма долгая жизнь, а если не лезть под меч, то можно и вовсе прожить целую вечность. Болезни, к слову, тоже их не брали, что подталкивало подвыпившего гнома к выводу, что эльфам явно не хватает энтузиазма и изобретательности. Остроухие возводили внушительные твердыни, сажали пышные сады, шили изящные одеяния, вели летописи, но вот увлекательного досуга так и не придумали, опять же, по скромному мнению сына Глоина. Впрочем, стоит заметить, что и гондорский капитан отчасти разделял мнение Гимли, а может, он и вовсе полностью его поддерживал. В свою очередь справедливо напрашивался вопрос: а чем, собственно, таким интересным занимаются потомки Дурина, так яро критикующие перворожденных? Для того чтобы перечислить все занятия гномов не хватит и жизни. Людской жизни Боромира уж точно, а вот гномьей, возможно, хватит. Гномам было позволено пребывать в этом мире не так долго, как перворожденным, но заметно дольше, чем представителям людского рода. Правда, в Средиземье мало кто не слышал о людях с острова Нуменор, потомки которых и по сей день сохранили долголетие, свойственное великим королям древности. Однако Боромир, сын Дэнетора, как известно Гимли, не имел прямых родственных связей с нуменорцами. Но вряд ли капитан мечтал о эльфийском бессмертии или, на худой конец, о нуменорском долголетии. Гимли внимательно смотрел на Боромира и видел в нем гордого и пылкого человека, судьба которого представлялась ему более интересной, чем судьба любого из эльфов, время от времени шаставших мимо кладовой. Печь хлеб и играть на арфе, как полагает потомок Дурина, далеко не самые достойные занятия для бессмертных созданий. Прошли десятки лет, с тех пор как странствующий отряд Торина Дубощита во время своего похода к Одинокой Горе гостил в доме Элронда. Среди гномов, входивших в отряд Короля-под-Горой, был и Глоин, отец Гимли, который, вне всяких сомнений, много лет тому назад ужинал в этих самых стенах, а эль, по всей видимости, подносил всё тот же остроухий, который в это самое время сервировал внизу стол для гостей. «Вот уж интересная у него жизнь», - иронично заметил Гимли.
— Вы многое теряете, скажу я вам. – коротко ответствовал гном, когда тема трубочного зелья была затронута вновь. — Может, во время нашего похода вы ещё приноровитесь к трубке, кто знает. Полезная вещь в дороге, насекомых, например, отгоняет, вот только кисет имеет свойство пустеть время от времени. – гном пощупал наполовину пустой мешочек, не решившись в очередной раз забивать трубку. Эльфы тоже не жаловали табак, поэтому в здешних краях найти трубочное зелье можно только в карманах хоббитов или угрюмых северных следопытов, а значит, до поры до времени гному придется приберечь свой скудный запас.
Гимли еще раз приложился к кружке, опустив её только тогда, когда эля в ней уже не осталось. Он спрятал в карман трубку и взглянул на Боромира, который, словно читал его мысли, предложил гному немного прогуляться. Нельзя сказать, что это была душная и тесная кладовая, из которой два пьяных воина хотели поскорей выбраться на свежий воздух. Комната была достаточно уютная, хорошо освещенная, с удобными табуретами, но с ненадежными столами, один из которых гном и человек уже успели разнести в щепки, не намеренно, конечно. Но после седьмой пинты желание размять ноги только усилилось, поэтому Гимли без доли сомнения решительно вскочил с табурета.
— Категорически поддерживаю. – заявил сын Глоина, подбирая со стойки свои потертые перчатки и поспешно натягивая их на руки. — Я знаю отличное место, за мной. – Гимли двинулся к выходу, но на полпути замешкал, обнаружив за своей спиной гондорца, вскинувшего на свое плечо увесистый бочонок с эльфийским элем. — А вот здесь вы правы. Ну, тогда нам понадобится это! - Гном метнулся обратно к стойке и подобрал пару кружек, а затем устремился вслед за Боромиром.
Два товарища неспешно миновали лестницу, а затем вышли на длинный балкон, ведущий, судя по доносящимся звукам, к очередному фонтану, коих в Ривенделле, по мнению гнома, было чересчур много. Они прошли балкон, затем коридор, а затем осилили ещё ряд ступенек, отчего гондорца могла посетить мысль, что гном просто заблудился.
— Ладно. – раздался безнадежный голос. — Давайте, что ли, тут присядем, выпьем, а потом продолжим путь.
Они остановились возле каменной скамьи, подле которой был расположен памятник неизвестному Гимли воину, величественный вид которого заставлял уделить сооружению достойное внимание. Но Гимли отметил только то, что габаритный постамент прекрасно исполнит роль подставки для бочонка, о чем гном жестом сообщил товарищу.
Он надавил на рычажок и в дно кружки ударил свежий и холодненький эль, к привкусу которого и гном и человек порядком уже привыкли.
— Держите. –  он протянул гондорцу кружку, а затем поспешил наполнить следующую, на этот раз для себя. — А закуску-то не взяли. – гном покачал головой и приземлился на скамью, устремив свой взор в сторону поистине внушительного фонтана, находившегося неподалеку, рядом с которым несложно было заметить двух беспечных эльфийек, занятых за увлеченной беседой. Их улыбчивые лица и оживленные голоса невольно заставляли обратить на них внимание.
— Поглядите-ка, друг, - Гимли улыбнулся, — не все местные, как оказалось, занудные и хмурые, вон те дамы выглядят очень даже жизнерадостно. – гном сделал глоток, а затем добавил:
— Но веселиться они всё равно не умеют.

Отредактировано Gimli (2017-07-28 08:31:49)

+1

18

- Присядем, - согласно мотнул головой Боромир, ставя бочонок на постамент. Голова приятно покружилась, и, если бы не здоровенная каменная нога того парня с копьем, который тут кого-то изображал, то гондорец, скорее всего, упал бы. Нет, не так. Низринулся бы, во. Героически… пал? Рухнул бы. Да, рухнул. Лучше звучит. Наверное. Ведь все-таки, филоло… ох, проклятье, со всеми этими словесными изысками лучше к Фарамиру. А он, Боромир, так… просто погулять вышел.
- Согласен. Одну м-минутку, уважаемый Гимли, - почти изящно развернувшись вокруг своей оси, и все еще держась за каменную ногу, Боромир обратился в сторону очередного ручья, вниз к которому уводила очередная лесенка. Без перил, кхм? – ну, он одолел ее с разбегу. Как говорится, смелость города берет, - у ног гондорца струилась и напевала вода, а высокие кусты скрывали его фигуру примерно до середины спины.
Возвратился к гному он довольный и умиротворенный. Вытерев о налатник сполоснутые в ручье ладони, взялся за дожидавшуюся его кружку.
- А, да и без закуски сойдет, - отмахнулся, прихлебывая эль, и удобно располагаясь в углу скамьи. Плеча коснулась какая-то жухлая лоза, Боромир оборвал ее, и откинул куда-то в сторону. Темнело, и из сумерек словно сами собой возникали бледные, но приветливые огни. Откуда-то сверху доносились звуки песен, переборы арфы и шелест флейт, а снизу – невнятный разговор, приправленный мелодичным женским смехом.
- И впрямь, - Боромир чуть вытянул шею, наклонился в сторону, чтобы получше разглядеть ту, что сидела ближе к нему. Волнистые белокурые волосы спускались по изящной спине, а подол платья ниспадал со стройных колен, открывая маленькую ступню, которой эльфийка покачивала во время разговора. Он отклонился еще сильнее, и едва не сверзился на каменный пол, но вовремя ухватился за край скамьи.
- Дамы – загляденье, - одобрил гондорец. – А веселиться мы их сейчас поучим, - он поднялся со скамьи, одернул налатник, и тряхнул головой. Ноги держали, язык не заплетался, - Боромир обернулся на Гимли, и со значением кивнул.
- Любезные дамы, - эльфийки одновременно подняли прекрасные глаза на череду стрельчатых арок над перилами крытого перехода. В одной такой арке, будто в белой раме, появился человек – высокий и сдержанный. Речи его были учтивыми, а голос – низким и бархатным.
- Мое глубочайшее почтение, миледи. Воистину, красота эльфийских дев озаряет мир светом предвечных звезд, - гондорец чуть поклонился. Когда выпрямился – попытался сосчитать эльфиек. Две, три… четыре? Ох, все-таки две. – Прошу вас, сударыни, не сочтите мое внимание за грубость, но не окажете ли вы честь мне и моему товарищу, присоединившись к нам в сей чудный вечер?
Девицы опустили ресницы. На фарфоровых личиках просветилась робость, добавившая обеим еще больше прелести.
- Песни Каминного Зала прекрасны, но ваша красота не идет с ними ни в какое сравнение, ведь их можно лишь слушать, а вас же – и слушать, и лицезреть. Составьте нам компанию, прошу вас, - еще поклон. Серебристый смех стал ответом гондорцу.
- Благодарю вас, адан, - так, что белокурая, с невыразимой грацией поднялась со скамьи. Ее подруга, с кудрями черными, словно ночь, повторила движение. – Раз Каминный Зал не прельщает вас, мы постараемся, дабы вы не скучали в Обители Элронда, - и эльфийки заскользили вверх по беломраморным ступеням.
- Вы сделаете нас счастливейшими из смертных, сиятельные леди, - с чувством произнес Боромир, и бешеными глазами уставился на гнома, обернувшись рывком.
- За вином! Ходу! – прошипел сквозь зубы, и с самой вежливой и благородной улыбкой повернулся к эльфийкам. Предложить руку захотелось обеим, что гондорец и сделал – церемонно взял обеих за одинаково прохладные и гладкие ладони, и повел к скамье.

+1

19

Смена обстановки пошла гному на пользу, да и гондорцу наверняка тоже. К тому же после восьмой пинты Ривенделл уже не казался таким серым и унылым как раньше. Горьковатый эль порядком дал в голову, отчего настроение Гимли стремительно приобретало положительный оттенок.
— Что? Научим? – гном невольно поднялся вслед за гондорцем, не сразу уловив суть намерений своего товарища. — Ладно, давайте попробуем. – человек и гном поспешили навстречу эльфийкам.
Как и ожидалось, Боромир пустил в ход всю свою харизму, осыпая эльфийских дам комплиментами и расплываясь в дружелюбной улыбке, в то время как Гимли неловко откашлялся и изобразил довольно странный жест приветствия, который, впрочем, прекрасные дамы оставили без внимания. Неудивительно, что широкоплечий и статный гондорец привлек к себе всё внимание, однако стоять в стороне гном определенно не желал. Впрочем, Боромир окончательно лишил гнома шанса явить свое красноречие, обернувшись и скомандовав метнуться за вином, да поживее.
— Вином? – опять переспросил он, с недоумением уставившись на товарища. — Да зачем нам вино, друг мой? И эль неплох. – после недлительной паузы гном внезапно переменился, а его взгляд преисполнился уверенности, словно он только что осознал непостижимую ранее истину. — Ага, я понял! – шепотом добавил Гимли, пятясь назад и потирая ладони. — Я мигом. – гном зашагал в неизвестном направлении. — Никуда не уходите. – выкрикнул он напоследок, а затем скрылся за ближайшим поворотом.
Отыскать путь обратно в кладовую, да ещё и в нетрезвом состоянии было, по меньшей мере, затруднительно. Подвыпивший гном не питал иллюзий на этот счет, решив, что вино можно найти не только в эльфийских кладовых, но и где-нибудь поблизости. Что ж, надо признать, что в этом он оказался прав.
Гимли миновал очередной ряд каменных ступенек и вышел на роскошный балкон с настолько завораживающим видом, что не полюбоваться им хотя бы минутку было бы настоящим преступлением. Гном упал в ближайшее кресло, заключив, что Боромир и прелестные эльфийские дамы всё равно никуда не денутся, а посему не стоит пренебрегать представившейся возможностью перевести дух.
Он в очередной раз забил свою трубку и беспечно закурил, несмотря на то, что это была последняя порция табака. На этот раз кисет опустел окончательно, и приберечь запас, увы, у гнома так и не получилось.
После короткого привала Гимли таки удосужился возобновить свои поиски, приметив позади себя дверь, ведущую, как могло показаться, в чьи-то личные покои. Впрочем, Гимли не мог знать этого наверняка, да к тому же дверь была не заперта, что, несомненно, развязало пьяному гному руки.
Он вошел внутрь, оказавшись посреди просторного помещения с роскошной мебелью и огромными стеллажами, уставленными самыми разнообразными книгами. Но внимание гнома привлекли не эльфийские труды, на чтение которых уйдет не одна гномья жизнь, а серебристый поднос, на котором среди всего прочего стоял увесистый графин, доверху наполненный чем-то очень похожим на вино. В одно мгновение Гимли оказался возле подноса, незамедлительно откупорив стеклянный сосуд и плеснув напиток в роскошный инкрустированный бокал. Первый глоток привел Гимли в изумление. «Балрог меня подери, да вино-то весьма недурное!», - восторгался гном, возвращая стеклянную пробку на место и в охапку сгребая графин в придачу с бокалами. Судя по всему, это был личный кабинет очень знатного и богатого эльфа, может быть, даже самого Элронда? В любом случае, сейчас Гимли был слишком пьян, чтобы рассуждать на подобные темы.
Гном совершенно потерял счет времени, блуждая по незнакомым коридорам в тщетных попытках пытаясь отыскать путь к тому самому фонтану, возле которого он оставил Боромира в компании прелестных эльфиек, смех которых, к счастью, уже доносился откуда-то издалека. Наверное, гондорец уже во всю травил солдатские байки, спаивая дам горьким элем и совершенно позабыв о своем товарище, которого он отправил бродить по Ривенделлу в поисках вина.
— А вот и я, - за спиной Боромира раздался суровый гномий голос, — как насчет вина, милые дамы? – Гимли поставил на постамент графин и с удивительным изяществом, подобным лучшему эльфийскому виночерпию, разлил вино по бокалам, от вида которых гондорца могла посетить мысль, что где-то был обчищен стол знатного эльфийского лорда, любившего с наслаждением потягивать из роскошного бокала изысканный напиток.
— Держите, пожалуйста. – он угостил вином всех, включая Боромира, — Попробуйте, друг, не пожалеете. Вино отменное. – зарекомендовал Гимли.
Гном облокотился на постамент и с интересом взглянул на эльфиек, которые нерешительно пригубили вино. Боромир же напротив – от выпивки явно не отказывался.

Отредактировано Gimli (2017-07-28 08:27:46)

+1

20

- Как, миледи, вам ни разу не доводилось бывать на Юге? – главное – даже не помнить о том, что эта девически хрупкая красавица может быть в десятки раз старше тебя самого. Лучше просто любоваться белой, как алебастр, кожей, гладкой, будто лепесток цветка. Отсветы мягкого бледного огня отражались в глазах обеих эльфиек, сидящих по обе стороны от Боромира, и его кружка с элем без устали сновала из рук в руки – из нежных в нежные, а затем – в грубые.
И чуть подрагивающие, - ему удалось скрыть некую нетвердость, когда в очередной раз наливал эль, сделав вид, что это особый шик – так проворачивать кружку в пальцах. Долго ли умеючи, в самом деле? – да и дамы оказались впечатлены. По меньшей мере, так казалось, - Боромир улыбался, мягко, чуть восхищенно и немного загадочно, слушая мелодичный стрекот обеих девиц. А про себя на чем свет стоит костерил невесть куда запропастившегося гнома. Два шага же до той клятой кладовой, а  там вина хоть залейся! – нет, надо было пропасть, чтоб ему. Сам Боромир был уверен в том, что найдет кладовую и винный погреб в два счета, но не покидать же дам, которых с таким трудом заполучил в свое общество? – а уж холодности и вежливой сдержанности эльфиек гондорец выкушал сполна, за время своего треклятого пребывания в Ривенделле.
- Адан, - положительно, в изящных эльфийских пальчиках тяжелая глиняная кружка смотрелась недостойно. Боромир в очередной раз послал гному мысленное послание, в десять бранных петель закрученное, и изобразил внимание, чуть запоздало вслушиваясь в речи Линдринель. Или Ландисэль? – прелестные дамы, даром, что похожи не были, в сознании изрядно подвыпившего принца путались точно так же изрядно.
- Да, госпожа моя? – медленно, но глубоко вдыхая остывающий ночной воздух, спросил Боромир, призывая на помощь всю свою стойкость. Стройные бедра эльфиек почти касались его, с обеих сторон; тонкий и почти пряный запах рассыпавшихся волос пьянил не хуже, а то и сильнее эля. Как-то незаметно рука гондорца оказалась позади талии Линдринель. Или Ландисэль? – так или иначе, эльфийка не обратила на это внимания. Или сделала вид, что не обращает.
- Отчего смертным народам так люб этот напиток? – влажно алеющие губки чуть сжались, отпивая глоток из кружки. Горько, красавица? – он бы утолил эту горечь, с превеликим удовольствием, но надо было держать себя в руках.
- А эльфы больше любят вино, верно? – неторопливо отозвался Боромир, отстраненно наблюдая за идеальным изгибом белой шеи. Эльфийским женщинам до чувственности человеческих далеко, при всей своей красоте. Нет в них этого живого огня, этой страсти, этого распахнутого тебе навстречу смеха и готовности делиться. Целовать такую, наверное, все равно, что целовать мраморную статую, - думая так, гондорец привлек эльфийку к себе за талию, и она, к вящему его удивлению, не отстранилась. Тонкий стан подался под рукой, прохладные губы, пахнущие горьким хмелем, раскрылись, а маленькая ладонь легла Боромиру на грудь.
«Вот же», - успело пронестись в голове, прежде, чем мир закружился во взметнувшейся горячей волне, что вскипела в крови. Дыхание так и сбилось, и Боромир чуть оторопело смотрел на эльфийку, что только шаловливо взмахнула ресницами, и опустила глаза. Под высокими скулами вспыхнули, будто солнечные зайчики, маленькие ямочки.
- Мы находим красоту и удовольствие в любом проявлении жизни, - второй голос-колокольчик звучал чуть ниже, да и глаза второй эльфийки светились не серебряными отблесками звезд, но золотистым пламенем, так подходящим ее темным кудрям.
- Поистине, - сердце колотилось где-то под левым ухом, - из смертных я – самый счастливый, - остатки самоконтроля взламывало изнутри, как река по весне ломает лед. Весь мир свелся к смеющимся влажным губам, и теплому дыханию. Как, он называл эльфиек холодными? – но узкая ладонь, прочертившая по его щеке, была ласковой и горячей.
- Вы спешите, адан, - тихий шепот отрезвил его мягким укором. Боромир отстранился от эльийки, чувствуя на своих плечах прикосновения ее подруги, и чуть опустил голову, улыбаясь.
- Виноват, миледи. Но я ведь человек, - в ее взгляде можно было утонуть, будто в свете звезд. – У меня нет впереди вечности, и потому дары судьбы я беру сразу, и в полной мере, - он почтительно поднес руку эльфийки к губам, и поцеловал кончики горячих пальцев, не отводя глаза. Сердце все еще стучало где-то в горле, от предвкушения – похоже, его пребывание в Ривенделле все же будет скрашено одним-двумя приключениями.
- А вот и я, - низким басом донеслось из-за спины, и гондорец вздрогнул, вытаращившись – о гноме он уже успел позабыть. Да и как не позабыть-то, с такими перспективами? – он растерянно хмыкнул, с сожалением отодвигаясь от Линдринель. Или Ландисэль? – но поклон, с которым Боромир передал искрящийся хрустальный бокал темноволосой эльфийке, был предельно учтив и любезен, будто ее руки не скользили мгновение назад по его плечам и спине, воспламеняя сквозь кольчугу.
- Мы с дамами уже и не чаяли увидеть вас, любезный Гимли, - вино, которое приволок пропажа-гном, благоухало едва ли не слаще, чем кожа девушки, чье хрупкое плечико соприкасалось с плечом гондорца. – Позвольте представить – миледи Линдринель, - щеки мимолетно коснулась белокурая макушка, - и миледи Ландисэль. Госпожи мои – доблестный Гимли сын Глоина, из сынов Дурина, мой друг и товарищ. За прекрасный Ривенделл, Обитель Элронда, в котором мы встретились! – в душе, Боромиру наплевать было на все, кроме девушки, но ни воспитание, ни происхождение так просто не залить вином либо элем. Даже таким хорошим, как это, - а прекрасное видение же рядом не исчезало, а смеялось, охотно потягивая принесенное гномом вино. Ее подруга, лукаво наклонив голову, смотрела сквозь хрусталь бокала на просвет.
- Поистине, удача улыбается вам сегодня, милорды, - как-то двусмысленно, хотя и невероятно приятно звучало это в ее устах, - ведь это вино – начала Третьей Эпохи. Я слышала, милорд Глорфиндейл – большой любитель вин именно тех лет. Как вам оно нравится, любезный гном?
«Начало Третьей Эпохи? И как оно в уксус не превратилось», - хмыкнул Боромир про себя, чувствуя, как отголоски прежних времен начинают приятно шуметь в голове. Поверх тисненого серебром наруча пробежало двумя «ножками» - маленькими пальчиками, и накрыло его ладонь. Чуть ли не в два раза большую, - он переплел пальцы, переглянувшись с эльфийкой, чьи серые глаза лучисто мерцали в темноте. Мир для них двоих стремительно отсекал все постороннее, переходя на язык более древний, чем даже предначальная Эпоха.

+2

21

— Я решил не торопиться, - ответил Гимли, — И насладиться прекрасным видом. Вы ведь без меня не скучали, мой друг? В такой-то компании. – компания у Боромира действительно была что надо. Миловидные барышни привлекали внимание каждого путника, сумевшего отыскать тропу, ведущую в Последний Приют. В свою очередь, и сами дамы не отказывались от компании чужестранца в лице гордого мужчины, что проделал длинный путь от Гондора до эльфийских земель. И это было отнюдь неудивительно, ведь гостей из Белого Города им наверняка ранее принимать не приходилось. А вот гномы, к разочарованию Гимли, не были для местных жителей экзотичными гостями, привлекавшими к себе особое внимание со стороны эльфийских женщин.
— К вашим услугам. - гном отвесил учтивый поклон, после того как Боромир всё-таки удосужился представить своего товарища.
Незамедлительно прозвучал тост, восхвалявший Ривенделл. — Выпьем за красоту эльфийской обители и гостеприимство местных жителей. – поддержал Гимли. Бокал опустел в мгновение ока. Как оказалось, вино было собственностью поистине знатного эльфа – самого Глорфиндела, имя которого знали даже в Подгорном королевстве.
— Безусловно, вкус у него отличный, - гном незаметно подмигнул человеку, — Жаль, что ему не довелось разделить с нами графин этого прекрасного вина. –  в его голосе чувствовалась ироническая нотка. Действительно, кто захочет обременять себя компанией известного эльфийского героя, когда рядом находились столь прекрасные женщины, приковавшие к себе внимание не только беззастенчивого гондорца, но и гнома, до поры до времени сохранявшего в речи загадочную лаконичность. Гимли, конечно, оценил рвение и смелость Боромира, чем сын Дэнетора отличался, судя по всему, не только в бою, но и в общении с женщинами. Однако сам гном придерживался мнения, что во втором случае следует почаще прибегать к учтивости и сдержанному поведению. Впрочем, Боромир успешно доказывал обратное, что не могло не вызвать на лице потомка Дурина удивленной улыбки.
— Лучшее вино, которое я пил, будучи гостем в вашем Доме. – ответил Гимли, постукивая пальцами по хрустальному бокалу. Его переменившееся выражение лица давало окружающим повод думать, что в его голове родилась очередная навязчивая мысль. — Что же нам тогда в кружки льют горький и водянистый эль, словно в него плеснули воды из ближайшего ручья? – справедливо заметил гном, ищущий поддержки во взгляде Боромира, которого, к слову, невкусный эль теперь заботил в последнюю очередь. Оно и понятно, Гимли тоже не шибко беспокоился о качестве хмельных напитков, что готовили местные пивовары, но в привычной гномьей манере он продолжил возмущенно разглагольствовать, отчасти чтобы поддержать разговор, грозившийся свестись к одним только восторженным комплиментам, коими галантный Боромир не уставал осыпать свою новую спутницу.
— Поторопился я восхвалять гостеприимство эльфов, - не унимался пьяный гном, — Гостям на стол они ставят, значит, какое-нибудь брийское пойло, а в закромах у них стынет вино, что старше любого смертного. – бурная реакция гостя не вызвала удивления ни у Линдринель, ни у её подруги.  Казалось, эльфийские барышни не воспринимали недовольство гнома всерьез, сочтя его вспыльчивую речь неизбежным последствием безмерного употребления хмельного. Однако веселый гость их порядком забавлял, чем хитрый гном и воспользовался, продолжив возбухать, так сказать, в угоду дамам.
— Не были в наших краях? – Гимли развел руками, — То-то же. В Подгорном королевстве гостей встречают как надо. Эльфы несправедливо разносят слухи, будто наш народ недружелюбен и жаден, а это, знаете ли, нас оскорбляет! – он ловко запрыгнул на постамент, облокотившись на щит каменного стража. — Миледи, я бы с удовольствием пригласил вас в Эребор, но, увы, долг велит мне отправиться навстречу приключениям. Но коль вы вознамеритесь отправиться в путешествие – держите путь к Одинокой Горе, моим друзьям там всегда рады. – приглашение было не более, чем простой формальностью. Ни для кого не секрет, что северо-восточный тракт полон опасностей, и поэтому мирным путникам стоит на время позабыть о путешествии к Одинокой Горе. Но Гимли было известно, что у эльфов Эриадора есть свои тайные тропы, позволяющие им скрытно путешествовать из Имладриса в Серые Гавани. Один из спутников Фродо Бэггинса даже уверял, что ему удалось преломить хлеб с  неким Гилдором, эльфом, которого полурослики встретили по пути из Шира.
— Ещё вина? – поинтересовался гном, спрыгивая с каменного изваяния и откупоривая наполовину опустевший графин. Хотя, всё зависело от точки зрения – гном готов поспорить, что сосуд скорее наполовину полон, нежели наполовину пуст.

Отредактировано Gimli (2017-07-29 20:05:02)

+1

22

Боромира абсолютно устраивало отсутствие этого самого… как там леди его назвала,  непроизносимым эльфийским именем? Короче говоря, того самого лорда, у которого доблестный гном умыкнул вино. Отличное, шумящее сейчас в голове вино, - поморгав, он сфокусировал взгляд на леди Линдринель, что светло улыбалась ему. Гондорец чуть виновато улыбнулся в ответ, словно извиняясь за свое состояние. Но не за поведение, ибо поглаживающие его руку нежные пальчики были воплощением обещания, от которого кровь – или вино? – шумела в голове все сильнее.
- Не ворчите, любезный Гимли, - ишь, разоряется. Какая уже теперь к оркам разница, что пить? – он принял из рук леди Линдринель вновь наполненный бокал. – Потом найдем этого лорда Глор… как его…
- Глорфинделя, милорд, - подсказала ему леди Ландисэль, и гондорец благодарно кивнул ей.
- Лорда Глорфинделя, с-спасибо, миледи. И потолкуем с ним от имени людей и гномов, что-де, оценили его вкус, и желаем причаститься еще разок. А? – про этого древнего, как гора Мидоллуин, эльфа, ему вроде бы рассказывали. Доблесть, благородство, прожитые века… а вино-то зажилил. Нет, гном верно разоряется. Но, в любом случае, хаять гостеприимство эльфов, когда к твоему бедру прижимается бедро эльфийки, а обоняния касается пьянящий запах ее волос…
«Нет, гостей они тут принимают все же хорошо», - последний проблеск трезвого сознания предположил, что столь любезные эльфийки вполне могли быть подучены своим господином. Ведь накушался же Боромир от местных дам холодности и отказов? – да прямо нажрался. А эти вон, какие открытые да податливые, - тонкая талия приятно напрягалась под его ладонью. Словно бы им ничто человеческое не чуждо, - он совершенно не слушал, что там гном кому рассказывает, куда вспрыгивает – леди Линдринель сама потянулась к его губам, и мир опять поплыл в вихре цветных огней.
Еще вина? Нет, он и без того пьян. Но не от вина и эля, не-ет.
- Прошу прощения, любезный друг гном, - Боромиру потребовалось немного времени, чтобы прийти в себя после поцелуя эльфийки. – Но, похоже, я немного перебрал, - говоря так, он взялся за край каменного постамента, и рывком поднялся, не отпуская талию Линдринель. Эльфийка прильнула к гондорцу, будто поддерживая – да чего там «будто», действительно поддерживая, ибо голова у него ходила ходуном. – Пожалуй, я откланяюсь. Надо будет как-нибудь повторить, - и подмигнул Гимли.
- Десятую я приговорил без вас, к слову, - и, стараясь ступать твердо, двинулся вниз по лестнице. Как добрался до покоев – из памяти стерлось, но ночь была наполнена прохладой осени, тихим смехом, жарким дыханием и терпким вкусом поцелуев, пахнущих вином. Боромир помнил, как рухнул на что-то мягкое, как лица коснулись маленькие руки и шелк длинных волос, а вот было ли что дальше – наутро долго себя спрашивал. После того, как в бессилии, проснувшись, послал эльфа-слугу за чем-нибудь пенным и холодным из той самой кладовки.

Отредактировано Boromir (2017-07-30 10:01:22)

+1


Вы здесь » uniROLE » X-Files » A Challenge Accepted