о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищете хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• renji
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.
• byakuya
связь лс
капитан, нет не очевидность, но назидательный взгляд и тяжелый банкай, потому порядок должен быть в администрации.

автор недели //TAURIEL
Равноценный обмен она понимала иначе чем алхимики, пусть очень схоже. Для нее он звучал иначе — на каждое действие есть свое противодействие. Вот что для нее значил этот обмен. У любого решения есть свои последствия, есть свои слабые и сильные стороны. Выбирая что-то одно, ты теряешь другое, и должен смириться со своим выбором, принять его и идти дальше, помня о нем, но не останавливаясь, приняв его...Читать

эпизод недели //WRONG DESIRES
Кто сказал, что мстительная душа, которая и родилась-то только для того, чтобы сжечь Францию (не получилось, но получится ещё — временных линий слишком много, чтобы отчаиваться), должна обладать терпением святой, с которой её по какому-то недоразумению связывают? Кто сказал, что она обязана проникнуться любовью к тому, благодаря кому она здесь? Когда её воплощали в мирах, Жанна всегда вела себя, как дикая кошка — выпускала когти при попытке к ней прикоснуться, но упрямо следовала...Читать

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста — выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да — это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни — накатим за его здоровье!

Hinamori Momo: Итак, я живу на Юни уже год. Может, больше, может, меньше — не суть. Просто мне хочется в который раз сказать, что этот форум стал для меня домом в первые же дни регистрации, и ничего не изменилось. На Юни действительно хочется заходить, хочется активничать там, вдохновляться играми и соигроками, брать твинков и наслаждаться жизнью. На Юни царит очень дружелюбная и приятная атмосфера, все люди там — добрые, все готовы общаться и играть, все — интересные и хорошие игроки, однако я не могу сказать, что на Юни собралась компания в том смысле, что других в нее не пускают. Согласитесь, бывает такое, когда сбивается основной костяк игроков и в этот коллектив трудно влиться новичку. На Юни этого нет! Вот правда, новенькие игроки легко смогут вписаться в компанию старожилов — вам тут и кофеньяка нальют, и пирожками угостят, и в игру затащат с порога. Отдельно хочу отметить работу администрации, которая действительно заботится об игроках и удобстве их обитания на форуме — я еще ни разу не встречала такой дружный, добрый, теплый и ответственный коллектив АМС, за что им огромная благодарность. За этот год я ни разу не усомнилась в том, что Юнирол — мой любимый форум среди всех остальных. Я рада, что стала частью этого чудесного места и знаю, что меня, как и всех остальных, там любят и ждут. "Дом никогда не бросает тех, кто взял и однажды поверил в Дом".

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Lara Croft: Я не умею писать большие отзывы и рецензии, каюсь, грешен. Но поделиться своими впечатлениями и эмоциями от этого проекта все же хотелось бы, скорее даже для себя, чем для кого-то. Это замечательный форум. Почему? Потому что он вернул меня обратно к ролевой жизни, куда я уже и не надеялась было вернуться никогда. На самом деле до Юни у меня все было сложно — то ли мне, как плохому танцору, все время казалось что форумы были какие-то не такие, то соигроки оказывались факапщиками, то ли я сам нигде не мог свою задницу пристроить ровно, потому что в ней торчало шило размером со шпиль Эмпайр-Стейт-Билдинг. Но после перерыва почти в год, когда я ограничился лишь написанием анкет и ливанием с форумов, попасть на Юни было просто чудом. Почему? А черт его знает, с первого взгляда все казалось таким же, как на других кроссоверах до этого, коих я сменила… по-моему, все, что есть в рунете. Все дело в людях. Скажу честно — они разные. Но в этом, наверное, и вся прелесть. Мне повезло найти на проекте человека, который стал моим хорошим другом. Даже двух таких людей, одного вообще в моем городе, так что кто знает — может и тот, кто прочитает мой отзыв, сможет потом найти себе доброго товарища на просторах Юни. Что же касается конкретно форума и что может быть интересно тому, что захочет присоединиться к проекту — форум живучий, развивающийся и очень активный. Народ играет и играет много, и не буду лукавить — сама я пишу в двадцать раз больше постов, чем писала до этого на своей ролевой памяти. Администрация честная, доброжелательная и отзывчивая. Флуд веселый и все, в принципе, относятся друг к другу хорошо без каких-либо подковерных войн. P.S. А нет, все-таки умею в простыни..))

Clara Oswald: Дорогие мои юнироловцы! В первую очередь команда АМС. Хочу в этом отзыве выразить свою огромную благодарность вам! Спасибо за то, что терпите меня, мои странные идеи, бесконечные смены ролей, уходы-приходы. Вы просто чудо! Вы самые терпеливые, понимающие и крутые! Я очень рада тому, что куда бы не заносил меня мой идиотизм, я все ровно возвращаюсь на Юни, потому что, видимо это судьба, и этот форум самый лучший. Не перестаю в этом убеждаться! Путь у вас всегда и все будет на высшем уровне!!! Отдельные приветы фандомам Волчонка и Доктора Кто, конечно же. Вы все чумовые ребята! Обожаю вас!!!

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » женщине - вся земля


женщине - вся земля

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sd.uploads.ru/MJyqG.png

Hera & Iris

"

Сердце - любовных зелий
Зелье - вернее всех
Женщина с колыбели
Чей-нибудь смертный грех

"


Ирида расстроена после разрыва с Зефиром. Гера может понять ее, как никто другой.

Отредактировано Iris (2018-10-13 15:56:35)

+1

2

Во дворце Геры всегда светло, впрочем, на всем проклятом Олимпе царит вечное лето с солнечными днями - Гелиос исправно выполняет свои божественные обязанности во славу богов и их повелителя, - хотя царица предпочитает время сумерек. В полутьме спокойнее, она окутывает незримым покрывалом, защищает и успокаивает, даруя возможность вдохнуть полной грудью чудесные ароматы цветущих виноградников Диониса, расположившихся ниже по склону. Жаль только, что лишь в смертных землях ей доводится ощутить себя поистине живой и свободной - не здесь.
С балкона ей хорошо видны сады Диониса и Деметры, откуда-то издали слышно мягкое пение Аполлона и вторящий ему голос Эвтерпы. Доносятся и звуки схватки Ареса с Афиной - небось вновь поспорили о том, кто сильнее, а прочие и поддержали ссору. И наверняка сейчас собрались что боги, что слуги их на площади, не раз видавшей сражения могучих владык этого и иных миров. Олимп живет своей жизнью, размеренной, вечно счастливой и прекрасной, как порой говорят смертные. Войны начинаются и заканчиваются, сменяются поколения короткоживущих детей Зевса, но здесь, в чертогах пантеона, все неизменно. Тысячи лет ничего не менялось и еще тысячи лет ничего не изменится, так сказал Громовержец.
Если бы только это было правдой!
Ослепленный собственным величием, Зевс не чувствовал перемен, тревожной тенью нависших над золотыми дворцами Олимпа. Что-то назревало - новая ли война среди самих богов или сражение со смертными, чья вера в покровителей день ото дня слабела, - Гера не знала. Ей неподвластно было предвидение, и лишь в знаках, отличных друг от друга и словно несвязанных, видела предзнаменования грядущего.
В прошлый раз, она повела восстание против своего супруга.
"Охотно бы повторила", - жестокая улыбка расцвела на красивых губах той, кого звали прекраснейшей из богинь. Воспоминания того судьбоносного дня не раз удушливым жаром проносились по телу, особенно, стоило вспомнить ужас и изумление любимого мужа, осознавшего происходящее. Жалела Гера лишь об одном - что, по вине предавшей ее Фетиды, затея не удалась. Она бы пережила сотни лет наказания, которому ее подверг Громовержец, только бы увидеть его поверженным и побежденным - за всю ту боль и страдания, на которые он обрек когда-то любимую супругу.
"Быть богиней, несущей радость и любовь браку, но остаться несчастной в своем", - не раз подобные тяжкие раздумия одолевали ее. Ведь и сбежать ей не удалось - обманом и посулами Зевс возвратил ее на Олимп. Не ради семьи, но ради сохранения власти, она знала.
Все в этом царстве делалось ради власти. Или любви.
Которой она была лишена.
Со вздохом царица богов поднялась с невысокого ложа, стоявшего посреди балкона, и, подняв бокал благоухающего вина, подошла к невысоким колоннам ограждения и оперлась руками на них, глядя на далекие облака, скрывающие вершину горы от смертных земель. Там, внизу, ей нравилось больше, пусть сильной любви к смертным она никогда не испытывала. И все же, Гера любила редкие визиты в храмы, воздвигнутые в ее честь, и прогулки по живописным местам Греции. Так может, стоило вновь отправиться туда?
Но не одной.
"Ирида, моя вестница, приди ко мне", - шепот-зов, слышимый лишь той, к кому обращалась, незримо пронзил теплый воздух, устремляясь к богине радуги. Гера улыбнулась - кто-кто, а верная спутница едва ли откажет своей царице в небольшом путешествии.

Отредактировано Hera (2018-10-14 00:18:00)

+1

3

» Mother, did it need to be so high «

Красивая белая амфора разбилась о мраморную колонну с каким-то отчаянным и обвиняющим звоном, но Ириде, запустившей изящный сосуд в полет, ничуть не полегчало. Богиня радуги бушевала - наверное, впервые в жизни она чувствовала такую злость. Думала, что не способна на это - радуга не умеет злиться и ненавидеть - но когда Ирида узнала, что ее законный супруг, с которым ее связал Гименей, наплевал на священные узы брака и отправился в постель к Флоре, она рассердилась так сильно, что не обратила внимания даже на присутствие маленького Потоса - кричала на Зефира прямо в присутствии сына, а потом выставила ветра за дверь и заявила, что больше не хочет его видеть. Никогда. Пусть отправляется к своей Флоре. Пусть предается с ней любви прямо посреди цветущей лужайки. Пусть делает, что хочет - Ирида с ним больше никогда не заговорит. Она имела чувство собственного достоинства, и не могла перенести супружеской измены. Не понимала богинь, которые это терпят. В частности - не понимала свою начальницу Геру, ведь о похождениях Зевса налево знали все на Олимпе и не только там. Отчасти радужная богиня жалела царицу, отчасти - никогда не представляла себе, как можно прощать супругу измены. Поэтому Ирида Геру особо никогда не уважала, хотя и подчинялась ей во всем, чего бы ни пожелала царица богов.

Ирида печально посмотрела на осколки амфоры, подошла к столику, щедро плеснула себе в золотой кубок вина и выпила залпом. У них с Зефиром уже давно не было ничего, что могло бы связывать мужа и жену, кроме, разумеется, ребенка. Ветер периодически залетал в покои радуги, соблазнял ее сладкими речами и не менее сладкими поцелуями, заставляя таять в своих руках и разделять супружескую постель, но более ничего общего у богов не было. Только желание, но разве этого достаточно для крепкого союза? Нет, вовсе нет, желание - это слишком мало. И пусть из этого желания появился маленький златокудрый Потос, воплощение того самого желания - какое совпадение! - все равно Ирида хотела чего-то еще. К примеру - гулять по облакам, взявшись за руки, или летать наперегонки, или вместе играть с единорогами… Вместе можно делать все, что угодно, а не только наслаждаться телами друг друга. И Ирида признавала - ей будет не хватать Зефира. Того Зефира, каким он был в начале их отношений. Ласкового, нежного, внимательно ее слушающего, с восхищением на нее смотрящего - радуге нужно было, чтобы на нее смотрели, чтобы ею восхищались, ведь она для того и создана - яркая и разноцветная, сияющая в полнеба, обещающая надежду и новый день. И когда Ирида представляла себе, что ее муж - бывший муж - будет точно так же смотреть на эту дурочку-цветочницу Флору, на языке горчил даже сладчайший нектар.

Следом за амфорой в колонну полетел наполовину опустошенный кубок. Он не разбился, но лужица золотистого нектара украсила белоснежные мраморные полы. К нектару тут же подбежал любимец Ириды, маленький единорог, что только недавно родился и еще плохо стоял на ножках, и принялся лакать божественный напиток. Ирида вздохнула. Разрушениями горю не поможешь. Интересно, как бы поступила в таком случае ее сестра Эрида? Вряд ли она бы горевала… Отомстила бы изменщику со всей своей яростью, не дала бы ему спокойно дышать, заставила бы шагать по угольям и глотать иголки… А может - и вовсе бы отпустила, вычеркивая из своей жизни навсегда. Эрида не верила в любовь. Ирида - верила. Ирида была романтиком, наивной радужной мечтательницей, не просто верящей, но желающей верить в то, что мужчины любят своих женщин и могут быть им верны, и женщины тоже любят своих мужчин… Не ходила же она, Ирида, на сторону! А ей ведь намекали! Не раз! И не только боги! В мире смертных есть множество красивых юношей, которым нравится смотреть на радугу, и Ирида была уверена - стоит ей предстать перед таким красавцем, что любуется ее семицветьем - он тут же падет к ногам златокудрой богини, умоляя ее о благосклонности. Но она ведь так не поступала!

Пожалуй, это раздражало Ириду больше самой супружеской измены Зефира. То, что она вела себя добропорядочно, в то время как он не воспринимал узы Гименея святыми. Но ведь многие мужчины такие… Тот же Зевс. Снова вспомнилась Гера, ее терпение и мудрость. Ирида со вздохом откинулась на кушетке, свесив руку вниз, чтобы маленький единорог лизал ее пальцы. Может, стоило поступить, как царица богов? Простить? Вернуть? Может, Гера ведет себя правильно, и так и должно?

Зов царицы вырвал радужную богиню из тягостных раздумий. Она редко радовалась, когда начальница звала ее, отрывая от собственных дел, но сейчас Ирида не могла оставаться в одиночестве. Думала пойти к Гермесу, поплакаться на судьбу и вместе напиться дионисова вина, но раз Гера позвала ее первой - Ирида спросит у нее, правильно ли поступила, выставив Зефира за дверь и порвав с ним все отношения. Гера должна знать, верно ли это.

Раскинув за спиной радужные крылья, которые могли бы принадлежать бабочке, златокудрая вестница богов взмыла в небо, направляясь к царице.

***

- Ты звала меня, о великая? - Ирида не заставляла ждать Геру, и спустя секунду после ее зова ступила на балкон рядом с ней, как всегда - легкая и крылатая, но с заметной тенью печали на обычно веселом и беззаботном лице. - Я сама хотела искать встречи с тобой, - призналась радужная богиня, сложив яркие крылья за спиной. - Я хотела просить у тебя совета.

Гера ведь еще и покровительница женщин. Не только смертных - Ириде казалось, что и небожительниц - тоже. Конечно, богини не страдали от родовых мук и прочих бед, выпадающих на долю смертных, но все же они были женщинами. У них были собственные проблемы, пусть не связанные со здоровьем и болью, но все же…

Ирида была уверена, что Гера поможет ей разобраться в сложившейся ситуации.

Отредактировано Iris (2018-10-15 09:52:16)

0

4

Ожидание не было долгим - Ирида всегда казалась не медлительней Гермеса. Лишь только хорошо знакомый шелест многоцветных крыльев возвестил о прибытии златокудрой вестницы богов, как устах царицы расцвела улыбка - мягкая и нежная, какую мало кто теперь способен получить. Не той была она, дочь Реи, дабы всем и каждому благоволить и выделять среди обитателей Олимпа фаворитов - она не Зевс и не другие боги, легкомысленные и ветренные, и всем здесь то известно.
Однако, Радуга всегда была ее любимицей. За верность, за молчание и понимание, каких среди богов и не получишь, иначе как лживо и льстиво. Ирида многое терпела, как многое и знала о своей повелительнице, и за все это Гера ценила ее, порою в мыслях ставя подле Гебы, любимой дочери, прекрасной и мудрой.
- Я звала тебя, моя вестница, - мягко произнесла царица, чуть заметно хмурясь. Не почуять смятение и не увидеть следы бесценных слез она еще могла, коль родилась с увечием незрячести, однако, видела и знала - что-то изменилось, раз вечно радостная Радуга будто бы померкла, и крылья ее уже не столь прекрасны в своем вечном блеске.
- Садись, Ирида, - на сей раз твердости поболее в словах богини, и взгляд ее иной - и цепкий, и пронзительный. Он словно светится, а Гера все глядит, не отводя весенней яркой зелени глаз от вестницы. Миг - иль короче, - и понимает. Видит частицы приключившегося, слышит отзуки прозвучавшего. Сочувствие переполняет сердце той, что ведает законами семейных уз - тех, что меж Иридой и ее супругом в клочья разорвались.
- Ох, милая моя, моя бесценная, я вижу что тебя гнетет, - ей и доли мгновения не нужно, дабы рядом оказаться, беря ладони Радуги в свои, - я вижу, что произошло. Я чувствую - и знаю, - каково тебе. Садись, отпей вина, поведай мне всё без утайки.
Быть может, ей, не раз на месте вестницы бывавшей, удастся пускай даже немного облегчить ее боль - а то, что оная жила в душе бессмертной, без сомнений. Ведь, если вспомнить то, какой сама бывала - и бывает до сих пор, - едва доводится прознать о новом увлечении супруга, становится не по себе. Да, в руках Ириды нет такой же власти, как у Геры, однако же не стоит недооценивать гнев женщины, которую покинул ее муж. Стократно более страшись гнева богини, ибо не будет от него спасения.
- Пей, не смущайся, - кубок тончайшего золота подплыл по воздуху к Ириде, полный ароматного вина, что крепостью своей превосходило многое другое - иного Гера не пила. - Не только как покровительница брака, но и как та, кто много раз оказывался подвергнут подобным унижениям - я выслушаю тебя и дам совет, коль он и в самом деле столь необходим. Пей, говори - я слушаю.

+1

5

Гера всегда была мудрой и понимающей, и, естественно, печаль Ириды не могла скрыться от глаз царицы богов - едва та увидела глаза радуги, как мгновенно поняла, что именно терзает душу вестницы. Кто именно терзает, своими порывами легкого западного ветра лаская золотистые локоны, как будто просит прощения или хотя бы понимания. Ирида хотела бы ударить ветер, но не могла, равно как и Зефир не мог поймать в ладони семицветные лучи радуги. Они не могли бы построить крепкий брак. Они оба - слишком легкие, ветреные и быстрые. Слишком... невесомые. Слишком небесные - что ветер, что радуга. Возможно, другим богам проще - тем же Гере и Зевсу. Он - бог неба, она - повелительница дождей и гроз, они так или иначе связаны, ведь дождей без неба не бывает... А ветер без радуги - бывает, равно как и радуга без ветра. Ирида не сомневалась, что забудет о своей печали достаточно скоро - правда, в этой ситуации, помимо всего прочего, была задета ее гордость и женское самолюбие. Сама мысль о том, что ей предпочли другую, вызывала гнев радужной богини.

Она присела на кушетку, повинуясь словам Геры, и взяла кубок, наполненный золотистым вином. О, если бы у Ириды была такая мать, как Гера! Если бы ее мать была такой же чуткой, такой же внимательной, такой же... мудрой! Гера, конечно, бывает просто невыносимой, но все же Ирида часто завидовала Гебе потому, что у нее была такая мать. Слышать же, как ласково с ней говорит начальница, было настолько приятно и в то же время - горько, что Ирида едва снова не расплакалась, но сдержалась, сделав большой глоток вина. Напиток приятно согрел тело изнутри, разливаясь по жилам теплым огнем. На миг Ирида подумала, что неплохо было бы напиться до потери сознания, но сразу же отвергла эту мысль: ей не приличествует так себя вести, особенно на глазах у царицы богов, да и стоило подумать о Потосе, ее чудесном ребенке - единственном хорошем, что дал ей западный ветер. Вряд ли сыну понравится видеть мать в таком состоянии, учитывая то, что Потос был нежно привязан к радужной богине.

- Ты все видишь, о великая! - печально признала Ирида. - Все тебе ведомо, все тебе подчиняется... Я не думала, что когда-то буду в такой ситуации, - пожаловалась радуга, делая еще глоток вина и удобно устраиваясь на кушетке. Страдать радужная богиня предпочитала с комфортом. - Ты и правда много раз была в таком положении, и каждый раз прощала своего неверного мужа... Думая об этом, я не могу отделаться от сомнений, что терзают мое сердце: может, я поступила неправильно, когда прогнала Зефира и сказала, что не хочу больше его видеть? Может, я зря отдала его Флоре без боя? Может, я сглупила, разорвав отношения с отцом своего ребенка? Ты - великая, ты - мудрая, ты - царица, скажи же мне, стоило ли терпеть?

Сердце Ириды отказывалось принимать то, что стоило и в самом деле стерпеть и простить. Разум Ириды не был согласен, нашептывая, что все мужчины так или иначе полигамны и это нормально. Душа Ириды разрывалась на части то ли от горя, то ли от злости. Только Гера могла утишить ее смятение и скорбь - Гера, что могла быть матерью радужной богини, если бы судьба сложилась немного иначе. И Ирида с замиранием сердца ждала ответа царицы, решив, что поступит так, как она скажет.

+1

6

Слова Ириды - слова оскорбленной униженной женщины, - гневным жаром отзывались на сердце царицы богов. Пылал взгляд зеленых глаз, воспеваемых в песнях, и столь хорошо знакомая жажда мести обуяла следом, требуя исполнения правосудия над тем, кто покусился на священное. На брак, на обеты, данные друг другу пред лицом высших сил, что и над богами, и над смертными властвуют безраздельно.
Не было никого, кто не понял бы прекрасноликую радугу лучше Геры. Понял и гордился, отклоняя невольные раздумия о схожей судьбе - схожей, но не повторившейся, ибо нашлись у Ириды силы сделать то, что неподвластно даже царице Олимпа.
Она сумела отпустить.
Гера не могла.
- Я мудрая, я великая, - протянула будто в задумчивости, проводя блеснувшими золотом многочисленных колец тонкими пальцами по хрустальному краю золотого бокала, - но не все я способна узреть и предвидеть. Не все подвластно мне, милая моя Ирида, и, прежде всего, твои муки едва ли сумею я облегчить в мгновение ока.
Богиня поднялась, подходя к парапету, и шлейф белого шелка потянулся за ней по светлому мрамору пола - она смотрела вдаль, вниз, к смертным землям, за которыми нередко наблюдала в поисках нуждающихся в помощи. Без устали вестницы, иные, нежели радужная, отправлялись с Олимпа в Элладу, незримыми тенями проникая в дома и храмы, дабы вершить волю царицы - ибо ее воля была второй после Громовержца, и, кроме него, никто не смел перечить ей, опасаясь страшного гнева. И все же, собственный ее муж не страшился оной ярости, раз за разом ускальзывая к смертным девам. Иные олимпийцы, даже ее собственный сын, не чтили брак, словно насмехаясь над узами, скрепляющими их друг с другом.
Коль была бы она всесильна, мудра и велика, какой представлялась порой, все было бы куда как иначе.
- Ты поступила верно, моя вестница. Пусть боль не сразу отступит, пускай она не раз возвратится к тебе, со временем тебе станет легче. Увы, Зефир едва ли переменится, ведь ветер, особенно, западный, на каждом берегу иной. Для кого-то он тепл и ласков, для иного - жесток и буен. Запомни времена счастья и любви, ведь она породила вашего прекрасного сына. Но запомни и времена обид и несчастий, дабы более подобного не допустить.
А ей самой насколькой сей совет сможет пригодиться? Сколько еще должно было ей помнить об обидах и изменах собственного мужа, когда с ним совладать не в силах, как и принудить его одуматься? Одна отрада - сыновья да дочь не покидали ее, пускай порой о заветах матери на время забывали.
- Настанет час ненастья, когда Зефир поднимется к Олимпу, к самим небесам, желая вновь узреть прекрасное семицветье, что некогда влекло его, но будет поздно. В тот день поплатится он за свое легкомыслие. Не будет ему счастья с Флорой, за то ты не тревожься. А если будет, то уж очень скоротечным оно станет, ибо предстоит ему немало горестей - холст Судеб предрекает многое. Ты будешь отмщена, о прекраснокрылая, - с улыбкой на тонких губах и холодом во взгляде, что предназначался посягнувшему на святейшее, молвила царица, ощущая, как теплый ветер - Нот, - незримо шепчет ей на ухо мольбы. "Помилуй, волоокая, не гневайся на брата моего. Ведь их с Иридой брак едва ли их обоих мог бы удержать, ибо любовь покинула их дом", - не услышит того радужная вестница, не узнает о просьбах, что Гера пропускала, внимания не обращая.
Она могла быть разной, покровительница брака и замужних женщин, но молить за того, кто изменил, не имело смысла - лишь сильнее сии слова раздували пламя гнева в сердце Геры, и не будут отныне Зефиру рады в залах пирсшеств на Олимпе. Уж ей, царице, в этом и сам Зевс перечить не посмеет.
"Страшитесь гнева оскорбленной женщины", - безмолвной, но понятной Ноту мыслью прозвучало, и он исчез, а с ним ушел и южный жар.
- О вестница моя, крылатая Ирида, ты все сделала правильно, - вновь повторила Гера, повернувшись к той с улыбкой, - и не страшись. Ты не одна, как не один твой сын, и ты, та, что мне стала словно дочь, не должна страдать по воле глупого мальчишки. Испей же вина из сего кубка, забудь о печалях, и поведай мне о том, что довелось тебе узреть внизу, там, в землях смертных. Быть может, что-то привлекло твое внимание?

+1

7

Вино приятным теплом разливалось по телу, сладостью отдавалось на языке - Ириде становилось тепло и спокойно, как если бы она действительно была рядом с матерью, что защищает ее и помогает ей. В зеленых глазах Геры отразилась то ли злость, то ли печаль - радуга не смогла разобрать, но все же немного испугалась, что царица может рассердиться и на нее. Может решить, что Ирида намекает на ее собственный несчастливый брак с Громовержцем, осуждает то, что Гера терпит его постоянные измены с другими богинями и даже смертными женщинами. Может осудить и саму Ириду за то, что та так легко разорвала божественные узы брака. Но нет - Гера не собиралась осуждать свою златокудрую вестницу. Напротив, гнев ее пал на нерадивого ветра, что так просто отрекся от священных уз Гименея. Ирида мельком подумала, что она могла бы заступиться за бывшего возлюбленного, ведь не желала ему зла, не желала такой ужасной судьбы, которая порой постигала женщин, что нравились Зевсу - но промолчала, поджав пухлые губки. Она не собиралась защищать того, кто нанес ей оскорбление, кто предпочел ей другую, забывая о том, что у них есть ребенок, что они связаны - если царица богов решит отомстить восточному ветру, то на это ее воля. Перечить Ирида не будет.

- Не будет ему счастья с Флорой, - горько повторила радужная богиня, исказив губки в болезненной гримаске. - А если... Если будет? Если с ней ему действительно будет хорошо? Если я сама сделала что-то не так?

Цветы любят ветер, который колышет их прекрасные бутоны, разнося по воздуху семена и пыльцу. Цветы не могут жить без ветра - зачахнут, опустят свои яркие головки, увядая на жарком солнце или в пасмурном тумане. Но ветер может жить без цветов. Ветер может обойтись без чего угодно - свободный, неудержимый, проникающий везде и всюду. Было ли разумно со стороны Ириды заключать брак с Зефиром, заранее обреченный на болезненный разрыв? Но он и правда был галантным кавалером, ухаживал за радужной богиней, как только мог, стелил ей под ноги лепестки ромашек, целовал ее руки и щеки, опускался к ее ногам, увенчивал золотые волосы полевыми дикими цветами...

Не будет ему счастья с Флорой - злобно подумала Ирида. Не может он быть счастлив с кем-то, кроме своей жены, с которой ее соединил Гименей. И однажды Зефир действительно пожалеет - когда все цветы увянут и поблекнут, а радуга останется сиять в небе так же красочно и ярко - только уже не позволит касаться своих семицветных лучей. Никогда больше Ирида даже не заговорит с подлым изменником! Гордо вскинет свой прекрасный носик и отвернется, исчезнет, убежит - не даст ни посмотреть на себя, ни, тем более, дотронуться! Не будет ему прощения! Никогда!

- Я все сделала правильно, - все еще сомневаясь, проговорила радужная богиня, вскинув глаза на Геру. - Если ты так говоришь, о великая, я думаю, что и вправду поступила верно. Я не смогла бы видеть его, зная, что он был не со мной, думал не обо мне, делил ложе с другой. Ты права, моя царица - он подарил мне ребенка, это самое главное.

Потос не уставал радовать Ириду, пусть та и была откровенно плохой матерью, часто оставляя своего сына в одиночестве, в компании одних только единорогов да пегасов. К тому же, ее ребенок ничего не унаследовал от Зефира, будучи полной копией матери, и внешне, и по характеру. Легкий, радостный, веселый и ласковый, Потос рос среди цветущих лугов, осиянный семицветьем радуги, что всегда будет следовать за ним и поддерживать его. К тому же, Ирида оставалась вечно юной и прекрасной богиней, и совершенно ничего не мешало ей завести новые отношения, найти себе фаворита как среди олимпийцев, так и среди смертных - любой юноша упал бы к ее ногам, если бы она пожелала.

Ирида отпила еще вина и наконец-то успокоилась почти полностью. Гера сумела утишить бурю в ее душе. Гера, повелительница гроз, сумела унять бушующую стихию внутри крылатой вестницы - чего еще можно было ожидать от царицы богов?

- Твои слова бесконечно радуют меня, о великая, - произнесла радужная богиня, почтительно склонив голову - насколько вообще можно быть почтительной, когда сидишь на удобной кушетке и пьешь самое лучшее вино из золотого кубка. - Ты всегда знаешь, что сказать, моя царица. И то, что ты мне, словно мать, делает меня безумно счастливой, потому что родной своей матери мне узнать не довелось.

Решив взамен за добрые слова и совет развлечь царицу интересной историей, Ирида задумалась, вспоминая, что любопытного встречала во время своих полетов по Элладе, не зная, что лучше рассказать, что именно заинтересует и порадует ее повелительницу. Наконец радужная богиня решилась, что именно поведает - на это ушел всего миг, и она не заставила Геру ждать.

- Не так давно я летала где-то в окрестностях Спарты, и увидела посреди буйно цветущего луга прекрасного юношу, возможно, более прекрасного, чем положено мужчине. Он сидел на траве, любуясь цветами, и не замечал ничего вокруг, в том числе и меня - я скрылась за древесным стволом, но не для того, чтобы полюбоваться красотой его! Нет! Я видела, что к юноше приближается Аполлон, явно очарованный его видом, и затаила дыхание, не смея выдать себя ни звуком. Этот юноша был Гиацинтом, сыном царя Амикла и Диомеды, и Аполлон проявлял к нему интерес вовсе не дружеский - когда юноша обернулся, лениво и расслабленно, словно зная, что позади него стоит бог, Аполлон наклонился, и легко, невесомо коснулся его губ, - поведала Ирида, покачивая в руке кубок с вином и любуясь тем, как переливается в кубке золотистая блестящая жидкость. - Что вы думаете об этом, царица?

0


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » женщине - вся земля