о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищете хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• rangiku
связь id415234701
пасет людей, котят, админов и заблудших лисов, бухая днями напролёт. шипперит все что движется, а что не движется, сама двигает и шипперит насильно, позабыв о своей работе.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• renji
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.

автор недели IORVETH

Пауза, что так необходима. Нормально поспать, отведать полноценную еду. Пообщаться с местными. А уже потом спросить про порталы. Может быть, этот местный владыка Элронд, чье имя назвал этот Глорфиндэль, об этом что-то знает. Теплая вода и чистая одежда помогают расслабиться и подарить отдых уставшим мышцам. Стук в дверь, тихий, ненавязчивый, застает меня, едва я успеваю накинуть легкую рубаху, уже облачившись в штаны и сапоги. Красный платок, что не успел надеть, сжимаю левой рукой, а правой открываю дверь, столкнувшись нос к носу с Тауриэль... Читать

ДИКОЙ ПЧЕЛЫ ДУША

Когда ты загораешься идеей впечатлить свою спутницу, ты пойдешь на все ради этого. Чтобы впечатлить Марту Джонс, я отправился в прошлое до ее встречи со мной, ошарашив девушку своим неожиданным появлением. Чтобы впечатлить Донну Ноубл, я решил попасть на пленку фильма "Последний самурай" с Томом Крузом, который мы с ней только что отсмотрели на премьере в Японии. Моя спутница сказала, что не поверит мне, пока не увидит меня в одном кадре с Томом Крузом, и я решил, что следует поддерживать свою репутацию на должном уровне. Засветиться на экране со звездой Голливуда? Раз плюнуть!..Читать

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста – выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да – это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни – накатим за его здоровье!

Hinamori Momo: Итак, я живу на Юни уже год. Может, больше, может, меньше - не суть. Просто мне хочется в который раз сказать, что этот форум стал для меня домом в первые же дни регистрации, и ничего не изменилось. На Юни действительно хочется заходить, хочется активничать там, вдохновляться играми и соигроками, брать твинков и наслаждаться жизнью. На Юни царит очень дружелюбная и приятная атмосфера, все люди там - добрые, все готовы общаться и играть, все - интересные и хорошие игроки, однако я не могу сказать, что на Юни собралась компания в том смысле, что других в нее не пускают. Согласитесь, бывает такое, когда сбивается основной костяк игроков и в этот коллектив трудно влиться новичку. На Юни этого нет! Вот правда, новенькие игроки легко смогут вписаться в компанию старожилов - вам тут и кофеньяка нальют, и пирожками угостят, и в игру затащат с порога. Отдельно хочу отметить работу администрации, которая действительно заботится об игроках и удобстве их обитания на форуме - я еще ни разу не встречала такой дружный, добрый, теплый и ответственный коллектив АМС, за что им огромная благодарность. За этот год я ни разу не усомнилась в том, что Юнирол - мой любимый форум среди всех остальных. Я рада, что стала частью этого чудесного места и знаю, что меня, как и всех остальных, там любят и ждут. "Дом никогда не бросает тех, кто взял и однажды поверил в Дом".

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения - тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями - ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь - и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно - держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Lara Croft: Я не умею писать большие отзывы и рецензии, каюсь, грешен. Но поделиться своими впечатлениями и эмоциями от этого проекта все же хотелось бы, скорее даже для себя, чем для кого-то. Это замечательный форум. Почему? Потому что он вернул меня обратно к ролевой жизни, куда я уже и не надеялась было вернуться никогда. На самом деле до Юни у меня все было сложно – то ли мне, как плохому танцору, все время казалось что форумы были какие-то не такие, то соигроки оказывались факапщиками, то ли я сам нигде не мог свою задницу пристроить ровно, потому что в ней торчало шило размером со шпиль Эмпайр-Стейт-Билдинг. Но после перерыва почти в год, когда я ограничился лишь написанием анкет и ливанием с форумов, попасть на Юни было просто чудом. Почему? А черт его знает, с первого взгляда все казалось таким же, как на других кроссоверах до этого, коих я сменила… по-моему, все, что есть в рунете. Все дело в людях. Скажу честно – они разные. Но в этом, наверное, и вся прелесть. Мне повезло найти на проекте человека, который стал моим хорошим другом. Даже двух таких людей, одного вообще в моем городе, так что кто знает – может и тот, кто прочитает мой отзыв, сможет потом найти себе доброго товарища на просторах Юни. Что же касается конкретно форума и что может быть интересно тому, что захочет присоединиться к проекту – форум живучий, развивающийся и очень активный. Народ играет и играет много, и не буду лукавить – сама я пишу в двадцать раз больше постов, чем писала до этого на своей ролевой памяти. Администрация честная, доброжелательная и отзывчивая. Флуд веселый и все, в принципе, относятся друг к другу хорошо без каких-либо подковерных войн. P.S. А нет, все-таки умею в простыни..))

Clara Oswald: Дорогие мои юнироловцы! В первую очередь команда АМС. Хочу в этом отзыве выразить свою огромную благодарность вам! Спасибо за то, что терпите меня, мои странные идеи, бесконечные смены ролей, уходы-приходы. Вы просто чудо! Вы самые терпеливые, понимающие и крутые! Я очень рада тому, что куда бы не заносил меня мой идиотизм, я все ровно возвращаюсь на Юни, потому что, видимо это судьба, и этот форум самый лучший. Не перестаю в этом убеждаться! Путь у вас всегда и все будет на высшем уровне!!! Отдельные приветы фандомам Волчонка и Доктора Кто, конечно же. Вы все чумовые ребята! Обожаю вас!!!

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniALTER » Far from any road


Far from any road

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

— Какая яркая, какая бескомпромиссная, пришла и всё с себя сбросила.
— Повезло Вам с женщиной.
— Я про осень.
Ринат Валлиулин

Старрк и Одельшванк, Уэко Мундо, спустя где-то генсейский год после победы над квинси.
Его нашли в песках, его нашли не-прежним, но и мир их теперь - совсем не такой, как когда-то.
Время каждого попробует на зуб...

[icon]https://pbs.twimg.com/media/Bl-IgVlCcAA9QwM.png[/icon][nick]Nelliel Tu Odelschwanck[/nick][fan]bleach[/fan][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Нелиэл Ту Одельшванк</a></b> <sup>unk</sup><br>la gamuza esmeralda<br><center>[/lz][status]рожки да ножки[/status]

Отредактировано Cassandra Pentaghast (2018-10-10 23:05:30)

+2

2

Эхо.
Звуки не уходят, не глохнут. Отражается, снова и снова тревожа слух. Серая внутренность коробки содрогается эхом изнутри, словно бешено бьющееся сердце.
Надо крикнуть – хочется крикнуть? – но воздуха не хватает. Того, сухого, песчаного, пахнущего ветром, воющего в одиночестве, от одиночества, веющего одиночеством.
Мышцы ног подрагивают, словно снова готовы сорваться в бег.
«Я не должен здесь быть», - «я» – центр, как черное пятно в пространстве, как точка опоры, вокруг которой возникает что-то телесное, осязаемое и плотное.
Но на поверку этот центр оказывается черной дырой, по которой судорожно скребут пальцы с остриженными ногтями.
Рука со шрамом – перед глазами. Не грязная, как все минувшее – какое-то время, «время», словно снова ударяет по затылку больно, заставляет выдохнуть, закашлявшись. Дыру в груди рвет болью изнутри, будто когтями.
«Я», - открывает глаза на руку – чистую, со шрамами поверх черного следа «один», «Примера», - память медленно откатывается назад, и сердцебиение замедляется, успокаивается.
Они нашли его – «я – Старрк», - и под медленный выдох он запрокидывает голову назад, к стене, жмурится. «Лас Ночес», - слово вспоминается, возвращается. Как и лица тех, кто по-разному смотрел на него, чаще всего – с неверием.
Старрк же их просто не узнавал. Проблески памяти – они как камень под песком, который вечно гоняет ветер. Сдует – появится собой на мгновение, именами, радостью от узнавания, осознанием и облегчением от того, что живы. А мигом позже потухнет, под встревоженный тихий вопрос – «ты кто?»
Камень снова заносит песком.
Чувство виноватой беспомощности заставляет опускать голову, вжимать в плечи – Старрк и рад бы помнить, да не помнит.
Беспомощность и бесполезность. «Стая», - запрокидывает голову к белому потолку, упрямо заставляя себя вспоминать, удерживая волка внутри на привязи. Нет, не на привязи – зубами за загривок, потому что если волк возьмет над Старрком верх, то бегать ему на четвереньках всю оставшуюся вечность.
«Стая», - в стае заботятся о тех, кто болен. Волки не бросают тех, кто ослаб, - «но они – не волки», - мысль не тревожная, а с тенью добродушной усмешки. Он нее снова ломит спину и затылок.
Старрк касается большим пальцем дрогнувшего лица.
«Они – не волки», - он думает об акуле, летучей мыши, шумной пантере. Об остальных, кто выжил, кто смотрит на него так странно – а он и рад бы ответить, что с ним творится, если бы знал.
«Лилинетт».
Они пообещали помочь найти ее. Он должен ждать, - с бесконечными черными провалами в памяти, с то и дело обрывающимся сердцем.
Его духовное давление по-прежнему очень велико. «Я – опасен. Я опасен?» - поэтому он в этой клятой коробке, серой, светлой, но не слишком, чтобы глазам не было больно. Тот… «Заэль», - память вкладывает в бессильные руки осколок имя, словно цветной осколок стекла, но тот выскальзывает, едва вспомнившись, - «он…»
Что-то делал? Помогал вспомнить? Сравнивал, изучал, измерял? – Старрк вздыхает, уставая от того, что чувствует, но снова заставляя себя вспоминать.
Стая заботится о своих, но он холкой чувствует поджидающую его опасность. Долго с ним возиться не станут, куда четче подспудное осознание того, что это он не может себе позволить так долго рассчитывать на их доброту. «Доброту», - нос вздрагивает, вдруг обоняя нечто новое. Полузабытое, но все-таки новое.
Раньше он не чувствовал этого запаха здесь. Давно не чувствовал, - он поднимается, легко и плавно, и угла, в котором сидел, и проходит к широкому плоскому окну, за которым – луна и песок. Но ветер пахнет другой реяцу, она поверх других. Свежая, полузабытая, и с тонким оттенком… чего-то, что он потерял.
«Старрк!» - детский, звонкий, пахнущий молоком (что это?) голос.
«Лилинетт», - отзывается он, чувствуя неуловимое сходство в духовной силе, что плавной волной, пахнущей зеленой травой, поднимается по башне Лас Ночес к комнате, в которой он заперт.
Его не выпускают, хотя, кажется, Старрк сказал, что ему сложно потеряться. Хочется верить, что это – снова проявление заботы стаи, но неугомонный волк внутри него снова рвется вперед, заставляя забывать – ищет Лилинетт, рыщет, протестует от того, что его заперли. Рычит.
Старрк рычит, когда дверь открывается.

+2

3

Ступени винтовой лестницы мерные, белые, а башня высока. Вспоминается выражение - “башня слоновой кости”, но только цвет Лас Ночес - меловой, пыльный. Это, как пейзаж на горизонте, как небо, плоское и угольно-черное, не изменилось.
Изменились они. Все, кто теперь обитал маленьким странным (невиданным, никогда прежде не испытанным) сообществом, не были теми же, кто когда-то впервые пришел сюда. И то, чем они теперь являлись все вместе, тоже стало иным. Не было больше Эспады, Айзена, нумерация осталась лишь напоминанием, но не высеченным в камне - и никто больше не исправит цифру на теле, не заменит хозяйское клеймо новым. Просто следы, а то, что они означали, уже прошло.
Но сами арранкары остались. А Нелл так и вовсе вернулась из мертвых.
Как и Койот.
Известие поразило ее - о Старрке ничего не было слышно еще тогда, когда она снова стала маленькой и хрупкой, как выброшенная на берег ракушка. И с тех пор след многих исчез, и казалось, что в войне с квинси обнаружились все, кого только можно было собрать.
Оказалось, что нет.
Можно было не верить на слово (хоть и не было причин сомневаться) тем, кто его нашел, потому что реяцу Первого трудно с чем-то спутать. Нелиэл подняла голову, взглядом отзываясь на покалывание на коже, беспокойное, почти осязаемое.
Он в тревоге, но это не страх и не гнев. Боль?.. Трудно сказать. Нелл отвыкла от этого ощущения. Она восстановилась после возвращения в истинный облик, в этом не было сомнений, просто вибрация где-то под кожей - очень сильная ассоциация, Одельшванк давно не испытывала этого чувства. Навевает воспоминания.
Волк был одним из немногих, кто понимал и добровольно практиковал непричинение вреда другим. Этим он завоевал уважение тогдашней Третьей в большей степени, чем силой как таковой. Они с Лилинетт несли в себе толику человечности, на которую Нелл не могла не отзываться.
Она бы ни за что не пошла в эту башню просто к бывшему Примеро Эспаде, великому зверю, который смел своим дыханием многих. Но к тому, кого знала когда-то, кто ее чем-то тронул - конечно, легкими шагами серны на горной тропе.
Пусть тропа ее и состоит из сплошных прямых линий и углов…
У двери приходится сделать глубокий вдох, потому что реяцу проходится по телу ежовыми иглами. Нелиэл не хочет задумываться толком, в каком душевном состоянии должен быть возродившийся (восстановившийся) арранкар, чтобы так фонить. Она открывает дверь - и замирает, услышав утробное, хриплое рычание.
Комната так же светла и пустынна, как и любая другая в Лас Ночес. Широкое окно. Свет луны. Четкие лоскуты теней. И фигура на полу у стены - та, к которой стекается рассеянная в воздухе сила.
Нелл не боится, не колеблется - с чего бы ей? Она все так же ровна, так же твердо стоит на ногах, как и прежде. Давление проходится по ее коже, но не пробирает до костей - может быть, даже наверное, потому что в Старрке нет гнева лично на нее. Может быть, она не испытала бы страха, даже если бы повстречала его маленькой - не успела бы, истаяв пылью.
Но теперь уже поздно думать о разных “если бы”, да?..
Она заходит, двери смыкаются за спиной, шелестит одежда, колышутся, как трава, кончики прядей. В глазах серны отражается узнавание, самую малость понимание и солоноватая акварельная печаль.
Он похож на себя, не на тень себя, но как рельеф, слегка поцарапанный песком - черты четки, не стерлись, но будто все в ссадинах, в щербинках, казалось бы, неглубоких, но это - царапины и шрамы.
Его глаза слишком темны, его колкость - слишком всездесуща.
Нелл коротко и мягко выдыхает.
- Койот, - и идет к волку, открыто, на удачу, с уверенностью, что для него обычный шаг без sonido будет слишком медленным, чтобы счесть угрозой. Сокращение дистанции - провокация, конечно, и надо бы быть осторожнее. Но она плавна, она не колеблется, не мечется - зацепиться не за что. Уверенность - признак силы.
Слитным движением Нелиэл опускается на колено возле Старрка, обнимая его. Не так, как кидается на шею Ичиго, круша ребра, не по-детски резво - гораздо нежнее, положив ладонь на темный затылок, спутанные волосы, и вот теперь ей трудно дышать первую секунду или две - для нее самой это сближение оказалось слишком резким. Он смятен, все еще восстанавливается, говорят, и не контролирует себя. Хорошо, что Одельшванк уже на полу - иначе бы наверняка пошатнулась.
Воздух плотный, но она привыкнет. Как когда-то могла находиться рядом, дышать, говорить, рассуждать и двигаться без трудностей. Тело само вспомнит, каково это.
Рука стекает на загривок, и затем Нелл снова гладит Старрка по голове.
[icon]https://pbs.twimg.com/media/Bl-IgVlCcAA9QwM.png[/icon][nick]Nelliel Tu Odelschwanck[/nick][fan]bleach[/fan][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Нелиэл Ту Одельшванк</a></b> <sup>unk</sup><br>la gamuza esmeralda<br><center>[/lz][status]рожки да ножки[/status]

Отредактировано Cassandra Pentaghast (2018-10-11 07:09:43)

+1

4

Рычание уходит в пустоту, в тени на уровне глаз – он не смотрит в сторону открывшейся двери, лишь видит колыхание чего-то белого. Вскидывает глаза. Под клокочущий в горле рокот, видя – и не понимая, что видит. Волк готов броситься на открывшуюся дверь, огибая того, кто вошел сюда – это ловушка, не логово, здесь нечего защищать и некого.
Отсюда надо бежать, но по памяти ведет чем-то полузабытым, снова, и удивительно горьким, словно случайно сжеванная пахучая трава. Травой и пахнет – от качнувшихся навстречу мягких волос, от тихого голоса, произнесшего имя. Нежный голос, почти детский в этом шепоте.
Старрк каменеет, видя ослепительно синее фальшивое небо, чувствуя под ладонью теплое тело, изгиб талии. По лицу задевает рыже-медовыми волосами, живая – «человек» – девушка испуганно охает, прижатая к нему одной рукой. Два меча взлетают в фальшивое небо – черное лезвие и зазубренное, выщербленное лезвие, а от давления духовной силы этих двоих как только пески не расплющились.
Дергает отрубленной лапой богомол – они могут дергаться еще долго, если мертвы, а у обломка плиты сквозь слезы смотрит ребенок. Это все – фоном, в долю мгновения отпечатывается в памяти даже не увиденным, а почувствованным.
Избитый ребенок плачет, и его болью на ослепительно острый миг накрывает пространство. «Извини. Мне совсем не нравится это делать», - потрескавшиеся губы беззвучно шевелятся, повторяя фразу, и голова того Старрка чуть поворачивается, в сторону обессилевшего ребенка.
Она умирала. Или умерла?
«Она умирала. Или умерла?!» - по окаменевшему телу проносится дрожь, Старрк вспоминает, как дышать, дышит часто, осторожно, осторожно, не смять, не задеть, «ребенок, она ребенок, хрупкая, хруп…» - но глаза, что смотрят на него, принадлежат явно не ребенку. Лицо – с чуть вздернутым носом, пересеченное малиновой меткой эстигмы. Длинные ресницы, полные улыбчивые губы.
«Она умирала – но не умерла», - это была она, тот отпечаток на изнанке памяти. Плачущая и избитая, испуганная, крошечная, с расколотой маской, - ладонь с ободранным клеймом осторожно поднимается, неверяще касается гладкой кости. Запястье задевает по глазнице, легонько – и получается, что он будто поглаживает ее. Как она сейчас прикасается к его волосам, пальцами путаясь – отросшие, но поглаживая, словно заставляя волка опустить вздыбленную на загривке шерсть.
- Нел… лиэл, - забытое имя подворачивается на язык само. В светлых серовато-карих глазах больше нет слез. – Ты… больше не плачешь.
«Ты жива», - ребенок с расколотой маской смотрит сквозь черты лица другого ребенка – они не похожи, но обе – «обе!» - дети.
В Уэко Мундо не бывает детей, - это истина, которая не-истина; он держал на своих руках ребенка, - по телу быстро проскальзывает горячим, как прикосновением  цепких горячих ладошек, и она – «Неллиэл!» - почему-то была ребенком.
Другим.
- Неллиэл, - чуть тверже повторяет Старрк, чуть прикрывая глаза – от бьющей навстречу реяцу, собственной, которую усмиряет привычно и торопливо, не желая задеть. За плечи –  не широкие и не узкие, но осязаемые, ощутимые он действительно держится. Они теплые – ладони ощущают тепло, на лице – дыхание, взволнованное и глубокое.
Исчезнувшая Неллиэл, отпечаток реяцу которой он ощутил тогда, на умирающем («Ннойтора?») богомоле, когда явился по приказу того капитана шинигами за живой девушкой. Та, которая еще отрастила руку Гриммджоу заново, - воспоминания всплывают, точно щепки на поверхности воды, тянут за собой неизбежный хаос, заставляя и без того взбесившегося волка рычать и метаться сильнее. «Спокойно», - одергивает его Старрк про себя удивительно твердой рукой.
Стертое клеймо перед глазами, хотя ладонь лежит на плече Неллиэл. «Неллиэл», - легконогая серна, вспоминает он, Третья Эспада.
«Эспада».
- Неллиэл, - он сглатывает, опять чувствуя холод волчьей челюсти на груди.
- Ты знаешь, где Лилинетт? – это Лилинетт однажды прибежала к ней первой. Она всегда прибегала ко всем знакомиться первой. Не умела усидеть на месте. Как-то ей досталось от какого-то новенького, и она потом долго ревела, а затем пришел Старрк, и арранкара затем не стали выправлять. Так догорел, скомкался, стерся – под реяцу волка, словно под тяжелой лапой.
Он ненавидит детский плач, вдруг понимает Койот.

Отредактировано Coyote Starrk (2018-10-12 03:00:47)

+2

5

Улыбка совсем слабая - отсвет и намек, когда Нелл вполголоса отзывается:
- Да, - она рада, что Старрк узнает ее. Все-таки исчезла она давно, и песка с тех пор немеряно намело. Прикосновение к трещине на маске почти осязаемо - там, откуда реяцу вырвалась вместе с кровью, как через течь в плотине, кость кажется чувствительной.
Неллиэл сперва не задумывается, что во времена той, прежней жизни в Лас Ночес никогда не плакала - попросту не умела. Уж тем более у Старрка не было шанса увидеть ее в слезах, и она понимает, о чем речь, еще одно движение кисти спустя. Тогда, после поражения Ннойторы, Примеро на миг появился там - так коротко, что прошел как по касательной, и, наверное, без этого напоминания Нелл бы не сказала, куда делась подруга Ичиго. Она и сама была ослабшей после резуррексьона, и… да, она оплакивала Ннойтору. Потому что смерть - это всегда печально. А он не мог умереть счастливым.
Он ненавидел ее за милосердие, которое принимал за жалость, он считал, что она не имеет права смотреть на него сверху вниз, даже если объективно она была сильнее. Но в конце концов сожалела о нем в последние секунды даже не могучая Трес, а беспомощная сопливая кроха.
Ей понравилось быть крохой - это было весело. Но беспомощной быть Нелл не хотела никогда.
Когда Старрк обнимает ее, его руки осторожные и легкие - то ли сил нет, то ли он даже в этом старается сдерживаться. Возможно, естественная привычка, если в обычных условиях все живое вокруг тебя истлевает до пепельного остова - тогда да, конечно, оно будет казаться тебе хрупким.
Неллиэл не знает, каково это. Ранг рангом, а она все-таки мягкая, бесконечно мягче всех остальных. Глаза у нее такие, каких не бывает у хищников - крупные и с прозрачной печалью где-то на дне.
И Старрк, может, не видел, как она раскрыла их шире, услышав вопрос, но наверняка почувствовал удивление во всем ее теле. Потому что чего-то подобного Нелл не ожидала абсолютно. Да и как можно было - даже если вообразить, что часть твоей души откололась, развившись так автономная, если только для боя вы сливаетесь в одно до конца, та нить, та связь, аналогичная единству арранкара и его меча, подразумевает непоколебимое знание. Ты знаешь, что у тебя есть рука, нога, ухо. Ты знаешь, когда одному холодно, другому горячо, а третьему больно. Уронив меч в песок, Нелл могла бы найти его вслепую, потому что это лишь манифестация ее силы, которая перетекает в резуррексьон, если нужно. Он бы истаял, оказавшись слишком далеко от нее.
Истаял...
Вздрагивают оленьи ресницы - понимание, насколько Старрк (сильный до неуязвимости, как они все думали) пострадал, почти пугающе. Как он может не чувствовать Лилинетт, или, если не чувствует - не догадываться, что это должно означать?.. Неллиэл покачала головой.
- Мне жаль, но я не знаю, - тихо отвечает она. - Я не видела ее так же долго, как тебя.
Маленькая девочка с тонкими руками-ногами, острыми коленками и бойким языком... Гонору в ней было больше, чем реального желания надрать кому-то задницу, и это обеспечило ей спокойное знакомство с Нелл. Трес попервой не очень поняла, с кем имеет дело, маленький юркий койот не казался ей ни слабым, ни сильным - это позже, когда она прислушалась к девочке рядом со Старрком, в восприятии появилась определенность. В тот первый раз, когда Неллиэл обнаружила в своих покоях (на своей территории) шуструю вторженку, все, что она выразила - это недовольство таким нарушением правил вежливости. Да и фрассьонов ее как ветром сдуло - и прямо перед обедом, а это никуда не годится.
На второй раз Лилинетт, пусть и с недовольной миной, постучалась и возвестила о своем прибытии вслух. Они поладили.
...для Нелл всегда было загадкой, кем были бы Койот и Лилинетт, если бы не разделились. Каким был бы этот кто-то - возобладала бы его усталость над ее живостью, или нет? Была ли она маленьким осколком или сердцем, всем лучшим, что он мог в себе найти, а он - оболочкой, которая колеблется вокруг?
Неллиэл не знала. Но она знала, что Старрк не должен быть один, он не может быть один, он лишь часть Волков, и либо ему предстоит, когда он окрепнет, снова выпустить молодой рогатый побег, либо он станет кем-то и чем-то иным, проявив Лилинетт как-то еще. Нелл не была знатоком в природе арранкаров, но была уверена, что какие-то естественные законы нарушались этим разделением и этим одиночеством.
- А сам ты… не чувствуешь?
[icon]https://pbs.twimg.com/media/Bl-IgVlCcAA9QwM.png[/icon][nick]Nelliel Tu Odelschwanck[/nick][fan]bleach[/fan][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Неллиэл Ту Одельшванк</a></b> <sup>unk</sup><br>la gamuza esmeralda<br><center>[/lz]

+2

6

«Не видела», - Старрк опускает голову, выдыхая.
В смехе и молчании, которым этот вопрос встречали остальные, такого н было. Чтобы… слово осязаемо бьется в пальцах, словно пульс, и они сжимаются, зарываясь в мягкую волну зеленых волос. Те прохладные – для тыльной стороны кисти, где ведут по шрамам, и теплые в ладони, согреваются. Как тронутая солнцем трава, которую Койот не помнит (не видел), но точно знает, что она должна быть именно такой. Он зарывается пальцами в качнувшиеся пряди, и медленно ведет взглядом по этому лицу, по бездонным светло-карим глазам, которые близко, так близко, как, наверное, никогда не бывало раньше, - «раньше?!» - виски опять прорезает дикой болью, но Старрк только жмурится, на мгновение, резко, смаргивает – и снова смотрит.
Это лицо не должно исчезнуть, нет, не-ет, - в груди разрастается тянущая и одновременно жгучая тоска, помноженная на ярость. Реяцу гудит, высвободившись, и Старрк перехватывает ее, словно в последний момент дергая цепь – «назад
Ярость успокаивается, волк в голове перестает рычать, растревоженный вспышкой боли, когда Старрк продолжает смотреть, отчаянно. Большой палец ведет по мягкой и теплой щеке, поверх малиновой метки эстигмы, безотчетно поглаживая.
Неллиэл. Нелл.
- Нет, - опустив голову, негромко произносит Старрк.
Он не чувствует Лилинетт, но знает, что она где-то есть. Ему не чудится этот подсказывающий голосок, это ехидство, и эта грусть. Оно не может быть ненастоящим, уверяет он себя.
Ладонь безвольно падает с плеча Неллиэл, под медленный вздох.
- Я не знаю, где она, - «думал, может быть, вы были вместе», - взгляд проясняется от нелепости подобной мысли. По хребту ведет будто холодной широкой рукой – в его голове появились мысли о нелепости. О чем-то… таком.
Слово он так и не нащупал, но к нелепости добавляется и неудобство.
Наверное, ей неудобно так сидеть. «Неллиэл», - ее называли так, сокращенно – Нелл, - «а Лилинетт называли Лил», подсказывает измученная самой собой память, и Старрк коротко трет себя за лоб.
«Со мной все плохо», - трезвая и отрешенная мысль. Под удар чуть ниже и левее дыры, под выдох, под вновь усмиренное духовное давление. Уже стены ходуном ходят. «Она ведь такая хрупкая», - нет. Нелл – не тот образ, что остался в его сознании. Она… прежняя.
Прежняя?
- Как ты вернулась, Неллиэл? – он держит себя усилием воли, не давая расслабиться. Не давая помутившемуся рассудку взять верх над собой, унимая это бешенство, которое может навредить. Снова – может навредить, а в вопросе его – жадная надежда, голодное волчье одиночество.
У нее получилось вернуться, вдруг получится и у Лилинетт?
Старрк смог вернуться. Г... Гриммджоу, Улькиорра… они все вернулись. Не умерли, - имена загораются в темноте черепа, как проблески цветной духовной силы. Связи между ними потеряны – вернее, Старрк не может себе вообразить их, не понимает, как и что – одно только чувствует. Оно непреложное. Оно для всех
Они все пропали, а потом вернулись. Они – стая.
- Прости, я… - слов не хватает, чтобы объяснить все, со Старрком творящееся. Если бы он сам понимал до конца, что происходит, - взгляд его мечется за плечо Неллиэл, быстрый, скользяще-безумный – волка тянет наружу, прочь. Искать-искать-искать!..
«Тихо», - от Нелиэл идет тепло, ровное, уверенное. Даже давление Старрка не сумело его загасить, - ладонь с полустертым клеймом «один» нащупывает тонкую руку серны, и осторожно сжимает, держит, поймав то самое слово.
Сострадание.

0


Вы здесь » uniROLE » uniALTER » Far from any road