о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
• riza
связь ЛС
Дрессировщица диких собак, людей и полковников. Возможно, вам даже понравится. Графика, дизайн, орг. вопросы.
• shogo
связь лс
Читайте правила. Не расстраивайте Шо-куна. На самом деле он прирожденный дипломат. Орг. вопросы, текучка, партнеры.
• boromir
связь лс
Алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно. Орг. вопросы, статистика, чистки.
• shinya
связь лс
В администрации все еще должен быть порядок, но вы же видите. Он слишком хорош для этого дерьма. Орг. вопросы, мероприятия, текучка.

// VERGIL
Возможно, в чем-то Грифон был прав, подумалось ему при взгляде в зеркало. Вид у отражения был несколько ошарашенный и весьма встрепанный. Пытаясь прийти в себя и собраться с мыслями, он сначала плеснул в лицо холодной водой, а потом, плюнув, просто подставил голову под кран. Это помогло. По меньшей мере, помогло выдохнуть и сказать себе, что любое выбивающееся из привычной палитры чувство не обязательно — и не нужно — непременно конвертировать в раздражение. Тем более, когда это чувство говорит тебе, что ты, кажется, даже скучал по человеку, сама жизнь которого некогда казалась тебе форменным оскорблением.... Читать

...КАК НОВЫЙ ГОД ВСТРЕТИШЬ //
Отабек захлёбывался. Он хотел этого. Хотел дышать этими чувствами. Хотел, чтобы они вытеснили весь воздух из его лёгких. Чтобы заменили собой весь воздух на этой планете. Чтобы в его вселенной именно эти его чувства к Юрке стали бы основой всего. Это и есть дружба? Настоящая, искренняя? Вот это — когда сидящий рядом человек становится больше, чем мир. Становится самим миром для тебя — тихим, уютным и правильным. Миром, в котором всё знакомо и всё — будто впервые. Читать

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Bastet: Я крайне редко пишу отзывы, и тем не менее, чувствую, что это необходимо. Юни прекрасный форум, на который хочется приходить снова и снова. Здесь настолько потрясающая атмоcфера и классные игроки, что захватывает дух. Здесь любая ваша фантазия оживает под учащенное биение сердца и необычайное воодушевление. Скажу так, по ощущению, когда читаешь посты юнироловцев, будто бы прыгнул с парашютом или пронесся по горному склону на максимальной скорости, не тормозя на поворотах. Как сказала мне одна бабулька, когда мы ехали на подъемнике – ей один спуск заменяет ночь с мужчиной, вот так же мне, ответы соигроков заменяют спуск с Эльбруса или прыжок в неизвестность. Восторг, трепет, волнение, вдохновение и много всего, что не укладывается в пару простых слов. Юни – это то самое место, куда стоит прийти и откуда не захочется уходить. Юни – это целый мир, строящийся на фундаменте нескольких факторов: прекрасной администрации, чудесных игроков и Вас самих. Приходите, и Вы поймете, что нет ничего лучше Юни. Это то, что Вы искали!=^.^=

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniALTER » Karma police


Karma police

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s3.uploads.ru/l94jb.png

Hibari Kyoya & Kikyo

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
// Katekyo Hitman Reborn! //

Полицейское AU! — Напарник? После стольких лет?
— Может, он сдохнет. Может, не только он. 
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

Отредактировано Hibari Kyoya (2018-09-18 23:23:04)

+1

2

Когда Кикье объявляют, что предстоит работать в паре с каким-то местным, он мягко говоря не в восторге от услышанного.
Не то чтобы была хоть малейшая надежда этого избежать: агентам Интерпола предписано обязательное сотрудничество с полицией на местах - и все же плох тот офицер, который не рассчитывает обойтись в своем деле без вмешательства посторонних. Утешает одно, скорее всего, японца будущий напарник радует еще меньше - чужак на твоей территории, что может быть хуже? Кикье собирается сказать, что понимает его, собирается объяснить, что сам когда-то работал вот так же и терпеть не мог, когда лезут в его расследование, что постарается быть, как можно более деликатным. Это должно помочь им прийти к взаимопониманию.
Но одного взгляда на будущего напарника оказывается достаточно, чтобы понять: привычные стратегии не сработают. Его зовут Хибари Кея, и явившись пред светлые очи этим утром, Кикье уже знает о нем все. Не только потому что привык готовиться к таким вот серьезным встречам, но и потому что этот парень не просто офицер полиции, у которого он, заезжий итальянский хлыщ отнимает дело. Кея еще и улика в расследовании, живое вещественное доказательство, приманка, свидетель - все это вместе взятое, и при других обстоятельствах его бы давно отстранили от дела, но судьба распоряжается иначе. Роль судьбы исполняет тот, ради которого и сколочена их ненадежная интернациональная команда.

"Мукуро Рокудо, итальянец, двадцать пять лет".
Серийный убийца, рецидивист, недавно сбежавший из тюрьмы строгого режима, где отбывал пожизненное заключение. Следствие установило, что ему помогали, что предположительно их было двое: женщина, давно испытывавшая к нему романтический интерес, и молодой человек возраста от восемнадцати до двадцати пяти лет, с которым Рокудо вел переписку и называл своим учеником.
По происхождению Рокудо был итальянцем, Кикье занимался его делом на родине, еще когда сам служил в полиции, поэтому не удивительно, что и продолжать это дело велели ему. Ему повезло, парень достался действительно очень интересный. Ага, а еще опасный, жуткий и больной на всю голову, в общем, полный комплект. В его деле, занимающем в интерполе отдельную комнату, писали, что родители его были учеными и проводили над ним какие-то эксперименты. Возможно, именно это и сделало из него убийцу, точно никто не знает. С таким же успехом можно ставить на то, что бедняга ударился в детстве головой. Или мама много курила, пока была беременной, - всякое может быть, но Кикье ставит на первое. Потому что животных и птичек Рокудо Мукуро в детстве не мучил, он сразу начал с людей.
Он убивал, его ловили, он сбегал и начинал сначала. В пятнадцать лет, будучи уже рецидивистом со стажем, он в очередной раз совершил побег, и решив, что на родине надежного убежища больше не найти, смылся в Японию. Именно тут, в маленьком городке Намимори, они и встретились - Рокудо и Хибари.
Кикье читал отчеты полиции и судебных медиков - Кея отказывался снимать побои, но поскольку это было связано с делом Рокудо, его заставили. Девять переломов, бессчетное количество гематом, сотрясение мозга, ушиб внутренних органов - Мукуро прошелся по телу полицейского асфальтовым катком, но почему-то не убил. Показания молодого офицера, участвовавшего в задержании, свидетельствуют: только их продолжительная схватка дала возможность полиции прибыть на место вовремя.

Никто не знает, почему убийцу, повидавшему на своем веку немало полицейских, так перемкнуло на провинциальном детективе, Кикье понятия не имеет, почему все ждут, что после побега тот непременно попытается отыскать бывшую жертву, даже при том, что тому уже удалось однажды выделиться среди его жертв, он сам стал охотником, жаждущим новой встречи с маньяком. Кикье все равно не понимает, чем руководствуются профайлеры ФБР, когда утверждают, что Рокудо непременно найдет Хибари, стоит ему только освоиться на свободе. Он отказывается хвататься за эту соломинку. До тех пор, пока не встречает Хибари Кею лично.
На первый взгляд тот кажется совершенно обычным - невысоким, изящным азиатом, с привлекательным лицом, впечатление от которого немного портит каменная неподвижность черт, и неожиданно светлыми глазами. Его черный костюм безупречен, волосы аккуратно пострижены, узел галстука являет собой невыразимое совершенство, если только в мире бывают совершенные галстучные узлы. В досье Хибари говорится, что его талант детектива уже давно перерос потребности провинциального городка, но он по-прежнему и вопреки всему отказывается его покидать. Не потому ли, что ждет Мукуро, задается вопросом Кикье, глядя в агрессивно-равнодушные глаза. Раньше он и не думал, что равнодушие может быть агрессивным.
- Меня зовут Флоэрино Кампана, - вежливо проговаривает Кикье на очень хорошем японском. - Я ваш коллега из Италии, нахожусь здесь по распоряжению Интерпола. В Италии я занимался делом Мукуро Рокудо. Мы будем сотрудничать.
Что-то меняется во взгляде Хибари Кеи при упоминании имени серийного убийцы. Кикье не может сказать, что именно, но на мгновение ему кажется, будто перед ним уже не Кея, а сам Мукуро - столько голодной одержимости, столько ярости он видит в глазах напротив. Только на мгновение - потом буря стихает и зеркальную поверхность сине-серого взгляда снова сковывает лед. Но Кикье запоминает его и этот взгляд и это ощущение присутствия преступника, которого они оба жаждут поймать. Профайлеры правы, Мукуро вернется.
- Введете меня в курс дела? - осторожно подталкивает он.
Досье говорит, что Хибари Кея с подросткового возраста обнаруживает признаки социопатии, хотя диагноз ни разу не был подтвержден. Он не формирует эмоциональных привязанностей, раздражителен и склонен к насилию из-за малейшего "проступка" окружающих, причем все эти признаки проявились задолго до их встречи с Рокудо, так что свалить на ПТСР их невозможно. Даже теперь, будучи полицейским, Хибари с трудом признает авторитеты, не уважает субординацию и частенько нарушает закон. При этом во многом благодаря его репутации в Намимори самый низкий уровень преступности в Японии.
Глядя на него, Кикье охотно верит всему, что прочел. Не похоже, что старые привычки исчезли. Мальчик просто вырос и научился их скрывать. Не так, чтобы очень хорошо.
Впрочем, выбора у них нет. Они будут искать Мукуро вместе.

[nick]Floerino Campana[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/GpCFJ.jpg[/icon][sign] [/sign][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Флоэрино Кампана</a></b> <sup>26</sup><br>детектив уголовной полиции Италии, следователь по делу серийного убийцы Мукуро Рокудо<br><center>[/lz][fan]KHR! Police AU[/fan]

Отредактировано Kikyo (2018-10-08 20:39:16)

+2

3

Хибари сколупывает заскорузлую корочку крови с губы и едва заметно морщится, когда вскрытую ранку саднит. Ничего, переживет, не хрустальный же. Неприятно пропускать удары, даже если драка проводится в учебных целях, а его обязанность – на собственном живом примере показать будущим полицейским Намимори, у которых еще молоко на губах не обсохло, что голова им нужна не только для того, чтобы носить фуражку. Она дана человеку для других, более интересных занятий. Например, думать.
Идея тренировочных боев возникла в его голове, когда Кусакабе – о, этот юный гений – в очередной раз полез в пекло на задании. Это произошло полгода назад. Решив, что сам в состоянии отдавать себе приказы и лучше ориентируется на местности, а Хибари, находившийся в этот момент в штабе за несколько километров от места происшествия, ему не указ, он решил сымпровизировать и отошел от намеченного плана. Месяцы планирования и подготовки контртеррористической операции канули в бездну из-за того, что эмоции возобладали над разумом. Им с напарником всего-то и нужно, что было обезвредить террористов, атаковавших недавно отстроенный торговый центр как раз в разгар церемонии открытия, следуя инструкциям Хибари, но они не смогли даже их задержать и перекрыть пути отхода, вызвав у Кёи приступ каления особо белого цвета. Кусакабе еще со средней школы вился за ним хвостом, даже отвоевал себе место правой руки, год за годом терпел побои и умел кивнуть в нужном месте.  Он был протеже Кёи в полицейской академии и после выпуска поступил на службу в одно отделение с семпаем, несмотря на призывы уехать в Токио и Шибую, где больше простора для действий и начальство лютует не так сильно. Кёя в некотором смысле был доволен тем, как ведет себя Тецуя. Но оказалось, что его преданность сдувает северо-восточным ветром, когда на горизонте маячит опасность для женщин.

Отступая, террористы захватили с собой заложников. Насмерть перепуганные студентки и медсестры с перекошенными бледными лицами беззвучно кричали о помощи с экрана телевизора, и преследовали его всю дорогу до места происшествия, криво отражаясь от стекла в шлеме. Хибари не хотел смотреть на это, но его вынудили, сказав, что в деле замешан Тецуя, а терять его из виду не очень хотелось. Мягкосердечным Кёя никогда себя не считал, ему, откровенно говоря, была глубоко безразлична судьба этих женщин – он их не знал, и поэтому те мало что для него значили. Слабые, покорившиеся судьбе марионетки. Так он думал пока не приехал на место, а потом увидел, что с ними сделали – и рассвирепел.
Тогда ситуацию удалось решить сравнительно мирным путем, все решило сражение врукопашную с лидером террористов. Кусакабе получил выговор и по шапке, Хибари в очередной раз оказался прав, а отделение полиции, где он работал, без малого, десять лет, убедилось в собственном непрофессионализме. Сколько им ни тверди, что теория в полицейской академии преподается из рук вон плохо, не слушают и все тут.

Он свой урок послушания усвоил еще давным-давно, когда на горизонте возник Мукуро Рокудо. Хибари хватило одного взгляда на самодовольную ухмылку и уверенную боевую стойку, чтобы понять: противник будет не из легких. Чтобы такого положить, мало владеть хорошо натренированным, почти автоматическим ударом с ноги в развороте, мало просто ударить наотмашь. Используя привычные методы, каши не сваришь. С такими людьми, как Рокудо, понял Кея, работает лишь одна тактика – бой насмерть, битва до последней капли крови.

И тогда он встретился с ним один на один. Выгрызенные вены и вспоротые глотки. Заплывшие от побоев глаза. Тяжелейшее сотрясение мозга. Сломанные кости. Синяки по всему телу. Переломы. Ушибы. Ссадины.  Мукуро будто учебник анатомии заново проходил, используя тело Хибари в качестве практического инструмента, отчаянно сопротивляющегося и на вид хрупкого, но именно потому и привлекательного.
Он появился в жизни Кёи нежданно-негаданно и без объявления войны в течение месяца методично разрушал такой привычный и любимый ему мир: сперва запугал всю Среднюю Намимори байками про сбежавшего маньяка-убийцу, а потом действительно убил несколько человек. Он умудрился играючи обставить Кею на его же территории, уничтожая препятствия на своем пути так легко, словно это ему ничего не стоило, словно насмехаясь над ним. Смотри, мол, как я умею вывести тебя из равновесия, не вставая при этом с дивана, не пошевелив ни единым мускулом ради того, чтобы ты потерял самообладание и оступился на ровном месте.
Авторитет тогда получилось удержать только чудом. Хибари быстро восстановил свой статус-кво. Операция с заложниками оставила незаживающий шрам на губе, как напоминание о том, что случается с людьми, которые отошли от плана в угоду сиюминутным желаниям.

Флоэрино Кампана – итальянец, с которым ему предстоит работать над делом Мукуро, выглядит уверенным в себе молодым человеком, но во взгляде удивительно ярких зеленых глаз Хибари видит отражение страха, словно тень тронула рябь на воде туманным утром. Наверняка он уже знает о Кёе все: и что он за человек, и какая у него репутация в Намимори. Он тем же похвастаться не может, и это слегка подбешивает. Может быть, сиюминутный страх Кампана родом из слухов, что все напарники Хибари погибают при невыясненных обстоятельствах всего через месяц после того, как начали работать под его руководством, или что он – единственный, кого оставил в живых самый известный маньяк современности.

Ну конечно. Мукуро Рокудо. Кто же еще. Хибари делает шаг навстречу – и в этот момент Кампана видит тот самый подернутый дымкой яростный взгляд. Кулаки непроизвольно сжимаются при одном лишь упоминании беглого преступника, а в душе зарождается гадское чувство отвращения к себе. Слишком свежи воспоминания о том проигрыше, слишком болезненны. Но это чувство быстро отступает под натиском другого, более яркого: предвкушение. Кея улыбается, представляя себе новую встречу с Рокудо (о, он знает, сколько в человеке костей и как наиболее болезненно их можно сломать).
Но Кампана – не Мукуро, как бы не хотелось представлять на его месте другого. Кея должен вести себя согласно протоколу и умерить пыл.

— Ваш японский очень хорош для иностранца, - не может не отметить Кёя, протягивая ладонь для рукопожатия. – Акцента я почти не слышу. Меня зовут Хибари Кёя, я представляю полицейское управление Намимори.

Не выглядит Хибари как полицейский, ему подходит роль отпетого хулигана или мафиози, который пробрался в полицейскую структуру, преследуя свои корыстные цели. И все же, вот он – предстал перед зарубежным коллегой, собранный и закрытый на сотню замков. Хибари приглашающим жестом показывает дорогу до транспорта, и, пока они идут, не таясь, рассматривает Флоэрино. Интересно, каков характер Кампана на самом деле?

— Меня предупредили о вашем приезде. Я подготовил для вас кабинет и все необходимые документы, но вот с жильем возникла проблема – все хостелы и гостевые дома заняты, придется вам разместиться у меня. Я посвящу вас в курс дела за вечерним чаем. Вы когда-нибудь пробовали маття?

У самой дороги в тихом сонном городке их ожидал спортивный мотоцикл – дорогое удовольствие для полицейского в провинции, если ты не Хибари Кёя, не раз рисковавший ради родины головой.
На каждом рычаге было по шлему безопасности. Кёя снял один и протянул в руки Кампана. Его глаза смеялись, когда он спросил:
- Не боитесь связываться со мной?

[status]Догоню и съем[/status][icon]http://s8.uploads.ru/q08bJ.png[/icon][fan]KHR! POLICE AU[/fan][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Хибари Кёя</a></b> <sup>26</sup><br>Полицейский из Намимори, не раз рисковавший головой ради города. Жертва обстоятельств и невольный напарник одного итальянца. <br><center>[/lz]

Отредактировано Hibari Kyoya (2018-10-08 20:43:26)

0

4

— Благодарю, — улыбается Кикье в ответ на лестное замечание. — Иностранные языки — мое хобби.
Гостеприимство дается Хибари нелегко, Кампана не судебный психолог, но по лицам читает неплохо. Хотя тут даже человек с чуткостью фонарного столба справился бы: ему еще в жизни не предлагали кров и чай с таким вот каменным лицом.
Он мог бы еще рассказать о своем увлечении восточными языками и культурой, добавить, что японские коллеги, с которыми ему приходилось общаться раньше, даже дали ему прозвище, не созвучное, но перекликающееся с именем, и по этому прозвищу его и теперь многие узнают, но мрачное лицо нового знакомого призывает помалкивать. В будущем, возможно, они и станут напарниками не разлей вода, которые будут обмениваться веселыми историями из жизни, но точно не сейчас. Поэтому он вскидывает брови в вежливом удивлении и лишь сдержанно кивает в ответ на предложение заселиться к временному напарнику. Нельзя, чтобы тот догадался, что номера гостиницы оказались занятыми далеко не случайно, что все было спланировано заранее, как раз после того, как Хибари Кея наотрез отказался от охраны и помощи полиции. Он и сотрудничать-то по делу Мукуро не хотел, но после того, как пригрозили привлечь за препятствие правосудию, присмирел. С охраной закон был на его стороне - хочет человек рисковать жизнью, это его святое право. Этим-то правом он и поспешил воспользоваться. И тогда полиция организовала Кее вот такую небольшую ловушку. Повезло, что Хибари с его привычкой к прямолинейности не ожидал интриг от коллег.
Впрочем, отказаться он все же мог. Сказал бы, что делать ему больше нечего, как терпеть у себя всяких иностранцев, что дом его и только его, а если Интерполу вздумалось подбросить ему напарника, то это только их задача, решать, где его разместить. Но тот, кто расставлял ловушки, сработал умело. Кикье не знает, что именно наобещали детективу Хибари в случае, если откажет зарубежному гостю от дома, понятия не имеет, какими карами ему пригрозили. Может, сказали, что в противном случае тот будет заявляться к нему ни свет ни заря, и беспокоить соседей, может, пообещали что выставят вдоль улицы непроходимый кордон на случай, если Мукуро вернется, а рядом с Кеей нет никого, чтобы среагировать соответственно происходящему.
Кампана не спрашивал, и никому не пришло в голову ему рассказать, но сейчас он думает, что это и не важно. Главное, что он будет рядом с Хибари, если Рокудо придет в голову нанести ему визит. Когда это придет ему в голову, поправляет он себя. Не "если".
Он тоже ждет этой встречи и жаждет ее. Не так отчаянно и яростно, как Хибари, которого выдает фанатичный, какой-то голодный блеск в глазах, но глупо было отрицать, что ему тоже интересно. Мукуро Рокудо стал делом его жизни. Кикье написал о нем работу, изучал, словно ученый - явление, что никогда не видел, но следы которого встречает повсюду. Разве ученый отказался бы от свидания с предметом своего интереса? Настоящий - нет. Даже если существует шанс, что это убьет его. Нет, Кикье не собирается заводить дело так далеко. Он не даст себя убить.
Шагая по автомобильной парковке у полицейского участка, он пробуждает в памяти знакомое лицо с уникальной гетерохромией (судя по цвету кожи и одного глаза, Рокудо - альбинос, цвет волос и второй глаз указывает на нормальный уровень пигмента) и в который раз удивляется, как мало известно об этом человеке, которого он так долго изучал, который столько времени провел в тюрьме строгого режима, прежде чем снова сбежать. Его допрашивали, с ним встречались психологи, но он был непреклонен даже под угрозой смертной казни, не испугался и не выдал ни одной из своих тайн. Кроме тех, о которых сам захотел рассказать. Что они на самом деле знают о нем? Ни имен родителей, ни страны происхождения. Он сам называет себя итальянцем, его союзники, когда давали показания, признались, что стали жертвами экспериментов, и что глава банды тоже из их числа, но что именно с ним делали? Зачем? Кто и с какой целью делал из него монстра и был ли он доволен полученным результатом?
"Если планировал сделать из Рокудо безжалостного убийцу, должен быть счастлив".
Рокудо. Мукуро Рокудо. Они даже имени его настоящего не знают, ведь не могут же в самом деле живого человека назвать "Мукуро Рокудо". Ясно как день, что он и имя выбрал себе сам, но другого у них нет, как и точных данных о возрасте, о месте происхождения и составе семьи. Дело жизни Флоэрино Кампана - дело о призраке, который, возможно, и не существует вовсе. Мукуро Рокудо - итальянец, жертва бесчеловечных экспериментов, убивший предавшую его семью, может с таким же успехом оказаться американским беспризорником, выросшим на улице. Или французским наследником огромного состояния, ребенком многодетных родителей, которого потянуло на экзотику. Совершенно очевидно в его деле только одно - свидетелей нет. Единственный выживший - его старший приемный брат, но тот, во-первых, ничего не знает о его прошлом до того, как Мукуро приняли в семью, во-вторых, находится на психологической реабилитации в клинике, и только-только начал приходить в себя.

Голос Хибари выводит из размышлений. Интересно, думает Кикье, для кого он возит второй шлем обычно? Или это о нем с утра позаботился?
- С чего бы мне бояться? - вежливо улыбается он и нацепляет шлем, привычно отводя рассыпавшиеся волосы за спину. - Вы полицейский, и один из лучших в своем деле. Сотрудничать с вами - большая честь для меня.
Нет, он не боится своего напарника и вполне уверен в нем. По крайней мере, до тех пор, пока не стоит между ним и Мукуро Рокудо.

Проходит меньше пяти минут, и он  уже встает с заднего сиденья мотоцикла во дворе небольшого традиционного японского дома. Тот стоит на отшибе, почти за городом, но путешествие все равно преступно короткое, все-таки Намимори очень маленький сам по себе.
- У вас красивый дом, - выдыхает Кикье совершенно искренне, и не может перестать озираться. С резного конька крыши им навстречу вспархивает желтая птичка, похожая на канарейку, но довольно крупная.  - Ваша?

[nick]Floerino Campana[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/GpCFJ.jpg[/icon][sign] [/sign][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Флоэрино Кампана</a></b> <sup>26</sup><br>детектив уголовной полиции Италии, следователь по делу серийного убийцы Мукуро Рокудо<br><center>[/lz][fan]KHR! Police AU[/fan]

Отредактировано Kikyo (2018-10-10 08:17:42)

+1

5

С чего бы ему бояться? Как говорил наставник Хибари по полицейской академии: «Хороший вопрос, будущий детектив». И ответ Кёе предстояло отыскать самостоятельно. Флоэрино Кампана был, безусловно, одним из лучших в своем деле. Он производил на окружающих хорошее первое впечатление при личной встрече, а те, кто умеет читать по лицам, видеть чуть шире и понимать людей чуть глубже, на профессиональном уровне, в свою очередь, понимали про него еще кое-что: этот человек на самом деле не так-то просто устроен.

Кёя понимает это. Но ему цветущая сложность Кампана до лампочки, вернее сказать, до фонаря. И все-таки на душе неспокойно. Как только нога жмет на педаль газа и мотоцикл – древнее сокровище прошлого века, Кея лично восстанавливал раритет, таская детали из пунктов приема цветного металла – трогается с места, смутная тревога временно отступает. Ветер бьет по лицу, ероша прямые, как палки, волосы, и помогает проясниться мыслям. Расследование в самом разгаре. Помощь из Интерпола прибыла вовремя. Больше не придется вслепую мыкаться в потемках человеческой памяти, ища зацепки по делу серийного убийцы Мукуро Рокудо, можно действовать решительно и быстро, как в старые-добрые времена.
Но, вот парадокс — чем дольше Кея думает об отношении заезжего следователя и сбежавшего преступника, тем больше вопросов появляется в голове. Конкретно сейчас его волнуют два момента. Первый - почему Кампана не испытывает страха перед Рокудо Мукуро, хотя прекрасно знает, что тот совершил? Причина в профессиональной деформации или так проявляется особенность характера? Второй момент мог радостно похоронить расследование на корню - Кёе кажется, что Флоэрино скрывает свои истинные мотивы, и это ему не нравится. На его отношение хочешь-не хочешь, а придется любоваться, слишком открытая мимика и откровенно бьют слова, а вот Кампана закрытый и недоступный, экземпляр похлеще самого Хибари. Уж не думает ли следователь из Интерпола подвинуть провинциала-полицейского когда расследование подойдет к развязке?

Не вставай у меня на пути, Флоэрино - размажу. У тебя есть свои тропки, ими и ходи...

У следователей из Интерпола в распоряжении имеется доступ к базе данных полиции по всему миру, тогда как рядовые японские полицейские вынуждены строить догадки и только затем их проверять, отправляя запрос за запросом в головное ведомство. Это удобно с точки зрения организации процесса и совершенно бестолковая затея, когда речь идет о поимке международного преступника. Пока составишь запрос, пока пошлешь бумагу, пока она дойдет и все, кто надо, с ней ознакомятся - вечность пройдет, ждать замучаешься.
Глупо думать, что такой человек, как Кёя, удовлетворится этим.
У него был секрет. Маленький и очень-очень противозаконный. Флоэрино Кампана никогда не узнает, что простого полицейского из провинциального городка связывают с преступным жестоким гением банальные мафиозные разборки или по-другому, передел сфер влияния. Они, как два матерых волка, вгрызлись в тощий бок Намимори и тянули каждый на себя, пока у одного не лопнуло терпение и он решил поиграть не спортивно. Как говорил все тот же наставник Кёя по академии, комментируя резонансное дело об изнасиловании школьницы в Намимори: «он хотел жопу, она - голову, вот и получилось то, что получилось». Девушку замучил и убил ее же парень.

Когда они подъезжают к дому Кёи, их уже ждут. Хиберд - так зовут маленькую птичку, то ли канарейку, то ли вьюрка - приветствует хозяина радостным писком и аккуратно садится на плечо.
— Мой. От живодёров спас. Он был совсем ещё крохой тогда, сантиметров пять в холке, не больше, - Птичка подставляет голову и Хибари гладит лоснящиеся желтые перышки, добрея на глазах. На мгновение, не больше, кажется, что он в своей стихии, и именно в том, чтобы ласкать Хиберда и состоит его счастье. - Пройдёмте в дом, я сделаю нам чай. Вы наверняка устали с дороги.

В доме темно и пустынно, но стоит зажечь свет - и обстановка уже не кажется такой пустой. Коридор освещает электрический свет, в гостиной, где в углу сложен футон, а в центре комнаты стоит столик и свеча в подставке, света нет вовсе. Когда они входят в комнату, освещение гаснет. Умный дом есть умный дом, пусть с виду и выглядит как дань имперскому прошлому. Кея, прекрасно ориентируясь в темноте, спокойно подходит к столу, садится и зажигает спичкой свечу, кивком головы приглашая гостя сесть напротив.
- Если вы не возражаете, я бы хотел обсудить с вами условия пребывания в этом доме, - говорит Кея, ставя на газовую горелку на столе чайник и наливая воду из бутылки. Достает из-под стола пергаментный сверток, в котором оказываются две пиалы. Одну Хибари ставит перед гостем, другую к себе. - Их два. Первое: носить только традиционную одежду. Кимоно я представлю вам чуть позже. И второе, - Кёя делает паузу, чтобы смысл слов лучше дошел до собеседника. - Не препятствуйте мне в поимке Мукуро. Я знаю, что вы много и упорно работали и считаете это расследование делом всей жизни, но предупреждаю вас сразу - будете мешать, я вас сброшу. Согласны?

[status]Догоню и съем[/status][icon]http://s8.uploads.ru/q08bJ.png[/icon][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Хибари Кёя</a></b> <sup>26</sup><br>Полицейский из Намимори, не раз рисковавший головой ради города. Жертва обстоятельств и невольный напарник одного итальянца. <br><center>[/lz][fan]KHR! POLICE AU[/fan]

0

6

Надо же, как может все изменить одна маленькая деталь. Хибари гладит перья птички, смотрит на нее, и Кикье чувствует что-то сродни недоумению - кто бы мог подумать, что у этого человека может быть такой ласковый взгляд? Он улыбается или показалось? Кикье понимает, что засмотрелся, только когда довольная птичка вспархивает и прячется где-то в густой кроне дерева, а он ловит на себе быстро теряющий теплоту взгляд хозяина дома. Кикье делает вид, что не замечает перепада.
- Кажется, вы хорошо ладите с животными, - улыбается он.
Это приятный штрих к портрету будущего коллеги. Значит что-то человеческое, вопреки прочитанному досье в нем все-таки есть. Есть те, о ком он заботится, те, кто ему небезразличен. В личном деле, которое Кикье получил от ФБР, Хибари предстает чем-то вроде Робокопа из старой-старой игры для "денди", которую Кампана так и не смог заполучить в детстве. Тот, кто составлял это досье, был явно предвзят и не копал глубоко. Или намеренно создавал предвзятость. Нужно будет найти его и получше присмотреться. Но потом, все потом.
В дом он проходит следом за Хибари. В темноте трудно найти дорогу, и дрожащие на полу лужицы лунного света не помогают сориентироваться. Кикье знает, что традиционный японский дом имеет множество сюрпризов для европейцев, в частности, бумажные перегородки-седзи вместо стен, часто отодвинутые наполовину. Ему не хочется доставить хозяину еще больше неприятностей своим вторжением, так что приходится замирать на каждом шагу, прежде чем двигаться дальше. А потом в доме вспыхивает свет, освещая каждый уголок, и становится ясно, что Хибари не просто слепой поклонник традиций, но и очень практичный человек. Высокие технологии вплетены в традиционную обстановку почти незаметно, но под личиной японских фонарей прячутся точечные светильники, на столе с кистями для каллиграфии соседствует элегантный моноблок кокетливо подмигивающий разноцветными индикаторами активности, а судя по тому, как реагирует дом на появление хозяина, тут повсюду напичкано датчиков движения. Честно говоря, ужасно неудобная штука, по мнению Кикье, то и дело включается невпопад. Но если у датчиков движения было еще и другое назначение, например, отслеживать чужое вторжение на территорию дома, то все это обретает значительно больший смысл.
Он решает, что еще вернется и к этой мысли. Тоже немного позже, когда будут для этого время и силы. Потому что стоит ему только сесть, по-японски подобрав под себя ноги, и усталость этого дня наваливается всей своей тяжестью. Долгая дорога в аэропорт, перелет, потом поезд из Токио в Намимори. Он заказал машину до полицейского участка, ждал, пока Хибари освободится, а потом они добирались сюда. Последний раз он ел, кажется, еще в самолете, и при воспоминании об этом в желудке предательски бурчит.
- Извините, - виновато бормочет Кикье, и быстро переключается на разговор, который начал хозяин дома.
Тем более, что озвученные условия заслуживают особого внимания.
Он перевел дыхание, изучающе скользит взглядом по лицу предельно серьезного собеседника. Их разделяет почти полтора метра, но на минуту кажется, что воздух над столом вот-вот зазвенит от напряжения. Нужно решить, что ответить. Соврать, начать сотрудничество со лжи, но обеспечить себе спокойную работу без особых помех до самого решающего момента? Сказать правду - и нажить соперника, если не врага, прямо сейчас, в начале пути? И то и другое кажется не особенно привлекательным, но выбирать все равно приходится из этих двух вариантов.
- Первое условие приму с удовольствием, - улыбается он и кивает. Демонстрация согласия и дружелюбия должна расположить к нему собеседника, так учили его психологи. - Надеюсь, я еще не разучился правильно носить кимоно с прошлого моего визита в Японию. Что касается второго...
Вот оно. Кикье склоняет голову к плечу.
- Прежде чем дать определенный ответ, я хочу знать, что вы считаете препятствием.

[nick]Floerino Campana[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/GpCFJ.jpg[/icon][sign] [/sign][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Флоэрино Кампана</a></b> <sup>26</sup><br>детектив уголовной полиции Италии, следователь по делу серийного убийцы Мукуро Рокудо<br><center>[/lz][fan]KHR! Police AU[/fan]

Отредактировано Kikyo (2018-12-09 15:54:47)

+1

7

Ну вот, начинается. А он только начал думать, что с этим молодым следователем можно найти общий язык – и вот, пожалуйста. Хибари прошёл базовый курс психологической подготовки в полицейском участке и на собственном полевом опыте прекрасно понимал, чем манипуляция отличается от искренней реакции. Лица, взгляд, мимика и жесты – все это можно легко прочитать. Неприятно проворачивать такое с тем, кого сам пустил в дом, но с другой стороны будет впредь наука. Думать надо было раньше. Теперь отступать некуда, позади Намимори, а впереди маячит бесплотный призрак Мукуро Рокудо.
Манипуляция или искренность? Похоже, сейчас был как раз первый случай. Кампана слишком быстро согласился – или все же сам Кёя напряжен до такой степени, что видит намеки и поводы для подозрений там, где их на самом деле нет? Желание включиться в борьбу за право первой встречи с серийным убийцей – впервые за столько лет, подогревается тем сильнее, чем дольше длится разговор.
Хибари пытается сохранить хладнокровие, хотя, видит бог, с его характером это сложно. Хмурит брови, согревает губы пиалой с чаем и только после этого отвечает, наконец, подобрав слова:
- Разве из моего досье не ясно, что я хочу убить Мукуро? Вы же из ФБР, господин Кампана, наверняка изучали документы перед тем, как встретиться со мной. Поводов для убийства Рокудо у меня более чем достаточно. – Он смотрит на следователя в упор. - Если я замечу… нет, если мне покажется, что вы намерены препятствовать мне или – что хуже – убьете Мукуро первым, то отправитесь следом за ним.
Кёя едва заметно морщит нос. Слишком жёстко получилось, не того он добивался. Ещё чего доброго Кампана решит, что он нестабилен, напишет рапорт в управление, оттуда придет директива об отстранении Хибари от дела – а этого он допустить не может. Скорее небо в токийский залив обвалится, чем он откажется от возможности отомстить за своё унижение.

Поменьше глупостей, детектив.
Хибари словно наяву слышит насмешливый голос с бархатными обертонами. По спине пробегает волна мурашек, заставляя встряхнуться, словно дворового пса. Мукуро стоит за спиной Кампана, облокотившись о полку книжного шкафа, его губы искривляет ухмылка.
Вы ведь не хотите, чтобы все узнали, кто вы на самом деле, а, детектив?

- Извините, если показался грубым. Нервы.
Нет, в самом деле,  что с ним такое? Почему он ведет себя как допубертатная девчонка, завидевшая реальный шанс увидеть своего кумира и готовая ради встречи с ним на всё? Хибари задумчиво кусает губы, переведя взгляд на гостевую пиалу. Нервы – только отговорка, хотя спокойствие итак не самая сильная его сторона. Все знают, что Хибари Кёя подпитывается раздражением. И раздражает его абсолютно всё. Просто он отдал так много сил тому делу, не спал сутками, заканчивал дела в крайне сжатые сроки, чем удивлял и без того впечатлительных коллег – и все это только ради того, чтобы выйти на след Мукуро.
Он запоздало замечает неловкую улыбку на губах Кампана и паззл в его голове складывается окончательно. Невольно улыбается, совсем как недавно Хиберду.
- На голодный желудок дела не решаются. Заканчивайте с чаем и идем на кухню, я приготовлю нам мясо…
С улицы слышится непонятный звук – не то треск сухой ветки, не то шелест травы. Хибари осторожно поднимается на ноги, молча давая Кампана знак быть тише.
Это Мукуро? Так быстро?
Рисовая шторка кажется невесомой, когда Хибари отдергивает ее в сторону и выходит во внутренний двор. Несусветная глупость. Площадка просматривается хорошо. Грамотный снайпер сможет снять его на раз-два, если он сейчас же не вернется в дом. И всё же Хибари хочет понять природу странного звука. В его распоряжении только старые тонфа, ещё со времен Академии, да собственная реакция.
Звук повторяется, враг совсем близко. Хибари, тихонько подкравшись к источнику, заносит тонфа для точечного удара – и замирает, когда глаза, привыкнув к темноте, выхватывают в дворовом пруду барахтающегося ёжика. Совсем ещё малютка, полгода, не больше. Пруд – слишком громкое название, водоем больше на лужу смахивает, но промедление убьет маленькое животное и Хибари спешит на помощь.
К Кампана он возвращается не один.
- Вот, знакомьтесь. Ролл, это следователь Кампана. Следователь Кампана, это Ролл. – На Хибари только футболка, пиджак пришлось снять, чтобы с посапывающим беспокойно ежонком ничего не случилось. – Идёмте на кухню, пора ужинать. За едой обсудим наши дальнейшие действия. У вас наверняка уже есть план. Безумно хочется его услышать.

[icon]http://s8.uploads.ru/q08bJ.png[/icon][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Хибари Кёя</a></b> <sup>26</sup><br>Полицейский из Намимори, не раз рисковавший головой ради города. Жертва обстоятельств и невольный напарник одного итальянца. <br><center>[/lz][fan]KHR! POLICE AU[/fan][status]догоню и съем[/status]

+1

8

Нервы? Ну да, как бы не так.
И все-таки Кампана сдержанно кивает, принимая извинения, и прячет понимающую улыбку за соскользнувшей с плеча длинной прядью. Нервы шалят так, что угрожаешь убить коллегу при исполнении, но все еще не лишился места в полиции? Что же за сила стоит у тебя за плечами, Хибари Кея, раз ты, не усомнившись ни на минуту, говоришь такое чужаку?
Вопрос остается без ответа, но дает пищу для размышлений - потом, чуть позже. А пока Кикье бессовестно пользуется предоставленной возможностью соскочить с темы. В конце концов, Хибари сам ставит точку, сменяя угрозы извинениями, наверное, думает, что нужное впечатление уже создано, картинка не нуждается в дополнительных штрихах. Это хорошо. Потому что Кикье все еще не хочет ему врать, но чувствует, что пришлось бы, продолжи они этот разговор. Хибари не переубедить, можно только настроить его против себя, если и дальше гнуть свою линию. Он не послушает никаких разумных доводов, слишком зациклен на мести. Иначе давно уже понял бы, что одними угрозами Кампану не убедить. Рокудо должен идти под суд, Рокудо должен сидеть, а не становиться жертвой энтузиаста-линчевателя, даже если у того действительно, как он и говорит, достаточно поводов. А нужен ли ему действительно повод?
"О чем ты думаешь, он даже называет его по имени. Словно близкого друга или хорошего знакомого".
Много ли у такого как ты друзей, Хибари Кея? Что между тобой и этим серийным убийцей, однажды перешедшем тебе дорогу? Сейчас Кикье очень жалеет, что в свое время отказался от расширенного курса психологии, навыки профайлера сильно ему пригодились бы. Опыт и интуиция подсказывают, что случай, сложнее, чем ожидалось. Разрабатывая свои версии, они основывались на том, что это Рокудо перемкнуло на одной из жертв, и готовили ловушку, где приманкой был объект его интереса.
Похоже, они ошиблись. Этот парень, Хибари Кея, не просто жертва и не просто охотник. Сам того не понимая, он пропускает итальянского убийцу куда дальше в свою жизнь, чем предполагает его положение - жертвы или охотника, все равно. Понимает ли он это, вот в чем вопрос. И как глубоко проросла в нем эта болезненная зависимость от Рокудо?
"А тебе мало?" насмешливо спрашивает внутренний голос. Тем временем взгляд подмечает, как Хибари нервно кусает губы, как напрягается и косится в сторону сада от малейшего шороха, даже вовсе не подозрительного... А потом вдруг кидается на улицу, раньше, чем Кампана успевает скомандовать "стоять!" Он не верит, что на улице их ждет Рокудо, но чужая тревога заразительна, и пальцы сами собой ложатся на рукоять пистолета, отстегивая кнопку на кобуре. Но когда он вырастает на пороге, готовый нападать или обороняться, Хибари уже идет обратно, держа на руках завернутого в мокрый пиджак ежа. Серьезно?!
Сначала птичка, теперь еж. Не кот тебе какой-нибудь и не собака. Наверное, озадаченность его прокрадывается на лицо.
- У него есть имя? - он осторожно гладит ежонка пальцем от кончика носа до самых иголок. - Очень приятно, Ролл. Можешь звать меня Рино. Или Кикье.
Он поднимает на Хибари веселый взгляд, и тот вроде бы самую малость смягчается - а может, это только кажется? Этот человек просто поразителен. Невероятно, как уживаются в нем две противоположности: резкая, почти жестокая непреклонность в обращении с людьми и нежная забота о животных самых разных мастей.
- Боюсь, я вас не обнадежу, - примирительно говорит он, направляясь на кухню вслед за хозяином. - Мой план прост и примитивен, как любая охотничья уловка. Вы - единственная хорошо известная нам слабость Рокудо Мукуро, единственная зацепка в этом деле. Он должен выйти на вас теперь, когда вырвался на свободу. Именно этого момента я планирую дождаться. Но если есть предложения, как его спровоцировать и ускорить процесс, я готов!
Он уже выходит из комнаты, когда взгляд снова цепляется за компьютер - тот самый моноблок на низком японском столе, и мысли принимают чуть иной оборот. Все это время они отводили Хибари место сочного стейка в заготовленном полицией для Рокудо капкане. Но если странный симбиоз этих двоих не причудливый бред его усталого мозга, какова вероятность, что они с Рокудо уже нашли способ связаться?
"Что если его угрозы и беспокойство связаны не с тревожным ожиданием нападения, а верным знанием, что долгожданная встреча близка".

[nick]Floerino Campana[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/GpCFJ.jpg[/icon][sign] [/sign][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Флоэрино Кампана</a></b> <sup>26</sup><br>детектив уголовной полиции Италии, следователь по делу серийного убийцы Мукуро Рокудо<br><center>[/lz][fan]KHR! Police AU[/fan]

+1

9

Рино, задумчиво хмыкает Кёя, входя на кухню и щелчком включая свет. Умный дом был таковым везде, не только в гостиной. Рино, думает Кёя, кивая каким-то своим мыслям, подходя к раковине и промывая затем ежонку лапки под проточной водой из крана. Интересно. Милое имя, если подумать, только несколько девчачье, как сказали бы у них в участке. Рисующее в воображении любого, кто его слышит, обманчиво-игривый образ человека с лёгким на подъем характером, беззлобным и открытым миру, предпочитающего вместо кофе крепкий зелёный чай и любящего спать до полудня в выходные. Расслабленный человек, способный ударить наотмашь, но всерьез - никогда. Остаточная память Кёи, связанная с масс-культурой, услужливо предоставляла по запросу образ героя из комиксов, облаченного в серую кожу-броню и имеющего рог на лбу.
Носорог. Ты такой же толстокожий, Рино Кампана? Или в твоей крепкой броне все же есть уязвимые места?
Кёя поступает осознанно, приглашая к себе в дом агента ФБР, ему нужно отвлечь внимание на себя, пока Мукуро готовится к встрече. Пара внимательных глаз, безусловно, сильно продвинут расследование вперед, да и вообще лишними не будут, если, к примеру, Кёя в бытовой суете потеряет Ролла, но некоторых вещей, и уж тем более, людей, им видеть не стоит. Хибари совсем не улыбается перспектива объяснять кому-то свои действия, он итак достаточно напрягается, постоянно терзая сам себя. Снова и снова задает себе один и тот же вопрос, не особенно, впрочем, рассчитывая на ответ: "Так ли я поступаю? По той ли дороге я иду"?
С Мукуро причитается за моральный ущерб, к моменту их встречи как раз и проценты набежать успеют. Кёя снова обращает взгляд на Кампана, непроизвольно хмурится. Он вызывает смутное беспокойство, но какого рода - пока непонятно. Задача Кёи - выяснить это. Ему же будет спокойнее.
Нужно отвлечь его и выключить моноблок. Если увидит рабочий стол - у меня могут быть проблемы. Конечно, градус его подозрительности останется таким же низким, но стоит ему копнуть глубже...
Нельзя допустить, чтобы это произошло.

Ролл, о это маленькое чудо природы, ведёт себя куда спокойнее, чем ожидалось от существа, еще недавно одной лапкой стоявшим на пороге смерти: сонно жмурится, вяло перекатывается в ладонях, и вообще демонстрирует завидное спокойствие. Совсем ручной, думает Кёя. Совсем домашний.
- Вариант интересный, не спорю, и вполне укладывается в то, что мы о Мукуро знаем. Но вы уверены, что этого хватит, чтобы его поймать? Мы ограничены в своих действиях, в отличие от него, и времени на то, чтобы составить внятный план, у нас недостаточно, чтобы предусмотреть все возможные болевые точки. А он будет целиться именно по ним. Я-то готов, а вы? За себя не боитесь?

Не боится, раз пошёл работать в ФБР, шепчет внутренний голос, но Кёя подозревает, что за внешней собранностью и непоколебимым спокойствием кроется что-то еще. Хибари готов доверить Кампана свою жизнь, хотя это и стоит ему поперек горла, все же этот дом, работа и какие-никакие перспективы однажды свалить из этой дыры в город покрупнее, где зарплата повыше и жизнь поспокойнее, кажутся лучшим вариантом, чем уютное одиночество в деревянном гробу. Он знает, как и когда может атаковать Мукуро. Умный, узнал, подготовился. В свою очередь, Рокудо в курсе контрмер, принятых Кёей. Они делятся друг с другом этой информацией в те моменты, когда кулак одного достигает челюсти другого, а в ответ тут же прилетает такой же сильный кулак и пара колких фраз.

Кёя решает, что соба с говядиной и кунжутом - достойный ужин, и приглашает Кампана сесть за стол, но не на гостевой стул, а на хозяйское кресло. Мягкое, с неярким принтом из светло-серых линий. Подарок одного эксцентричного коллеги или премия начальства за удачную миссию - он уже и не помнит.
- Вам повезло, я как раз думал над этим. И у меня уже есть пара вариантов. Насчет одного я пока не уверен, но что касается второго... - Пока лапша тушится, а мясо доходит на огне, Хибари поворачивается к Кампана, опирается о стол слева от плиты и, сложив руки на груди, внимательно смотрит на него. Оценивает, сколько правды можно скормить за раз. - Вам наверняка известно о преступной сети Мукуро Рокудо. Она немногочисленна и ее члены отлично умеют избегать ненужного внимания, но время от времени им тоже нужно что-то есть. Мне удалось встретиться с одним из... партнёров Мукуро, скажем так, и убедить его сотрудничать. Сейчас расскажу подробности.
Хибари снимает продукты с огня, улыбается явно заинтересованному в еде Роллу и, разложив тарелки с блюдом себе и гостю, скармливает ему кусочек говядины. Сев за стол, Кёя продолжает мысль:
- Контакт ненадежный, но хоть какая-то зацепка. Адрес электронной почты. Подозреваю, что фальшивый. Можно попробовать написать Мукуро и выманить его из укрытия. Вот только что ему написать - идей у меня пока нет. Что скажете, господин Кампана? [status]догоню и съем[/status][icon]http://s8.uploads.ru/q08bJ.png[/icon][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Хибари Кёя</a></b> <sup>26</sup><br>Полицейский из Намимори, не раз рисковавший головой ради города. Жертва обстоятельств и невольный напарник одного итальянца. <br><center>[/lz][fan]KHR! POLICE AU[/fan]

0


Вы здесь » uniROLE » uniALTER » Karma police


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC