о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищете хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• renji
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.
• byakuya
связь лс
капитан, нет не очевидность, но назидательный взгляд и тяжелый банкай, потому порядок должен быть в администрации.

автор недели ISENGRIM FAOILTIARNA

Это было, пожалуй, жестоко. Йорвет ни разу не заикнулся на эту тему, но видно было по тому, как он ходил за бригадой хвостиком, как робко жался к вожаку, как ловил каждое слово, как грозно касался рукояти кинжала на поясе — мечтает, чтобы дядя Исенгрим заметил и сказал в один прекрасный момент: «знаешь, что, Йорвет, ты уже взрослый и сильный, пошли-ка с нами, такие парни мне нужны!». Исенгрим такого, конечно, не говорил — ну куда, пацану двенадцать, ну четырнадцать уже, вчерашний ребенок!.. Читать

REHABILITATION

Отдавая агенту письма, он знал, что их, возможно, прочтут. Но в этих посланиях не было ничего важного, кроме разве что обычных человеческих чувств. Как можно использовать чувства уже мертвого человека? Сожаления о том, что так и не отправился в космический дрейф с Андроникосом. Гордость работой, проделанной Талосом. Пожелание найти равновесие в душе для Ашары. Благодарность Навье за что, что она всегда оставалась для него добрым другом... Читать

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста – выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да – это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни – накатим за его здоровье!

Hinamori Momo: Итак, я живу на Юни уже год. Может, больше, может, меньше - не суть. Просто мне хочется в который раз сказать, что этот форум стал для меня домом в первые же дни регистрации, и ничего не изменилось. На Юни действительно хочется заходить, хочется активничать там, вдохновляться играми и соигроками, брать твинков и наслаждаться жизнью. На Юни царит очень дружелюбная и приятная атмосфера, все люди там - добрые, все готовы общаться и играть, все - интересные и хорошие игроки, однако я не могу сказать, что на Юни собралась компания в том смысле, что других в нее не пускают. Согласитесь, бывает такое, когда сбивается основной костяк игроков и в этот коллектив трудно влиться новичку. На Юни этого нет! Вот правда, новенькие игроки легко смогут вписаться в компанию старожилов - вам тут и кофеньяка нальют, и пирожками угостят, и в игру затащат с порога. Отдельно хочу отметить работу администрации, которая действительно заботится об игроках и удобстве их обитания на форуме - я еще ни разу не встречала такой дружный, добрый, теплый и ответственный коллектив АМС, за что им огромная благодарность. За этот год я ни разу не усомнилась в том, что Юнирол - мой любимый форум среди всех остальных. Я рада, что стала частью этого чудесного места и знаю, что меня, как и всех остальных, там любят и ждут. "Дом никогда не бросает тех, кто взял и однажды поверил в Дом".

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения - тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями - ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь - и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно - держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Lara Croft: Я не умею писать большие отзывы и рецензии, каюсь, грешен. Но поделиться своими впечатлениями и эмоциями от этого проекта все же хотелось бы, скорее даже для себя, чем для кого-то. Это замечательный форум. Почему? Потому что он вернул меня обратно к ролевой жизни, куда я уже и не надеялась было вернуться никогда. На самом деле до Юни у меня все было сложно – то ли мне, как плохому танцору, все время казалось что форумы были какие-то не такие, то соигроки оказывались факапщиками, то ли я сам нигде не мог свою задницу пристроить ровно, потому что в ней торчало шило размером со шпиль Эмпайр-Стейт-Билдинг. Но после перерыва почти в год, когда я ограничился лишь написанием анкет и ливанием с форумов, попасть на Юни было просто чудом. Почему? А черт его знает, с первого взгляда все казалось таким же, как на других кроссоверах до этого, коих я сменила… по-моему, все, что есть в рунете. Все дело в людях. Скажу честно – они разные. Но в этом, наверное, и вся прелесть. Мне повезло найти на проекте человека, который стал моим хорошим другом. Даже двух таких людей, одного вообще в моем городе, так что кто знает – может и тот, кто прочитает мой отзыв, сможет потом найти себе доброго товарища на просторах Юни. Что же касается конкретно форума и что может быть интересно тому, что захочет присоединиться к проекту – форум живучий, развивающийся и очень активный. Народ играет и играет много, и не буду лукавить – сама я пишу в двадцать раз больше постов, чем писала до этого на своей ролевой памяти. Администрация честная, доброжелательная и отзывчивая. Флуд веселый и все, в принципе, относятся друг к другу хорошо без каких-либо подковерных войн. P.S. А нет, все-таки умею в простыни..))

Clara Oswald: Дорогие мои юнироловцы! В первую очередь команда АМС. Хочу в этом отзыве выразить свою огромную благодарность вам! Спасибо за то, что терпите меня, мои странные идеи, бесконечные смены ролей, уходы-приходы. Вы просто чудо! Вы самые терпеливые, понимающие и крутые! Я очень рада тому, что куда бы не заносил меня мой идиотизм, я все ровно возвращаюсь на Юни, потому что, видимо это судьба, и этот форум самый лучший. Не перестаю в этом убеждаться! Путь у вас всегда и все будет на высшем уровне!!! Отдельные приветы фандомам Волчонка и Доктора Кто, конечно же. Вы все чумовые ребята! Обожаю вас!!!

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniALTER » hot blood


hot blood

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/dNW6e3L.png

  • • • • • • • • • • • • • • • • • •
https://i.imgur.com/sVobdhk.gif
  • • • • • • • • • • • • • • • • • • 

переживает за сигареты больше, чем за пулевые ранения.
плохой пример для подражания.
потеряет руку, но не записную книжку.
план - это очень оригинально, технично и хорошо, лучше оргазма.
музеи существуют для заимствования.
не пойман - не вор.


Код:
<!--HTML-->
<div style="height: 95px; overflow-y: auto; padding: 5px;"><div style="font: 11px Arial;"><p align="center">Он как-то слишком стар для этого дерьма и хотел курить. А сигареты кончились, ни полной зажигалки, ни спичек. Сто лет назад затертая ручной стиркой футболка и та начала до конца облезать принтом. Вытаскиваемые в суматохе кошельки как-то не способствуют удовлетворению. И новый риск, с головой во всё в одиночку, оправдан более чем. Только нарваться на кого-то с оружием, явно рыскающих в том же месте, он не планировал. И на Робин Гуда с хвостом — тоже. Но плохо ли это?</p></div></div>

❏ ❏ ❏ ❏ ❏ ❏ ❏ ❏ ❏ ❏ ❏   H O T    B L O O D   ❏ ❏ ❏ ❏ ❏ ❏ ❏ ❏ ❏ ❏ ❏

• • • • • • • • • • • • • • • • • •
https://i.imgur.com/eEMFGMN.gif
• • • • • • • • • • • • • • • • • •

не македонская стрельба, но тоже очень сильно.
действующая мисс удача.
на всех первых полосах крупным планом - а чего добился ты.
рискнуть собой как смысл жизни.
расхитительница гробниц, храмов, сожженных поселений и плодовых деревьев.
музеи существуют чтобы туда ничего не относить.


Код:
<!--HTML-->
<div style="height: 95px; overflow-y: auto; padding: 5px;"><div style="font: 11px Arial;"><p align="center">У неё не было возможности просто сидеть на одном месте. Не хотелось, не было сил, да и сон даже на самых лучших простынях всё равно был бы с массой кошмаров до кома в горле. В этом ключе возможность снова рискнуть любому покажется блаженством. Что при этом вообще можно действительно потерять? Уже больше нечего. Только в очередной раз слишком много хвостов от Тринити. И неожиданно не враг, но и друг ли.</p></div></div>

https://i.imgur.com/CwTJs4Q.png

[nick]Sam Drake[/nick][status]I don’t give a...[/status][icon]https://i.imgur.com/Alaih0J.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/8txV0nD.png https://i.imgur.com/QIgMBsL.png https://i.imgur.com/NITDdvj.png https://i.imgur.com/rkADc6J.png https://i.imgur.com/rJZ533K.png
возьми мои мокрые спички, мою холодную воду,
мои дурные привычки, больную свободу
[/sign][lz]<center>Words about me, looking lonely
I don’t need <a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=1470" class="link4"><b>your</b></a> arms to hold me<center>[/lz][fan]Uncharted[/fan]

+2

2

Сэм любил молчать.

В этом не было глубокой истории или тайных страхов сказать что-то не то. Он не боялся таких вещей. Напротив, мог смотреть в лицо абсолютно любому своему или чужому промаху. Промахи – это лишь часть обучения. А обучение – лишь этап в наборе опыта. Опыт составляет жизнь. Опыт помогает строить планы. Планы Сэма часто шли по пизде.

Он любил молчать. Слушать тишину. Она отзывалась то стуком капель дождя по покосившемуся лет двести назад подоконнику, то треском погнутой сетки рабицы о разбитое лет триста назад стекло. Иногда тишина отвечала свистом ветра, иногда – шумом погони на улице. Говорить о неблагополучности района не приходилось. Главным образом потому, что сам Сэм не был благополучным. В каком ещё районе он мог жить? К тому же не то чтобы в его карманах где-то спрятался золотой слиток, который он положил в зимнюю куртку по весне. Причин у этого было две. Первая - откуда бы у него взялся золотой слиток. А вторая - зимней куртки у него не было. Была всего одна. Всесезонная, всепогодная и дорогая. Купил он её слишком давно, чтобы сейчас она имела хоть какую-то цену, но качеством её оправдывала.

Глядя на мерное падение дождевых капель, он потянулся в карман за пачкой. Измятая коробка слабо шуршала от прикосновений грубых пальцев, открывая взгляду удручающее содержимое. Две сигареты.

Не густо.

Извлекая одну сигарету с той аккуратностью, с которой обычно зашивают ножевые ранения, Сэм всё ещё задумчиво смотрит на капли. Слабо прокатывает свою маленькую смертельную спасительницу между указательным и большим пальцем. Немного спрессовывает табак. Так меньше шансов, что весь он уйдёт в пепел при затяжках, без должного эффекта. 

Он зажимает фильтр сухими губами, достаёт из кармана старую зажигалку и пытается поджечь край. Желанный яркий огонёк посылает Дрейка глубоко в эротическое путешествие. Нахер. Он с этим не согласен. Потряхивает зажигалку в руке, сжимая жёлтый фильтр плотнее. Подносит снова. На второй щелчок судьба решает, что закурить ему всё же не помешает и у него выходит сделать первую затяжку.

Дрейк смотрит на капли дождя. Они продолжали нахально стекать с вздувшегося потолка на то, что он принимал за постель. Пепельница, стоящая на тумбочке рядом, тоже с остатками воды. Но так даже лучше, быстрее будет затухать окурок.

Молчать у него выходило только в такой обстановке. В остальное время окружающим его разговоры были нужнее, чем ему. В целом. Когда-либо. С братом, впрочем, помогало максимально хреново. Хотя с Нейтаном, кажется, помочь не могло ничего.

Он с шумом выдохнул, выпуская дым и носом, и ртом. Первый пепел ссыпался на грязный пол, а не в пепельницу. Сэм затёр серый след носком ботинка, возвращая взгляд каплям, стекающим с потолка.

Как там были дела у Нейта? Всё ли было хорошо? Этот вопрос волновал так часто, словно вовсе не было нескольких лет без малейшей связи. Можно было дарить дорогие подарки племяннице, которую никогда не видел, но вот связаться с единственным родным человеком возможным не представлялось. Что ж. Он пытался. У него не вышло. Так чего об этом думать? Лучше подумать о том, что цена на сигареты ещё не упала, а вот наличность в карманах Дрейка уже вмазалась в грязь лицом как бухой сифилитик после палёной русской водки.

Трудно быть старшим братом. Особенно без сигарет. Вот от сигарет такой подлости не ожидалось.

Он докуривает до самого фильтра. Это вредно, думается ему. Как же наплевать – вторит его же голосом в голове. Окурок тонет в небольшой лужице, которая была в стеклянной, убитой пепельнице. Даже сифилитик выглядел бы лучшее неё. Впрочем, всё, что было в его квартире было хуже.

В жизни многого не хватает. Кто-то меланхолично думает о вечном, о прекрасных отношениях полных семейной любви. Это же всё так греет сердце и душу. Сэма бы согрело пару миллионов наличностью. И новая футболка. Или свитер. Он бы не отказался от хорошего свитера. Из натуральной шерсти. Не овечьей. От неё тело чешется. Такие несмешные шутки ему не нравились.

Говорят, аутотренинги чудесная вещь. Дрейку мысли о тёплой одежде не помогают согреться. Он резонно считает аутотренинги чушью собачьей. И кутается в меховой воротник куртки плотнее, когда сбегает по задрипанной лестнице на первый этаж. Лифт был. Но не работал как надо. Как, в сущности, всё в жизни Сэма.

Дождь больше мерзко моросит, чем идёт. Без энтузиазма он отмечает, что, видимо, его крыше достаточно и этого набора влаги.

Выбираться из кварталов и закутков, полных увлекательных впечатлений для адреналиновых наркоманов и наркоманов простых, Дрейк предпочитает быстрым шагом. Капли летят в лицо, волосы намокают и немного липнут ко лбу. Он слабо хмурится, инстинктивно облизываясь. Кажется, ему хотелось пить. Возможно, чего-то покрепче воды. Градусов на сорок.

До шумных и людных улиц добраться выходит довольно быстро. Не иначе прекрасная погода мотивировала двигаться быстрее. Либо же сказалось частичное отсутствие людей на пути, которые очень любили усложнить процесс перехода по узким тротуарам. С характерным хлопком он отряхнул воротник от влаги, чтобы та не скатывалась ему на шею, и осмотрел поле работы.

Несмотря на непогоду людей для его задачи было достаточно. Разгар рабочего дня идеальное время для того, чтобы поймать кого-нибудь не особо внимательного.

На остановке стояло трое. Подросток лет восемнадцати, пожилой мужчина и очаровательная особа лет тридцати. Больше всего под параметры Сэма подходила женщина. На ней было дорогое пальто, красивые перчатки. Кремового шёлкового платка касались края изящных длинных серёжек. Фианиты с сапфирами, понимает он. Неплохой был бы улов в иное время, но работа слишком топорная. Фанатом такого рода варварства Дрейк не был. Воровство — это тонкое искусство. А стаскивание украшений следовало чередовать с затаскиванием в постель. Двух зайцев одним выстрелом.

Он недолго стоит поодаль, делая вид, что вчитывается в знак с расписанием автобусов и их маршрутом. Наблюдает за тем, как женщина переступает по небольшому пространству, тихо стуча каблуками высоких сапог по асфальту. Нервничает? Удобная цель.

- Прошу прощения, - его губы растягивает обворожительная улыбка, рукой Сэм зачёсывает мокрые волосы назад, заглядывая в глаза своей собеседнице. Зрительный контакт так часто обманывает людей, вызывая доверие, - Вы не подскажите мне, как я смогу добраться до ветеринарной клиники? – и любовь к братьям меньшим обманывает их ещё чаще, даже если и показная.

- О, вам нужно пройти квартал отсюда, это будет быстрее, чем дожидаться транспорта. Вы увидите большую яркую надпись, синюю.

Его улыбка становится мягче, голову он немного наклоняет к плечу, делая шаг вперёд. Ничего не меняется. Первая ступень доверия пройдена.

- А такая обворожительная особа не сможет меня проводить?

- Ох, спасибо за комплимент, но боюсь, что нет.

Флирт действует должным образом. Какая женщина не любит комплименты? Это позволяет ему чуть наклониться вперёд, незаметно для всех проникая пальцами за тонкую ткань сумочки. Отвлекая внимание, Дрейк усмехается небрежно, показательно качнув головой, изображая библейское сожаление.

- Как жаль. Тогда не опишите чуть подробнее дорогу. Где-то надо повернуть? – он делает жест рукой, означающий поворот. Это создаёт ощущение вовлеченности. А ещё того, что его руки и он сам – на виду. Кто заподозрит вора в том, кто так свободно машет руками?

- Да, вам нужно будет...

Его пальцы медленно спускаются дальше, пробираясь между ровными краями косметичек и прочих женских штучек.

-  ...До дорожного знака и билборда...

Он обходит телефон, ощущая гладкую поверхность экрана. Отступает немного в сторону рукой, показательно кивая, когда женщина делает шаг вперёд – приходится выступить за ней.

- ...Пройти мимо ирландского паба...

Ребристая поверхность кошелька обнаруживается долгожданным холодом. Он поддевает его, медленно вытаскивая. И, пока не был замечен, убирает к себе во внутренний карман, запахивая рукой куртку якобы от холода. Ему и правда было холодно, но в таких условиях застегнуться чревато разоблачением.

- ...А там вы как раз и увидите эту яркую надпись, ещё знак креста на окне.

- Благодарю, что бы я без вас делал. Видимо, у вас тоже есть питомец? – ему едва кивают, словно смутившись, но не сводя взгляда с дороги, - Ему очень повезло с такой хозяйкой.

Дрейк уходит быстро. Профессионально улыбается, разворачиваясь бесшумно даже на влажном асфальте. Через пять минут его след уже теряется где-то между указанным ему направлением и смежными подворотнями.

В кошельке обнаруживается не слишком много. Достаточно для того, чтобы купить сигареты, спички и, вероятно, прожить неделю с едой в животе. Или... его пронзает мыслью, как громом. С ней он выруливает на улицы, возвращаясь к своим привычным забитым и забытым дворам.

К его приходу в доме становится совсем сыро и холодно. Виной этому, конечно, раскрывшееся от ветра (или сетки рабицы) окно. Сэм смотрит на это с шумным вздохом и ничего не предпринимает по спасению жилища от неожиданного затопления. Его уже, кажется, ничего не спасёт. Может быть только ДиКаприо, если вдруг задумает пожертвовать деревяшкой, которой можно это окно забить. Правда, Розе тогда придётся пойти на дно вместе с Титаником.

В сумке, которая валялась в самом сухом месте квартиры – в ванной, - находилась записная книжка Дрейка. В ней были наработанные годами идеи и воспоминания, обрывки и разгадки того, что могло бы привести к немыслимым кладам. В иное время он бы не пошёл на такое в одиночку, но сейчас ему было некого брать с собой в занимательные приключения. К тому же, опыт показывал, что быстрее и лучше он управится один. И ничего из найденного не окажется в музее. Не любил Сэм музеи. Искусство было ему далеко в данном отношении.

А ещё он любил планы. Напарники Дрейка планы не любили. Даже если это был ещё один носитель такой фамилии.

Последние месяцы одиночество сжирало его также, как пламя медленно оставляет от сигареты один лишь пепел. Время от времени он словно смачно затягивался, а потому и дыма, и пепла становилось больше. На этом фоне его наработки становились ещё более проработанными. А для одной из таких с недели три назад он даже украл из местного музея карту. Та была единственным, что вообще можно было украсть с пользой. Были там ещё странные круглые сферы. Несколько различных. Ему думалось, что они пригодятся, но утащить с собой и их было бы затруднительно, ведь сумку брать на дело не пришлось.

Карта перекочевала на временное пристанище из турецкого музея. Приехала просто с выставкой, показать себя и кусок большой истории американцам. И вот эта шкурка газели теперь больше не лежала под красивой витриной, а была упакована Сэмом по всем традициям безопасности для карт из шкур. Чтобы не промокла и не протиралась.

Экспонат, которым им уже не являлся, отличался поразительной точностью в своих расположениях. Многие учёные полагали, что возраст карты был просто неверно определён и на самом деле она старше (ведь Антарктида была покрыта льдом очень давно). Дрейк же полагал, что учёным просто мало платили и они не искали иных объяснений. Например, тех, что часто ищут искатели чего-то достаточно дорогого.

Он знал о том, что в Египте есть свои легенды о гробнице Мастаба Сабу. В основном всё сводилось к мифическим вещам, говорившим о бессмертии. Он знал одно, что бы не скрывалось в этой гробнице – оно будет очень дорогим. И намного дороже, чем тот диск, который, Сэм знал, был у Нейтана. Младший брат не обидится, если лишится одной из ненужных ему больше игрушек.

Шифр особого диска, являющегося артефактом, Дрейк разгадать не успел. Нейт не особо-то давал разглядывать свои игрушки после возвращения старшего. Не то чтобы его можно было за это винить. Условия не располагали. Однако, рассказов, мифов и исторических справок было достаточно для понимания, что заглянуть в Египет на пару фотографий с пирамидами всё же стоит. Только фотоаппарата у Сэма нет. Но ничего, его всегда можно украсть.

Он пролистывает страницы записной книжки с особым вниманием к деталям, записанным на выцветшей бумаге. На проработку плана действий уходит несколько часов, за которые мелкая морось за окном превращается в настоящий ливень. Ветер с шумом гремит разбитым окном. Только это и промозглый холод, бегущий по спине, заставляет его подхватить ржавое ведро в ванной (которое он забрал с какой-то помойки) и поставить его на кровать.

Стук о дно ведра раздражает фантомно, но так хотя бы не получится затопить соседа снизу, если он ещё жив. Окно приходится не просто закрыть, а подпереть единственным имеющимся в квартире стулом, чтобы оно не открылось снова.  Убедившись, что спать сегодня он будет в ванной, Сэм подхватывает сухой, но грязный плед с пола. Отряхивает от пыли и тащит в ванную, укладывая на пол. Так будет не слишком холодно лежать на полу. Сверху он кидает одежду, которая успела просохнуть после последней стирки. Запачкается. Но есть ли разница?

Ложиться на твёрдую поверхность, почти не прикрытую от холода, не впервой. Хмыкнув, он с усмешкой принимает это за подготовку к тому, что его ждёт. После стольких лет в тюрьме привередничать в месте ночлега не было толка и желания. Он защищён от ветра, нападений и, даже не подхватит пневмонию, ведь на нем всё ещё есть куртка.

К утру записная книжка наполнена новыми деталями, а в голове проработанный план. К утру сигарет в пачке больше нет, а зажигалка оказывается в мусорке, потому что отказывается функционировать дальше. Его мечты просты. Например, он мечтает о бензиновой зажигалке. Хотя на её заправку тоже придётся тратиться. И о том, чтобы сигареты не кончались. Смятая пачка ехидно плюёт ему в лицо пустотой. Справедливо.

Ему предстоит зарулить в Северную Африку. Путь, конечно, не близкий, но чистый паспорт на нынешнее имя для того Сэму и дан, чтобы ни в чём себе не отказывать. Чего у него только не было. Еды не было, воды не было, зато были новые патроны для его пистолета, лежащего на дне сумке под единственной запасной футболкой. Немного медикаментов. Самых простых и возможно палёных. Коробок спичек (он собирался идти морем и надеялся, что они не промокнут). И, конечно, новая пачка сигарет. Распаковывать её он не торопился.

В порту приходится немного покрутиться. Стащить кошелёк у одного зеваки, который явно никак не мог определиться куда же ему там надо плыть. Денег немного прибавилось и возможность найти себе безопасное место на грузовом корабле, за небольшую взятку, была использована им успешно.

Они должны были проплыть через северную часть Атлантического океана и, через Альборан к Средиземному морю, добраться до порта в Тунисе, в Сфаксе. Оттуда Сэм планировал добираться на перекладных. Угнать машину или же втереться в доверие к местным, чтобы с их стороны это было жестом доброй воли. В городе также можно было обнаружить интересные крупицы легенды, интересующей его. Маркеры, явно намекающие на нахождение кладов, могли заполучить подсказки о местонахождении через легенды местных. Или через их музейные экспонаты. Как пойдёт.

Добраться удаётся даже без штормовых эксцессов. Вода спокойная и Дрейк считает это неплохим знаком. Предвкушение, азарт движения снова приводит его в жизнь. Ему нечего делать в безопасном городе. Его, Сэма, безопасность, никого не волновала. Его тем более. Слишком давно не волновала.

Местные оказываются удивительно общительны – не иначе благоприятно действует туризм. Он проявляет все чудеса обаяния, ни говоря никому ни слова правды. Ни разу. Ему верят и просят добавки. Отказывать нет причин. Потому его книжка немного пополнилась за несколько дней сбора информации, которые приходилось перебиваться на воде и том, что удалось стащить с рынка. Зато спать было теплее, чем в ванной. Хотя и не мягче. Корни деревьев давили на лопатки. Это ощущение почему-то казалось знакомым. Но не таким приятным, как мысли о мягкой кровати с ортопедическим матрацем за баснословные деньги. И конечно не таким приятным, как размышления о тех самых баснословных деньгах.

Мимоходом от парочки особо разговорчивых бабушек (самый кладезь легенд в любой культуре) он слышит о том, что их опрашивал кто-то ещё. Тоже любопытные мальчики (все так стремятся назвать Сэма мальчиком, что он вовсе не препятствует). Если это конкуренция, то это было плохо. Но по крайней мере у него было преимущество в виде одной из самых точных карт. Пусть она и на шкуре животного, зато по ней проще искать гробницы с тем, что можно дорого продать. Намного проще, чем на карте современной, хотя такие у него с собой тоже были.

Дальше он продвигается на перекладных. Врёт про путешествия, улыбается, зажимая губами сигарету и выпуская облако дыма в сторону впечатлительных девушек. Было что-то в местной красоте такое, что его очаровывало. Впрочем, женская красота вообще его очаровывала. Да и разве она не очарует здорового мужчину?

Очарование быстро покидает его. Во многих смыслах. Начиная от того, что последние попутчики оказались исключительно мужского пола и заканчивая тем, как косо они на него смотрели. Агрессивно, словно с потаённым ожиданием, что сейчас что-то произойдёт. Сэм быстро оказался в соответствующей боевой готовности, прекрасно зная, как удачнее ему схватиться за пистолет при необходимости. И как легко переломать человеку руку в трёх местах.

Очарование покидает его, когда всё начинает идти не по плану. Спокойная жизнь лишь снится. А ему снятся только кошмары и решётки тюрьмы. Так что такой спокойной жизни он точно не хотел.

Это играет с его противниками злую шутку. Мобилизованность. Неподготовленность к ответу со стороны того, кого они решили застрелить.

- Ребята, это совершенно невыгодно, - он усмехается, показательно поднимая руки, отступая к кузову машины и упираясь в него спиной.

- Мы тут решаем, что выгодно. Заткнись.

- Вы определённо принимаете меня за кого-то ещё.

- Это ты разнюхивал в Сфаксе. Не пудри мозги.

О, вот в запудривании мозгов Дрейк был настолько хорош, что почти оскорбился от того, что его недооценивают с этой точки зрения.

- Ладно, давайте договоримся миром. Мне ещё дорога моя футболка, мне не пойдут несколько лишних дырок в теле. Природа уже дала мне достаточно отверстий, - о лишних трёх он не упоминает, чуть пожимая плечами.

Дуло упирается ему в грудь. И эта надменность становится ошибкой. Он перехватывает оружие резко, ударив по запястью. Перехватывает за ствол, дёргая на себя и тем самым прикрываясь от направленных в его сторону пуль от двух других товарищей из ларца.

Тело, продырявленное пулями, падает своей тяжестью на Сэма, но ему безвольная кукла лишь на руку. Он перехватывает удачнее, прежде чем швырнуть труп товарища в одного из парней с пушками. Это даёт ему короткий момент, чтобы запрыгнуть в кузов, припадая к дну и вытаскивая из своей сумки пистолет. Несколько десятков секунд он выжидает, когда к кузову подойдёт один из его врагов, чтобы обхватить локтем за шею, почти ломая её, вдавливая лицом в металлическую поверхность. Несколько выстрелов из пистолета приходятся не особо точными, потому что поза неудобная для стрельбы совершенно никак. Но несколько лишних отверстий в теле… способствуют смерти.

Под его локтем слышится хруст.

С шумом дыша, он отпускает руку, давая телу упасть на землю, поднимая пыль. Собираться приходится быстро, пока кто-нибудь ещё не проехал по этой дороге. Африка не самое людное место, но стоило быть аккуратнее. Сэм посмотрел на два трупа, стаскивая с третьего армейский нож. Теперь аккуратность точно не повредит.

Проходит он не слишком долго, хоть и идёт лесным массивом. В этой траве того и гляди водятся какие-нибудь ядовитые пауки, комары, жуки и цветы. Дрейк ничего из этого есть не собирается, потому пробирается максимально быстро, только проверяя время от времени по привычке наличие сигарет и записной книжки.

Он мог бы пройти и дальше незамеченным, но, когда мимо него пролетает стрела, врезаясь в дерево неподалёку, а следом за ней на него вылетают новые знакомые, Сэм находит это до иронично... памятным.

- Парни, я тут в лесу заблудился...

- Эй, здесь ещё один. Эта сучка пришла не одна!

- Видимо, договориться миром не получится.

А он никогда и не был миротворцем.

Пистолет, спрятанный за поясом джинсов, обжигает кожу. И он выдёргивает его достаточно резко, чтобы продырявить ближайшему к себе лоб за счёт элемента неожиданности. Больше такого бонуса у него не будет и приходится искать укрытие. Дерево со стрелой подходит. Стрелу, будь она проклята, он тоже готов был пустить в ход. Но вот незадача, свой лук он забыл где-то в Средиземье.

- Сукин сын, даже не думай, что ты проживёшь ещё хоть десять минут.

- Я рассчитываю на достойную старость, - вместе с этой фразой он стреляет в плечо, чтобы стрельба по нему прервалась хотя бы частично. Пулей ему и самому задевает бедро, но он быстро успевает переставить ногу и ту только горячо царапает, оставляя полосу на джинсах.

- Чёрт, а они ведь у меня единственные.

Идти снова приходится в рукопашную, стреляя в упор, так, что кожа или одежда обугливаются по форме дула. Ему рассекают бровь и, кажется, на рёбрах будут очень сильные синяки. Хруста костей он не слышит, но ноги всё равно делает, выбегая на другое пространство в поисках подходящего укрытия. Вместо этого натыкается он, очевидно, на Средиземье. Не так уж часто посреди Африки видишь женщину, нет, девочку с луком. Из которого, судя по свисту стрел, она действительно умеет стрелять.

Дрейк собирается сказать что-то по этому поводу, но вместо этого продолжает отстреливаться. Патроны правда быстро сообщают ему о том, что нужна перезарядка, что заставляет снова отступать. Он уже жалеет, что скинул сумку в процессе новой встрече. За ней придётся вернуться к дереву со стрелой.

- Парни, а вы всегда такие нервные или просто я такой особенный, а? – с характерным звуком он заталкивает патроны в обойму, выкрикивая из-за достаточно хлипкого деревянного дома. Долго ему не простоять так, ещё от силы пара минут и его прямо так и застрелят, ещё и вплотную подойдут.

- Смотрю ещё и девочек обижаете.

Девочка, словно слыша его, стреляет почти в его сторону, снося тем самым энтузиазм (вместе с головой) тому, кого самому Сэму пришлось бы гасить руками. Не очень удобно в свете событий. Особенно с учётом того, как щекотно пробегались по мышцам на руках капли пота с грязью. Было жарко. Во всех смыслах. Слишком невыгодно для того, чтобы душить кого-то в тесных объятьях.

Продолжается это ещё добрых пятнадцать минут, за которые остатки бравых солдат (они почти все в форме), решают позорно сбежать. Или гордо. Дрейку было без разницы. Он только выбежал следом, выходя на открытое пространство. И вот тут-то на него направили лук. В ответ пришлось направить пистолет.

- Оу, Робин Гуд, ты ошиблась лесом, - он хрипло усмехается, боком отходя чуть в сторону, хоть от этого ничего и не меняется, - И добычей. У меня брать нечего. Серьёзно, девочка, пушки детям не игрушки и луки тоже.
[nick]Sam Drake[/nick][status]I don’t give a...[/status][icon]https://i.imgur.com/Alaih0J.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/8txV0nD.png https://i.imgur.com/QIgMBsL.png https://i.imgur.com/NITDdvj.png https://i.imgur.com/rkADc6J.png https://i.imgur.com/rJZ533K.png
возьми мои мокрые спички, мою холодную воду,
мои дурные привычки, больную свободу
[/sign][lz]<center>Words about me, looking lonely
I don’t need <a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=1470" class="link4"><b>your</b></a> arms to hold me<center>[/lz][fan]Uncharted[/fan]

+1

3

Я ненавидела тишину.

Липкие объятия молчания отзывались фантомными прикосновениями тех, кто погиб из-за связи со мной или по моей вине. Обычно первое и второе шло рука об руку. У списка конца и края не видно.

Нарастающие мелкие отзвуки: ход маятника часов, скрип половиц, завывание ветра — в тишине раскачивались набатом тревоги. Внутри вновь вспыхивала красная аварийная лампочка, но воспоминаниям, как водной стихии, было глубоко наплевать на попытки разума обмануть самого себя и предотвратить затопление прошлым.

Я ненавидела тишину.

Беззвучие в котором стирались границы мира, порог за которым оставалось всё человеческое — были только задача и цель — остальное утрачивало значение. Глухие мысли, констатация фактов. Внутренний голос, не советующий, но отдающий приказы без тени эмоций. Эмоции… всё чаще возникает сомнение, вопрос, помню ли я, испытываю ли я нечто на самом деле или повторяю знакомую до Острова формулу, стараясь не слишком-то выбиваться из толпы? В тишине эмоций не было. И вопросов тоже.

Я ненавидела тишину. Она была мне необходима.

Коробки в лондонской квартире всё ещё были не распакованы.

Не было времени или желания. Было некогда и ни к чему — вещи хранят в себе память, а воспоминаний мне хватало и без того.

Недоделанная поза лотоса — часть древней привычки. Я сижу на полу, синеватое излучение экрана ноутбука слабо освещает пространство. Стоило бы включить свет. Положение не слишком-то гигиенично — хозяйка из меня так себе, не знаю имело ли место мытьё пола с момента въезда, впрочем грязь была последним, что могло меня “испугать”. Сидела я, к тому же, в том, в чём пришла с улицы, так что не всё ли равно? Всё. Переодевание отнимало время и не имело смысла на данный момент.

Стук ночного дождя по окну сочетался со стуком моих пальцев по клавиатуре. Было довольно холодно. Возможно стоило включить обогреватель. Или перестать сидеть на полу. Вынимаю карандаш из-за уха и делаю пару пометок в ближайшем блокноте, вокруг меня веером раскинулись распахнутые книжки, документация, фрагменты карт — современных и тех, что являлись распечаткой оцифрованных копий музейных.

Последняя стычка с Тринити доказала, что Орден не остановится ни перед чем в стремлении перекроить мир под себя. Была ли в мифах о бессмертии, связываемых с гробницей в Саккаре, хоть доля истины — дело десятое, желания испытывать судьбу у меня не было. Гробница получила известность из-за диска Сабу, явно некогда являвшегося частью какого-то механизма, но какого и где? Мог ли сын фараона Аннеджиба быть причастным к загадке о бессмертии? Являться хранителем ключа к тайне за которой теперь так отчаянно бросаются наёмники Тринити? Вздох. Усталый (?). Стоило в своё время заниматься съёмками околонаучных “документалок”, Лара. Конспирология и с чем её едят. Или “и зачем её едят”. Я закрыла лицо ладонями на пару секунд, убрала руки и встряхнулась. Стоит включить свет. Темнота, похоже, действует на меня усыпляюще, а спать некогда, да и незачем. Не сейчас, после. Потом.

Я продолжала сидеть на месте. Левая нога начала затекать, надо поменять положение.

Саккара — конечный пункт назначения, по крайней мере это, если верить официальным источникам, ведь гробница Сабу находится именно там, но если принимать в расчёт неофициальные источники, то… Нужна карта. Самолёт, фляга и новые стрелы. Остальное, можно считать, уже упаковано. Плюс-минус.

Ещё раз пробежалась взглядом по имеющимся бумагам. Отрицательно мотнула головой.

При всём совершенстве современных технологий и развитии археологической отрасли, ни одна карта XXI века не могла рассказать о древних захоронениях с той точностью, с которой это делали заметки адептов науки прошлого. Муххидин Пери-бей был превосходным мореплавателем и ещё более искусным картографом, хотя последнее являлось для него скорее хобби, чем полноценным родом деятельности. Карта “Пери Рейса” хранилась в дворце Топкапы, значит пункт назначения — Турция, Стамбул. Правда, артефакт обычно не участвует в экспозиции для публики… Придётся немного преступить закон, но мне необходимо всего несколько снимков. Доступные в интернете изображения, словно намеренно, даже в самом высоком разрешении, были лишены чёткости в районе поиска.

Значит, Стамбул.

Тишина разбилась о вибрации входящего вызова. Мобильник стоял на беззвучном последние 3 года. Не глядя на экран знаю, кто звонит. Больше было и некому…

Алло?

Лара? Не спишь?

Нет, я…

Ну, разумеется… ещё бы ты спала… Как ты? Звучишь устало, ты хотя бы делаешь перерывы в своих этих комнатных исследованиях? Уверена, что тебе не нужна помощь?

Иона имел дурную привычку проявлять по отношению ко мне чрезмерно много заботы. Все окружающие отчего-то имели эту дурную привычку. Все ей обладающие рано или поздно оказывались ещё одним именем в бесконечном списке погибших. Рейес была права, когда сказала, что у каждого, кто находится рядом со мной резко снижаются шансы на выживание. Я не хотела подобного для Ионы. Я ни для кого подобного не хотела…

Лара?

Прочистила горло, стараясь найти голос поубедительней и бодрее. Не хватало ещё, чтобы он начал волноваться, хотя судя по звонку неизбежное уже случилось.

Я в порядке, Иона. Правда, спасибо.

Натягиваю улыбку, надеясь, что интонация сделает всё за меня.

Слушай, Лара, а та… карта, о которой ты мне говорила, ну, которую рисовал османский адмирал или вроде того…

Да?

Сказать, что я удивилась — ничего не сказать.

Она ведь должна выставляться в турецком дворце, верно?

Зачем ты… Иона, к чему ты клонишь?

Как давно ты смотрела новости?

Где-то между “в прошлой жизни” и “примерно 5 лет назад”. На той стороне трубки слышится подозрительно тяжёлый вздох, я напрягаюсь, словно готовясь к удару.

Её… её перевезли на выставку в Штаты, если я правильно понял.

На выставку?

Ну, да, вроде как на пару недель, но…

Это же замечательно!

Я подскочила с места, хватая ноутбук, прижала трубку к уху, открывая сайт с авиабилетами. Никаких незаконных проникновений, выставка, отлично, зайти и выйти…

Нет, Лара, то есть да, но, нет… в общем, послушай, карта, она… её украли.

Я медленно поставила ноутбук, отходя от стола, разворачиваясь к темноте комнаты.

Тринити?

Не знаю, но она пропала и, судя по всему, вор был искусный: ни следов проникновения, ни зацепок в расследовании, да о чём говорить, если карта исчезла с неделю назад, а новости появляются только сейчас.

Шагами мерила комнату. Если Тринити стали принимать в свои ряды не боевиков, готовых на всё за крупные суммы, а профессионалов подобного класса, то мне стоит забеспокоиться. В смысле... больше, чем уже и без того.

Лара, послушай, о чём бы ты не думала...

Очередной тяжёлый вздох на той стороне связи. Я думала о многом, но ни о чём из этого не собиралась говорить с Ионой. Ни сейчас, никогда после.

Я в норме.

Ты всегда говоришь, что ты в норме, Лара.

В его голосе звучит нечто среднее между огорчением и закипающим раздражением.

Потому что я действительно в норме, Иона.

Вздох на сей раз не столько тяжёлый, сколько усталый.

Всё правда в порядке.

Ты не думала о том, чтобы взять, ну отпуск?

Отпуск? Иона, у меня нет настоящей работы, чтобы…

Идея, мысль, подлость. Удивительно, но за все эти годы кое-что я по-прежнему делала довольно нескладно — лгала. Сомнительное достоинство в контексте предоставляемых самой же себе условий.

Хотя, знаешь… может ты и прав…

Я постаралась не изображать голосом ничего нового, Иона сказал, что я звучу устало, так может оно мне и на руку, если это действительно так. Дураком он не был, но попытки сыграть в моего опекуна часто заслоняли ему здравый смысл.

Ты это сейчас серьёзно, я не ослышался и не сплю?

Нет, я… я правда так думаю… то есть… знаешь…

Слабая пародия на усталую полуулыбку.

Мне бы не помешала пара часов сна, например, для начала.

Смешок.

Его хмыкающее недоверие сменяется коротким ответным смехом.

Прокатило. Кажется.


Северная Африка встречала слепящим солнцем и сухим жаром. Насколько ироничным было то, что моя первая полноценная экспедиция с отцом пришлась на египетские развалины? Запредельно иронично, если эта твоя экспедиция окажется последней. Я хмыкнула. Чёрные несмешные шутки с самой собой входили в часть приобретённых дурных привычек. При новом (не)выбранном образе жизни любое телодвижение было в равной степени опасно. Прогулка до супермаркета или вылазка в лесные массивы Африки — всё едино. Актуальность народной фразы о кирпиче, который может свалиться на голову в любой момент, вряд ли могла быть более ощутимой. Впрочем, это меня давно не беспокоило. Очень много меня давно не беспокоило.

Притупление эмоциональных реакций, однако,  никак не сказывалось на полной боевой готовности. Следует быть начеку. Тринити было не свойственно действовать аккуратно и умно до сих пор, но если кража карты Хаджи Муххидина — дело их рук, то стоит напрягаться сильнее обычного (хотя куда уж).

Пополнение в рядах противника или нет, мне было далеко до новичка. По тропическим закоулкам я пробиралась с бесшумностью и сноровкой леопарда, события на Яматае и в Сибири оказались достаточно поучительными — экипировка соответствовала погодным условиям региона и потенциальным физическим нуждам. Рекурсивный лук, стрелы, глок на 20 патронов, несколько сменных магазинов в небольшой сумке, закреплённой под колчаном, фляга с водой, армейский нож, привезённый из последней “экспедиции” — возможно внутри меня существовало нечто определённо омерзительное, испытывающее “тягу” к подобным трофеям. Обломки затерянной цивилизации периода Яёй оставались напоминанием о пережитом в стенах особняка в Суррей, я не спешила относить ничего из “добытого” в музеи. По правде говоря, музеи не слишком-то мне нравились. Возможно это странно в контексте выбранной профессии и стези. Я дёрнула плечом, отмахиваясь от крупной жужжащей мухи. Не более странно, чем стелс в лесах Северной Африки в одиночку. Наверное.

Было тихо. Лес жил своей жизнью, дышал, не взирая на нового “посетителя”. Птиц было слабо слышно, мелкие мошки маячили чёрными точками фона, по ближайшему дереву ползла, сливаясь со стволом, змея. Слишком тихо. Ненавижу тишину. Она мне необходима.

Замедленно пригибаюсь к земле, держа лук наготове.

Хруст ветки — звук слома. В тёмно-зелёном просвете встаёт фигура бойца в форме с характерной нашивкой. Тринити.

Я сливаюсь с массивом, он стоит боком, глядя куда-то вдаль. Боезапас на уровень выше, словно на сей раз Орден собирается развязать настоящую войну. Ну, то есть войну с теми, кто может дать отпор. На голове спецкаска с противомоскитной сеткой. По открытому участку шеи, сантиметра на 2, стекает пот. Натягиваю тетиву.

Джеф, мать твою! Чего ты там пялишься?

Резко прижимаюсь к дереву, “Джеф” оборачивается кругом, всё ещё не заметив меня. Что-то ползёт по плечу, не хочу знать.

Идём уже, поссышь после! Четвёртый только что выходил на связь, говорит они поймали какого-то мудака, кажется это он выискивал в Сфаксе.

Да иду я, иду! Чё ты разорался? У них пушек не меньше нашего, можно подумать они не справятся с одним любопытным придурком.

Ты что там, блять, селфи что ли делаешь, идиот?!

Слышь, твоё какое собачье дело?

Нужно их обойти. Я не могу открыть огонь, не засветившись. Что-то сползает с плеча. Слава богу, хотя бог здесь ни при чём.

Хруст ветки. Резко обернувшись на звук, вжимаюсь в дерево, но уже поздно. Он заметил движение. Третий солдат Тринити. Шаги в мою сторону замедлены, это даёт преимущество, вопрос только в том что окажется быстрее: моя стрела или его крик.

И тут я слышу движение слева. Джеф сошёл с места. Видимо свет для селфи был не самый удачный. Вдох.

Толчок плечом от ствола, прицел, выстрел. Стрела рассекает воздух, вонзается "третьему" солдату промеж глаз. Тело оседает, я вскакиваю на ноги, выхватывая вторую стрелу, прицел…

КРОФТ!!!

Выстрел.

Джеф быстро перебирает ногами, наконечник цепляет шлем, промах. Чёрт!

Она здесь! Сучка здесь!

Он кидается к ближайшему дереву в качестве укрытия, я кидаюсь прочь сквозь подлесок, слыша, как нарастает гул леса в беге, различая слабеющие отзвуки соединения по рации.

Превосходно, Лара. Тебя нельзя застать врасплох или как ты там говорила?

Иди к чёрту, Лара.

Точнее беги. Беги.

Карабкаюсь на дерево повыше. Листва могла послужить хорошим прикрытием и отличным домом для пауков и жуков всех пород и расцветок, сафари с местным террариумом не входило в мои планы, но выбирать не приходилось.

“Отряд” кучкуется в отдалении. Примерно десять метров. Прицел, натяжение тетивы, выстрел. Стрела соскальзывает и впивается в цель. Джеф сваливается замертво. Идеального селфи не было, но был почти идеальный выстрел. Они кидаются врассыпную. Прицел, выстрел. Прицел, выстрел. Прицел… Спрыгиваю с дерева, перебежками перемещаясь между деревьями. Две из трёх попали в цель, третья… Воздух разрывает грохотом. Пистолет. Завязывается перестрелка. В отдалении слышатся голоса. Кто-то перебрасывается словами с солдатами.

Пользуясь временем для манёвра, отступаю вглубь бегом, замечаю полуразвалившуюся деревянную постройку, выбираю укрытием ствол ближайшего дерева, когда на меня вылетает он. Он ??? Человек, мужчина. Знакомства не случается, не начатый диалог прерывают выстрелы.

Неизвестный ретируется за дом. Я прижимаюсь спиной к стволу.

Парни, а вы всегда такие нервные или просто я такой особенный, а?

Где-то в глубине меня почти раздаётся эхо истерического смешка. Звук перезарядки с его стороны.

Смотрю ещё и девочек обижаете.

Полсекунды перед следующим спуском курка — мне этого более, чем достаточно. Прицел, натяжение, выстрел. Стрела входит в солнечное сплетение, пробив форму.

Минут пятнадцать возни приводят к нелепому бегству остатков собравшегося отряда. Это выглядело слишком легко и слишком нелепо. Это не к добру. Никакого добра и никакой лёгкости, верно, Крофт? К слову об этом…

Новый незнакомый выбегает на открытое пространство, когда опасность минует. Я наставляю на него стрелу. Ничего личного. Он наставляет на меня дуло пистолета в ответ. Ничего личного.

Оу, Робин Гуд, ты ошиблась лесом.

Хриплая усмешка, он отходит в сторону, что пока мало на что влияет.

И добычей. У меня брать нечего. Серьёзно, девочка, пушки детям не игрушки и луки тоже.

Характерное произношение подтверждает мою догадку, не имевшую значения в перестрелке. Американец. Догадка, впрочем, не имела значения и сейчас. Он продолжает движение, наконечник стрелы следует за ним.

Полегче, ковбой. Резкое движение = выстрел, как ты успел заметить, обращаться с “игрушкой” я умею.

В ответ звучит факт — если выстрелю я, то выстрелит и он. Мы продолжаем стоять, держа друг друга на мушке, а затем из зарослей за спиной американца вырывается солдат Тринити. Мгновенная смена прицела, свист стрелы, не слишком удачно. Грохот выстрела рядом. Не чувствую ранения, резко оборачиваюсь, действуя интуитивно, замечаю за спиной поваленного бойца Ордена. Мы с американцем обмениваемся короткими взглядами.

Подстреленный мной солдат сдавленно хрипит, стрела вошла в грудинно-подъязычную мышцу, он захлёбывался собственной кровью и не мог сделать вдох. Я подхожу к нему, чтобы добить, когда в трясущейся руке умирающего различается чёрный отблеск.

Ты… сгоришь… сука…

Булькающий хрип сопровождается нажатием кнопки устройства. Детонатор. Бомба. Я успеваю только резко развернуться, в следующую секунду кто-то хватает меня за руку и дёргает в сторону, инстинктивно срываюсь на бег, затем взрыв оглушающей волной отбрасывает тело куда-то в сторону. Гарь, пыль, клубы земли.

Глухота, переходящая в характерный мерзкий звенящий писк в ушах. Надо мной нависает фигура. Американец. Мелкая крошка, камни и щебень продолжают лететь в разные стороны с ошмётками чёрт пойми чего, он закрывает меня от большей части “осадков” своей спиной.

Уши раскладывает, шумы врываются в окружение.

Выражение моего лица максимально сложное. Выражение его лица издевательски отрисовывает усмешку.

Пыль оседает, звуки долетающих осколков леса постепенно сходят на нет. Американец отталкивается и сваливается на землю в сторону, сбоку. Складывает на груди руки. Выдох. Говорит, что мы квиты. Начинаю подниматься, стараясь не вдаваться в анализ произошедшего. Он интересуется тем, где его фляга и начинает рыться в собственной сумке. Я отхожу, проверяя собственное снаряжение на ощупь. Американец констатирует, что фляжки ведь и не было. Смотрю на него. Не уверена с интересом или вопросом. Вопросами. Делаю шаг в сторону и протягиваю свою флягу с водой.

Не совсем квиты. Ты мог выстрелить в меня, но не стал. Можно считать 2:1.

Он кидает шутку с поддёвкой, мол, может быть это просто промах, откуда мне знать. Пожимаю плечами, убирая флягу за пояс.

Если это был промах, то стрелок ты хреновый.

Если он — хреновый стрелок. то я бы уже была мертва. Слишком много слов. Кем бы он ни был и откуда бы здесь не взялся, для члена Ордена американец слишком много болтает. И совершает слишком нелогичные для Тринити вещи.

В таком случае ты “интересный” стрелок.

Он садится, достаёт из своей сумки какие-то вещи, проверяет… сигареты... с таким волнением, словно хранил в перевозке ребёнка. Достаёт что-то вроде записной книжки. Закуривает. Я медленно отхожу в сторону, подмечая, что мне интересно за ним наблюдать. Это комично, это странно, это словно знакомо... В его волосах добрая половина вспаханной воронкой взрыва земли, а он сидит и ковыряется в блокноте с таким видом, словно ничего не произошло. Ладно, ковбой, удивлять ты умеешь.

Не хочется, конечно, встревать в его интимные посиделки с сигаретой, но.

Послушай… Ты хоть и можешь постоять за себя, но постарайся держаться подальше от Тринити. Взрывчатка и винтовки — самое меньшее, что у них арсенале.

Странный кивок, возможно это мой вариант прощания. Собираюсь разворачиваться и уходить, но он отрывается от записной книжки и спрашивает не знаю ли я, что они ищут. С одной стороны не было никакого смысла делить информацию о Тринити с кем-либо ещё, да и при всём отмеченном героизме — мне не стоило начинать ему верить и наоборот, но с другой — эти знания ничего не меняли, да и не факт, что он сможет ими воспользоваться. Ничего личного.

Вздох.

Иона бы сказал, что я звучу устало.

Источник бессмертия или вечной молодости. Они ищут механизм, который мог запускаться при помощи диска Сабу, устройства найденного в гробнице сыновей одного из фараонов.

Американец смотрит в записную книжку, а затем на меня. В записную книжку, на меня. Ещё раз.

То есть они ищут сверхъестественное, они все идиоты?

Неоднозначно пожимаю плечами.

Ну, да.

Обожаю работать с идиотами.

М, да… в смысле нет… неважно.

Моя слишком яркая оговорка по Фрейду вызывает у него смешок, он поднимается и говорит, что, раз уж мы ищем одно и то же, то можно объединить усилия и разбежаться, каждому оставшись при своём.

У меня максимально сложное выражение лица, потому что своего пункта назначения я не называла и…

Американец отходит назад к своей сумке, снова копошится.

Знаешь, ты действительно интересный стрелок.

Он оборачивается и с лисьей ухмылкой мне подмигивает.

Ты даже не представляешь насколько.

Допустим, не терпится увидеть.

Сокращаю между нами расстояние, протягивая ему ладонь для рукопожатия, раз уж мы заключаем сделку. Ничего личного, на сей раз максимально буквально.

Лара. Лара Крофт, будем знакомы.

[nick]Lara Croft[/nick][status]game of survival[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2LHkJ.png[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2LHkG.png http://funkyimg.com/i/2LHkF.png http://funkyimg.com/i/2LHkD.png http://funkyimg.com/i/2LHkE.png http://funkyimg.com/i/2LHkH.png
мы ничего не теряем, ведь ничего не имеем
не дожидайся прощанья — стучись в закрытые двери
[/sign][lz]<center><b>лара крофт</b> <sup>23</sup><br>don't need <a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=389" class="link4"><b>your</b></a> arms to hold me<br>'cause misery is waiting for me<br><center>[/lz][fan]TOMB RAIDER[/fan]

Отредактировано Triss Merigold (2018-11-12 12:00:59)

+1

4

Он измеряет свою жизнь удачными шутками и сигаретами. Тем, что стабильно присутствует в его существовании. Основы его личности, отметины на сущности. Не полученной или упущенной выгодой, не выигранными спорами и удачной (любой) ложью. Тем, в чём всегда был искренним. В шутках и желании закурить.

Обворожительная Мерида всё ещё угрожает ему луком. У него всё ещё нет денег или подходящих шуток про медведей. Какое упущение.

- Девочка, не дразни судьбу. Если выстрелишь ты, то выстрелю и я.

Улыбка на лице лишь вздрагивает уголком губ. Это должна была быть либо минута перед финалом в духе лучших легендарных героев тёмного фэнтези, ведь не каждый день умираешь от стрелы в грудь. Либо же это была бы минута перед удачным обоюдным решением не тратить напрасно силы и боеприпасы.

Минуты не было. Ни той, ни другой.

Мимо его щеки с характерным свистом пронеслась стрела, а в ушах эхом отгремел выстрел из пистолета. Обоюдное снятие целей. Сэм усмехается, опуская пистолет без ожидания того, как его снимут с мушки.

Здраво рассудив, что если это только предупреждение перед новым нападением, то ему понадобится сумка хотя бы ради патронов, Дрейк по дуге оббежал локальное Средиземье и направился в кущу деревьев в другой стороне.

Вероятность того, что барышня чисто случайно набрела на злодеев определённо была слишком мала. Не говоря о том, что едва ли среди местных красоток найдётся хоть парочка, которая действительно умеет пользоваться луком. И вообще предпочитает его как оружие. Вообще вряд ли найдётся много таких людей в мире. Серьёзно. Лук. Потрясающе и удивительно.

Помимо сумки возле дерева он сбросил ещё первые пару трупов, так что грех было уйти, не позаимствовав пару вещей. Например, патроны и по мелочи что-то действительно необходимое ещё живущим. Из таких полезных приобретений на виду была только явно очень плохая зажигалка. Что ж, сойдёт. Лишними такие вещи не бывают.

Долгих прощаний Сэм не любил, поэтому с сумкой довольно быстро двинулся к интересующей его персоне. Шанс на то, что она оказалась в этом месте случайно всё ещё приближался к нулю. К тому же нападающие явно её знали. А ещё знали про то, что ему удалось разузнать в Сфаксе и куда примерно он движется. Слишком много совпадений на одну случайную ситуацию. Говорят, что совпадения – знамения бога. В бога Дрейк не верил, а вот в логику и здравый смысл – вполне.

Кем бы не была девушка с луком с картин ещё неизвестного итальянского художника, пару вещей она бы могла ему прояснить. Сбор информации. Ничего личного.

Только двигаться пришлось быстрее. Взрывное устройство в руках умирающего было сложно не заметить. Тот что-то явно сказал, это было видно по губам, но чтецом по ним Сэм не был. Да и прощальная речь любви к маме его не интересовала. Зато интересовали стремительно взрывающиеся заряды.

Девчонку пришлось потянуть за руку, толкнуть в спину, а затем подмять под себя, откидывая сумку немного в сторону. В ушах загремело так, словно… а, да, это же и был взрыв.

Он поморщился, держась на руках и напрягая мышцы, чтобы попадающий летящий мусор и куски земли не смогли навредить ему чем-то большим, чем синяками. Лучшее что может быть – запах напалма по… всегда, видимо.

Что-то в его жизни неизменно. Например, всё.

Мелкие частицы бывших домиков и почвы под ногами продолжали долетать ещё какое-то время, когда Дрейк взглянул на замершую под ним особу. Профессионально собрана. Точно оказалась в этом месте не случайно. Мимоходом он автоматически подмечает, что она совсем небольшая. Шириной своих плеч ему удаётся полностью перекрыть её. Что ж, по крайней мере практично и не зря. Надин за подобное в последний раз дала ему поддых.

Дрейк слабо поморщился мыслям и откинулся в сторону на спину, как только начала оседать пыль.

Какое знакомое приключение. Отличное начало работы. Кажется, в его волосах запутался земляной монстр.

Мышцы привыкают к ощущению твёрдой и почти ровной поверхности. Частично расслабляются, убирая излишнее напряжение, которое будет только утомлять организм. Он делает медленный вдох и шумно выдыхает, складывая руки на груди, давая себе немного времени на перерыв. Перекур. А вот это уже отличная идея.

Дальнейшая его деятельность сводится к постепенному узнаванию того, насколько верны его догадки и сколько знает сама его новая знакомая. Знает она достаточно и явно не говорит всего. Не говорит что-то личное. Сэму и не надо. Ему хватает выданных данных, уточнений, оговорок и общего поведения.

Бурлящий в крови адреналин напоминает, что в таком деле нужен напарник. И чем плох напарник, с которым ты не знаком? Уж не хуже Рэйфа. Хуже него в целом нельзя было найти. Так что сойдёт в любом случае. А лук при верном использовании ещё и бесшумен. Вроде барышня знала, какой стороной его надо держать к врагу, так что всё было неплохо. К тому же на месте – каждый сам за себя. И шансов что-то украсть у него у этой милой девочки нет. Так что дело явно в шляпе.

Предлагая ей сотрудничество, он здраво оценивает сложность маршрута. Им нужно было пройти достаточно много миль, не говоря о том, что это явно придётся сделать в лучшем случае на перекладных. К тому же он сам не отказался бы заглянуть ещё в пару мест по пути. Карта на пресловутой шкурке была полна своеобразных отметок, которые можно было заметить под определённым углом. Как засечки ножа. Стоило хотя бы проверить. От лишней наживы, конвертируемой в деньги, он бы не отказался.

- Лара. Лара Крофт, будем знакомы.

У него на лице отрисовывается усмешка. Сэм встряхивает волосы, убирая пыль и грязь хоть частично и зачёсывая их привычным движением. Расправляет плечи, поднимаясь. Пожимая хрупкую женскую руку. Он умышленно делает это слабо, не имея желания демонстрировать крепость рукопожатия. Нежные кисти рук едва ли приспособлены к таким нагрузкам без повода.

- Сэм. Сэм Дрейк. Крайне рад.

Изобразив краткий почтительный кивок, шутливо подмечая явно английское происхождение напарницы, он отворачивается от неё и возвращается к своей сумке. В окружении развороченной земли она смотрится даже почти уместно. Такая же потасканная.

- Ну что, мисс Крофт, за дело?

Карта находится достаточно быстро. И её место находится на всё той же сумке, в максимально удобном для отметки цели положении. Рядом ложится обычная местная карта, по которой, с помощью записной книжки, он находит совпадение местности.

- Мы недалеко от главной дороги.

Пальцем он проводит вдоль дороги, затем вглубь явно лесного массива, не отмеченного тропами.

- В нескольких милях отсюда должна быть река, там можно будет набрать воды, познакомиться с местной фауной и напитаться энергией солнца.

Движение по карте продолжается, уже вдоль тонкой сине-серой полоски реки.

- Пойдя вдоль реки мы точно набредём на какое-нибудь поселение, а от него уже можно будет сориентироваться как удобнее пройти по некоторым точкам карты. Лишняя информация о мёртвом папаше Сабу нам пригодится.

Примерно определив их квадрат сначала на одной карте, потом на другой, он снова поднял взгляд на Лару, уже готовясь усиленно убеждать её пойти его маршрутом, но наткнулся на очень сосредоточенное лицо.

Его что, слушали?

Необычное стечение обстоятельств. Предположим, что интересное.

- Бравые ребята могут ходить вдоль реки, но мы можем срезать через одно интересное место. Там должно быть что-то вроде гробницы. Или около того.

Убирая карты обратно в сумку, он набирается привычной готовности к перестройке стройной хорошей идеи для маршрута. И заминка на убирании сигарет в сумку не более, чем момент для вдоха, прежде чем подняться, собравшись идти.

А маршрут никто не игнорирует. Сэм десяток секунд в замешательстве, но наученный опытом - хватает эту удачу за хвост, направляясь в нужную сторону. Похоже, это будет интересное сотрудничество.

Путешествие могло бы быть наполненным любопытными взаимными историями. Разговорами. Или чем обычно занимаются в совместных походах. Это ведь как-то так работает? У Дрейка всё работало не так. Он относился к этому философски. Прямо как Диоген. Планировал переехать жить в бочку из квартиры. Качество проживания было примерно одинаковое.

Поэтому много шутил и во время расстановки лагеря не терял возможности закурить в спокойной обстановке. Для этого было не так уж много возможностей. Бравые солдатики не знали сна и перерыва, поэтому времени на блаженную затяжку не давали. Он мог понять пытки, но не это. Хотя для пыток нужен был интеллект, так что с этим он, пожалуй, загнул.

Они двигались по обстоятельствам. Тринити, не иначе святые поклонники хождения по-иисусьи, были буквально везде. Предупреждение, озвученное после взрыва, уже не казалось таким уж преувеличением проблемы. Проблема была. Тупая, неповоротливая, напоминающая пушечное мясо, но ужасно надоедливая.

У него был большой опыт борьбы и противостояния целым группировкам. Монополизирующим целые области. Захочешь жить – научишься вертеться. И всё же подобная настойчивость в некоторых вопросах, именно стремление пойти в лобовую атаку, для Дрейка почти в новинку. Потому что это глупо. Какой главнокомандующий мог отдать такой приказ?

Палки в колеса были кривые, треснувшие и тонкие. Но их было много.

В одной из таких стычек, в миле от реки, которую иногда даже можно было отчётливо слышать сквозь массив, Сэму зацепило ножом предплечье. Мелкая царапина, даже шрама не останется, но пришлось наскоро замотать, чтобы ничего из дружелюбной жаркой, полной микробов страны не попыталось убить его самым мучительным способом проникнув в рану.

В этом же бою у него была возможность в полной мере оценить адаптивность его спутницы. И это было… впечатляюще.

Лара оказалась способной за себя не только постоять, но и грамотно прикрыть. Не отрицала логику боя, а напротив ей явно умело пользовалась. В нём мелькнуло краткое чувство уважения. Короткое мгновение, прежде чем вернуться обратно в привычное русло.

Они как раз подходили к той гробнице, о которой он говорил ещё на стадии демонстрации предполагаемого пути.

Внешне та напоминала что-то среднее между заваленным входом в метро и землянкой. Сложно было сказать, что конкретно там можно отыскать, но от пары ценностей он бы точно не отказался.

Местные народы часто организовывали похожие захоронения для важных лиц в племенах или семьях. Достаточно крупные и имеющие в себе множество всяких мелочей, которые засыхающий труп должен был унести с собой в иной мир. По опыту Дрейк знал – никто никуда ничего не уносил. Что было большой радостью любого, кто искал сокровища так или иначе. Правда только в случае, если среди бессмысленных игрушек, тряпок и зубов на верёвке находилось что-то ценное. Бывало это не так уж часто. Но не так уж многие задумывались о том, что зачахлые, покрытые плесенью бумаги могут быть ценнее медных чашек. В целом многое было ценнее медных чашек. Медные тарелки, например.

Чтобы забраться внутрь им понадобилось немного поработать с ножами. Вход сильно зарос и ему требовалась небольшая прополка.

- Всегда мечтал ощутить себя в роли фермера, сражающегося с сорняком.

Сэм прорезал одну из веток лиан у корня, забрызгав руку цветастым соком. Ярко-жёлтым.

- Надеюсь, что это превратит меня в супергероя, а не в овощ схожий по цвету.

Весело усмехнувшись, он продолжил прорубать им путь внутрь, умышленно оттесняя Крофт чуть назад. Ему был хорошо знаком контингент тёплых стран. Очаровательные пауки напрягали очаровательных дам. А он не хотел получить ножом в плечо из-за случайности. А то с ним бывало всякое.

За сеткой из естественной преграды оказалась преграда весьма себе специальная. Несколько примитивных ловушек, давно вышедших из строя, да большая стена с дверным проёмом. И всё это совсем рядом с пятёркой абсолютно одинаковых рычагов и очень сомнительно читающихся надписей на стенах рядом.

Пока его спутница принималась изучать рычаги на предмет внешнего воздействия и дверь на возможность открыть её иначе, Сэм не торопясь прошёлся вдоль стен.

На покрытом пылью камне виднелись выцветшие рисунки, частично затёртые временем и весьма чёткие тезисы того, кто лежит в гробнице и за что его увековечили. Вождь племени, которое уже давно кануло в лету. Это было отличной новостью. Не придётся если что разбираться с тем, что они надругались над священными… чем-нибудь. Всем?

Им повезло, что язык был не вымерший и на нём ещё очень многие разговаривали, так что в тюрьме у Дрейка была возможность познакомиться с этой ветвью арабского. За двадцать лет из любого можно сделать почти полиглота. Но его интересовали только отдельные языки.

Лара двигалась возле дверей, без лишней суеты, но весьма активно. Сэм замер позади неё, сложив руки на груди, наблюдая с интересом за тем, как она будет постигать древние механизмы. Работали те топорно, но зато на совесть. Не туда нажмёшь и то, что раньше считалось парализующим ядом убьёт тебя сразу. Ведь у ядов тоже есть срок годности, помилуйте серпентологов.

Очевидно, его спутница об особенностях древней защиты тоже знала. И весьма доходчиво расписывала, как они эту защиту могут обойти. Сложные схемы, решение настоящей, тяжёлой головоломки. Впечатляющее не на шутку зрелище, на самом-то деле. Такой процесс работы над задачей мог впечатлить. Тем более, что обычно его спутники руководствовались принципом сначала нажать, а затем задуматься о том, что ты нажал. На их удачу это ещё не кончалось смертью.

- Какая мудрёная схема.

Он звучно усмехается, подходя ближе. Всматривается мельком в надписи прямо над рычагами. Скучная притча о наказании за греховный вход в обитель мёртвых. Ничего увлекательного, за исключением строки о том, что посвящённые могут войти в усыпальницу нажав всего-то пятый от зоркой кошки рычаг. Зоркая кошка, очевидно какая-то разновидность пантеры, была нарисовала на левой стене. Вот и вся задача.

- А почему не брать тараном? Так было бы громче и веселее. Почти с фейерверком. Давай наугад, будь что будет.

Его шутку явно не принимают по достоинству. Какая жалость. Сэм хитро ухмыляется и тянет руку к нужному рычагу под звонкий протест.

Лара не успевает его остановить. Дверь открывается, её можно отодвинуть с места. Чем он и занимается, помогая старому механизму простой физической силой со стороны. На вопрос о том, как он понял, какой рычаг необходимо задействовать, он только усмехается.

- Я просто прочитал надпись. Это сулаймитский диалект арабского языка. Довольно распространённый в этом районе Африки.

На резонный вопрос о том, почему он не мог сделать этого раньше, Сэм по-кошачьи довольно улыбается, обводя Крофт взглядом.

- Ну разве мог я пропустить такое зрелище?

Это до странного забавно и легко. Ему легче дышать. И почти больно в лёгких оттого, что это всё бессмысленное в пустоту. Ставшая почти привычной хмурость и закатывание глаз. Ничего, девочка, я многих раздражаю.

Дальнейшие дни проносились быстро, потому что буквально каждый десяток миль их подстерегало что-то, что требовало срочного решения проблемы. И имя у этого всегда было одно. Тринити. Дрейк всерьёз начал полагать, что они передают глупость воздушно-капельным путём.

В очередной раз, когда им нужно было пройти один из дозорных пунктов на пути, момент осторожности вставал под вопрос. Не всегда получалось зачищать точки тихо. Иногда это было громко и весьма насыщенно. Солдаты явно любили шум. Возможно были все контуженные, а оттого глуховатые, предположить было сложно.

Скрывшись на возвышенности, в высокой траве и кустах, они смотрели на то, как двое из ларца о чём-то лениво переговаривались. Обойти их было почти невозможно, они патрулировали угол так, что варианта кроме как убрать их – не было. Но снимать пришлось бы по одному и выжидая момента. Не то чтобы начавшее садиться солнце располагало к таким посиделкам посреди какого-нибудь куста. Возможно, ядовитого. Возможно, с местными друзьями насекомыми. Не хотелось потом заиметь цветную сыпь.

Сэм уже планировал, как им удачнее их снять побыстрее, когда Лара достала своё оружие справедливости. Лук.

- Если ты снимешь одного, то второй это заметит. Не думаю, что это самая хорошая идея.

В ответ ему слышится тихое, но весьма уверенное заверение о том, что Крофт снимет двух сразу. Двумя стрелами.

Он выгибает бровь, скептично смотря на то, как действительно две стрелы ложатся на лук, и как до предела натягивается тетива.

- Вообще-то, стрельба двумя стрелами миф, как и македонская стре…

И тут она стреляет. И два солдата разом падают, оба со стрелами в груди. Он закрывает рот, не договорив. Приподнимает брови в смеси удивления с принятием, и молча кивает. Выглядело потрясающе зрелищно. Сэм мог лгать кому угодно, но не себе. Его это впечатлило и оставило свой след. А барышня то и правда может за себя не только постоять, но ещё и с ним поспорить. И выиграть. Недурно.

И именно потому, что себе лгать нет смысла, он ловит себя на том, что за эти полторы недели в нём начало сохраняться что-то странное. Тяжёлое, но не тянущее ко дну. Это было неуместнее, чем всё разом в жизни Дрейка.

Это работа. И настанет момент, в который всё то, что происходит, рассыплется. Они играют в команду, но это просто игра. Которая впервые выглядит почти живо, почти по-настоящему. Настолько, что ему хотелось бы поверить в то, что это действительно команда.

Это даже не смешно. Дурацкая шутка. Сэму не нравилась. Но разве важно, что ему вообще нравится?

Они проходят по дальнейшей территории самым бесшумным образом, каким могут. Много трупов, мало проблем.

Иногда ему почти кажется, что Лара его прикрывает. Разумеется, у этого есть выгода. И потому это не так. Он усмехается тихо и хрипло, шутя про то, что девочкам не престало так пачкать руки. Она кажется ему маленькой. И до смешного беззащитной. Даже тогда, когда прыгает с высоты дерева на полностью вооружённого тяжело обмундированного солдата. И почти отрубает ему голову всадив клинок в шею.

Ему некогда отвлекаться на созерцание. Он высовывается из укрытия, бьёт солдата в лицо и после этого стискивает в душащем захвате. В процессе слышится хруст ломаемой шеи. Тело приходится оттаскивать в зелень, чтобы скрыть от возможных глаз.

- Последние ситхи, возводящие глупость в абсолют.

Сэм усмехается, подмигивая Крофт.

Они почти подошли к поселению, которое им было нужно. У местных находились особые сферы, которые те почитали, как часть общей племенной святыни. И эти же сферы, судя по тому, что они нашли в гробнице давно откинувшегося вождя, должны открывать большую часть входных дверей в усыпальницы. Подобные сферы, ребристые и тяжёлые, он видел ещё в Америке, на приезжавшей выставке. Той, с которой он стащил карту.

Эти сферы были частью общей религиозной концепции народов Африки. Те, кто ими владел, были жрецами или шаманами, так что могли воспользоваться данным атрибутом для входа в любую гробницу. По праву рождения и занятий они имело на это право. Сэм и Лара собирались это право немного позаимствовать. Только без плясок вокруг костра в странных костюмах. Только сферы. Хотя не то чтобы он отказывался увидеть Крофт в шкурах животных в свете ночного огня с луком. Было бы уморительно.

- Ну что, пойдём.

Его прерывает уверенная хватка за плечо. И вопрос о плане. Кажется, он даже переспрашивает, не уверенный, что не ослышался. План? С теплом и горькой радостью внутри что-то тлеет. Она что, ещё и умная?

Он коротко мотнул головой, присаживаясь на камне неподалёку и оценивая то, как им лучше всего подойти к поселению. Брать то силой не имело смысла, к тому же объективно простые люди не были повинны в том, что владеют особыми элементами древнего декора. Но сферы и не столовый гарнитур, так просто не унесёшь.

- Старые дома и вышки, ты сможешь там пройти.

Сэм очерчивает рукой то место, которое подразумевает. По правую руку от той территории, где они находились, были достаточно высокие для удобного прикрытия постройки. Это можно было считать своеобразным мостом через дозорные пункты. Племя их забросило, перейдя на другой режим охраны владений, но сносить такие махины явно было не с руки.

- Вместе идти не имеет смысла. К тому же я профессионал своего дела.

Весело хмыкнув, он подмигивает. Лицо снова обретает ноты серьёзности, когда жестом руки Дрейк очерчивает дальнейший маршрут, жестикуляцией отображая их план действий.

- Я пойду низом, где сферы мы знаем. Заберу их по одной, ты прикроешь с высоты. Верно, девочка?

Ведь на самом деле никто не последует плану. Никогда не следует. Но даже то, что кого-то он заинтересовал, его план, обжигает. Непривычное ощущение. Обманчивая востребованность. Губы тянет усмешкой-улыбкой, в движениях привычная уверенность, как и в тихом скрытном шаге.

В итоге всё снова удивляет его. Который раз? В момент, когда его почти могут поймать и он приготовился, замерев за одним из деревьев с ножом в руке, слышится свист стрелы. Ему остаётся только оттащить тело в сторону, чтобы на него никто не успел среагировать.

Проходя мимо многочисленных неровных домиков и странных растений, Сэм не может отделаться от наполняющих голову мыслей. Его действия выверенные и продуманные, но словно идут другим потоком обработки. Параллельно со смесью поражённого ощущения. Он не лжёт себе. И знает, что это такое. Не в его возрасте обманываться отрицаниями.

Тяжёлый вздох приходится подавить. Лишний шум ему ни к чему.

Он снимает ещё одного из дозорных, полосуя клинком поперёк горла, зажав рукой рот. Оттаскивает назад, в податливую темноту джунглей. Иначе бы не вышло. Наверное, ему должно быть жаль. Но его интересует только цель воровства.

И цель довольно быстро оказывается у них в руках. Точнее в руках Сэма. Но фигурально выражаясь… Фигурально выражаясь они фигурки на шахматной доске и кому-то скоро поставят шах и мат. И Дрейк был до самой последней секунды уверен, что эта партия на их стороне.

Пока с громовыми взрывами не приехали Тринити. Небольшое поселение за несколько минут из мирного, спокойного места превратилось в обитель душераздирающих воплей, огня, слёз и стрельбы. Уместившиеся в сумке сферы явно стали на килограмм тяжелее.

У него в руках один только нож. В пистолете не больше семи патронов. Лара, конечно, могла бы его прикрыть, но что-то Дрейку подсказывало, что она не сможет этого сделать. Квадрат слишком неудобный. Не выйдет выстрелить, а добежать она не успеет. Если вообще станет. Каждый сам за себя. Ничего личного, да?

Решение очевидно. Необходимо отходить назад, как можно тише скрываясь в противоположной от Тринити стороне. И ему это действительно удаётся, до того момента, как один из солдат решает проверить территорию окраин. Дерево для него слишком небольшое и спрятаться за ним не выходит, а потому его засекают.

По нему открывают стрельбу. Резким движением он достаёт пистолет из-за пазухи и, выглянув из своего, хоть какого-то, но укрытия, стреляет. В шею навылет.

В общем шуме всё ещё есть возможность уйти незаметно, но удача привычным жестом возвращает его с небес на землю. И троица из Тринити, какая ирония, оказывается прямо перед его носом. И иначе, как убить их, варианта нет.

Что ж, ему не жаль.

Резкий прыжок со стороны, воткнутый в бедро нож. Сэм проворачивает рукоятку быстрым движением, заставляя упасть на колено и резко сворачивает с хрустом шею. Выстрел второму почти в лицо, от дула остаётся чёрный след на чужом лбу. К третьему явно собирается подмога и он начинает стрельбу, но стела в глаз лишает его возможности хотя бы убить Дрейка прямо сейчас.

Лара выбегает резвой поступью. В общем хаосе она напоминает какую-то из хищных кошек. Или лису.

Он не отвлекается, усмехаясь, стреляя в одного из тех, кто активно перезаряжал автомат. Нужно было работать быстрее, парень.

- Ты что-то обронила?

Сэм ухмыляется, с липким звуком вытаскивая из трупа уцелевшую стрелу и кидая её обратно Крофт.

- Не теряй игрушки, девочка, мальчики не умеют играть в одной песочнице.

Вокруг много движения. И солдат Тринити. Если сперва они были частично заняты местными, с которых даже не пытались ничего стрясти, то при появлении их дрим тим полностью переключились. И судя по тому, как их окружали, операция была очень даже неслабой.

- Парни, вы вообще знаете зачем тут?

- Какая к чёрту разница. Здесь сучка Крофт.

- Как-то недальновидно.

У него осталось ещё два патрона. Один он спускает на того, что покрупнее, простреливая его явно тугую черепушку.

- Ребята, вали ублюдка. Все остальные вытрясите из этой девки душу.

Группки разбредаются, но вот его такое положение мало устраивает. Командиру он тоже пускает пулю. Пистолет становится полностью бесполезен, поэтому его Сэм не тратя времени быстро убирает за пояс джинс.

Оставшийся у него армейский нож хорошо прорубает сухожилия и крупные мышцы, до кровавых брызг раскрывая раны. Ударяя несколько раз в живот одного, он тут же подсекает второго, широким рывком одним продольным движением разрезая брюхо от края до края. Резкий подъём с колен, удар поддых, лезвие под горло.

Ему неоднократно прилетает по лицу прикладом. На третий раз он прокусывает даже язык, из которого тоже начинает идти кровь. Во рту становится слишком много металла. Сэм сплёвывает резко, игнорируя то, как пульсирует разбитый висок и ноют ссадины от штык-ножей на руках. Переходит на соседнюю часть «поля боя».

- Опять обижаете девочек, парни?

- Да застрелите её уже, что вы мнётесь как телки!

Он оттесняет Лару спиной, закрывая её от прямых атак и выстрелов. Кажется, её почти зацепило. Плохо.

- Не хотите выбрать кого-то вам по размеру?
[nick]Sam Drake[/nick][status]I don’t give a...[/status][icon]https://i.imgur.com/Alaih0J.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/8txV0nD.png https://i.imgur.com/QIgMBsL.png https://i.imgur.com/NITDdvj.png https://i.imgur.com/rkADc6J.png https://i.imgur.com/rJZ533K.png
возьми мои мокрые спички, мою холодную воду,
мои дурные привычки, больную свободу
[/sign][lz]<center>Words about me, looking lonely
I don’t need <a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=1470" class="link4"><b>your</b></a> arms to hold me<center>[/lz][fan]Uncharted[/fan]

0

5

У жизни своеобразное чувство юмора. Нездоровое, странное, но упорное в своих шутках идти до конца.

Комедия в двух актах разворачивается передо мной уцелевшим фрагментом мировой карты Пери Рейса, которую американец выудил из своей многострадальной сумки. Акт первый: шутка судьбы. Акт второй: не утраченная способность изумляться увиденному. Неоднозначное (поражённое?) выражение моего лица быстро стирается, сменяясь привычной сосредоточенностью, когда новый знакомый расписывает детали маршрута.

10 минут после знакомства включают в себя спасение моей жизни и здоровую инициативу с грамотным подходом к выбору стратегии движения. Сэм Дрейк, похоже, правда очень интересный стрелок.

Пойдя вдоль реки мы точно набредём на какое-нибудь поселение, а от него уже можно будет сориентироваться как удобнее пройти по некоторым точкам карты. Лишняя информация о мёртвом папаше Сабу нам пригодится.

Он оборачивается, я молча киваю. Странная пауза в пару секунд, не придаю ей значения.

Бравые ребята могут ходить вдоль реки, но мы можем срезать через одно интересное место. Там должно быть что-то вроде гробницы. Или около того.

Снова киваю.

У местных данная точка связана с парой легенд о смерти, полагаю там находится какое-то древнее захоронение.

Короткая заминка на сбор пожитков, а конкретнее на аккуратное возвращение пачки сигарет в сумку. Губ касается призрак беззлобной усмешки, вспоминаются студенческие годы и обмен мемами в общем чате с Сэмми и Алексом. Воистину: “найдите себе кого-то, кто будет относиться к вам так, как Сэм Дрейк к сигаретам”. Эмоция тухнет, мы выдвигаемся в путь, я чуть замедляюсь, решая быть бестактной прямо сейчас.

М, Сэм… Это ведь карта Мухиддин Пири-бея, оригинал…

Голос Ионы в голове отзывается самой простой из догадок: “... ёё перевезли на выставку в Штаты, если я правильно понял”.

Ты... купил её или украл?

На лице Дрейка морщинами проступает яркий спектр эмоций. Получая подтверждение своей догадке о том, откуда у него карта, выдаю подобие дружелюбной полуулыбки и киваю.

Хорошо.

Настолько ловкий вор в союзниках, пусть и временных, отличная новость. Лучше только та, что он не работает на Тринити.

Вероятно, совместные путешествия должны полниться разговорами. Обменом историями, байками из жизни, обсуждением последних вышедших кинолент или рассуждениями о том, что было бы приятнее употребить на ужин. Первое, второе и десерт нам заменяли неиссякаемые шутки Сэма, характерный запах дыма Lucky Strike при расстановке лагеря и вереница трупов солдат Тринити, которую мы оставляли за собой.

Дрейк много разговаривает. Заполняет тишину, стирает её в пыль. Ироничный энтузиазм часто вызывает у меня приступы закатывания глаз или просто не слишком дружественные взгляды в сторону американца, иногда взглядами дело не ограничивается. При подъёме по отвесному склону, после перестрелки с отрядом наёмников, очередные комедийные выпады нового знакомого оказываются последней каплей в давно переполненной чаше моего терпения.

Да помолчишь ты уже или нет?

Показательная болтливость — хороший отвлекающий манёвр, но ещё при первом столкновении поняв, что он не дурак, чем глубже мы продвигались в лесной массив, тем глубже я в этом убеждалась.

Тринити действовали в своём стиле. Много шума и насилия — мало пользы.

Отряды встречались нам каждую пару километров, иногда лагеря были разбиты вплотную, едва ли не “друг на друге”. Усталый взгляд, вмещающий в себя горечь и безразличие, заменяет озвучивание мыслей о деградации руководителей этого подразделения Ордена. Общую очевидную мысль озвучивает Сэмюэль. Пару десятков раз в вариациях шуток. Иногда я сдержанно хмыкаю, иногда губы режет забытая искренность усмешки, дважды ему даже удаётся выбить из меня смех. Почти не истерический и безусловно честный. Это странная лёгкость, непривычная и словно неправильная.

Схватки с солдатами Ордена быстро напоминали о том, что ничего не бывает легко и что расслабляться не стоит. С последним проблем не было, я не умела расслабляться.

Крупная стычка на подходе к реке стоила мне 4х стрел и 8ми патронов, лобовое столкновение оказалось неизбежным и скрытный режим пошёл прахом, когда в воздух взлетела алая птица сигнального выстрела. Дрейк влез в рукопашную, повредил плечо — нож, вроде обошлось царапиной, осмотреть порез он мне не дал, наскоро замотал рану, но я и не настаивала.

Мы добираемся до предполагаемого склепа до наступления темноты.

Высеченная на камнях у входа письменность была стёрта временем, обрывки букв и символов не давали конкретного представления о том, чьи останки покоились внутри. Почти забавно, как ритуальные обряды народов мира при всём разнообразии отличий по сути являлись дубликатами друг друга. Любопытство сгубило кошку, но мы с Сэмюэлем кошками не были. Полагаю, он рассчитывал на что-то с потенциалом дальнейшего сбыта, мне же просто было интересно прикоснуться к древности.

Заросли на входе занимают какое-то время, в ход приходится пускать ножи.

Всегда мечтал ощутить себя в роли фермера, сражающегося с сорняком.

Сэм обрубает одну из веток у самого корня, ему на руку брызгает кислотно-жёлтый сок.

Надеюсь, что это превратит меня в супергероя, а не в овощ схожий по цвету.

М, какой псевдоним себе возьмёшь? Человек-лиана или Мангомен?

Смешок. Слишком много слов мне не свойственных.

Дрейк выдвигается вперёд своей спиной почти полностью перекрывая мне обзор или путь. На моё плечо откуда-то сверху приземляется что-то почти невесомое. Паук. Легко смахиваю арахнида в сторону. Прости, приятель, но думаю ты ядовит и превратишь меня далеко не в Женщину-Паука.

Рычаги, надписи, головоломка, разумеется. Ничего не бывает легко.

Сощурилась, всматриваясь в вязь, сбитую временем. Похоже на вариант… арабского? Не разобрать. С семитской ветвью афразийской семьи языков я была знакома недостаточно для прочтения и уж тем более для понимания начертанного. Возможно это какой-то диалект… это ничего не даст, в тебя не встроен гугл-переводчик, Лара, да и даже если бы был… Так. Хорошо, рычаги. Механизм древний, но в рабочем состоянии, не стоит проверять насколько эффективны яды или остры пики в местных ловушках по прошествии лет.

Внимательно изучаю дверь и каждую из пяти рукояток. Примерно рассчитываю варианты исходов неверного выбора, прикидка расстояния, умножение на погрешность… округляй в большую сторону, здесь лучше брать с запасом… Я развернулась к Сэму, стоящему чуть поодаль, делая пару шагов вперёд.

Хорошо, смотри…

Краткое и чёткое изложение последовательных действий с которым мы будем пробовать каждый из рычагов, пока не найдём интересующий, описание точного расстояния и места укрытия, варианты ожидающих нас ловушек и инструкция для избежания столкновения с ними.

Какая мудрёная схема.

Громкая усмешка и подход к панели с рычагами едва ли не вплотную. Хмурюсь, снова делая шаг в сторону спутника.

Сэм, это очень серьёзно…

А почему не брать тараном? Так было бы громче и веселее. Почти с фейерверком. Давай наугад, будь что будет.

Сэм…

Он ухмыляется хитро, как-то по-лисьи, а затем резко дёргает один из рычагов, я всем телом подаюсь в его сторону с выкинутой вперёд рукой.

СЭМ!

Мой выкрик растворяется в воздухе. Ничего не происходит. Я замираю. В нелепом положении, словно кто-то нажал на “паузу”. Медленно опускаю протянутую руку, пока Дрейк, как ни в чём не бывало, идёт отодвигать заевшую дверь, открывшуюся лишь наполовину. Оборачиваюсь.

Это ведь не просто удача, Сэм. Ты знал, что нужен именно этот рычаг.

Указываю на пятую рукоять, отклонённую в сторону.

И как ты это понял?

Я просто прочитал надпись. Это сулаймитский диалект арабского языка. Довольно распространённый в этом районе Африки.

Сулаймитский. Разумеется. Изумление вкупе с уважением к познаниям в данной области перекрывается всё ещё остро-ощущаемым раздражением с нервозностью.

А раньше сказать ты не мог потому что??

Ну разве мог я пропустить такое зрелище?

Хмурюсь сильнее, вздыхаю, закатываю глаза, намеренно отталкивая его плечом, пролезая в проём, образованный дверью. Шутник чёртов.

По наполнению склеп мало чем отличается от сотен себе подобных. Ценность медных тарелок, коими уставлен пол, весьма сомнительна, хотя они и, безусловно дороже, чем, скажем, медные блюдца.

Делаю шаг и чувствую как каменная твердь пола в конкретной точке ощущается мягче. Хмурый вопрос в лице. Выуживаю нож, опускаясь на колено и на сей раз рукой прощупывая место тайника. Дрейк занят с замком какого-то сундука где-то позади. В грязи и глине обнаруживается плоский диск с золотым отливом, совсем небольшой и надпись…

Сэм?

Приподнимаюсь, разворачиваясь в его сторону.

Кажется это... какое-то древнее наречие, но… может ты можешь перевести?

Переводу поддаются только отдельно взятые слова: что-то об искренности, вере и плате… Мы с Дрейком хмуримся почти синхронно, а потом меня озаряет.

— “Наверное они верят искренне. Но ведь им платят, чтобы они так говорили”!

Порывистый шаг назад и тут же обратно вперёд, перенимаю “диск” из рук Сэма обратно, бережно проводя пальцами по буквам.

Не может быть… мы ведь в Северной части континента...

Выдох с вариацией усмешки, странный восторженный звук. Поднимаю взгляд на Дрейка широко улыбаясь, качая головой, вверяя ему диск.

Сокровища Лобенгула — первая зацепка, да ты счастливчик, Сэмюэль.

У Сэма всё ещё несколько озадаченное выражение лица.

М, Лобенгул — последний вождь народа матабеле, его обманули британские колонисты и он пытался сохранить своё состояние… в Южной Африке слагают легенды о кладе Лобенгула, никто так и не нашёл сокровища последнего короля зулусов, видимо это место было... как-то связано с кладом, связано с Лобенгулом. “Наверное они верят искренне. Но ведь им платят, чтобы они так говорили” — это его, его цитата, одна из самых известных и, может если перевести полностью и перевести точнее, то…

Я посмотрела на Дрейка качая головой, улыбаясь одними губами.

То возможно тебе удастся раскрыть одну из загадок человечества, Сэмюэль. Ну и заодно знатно на этом разбогатеть.

Короткий отсмех на выдохе, я развернулась в другую сторону, повторно обходя прилегающую к тайнику территорию.

Будем внимательнее, кто знает, может сможем обнаружить что-то вроде… подсказок…

Обернулась к Сэму, пожимая плечами.

Звучит, как неплохое продолжение или альтернатива, в зависимости от того, насколько повезёт с диском Сабу.

Притязаний на клад я не имела, меня просто искренне изумлял факт находки, потенциально связанной с легендарной затерянной сокровищницей.

Дни складываются в неровную вереницу повторяющихся событий. Отрядов Тринити всё больше, солдаты экипированы всё лучше. На редких остановках и в лагерях всё реже с запахами леса смешивается Lucky Strike, и дело не только в экономии ресурса, но и в отсутствии времени на перекур.

Очередной рубеж в виде дозорной точки. Мы располагаемся на возвышенности, пригибаясь к траве, впереди двое патрульных, переговариваются. Необходимо было сделать всё тихо, за последние полторы недели слишком много открытых столкновений.

Снимаю с себя лук, прицеливаюсь.

Если ты снимешь одного, то второй это заметит. Не думаю, что это самая хорошая идея.

Я бы проигнорировала Сэма, если бы игнорирование с ним срабатывало, но обычно молчание коммуникативным способностям Дрейка были, что керосин в костёр. Устанавливаю пару стрел на тетиву, натяжение.

Я и не собираюсь снимать одного…

Вообще-то, стрельба двумя стрелами миф, как и македонская стре…

Выстрел. Дозорные падают криво, но почти синхронно.

Короткое выражение на лице Сэма, когда я к нему обернулась, стоило бы отнести к бесценным впечатлениям. Внутри кольнуло какое-то странное ощущение, словно чиркнули камнем о камень — высеклась искра. Сомнительное чувство будто… азарт? За секунду до того, как я отворачиваюсь, спрыгивая, мне думается, что я хочу ухмыльнуться. Нелепо. Неправильно. И абсолютно ни к месту.

Количество членов Ордена на прилегающей территории быстро напоминает о том насколько.

Мы движемся в проступающих тенях заходящего солнца, бесшумные и смертоносные, между прятками в корнях и ветвях деревьев, я спрыгиваю с ножом на бронированного солдата прежде, чем он успевает заметить Сэма, бьющего в лицо второму патрульному из ближайшего куста. Нож с характерным всхлипыванием вырывается мной из шеи, в кустах раздаётся треск ломающихся костей.

Последние ситхи, возводящие глупость в абсолют.

Он усмехается мне и подмигивает.

Сэм Дрейк шутит двести нелепых шуток в секунду, влезает в бой с голыми руками, отлично ворует и, видимо, говорит на нескольких языках. А ещё имеет весьма сомнительные представления о героизме, не отдавая себе в этом никакого отчёта. Мы выравниваемся, ещё раз осмотрев периметр. Сэмюэль выше меня почти на две головы, шире в плечах и просто крупнее. Наверное он должен был бы меня пугать или напоминать одного из сибирских медведей всем своим видом, но я думаю, что Сэм напоминает мне большого ребёнка. Весёлого, чумазого мальчишку. И эти мысли не перекрывают ни почти два метра роста, ни ловкость и сила с которой его руки сворачивают шеи встречным противникам.

Мы почти добрались до поселения, очередной пункт на карте, один из многих фрагментов мозаики. Местное племя аборигенов располагало сферами, дополняющими головоломку Сабу. Сферы являлись священной реликвией, но кроме преступления против веры ничем катастрофическим для племени их исчезновение не должно было стать.

Ну что, пойдём

Хмурюсь, хватая Дрейка за плечо.

Подожди, Сэм, а план?

У него мелькает какое-то странное, словно потерянное выражение лица. Ответный вопрос.

План Сэм, нам нужен план.

В отличие от нас, единственный план, которого придерживались Тринити был очевидно планом “без свидетелей”. Условно-мирное селение разваливается, как песочный замок на берегу, когда члены Ордена врываются на его территорию океаном пламени, взрывов и пулемётных очередей. Всё рушится и в общей кавалькаде смерти мои попытки помочь местному населению выглядят бесконечно нелепо. Расход патронов, который я решаю не учитывать, агрессия по отношению к чужакам, вне зависимости о том, чью сторону они принимают, которую я упускаю из виду. Камень прилетает мне по лицу, цепляет висок, кровь срывается вниз, заливая правую сторону лица. Неприятно, но не имеет значения. Сквозь огонь я продираюсь в сторону Сэма, пытаясь найти концы и нахожу.

Выстрел из лука в прыжке, приземление кувырком через перекат, я поднимаюсь выбегая на поле битвы, где Дрейк схлестнулся с одним из отрядов.

Синхронность выстрелов, шум пули и свист стрелы.

Ты что-то обронила?

Ухмыляясь, Сэм выдёргивает стрелу из глаза ближайшего к нему трупа и кидает её мне обратно.

Не теряй игрушки, девочка, мальчики не умеют играть в одной песочнице.

Оценивать шутку некогда. Ловлю стрелу, и тут же пускаю её в первого из ряда бегущего подкрепления.

Выручает скорость и миниатюрность по сравнению с противником. В открытом противостоянии, когда силовик Тринити застаёт меня врасплох перекат и точный удар стрелой в глотку из положения полуприсяда. Выдёргиваю автомат из чужих ещё тёплых рук, перескакиваю за ствол ближайшего дерева и, выждав, открываю огонь. Обойма уходит быстрее, чем хотелось бы. Противников больше, чем представлялось.

Смерть и движение. Перебежки между укрытиями, перезарядка, смена типа стрелы, взрыв в отдалении. Мир полнится огнём, дымом, запахом крови и привкусом меди. Искрами брызги летят во все стороны.

Сэм появляется из ниоткуда, закрывая меня собой. Очередная словесная перебранка, очередная полушутка, а затем вновь выстрел и рывок. Решающий манёвр, спасающий меня и отбрасывающий Сэма. Ранение. Пуля. Вот дерьмо!

Поднимаясь на полусогнутых, прикрываясь от пуль, кидаюсь к нему. Укрытием служит завалившийся набок торговый ларёк местных.

Чёрт, Сэм!

Попытка осмотреть рану, Дрейк как-то нелепо отшучивается, пытаясь остановить мои руки. Пуля прошла навылет, сквозное отверстие. Дело плохо.

Сэм сейчас не до твоих шуток.

Я игнорирую его неуместную иронию и вопрос о том умирает ли кто-то.

В оранжевом зареве паршиво различается оттенок алого, подставляю палец под кровотечение — пульсации нет, венозное.

Подожди, сейчас.

Из кармана на брюках выдёргиваю медицинский скотч, сдавливаю сосуд, захватывая кожу и закрепляю. Плохо, но даст нам немного времени.

Тринити продолжают стрельбу, явно пытаясь подходить ближе. Трое уцелевших солдат, напрасно решивших не покидать поле боя. Нож уверенно ложится в ладонь.

Сэм, держись. Сейчас… я сейчас, ты только держись…

Трепет волнения в голосе гаснет с разворотом в сторону бойцов. С подъёмом на фоне стены огня, во мне стирается всё человеческое.

Нашим временным пристанищем становится пещера рядом с небольшой речушкой. К счастью Сэм пребывал в сознании и мог передвигаться самостоятельно, не уверена, что мне удалось бы вытащить его из горящего поселения на своих двоих, не имею желания думать о подобных исходах.
Дрейк с моей настойчивой помощью усаживается у одного из неровных валунов, прислонённый спиной к нему. Я отворачиваюсь, вытряхивая из наших сумок всё, что могло бы подойти и помочь, сработать в качестве медикаментов или являлось ими. Паршиво. Всё это паршиво.

И о чём ты только думал?

За агрессивной интонацией, собирая в руки необходимое, стараюсь скрывать нарастающую нервозность.

Зачем ты полез в лобовую атаку в рукопашную, Сэм? А потом вот это, что это вообще было?

Разворачиваюсь рывком, сокращая между нами расстояние. Раскладываю имеющиеся медикаменты на футляре от лука, разложенном перед Дрейком.

Ты не супергерой, Сэм, всё ещё не Мангомен, насколько я вижу, поэтому какого чёрта тебя дёрнуло подставляться? Подставляться за меня…

Вздох тяжелее положенного. Повторный осмотр раны, на сей раз сопровождающийся подсветкой фонарика, закреплённого на лямке майки.

Твою мать… Ладно… ладно. Сэм, послушай, прострел сквозной, что… хорошо, потому что пуля не застряла в кости и не… Просто хорошо. Я сделаю тампонаду будет… будет больно, но…

Его рука касается моей чуть выше запястья, призыв не нервничать так сильно встречаю глуповатым хлопаньем ресниц и последующим уверенным быстрым кивком. Обращение “девочка” звучит непривычно… заботливо?

В наших общих запасах не так, чтобы полный набор для обработки ранений подобного уровня, но имеем, что имеем. Вместо антисептика миниатюрный пузырёк спирта — этого мало, но лучше, чем ничего.

Отбегаю к реке, наскоро промывая руки, обеззараживаю их небольшим количеством спирта, берусь за бинты со вздохом задерживая дыхание. Качание головой. Фактически мне придётся влезть пальцами в рану и при всей скорости и сноровке, тампонада не делается за пару секунд, может уйти минута. Постарайся, чтобы ушла минута, Крофт.

Сэм, смотри… смотри на меня, хорошо? Не на рану, не на мои руки, а на меня, окей? Ладно? Когда я скажу: “вдох” — вдохни так глубоко, как сможешь. Готов?

Я не дожидаюсь ответа.

Вдох.

Тампонада занимает чуть больше минуты. Мучительной и кровавой. “Вдох”, как инструмент задержки реакции мозга на действо — срабатывает, но ненадолго и когда я говорила, что будет больно… это было мягко сказано.

Почти закончили, почти закончили...

Двусторонняя обработка раны с помощью воды из фляги и остатков спирта, наложение повязки и её закрепление. Действую быстро, активно, но с чётким знанием дела. В подобных условиях промедление или спешка — всё едино и равняется большему количеству боли.

Держись, Сэм, сейчас...

Сооружаю “подушку”, выкинув всё из сумки и затолкав туда только нашу одежду. Где-то на фоне отмечаю, что вещей у Сэма практически нет. Сумка идёт под голову, положение полусидя, ноги должны быть согнуты в коленях. Моя толстовка и его куртка будут заменять одеяло.

Его голос звучит всё тише и всё реже, тишина становится ярче и ощутимей. В какой-то момент сознание от него ускользает, во мне словно что-то схлопывается в этот момент, взрывается.

Сэм? Сэм! Нет, нет, нет-нет-нет-нет, Сэм! Сэм, ну же!

Касаюсь его лица, руку прожигает холодом, его голова не слишком естественно заваливается набок.

Чёрт!

Аккуратно возвращаю шею в прежнее положение, чувствуя нарастающую дрожь в голосе и тремор в руках.

Блять!

Я приподнимаюсь, сидя на коленях, затем подаюсь назад, чуть наклоняюсь вперёд и снова, какой-то спазм движения.

Твою мать!

На выдохе, слишком громко.

Подношу руки ко лбу, тут же их отнимаю, попытка сделать вдох выходит рваной.

Сбитое дыхание. Подъём, нервное измерение пещеры шагами. Остановка. Успокойся. Дыши. Успокойся. Он просто устал. Ты сама-то хоть в это веришь? Он выживет. Ты сама-то хоть в это веришь? Он. Выживет.

Выдох. Найти дело. Следует найти себе дело.

Нервное движение плечами. Холод. Нужен костёр. Неплохо было бы соорудить заслонку для входа. Действуй.

Время тянется вечно. Мне кажется, что каждая секунда за пределами пещеры растянута словно в замедленной съёмке и любой шаг в сторону, вглубь леса, приближает Сэма к… Нет. Он без сознания. Только и всего. Он просто без сознания.

Костёр, подобие “двери” — заслонка для прохода в пещеру, несколько палок плотно связанных между собой с помощью коры. Мы на расстоянии вытянутой руки, ворошу ветки в костре, слушая неровное дыхание Дрейка. Приподнимаюсь, пересаживаюсь на колени, беру небольшой кусок бинта, смачиваю его водой и аккуратно протираю его лицо. Ссадины, шрамы, вероятно неоднократное столкновение с прикладом. Вдох. Странное ощущение в районе предплечья, муха? Хлопаю себя по руке и тут же мучительно хмурюсь. Муха среагировала на порез. Вдох. Спирта почти не осталось, капля смешивается с грязью и запёкшейся кровью, накладываю клочок бинта, закрепляю одной рукой, зубами вытягиваю в узел. Вдох. Закрываю лицо руками. В нос ударяет резкий металлический запах, отстраняя ладони я тупо смотрю на них пару мгновений. Руки перепачканы кровью, алые, кожи не видно. Его кровью.

Несколько раз пытаюсь напоить Сэма, выходит не слишком удачно, но по крайней мере его не рвёт. Он изредка приходит в себя. Мучительно, в полубреду, урывками. На четвёртое распахивание глаз я даже не вздрагиваю, только издаю придушенный вздох. В основном я сижу, обхватив колени руками, стараясь не шевелиться. Меня нервно покачивает из стороны в сторону. Нужно следить за костром. Накладываю ещё несколько сменных повязок. Бинт заканчивается быстро. Нужны медикаменты. Нужно обезболивающее. Нужно… Изображение расплывается, идёт пятнами. Нужно…

Обломки собственного поместья врыты в воронку горящего Яматая. Волна взлетает ввысь, разбиваясь о герб семьи Крофт и накрывает меня с головой. Кабинет отца, его стол, лужа крови, газетные вырезки с громкими заголовками… он отсутствует, спиной ко мне стоит двухметровая фигура...

Так и сколько времени тебе потребовалось, чтобы стать причиной ещё и моей смерти?

Сэм?

Мой неуверенный шаг вперёд, он резко оборачивается, смертельно бледный, стеклянный взгляд, пугающая усмешка, разведение рук в сторону.

Полторы недели? Можно считать это новый рекорд, верно, Крофт?

Это... всего лишь сон…

Отступаю назад, качая головой, отводя взгляд.

Напомни, кстати, с чего началось наше знакомство?

Просто сон…

Пячусь, он наступает.

Ах, да, я спас тебе жизнь, может не стоило?

Это только сон, только сон, только сон.

Может тогда я был бы ещё жив?

Нет... нет, ты не умер. Ты не умер, Сэм. Это всего лишь сон, только сон... игра моего воображения…

Я спас тебе жизнь, может не стоило?

Из-за спины Сэма выступает изуродованный ожогами Алекс.

Я спас тебе жизнь, может не стоило?

Фигура с перерезанным горлом, кровь брызнула мне в лицо, Гримм…

Это всего лишь сон.

Резко оборачиваюсь, желая сорваться на бег, ко мне из тени делает шаг Конрад Ротт.

Я спас тебе жизнь, может не стоило?

Они обступают меня, держась поодаль, бесцветные взгляды, их рты закрыты, но вопрос повторяется разными голосами снова и снова, и снова, я закрываю голову руками. Это всего лишь сон. Отрицательное мотание головой. Всего лишь сон.

Полторы недели, новый рекорд?

Это сон, всё это сон, всего лишь сон.

Сон или нет, я мёртв, ты убила меня, Лара.

Нет, я… это сон, я не… мне так жаль, я не…

Всё вдруг стирается, исчезает, словно по щелчку пальца, вокруг больше не остров и не особняк, но лес, отнимаю руки от головы, озираясь. Сэм стоит, прислонившись к дереву.

С-сэм?

Поздновато для сожалений, тебе не кажется?

Воздух разорвал выстрел, я дёрнулась всем телом и проснулась.

Пещера. Раскат грома разорвал небо ещё раз. Стук капель перешёл в шипение ливня. Костёр потух, угли едва горели. Сэм выглядел бледнее прежнего, но дышал. Ноги и руки затекли из-за отключки сидя, я неровно подошла к Дрейку, провела руками над ним, не касаясь, боясь прикоснуться. Руки начало трясти, нижняя губа дёрнулась, вдох, задерживаю дыхание. Закрываю и открываю глаза. Смотрю в сторону амуниции. Нужны медикаменты. В лагере Тринити должны быть медикаменты. Уходить ночью в дождь не самое разумное из решений, но у Сэма не так много времени… Подавленный дёрганый выдох.

Остановка Ордена отлично просматривается сквозь стену дождя за счёт включённой системы освещения. Я использую грязь и тени, сливаясь с мраком ночи, умело используя вспышки молний, как прикрытие для бесшумных убийств. Они умирают, даже не зная, что и откуда наносит удар. В моих действиях хищный расчёт и отсутствие сожаления.

Приходится обыскать территорию трижды (ирония) прежде, чем в одной из машин обнаруживается желанная аптечка. Выдыхаю, прижимая коробку с красным крестом к груди, прикрыв глаза на долю мгновения. Слава богу. “Бог здесь ни при чём”.

Дождь прекращается по мере моего подхода к убежищу. У входа в пещеру, прямо перед заслонкой, вытянувшись сидит кролик. Маленький носик активно втягивает носом воздух. Стрела вонзается в тельце бесшумно. Подбираю тушку за шкирку, выдернув стрелу, возвращаю её в колчан. Мелькает мысль о том, что этого будет мало, если Сэм… когда. Когда Сэм придёт в себя, ему потребуется больше, чем одна кроличья вырезка для восстановления сил. Еды в лагере Тринити не было, но помимо аптечки мне удалось унести с собой бутылку водки (отличный антисептик) и пачку сигарет. Camel, кажется. Не Lucky Strike, конечно, но лучше, чем ничего.

Вхожу внутрь с задержкой. Меня пугает мысль о том, что я могу там обнаружить. Цепкие пальцы тишины впиваются в горло, выдох, оставляю тушку у входа, проходя вглубь. Не слышу дыхания.

Сэм?

Разумеется ответа не следует.

Сэм?!

Неуместное повышение тона, ускоренное приближение.

Припадаю на колени рядом, у него лоб покрыт испариной.

Сэм, пожалуйста…

Наклоняюсь ближе, к самым губам, пытаюсь замереть и унять внутренний нарастающий накат отчаянья, тремор.

Сэм, ну же…

Капли срываются с кромки входа в пещеру, мне кажется, что в нарастающем писке тишины я слышу, как останавливается моё собственное сердце. А потом дыхание. Слабое, неровное, но дыхание. Он дышит.

Резко отклоняюсь назад, выдыхая, запрокинув голову назад.

О боже… боже, господи…

Отрицательное мотание головой. Моя ладонь ложится на его руку, невесомо, едва касаясь.

Сэм, боже… держись, пожалуйста… держись, Сэм, давай, ты же, ты ведь ковбой, Сэм…

Нервически-болезненная усмешка мелькает и гаснет.

Ковбои не умирают.

Наклон вперёд и качающееся движение назад. Губы дрожат, голос ломается, мотанием головы я всё ещё пытаюсь отбросить эмоции в сторону, ни черта не выходит. Ломаный выдох и вдох.

Пожалуйста, не умирай…

Звучит разбито, нелепо, придушено-тихо, слеза срывается со скулы, падая Дрейку на щеку. Лёгким движением пальца стираю её. Рывком поднимаюсь, отходя в сторону, к выходу. Делаю максимально глубокий вдох, закрывая рот рукой, вновь запрокидывая голову. Свет бледной луны освещает проход решетом заслонки. Что ты устроила, Лара? Могла ли быть твоя истерика ещё более неуместна? Ты, видимо, ждёшь не просто его смерти, но при этом пытаешься выглядеть максимально жалко? Тебя саму от себя не тошнит? Отнимаю руку от лица, выдыхая, руки в бока до болезненного ощущения, взглядом упираюсь в земляной пол. Хватит.

Время до утра похоже на пытку. Медленный, тихий ад, во время которого Сэм снова, то и дело приходит в себя в полубреду и отключается. В аптечке оказывается новокаин, с вводом обезболивающего “сон” Дрейка явно становится немного спокойнее. Я поддерживаю огонь, освежаю повязку, обрабатываю и другие, более мелкие его раны, теперь мы можем себе это позволить. Отхожу дважды: установить силки и, чуть позже, ближе к рассвету, проверить их. Разделываю добычу и готовлю её на костре, используя связки листьев вместо посуды. Утро видится мне рубиконом, переход которого даст Сэмюэлю преимущество и шанс, и отступление от которого… об этом я не хочу думать. Я слишком о многом желаю не думать.

Утро всё-таки настаёт. Для нас обоих. Мой порыв объятий выходит слишком резким, с неловким облегчающим смехом рождаются извинения. Тишина отступает под хриплое звучание его голоса.

[nick]Lara Croft[/nick][status]game of survival[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2LHkJ.png[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2LHkG.png http://funkyimg.com/i/2LHkF.png http://funkyimg.com/i/2LHkD.png http://funkyimg.com/i/2LHkE.png http://funkyimg.com/i/2LHkH.png
мы ничего не теряем, ведь ничего не имеем
не дожидайся прощанья — стучись в закрытые двери
[/sign][lz]<center><b>лара крофт</b> <sup>23</sup><br>don't need <a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=389" class="link4"><b>your</b></a> arms to hold me<br>'cause misery is waiting for me<br><center>[/lz][fan]TOMB RAIDER[/fan]

Отредактировано Triss Merigold (2018-11-15 14:36:55)

0


Вы здесь » uniROLE » uniALTER » hot blood