о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищите хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• rangiku
связь id415234701
пасет людей, котят, админов и заблудших лисов, бухая днями напролёт. шипперит все что движется, а что не движется, сама двигает и шипперит насильно, позабыв о своей работе.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• renji
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.

автор недели YAMAMOTO TAKESHI

Внизу его ждёт отец. Он присутствовал на официальной части, а на праздничную, конечно же, не пойдёт. Но он хочет проводить сына, предварительно его засмущав, разумеется. Старик называет его красавцем и обещает, что все девушки будут его, после чего оба громко смеются — Ямамото даже идёт один, ясно же, что для него это совсем неважно. Затем старик просит его повеселиться, а перед самим уходом сына добавляет вслед, что гордится. Такеши даже замер на секунду, обернувшись. Знал, что момент тронул не только его, но и отца. Они не говорят об этом больше, но решение уехать в Италию висит над ними неразрешенным напряжением. Но он улыбается, говорит, что и он тоже гордится отцом, после чего уходит... Читать

TRUST ME, I'M...

Джек верил в то, что работу профессионала видно сразу. Это было похоже на работу старой школы. Живописцев, мастеров, которые смогли увековечить свои имена лишь парой полотен. Мужчина представился и нельзя было уловить фальшь либо что — то иное в чётко построенных фразах. Сейчас Джек мог вспомнить, почему и точнее чем ему нравилась Япония. Она нравилась ему неторопливостью и некоторой скудностью фраз. Словами которые тем не менее выражали больше смысла, чем обычный поток слов...Читать

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста – выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да – это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни – накатим за его здоровье!

Molly Hooper: Буду краток - хороший, уютный, активный форум. Кхм. Теперь речь *достала большой свиток*. Прошло уже месяца два, наверное, как я здесь обитаю. Началось все с банального желания поиграть давним персом. Вакансий на тематических не было, и я рискнула пойти на кроссы. Почему "рискнула", спросите вы? Потому что предыдущие мои попытки играть на кроссах были до того печальны, что я зареклась. Обходила десятой дорогой. Написала заявку, откликнулись люди, на двух не сложилось по разным причинам, пошла на Юни. И знаете что? Мне очень нравится это место. Доброжелательная, ненавязчивая администрация. Никто не бомбит настойчивыми просьботребованиями каких-то игр, и тому подобного. Флуд не натужный, а естественный, есть у людей настрой - они флудят. Нет - играют. Обсуждения игры не похожи на бессмысленные километровые чатики ни о чем, это действительно обсуждения игры. У народа есть игровые идеи. Есть игра. Есть отличный уровень постов, на которые хочется отвечать. Никто никого не уговаривает играть, предлагают друг другу сами. Как часто приходишь на форум и видишь обратное - когда играют только свои со своими, какие-то междусобойчики глупые. Здесь этого нет. Люди пришли играть, и они играют. В общем, охать и ахать в восторгах - не мой конек, а скажу, что здесь просто хорошо и уютно. Спасибо, ребята.

Pietro Maximoff: Вот и настало мое время сказать пару-тройку теплых слов о нашем любимом Юни. Форум изначально привлек своей немногочисленностью и теплой, ламповой атмосферой. Скажу честно - в то время мне просто хотелось покоя и уюта, и я пришел на Юни с товарищем, надеясь обрести все сказанное ранее там. И действительно - форум оказался весьма уютным, теплым и домашним. Я предложил девочкам-администраторам свои услуги и они взяли меня под крыло, и могу честно сказать - это самый лучший коллектив, в котором мне когда-либо доводилось состоять. Никогда никто не идет против воли игроков, всегда прислушиваются к каждому мнению. Конечно, я прекрасно понимаю, что всем угодить невозможно, но то, что большинство понимает и принимает все, что мы пытаемся донести до народа, радует. На Юни приходишь отдохнуть после трудовых будней и знаешь, что там все твои любимые и дорогие тебе люди. Что ребята-игроки любой кипишь поддержат, любую затею. Никто не сидит по уголкам, все ходят друг к другу "в гости" и это радует. Меня лично радует возможность вносить свою лепту в наш общий труд для процветания форума. стараться на благо игроков. На форуме всегда царит веселая и теплая атмосфера, тут уже с порга становишься "своим". Будто тебя знают уже лет сто, разве это не здорово? На других форумах, к сожалению, мне доводилось встречаться с полнейшим игнором новеньких, грубостью и хамством, но тут такого нет - и в этом я честен.Спокойно, уютно по-домашнему. Тут рады каждому, а большинство даже самых безумных сюжетов - отыгрывается с большой охотой. Отдельно о каждом говорить нет смысла, потому что все, кто с нами - уже мною любим. Просто на Юни отдыхаешь душой, когда не торчишь перманентно посты Боромиру ;)

Carver Hawke: Хотите выпить, но никто не поддерживает подобную идею? У вас накопилось много не отыгранных сюжетов и идей в голове? Вы хотите поиграть по своему любимому фандому, но все ролевые закрылись? Вы боитесь, что на кроссе будете не нужны и не найдете себя? Что же, тогда, Добро Пожаловать на Юни! С первой же секунды "залета" на этот кросс, вы не будете себя чувствовать ненужным или брошенным! Перед Вами откроется новый мир вашей фантазии и фантазии ваших новых соигроков. Здесь все не просто семья, мы - собутыльники, братья, сестры и просто большая группа своеобразных ребят, готовые повеселиться даже с теми, чьи фандомы видим впервые. Здесь Вы сможете отыграть все, что угодно! Можете быть кем угодно, когда угодно, а главное с кем угодно! Конечно, не могу пройти мимо шикарного дизайна, который не может не радовать глаз. АМС - это не зазнающаяся "шайка", якобы всемогущих людей, а прекрасные игроки, которые заслуживают похвалы и уважения в свой адрес за идею, оформление, организованность и собранность. Здесь никто не будет Вас пинать или гнать палками в игру. Все понимающие, позитивные, а самое главное ОФИГЕННЫЕ ребята, которые не заставят Вас скучать. Мало того, когда накатывает депрессия и Вы приходите на форум, Ваше настроение повышается на +100500. Вы научитесь орать, веселиться и никогда не грустить, Вам просто не дадут этого сделать. В общем, ждем всех и с радостью!

Carver Hawke: На самом деле, я уже оставлял отзыв в ТОПе, но с удовольствием сделаю это еще раз. [Если, конечно, никто не против, что меня так много здесь]. Как человек, я слегка "тормоз" - это мягко сказать - а потому, грубо говоря, сейчас, я просто плюсую к своим предыдущим словам дополнения. Просто, от души, хочу сказать спасибо всем за то, что не только здесь прекрасные игроки, хорошие люди и дорогие амс, но и понимающие личности, которые помогают вам, поддерживают вас и всегда выслушат - простят - поймут. Спасибо огромное, Юни. (Жаль, что реал очень часто забирает в свои объятия, но даже после долгого отсутствия сюда возвращаешься, как домой :3) Но, на самом деле, я просто хотел дополнить предыдущую речь незатейливым стишком (ну, я же не могу не включить своего "безумного" недопоэта х)). Что такое Юни? Поясню в словах. Юни – это счастье, радость на устах! Юни – это дом твой и семья кругом. Юни – это выпивка, безумство за столом! Хочешь ты быть гномом, хочешь быть котом? Приходи на Юни, встретят хоть бомжом! Тут нальют и выпить, и накатят все! Ведь пришел сюда ты, словно по судьбе! Здесь тебе подскажут, проведут на путь, Будут веселиться, не дадут заснуть. Здесь посты прекрасны, игроки – мечта! И дизайн тут классный, ну просто красота! Приходи на Юни, мы уж заждались, Выпивка, вон, стынет, приди сюда, влюбись! Здесь так много радости, ну же, будь смелей! Проходи в гостиную! С Юни веселей!!! Приходите, занимайте любые роли, веселитесь и помните, здесь никому не дадут скучать, грустить и уж тем более сидеть в стороне без игры! :3

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniPORTAL » Curiosity killed the cat (maybe not this time)


Curiosity killed the cat (maybe not this time)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1


Не ходите, люди, в загадочные ворота, особенно если у вас торчит из груди непонятная цепь. Попадете туда, куда рано еще попадать. Да и проблем причините немало. Разве что прогуляетесь по новым местам в приятной компании, но все равно не ходите.

+2

2

[icon]http://s9.uploads.ru/o2iJc.png[/icon][status]младший брат[/status][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Кьёраку Сюнсуй</a></b> <sup></sup><br>второй наследник клана Кьёраку<br><center>[/lz]Тихонько прокрасться слишком светлым сейчас коридором, на цыпочках – так, чтобы ни одна половица не скрипнула. Если брат заметит – несдобровать. Вон, голос его, низкий и зычный, из-за перегородок раздается. А сам он – раздает слугам указания. Чего заморачиваться, ведь они и сами знают, как все надо делать, не первый год в поместье же служат. Старшему брату лишь бы покомандовать, - лакированные доски пола все же предательски скрипнули. Сюнсуй вжал голову в плечи, понимая, что его не то что услышали – его еще и почувствовали.
Шаги брата – не шаги, гулкий топот, быстрый. Удрать не получится.
- Так, бездельник, какого меноса ты все еще здесь? – чуть приглушенно из-за загородок донеслось, но вот створки их разлетелись. – Я тебе что сказал, недоумок?! – звонкая затрещина, молниеносно быстрая, не успеть уклониться - и жесткие циновки под спиной, по которым проехался. Сюнсуй сел, потирая ушибленный локоть, хмуро зыркнув на старшего брата из-под бровей.
- Справился с маленьким, да?  - и едва успел выставить блок, мигом перешедший в захват, когда нога в таби почти врезалась Сюнсую в бок. Пришлось выпустить – неудобная, неустойчивая позиция – откатился, вскочил на ноги, тяжело выдохнув.
- Заткнись, - презрительно бросил ему брат. Здоровенный – горой возвышался над Сюнсуем, широкоплечий, мордатый. Такому только пацанов и лупить, - шмыгнув носом, Кьёраку-младший отступил к стене.
- Чего ты смотришь? Иду я, иду, - брат скрестил на груди руки, глядя на него как на заплеванного бродягу из последних районов Руконгая. Сюнсуй выдохнул, отвернувшись, и шагнул к двери.
- Вот и иди, - и почти успел увернуться от пинка. – Если я не увижу тебя на тренировочной площадке – пеняй на себя, балбесина. Ты знаешь, что тебя ждет.
- Ладно, ладно, - возведя глаза к потолку, отозвался Сюнсуй, прибавляя шагу от греха подальше. Этот сумасшедший докопается же еще.
- Сюнсуй-сан, - негромко прошелестело шелком сбоку, когда он вышел на террасу. И не стал смотреть в ту сторону, неловко засопев.
- Да… что такое, о-нее-сан? – для своих лет – или же лет, на которые выглядел – Кьёраку-самый-младший был достаточно рослым, и смотрел в глаза жены старшего брата почти прямо. Она спокойно улыбнулась ему, отчего захотелось отвести взгляд.
«Ну, начнется сейчас», - угрюмо подумалось. Дескать, старший брат старается для твоего же блага, бла-бла…
- Возьми, пожалуйста. На тренировке пригодится, - и он с изумлением воззрился на небольшой бумажный сверток. – После тренировки, - уточнила сестра брата, чуть блеснув очками, и Сюнсуй почувствовал, что краснеет.
- Ага… спасибо, о-нее-сан, - буркнул, убирая сверток за пазуху. Что тут спорить, духовная сила у него уже изрядная, и еды требуется много.
Вот она подумала об этом, и не стала пилить, - весело хмыкнув, Сюнсуй почти бегом рванул через сад по тропинке до границы тренировочной площадки. Клан Кьёраку славился своими мастерами рукопашного боя, был хранителем традиций и стилей, и все такое прочее… на лекциях по истории своего семейства Сюнсуй обычно засыпал. И огрызался на старшего брата, который долдонил ему это все. Зачем? Все с первого раза ведь запомнилось. Повторенье – мать усталости, - тренировочная площадка встретила его деревянными столбами, утоптанной землей, и несколькими младшими членами клана. При появлении младшего из наследников они все, как один, оторвались от очень увлекательного занятия – лупцевания друг друга, выстроились в линию, и дружно проорали:
- Доброго утра, Сюнсуй-доно!
- Ага… привет-привет, - хмуро произнес «-доно». Вздохнул, присев на свежеоструганный столб, который привезли для того, чтобы старый заменить, и подпер щеку рукой.
«Ну… все, я на тренировочной площадке, так?» - лупить по столбам, прыгать, спарринговаться… нет, в том было и есть что-то толковое, конечно же. Но когда тебя пилят, дескать, «ты должен», «ты обязан», «не посрами, не подведи» - да пускай лучше остается там, где есть, - улучив момент, Сюнсуй поднялся с бревна, и отошел в тень раскидистых деревьев. Один из парней, что тренировались, обернулся на него – Кьёраку приложил палец к губам, поправил за пазухой сверток с едой, и легко вскарабкался на каменную стену, оттолкнувшись ногами от ствола растущего рядом дерева.
«Обойдешься, старший братец», - соскользнул со стены в густую высокую траву. «Не найдешь ты меня», - и нырнул в еще невысохшую росу, в начинающееся пение цикад.
Ну, подумаешь, обломает брат еще одну бамбуковую палку о хребет младшего. Привыкать, что ли? – он слегка повел лопатками под косодэ, припустив вниз по травяному склону. Чушь собачья это все. День ото дня, от зари до зари, эти тренировки – со счета сбился уже, сколько раз вправлял сам себе суставы, сколько разбил досок, и сколько раз его валяли по утоптанной земле. По татами – если тренировка проводилась на татами, это еще повезло, можно сказать. Считай, отличился, и честь высокая тебе оказана.
Брат не церемонился, с младшего спрашивал строже, чем со всех остальных. «Да сдалось мне это все», - угрюмо, но уже полегче как-то вздохнул Сюнсуй, обернувшись на черепитчатую крышу поместья, что стояло на холме. И почти бегом двинулся дальше – внизу расстилался Сейрейтей, и затеряться в нем, в мешанине духовных аур, было проще простого. А даже если и нет, то брат не откажет себе в удовольствии  пропесочить младшего, когда тот вернется домой к вечеру.
«Неймется мне», - спокойно эдак мелькнула мысль, когда забрался на дерево, чьи широкие ветви нависали над небольшой тропинкой в залитом солнцем лесу. День близился к первой своей половине; солнечные пятна плясали в мешанине зеленой листвы. Голубое небо мелькало в просветах – эх, благодать.
«И брата не видать», - немного в рифму усмехнулся Сюнсуй, бездумно глядя в небо. Стучал где-то неподалеку дятел, шуршали под корой букашки, возле уха прямо. Цвиркали корольки, мелькая желтыми пятнышками на головках, словно кусочками солнца. Внизу звенели цикады – теперь уже громче, и то и дело пролетали редкие стрекозы – неподалеку было озерцо, в котором, если жара припечет, можно будет искупаться, - почесав грудь под косодэ, Сюнсуй прикрыл глаза. Летний лес убаюкивал… и хорошо так. Он чувствовал, как проваливается в сон, как падает…
- Т-твою ж! – как падает на землю. Удар получился могучим, не имей он закалки, мог бы и расшибиться. Кое-как Кьёраку сел, хлопая глазами – на чьи-то коленки.
- Аэ? – и поднял взгляд выше. – О, привет, - и лучезарно улыбнулся девчонке. Девчонка как девчонка, симпатичная, с убранными наверх волосами. Одета только странно, и…
На груди ее что-то звякнуло.

Отредактировано Kyoraku Shunsui (2018-08-12 09:56:16)

+3

3

В светлое помещение лился солнечный свет сквозь полуприкрытые жалюзи. Монотонно пищал стоящий у стены набитый разными датчиками аппарат. Почти неразличимо под его звуком тикали часы. Из-за дверей доносились тихие голоса, произносящие малопонятные медицинские термины. Раздался громкий вздох. Застучали по ножкам стула пятки.
В светлое помещение все еще лился солнечный свет сквозь полуприкрытые жалюзи. Все еще монотонно пищал стоящий у стены набитый разными датчиками аппарат. Почти неразличимо под его звуком все еще тикали часы. Из-за дверей все еще доносились тихие голоса, произносящие малопонятные медицинские термины. Стук по ножкам стула стал чаще. Послышалась напеваемая под нос популярная в последнее время песенка.
В светлое помещение также лился солнечный свет сквозь полуприкрытые жалюзи. Также монотонно пищал стоящий у стены набитый разными датчиками аппарат. Почти неразличимо под его звуком также тикали часы. Из-за дверей также доносились тихие голоса, произносящие малопонятные медицинские термины. Песенка стала чуть громче и быстрее. По столу застучали, отбивая ритм, пальцы.
В светлое помещение продолжал литься солнечный свет сквозь полуприкрытые жалюзи. Продолжал монотонно пищать стоящий у стены набитый разными датчиками аппарат. Почти неразличимо под его звуком продолжали тикать...
- Скучно! Ужасно скучно! Хару так больше не может! - закричала девушка с собранными в хвост каштановыми волосами. Она согнула спину, опираясь на сидение, чтобы лучше увидеть лежащую в постели, и наклонила голову в сторону.
К телу несчастной тянулись трубки и провода, которые следили за ее состоянием и помогали продолжать сердцу биться. Длинные каштановые волосы прилипли к бледному лицу. Под глазами виднелись синяки. Тело истончилось, отчего стали проглядывать острее скулы и косточки запястья. На стоящей рядом тумбе возвышался букет, принесенный симпатичным мальчиком с карими глазами и добрым лицом. Среди стеблей можно было различить карточку с именем. С именем Хару.
Сидящая на стуле девушка наклонила голову в другую сторону и снова вздохнула. Смотреть на пациентку с таким же именем было, без сомнения, странно. Куда более странно было то, что выглядела она точь-в-точь как сама Хару. Но самым странным, вне сомнения, была цепь, торчащая из груди Хару в постели и заканчивающаяся в груди Хару сидящей.
- Не может! - прокричала громче девушка.
На ее голос никто не отозвался. Но Хару к этому привыкла. За проведенные в больнице две недели ни один человек не заметил шагающую по коридорам студентку с необычным аксессуаром, торчащим из тела. Даже двери и стены игнорировали ее присутствие, позволяя проходить сквозь них. Единственные, кто хоть как-то обращал на нее внимание, были другие люди с цепями. И то они быстро пропадали.
«Счастливые. Им не надо торчать тут целыми днями, как Хару», - подумала девушка. Ей самой цепь не давала уйти далеко, заставляя торчать в отделении целыми днями.
Она вздохнула и поднялась на ноги. Пусть Хару и говорили, что наблюдать за ней было интересно, от скуки это занятие ее не спасало. Лежащее на кровати тело лишний раз напоминало о... Об этом всем, чем бы это все ни было. И чем бы она ни была сейчас. Наверное, ее можно было назвать душой, но разве должно было случиться что-то, чтобы отправило ее назад? Или дальше?
- Нет уж! Никакого уныния!
Девушка похлопала себя по щекам и энергично потрясла головой. Цепь начала ползать, звеня кольцами о плитку пола, но звук девушка предпочла не заметить. С каких это пор она, Миура Хару, поддается грусти и меланхолии? Да, ее тело лежит в коме, да, ее никто не видит, да, смотреть на лица друзей, приходящих ее навестить, было невозможно, но все не так уж и плохо. Все могло бы быть хуже. Хару понятия не имела, как именно, но знала, что могло. Если чему ее и научили в школе, то это тому, что бесконечность шла как в положительную, так и в отрицательную сторону.
Девушка повернулась в сторону одной из стен. За ней лежала еще одна пациентка. Когда ее привезли точно сказать Хару не могла. При каждой попытке заговорить с ней коллега по несчастью бросала такой взгляд, что даже Хибари-сан мог бы у нее поучиться. В последний раз степень ненависти ко всему живому была в нем настолько сильна, что девушка решила к ней пока не заходить. Это было четыре дня назад, и за соседку становилось как-то тревожно.
«Ладно, зайду к Ризе-тян. Узнаю, как она», - подумала Хару.
Стены почему-то давили на нее со всех сторон, не давая дышать. Девушка поморщилась и потерла грудь в том месте, где она соединялась с цепью. Болеть у нее ничего не могло, но ощущение, возникающее после прохода через стены, напоминало ее очень сильно. Наверное, Хару начинала скучать по своему телу: она слышала когда-то, что людям начинает не хватать даже плохих вещей, когда их одолевает тоска. Прежде подобное чувство ее не настигало, но прежде она не была то ли призраком, то ли выкинутой наружу душой.
- Тебе повезло, что на твоем пути оказался я, - раздался незнакомый голос. Девушка от неожиданности подпрыгнула на месте и широкими глазами уставилась в сторону звука.
Перед Ризой-тян стоял высокий человек в черной одежде. Опытный взгляд узнал в ней косодэ и хакама. Под ними проглядывалось что-то белое. Наверное, ситаги. Размышлять над этим долго Хару не стала: в руках у неизвестного был меч. Поднятый над миниатюрной блондинкой меч.
- Ри!.. - воскликнула в панике девушка, но замолчала на полуслове. Рукоять меча без особой силы ударила Ризу в лоб. Фигура тут же вспыхнула ярким голубым светом, озарившим всю комнату, и растаяла до размеров точки. Она взмыла под поток и прошла сквозь него куда-то вверх.
Хару сглотнула. Она не знала, что сейчас произошло, но понимала две вещи. Первая: Риза-тян до этого жила в этой палате. Вторая: Риза-тян исчезла. И, возможно, что теперь настанет очередь еще одной особы с цепью.
Она огляделась по сторонам в поисках выхода и увидела странного вида ворота. И почему раньше на глаза не попались? Девушка схватилась за цепь, поднимая ее, и...
… проснулась от того, что на нее кто-то упал. В панике девушка встрепенулась. Тело велело подняться на ноги и бежать как можно дальше, но вес на коленях не давал даже встать. Сердце заколотилось и поднялось к горлу. Во рту пересохло. Язык словно онемел. Хару могла лишь моргать и удивленно смотреть на неизвестного.
Лучезарная улыбка в любое другое время показалась бы девушке очень даже приятной и располагающей, но страх говорил девушке другое. Она сглотнула и сделала то, что следовало ожидать от испуганной молодой особы в компании незнакомца.
- Извращенец! - завопила она со всей дури и оттолкнула его от себя. Цепь от движения громко зазвенела. - А ну слезь с меня! Зачем ты ко мне полез? Я сейчас полицию вызову!

+1

4

[icon]http://s9.uploads.ru/o2iJc.png[/icon][status]младший брат[/status][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Кьёраку Сюнсуй</a></b> <sup></sup><br>второй наследник клана Кьёраку<br><center>[/lz]Корольки в ветвях так и вспорхнули, захлопав крылышками обморочно и суматошно; дятел в лесных зарослях, наверное, где-то там так и грохнулся, окаменев. Цикад как ветром сдуло, а сам ветер прижался к земле, точно так же, как отпихнутый в сторону Сюнсуй невольно заткнул уши. Голосом девчонки пространство накрыло так, что долетело до Руконгая, наверное, - морщась, и отняв ладони от ушей, он отполз на заднице подальше от этой крикуньи.
- Зачем… так кричать-то? Я ж случайно упал. И я не извращенец, – выговорил с усилием. Было бы за что так обзываться, он же ничего ей не задел, за что его так честить?
Сон ещё не стряхнулся как следует, да и пробуждение, мягко говоря, вышло жестким. Сердце колотилось где-то под кадыком, и Сюнсуй невольно сглотнул, глядя на обрывок цепи, покачивающийся на груди незнакомки.
Первое, на что взгляд падал. Второе уже – это странная одежда. Короткая темная юката и пестрые узкие штаны, незнакомая обувь. Но ладно, это полбеды – важнее была цепь, - глядя на нее без отрыва, Кьёраку поднялся, машинально отряхивая синие хакама. Белое с того же цвета полосами косодэ было в следах травы – пока по косогору пробирался, вымазался, а сейчас еще и в пыли. Но нестрашно. И пока что точно не имеет значения, ведь девочка, что перед ним…
«Душа», - душа-плюс, понятное дело. Но в Общество Душ оные прибывают погребёнными – без цепи на груди, это даже новорожденный младенец знает. И уж тем более тот, кто уже обучается в Академии шинигами, - мимолетно подумалось, что сегодня еще повезло со свободным днем. Который старший братец, само собой, решил младшему забить поплотнее, - коротко выдохнув через нос, Сюнсуй протянул девочке руку – широкую, с побитыми костяшками, поцарапанную и загорелую.
- Ну, чего сидеть-то? Вставай, пожалуйста. Я не ушиб тебя? - внутри него что-то так и шевельнулось, вздрогнув.
«Рёка», - а затем ударило подозрением. О них Сюнсую прежде только слышать и читать доводилось, они были редкостью в Обществе Душ – души, явившиеся без сопровождения шинигами. А про цепь ничего не говорили ни в Академии, да и брат не рассказывал, - наклонив кудлатую голову, Кьёраку с интересом рассматривал цепь на груди девочки. Раньше он их видел только на рисунках в книгах и учебниках, ведь сам никогда не умирал. Да и в генсее не был, туда ведь только шинигами могут попасть.
«А еще может попасть мне», - запоздалая мысль, ох запоздалая. Только вот опасение вкупе с одновременно холодящим и будоражащим азартом были сильнее и быстрее – ведь рёка, по поверью, являются вестниками всяческих бедствий. «Ну, птичкам точно досталось», - бегло стрельнув по сторонам глазами, усмехнулся Сюнсуй про себя. А он теперь так вот запросто ей руку дает – «о, да, еще девчонки испугаться не хватало. Очень смешно».
- Ты кто? – доброжелательно осведомился он у незнакомки. Милое личико, ямочки на щеках, большие карие глаза, гневно сдвинутые бровки. «Хорошенькая», - не совсем в его вкусе, но, определенно, хорошенькая. И с духовной силой, кажется. Это уже было интересней, хоть и вызывало еще бОльшую тревогу.
- Как ты здесь оказалась? И кто твой шинигами? – даже если он и решил про себя, что девочка - рёка, уточнить на всякий случай следует. А уж как оказалась – ведь после консо души обычно появляются в Руконгае. Чтобы оказаться в Сейретее с самого начала, там надо родиться.
«Определенно, это не про нее».
- Я Сюнсуй. Сюнсуй Кьёраку, - на всякий случай обтерев ладонь об хакама, он снова протянул ее девочке. – Рад знакомству, - «и чего я творю? Здороваюсь с рёка!» - возопил здравый смысл и радостно куда-то ускакал.

Отредактировано Kyoraku Shunsui (2018-08-12 15:40:38)

+1

5

На голову девушки посыпались соломинки и мелкие веточки с гнезд испуганных птиц. Она автоматически их стряхнула, продолжая следить настороженным взглядом за незнакомцем. Синие хакама задрались, обнажая волосатые ноги. Белое с полосами в цвет штанам косодэ было в пыли, словно кто-то извалял его хорошенько на земле, а зеленые пятна походили на пятна от травы. Во взгляде читался такой испуг, будто перед ним сидела не девушка, а какой-то голосистый монстр. Хару даже стало на мгновение обидно.
- Ну а что мне еще думать о человеке, который просто так сидит на моих коленях? - спросила возмущенно она и покраснела. Видела бы только ее мама, как воспитанная ею дочь себя ведет. Сгорела бы со стыда. Уже спокойнее девушка пояснила:
- Извините, если погорячилась. Я просто спала, а тут вы появились, и я... Извините.
Взгляд незнакомца упал на ее грудь. Девушка посмотрела туда же. Цепь, блестящая в проходящих сквозь крону деревьев лучах, словно стала тяжелее. Прежде соединявшая ее с лежащим на больничной койке телом, она была порвана и теперь касалась пояса клетчатых штанов. От этого вида стало не по себе. Прежде цепь была нерушима, а теперь порвалась на пустом месте.
«Это плохо же, да? Что-то случилось со мной? Или со мной, которая лежит на постели? Что произошло?» - в испуге подумала Хару и осторожно потянулась к обрывку. Под пальцами металл был теплым, чуть покалывал слабым током, как и до поломки. Это немного успокоило девушку.
Она оторвала широко распахнутые в удивлении глаза от цепи и посмотрела на протянутую руку. Затем вытянула свою и крепко схватилась. На чужой коже ощущались мозоли и царапины. Такие же были у Ямамото-сана и у Рехея-нии-сана, проводивших все свое время в тренировках.
Мысль отозвалась чувством вины перед ними и остальными ее друзьями. Хару была неосторожна. Хару была невнимательна. А платили за ее ошибки другие люди. Бедная мама, наверное, успела поседеть три раза. Папа и вовсе слег со своим сердцем: оно и в спокойные времена причиняли немало проблем, что говорить про такое. Бедный Тсуна-сан во время визитов выглядел расстроенным и усталым, словно не мог уснуть. Киоко-тян ходила бледная с синяками под глазами. Им часто говорили, что они были словно из одного теста сделаны, и теперь ее подруга будто пыталась сделать себя копией лежащей в больнице Хару.
Девушка вздрогнула от звука голоса и растерянно посмотрела на лицо незнакомца. Загорелый парень с темными растрепанными волосами выглядел довольно доброжелательно. Немало девчонок бы с радостью отправились с ним куда угодно в первые минуты знакомства. Однако школьница, готовая доверять любому встречному, осталась в родном городе.
- Меня зовут Хару, я студентка Токийского университета, - сообщила она, поднимаясь на ноги с чужой помощью. От долгого бега мышцы болели, и поэтому поданная рука была очень кстати. Особенно после заданного вопроса.
«Шинигами? Бог смерти? Этот шинигами? - подумала девушка. Мысли об окончании дней своих ее пугали, как и большинство живых. По венам или тому, чтобы было вместо них у призраков... душ... прошелся неприятный холодок. - Стоп. То есть, этот мужчина в черной одежде был богом смерти? Но почему он тогда сделал это с Ризой-тян и почему хотел сделать со мной?»
Она благоразумно проглотила все эти вопросы, как и другие, содержащие слова «шини-кто» и «шини-как-его-там». Если речь шла именно об этом загадочном человеке, то иметь с ним ничего общего не хотелось. Неизвестно, что потом он сотворит.
- Он исчез. Я не знаю, куда. А что? Вы знаете много шинигами? - вместо этого произнесла невинным тоном Хару и пожала протянутую руку. Пальцы, отвыкшие от лапищ друзей, заныли. Но выражение лица девушка не изменила. - Я тоже рада, Сюнсуй-сан. Можно вас спросить, как вы оказались на моих коленях, раз вы не извращенец. Или это слишком личная информация?

+1

6

[icon]http://s9.uploads.ru/o2iJc.png[/icon][status]младший брат[/status][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Кьёраку Сюнсуй</a></b> <sup></sup><br>второй наследник клана Кьёраку<br><center>[/lz]«Хару», - имя красивое, как и его обладательница. Черты ее личика слегка разгладились, глаза невинно распахнулись – видно, что с собой совладала. Это внушало надежду, ибо от общения со слишком нервными девицами Кьёраку-самый-младший, как правило, впадал в тихую тоску. «Студентка?» - такое нечасто услышишь даже в Сейрейтее, а единственные студентки, с которыми Сюнсуй мог бы сравнить эту Хару-тян, носили форму вроде той, в которую сейчас был он сам одет – только красно-белую. А уж словосочетание «Токийский университет» ему и вовсе ничего не дало.
«Ну-ка, вспомним, что мы о генсее-то знаем», - вот как надо знания проверять, старший брат, подумалось Сюнсую с немного злорадно. Не стоя над душой, с окриками, а на практике – в общем, практика как раз показывала, что о генсее Сюнсуй знал немного. Зато вот о душах  помнил доподлинно, что, во-первых, являются они без обрывка Цепи Судьбы, во-вторых – облаченными в белые юката. Один из парней на курсе таких рисовал, помнится – как раз девчонок, и в юката именно, да… теперь пришлось скрыть усмешку, слегка неловкую. Нарисованы те девушки в распахнутых юката были весьма привлекательно.
И, в-третьих – они ничего не помнили о своей прошлой жизни. Имя – это да, но и то, далеко не все, - он медленно выдохнул, потерев шею ладонью.
- Много ли я знаю шинигами… - по крайней мере, Хару-тян не стала задавать вопросы, дескать, «а кто это?» Значит, шинигами все же был. И что-то пошло не так. – Больше, чем хотелось бы, Хару-тян, - он осторожно разомкнул пальцы, понимая, что пожал протянутую руку рёка, пожалуй, все же слишком сильно. – Извини, обычно я не падаю на девушек так вот, - и усмехнулся, показывая, дескать, шутка – а затем поднял глаза к раскидистому дереву, что шумело ветвями над их головами. Корольки снова вились в густой листве, опять цвиркая и переговариваясь о чем-то своем.
- Честно говоря, я тренировку прогуливал, и уснул на дереве. И свалился. Извини еще раз, - Хару-тян сказала, что также спала. К сожалению, и проверить ее слова никак. Было ли это важным, время покажет, - Сюнсуй повернул голову, прислушиваясь к звукам в отдалении. Голоса?
Нет, брат иначе орет. Да и, зная его, можно быть уверенным, что всю порцию своего негодования он прибережёт на вечер. Показательно. «Чтоб ему», - но отступать некуда, сам ведь это все выбрал. Зато, если бы не сбежал – не наткнулся бы на рёка.
И наткнулся бы на нее кто-то другой, - так думал Сюнсуй, продолжая рассматривать и странную одежду, и цепь на груди Хару-тян – обрывок цепи.
- Ты только не пугайся, - заговорил он. – Но ты не похожа на прочие души, которые я прежде встречал, - и руконгайские, и сейрейтейские, понятное дело. – Как бы это сказать, Хару-тян… - если сам никогда не умирал, то это не значило, что не мог понять, что станет думать и чувствовать душа на месте Хару-тян. «Она помнит» - значит, сообразит, что мертва.
- Там, где ты раньше была, тебя больше нет. И не будет. Мне жаль, правда, - но что-то не складывалось. Рёка с обрывком цепи на груди? О таком он не знал. А на память не жаловался – ведь если и спал на уроках, так лишь потому, что уже все запомнил, и не видел смысла в том, чтобы слушать одно и то же по десятку раз.
- Разрешишь мне посмотреть? – Сюнсуй шагнул к девочке – высокий, на полголовы ее выше, и потянул руку к обрывку звена. – Не бойся. Я не шинигами – пока еще не шинигами, только учусь. Но кое-что понимаю в этом. И, наверное, давай отойдем отсюда. Кто-то приближается, - голоса в отдалении стихли, но духовное чувство сигнализировало о приближении кого-то, обладающего реяцу.
«За Хару-тян?» - ее духовная сила, насколько Сюнсуй понимал, не отличалась от духовной силы обычной души. И все равно, вряд ли можно ожидать чего-то хорошего от тех, кто сюда приближается. Это ему уже опыт подсказывал - в окрестностях запросто могли попасться люди из поместья Кьёраку.

Отредактировано Kyoraku Shunsui (2018-08-13 10:38:11)

0


Вы здесь » uniROLE » uniPORTAL » Curiosity killed the cat (maybe not this time)