о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
• riza
связь ЛС
Дрессировщица диких собак, людей и полковников. Возможно, вам даже понравится. Графика, дизайн, орг. вопросы.
• shogo
связь лс
Читайте правила. Не расстраивайте Шо-куна. На самом деле он прирожденный дипломат. Орг. вопросы, текучка, партнеры.
• boromir
связь лс
Алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно. Орг. вопросы, статистика, чистки.
• shinya
связь лс
В администрации все еще должен быть порядок, но вы же видите. Он слишком хорош для этого дерьма. Орг. вопросы, мероприятия, текучка.

// NEWT SCAMANDER
Ньют чувствует смесь досады, легкого раздражения и облегчения. Первое — заседание не состоялось и этот вопрос снова отложили до лучших времен. Второе — у него в питомнике некоторые подопечные нуждались в лечении, а потому он был нужен не здесь. Третье — он избавлен от счастья общения с Трэверсом и другими чиновниками, кто пытается выдавить из него информацию, которую Скамандер-младший все равно не расскажет. Просто потому что не может. И все же внутри помимо всего затесалась легкая тревога... Читать

ПУТИ СИЛЫ НЕИСПОВЕДИМЫ //
Ситхи вечно все возводят в абсолют, — Ириан усмехается, впрочем, по-доброму, прекрасно понимая, что и джедаи не лучше. Во всяком случае, те, которые настолько упали в Свет, что тот им заменил всякое понимание реалий этого мира. Иными словами, фанатизм никому никогда не помогал. Благо, тут фанатизмом не пахло. И Ириан отчего-то хотелось надеяться, что и не станет пахнуть — Каллиг, все же, адекватным ситхом показался. Хотя бы и потому, что они до сих пор не сцепились друг с другом, забыв о сотрудничестве. Читать

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Bastet: Я крайне редко пишу отзывы, и тем не менее, чувствую, что это необходимо. Юни прекрасный форум, на который хочется приходить снова и снова. Здесь настолько потрясающая атмоcфера и классные игроки, что захватывает дух. Здесь любая ваша фантазия оживает под учащенное биение сердца и необычайное воодушевление. Скажу так, по ощущению, когда читаешь посты юнироловцев, будто бы прыгнул с парашютом или пронесся по горному склону на максимальной скорости, не тормозя на поворотах. Как сказала мне одна бабулька, когда мы ехали на подъемнике – ей один спуск заменяет ночь с мужчиной, вот так же мне, ответы соигроков заменяют спуск с Эльбруса или прыжок в неизвестность. Восторг, трепет, волнение, вдохновение и много всего, что не укладывается в пару простых слов. Юни – это то самое место, куда стоит прийти и откуда не захочется уходить. Юни – это целый мир, строящийся на фундаменте нескольких факторов: прекрасной администрации, чудесных игроков и Вас самих. Приходите, и Вы поймете, что нет ничего лучше Юни. Это то, что Вы искали!=^.^=

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniALTER » Повышение


Повышение

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s7.uploads.ru/qCJaO.gif
http://s7.uploads.ru/gGKJV.gif
http://s7.uploads.ru/kyQSb.gif


Участники: Кучики Бьякуя, Абараи Ренджи.

Бьякуя считает, что Ренджи засиделся в лейтенантах и пора ему сделать следующий шаг по карьерной лестнице. Ренджи считает, что катился бы Кучики-тайчо куда подальше с такими предложениями.

+2

2

После затяжной войны сложнее всего оплакивать погибших: то, что разрушилось, Общество душ отстроит заново, медленно, по крупицам, восстанавливая прежний облик; раны затянутся, превратятся в шрамы, служащие напоминанием - может, благодаря стараниям заботливых рук Четвертого отряда, не останется и их. Но тех, кто ушел, уже не вернуть. Бьякуя знает об этом на собственном опыте - горьком и болезненном, часть которого навечно останется в закрытой комнате поместья. Видит это на лицах каждого, кто потерял кого-то в этих беспощадных боях не на жизнь, а на смерть. Он сам оказался на такой грани и выжил, но скольким не повезло? Всех не пересчитать и не упомнить.
Смерть не делает различий, и на собраниях капитанов это ощущается особенно остро: теперь их почти вдвое меньше. На месте привычного (а оттого, казалось, вечного) Генрюусая Ямамото теперь Кьёраку - его поза непривычна, возможно, потому что нет обычной расслабленности и беспечности, а во взгляде единственного глаза, не скрытого повязкой, нет лукавства и веселья. Это тяжелая ноша - быть Первым, но кроме него некому ее нести. Ямамото ушел, погибла и Унохана, и Укитаке. Не осталось никого достаточно опытного и, стоит признать, взрослого, чтобы руководить Готей-13, им еще повезло... На собрании пустуют еще несколько мест - Третий, Пятый, Восьмой, Девятый и Тринадцатый отряды лишились своих капитанов. И это тоже неприятная часть жизни "после".
Рядом с ним стоит, вытянувшись, как напряженная струна, лейтенант Котецу и только вопрос времени, когда она станет капитаном - другого на этой роли представить сложно, и даже пускай у нее нет богатого опыта Уноханы, но есть ее знания. Обычно на собрания допускают и других временно заменяющих, но сегодня особенный день, потому что атмосфера стоит тяжелая и давящая - Бьякуя бросает быстрый взгляд на нынешнего со-тайчо и прикрывает глаза. Это нелегко - видеть, что твоих друзей больше нет. Но жизнь не стоит на месте, и Готей-13 восстановится, снова вернется в свою колею. Однажды на их место придут другие - и это тоже лишь вопрос времени.
Когда Кьёраку говорит о необходимости найти если не новых капитанов, то хотя бы лейтенантов, Бьякуя даже не поворачивает головы, хотя знает, что это вопрос в первую очередь к нему - у него единственного лейтенант, овладевший банкаем еще до войны с арранкарами Айзена, а значит, его потенциал и сила неоспоримы. Сейчас, во времена упадка, Готей-13 нуждается в Ренджи - этого он тоже не может отрицать. Когда поднимается вопрос о возвращении вайзардов, Бьякуя все-таки поднимает взгляд и чувствует глухое раздражение: и хотя это лишь вероятность, что-то внутри подсказывает, что в нынешней ситуации это тоже лишь вопрос времени. Кто-то из них может не согласиться - слишком велико, с их точки зрения, недоверие, оказанное Обществом душ, слишком свежи раны... Прошло порядка сто лет, и все это время они отсиживались в стороне и подогревали ненависть к тем, кто когда-то бросил их на произвол судьбы, более того - хотел уничтожить. Бьякуя тогда был слишком юным, но уже тогда мог понять - решение жестокое, скоропалительное и единственно верное, потому что разбираться с шинигами, ставшими вдруг Пустыми, не было ни времени, ни ресурсов. Айзен продумал все - в качестве подопытного взял собственного капитана, возможно, уже тогда подговорил Совет сорока шести... Дальше все было просто.
А теперь - принимать обратно? Тех, кто заранее настроен против них всех?
Бьякуя молчит, но знает, что его неодобрение чувствуется. Возможно, на следующих собраниях придется голосовать в открытую и тогда он выступит против - но это будет потом и предугадать результаты невозможно. Их действительно осталось слишком мало, и удары пришлись по самым сильным. Зараки силен, но слишком безрассуден и преследует свои цели, Хитсугая, несмотря на потенциал, слишком юн, Куротсучи - отъявленный псих, которого и в качестве обычного кандидата представить сложно - однако вот он, скалится, как обычно, спрятав ладони в рукавах.
Уходя, Бьякуя чувствует спиной чужое внимание, и мысли плавно складываются в один главный вопрос.
Значит, Ренджи?

Ренджи. Бьякуя помнил их первую встречу - Абараи не казался подходящим, но выбирать нужно было, а у того были силы и способности, и еще - что-то темное и неясное во взгляде. Помнил свое разочарование и раздражение - Ренджи был упрямым, как осел, непробиваемым и недалеким, но последнее он потом перерос. Потом - после ареста Рукии, после своего отчаянного вызова, когда думал, что сможет победить его, капитана Шестого отряда, своим только обретенным банкаем. И ведь это должно было впечатлить - всего лишь лейтенант, а уже такой уровень, но Бьякуя был так поглощен холодным раздражением, что не обратил внимания. Да и уровень был так себе - тот же Куросаки лишь на голых инстинктах выдавал в несколько раз больше, хотя Куросаки был... отдельным разговором.
Зато потом Ренджи раскрылся. Быстро набирал и мощь, и опыт, научился использовать не просто грубую силу, но и голову включал, и Бьякуя был почти доволен. Показал себя ответственным, надежным, пускай иногда все еще срывался и порывался рвануть вперед, позабыв об опасности. Даже его защищать порывался, и это было смешно и как-то... непривычно. Его, Кучики Бьякую, никто и никогда не хотел защищать - его боялись, его опасались, на него нарывались, как делал Зараки, но Зараки нарывался на всех, кого считал способными выдержать пару ударов. И, хотя это входило в обязанности лейтенанта, обязательным все равно не было. А Ренджи хотел. Как оказалось, еще Ренджи считал, что должен обязательно, во что бы-то ни стало, догнать и перегнать своего капитана по силе - идея (хотя, правильнее было назвать это мечтой), зародившаяся еще в их самую первую встречу, о которой он сам почти не помнил.
Как выяснилось, хотел Ренджи не только этого. И с этим тоже нужно было что-то делать. И это тоже было новым и непривычным.
Вот только...
Ноги сами доводят его до бараков Шестого отряда, а мысли снова перескакивают на сегодняшнее собрание: и трудно разобраться даже в самом себе, не говоря уже о том, чтобы предсказать реакцию другого. Но Ренджи, вероятно, будет рад, он ведь этого всегда хотел. Бьякуя лично будет рекомендовать его - любому отряду повезет с таким капитаном. А найти нового лейтенанта все равно проще - возможно, это будет даже не так трудно, в прошлый раз, и эта мысль заставляет его едва усмехнуться. Выбрал же на свою голову.
Ренджи находится на привычном месте - не в Генсее, к счастью, куда повадился было сбегать на каждое задание (Бьякуя подозревает крепкую дружбу с Куросаки, и на это безобразие приходится закрывать глаза), а в Отряде. Приходится вызвать его к себе - разговор важный и лучше всего проводить его там, где их не подслушают, - и когда он приходит (почти сразу, стоит отметить), то знакомый карий взгляд становится теплее, а рот расползается в улыбке. Вообще-то, Бьякуя против любого проявления личных привязанностей, но сегодня прощает.
- Ренджи, у меня к тебе серьезный разговор, - начинает он, откладывая в сторону кисть и какое-то время разглядывая подсыхающие чернила на выведенном "спокойствии". Потом все-таки поднимает взгляд. - В скором времени времени тебе предложат занять пост капитана одного из отрядов. Ты должен согласиться.
Почему-то хочется оправдываться, как в далеком детстве, объяснять - почему, но Бьякуя одним усилием давит глупое желание и смотрит твердо и уверенно. В конечном счете, это правильное и необходимое сейчас всему Готею решение. Личное всегда уступает долгу и правилам.
[sign]http://sg.uploads.ru/pF1Og.jpg http://sh.uploads.ru/4al6W.jpg http://sd.uploads.ru/kqFsl.jpg[/sign][icon]http://sh.uploads.ru/Z00Bf.jpg[/icon][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Кучики Бьякуя</a></b><br>Шинигами, глава семьи Кучики, капитан 6-го отряда.
Приходит весна. Я все больше нахожу лепестков у тебя в волосах.<br><center>[/lz][fan]Bleach[/fan][status]весь мир банкай[/status]

+1

3

Природа стремится к равновесию. Если сейчас все слишком плохо, значит дела вот-вот пойдут на лад. Если все слишком хорошо, смотри под ноги, где-то там поджидает свеженькое дерьмо. Это закон природы, его не нужно бояться, просто принять и смириться. Не слишком радоваться хорошему, не слишком сетовать на плохое.
Это Ренджи не сам придумал, Мацуока Киба из Одиннадцатого рассказал. Вот зря все вокруг на Одиннадцатый наговаривают. Может, они и не щеголяют каждый день в новых свеженьких косодэ, может, и недолюбливают церемонии и ритуалы принятые у других отрядов - у них больше в чести суеверия и приметы. Зато со временем, годам к двумстам, их настигает такая мудрость - простая, житейская, настоящая, которая всем этим высоколобым интеллектуалам и не снилась. Например, нашелся бы кто-нибудь у него в Шестом, кто бы так завернуть сумел бы? Пусть даже и после двух кувшинов саке в одно лицо. Да ни в жисть. Хотя в последнее время - Ренджи все силы на это положил, родной отряд стал гораздо ближе к народу. Ну как ближе - нос при встрече воротить от других отучились - и то хорошо. И здороваться за руку. И даже на праздниках общих теперь садились вперемежку с другими отрядами сами, а не после того, как Ренджи с другими лейтенантами, рассадят их, как детишек в генсейской школе. Кое-кто даже завел друзей в Третьем, в Девятом и даже в Одиннадцатом, и Ренджи с гордостью считал это своей заслугой. Кучики-тай... Бьякуе нравилось видеть в своем отряде элиту, Ренджи считал, что нельзя делить союзников на своих и чужих и делал все, чтобы шинигами всего Готей воспринимали себя, как единое целое. Пожалуй, за годы совместной работы, они сумели найти ту золотую середину, которая устраивала обоих, обоим казалась правильной. Они все еще оставались лицом Готей, но с некоторых пор, если говорить столь любимыми их капитаном образами, брезгливую гримасу на этом лице сменила приветливая улыбка. Неизменно привлекавшая к ним ребят, вроде Мацуоки, того самого, чья история лишила Ренджи покоя.
Он так-то никогда не был суеверным - ну, может, только верил, что если чихаешь, значит тебя вспоминает красавица, а если лягушки расквакались - то уж точно быть дождю, но это не не какие-то сказки, а народная мудрость! Зато от всякой ерунды, сулившей семь лет несчастий отмахивался легко. Меносы знают, чем его зацепила история Кибы. Может, потому что у него все было так хорошо?
Ведь было же, правда было! Они шли к этому так долго, что он почти привык жить в бесконечном ожидании, без надежды на результат. Это не значит, что перестал стараться, наоборот, стал отчаяннее и настойчивее, когда понял, что терять в общем-то нечего. И наверное, это было правильно, потому что капитан наконец-то заметил его. Заметил по-настоящему, а не "Ренджи, я же просил не задерживаться в офисе отряда после рабочего дня" и не "Никаких больше сувениров из Генсея, Ренджи". Их дела сдвинулись с мертвой точки и пошли на лад, и хотя Бьякуя - теперь можно было его так называть хотя бы мысленно - строго-настрого запретил болтать про них на каждом углу, Ренджи все равно был счастлив. И нет, вовсе не болтал, даже рта не открыл, даже самым близким не доверился... но наверное, лучше бы рассказал, потому что тогда его не дергали бы каждую минуту вопросами вроде "лейтенант, с вами все хорошо?" или "Ренджи, ты здоров?" "Ты клад нашел?" "Жениться собрался?" Или коронное "Ну и тупая рожа у тебя, Абараи!" Он не обижался. Во-первых, потому что обижаться на Зараки-тайчо было глупо и безрезультатно, а во-вторых, потому что готов был простить всем и все. Ведь когда счастлив ты, хочется, чтобы были счастливы и остальные.
Именно поэтому он так забеспокоился, когда услышал Мацуоку. Неизвестно, от чего пошел тот разговор, но Киба совершенно точно старался для Рикичи, своего нового приятеля, а пацан слушал старшего товарища, раскрыв рот. Ренджи подошел к ним, чтобы посоветовать отойти подальше от офиса с праздной болтовней: Кучики-тайчо в последнее время стал снисходительнее к человечности своих офицеров, но за пьяную трепотню в неположенном месте мог и нарядов навесить, причем и им и нерадивому лейтенанту, который не уследил. Он даже сказал, что хотел и те двое, быстро кивнув, убрались по своим делам, а Ренджи остался с куском пророчества, не обещавшим ему ничего хорошего.
Он попытался поговорить об этом с Бьякуей вечером, но у того были неотложные дела дома и разговор не задался. Он перенес разговор на утро, но тут адская бабочка известила о собрании капитанов, и тайчо снова исчез, а когда вернулся, позвал Ренджи к себе сам. К тому моменту, потратив несколько часов на самосозерцание и само...уговоры, Ренджи почти выбросил из головы недавний разговор, и, врываясь в кабинет капитана после быстрого дробного стука - сам же звал, значит ждет, - ждал только хорошего. Здорово просчитался.

- Я должен... что? - переспрашивает он недоверчиво - все еще надеется, что показалось.
Зря надеется, по глазам видно. С Бьякуей всегда так - лицо словно маска - неживое и неподвижное, но по глазам всегда понятно, что на душе. По крайней мере, тем, кого к душе пускают. Ничего хорошего. Ренджи буквально чувствует, как широкая улыбка сползает с лица, уступая место хмурому и собранному выражению. Он оглядывается на запертую дверь, высовывает голову в коридор, чтобы перестраховаться - пусто. Хорошо. Вдох, выдох, сглотнуть.
- Это меня так изысканно бросают или что? - решительно спрашивает он, вперив в Бьякую внимательный взгляд.
Все-таки прав был Мацуока, чтоб его гиллианы заклевали.

+1

4

Разбираться в чужих эмоциях для Бьякуи всегда трудно - иногда же он просто не утруждает себя, но Ренджи настолько бесхитростен и всегда честен, что любое замешательство, гнев или радость проступают на его лице сразу же. Возможно, именно это заставило поверить ему тогда, когда он смотрел прямо в глаза и говорил то, что потом не перевернуло, но ощутимо встряхнуло мир Бьякуи. Заставило посмотреть на знакомые издавна вещи под другим углом, снова углубиться в ту часть души, которую он считал навсегда закрытой. Заставило сомневаться, а после - твердо решить. Возможно, именно из-за этой прямоты и этой спокойной, уверенной, немного безнадежной любви, которую Ренджи ему преподнес как нечто обыденное, фактическое и свершенное, Бьякуя его и выбрал когда-то давно в лейтенанты. Его всегда легко читать и понимать. Ему можно доверять.
Ренджи счастливым не выглядит.
Это сбивает с толку и обескураживает, поэтому Бьякуя прячет удивление за опущенными ресницами и хмыканьем. При всей прямоте, Ренджи далеко не дурак, пускай иногда очень хорошо притворяется; но сейчас Бьякуя его совершенно не понимает. Разве не это было залогом их сотрудничества? Желание Ренджи достичь и превзойти, допрыгнуть до своей "луны", чтобы оттолкнуться - и прыгнуть еще выше. Конечно, он не превзойдет Бьякую, но если будет усиленно тренироваться, через сотню-другую лет сможет встать почти вровень. Для лейтенанта это - очень много, не у каждого есть такие способности, некоторые - как лейтенант Десятого отряда - так и останутся на своих должностях и уровнях, потому что большего им просто не дано. Ренджи - другое дело, у него достигнут даже банкай, и его повышение - вполне закономерно, особенно в нынешнее непросто для Общества душ время. Это то, что ясным пламенем горело в Ренджи с тех пор, как они встретились, его стремление, которое Бьякуя в нем ценил - сначала снисходительно, потом с долей уважения.
И теперь Ренджи говорит так, словно это ему не нужно. Более того - переводит это в плоскость личную и интимную, которую Бьякуя не любит обсуждать. Хисана себе такого не позволяла - она принимала то, что у них есть, с благодарностью и восхищением; Ренджи не требует больше того, что Бьякуя может дать, но иногда его совершенно невозможно понять.
Он хмурится и проверяет, стоит ли кидо, защищающее кабинет от непрошеных гостей и лишних ушей, а потом вздыхает:
- Ренджи, что заставило тебя так думать?
Неуемная фантазия, подсказывает сознание.
- Я не понимаю, как твое повышение относится к нашим личным отношениям, -  Бьякуя все-таки поднимает взгляд и смотрит прямо - Ренджи выглядит таким недовольным и обиженным, словно он обещал принести ему гостинец из Генсея и обманул. Словно он просто - обманул. Бьякуя снова вздыхает и принимается складывать и перебирать бумаги - успокаивающее шелестение помогает собраться и в то же время отвлечься, потому что бросаться в серьезный разговор с горячей головой недопустимо.
- Я не собираюсь бросать тебя, - он замолкает на секунду, а потом продолжает: - куда и как бы-то ни было. Но сейчас непростое время для Готей-13 - ты и сам прекрасно это знаешь. Это отличный шанс для тебя достичь того, чего ты так хотел. Для тебя было важно, чтобы мы были на равных, и сейчас тот самый момент, когда твое стремление не только совпадает с возможностями, но, более того, необходимо всему Обществу душ. Что заставляет тебя сомневаться?
В этот момент Бьякуя понимает, что даже бумаги не помогают отстраниться от разговора, поэтому откладывает их в сторону. Он чувствует злость - незаметную, едва ощутимую, но вспыхнуть ему все так же легко, как и в далеком детстве.
- Почему я должен тебе это объяснять? - слова получаются резче, чем он сам ожидал и планировал, Бьякуя прикрывает глаза, но и повернуть назад уже невозможно. И прятаться смысла нет, хотя порой он ловит себя на мысли, что даже самый сложный бой бывает легче, чем неприятный разговор. Но ведь он не должен был стать таким. Почему с Ренджи иногда так трудно?
[sign]http://sg.uploads.ru/pF1Og.jpg http://sh.uploads.ru/4al6W.jpg http://sd.uploads.ru/kqFsl.jpg[/sign][icon]http://sh.uploads.ru/Z00Bf.jpg[/icon][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Кучики Бьякуя</a></b><br>Шинигами, глава семьи Кучики, капитан 6-го отряда.
Приходит весна. Я все больше нахожу лепестков у тебя в волосах.<br><center>[/lz][fan]Bleach[/fan][status]весь мир банкай[/status]

+2

5

- Да ладно! - возмущенно начинает Ренджи. Замолкает тут же, стоит только понять, что взял не тот тон, но обрывать себя поздно, он ведь уже все сказал. Остается только повторить то же самое, но тише и как-то... вопросительнее?
- Да ладно?
Он смотрит на Бьякую исподлобья - интересно, тот правда не понимает или притворяется по каким-то своим причинам? Не связано с отношениями, значит? Да неужели? Вся жизнь Ренджи - служба, объект воздыханий Ренджи - его капитан. Действительно, какое отношение имеет его перевод к ним двоим?
- Да не боюсь я от вас оторваться, - хмыкает он обиженно, потому что что-то во взгляде Бьякуи намекает на дурацкую догадку. - Что я, девочка маленькая? Просто... Вы сами разве не понимаете, тайчо? Равенство это...
Теперь, когда ясно, что его не только не бросают совсем, но и из кабинета не попрут, он чувствует себя свободнее. Проходит по комнате туда и сюда, и в конце концов, садится напротив. Да, без приглашения - хотя бы здесь церемонии можно опустить. Тем более что разговор уже все равно про личное зашел.
- Повышение не сделает нас равными, Кучики-тайчо.
Трудно поверить, что именно ему приходится это объяснять, наверное, потому что когда-то Ренджи ждал похожего разговора от Бьякуи. Ведь это он день за днем, месяц за месяцем работал на износ лишь бы сравняться в силе, лишь бы только превзойти, и может быть тогда... "Тогда" не случилось, но и продолжения истории про Луну и Обезьяну он не услышал. Забавно было осознавать, что пришла очередь Обезьяны напомнить Луне о своем месте.
- Я хотел стать равным по силе, а не по статусу, - он ухмыляется. - Тут уже мне вас никогда не догнать. Капитанство - это просто красивый плащ на плечи, и больше ничего.
Это громкое заявление чревато бурей в ответ, специфической бурей Кучики, безмолвной, но оттого лишь более устрашающей, и Ренджи вскидывает руку, останавливая возражения.
- Я имел в виду - для нашей с вами ситуации. Для нашего равенства.
Ну это же очевидно, почему ему приходится объяснять? Капитанский плащ сделал бы его сильнее? Сравнял бы его мощь с Кучики-тайчо, Куроцучи-тайчо или с Зараки-тайчо? Да хотя бы с Иккаку-саном? Конечно, нет. Нацеплять плащ, когда даже близко его не достоин - это маскарад какой-то, а не заслуженная честь.
- Думаете, получу плащ и сразу стану капитаном? - он фыркает, и подбородок вздергивает с вызовом. - А вот и нет. Я буду все тем же лейтенантом Абараи, только в капитанском плаще. Может, плащ и заставит обращаться ко мне, как к капитану, но не уважать и не подчиняться. Вы же понимаете, Кучики-тайчо.
Возможно, это звучит заносчиво. Возможно, ему стоит взять свою гордость и засунуть куда подальше, чтобы не отсвечивала... но если бы капитан Кучики рассчитывал на что-то подобное - он давно бы попер Абараи из лейтенантов, не прочил бы его в капитаны, и уж точно нипочем бы не связал с ним свою жизнь.
- Вы говорите, отряды остались без капитанов? Это плохо. Нужна поддержка - я готов поддержать. Помощь, совет, подсказка - пожалуйста. Но становиться капитаном мне рано. Вы бы сами никогда меня не рекомендовали, если бы не особые обстоятельства. Так вот, обстоятельства не такие уж и особые. Ни пожара, ни войны, ни стихийных бедствий.

+2

6

Ренджи возмущается, но тут же переспрашивает, и это так... в его духе, что Бьякуя тихо фыркает - и злость, поднявшая было голову, тут же отступает. На Ренджи невозможно злиться всерьез, если дело, конечно, не касается принципиальных моментов. У Бьякуи таких более, чем много, но Ренджи умудряется обойти или смягчить практически все из них. Ренджи импульсивный, но не бездумный. Ренджи его уравновешивает.
Но, конечно, его интуиция порой дает сбой.
Прервать его хочется почти сразу же, но Ренджи тут же замечает и пресекает эту возможность - неслыханное действие для их отряда, но при других Ренджи ведет себя иначе. Наедине он меняется - и в последнее время все больше, и не сказать, что Бьякуе не нравится. Непокорный, со своим мнением, без страха и той стены из уважения и невозможности, что раньше их разделяла, Ренджи раскрывается и заставляет раскрываться его. Еще несколько лет назад он бы и не подумал, что такое возможно, он бы поставил на место любого, кто посмел такое подумать, но сейчас... Иначе.
И Ренджи ведет себя иначе, чем он представлял. Никогда не станет на равных? Хаори - лишь красивый плащ?
Он так вырос. Бьякуя чувствует, как тепло растекается внутри. Гордость. Уважение. Любовь, какой она не была с Хисаной, но не менее обжигающая.
Ренджи может говорить о том, что никогда не станет равным, но на деле он как никогда близок к этому.
- Ренджи, - начинает он, когда эмоциональная - немного вызова, немного горечи, - речь заканчивается, но тут же теряется и замолкает. Поднимает глаза - взгляд у Ренджи прямой и бесхитростный, и это самое мощное оружие против него, а еще там столько всего, что собраться с мыслями сложно. Его правоту отрицать невозможно - когда только научился так говорить? Но Бьякуя не был бы собой, если бы не находил обратную сторону. За глаза это называют "двойными стандартами", но правда в том, что никаких "других" стандартов быть просто не может. Только его собственные.
- Твоя самокритичность похвальна, - наконец, говорит Бьякуя, сложив руки на коленях, - истинная скромность и честность красят любого шинигами, впрочем, капитаном они не делают. Ты прав. Но тебе стоит раскрыть глаза и посмотреть на себя со стороны, Ренджи. Ты уже давно не просто лейтенант Шестого отряда.
Хотя многие уже привыкли, да и самому Бьякуе непросто будет смириться с мыслью, что рядом будет кто-то другой. Они с Ренджи все-таки отличная команда. Но время не стоит на месте и идет вперед, и Ренджи заслуживает этого, как никто другой. Бьякуя это видит и знает. И Ренджи он тоже знает - или, по крайней мере, так думал. Такого упрямства он точно не ожидал.
- Без тебя Общество душ было бы обречено. Ты смог преодолеть все предрассудки, - и в основном действовал эмоциями, нежели головой, но победителей, верно, не судят, - без твоей храбрости и таланта, без открытого сердца ничего не получилось бы. Ты сумел подружиться с Куросаки Ичиго, - он даже умудряется не поменяться в лице при этом имени, хотя эмоций с рыжим рёка связано немало. - Приходится признавать, что без него было бы труднее.
Бьякуя вдыхает и давит желание сесть рядом и взять за руку. Возможно, Ренджи уступит, если действовать мягче, но честно ли это будет? И разве может он, Кучики Бьякуя, упрашивать? Словно маленького неразумного ребенка.
- Ренджи, твое мнение о капитанском хаори ничего не значит. Безусловно, твои переживания важны и понятны, но они ничто перед твоим долгом. Никто другой не подходит на эту роль, потому что твои навыки бесценны. Неважно, что ты думаешь обо мне, хотя твои сомнения и задевают, что ты чувствуешь или о чем сомневаешься. Ты должен, Ренджи. Это решенный вопрос, а если тебе недостаточно - считай это приказом. Моим последним, если так тебе будет легче.
Но взгляд Бьякуя все-таки опускает, потому что обычная выдержка и хладнокровность ожидаемо, но все равно неприятно дают сбой.
[sign]http://sg.uploads.ru/pF1Og.jpg http://sh.uploads.ru/4al6W.jpg http://sd.uploads.ru/kqFsl.jpg[/sign][icon]http://sh.uploads.ru/Z00Bf.jpg[/icon][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Кучики Бьякуя</a></b><br>Шинигами, глава семьи Кучики, капитан 6-го отряда.
Приходит весна. Я все больше нахожу лепестков у тебя в волосах.<br><center>[/lz][fan]Bleach[/fan][status]весь мир банкай[/status]

+3

7

- Дружба - это ж просто дружба, а не заслуга, - виновато улыбается Ренджи, когда они оба вспоминают про Ичиго. - Тем более с этим. Он как стихийное бедствие, просто случается с тобой.
Неловко пожимает плечами и умолкает, придавленный тяжестью аргументов. Когда Бьякуя просит, перед ним невозможно устоять. Он и сам прекрасно это знает, и дело не в том, какие отношения их связывают, не в том, что от мягких ноток в его голосе по загривку пробегает дрожь, и даже не в том, что этот тон заставляет его, лейтенанта Готей-13 чувствовать себя верным псом, которого скупой на ласку, но любимый хозяин потрепал по башке.
Дело в том, что его просит человек, имеющий безусловное право требовать. Тот, кто привык приказывать и ждать беспрекословного подчинения, убеждает его - и это значит, что его признают за равного. Ему верят, на его опыт, на его здравый смысл полагаются настолько, что ждут понимания, а не просто покорности. И одно это заставляет пытаться понять. Вслушиваться в слова внимательнее, внимать, гонять в голове мысль, которую еще совсем недавно с негодованием отвергал.
Он вздыхает - слишком громко в царящей здесь тишине. Даже с улицы не доносится ни звука: Шестой отряд не Одиннадцатый, где после девяти вечера все кроме дежурных занимаются, чем хотят - а хотят они по большей части пить саке и голосить нестройным хором задорные и похабные песенки. В Шестом вроде вечера тоже принадлежит тебе: как хочешь, так и развлекайся, но почему-то песен по вечерам из казарм не слышно. Да какие там вечера на собственный день рождения выпить не с кем, не Рикичи же спаивать. Первое время ой как трудно с ними приходилось - даже самый последний офицер смотрел на нового лейтенанта свысока, много крови они тогда друг у друга попили. А потом как-то... Он и не заметил, как все сгладилось. Казалось, что само собой. Как будто расслабились все - и они, и он, и стало легко и совсем привычно. Он называл их ласково: "мои снобы". Даже в лицо. И они не обижались, потому что слышали в этих словах не снисходительность, а гордость. Если он сейчас примет аргументы Бьякуи - а аргументы эти, увы, звучат убедительно - со всем этим придется расстаться.
Но разве он сам не хотел когда-то пойти дальше? Разве не ждал, что однажды придет день, и капитанский плащ ляжет на его плечи, а сам он встанет если и не плечом к плечу с Бьякуей, то хотя бы в одном ряду с ним. И вот день пришел, а он отказывается от того, чего так долго ждал, только лишь потому что представлял себе все иначе? Может, капитан прав, и его желания не имеют значения?
Он хмурится. Он всегда хмурится, когда решает слишком сложную для своих очень простых мозгов задачу, а эта задача для него слишком сложна. Отделить свое глупое "не хочу" от серьезного "не справлюсь", понять, боится он стать плохим капитаном или потерять то, к чему привык, что успел полюбить.
А если это невозможно? Если проблема не в чем-то одном, а во всем сразу?
- Тайчо, - начинает он нерешительно, скребет в затылке, растрепанный хвост так и ходит туда-сюда. - Тайчо, я...
Он пожимает плечами и отворачивается, долго смотрит в окно на пустую улицу, до последнего оттягивая момент. А потом выдает как-то быстро и совсем на одном дыхании:
- Тайчо, я боюсь... Я не уверен, что справлюсь без вас, - это прозвучало двусмысленно, так что пришлось исправиться: - Один.

+1

8

Он дает Ренджи время подумать - сейчас, пока они сидят друг напротив друга, открытые в этом разговоре с глазу на глаз настолько, что становится неуютно. Бьякуя не привык к такому и знает точно, что не сможет привыкнуть никогда. Долгие беседы с несколькими бутылками саке или же пиалами с чаем, значения не имеет, веселая болтовня или шутки, как принято среди офицеров и обычных шинигами - это все не для него. Это чуждо и непонятно, хотя если не совсем кривить душой, говорить Бьякуя любит. Когда есть благодарные и вдумчивые слушатели, которые, правда, иногда засыпают прямо во время пересказа одной из давних историй Первого отряда, ставшей почти легендой. Бьякуя любит слушать себя, но не уверен, что его терпения достаточно для остальных. Он знает, что часто не хочет слушать и поступает по-своему - это раздражало Гинрея, но Бьякуя уже тогда был капитаном и мнение деда его интересовало, пока сходилось с его собственным. Впрочем, их мнения расходились разве что из-за Хисаны...
Что бы сказал Кучики Гинрей, узнай он про Ренджи? Снисходительно пожал плечами и удалился в свою комнату? Отчитал, как мальчишку, каким Бьякуя иногда сейчас себя чувствует? Ренджи странный, потому что рядом с ним порой просыпается желание вести себя совсем неподобающе. Преступить закон, обойти правила, иногда - без причины улыбаться или даже пошутить, чтобы приободрить перепуганных офицеров. Бьякуя знает, что это - не редкость и уж тем более не что-то постыдное, и никогда он, Кучики Бьякуя, не собирается принижать себя и свои поступки, свои выборы, но этим не хочется делиться. Не хочется давать повод для сплетен и слухов, пускай даже они будут правдой. Выросший среди аристократов, запертых в своих поместьях и традициях, он представляет, что они могут говорить. Это единственная радость в их жизни, кроме, разве что, церемоний и праздников.
Ему не хочется отдавать Ренджи им на растерзание. Если быть честным с самим собой, то повышение - один из лучших способов, чтобы заткнуть им рты. Но он не собирается говорить об этом вслух, как ни разу не говорил Рукии и даже виду не подавал, что заботится о ней. Это все еще выражение слабости - в том числе, в глазах других.
Пусть не знают.
Ренджи все-таки отзывается, и его вид, смущенный и сомневающийся, заставляет что-то внутри дрогнуть. Как когда-то с Хисаной, наверное, и это удивительно, потому что они похожи разве что в том огне, что пылает внутри; у покойной жены, только, слишком быстро он закончился. Ренджи сам как пламя, но сейчас хочется провести рукой по жестким волосам, дотронуться до подбородка. Ренджи позволит это, он знает. Но нужно ли?
Неуверенность тоже слабость. Как и зависимость. И все это есть в них обоих.
Бьякуя ненавидит чувствовать себя слабым. И ненавидит это в других.
- Хочешь сказать, что считаешь себя слабым, Ренджи? - медленно спрашивает Бьякуя, отстранено разглядывая его лицо. - Считаешь, что ничего не можешь без меня?
Лезвие Сенбонзакуры выходит из ножен резко и быстро, замирает возле шеи, едва дотрагиваясь до темной полосы татуировки. Бьякуя чувствует недоумение занпакто, недовольство даже - Сенбонзакура любит красивые жесты, но имеет свое о них представление, - но меч подчиняется. Бьякуя смотрит в темные глаза напротив и чувствует, как злость мешается с чем-то, похожим на нежность и в то же время разочарованием. Непониманием.
Почему Ренджи не понимает? Почему он должен объяснять?
Порой даже простые слова делают больше, чем все армии вместе взятые, мой господин.
- Ты был моим лейтенантом, Абараи Ренджи, все это время, но теперь я вижу, что ошибся, - слова жесткие, но и обида в нем сильна. Неужели Ренджи действительно так думает о себе? Как о слабом? Чего боится? Неужели хотел всю жизнь, сколько им обоим отмерено, служить, а не стремиться к большему, потому что считает себя немощным и неспособным? Быть рядом, как послушный цепной пес, а не стоять рядом, когда появилась возможность - более того, заслуженная? Это ведь его долг. Как любого из них. Зачем же тогда признавался? Или это тоже была трусость? - Если ничего не можешь без меня, то зачем ты мне? Исполнять мои приказы может любой шинигами. Уходи и не возвращайся, потому что слабым не место ни в Шестом отряде, - последнее сказать труднее, но он заставляет себя, как заставляет сохранять лицо бесстрастным: - ни возле меня.
[nick]Kuchiki Byakuya[/nick][status]весь мир банкай[/status][icon]http://sh.uploads.ru/Z00Bf.jpg[/icon][sign]http://sg.uploads.ru/pF1Og.jpg http://sh.uploads.ru/4al6W.jpg http://sd.uploads.ru/kqFsl.jpg[/sign][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Кучики Бьякуя</a></b><br>Шинигами, глава семьи Кучики, капитан 6-го отряда.
Приходит весна. Я все больше нахожу лепестков у тебя в волосах.<br><center>[/lz][fan]Bleach[/fan]

+1

9

- Не вы ли учили меня не доставать занпакто из ножен, если не собираюсь убивать?
Ренджи хмурится. Голос мешается с каким-то клокотанием в горле и становится похожим на волчий рык. Он чувствует гнев и обиду, которые уже не раз испытывал, имея дело с Бьякуей, его косными повадками и консервативными взглядами, которым в жертву приносится все - и рассудительность и логика. Но чувствует он и кое-что новое - раздражение. То, что никогда раньше не позволял себе испытывать в адрес капитана.
И сейчас бы не позволил, будь он по-прежнему только капитан. Цель, которой нужно достичь, препятствие на пути, которое нужно обойти. Но сейчас Бьякуя - нечто большее, и Ренджи смотрит на него иначе, чем еще несколько лет назад, когда все эти странные выходки заставляли только глаза закатывать. Тайком. Когда стоит спиной, и никто не видит. Сейчас они ближе, и всякое решение Бьякуи, всякий его поступок отражаются на Ренджи так или иначе, даже те, которые не имеют отношения ни к готей, ни к отряду, ни к этому проклятому повышению. Это непривычно. Временами это кажется ошибкой, но Ренджи хватает ума не говорить о сомнениях вслух. Он вспыльчивый - Бьякуя сдержанный, он вываливает обиды, Бьякуя носит в себе. Ренджи ляпнет и забудет через час, а Бьякуя будет носить это сомнение в себе, выращивать, подкармливать. Нет, Ренджи все-таки не настолько идиот. Обычно.
Потому что сейчас явно что-то идет не так.
- Или вы собираетесь? - раздражение находит выход.
Он усмехается - недобро и криво, совершенно ему не свойственно. Понимающе. Он щурится и отталкивает лезвие Сенбонзакуры от шеи - небрежно, как мешающую ветку, и тут же платит за это вспышкой боли. На пальцах выступает кровь, Ренджи вытирает руку о хакама и поднимается на ноги.
- Угрожать близким, если что-то идет не так, как хочется, это так в вашем духе, да? Зачем трудиться убеждать, помогать избавиться от сомнений, когда можно скривить губы и сказать, что разочарован?
Он пожимает плечами. Теперь получается, что смотрит на капитана сверху вниз, и странно упивается этим странным мигом иллюзорного торжества над ним. Может, все правильно? Он уйдет в другой отряд, раз уж его гонят, но раз они больше ничем не связаны, раз они вот-вот встанут наравне, он наконец-то может сказать все? Не осторожничая, чтобы не задеть чьи-то слишком хрупкие чувства.
- Я думал, что могу вам доверять, после всего-то. Что могу рассказать, что меня беспокоит и надеяться на поддержку или, по крайней мере, понимание. Вот идиот, да? Надо было идти к Рукии.
Он оборачивается у двери.
- Готовьте приказ, я согласен. Если завтра приказа не будет, обращусь к со-тайчо с просьбой о переводе.
Перед тем, как взяться за ручку двери, он еще раз тщательно вытирает ладонь о хакама - капитан не любит грязь в кабинете. И уже потом, чистейшими руками хлопает дверью так, что стены подпрыгивают.

[nick]Abarai Renji[/nick][status]red hot chili pepper[/status][icon]http://s8.uploads.ru/WK04x.jpg[/icon][sign]   [/sign][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>АБАРАЙ РЕНДЖИ</a></b><br>вот так исполнишь <a href="http://unirole.rusff.ru/profile.php?id=61" class="link4"><b>серенаду</b></a>, а все, что слышится в ответ: "Какой-то, Ренджи, ты не очень поэт". Абарай Ренджи, лейтенант Шестого отряда Готей-13, непризнанный поэтический гений<br><center>[/lz][fan]bleach[/fan]

Отредактировано Kikyo (2019-06-17 08:37:26)

+1


Вы здесь » uniROLE » uniALTER » Повышение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC