о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищете хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• rangiku
связь id415234701
пасет людей, котят, админов и заблудших лисов, бухая днями напролёт. шипперит все что движется, а что не движется, сама двигает и шипперит насильно, позабыв о своей работе.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• renji
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.

автор недели IORVETH

Пауза, что так необходима. Нормально поспать, отведать полноценную еду. Пообщаться с местными. А уже потом спросить про порталы. Может быть, этот местный владыка Элронд, чье имя назвал этот Глорфиндэль, об этом что-то знает. Теплая вода и чистая одежда помогают расслабиться и подарить отдых уставшим мышцам. Стук в дверь, тихий, ненавязчивый, застает меня, едва я успеваю накинуть легкую рубаху, уже облачившись в штаны и сапоги. Красный платок, что не успел надеть, сжимаю левой рукой, а правой открываю дверь, столкнувшись нос к носу с Тауриэль... Читать

ДИКОЙ ПЧЕЛЫ ДУША

Когда ты загораешься идеей впечатлить свою спутницу, ты пойдешь на все ради этого. Чтобы впечатлить Марту Джонс, я отправился в прошлое до ее встречи со мной, ошарашив девушку своим неожиданным появлением. Чтобы впечатлить Донну Ноубл, я решил попасть на пленку фильма "Последний самурай" с Томом Крузом, который мы с ней только что отсмотрели на премьере в Японии. Моя спутница сказала, что не поверит мне, пока не увидит меня в одном кадре с Томом Крузом, и я решил, что следует поддерживать свою репутацию на должном уровне. Засветиться на экране со звездой Голливуда? Раз плюнуть!..Читать

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста – выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да – это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни – накатим за его здоровье!

Hinamori Momo: Итак, я живу на Юни уже год. Может, больше, может, меньше - не суть. Просто мне хочется в который раз сказать, что этот форум стал для меня домом в первые же дни регистрации, и ничего не изменилось. На Юни действительно хочется заходить, хочется активничать там, вдохновляться играми и соигроками, брать твинков и наслаждаться жизнью. На Юни царит очень дружелюбная и приятная атмосфера, все люди там - добрые, все готовы общаться и играть, все - интересные и хорошие игроки, однако я не могу сказать, что на Юни собралась компания в том смысле, что других в нее не пускают. Согласитесь, бывает такое, когда сбивается основной костяк игроков и в этот коллектив трудно влиться новичку. На Юни этого нет! Вот правда, новенькие игроки легко смогут вписаться в компанию старожилов - вам тут и кофеньяка нальют, и пирожками угостят, и в игру затащат с порога. Отдельно хочу отметить работу администрации, которая действительно заботится об игроках и удобстве их обитания на форуме - я еще ни разу не встречала такой дружный, добрый, теплый и ответственный коллектив АМС, за что им огромная благодарность. За этот год я ни разу не усомнилась в том, что Юнирол - мой любимый форум среди всех остальных. Я рада, что стала частью этого чудесного места и знаю, что меня, как и всех остальных, там любят и ждут. "Дом никогда не бросает тех, кто взял и однажды поверил в Дом".

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения - тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями - ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь - и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно - держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Lara Croft: Я не умею писать большие отзывы и рецензии, каюсь, грешен. Но поделиться своими впечатлениями и эмоциями от этого проекта все же хотелось бы, скорее даже для себя, чем для кого-то. Это замечательный форум. Почему? Потому что он вернул меня обратно к ролевой жизни, куда я уже и не надеялась было вернуться никогда. На самом деле до Юни у меня все было сложно – то ли мне, как плохому танцору, все время казалось что форумы были какие-то не такие, то соигроки оказывались факапщиками, то ли я сам нигде не мог свою задницу пристроить ровно, потому что в ней торчало шило размером со шпиль Эмпайр-Стейт-Билдинг. Но после перерыва почти в год, когда я ограничился лишь написанием анкет и ливанием с форумов, попасть на Юни было просто чудом. Почему? А черт его знает, с первого взгляда все казалось таким же, как на других кроссоверах до этого, коих я сменила… по-моему, все, что есть в рунете. Все дело в людях. Скажу честно – они разные. Но в этом, наверное, и вся прелесть. Мне повезло найти на проекте человека, который стал моим хорошим другом. Даже двух таких людей, одного вообще в моем городе, так что кто знает – может и тот, кто прочитает мой отзыв, сможет потом найти себе доброго товарища на просторах Юни. Что же касается конкретно форума и что может быть интересно тому, что захочет присоединиться к проекту – форум живучий, развивающийся и очень активный. Народ играет и играет много, и не буду лукавить – сама я пишу в двадцать раз больше постов, чем писала до этого на своей ролевой памяти. Администрация честная, доброжелательная и отзывчивая. Флуд веселый и все, в принципе, относятся друг к другу хорошо без каких-либо подковерных войн. P.S. А нет, все-таки умею в простыни..))

Clara Oswald: Дорогие мои юнироловцы! В первую очередь команда АМС. Хочу в этом отзыве выразить свою огромную благодарность вам! Спасибо за то, что терпите меня, мои странные идеи, бесконечные смены ролей, уходы-приходы. Вы просто чудо! Вы самые терпеливые, понимающие и крутые! Я очень рада тому, что куда бы не заносил меня мой идиотизм, я все ровно возвращаюсь на Юни, потому что, видимо это судьба, и этот форум самый лучший. Не перестаю в этом убеждаться! Путь у вас всегда и все будет на высшем уровне!!! Отдельные приветы фандомам Волчонка и Доктора Кто, конечно же. Вы все чумовые ребята! Обожаю вас!!!

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » Сказки о нечисти


Сказки о нечисти

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://i105.fastpic.ru/big/2018/0711/93/6cf2172ed2e7b388194e430043eedf93.jpg
http://i105.fastpic.ru/big/2018/0711/fb/ffe5fe91d303fe49c5397c751edd42fb.jpg
http://i105.fastpic.ru/big/2018/0711/66/076516aa11f80a061bfaf75fc3a9f166.jpg

Благополучный 13-й район Руконгая ни с того, ни с сего наводняет японский фольклор во всём своём разнообразии. Не проходит дня, чтобы жителям не являлись огненные петухи, ожившие старые зонтики или кокетливые змееголовые дамы – что обидно, на трезвую голову. Всё бы ничего, но за безобидными шалостями и лёгким ущербом следует несколько эпизодов со смертельным исходом. Результат трагического стечения или всё-таки череда убийств? Все подробности от очевидцев - здесь!

Kyoraku Shunsui | Ukitake Jushiro | Kurotsuchi Mayuri

+2

2

За месяц до основных событий.

- А вот ещё одна история о дзикининки – злом духе, поедающем мертвецов. Однажды, когда Кокуси Мусо, священник буддистской секты "дзэн", путешествовал в одиночку через провинцию Мино, он потерялся в горном районе, где не было никого, кто бы мог указать ему путь…
Сдавленный шёпот плыл в почти полной темноте, озаряемой порхающим светом нескольких свечек. Слушатели – а им по виду нельзя было дать больше семи-восьми лет – сгрудились в кучу вокруг рассказчика и прижались друг к другу так тесно, как только могли, цепляясь за полы чужих косоде и изредка дёргая соседей за рукава. Самую младшую из собравшихся, пятилетнюю Юми, в безмолвной толкотне сдавило, будто жерновами, со всех сторон, но она не сделала даже попытки выкарабкаться из тугого клубка тел: ей было настолько страшно, что присутствие товарищей, пусть немного болезненное, успокаивало и давало силы дослушать историю до конца. Как и у остальных, глаза девочки горели восторгом, наполовину смешанным с ужасом.
- Деревня, в которой Мусо нашёл приют, горевала из-за смерти старосты. Ему дали место для сна и пищу, но предупредили, что нельзя оставаться рядом с умершим, так как в доме с мертвецом всегда происходят странные вещи…
Именно Акира, старший из компании друзей, первым предложил поиграть в хяку моногатари  -  «сто мрачных историй». И он же взял на себя не только роль главного исполнителя – хотя собственной страшной сказкой мог поделиться любой из них – но и нашёл подходящее место, а также добыл всё необходимое для того, чтобы хотя бы примерно сымитировать правила забавы, которую помнил по жизни в Генсее. Акира часто повторял, что его прежними родителями были школьные учителя литературы, и хвастался, будто знает столько квайданов, что готов декламировать их до утра.
Идея показалась чрезвычайно заманчивой. В назначенный час, когда погасли огни, и жители района улеглись спать, полтора десятка радостно-взбудораженных детей выскользнули из домов и собрались в просторном амбаре, который принадлежал семье их вожака. Мальцов никто не остановил: район считался вполне благополучным, а сами заговорщики – достаточно воспитанными и послушными, чтобы не беспокоиться о них хотя бы ночью. Добравшись до условленного места, они предусмотрительно прикрыли ворота амбара, разложили тонкие циновки и расставили припасённые свечи по кругу, чтобы гасить по одной после каждой оконченной повести. Однако уже спустя час дети успели сбиться в угол, начисто позабыв и о правилах, и о самих свечах. Лишь довольный успехом Акира сидел на прежнем месте с гордо поднятым подбородком и выпрямленной спиной; да, для него молчаливая паника и растущее уважение друзей означали несомненный успех.
- Священник совершил службу и исполнил погребальный обряд, после чего стал медитировать. В медитации он провел несколько спокойных часов, и ни звука не нарушало покоя пустынной деревни. Но когда ночная тишина наиболее углубилась, туда бесшумно вошло Нечто, громадное и неопределенной формы. И в тот же самый момент Мусо обнаружил, что не может двигаться и говорить. Он видел, как Нечто поднимает труп будто руками и пожирает его быстрее, чем кот съедает крысу, начиная с головы и съедая все: волосы, кости и даже саван.
- ..Хватит, хватит!
Кто-то за спиной Юми протестующе всхлипнул и завозился, толкая соседей и пытаясь выбраться из крепких объятий. От первого импульса дети забеспокоились и пришли в движение: в полумраке замелькали острые коленки, переплелись рукава, послышался треск разрываемой ткани и громкие возгласы тех, кому перепали случайные удары. Рассказчик резко умолк и взмахнул руками, чтобы предупредить об опасности, но поздно. От неосторожного толчка одна из оплывших свечей покатилась в сторону и упала на край циновки.  Старая солома мгновенно занялась пламенем, всеобщее замешательство переросло в настоящий переполох… и последнее, что успела понять Юми перед обмороком – её оттаскивают подальше от разгорающегося нутра амбара.

Настоящее время.

В работе с людьми капитану Куротсучи предсказуемо и настойчиво мешали люди.
Когда-нибудь он обязательно доведёт своё мастерство создания искусственных душ до отметки, достаточной для того, чтобы заменить подходящими подобиями Нему всех младших офицеров и рядовых отряда – и посчитает этот день одним из счастливейших в жизни. Но до того приходилось работать с тем, что есть.
Из хилого ручейка бездарей, выпускавшихся из Академии, в Двенадцатый отряд шли немногие. Единицы Маюри отбирал самолично, в остальном смиряясь с необходимостью командовать дураками. Как капитан и биолог он понимал, что отряд в целом подобен обычному человеческому телу: мозг командующего, руки одарённых помощников в лабораториях, ноги офицеров пошустрее и посмышлёней для полевой работы. Плюс… остальные части, предназначенные заполнять пустоту и быть использованными в хозяйстве для чего угодно другого. Некоторые более, некоторые менее ценные. Но все – кроме мозга – заменяемые. Известной репутации и регулярных профилактических мер обычно хватало, чтобы целостный организм работал слаженно и без сбоев. Ошибки капитан воспринимал почти как личное оскорбление и не был склонен терпеть чужую глупость больше заранее установленной, очень невысокой нормы – об этом знали все, и это работало.
Тем недоверчивей Куротсучи слушал отчёт главы группы, отвечавшей за порядок в Тринадцатом районе. Стоящие новости оттуда приходили редко, население не давало поводов для беспокойства, будто и вовсе не существовало, так что и работы для команды наблюдателей находилось мало. В этом всё дело – сперва решил Маюри. Подчинённые от скуки и регулярных пьянок растеряли не только остатки рационального мышления, но и страх перед капитаном. Иначе зачем бы тратили его драгоценное время пересказом детских сказок и слухов с окраин? В любой информации, разумеется, можно отыскать здравое зерно, к тому же в их мире нет места невозможному. Но уж слишком бредово и обыденно звучал весь... фольклор, который ему пытались выдать за чистую монету.
- Кто-нибудь из твоего отряда видел всё своими глазами? – голос Куротсучи прозвучал буднично, с примесью предупреждения. Прищуренный взгляд советовал офицеру Аоки трижды подумать, прежде чем открывать рот вновь. Молодой шинигами побледнел, запнулся и с силой выдал:
- Нет, тайчо. Аномалия не проявлялась в нашем присутствии. Но мы опросили более тридцати уважаемых граждан района, и все они сообщают одно и то же. К тому же жертвы…
- Кого волнуют жертвы? – пробормотал Маюри и надавил указательным пальцем на висок, легко царапнул кожу. Под черепной коробкой тугой спиралью свернулась мигрень, которая вот-вот должна была дать о себе знать.
Игнорировать или нет – вот в чём вопрос. Конечно, можно было бы просто послать перепроверить сведения кого-то более компетентного, но в Бюро как раз пришёл масштабный заказ на изготовление гигаев для патрульных, и свободных рук просто не хватало. А Нему предстояло восстанавливаться после очередной трансформации ещё два дня.
- Вернись туда сам и лично расспроси ещё тридцать душ, - наконец решил Куротсучи. – Через два часа явишься ко мне с повторным докладом. Пошёл.
«Там посмотрим». Не дожидаясь окончательного ухода огорошенного Аоки, Маюри засеменил в сторону лабораторий. Следовало ещё проверить, как реагирует новый стабилизирующий состав на образцы в хранилище. Могло ведь и рвануть с недогляду.

+4

3

- Вот те на, - расстройство-то какое. Приятный летний денек взорвался сообщением о беспорядках в Тринадцатом районе. И пускай, строго говоря, они там давно творились, но в разговорах рядовых шинигами слух почивающего после обеда хачибантай-тайчо уловил несколько знакомых имен. А также – выражение соболезнования, - усмехнувшись, невесело, правда, под накрывшей лицо шляпой, Кьёраку глубоко вздохнул. Надо же, не ему одному глянулся тот «чайный домик» в Тринадцатом районе.
- Капитан? – шляпу с его лица подняли резко, но аккуратно. Это говорило о том, что милая Нанао-тян скорее, расстроена и взволнована, нежели раздражена.
- Да-да? – протянул Кьёраку, слегка позевывая.
- У нас чрезвычайная ситуация…
- Но ведь еще не чрезвычайное положение, так? – почесав грудь под косодэ, он сел. Несколько травинок осыпалось с кимоно, а над головой недовольно зашумел невысокий раскидистый клен. Так хорошо было лежать здесь, и вот же незадача – опять смерти какие-то, жертвы. И печальная Нанао-тян, - хачибантай-тайчо чуть улыбнулся, взяв племянницу за щечку.
- Тайчо! – звонким хлопком тайчо прилетело по руке. Нанао поправила гневно блеснувшие очки.
- Ну, ну, Нанао-тян. Давай, я тебя слушаю, - безмятежно улыбнувшись, подбодрил своего лейтенанта Кьёраку, мгновением позже сильно округлив глаза – на колени ему шлепнулась, едва не разлетевшись, здоровенная кипа бумаг.
- Поможешь мне? – столь же безмятежно поинтересовался хачибантай-тайчо, похлопав по примятой травке рядом с собой. Нанао-тян обернулась на топочущий по террасе куда-то на восток взвод, и только вздохнула.
- С каких пор это требует внимания капитанов, а, Нанао-тян? – исписанные аккуратным почерком листы, с меленькими и ровненькими рядами иероглифов, рябили перед глазами. И где Нанао-тян берет таких мастеров каллиграфии? – Кьёраку чуть шевельнул краем рта, зная прекрасно, что бОльшую часть писанины подготовила именно его прелестная фукутайчо. – Что за интересные сказочки, а? О, я зна-аю! – он вдруг взялся за подбородок, с видом самым глубокомысленным. – Надо поручить это дело Десятому отряду. Уверен, Хицугайя-кун найден в этом немало интересного для себя. О, или Одиннадцатому. Ячиру-тян обрадуется, что скажешь, а, Нанао-тян?
- И капитан Зараки. Несомненно, - голос любимой фукутайчо был полон льда, достойного занпакто джубантай-тайчо. – Капитан, нельзя ли серьезней? – малышка все не теряла надежды призвать своего непутевого капитана хоть к какому-то подобию дисциплины. На очередной ее тяжелый вздох Кьёраку ответил таким же, только более протяжным, сел поудобнее, скрестив ноги, и с неспешной ленцой взялся за бумаги. Фольклорные сказочки, конечно, дело такое… не совсем детское. Понятно, что «ребятишек» Готэй-13 он так приплел, ради красного словца.
- Из свидетелей – только души? Патрульные ничего не обнаружили? – описание обгоревших развалин того чайного домика вышло достаточно красочным, Кьёраку даже зачитался слегка. Нанао кивнула.
- Чем бы оно ни было, оно искусно прячется. Ни следов подозрительной реяцу, ничего. Только… - тонкие белые пальчики, такие искусные в плетении боевых заклятий, сжали край бумажного листка. Для разумной и строгой Нанао всерьез разговаривать об оживших старых зонтиках, хатимаки и тому подобном было едва ли не оскорблением – а ее капитан немало забавлялся, глядя на ее гнев.
- Ну, ну, Нанао-тян. Спокойней. Говоришь, оно будто бы что-то соображает о шинигами? Понимает, что его ищут именно они? Занятненько. Сами по себе такие вещи не возникают, правда? – где-то у корней кленового ствола должна была оставаться, в уютном тенечке, небольшая фляжка с саке. Тщательно запечатанная и припрятанная – от пыли, букашек, и шибко бдительных лейтенантов.
- Мне разобраться с этим, капитан? – из тона Нанао ясно было, что нагрузила любимое начальство она лишь из извечной любви к порядку, и чувства справедливости. И желания слегка пропесочить. И каково же было ее удивление, когда любимое начальство, сладко потянувшись, все же воздвиглось на ноги, и, убирая в рукав фляжку, отрицательно качнуло головой.
- Нет, пожалуй. Кое-что я проверю сам. Пока-пока, Нанао-тян. Держи меня в курсе всего, что найдешь, - оставив племянницу недоумевать, Кьёраку помахал ей рукой на прощание.
- Капитан, почему вы?.. – прилетел в спину ему вполне ожидаемый вопрос.
- А, это, - взяв шляпу за край, Кьёраку обернулся через плечо.
- Не люблю, когда погибают хорошие люди.

«И откуда у рядового шинигами такое жалованье, на ту массажистку?» - слегка фривольно размышлялось хачибантай-тайчо, пока он направлялся в сторону бараков Тринадцатого Отряда. Ямако-тян была прелестной девушкой, и гибель ее во цвете лет и профессиональных возможностей, несомненно, весьма огорчила капитана Кьёраку. Его немало позабавило также и то, что Ямако-тян, да летит душа ее свободно, ни малейшим словом или жестом себя не выдала, одинаково, судя по всему, принимая у себя и капитана Готэй-13, и его подчиненных. Что же, жадничать Кьёраку не был приучен. Да и теперь-то это какое имело значение?
- Кьёраку-тайчо, сэр! – третьи офицеры джусанбантая отсалютовали синхронно, и синхронно же сцепились. Улыбающийся Кьёраку поднял ладонь, щурясь поверх плеча машущей кулачками Кийоне на  искрящийся на солнце пруд, в котором, по обыкновению, резвились упитанные карпы.
- Укитаке, - и подмигнул старому другу.

… - В общем, сам видишь, как обстоят дела. Не капитанское это дело, понятно, - саке, все еще холодное после корней тенистого клена, приятно булькало, наполняя фарфоровую пиалку. – Опять же, вопросы станут задавать, если мы туда заявимся… подумают, чего серьезное случилось… - сделав глоток, Кьёраку приятно зажмурился – эх, хорошо пошло. – Но…
- Когда что-то оживляет старые сандалии, я не имею ничего против. Но старые сандалии редко способны кого-то убить, ты так не считаешь? А скрываться от шинигами, будто бы чувствуя приближение обладающих духовной силой… - к тому же, в любой старой сказке кроется истина. И в безобидной соломенной сандалии может скрываться то еще чудовище, - Кьёраку почесал пятку о столбик перил, сквозь варадзи.

Отредактировано Kyoraku Shunsui (2018-07-13 11:58:04)

+2

4

Утро началось с неприятных новостей. Третьи офицеры, отчаянно споря, вручили своему капитану бумаги, но сделали это крайне неловко – бумаги рассыпались, кинулись подбирать, и так бы и испортили все в перепалке, если бы Укитаке не вмешался сам и не помог им собрать несчастные отчеты. Прочитав же документы, он глубоко задумался. Беспорядки в Тринадцатом районе – очень уж странно... Благополучный район, в котором капитан не раз бывал и хорошо представлял, как там живут люди. Увидев в списке погибших Ямако-тян, Укитаке только вздохнул – он знал эту девушку. Ее руки были воистину целительными, и такой талант... Но и кроме нее было много имен – не все знакомые, но жалко же всех!
- И никаких свидетелей? То есть, из шинигами? Действительно странная история... Заварите мне чаю, а я пока прочитаю отчеты.
Офицеры отрапортовали «есть» и удалились, а капитан взял бумаги и устроился на веранде. Написанное в этих документах вызывало все большее и большее недоумение. Это не было похоже на активность Пустых, это не было разбойным нападением. Больше всего это было похоже на сказку, или точнее, на кошмар. Не может же быть, чтобы ёкаи существовали на самом деле? Или может? Но люди же в них верили, а то, во что веришь, то, как известно, существует, даже если только для тебя, так почему бы и нет? Но мы их раньше не видели... Укитаке почесал затылок, перелистнул страницу и продолжил чтение...
- Ваш чай, капитан! – звонкий голосок Кийоне вывел капитана из задумчивости.
- Спасибо, - Укитаке взял чашку, вдохнул аромат чая и снова задумался о только что прочитанном, по-старчески грея руки, и не сразу заметил, что к Кийоне присоединился и Сентаро, и о чем они говорили – иногда капитан пропускал мимо ушей перепалки офицеров, но имя лучшего друга пропустить никак не мог, и нахмурился – что случилось? Чтоб с утра? Точно что-то случилось. Помахал рукой и ободряюще улыбнулся – проходи, мол, устраивайся.
...Вскоре он уже слушал пояснения о том, что случилось, и тревожился все больше, глядя, как Шунсуй наполняет пиалу саке и пьет, и наконец-то отпил свой чай, невольно скривился – тот почти остыл, но кого, скажите, волнует чай, когда такое происходит?
- Как это не капитанское? Люди же погибли!
Слова вырвались раньше, чем Укитаке подумал о том, что сказать – когда случалось такое, на душе было гадко, и хотелось разобраться лично, и более того – немедленно. Но «не капитанское дело»... Укитаке снова отпил чай и предложил:
- А если в частном порядке? Да уж, старые тапочки скрываться не будут. Наверняка это кто-то пострашнее тапочек и зонтиков. Они чувствуют реяцу? Вот это серьезно. Посмотри, что мне офицеры сегодня утром доставили...
Укитаке вручил другу отчеты, которые читал еще недавно, и заглядывал через плечо, чтобы время от времени сказать «смотри!» или «вот это – такое нарочно не придумаешь!», и внимательно следил за лицом Шунсуя – что тот скажет?
- Мне кажется, если и тебе, и мне сказали об одном и том же, это все-таки капитанское дело. Я бы обязательно сходил туда лично.
Легкий всплеск в пруду, и еще. Поверхность пруда, обычно такая спокойная, рассыпалась солнечными бликами, режущими глаза. Ветер, который был едва заметен, вдруг налетел и спутал волосы, и тут же снова стало тихо. Очень тихо. И тревожно.
- Что бы мы не решили, а просто так оставлять это нельзя.

+2

5

На территорию района Куротсучи добрался быстро и с комфортом: в закрытой повозке, сопровождаемый львиной долей патрульного отряда. Правда уже на месте, когда эскорт почти добрался до чайного домика, отмеченного на карте как точка отсчёта и главный эпицентр аномалии, он разогнал ротозеев по рабочим местам и продолжил путь уже пешком. Возница, главным грузом которого было всевозможное оборудование, трусил сзади мрачно поскрипывающего зубами тайчо и старался лишний раз не привлекать к себе внимание даже позвякиванием.
В конце концов, ему не удалось проигнорировать чересчур уж явные сигналы и пришлось сюда явиться. Кто-то– необязательно пресловутые ёкаи – обязательно за это ответит.
Дорога к приметной резной крыше, возвышавшейся среди обычных жилых домиков, очевидно относилась к центральным. В самый разгар дня здесь яблоку негде было упасть, и разномастный поток душ сновал по мостовой во все стороны одновременно, чуть ли не закручивался спиралью, сохраняя некое подобие порядка в дикой воронке энтропии. Куротсучи редко появлялся в подотчётных Двенадцатому отряду районах без явной нужды, и здесь оказался впервые. Тем не менее, он легко бы поручился, что не остался ни неузнанным, ни тем более проигнорированным.
Маюри шёл по улицам Руконгая, и что-то выдавало в нём капитана Готей-13: то ли хаори на плечах, то ли тарантайка с отличительными знаками за спиной, то ли пульсирующая агрессивная аура и злобный взгляд, от которого бледнели и оседали на брусчатку встреченные лоб в лоб экземпляры.
Движение вокруг не прекратилось, но как будто на миг захлебнулось и булькнуло, разошлось в стороны подчинёнными чужой воле волнами. Часть душ врассыпную бросилась под укрытие стен, самые любопытные остались на почтительном расстоянии, а перед Куротсучи образовался широкий пустой коридор, по которому тот преспокойно добрался до нужного здания. У входа, перед едва открытыми воротами, его встретила высокая фигура в дорогом кимоно. Хозяйка – кто кроме неё? – держалась, вопреки обстоятельствам, прямо и с заметным достоинством; лишь судорожно сцепленные у пояса пальцы выдавали нервозность и толику страха перед внезапным гостем.
- Ваш визит – огромная честь для нас, Куротсучи-сама, - она, пожалуй, без лишних сомнений смогла бы простоять в поклоне до самого вечера.
По пути сюда Аоки снабдил капитана всей необходимой информацией, не умолчав и о том, что местные заведения пользовались популярностью у офицеров-шинигами самого высокого ранга не меньше, чем у обычных рядовых.  Но он-то приехал отнюдь не развлекаться! Чужое раболепие, разумеется, льстило, но забирало бесценное время.
- Выпрямись уже, - тонкая рука с фиолетовыми ногтями рассекла воздух не хуже иного занпакто. – Как тебя зовут?
- Кумико, Куротсучи-сама, - на него с опаской воззрились тёмные глаза в обрамлении веера ресниц. Как любая представительница профессии, хозяйка чайного домика не жалела белил для лица и рук (в этом они, пожалуй, могли бы даже посоревноваться). Однако даже краска не смогла полностью скрыть глубокие тёмные тени и морщины, преждевременные для молодой ещё женщины. Молодой, но достаточно умудрённой жизнью для того, чтобы не задавать лишних вопросов. С чего бы ещё джуунибантай-тайчо являться так внезапно, как не из-за необычного происшествия.
- Покажи мне, что осталось от тела. И по дороге ещё раз расскажи, что произошло, - произнося приказ, Маюри уже шагнул в узкий проём, чуть ли не задев плечом поспешно отпрянувшую Кумико.
С порога посетителю открывался живописный вид ухоженного сада, через который петляла широкая тропинка, настолько удобная, что по ней легко пробежался бы и древний старец. По пути к главному зданию дорожка разветвлялась то влево, то вправо, наводя на мысль об уединённых беседках у берегов искусственного пруда.
Местный «чайный домик» на поверку оказался средних размеров поместьем с многочисленным персоналом. Так же, как аборигены снаружи, его обитатели не спешили выходить навстречу «желанному гостю», хотя определить их местонахождение не составляло труда. Только одна крохотная фигура сопровождала их с хозяйкой от входа – краем глаза Куротсучи уловил силуэт малолетней девчонки в потёртом косодэ, но не стал даже спрашивать.  Та была в самом деле настолько маленькой и незначительной, что он мог бы сравнить её с некстати увязавшимся домашним животным.
- Её комната рядом с моими покоями, мы уже провели все обряды… - как будто эта информация могла быть кому-то полезной. Маюри не стал сразу призывать разговорившуюся женщину к порядку; та только-только пришла в себя и начала свободней дышать в его присутствии. Убитая принадлежала к строго просчитанному множеству обычных душ и, по идее, уже должна была полностью разложиться на частицы реяцу. Поэтому обо всех обстоятельствах придётся судить с чужих слов неполноценных свидетелей. Как же досадно.
- Это случилось поздно ночью, - сколько раз ей пришлось пересказывать одно и то же, чтобы довести речь до автоматизма?
– Я проснулась от грохота - будто бы кто-то за стеной колотил руками и ногами по полу. Ямако-сан не отвечала на вопросы, шум продолжался. Мы с девочками сломали задвижку и вошли как раз в тот момент, когда уже было всё кончено.  О, Куротсучи-сама, это невероятно! - надежда на то, что лишних слёз не будет, умерла вместе с глупой девицей из рассказа. Хозяйка продержалась ровно минуту перед тем, как разразиться глухим рыданием. – Она лежала у стены, а её шея была туго перетянута белой хлопковой лентой! Но, как только мы подбежали ближе, лента размоталась сама собой и вылетела в открытое окно! Наш дом стал прибежищем призраков!
Нет, терпеть подобное он обязан не был. Маюри мысленно досчитал до трёх, раздражённо выдохнул и отвесил женщине оплеуху. Так, слегка. Только для того, чтобы привести в чувство, а не выбивать зубы.
- Замолчи на секунду. От таких, как ты, начинает болеть голова.  Немедленно прекрати рыдать и продолжи уже без слёз, иначе пожалеешь. Какие призраки? Ты сама умерла много лет назад.

Отредактировано Kurotsuchi Mayuri (2018-08-11 11:11:02)

+3

6

Пожалуй, Кьёраку переборщил с иронией, и сожаление по этому поводу выразил грустной, но понимающей миной, немедля же. «Капитанским» дело могло стать в любой момент, когда им пожелает заняться капитан. И Укитаке прав, раз уж им двоим-обоим доложили об инциденте, то впору и задуматься… Джуширо-то – понятно почему, ведь пострадавшие территории прилегали к районам, находящимся в ведении джусанбантая, а Кьёраку – ну, у него личные причины.
«Как же жаль, Ямако-тян», - воспоминания об умелых ручках безвременно почившей девушки были самыми приятными. Но могли быть и еще смерти, а это, все же, опять же – расстраивало.
Саке опалово блеснуло на солнце, вновь полившись в пиалку, короткий порыв ветра тронул завязки каса.
- Ничего не поделаешь, да? – Кьёраку слегка сощурился на солнечную рябь на поверхности пруда, а затем залпом выпил содержимое пиалки. – Прогуляемся? – и, пожалуй, все же не стоит посвящать в это дело Нанао-тян. В личное, да-да – а то снова заладит что-то о дядюшкином «моральном облике»… и расстроится сильно, сердце же чувствительное, мягкое. Это у них семейное, можно сказать и так.


Хитросплетения улиц Руконгая Кьёраку нравились больше строгого однообразия Сейрейтея. Захочешь заблудиться – пожалуйста, а уж сколько приключений можно найти, при должном старании – м-м, как бы со счета не сбиться. Но не в этом районе, конечно же – тут все мирно, чисто, приятно и опрятно. Только люди взбудоражены – выглядели так, будто по улицам не так давно прокатилось какое-нибудь небольшое цунами. Дважды – причины этого стали ясны, когда духовного чувства коснулось ощущение знакомой реяцу, вспыльчивой и колючей, как и сам ее обладатель.
- О, Куротсучи-тайчо! – Кьёраку вынул руки из рукавов хаори, поднял ладонь. – Не ожидали вас тут встретить, - к хачибантай-тайчо уже так и подались, на полушаге замерев, зарёванные работницы чайного домика, едва только завидев знакомую шляпу и розовое кимоно, стоило обоим капитанам пройти чуть подальше вглубь просторного двора. Появились отовсюду, будто до этого прятались – встревоженные и многочисленные, надо отметить. Услуги здесь оказывались поистине разнообразные, так что с непривычки можно было и заплутать, но Кьёраку превосходно знал дорогу к массажной. И поистине, не ожидал увидеть здесь капитана Куротсучи.
- Кумико-сан, доброго денечка, - белила на щеке оками-сан, замечательной душевной доброты женщины, были смазаны, и дышала она со всхлипами и прерывисто. Эх, Куротсучи, кто же так обращается с женщинами? – ответ с кандзи «двенадцать» на спине стоял перед ним, несомненно, раздраженный вмешательством. Непрошеным? – но не поворачивать же уже. Он лучезарно улыбнулся капитану Двенадцатого отряда, и, сильно вдохнув, огляделся.
Если не считать беспорядка и сломанных перегородок в комнатке, то она все еще оставалась уютной – росписи на стенах, парочка икебан по углам – одна опрокинута, и уже увядшие синие ирисы среди тонких веточек бамбука лежали грустно, как смятые лоскутки. Смятый, свороченный на сторону футон, бледно-голубое шелковое кимоно с узорами, брошенное небрежно – так, чтобы, по идее, вызывать у клиента интерес, но на сей раз завлекать было некому.
- Славная была девушка, - вздохнул Кьёраку, и Кумико-сан ответила ему согласным всхлипом. – Так как, вы говорите, все обстояло? – позади пышных бедер оками-сан, облитых темно-фиолетовым с аистами шелком, шевельнулось что-то маленькое. Из-под прямой челки на него уставились два огромных тёмных глаза, крошечная лапка цеплялась за обломок сёдзи – настороженный зверек, ни дать ни взять.
- О, маленькая леди, здравствуй, - улыбнулся Кьёраку девочке. Та, к сожалению, съежилась от испуга еще больше, и ее можно было понять – с Ямако-онее-сан что-то случилось, тетя Кумико плачет, да еще и заявились разом трое взрослых мужчин. Один крикливый и зубастый, другой – здоровенный и бородатый, третий же…
- Укитаке, выручай, - он слегка подпихнул друга локтем в бок, и указал глазами на малышку. А сам обратился к джунибантай-тайчо:
- Куротсучи, какими судьбами? – вряд ли глубокоуважаемый капитан Двенадцатого Отряда решил получить сеанс массажа. Или два. Или просто заглянул приятно провести время за чайной церемонией. Да и близ ворот они с Укитаке видели повозку и бледного до цвета белил на лице своего капитана возницу. – Или произошедшее умудрилось заинтересовать собой Научно-Исследовательское бюро? – коли так, то дела обстоят куда серьезней, чем может показаться. Он повернул голову, вдруг ощутив едва заметное колебание духовной силы – словно сквознячок дернулся, мгновенно исчезнув затем.
- Знаю я одну девочку, которая тоже ой как любит играть в прятки, - пробормотал Кьёраку, вновь взглянув на Куротсучи. – Ты это тоже почувствовал, да? – и обвел глазами раскуроченную комнату. – Кто-то играет в привидения, а? – и замер, боковым зрением заметив в темном углу едва заметное шевеление. И сам шевельнул – пальцем.
«Бакудо 4».
- Хаинава! – искристая золотая молния метнулась в темноту, прожгла дырку в бумаге, и обхватила нечто, на первый взгляд показавшееся похожим на крысу. На поверку же…
- Это даже весело, - Кьёраку и рассмеялся, недоуменно несколько, глядя на дрыгающийся в путах заклинания старый потертый варадзи.

Отредактировано Kyoraku Shunsui (2018-08-11 12:30:14)

+2


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » Сказки о нечисти