о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищете хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• renji
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.
• byakuya
связь лс
капитан, нет, не очевидность, но назидательный взгляд и тяжелый банкай, потому что порядок должен быть в администрации.

автор недели //ALLAR LAVELLAN
Сам эльф больше склонялся ко мнению, что любых имеющих хотя бы каплю мозгов животных больше распугивает шум, который производит их отряд. Из всех, кого в Инквизиции называли теперь спутниками Вестника, разве что Солас понимал, что значит двигаться бесшумно. Но и одной только Кассандры хватило бы, чтобы разогнать всю окрестную живность...Читать

эпизод недели
SEVEN MINUTES TO MIDNIGHT//
Три одинаковые сестрички, которых по мере прочтения информации оказалось гораздо больше, тоже не особо заинтересовало Пьетро. Но Максимофф скучал. Вербовка счастливчиков в их тайную организацию тоже была закончена. А по телевизору показывали солянку из старых фильмов и очередное спасение Манхэттена Мстителями. В общем, Пьетро отчаянно нужно было пройтись и удержаться от мысли отловить какого-нибудь злодея и не заплатить ему за разбор одного бесполезного куска железа, явно застрахованного Старком...Читать

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста — выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да — это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни — накатим за его здоровье!

Hinamori Momo: Итак, я живу на Юни уже год. Может, больше, может, меньше — не суть. Просто мне хочется в который раз сказать, что этот форум стал для меня домом в первые же дни регистрации, и ничего не изменилось. На Юни действительно хочется заходить, хочется активничать там, вдохновляться играми и соигроками, брать твинков и наслаждаться жизнью. На Юни царит очень дружелюбная и приятная атмосфера, все люди там — добрые, все готовы общаться и играть, все — интересные и хорошие игроки, однако я не могу сказать, что на Юни собралась компания в том смысле, что других в нее не пускают. Согласитесь, бывает такое, когда сбивается основной костяк игроков и в этот коллектив трудно влиться новичку. На Юни этого нет! Вот правда, новенькие игроки легко смогут вписаться в компанию старожилов — вам тут и кофеньяка нальют, и пирожками угостят, и в игру затащат с порога. Отдельно хочу отметить работу администрации, которая действительно заботится об игроках и удобстве их обитания на форуме — я еще ни разу не встречала такой дружный, добрый, теплый и ответственный коллектив АМС, за что им огромная благодарность. За этот год я ни разу не усомнилась в том, что Юнирол — мой любимый форум среди всех остальных. Я рада, что стала частью этого чудесного места и знаю, что меня, как и всех остальных, там любят и ждут. "Дом никогда не бросает тех, кто взял и однажды поверил в Дом".

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Lara Croft: Я не умею писать большие отзывы и рецензии, каюсь, грешен. Но поделиться своими впечатлениями и эмоциями от этого проекта все же хотелось бы, скорее даже для себя, чем для кого-то. Это замечательный форум. Почему? Потому что он вернул меня обратно к ролевой жизни, куда я уже и не надеялась было вернуться никогда. На самом деле до Юни у меня все было сложно — то ли мне, как плохому танцору, все время казалось что форумы были какие-то не такие, то соигроки оказывались факапщиками, то ли я сам нигде не мог свою задницу пристроить ровно, потому что в ней торчало шило размером со шпиль Эмпайр-Стейт-Билдинг. Но после перерыва почти в год, когда я ограничился лишь написанием анкет и ливанием с форумов, попасть на Юни было просто чудом. Почему? А черт его знает, с первого взгляда все казалось таким же, как на других кроссоверах до этого, коих я сменила… по-моему, все, что есть в рунете. Все дело в людях. Скажу честно — они разные. Но в этом, наверное, и вся прелесть. Мне повезло найти на проекте человека, который стал моим хорошим другом. Даже двух таких людей, одного вообще в моем городе, так что кто знает — может и тот, кто прочитает мой отзыв, сможет потом найти себе доброго товарища на просторах Юни. Что же касается конкретно форума и что может быть интересно тому, что захочет присоединиться к проекту — форум живучий, развивающийся и очень активный. Народ играет и играет много, и не буду лукавить — сама я пишу в двадцать раз больше постов, чем писала до этого на своей ролевой памяти. Администрация честная, доброжелательная и отзывчивая. Флуд веселый и все, в принципе, относятся друг к другу хорошо без каких-либо подковерных войн. P.S. А нет, все-таки умею в простыни..))

Clara Oswald: Дорогие мои юнироловцы! В первую очередь команда АМС. Хочу в этом отзыве выразить свою огромную благодарность вам! Спасибо за то, что терпите меня, мои странные идеи, бесконечные смены ролей, уходы-приходы. Вы просто чудо! Вы самые терпеливые, понимающие и крутые! Я очень рада тому, что куда бы не заносил меня мой идиотизм, я все ровно возвращаюсь на Юни, потому что, видимо это судьба, и этот форум самый лучший. Не перестаю в этом убеждаться! Путь у вас всегда и все будет на высшем уровне!!! Отдельные приветы фандомам Волчонка и Доктора Кто, конечно же. Вы все чумовые ребята! Обожаю вас!!!

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniPORTAL » Холод


Холод

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Холод

И никого не стало.

http://s7.uploads.ru/t/OsISZ.gif http://sa.uploads.ru/t/o7Urz.gif
http://sh.uploads.ru/t/0SwXN.gif http://s5.uploads.ru/t/Cpblo.gif
http://sa.uploads.ru/t/oTVP0.gif http://s5.uploads.ru/t/Jfqzi.gif

антарктическая станция «Конкордия»
17 августа 2017 г.

Rowena MacLeod, Sergey Kostenko

[indent] Станция «Конкордия» находится дальше от цивилизации, чем Международная космическая станция на орбите Земли. До ближайшей базы – более пятисот километров. До большой земли – тысяча. На протяжении всей зимы солнце не встаёт здесь из-за горизонта, и ледяная пустыня вокруг погружена в непроглядный мрак.
[indent] Буровые установки учёных прошли уже три тысячи метров. Был подвергнут исследованиям слой льда возрастом в восемьсот тысяч лет. Древнее зло, веками спавшее в глубине, проснулось.
[indent] Странные сигналы со станции прекратились так же внезапно, как и начались. Ни один из тринадцати человек больше не подавал признаков жизни.
[indent] Сердце ледяной пустыни хранит множество тайн, и тот, кто пожелает их разгадать, может потерять не только рассудок, но и жизнь.

[icon]http://funkyimg.com/i/2JyGu.gif[/icon]

Отредактировано Sergey Kostenko (2018-09-28 15:45:54)

+2

2

[indent] Ледяная пустыня погружена в непроглядный мрак, и кажется, что со всех сторон их окружает лишь чернота бесконечной ночи. Кажется, что они летят в бездну, где нет ни верха, ни низа, ни дали, ни глубины.
[indent] Край земли. Антарктида.
[indent] «Ты ведь шутишь, правда?»
[indent] В руках у Клэр – плетёная корзинка с ещё тёплым имбирным печеньем, а в глазах – столько надежды и страха, что ответить отрицанием на эту её немую мольбу кажется невыносимой жестокостью. Сколько ещё он будет разбивать сердце, которое уже сгорело однажды в огне, отказавшись жить без него?
[indent] Но он должен. Он должен отправиться в сердце ледяной пустыни, где притаился один из тех цветков зла, которые он продолжает вырывать из земли уже четвёртый год. Портативный атомный реактор «Глобал Кинтек» – дьявольская машина, которая позволит распространиться по всему миру той безымянной силе, что пришла из-за границ и пределов мироздания. Они всё ещё называли её «Зоной» – и всё ещё не понимали, что она такое.
[indent] «Я вернусь».
[indent] Два слова падают в тишину залитой светом заходящего солнца кухни. За окном шелестит листва, и со двора доносится детский смех – но над крышами домов, на горизонте, уже собираются свинцово-серые тучи. Ночью будет гроза.
[indent] «Тогда ты тоже так говорил».
[indent] Она смотрит на него прямо, одновременно умоляя и осуждая, и в этом её «тогда» столько горечи и боли, что перед глазами тут же встают высокие окна, в которых отражается похожее на зарево взрыва заходящее солнце. Тогда она тоже не хотела его отпускать – а он всё твердил ей о долге, клятве и верности. Говорил, что любит. Обещал, что вернётся. А когда солнце зашло, настало 26 апреля 1986 года. День, когда он умер.
[indent] «Я не хочу снова оказаться на твоих похоронах».
[indent] Что и кому они сделали, в чём их вина, и отчего она так велика, что они обречены помнить всё? Почему кто-то решил, что они должны жизнь за жизнью приносить жертвы, даже не понимая, с чем они сражаются, и как им победить? Почему он помнит, как в цветущей Припяти, в которой никогда не взрывалась Чернобыльская АЭС, опускали в землю гроб с его телом? Почему помнит лицо Клэр? Почему чувствует то, что чувствовала она сама, когда ей казалось, что её тоже сейчас столкнут в разрытую могилу и засыплют землёй – а потом все уйдут и будут продолжать жить, пока она лежит там и задыхается, не живая и не мёртвая?
[indent] «Ты как будто отрубаешь головы гидры».
[indent] А они отрастают – снова и снова. Этой борьбе нет конца – до тех пор, пока их не остановит смерть. Пока не начнётся новый виток спирали.
[indent] Но Клэр была сильной. Гораздо сильнее, чем он. Она ждала его двадцать семь лет – в плену у силы, заставившей её пройти через ад. Она умерла – и воскресла. Но внутри неё что-то надломилось. Оборвалось. За эти долгие годы она не изменилась лишь внешне: казалось, такой он и увидел её в тот солнечный апрельский день, когда ему самому едва исполнилось двадцать восемь.
[indent] «Ты знаешь, что будет, если ты не вернёшься».
[indent] Он знает, что это не угроза – просто факт. Нет, на сей раз она не будет мстить, не уничтожит целую страну, превратив её в выжженную пустыню – но она не будет жить. Без него – не будет.
[indent] Она рисует на засыпанном – точно заснеженном – сахарной пудрой столе символ бесконечности. Всё повторяется.
[indent] Он не хотел уходить. Не хотел оставлять её одну. Скоро начнётся гроза – а она так их боится. Гром напоминает ей грохот взрыва, разорвавшего её тело на куски. Он должен остаться, должен быть рядом, должен утешить её и защитить. И должен идти – потому что на кону судьба всего мира. Не оттого ли кто-то неведомый выбрал именно его, что это и было его сутью – жажда спасать, защищать, оберегать? Но почему он вечно должен был выбирать между женщиной, которую любил всем своим существом – во всех жизнях и всех мирах – и всеми остальными?
[indent] Вопросы без ответов – вот уже четвёртый год. Раскинувшаяся где-то там, в непроглядном мраке ночи, ледяная пустыня – всего лишь ещё один из них. Что случилось на станции «Конкордия»? Почему перестали поступать сигналы? Почему ни один из тринадцати оставшихся на зимовку человек не подавал признаков жизни? Международный отряд уже созван и собран – но он прибудет сюда только через два дня, когда над вечными снегами впервые за четыре долгих месяца поднимется солнце. Сергей не хотел ждать – и не мог. Он не знал, запущен ли уже установленный на станции реактор – но, если да, то всё, что там случилось, и о чём ещё никто не знал, могло быть результатом вторжения Зоны. А значит – он должен оказаться там первым.
[indent] Так он покинул Москву – убаюканную вечерним августовским солнцем, застывшую на пороге грозы. Путь был долгим, и он очень устал: хотя он и выглядел по-прежнему много моложе своих лет, возраст всё-таки давал о себе знать. А ведь была ещё и бессонница, и вечно давящее чувство ответственности за всё и за всех, и бесконечное волнение за Клэр и за тех, кого он всё ещё звал по привычке «детьми». А ещё была охота – охота на гидру, распускающую свои щупальца-реакторы по всему миру, и охота на тварей, при свете дня и во мраке ночи рыщущих в поисках живой плоти и крови. А иногда – и души.
[indent] «Серёж, может, всё-таки возьмёшь с собой?»
[indent] В голосе Виктора слышатся просительные нотки: он вдвое моложе Сергея, но за годы службы многое уже повидал. Многое – но только не такое. И, как бы искренне он ни хотел помочь, поддержать – Сергей не даст, не позволит ему прикоснуться к этой тьме. Уж он-то знает: обратного пути не будет.
[indent] «Конкордия» встретила его тишиной – и незапертой дверью. Снаружи был настоящий ледяной ад: непроглядный мрак, кружащий колючие снежинки ветер и пронизывающий до костей холод. И молчание – тяжёлое молчание места, бесконечно оторванного от мира людей. Одиночество – лютое одиночество – словно сжало горло, не давая дышать – и сейчас ему было трудно поверить, что тот маленький уютный мирок, в котором осталась его Клэр, действительно существует.
[indent] Но это длилось лишь мгновение – а потом прошло. Он по-прежнему чувствовал её – чувствовал присутствие Клэр. Так было всегда с того дня, когда он встретил, нашёл её в этой жизни: связанные неведомой силой, они были вместе, даже если их разделяли тысячи земных миль. Родственные души. Близость, возведённая в абсолют.
[indent] Он закрыл дверь, отсекая холод и вой ветра: начиналась метель, которая, как говорили, продлится до рассвета – и потому его не смогут забрать отсюда раньше. Он откинул капюшон и опустил на пол тяжёлую сумку. Прислушался.
[indent] – Есть здесь кто-нибудь?
[indent] Сразу по-английски – русских здесь не было и нет. Удержавшись от того, чтобы прибавить к этому «живой», он повторил свой вопрос по-французски и по-немецки. Поднапрягшись – ещё и по-итальянски. Кажется, на этом лимит был исчерпан: учёные из стран, где говорят на других языках, здесь не работали.
[indent] Но в ответ на всё – тишина. Лишь мгновение спустя её нарушил лёгкий перестук, от которого по спине Сергея пробежал мороз. Перед глазами сразу же встала улица мёртвого города – и бредущая по ней собака. Окровавленная, грязная, свалявшаяся шерсть. Левое ухо порвано. Тело пронзает насквозь кусок арматуры. Белёсые глаза смотрят прямо в душу. Столько времени он провёл с ней, столько всего пережил – а привыкнуть так и не смог. Не до конца.
[indent] Но нет, нет – это не она. Была бы она – он бы почувствовал присутствие Зоны. Он обернулся, взглянул через плечо: пушистая хаски робко, боязливо выглядывала из-за угла.
[indent] – Иди, иди ко мне! – Сергей улыбнулся, присел рядом со своей сумкой, протянул в сторону собаки руку. Невольно вспомнилась Лада – теперь уже совсем большая овчарка, оставшаяся дома, с Клэр. Он всегда любил собак – а собаки любили его. Даже такие суровые с виду питомцы кинологов ластились к нему, словно маленькие щенки, в обход всех приличий и правил.
[indent] Чуть помедлив, собака подошла ближе, ткнулась острой мордочкой в протянутую ладонь. Под пушистой шерстью – ошейник. На нём – имя.
[indent] – Фанни, да? – Собака засопела, подошла ещё ближе, уткнулась мохнатым лбом в ворот куртки. – Хорошая девочка… Ну что ты так дрожишь? – Она и правда дрожала – мелко-мелко, как будто от холода или страха. Но что её испугало? То, из-за чего все его призывы остались без ответа?
[indent] Он поднялся на ноги, снова закинул на плечо сумку и шагнул в полумрак коридора. Здесь было почти темно – может, аварийное освещение? Фанни шла рядом: сначала – молча, потом – тихо, утробно зарычав. Она остановилась возле приоткрытой двери. Замерла.
[indent] Глядя на неё, хотелось тоже замереть – забиться в угол, свернуться в клубочек, затаить дыхание. Хотелось не знать, что там, за этой дверью – потому что так спокойнее. Потому что и без того уже слишком много ночных кошмаров. Но он умел переступать через страх. Через желание развернуться и убежать. Иначе не зашёл бы так далеко. Давно бы уже сгинул.
[indent] Сергей толкнул дверь – и сразу же отступил на шаг назад, уже готовый к тому, что кто-то – или что-то – может на него напасть. Наверное, давно пора было доставать оружие – но теперь он уже знал, что не каждую тварь можно убить обычным оружием. Вообще – не каждую тварь можно убить. Сначала нужно выяснить, с кем – с чем – имеешь дело. А просто люди… просто люди ему не страшны. Чаще всего – не страшны. Для того, чтобы справиться с ними, оружие ему нужно далеко не всегда.
[indent] Но никто не выскочил из-за двери, и никто на него не напал. Никто и не мог – потому что единственный обитатель комнаты был безнадёжно мёртв: лежал, растерзанный, разорванный в клочья, и в луже его крови отражался свет лихорадочно мигавшей под потолком лампы. Стол перевёрнут, бумаги разбросаны, у дальней двери – подобие баррикады. Красные струйки разбегаются по полу, расползаются, точно паутина. И надо всем – тишина, нарушаемая лишь доносящимся снаружи воем ветра и низким, утробным рычанием собаки.
[icon]http://funkyimg.com/i/2JyGu.gif[/icon]

Отредактировано Sergey Kostenko (2018-12-17 08:49:34)

+2

3

К сожалению, практика показывает, что ценность много на самом деле познаётся лишь с потерей его. Со временем в правдивости этого убеждается каждый, независимо от того, насколько свободным он является (или считает себя таковым)  от всех этих "глупых суждений". У Ровены Маклауд на протяжении всей её вечности было не так много вещей, которыми она по-настоящему дорожила, людей же было ещё меньше. Ведьме было нелегко перерезать глотку мальчику (теперь уже мужчине), которого она когда-то полюбила всем своим сердцем, но особого выбора у неё, увы, не было. К тому же, если подумать, то она своими руками лишилась единственной своей слабости, хотя... Нет, у неё же есть сын. Точнее, был.
Волею обстоятельств и жестокости Канисбея Ровена никогда не любила своего единственного ребёнка, лишившись всякой нежности к нему в тот самый момент, когда его отец бросил её, тогда ещё совсем юную девушку, в старом сарае на подстилке из гнилой соломы, и никогда больше не возвращался. Пав однажды жертвой собственной слабости, рыжая не захотела повтора и потому вырвала любовь к сыну из собственного сердца, оставив её три с лишним века назад в том же сарае.
Встретившись с сыном и узнав о том, что все знают его как Кроули – демона, продвинувшегося в карьерной лестнице до короля Ада, она не задумывалась о том, что косвенно могла стать причиной подобной... перемены. Всё, что она делала, было ради общего блага, даже показная неприязнь к собственному ребёнку: в конце концов, мир жесток. Да и они были слишком похожими, слишком... одинаковыми. А противоположности, как известно, отталкиваются. Единственный раз Фергюс заставил свою мать испытать боль – когда он привёл к ней Оскара, прознав всё же, кого любит Ровена. Ведьма не осталась в долгу, со временем не позволив сыну спасти своего внука. Он всё равно был не таким, как они, этого было не изменить, так зачем же лишать его веры в собственные идеалы? Зачем менять его судьбу? Руководствуясь собственными взглядами на ситуацию, Маклауд посчитала своё вмешательство закрытием всех возможных счетов. Никак не ожидая собственной гибели. Ещё и такой, после которой пришлось слишком долго восстанавливаться, а после узнать, что её единственный сын умер. Как такое вообще могло получиться? Погибнуть как герой...
Это ещё что за глупости? – Не без досады в очередной раз думает ведьма, как можно плотнее кутаясь в тёплую зимнюю куртку, в очередной раз не находя ответа на собственный вопрос. Между ними происходило всякое, но всё же Ровена с куда большей охотой предпочла бы сына, который будет ненавидеть её и жить, чем героя, погибшего ради всеобщего блага. Это ли не любовь? Та самая, в которой она отказывала своему ребёнку в детстве? Может так, а может...
Какая, собственно, разница? В любом случае я должна вернуть его и, раз уж раньше не сложилось, то сейчас рассказать о том, как плохо жертвовать собой ради других.
Попытки отыскать способ достижения цели в большинстве своём оказались безуспешными: везде, с какой стороны ни подходи, сплошная неудача, и в конечном итоге это привело к тому, что у Маклауд в наличии оказалось лишь две более-менее подходящих лазейки. Одна из них находилась под зорким вниманием братьев Винчестеров, являться которым ведьма пока ещё не хотела. Негоже вот так сразу "воскресать", мало ли какие неприятности могут обрушиться на её голову, а так считай возможность и отдохнуть, и морально подготовиться: над проникновенной речью там подумать...
Так что, недолго думая, Ровена выбрала вариант номер два, так называемый отдых. Если, конечно, можно считать таковым поездку на самый забытый край Земли. Вот что, что она может найти в проклятой Антарктиде? Ничего. Или наоборот? Пожалуй, именно эта неизвестность в сочетании со сменой обстановки и вытащила её из привычной зоны комфорта, явив взору женских глаз бесконечные снега безо всяких видимых признаков жизни.
Любопытно, живёт ли здесь хоть кто-нибудь? К примеру, шаман-отшельник с заклинанием, способным вернуть к жизни хоть самого Люцифера? Или гримуар, заброшенный своим владельцем в бесконечные снега, дабы он не попал в чужие руки...
Похоже, что нет... – Вздохнув, заключила Маклауд, продолжая свой путь и мечтая о самой захудалой лачуге, чтобы можно было остановиться и выпить чашку чая и заодно проверить, способен ли термос выстоять против такого мороза и сохранить тепло напитка.
Она шла ещё около десяти минут до тех пор, пока не наткнулась на заброшенное здание, оказавшееся антарктической станцией. Пусть не лачуга, но тоже подойдёт, в чём-то даже лучше, поэтому ведьма спокойно зашла внутрь, лишь тогда начав испытывать смутное подобие беспокойства.
Всё-таки изнутри это выглядит жутко. – Поймала себя рыжая, решив убраться отсюда сразу же после того, как с чаем будет покончено. – Хотя... Смертные часто суют свои носы в дела, которые для них не предназначены.
– Есть здесь кто-нибудь? – Нерешительно спросила Маклауд, сама толком не понимая, к кому обращаясь, после чего сделала несколько шагов по коридору, продолжая идти до тех пор, пока не нашла для себя новую причину остановиться. Пусть на неё и не неслась сломя голову стая волков, однако приглушённого рыка собаки оказалось достаточно для того, чтобы насторожиться и продолжить путь лишь после того, как приготовила в уме подходящее заклинание. Не важно, есть у этого животного хозяин или нет: если накинется, она заставит его подчиняться.
– О, видимо, не только меня привлекло это место, – тут же произнесла Ровена, обращаясь к стоявшему возле входа в какую-то комнату мужчине. – Вы тоже сюда зашли перерыв сделать? Или бурю переждать? Говорят, они здесь явление частое, хотя снаружи всё спокойно. – По крайней мере было. – Собака очаровательна, Ваша? – Очередной вопрос, после которого ведьма изволила спохватиться. – Что это я, совсем забыла о правилах приличия, хотя в таком месте не удивительно. Меня зовут Ровена, а... Что это там? – Задавая последний вопрос скорее в пустоту, чем незнакомцу, Маклауд осторожно заглянула внутрь помещения и увидела там растерзанное тело того, кто когда-то мог с гордостью называть себя человеком.
– Проклятье, – коротко и ёмко охарактеризовала своё впечатление женщина, – интересно, кто его так... Неужели здесь и правда корпели над разбором какой-нибудь проклятой книги? Всё загадочнее и загадочнее... Скажите, а Вы внутрь комнаты не заходили? Нет? Тогда позвольте мне, слишком уж... – Ведьма уже практически преодолела то короткое расстояние, которое отделяло её от трупа, когда собака, до недавних пор рычавшая неведомо на кого, повернула голову в сторону шотландки и обнажила два ряда белоснежных и острых клыков, которые вполне могут познакомиться с её одеждой и, что ещё хуже, ногой.
– Эй, ты чего? – Нервно усмехнувшись, спросила Ровена, снова повторив попытку оказаться в комнате и, завидев, что угроза в виде собачьей пасти более чем реальна, со вздохом отступила. – Никакой тяги к экспериментам, даже у животных. Разве так можно хоть что-нибудь узнать? Может, Вы попробуете туда зайти? Или можем пройти дальше... Вдруг там ещё есть кто-нибудь... живой?

+1

4

[indent] Есть одна короткая страшная история, состоящая всего из двух предложений: «Последний  человек на  Земле  сидел в  комнате в  полном  одиночестве. Раздался стук в дверь...» Здесь, на полностью отрезанной от мира антарктической станции, Сергей чувствовал себя тем самым «последним человеком» – пусть даже всё случилось по его воле, пусть даже он и сейчас ещё надеялся, что хоть кто-то мог выжить, пусть даже он знал, что весь остальной мир не мог просто исчезнуть… или мог? Ведь то время, когда он считал окружавшую его реальность незыблемой, нерушимой, подвластной лишь законам физического мира, давно прошло. И оттого, наверное, он вздрогнул всем телом, когда во вьюжную тишину станции упал женский голос, в точности повторивший его собственный вопрос.
[indent] Вопрос был совершенно естественным и очевидным – но что-то в нём всё равно смущало его. То, что он совпал слово в слово с его собственным? Ну и что с того? Да, фантомы Зоны любили такие штучки – но откуда им взяться здесь? Если бы реактор уже был запущен, и эта зараза распространялась по станции, он бы её почувствовал. Наверняка бы почувствовал.
[indent] Совпадение. Просто совпадение.
[indent] Фанни отвернулась от входа в комнату и напряжённо уставилась в полумрак коридора, из которого они пришли всего несколько минут назад. Теперь оттуда же явилась невысокая рыжеволосая женщина лет тридцати пяти. Явилась явно снаружи – и тут же начала говорить совершенно немыслимые вещи.
[indent] Судя по её словам, выходило, что она оказалась здесь по чистой случайности – просто зашла отдохнуть и укрыться от бури. Зашла. Случайно. На полярную станцию, которая находится дальше от цивилизации, чем Международная космическая станция на орбите Земли. Вот просто шла по Антарктиде на исходе полярной же ночи – и зашла. Более того, считала, что он тоже просто шёл мимо.
[indent] Малодушную мысль о том, что у леди может быть что-то не в порядке с головой, Сергей предпочёл отложить на дальнюю полку: в конце концов, не ему теперь судить о том, что такое «нормально». Он ведь был совершенно уверен в том, что не сошёл с ума – хотя кое-кому этого очень бы хотелось, – и всё же видел, как бродит по тёмным ночным коридорам главного управления задумчивая серая лошадь, которую он встречал прежде на мёртвых улицах Припяти. Без телеги с дровами, правда – но оно и понятно. Неудобно на поворотах, всё такое.
[indent] Граница между реальностью и тем, что существовало только в его сознании, давно уже стёрлась. Это было похоже на навязанную ему игру в «Pokemon GO», по которой дружно сходил с ума прошлым летом весь цивилизованный мир – вот только он своих «покемонов» видел без помощи камеры смартфона. Спасибо Зоне – простым смертным такая «дополненная реальность» и не снилась.
[indent] Вопрос, была ли назвавшаяся Ровеной рыжеволосая леди одним из «покемонов», отпал после того, как Фанни однозначно продемонстрировала, что она тоже её видит. Собака не может реагировать на то, что существует лишь в его сознании: в сущности, именно поэтому он и взял из приюта маленькую Ладу всего через несколько недель после своего достопамятного знакомства с Зоной. Он, правда, распространяться об этом не любил, уклончиво объясняя, что просто в юности у него тоже была овчарка, и вообще он всегда любил собак – но дело было, увы, не только в искренней привязанности.
[indent] – Сергей, – вежливо представился он, стараясь не думать о том, что, помимо странного поведения, у леди ещё и странное, старомодное даже, имя. И ярко выраженный шотландский акцент. Не будь у него за плечами этих трёх с половиной лет, полных мрака, ужаса и немыслимого абсурда, он бы точно взирал на неё сейчас с невыразимым удивлением, прикидывая, не мог ли перевернуться где-нибудь в районе Южного Полюса грузовик с сумасшедшими – но он бывал в прошлом, помнил собственные похороны и любил женщину, которая умерла тридцать лет назад в другом мире, и, тем не менее, была теперь жива и ждала его дома. Вполне достаточно для того, чтобы перестать удивляться вообще хоть чему-нибудь.
[indent] Странно и непонятно – это ещё не непостижимо.
[indent] – Спасибо, – всё так же вежливо поблагодарил он за «очаровательную собаку». – Теперь, видимо, моя. – Поздно, наверное, уже пытаться избавиться от привычки тащить домой осиротевших детей и зверей, превращая собственное жилище в смесь яслей и зоопарка. Сердобольная соседка Катерина любила повздыхать о том, что у него «золотое сердце и стальные нервы» – а он только улыбался, кивал и не говорил ни слова о том, что насчёт нервов он вовсе не уверен. – Её зовут Фанни.
[indent] Фанни недовольно засопела: кажется, Ровена ей чем-то не нравилась. Или, во всяком случае, вызывала у неё… подозрения? Опасения? Впору пожалеть, что с этой милой пушистой хаски не поговорить так, как с немёртвой припятской овчаркой. Собственно, потрясающий напор и невероятная уверенность в себе настораживали и Сергея: незнакомка так и рвалась к месту преступления, при виде которого многие барышни предпочли бы благоразумно упасть в обморок. Он уже почти всерьёз раздумывал, насколько велика вероятность того, что эта странная леди могла оказаться представительницей британских спецслужб, как вдруг в напряжённую тишину станции упали слова «проклятая книга» – и Сергей понял, что все его попытки уцепиться за реальность снова оказались тщетными.
[indent] – Так… Фанни, сидеть! – Он глубоко и устало вздохнул, словно всё происходящее успело немыслимо его утомить всего за несколько кратких мгновений. Собака нехотя уселась, продолжая внимательно следить за рыжеволосой женщиной. Сергей стащил с плеча казавшуюся теперь неподъёмной сумку, опустил её на пол, расстегнул боковой карман и вытащил большой фонарь. Снова вздохнул и вошёл в разорённую комнату.
[indent] – Непохоже, чтобы это сделали собаки, – заключил он после минутного осмотра тела. Выглядело ужасно, но он видал и похуже. – Думаю, часов десять уже прошло. – Поднявшись на ноги, он обошёл по дуге баррикаду у дальней двери и чуть нервным движением расстегнул ворот куртки. – Что бы его ни убило, оно явно ворвалось через ту дверь, пока он пытался заблокировать эту. И я не уверен, что встреча с кем-нибудь живым принесёт нам много радости.
[indent] Аккуратно обогнув лужу крови, Сергей вернулся к двери и выглянул в коридор, замерев на мгновение и прислушавшись к вою ветра снаружи. Как будто бы тихо. Обманчиво тихо. Опустив фонарь, он повернулся к Ровене и совершенно будничным тоном спросил:
[indent] – А можно поподробнее с того места, где про разбор «проклятой книги»?
[indent] Нет, он не сошёл с ума – просто весь этот мир был безумен с самого своего сотворения.
[icon]http://funkyimg.com/i/2JyGu.gif[/icon]

0


Вы здесь » uniROLE » uniPORTAL » Холод