о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищите хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• rangiku
связь id415234701
пасет людей, котят, админов и заблудших лисов, бухая днями напролёт. шипперит все что движется, а что не движется, сама двигает и шипперит насильно, позабыв о своей работе.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• renji
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.

автор недели YAMAMOTO TAKESHI

Внизу его ждёт отец. Он присутствовал на официальной части, а на праздничную, конечно же, не пойдёт. Но он хочет проводить сына, предварительно его засмущав, разумеется. Старик называет его красавцем и обещает, что все девушки будут его, после чего оба громко смеются — Ямамото даже идёт один, ясно же, что для него это совсем неважно. Затем старик просит его повеселиться, а перед самим уходом сына добавляет вслед, что гордится. Такеши даже замер на секунду, обернувшись. Знал, что момент тронул не только его, но и отца. Они не говорят об этом больше, но решение уехать в Италию висит над ними неразрешенным напряжением. Но он улыбается, говорит, что и он тоже гордится отцом, после чего уходит... Читать

TRUST ME, I'M...

Джек верил в то, что работу профессионала видно сразу. Это было похоже на работу старой школы. Живописцев, мастеров, которые смогли увековечить свои имена лишь парой полотен. Мужчина представился и нельзя было уловить фальшь либо что — то иное в чётко построенных фразах. Сейчас Джек мог вспомнить, почему и точнее чем ему нравилась Япония. Она нравилась ему неторопливостью и некоторой скудностью фраз. Словами которые тем не менее выражали больше смысла, чем обычный поток слов...Читать

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста – выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да – это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни – накатим за его здоровье!

Molly Hooper: Буду краток - хороший, уютный, активный форум. Кхм. Теперь речь *достала большой свиток*. Прошло уже месяца два, наверное, как я здесь обитаю. Началось все с банального желания поиграть давним персом. Вакансий на тематических не было, и я рискнула пойти на кроссы. Почему "рискнула", спросите вы? Потому что предыдущие мои попытки играть на кроссах были до того печальны, что я зареклась. Обходила десятой дорогой. Написала заявку, откликнулись люди, на двух не сложилось по разным причинам, пошла на Юни. И знаете что? Мне очень нравится это место. Доброжелательная, ненавязчивая администрация. Никто не бомбит настойчивыми просьботребованиями каких-то игр, и тому подобного. Флуд не натужный, а естественный, есть у людей настрой - они флудят. Нет - играют. Обсуждения игры не похожи на бессмысленные километровые чатики ни о чем, это действительно обсуждения игры. У народа есть игровые идеи. Есть игра. Есть отличный уровень постов, на которые хочется отвечать. Никто никого не уговаривает играть, предлагают друг другу сами. Как часто приходишь на форум и видишь обратное - когда играют только свои со своими, какие-то междусобойчики глупые. Здесь этого нет. Люди пришли играть, и они играют. В общем, охать и ахать в восторгах - не мой конек, а скажу, что здесь просто хорошо и уютно. Спасибо, ребята.

Pietro Maximoff: Вот и настало мое время сказать пару-тройку теплых слов о нашем любимом Юни. Форум изначально привлек своей немногочисленностью и теплой, ламповой атмосферой. Скажу честно - в то время мне просто хотелось покоя и уюта, и я пришел на Юни с товарищем, надеясь обрести все сказанное ранее там. И действительно - форум оказался весьма уютным, теплым и домашним. Я предложил девочкам-администраторам свои услуги и они взяли меня под крыло, и могу честно сказать - это самый лучший коллектив, в котором мне когда-либо доводилось состоять. Никогда никто не идет против воли игроков, всегда прислушиваются к каждому мнению. Конечно, я прекрасно понимаю, что всем угодить невозможно, но то, что большинство понимает и принимает все, что мы пытаемся донести до народа, радует. На Юни приходишь отдохнуть после трудовых будней и знаешь, что там все твои любимые и дорогие тебе люди. Что ребята-игроки любой кипишь поддержат, любую затею. Никто не сидит по уголкам, все ходят друг к другу "в гости" и это радует. Меня лично радует возможность вносить свою лепту в наш общий труд для процветания форума. стараться на благо игроков. На форуме всегда царит веселая и теплая атмосфера, тут уже с порга становишься "своим". Будто тебя знают уже лет сто, разве это не здорово? На других форумах, к сожалению, мне доводилось встречаться с полнейшим игнором новеньких, грубостью и хамством, но тут такого нет - и в этом я честен.Спокойно, уютно по-домашнему. Тут рады каждому, а большинство даже самых безумных сюжетов - отыгрывается с большой охотой. Отдельно о каждом говорить нет смысла, потому что все, кто с нами - уже мною любим. Просто на Юни отдыхаешь душой, когда не торчишь перманентно посты Боромиру ;)

Carver Hawke: Хотите выпить, но никто не поддерживает подобную идею? У вас накопилось много не отыгранных сюжетов и идей в голове? Вы хотите поиграть по своему любимому фандому, но все ролевые закрылись? Вы боитесь, что на кроссе будете не нужны и не найдете себя? Что же, тогда, Добро Пожаловать на Юни! С первой же секунды "залета" на этот кросс, вы не будете себя чувствовать ненужным или брошенным! Перед Вами откроется новый мир вашей фантазии и фантазии ваших новых соигроков. Здесь все не просто семья, мы - собутыльники, братья, сестры и просто большая группа своеобразных ребят, готовые повеселиться даже с теми, чьи фандомы видим впервые. Здесь Вы сможете отыграть все, что угодно! Можете быть кем угодно, когда угодно, а главное с кем угодно! Конечно, не могу пройти мимо шикарного дизайна, который не может не радовать глаз. АМС - это не зазнающаяся "шайка", якобы всемогущих людей, а прекрасные игроки, которые заслуживают похвалы и уважения в свой адрес за идею, оформление, организованность и собранность. Здесь никто не будет Вас пинать или гнать палками в игру. Все понимающие, позитивные, а самое главное ОФИГЕННЫЕ ребята, которые не заставят Вас скучать. Мало того, когда накатывает депрессия и Вы приходите на форум, Ваше настроение повышается на +100500. Вы научитесь орать, веселиться и никогда не грустить, Вам просто не дадут этого сделать. В общем, ждем всех и с радостью!

Carver Hawke: На самом деле, я уже оставлял отзыв в ТОПе, но с удовольствием сделаю это еще раз. [Если, конечно, никто не против, что меня так много здесь]. Как человек, я слегка "тормоз" - это мягко сказать - а потому, грубо говоря, сейчас, я просто плюсую к своим предыдущим словам дополнения. Просто, от души, хочу сказать спасибо всем за то, что не только здесь прекрасные игроки, хорошие люди и дорогие амс, но и понимающие личности, которые помогают вам, поддерживают вас и всегда выслушат - простят - поймут. Спасибо огромное, Юни. (Жаль, что реал очень часто забирает в свои объятия, но даже после долгого отсутствия сюда возвращаешься, как домой :3) Но, на самом деле, я просто хотел дополнить предыдущую речь незатейливым стишком (ну, я же не могу не включить своего "безумного" недопоэта х)). Что такое Юни? Поясню в словах. Юни – это счастье, радость на устах! Юни – это дом твой и семья кругом. Юни – это выпивка, безумство за столом! Хочешь ты быть гномом, хочешь быть котом? Приходи на Юни, встретят хоть бомжом! Тут нальют и выпить, и накатят все! Ведь пришел сюда ты, словно по судьбе! Здесь тебе подскажут, проведут на путь, Будут веселиться, не дадут заснуть. Здесь посты прекрасны, игроки – мечта! И дизайн тут классный, ну просто красота! Приходи на Юни, мы уж заждались, Выпивка, вон, стынет, приди сюда, влюбись! Здесь так много радости, ну же, будь смелей! Проходи в гостиную! С Юни веселей!!! Приходите, занимайте любые роли, веселитесь и помните, здесь никому не дадут скучать, грустить и уж тем более сидеть в стороне без игры! :3

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » мороз по коже;


мороз по коже;

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s8.uploads.ru/8aJDE.png


http://s9.uploads.ru/qvO8r.png

Краткое содержание:
Он ещё не сломлен до конца, и это прекрасно. У него задание - подготовить лучшую У Джеймса Барнса мало воспоминаний о прошлой жизни, но он в них особо и не нуждается, направляя дуло пистолета в сторону мишени и нажимая на крючок, не глядя в сторону соломенного пугала.
Точно в цель. Десять из десяти. И девочки-ученицы из Академии Красной Комнаты замирают в восхищении.
Она тоже.

http://s7.uploads.ru/pgaEB.png

[nick]Natalia Romanova[/nick][status]научи меня быть[/status][icon]http://sd.uploads.ru/oAIUK.jpg[/icon][sign]http://sa.uploads.ru/nzqgu.jpg[/sign][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>наталья романова</a></b> <sup>20</sup><br>начинающая шпионка, ученица Академии Красной Комнаты, своенравная русская выскочка<br><center>[/lz][fan]marvel[/fan]

Отредактировано Natalia Romanova (2018-05-09 14:06:04)

+2

2

—  Недостаточно научиться стрелять по неподвижным мишеням в тишине и безопасности учебного помещения, — говорит Солдат и отворачивается от стоящих позади него учениц. Кто-то из них даже умудряется тихо переговариваться. Наивные, думают, что я не услышу, но им же хуже. Его голова сейчас повернута вправо в сторону цели. Дыхание привычно замедляется, а голос становится резче. — В боевых условиях вам потребуется умение поражать не только неподвижные, но и появляющиеся, движущиеся цели, — раздается выстрел и одна из мишеней покачивается продырявленная точно в центре. Зимний быстрым движением меняет позу на зеркальную, перебрасывая пистолет в металлические пальцы, которые давно уже научился контролировать как живые. — Разные дистанции, разные положения, зачастую совсем не такие удобные и правильные. Придется стрелять в движении, в различных погодных условиях, но самое главное. У вас будет всего несколько секунд на то, чтобы опередить противника и не сдохнуть.
Череда выстрелов, ни одна из мишеней больше не колышется и только та, продырявленная, теперь красуется дырой размером с рублевую монету.
Девушки начали учиться стрелять в его отсутствие, по крайней мере именно об этом сообщает ему Пчелинцев. Никто не оправдывается перед ним, а он и не думает требовать от начальства объяснений. Он просто отдает команду о начале и смотрит, отойдя в сторону. Одна никак не может справиться с магазином, то ли оружие бракованное попалось, то ли силенок не хватает. До винтовок не доживет, думает Зимний и цепко высматривает прочие проблемы. Другая неправильно ставит ноги, неустойчива, у третьей излишне напряженна спина, недолговечна, четвертая совсем не следит за дулом заряженного пистолета, неблагонадежна. Солдату не сообщили кто обучал девчонок пока его не было. «Лишняя информация», «не имеет отношения к заданию», но те осколки сознания сержанта Барнса, что пока сохранились в нем, желают этому человеку смерти. Долгой и мучительной. Примерно такой, на которую готовы обречь юных вдов.
Стоп, — все они реагируют на приказ мгновенно. Хоть что-то, думает Зимний. Послушание должно быть вбито на уровне рефлексов. — Отставить этот цирк. Оружие в сторону. Завтра начнем все с начала и чтобы я больше не видел как вы наводите дуло друг на друга. Без приказа. Разминайтесь. Спарринг со мной. У каждой.
Под конец в его речи все больше пауз. В каждой из них перед глазами Солдата возникает картинка из прошлого. Хилого вида блондин и рука Зимнего на его плече. Кажется, он не хотел его убивать. Шум ветра, стук колес и звуки выстрелов. Долгое падение, холод и боль пронзающая позвоночник раскаленной иглой. Фантомная боль, которая заставляет его замереть, уставиться на оружие в своих руках и сделать несколько глубоких вдохов. За все время нахождения в Красной Комнате его не обнуляли ни разу. У него была четкая миссия и практически полная свобода действий. Результаты начальство устраивали, но кто-то решил, что этого мало. Оружие не должно находиться в кобуре. Устранить явных противников режима. Обставить все как несчастный случай. Не оставлять следов. Ничего проще и быть не может. Только вот сверху решили, что удержать в голове два задания Солдат не в состоянии, а значит требуется обнуление. Желательно до и после.
До отъезда в Волгоград все прошло как надо. «Здравствуй, Солдат — жду ваших приказаний», а вот по возвращению что-то не заладилось. Перебои с электричеством, сломанная рука врача и кажется пара новых шрамов от пулевых ранений. Вскоре от них не останется и следа. Как и от ярости затопившей сознание и сбитой только большим напором холодной воды. Кустарные методы иногда самые лучшие.
Он методично проверяет исправность пистолетов, одного за другим. Накатывающие волнами мысли вперемешку с совсем уж дикими воспоминаниями (блондин, виденный раннее, выглядит еще мельче, он весь горит, кашляет и жадно хватает ртом воздух, Солдат кладет влажную тряпку ему на лоб) ничуть не мешают, только раздражают. У Зимнего есть система, четкий порядок действий, ему не положено думать о чем-то, что к заданию не относится, не положено и вспоминать. Им не залезть в его голову настолько глубоко, чтобы узнать об этом проступке, но он слишком хорошо выдрессирован. Или слишком плохо.
Ни один бой не длится достаточно долгое время, чтобы собрать зрителей. Ни один, кроме того, что происходит между Солдатом и Романовой. Он оставлял ее на конец, будто надеялся, что общепризнанная лучшая сможет удивить его. У нее почти получается, по крайней мере она держится дольше других, в ее глазах не видно страха. Она движется быстро и уверенно, но этого недостаточно. Зимний захватывает ее правую руку за верхнюю часть плеча изнутри, металлические пальцы смыкаются на запястье снаружи. Он делает резкий рывок на себя, выводя девушку из равновесия. Быстро зацепляет правой ногой одноименную ногу противницы и тянет ее к себе, одновременно с этим отталкивая от себя ее корпус, крепче сжимая девичью руку. Точно останутся синяки, успевает подумать Солдат, прежде чем сбивает Наташу с ног сильным толчком правым плечом в грудь, поднимая ее ногу еще выше. Толкни он ее левым — точно бы сломал что-то. Зимний направляет падение ученицы спиной на маты, наваливаясь сверху и не распуская захватов, прижимает ее к гладкой кроваво красной поверхности. Его колени упираются по обе стороны от ее головы, зажав разметавшиеся в стороны рыжие волосы. Пятой точкой он чувствует, как от участившегося дыхания вздымается ее грудь. Это заставляет тело реагировать совершенно непрофессионально. В тренировочном зале подозрительно тихо. Обводит обступивших их кругом притихших учениц тяжелым взглядом из под упавших на глаза волос, пальцы левой руки сжимаются еще сильнее, хотя это уже и не нужно.
Тренировка окончена. Все свободны, — Зимний поднимается одним рывком, делая пару шагов назад и теперь глядя исключительно на поверженную девушку. — Романова, останься, — и после короткой паузы, слыша, что никто так и не сдвинулся с места. — Вы еще здесь?
В голосе проявляется раздражение, тщательно сдерживаемое на протяжении нескольких часов. Он знает, что его злости боятся. Зал пустеет очень быстро, на оставшуюся Наташу кидают недоуменные, сочувствующие и даже завистливые взгляды. Идиотизм какой-то.
Солдат скрещивает руки на груди и смотрит. Стоит и смотрит на свою ученицу. Ее еще многому предстоит научить. Слишком многому.

+2

3

https://78.media.tumblr.com/ad49262d8594bc636a8c8dfe5fd77881/tumblr_o9d5x8RbxN1uxfmh2o1_1280.jpg

I'm nuts, baby, I'm mad,
The craziest friend that you've ever had

[indent]Академия Красной Комнаты – это обман и ложь, но Наташа не знает об этом, а потому уверена – ей удастся отомстить за смерть мужа. Вдова, как она есть. Наташа едва ли не единственная, кто может оправдать своей печальной историей наименование очередного проекта Академии – «Чёрная Вдова». И её почти выворачивает от соперниц-конкуренток. Нет, у Натальи нет друзей, напарниц или приятельниц. Всё сама. От самого начала и до победного конца. Она здесь с целью; она прогибается, потому что знает – без этого не будет результата. И, чёрт возьми, Романова хочет быть лучшей во всём. Ей есть к чему стремиться. Поэтому она ждёт первой тренировки с Зимним Солдатом как Нового Года. Ей удалось подслушать, что он лучший в своём деле, идеальная боевая единица, а Наташа одна из тех, кто любит учиться, впитывать в себя знания как губка.


[indent]У Зимнего Солдата – Джеймса Барнса – очень красивый голос. И особенно он прекрасен в те мгновения, когда Джеймс отдаёт приказы, что происходит почти каждое мгновение тренировки. И девушки, которые в будущем либо станут смертельным оружием, либо умрут, получают откровенное удовольствие, любуясь крепким телосложением нового преподавателя. Нет, все они беспрекословно подчиняются его приказам, и Наташа тоже, но всё-таки не засмотреться на упругую задницу просто невозможно. Романова цепляет себя на мысли, что тоже смотрит на ровный рельеф мышц под простой черной футболкой, что так выгодно подчеркивает мощь наставника. «Я здесь не за этим». И данная мысль действительно трезвит Романову.
[indent]Эти тренировки с Джеймсом были чертовски хороши. После каждой такой у Наташи складывалось впечатление, что её мышцы буквально плавили в железе. Конечно, синяков, вывихов и переломов никто не отменял, но всё это обычно заживало быстро и не вредило тренировкам. Наташа, по крайней мере, ещё ни разу себе ничего не сломала, действуя аккуратно и осторожно. Не зря её называли лучшей. Директриса выделяла в ней исключительные способности приспосабливаться; конкурентки смотрели с завистью. Если где-то Наташа и могла почувствовать себя несовершенной, так это на занятиях с Зимним Солдатом, ибо при нём делать всё идеально банально не получалось.
[indent]Впрочем, его забрали. На несколько дней их «учитель» покинул стены Академии без объяснения причины. Пришёл Иван Безухов и сказал, что какое-то время у них будет другой педагог по военному делу. Наташа хотела было задать Ивану несколько вопросов, но сдержалась. Никто не разрешал ей открывать рот, пусть у неё с Иваном и были весьма тесные отношения, которые тянулись ещё с тех времен, когда Наташа была замужем. Безухов был старше по званию, а значит Романова не имела никакого права вступать с ним в полноценный диалог. Из неё готовили идеального солдата, и Нат хотела им стать, чтобы иметь достаточно силы и выносливости, чтобы отомстить всем тем, кто заставил её страдать.


[indent]Барнс вернулся почти через неделю. К этому моменту Романова уже успела подержать оружие в руках. Иван и раньше ей давал пистолеты, но не для того, чтобы стрелять из них. Чаще Таша просто меняла местами магазины. Лишь поэтому у неё не было никаких проблем с тем, чтобы собрать и разобрать то, что ей дали. Во время отсутствия Солдата их тренировали. Простенькие мишени на не самое дальнее расстояние. Толком не объяснив теорию, девочек отправили на практику. Надо ли говорить о том, что результаты были…так себе? Нет, даже не так. Всё было из рук вон плохо. Таша могла засадить в мишень три из десяти выстрелов. Чаще всего это был первый, третий и восьмой. Романова не особо переживала за результат, который может показать перед Барнсом. Девушка была уверена, что у неё получится с первого раза попасть в цель.
[indent]И Зимний заставил их стрелять, но сначала показал свой личный мастер-класс. Наташа поджимает губы, когда видит, насколько Зимний Солдат хорош. «Я должна быть лучше». И Романова хватается за пистолет, после чего терпеливо дожидается своей очереди, потому что хочет поразить своего наставника. Нет, у Наташи к нему нет никакого влечения. Она просто всё ещё хочет быть самой выдающейся студенткой. Джеймс Барнс недоволен тем, что видит. Наверняка он считает, что ему сбросили каких-то неучей, но всё-таки на молоденьких учениц он не срывается. Наверное, проклинает того, кто учил девочек держать пистолет во время его отсутствия. Трудно найти учителя лучше Джеймса Барнса, так что теперь Таша думает, что начальство просто ждало того момента, когда у Зимнего появится окно в расписании, чтобы вручить его девочкам в качестве образцового примера для подражания. Никто из учениц, конечно же, не знал про программу обнуления и все те пытки, через которые Барнсу пришлось пройти, но оно и к лучшему. Машиной для убийств девочки должны были стать по собственному желанию, иначе не было никакого смысла в этом проекте.
[indent]Наташе хочется нажать на спусковой крючок, и она делает это. Мимо. Романова замирает, ошарашенная собственным провалом. Кто-то из девочек за спиной неприятно хихикает. Нат четко слышит что-то из разряда «Вот и выяснили, в чём она плоха». Наташу стыд пробирает до костей, и плевать, что почти ни одна из девочек не справилась. Плевать на всё и всех. Сейчас именно она лажанулась перед Зимним Солдатом. И тут он отдаёт новый приказ, и Наталья почти зло отбрасывает пистолет в сторону. У неё не должно быть никаких эмоций на лице, но те пробиваются через плотно сжатые губы, пока все девочки с восхищением смотрят на своего «педагога», открыв алые рты в предвкушении спарринга.
[indent]Он вызывал их сам. Называл имена, и девочки, одна за одной, выходили на маты, занимая боевую позицию. Таша стояла дальше всех, внимательно наблюдая за происходящем. И злилась. Господи, ярость буквально заставляла кипеть каждую клеточку тела. Кажется, Романова даже начала дышать глубже, неосознанно то сжимая, то разжимая кулаки. Злилась она преимущественно на себя, а также на своих соперниц и невозмутимого Зимнего, который заваливал учениц на маты, словно те вообще ничего не весили. Сколько длился самый долгий бой? Семнадцать секунд, кажется. Наташа пыталась засекаться, чтобы отвлечься от кровавой ярости, что застилала глаза.
[indent]Когда Наташа слышит свою фамилию, то ей не остаётся ничего другого, кроме как выйти на спарринг и сделать всё, на что она только может быть сейчас способна. Злость – это прекрасно, когда речь касается борьбы. И, кажется, именно она делает из Романовой ту самую ученицу, которая способна продержаться дольше всех остальных. Но злость не позволяет думать головой на все сто процентов, и слепая ярость заставляет Наташу пропустить тот момент захвата, когда сделать уже ничего нельзя. Всё происходит неоправданно быстро. И если бы Таша была более наивной, то ударила бы рукой по матам, сказав, что это не честно. Но она не маленькая девочка, поэтому она молча смотрит на своего «учителя», лежа под ним. Поза крайне неудобная, но здесь Наташа уже давно научилась не стыдиться своего положения. И всё-таки… Зимний, упирающийся коленями в маты по обе стороны её головы, почти прижимается своим достоинством к её лицу, надавливая пятой точкой на грудь. Романова тяжело дышит и чуть жмурится, когда железные пальцы сжимают её крепче без особой необходимости. Он выиграл, взял сейчас первенство. Так к чему этот садизм?
[indent]Следующие слова Романова слышит словно через толщу воды. Тренировка заканчивается, а она всё ещё лежит на матах и смотрит в пустой потолок. Дыхание приходит в норму медленно, почти неторопливо. Таша поворачивает голову и видит, что её соперницы всё ещё стоят на месте, словно не собираются никуда без неё уходить. «Боитесь оставить меня с ним один на один?». В любом случае Романова чувствует какое-то всеобщее облегчение, когда садится на мате. Впрочем, длится оно недолго. Ровно до того момента, пока Зимний не приказывает Наташе остаться. Кровь снова начинает закипать в жилах, и Таша не может это объяснить. В глазах кого-то из хрупких девочек паника, кто-то пылает завистью. «А сколько вы готовы отдать за несколько лишних минут тет-а-тет с Джеймсом Барнсом?». У Наташи не было валюты, которой она могла бы расплатиться за такое вот повышенное внимание к своей персоне. Он почти рычит, и девочки одна за одной комнату покидают. Таша провожает их тяжелым взглядом, но подниматься на ноги не спешит.
[indent]Джеймс складывает руки на груди, делает два шага в сторону и смотрит. Бога ради, зачем он так смотрит? Хотя Наташа знает, зачем. Всё дело в ответной реакции. После того, как он завалил её на кроваво-красные маты, она просто не может не ответить ему той же монетой. Поэтому Романова поднимается на ноги, деловито отряхивая зад от несуществующей пыли. Наташа молчит, потому что не уверена, что здесь вообще что-то нужно говорить, но и стоять без дела не получается. Они оба знают, почему он оставил её. «Тренировка закончена для всех, но не для меня, да?».
[indent]Романова бросается на Зимнего так, словно это он причина всех её несчастий. Она не особо следит за тем, как атакует его. Скорее действует на голых рефлексах. Даже тупой олень бы понял, что Наташа не сможет справиться с Зимним Солдатом, если он сам не позволит. Хотя бы потому, что он не совсем обычный человек. Наташу пока не пропускали через сыворотку. Её это ждёт только в том случае, если она с блеском закончит Академию, а до этого…
[indent]Они как-то неправильно прижимаются друг другу. Таша понимает это немного запоздало. Где-то на задворках сознания бьётся мысль, что они что-то делают не так. «Он поддаётся?». И это снова злит Романову. Просто доводит до бешенства. При желании Джеймс способен схватить Наташу за холку, как это делают с непослушными котятами, и грубо вжать в мат, показывая её место, но он не делает ничего такого, позволяя девушке демонстрировать свои способности. А Наташа старается, чёрт возьми. Как же отчаянно она старается победить там, где это не представляется возможным.
[indent]‒ Я усвоила урок, сэр? ‒ она срывается на хриплое рычание, когда они снова валятся на маты. Романова не может прижать Зимнего к полу собой хотя бы по той причине, что у них совершенно разная весовая категория. «Точно поддался». Она низко наклоняется к нему, дышит сбито, обхватывая коленями чужие бока. Он может сбросить с себя русскую одним лёгким движением стальной руки, которая является поводом для женских сплетен. Наташа также хочет спросить «Почему я?», но ей кажется, что она знает ответ. Просто Наташа лучшая. И, возможно, Барнс может сделать её единственной, кто заслуживает дойти обучение до конца.

[nick]Natalia Romanova[/nick][status]научи меня быть[/status][icon]http://sd.uploads.ru/oAIUK.jpg[/icon][sign]http://sa.uploads.ru/nzqgu.jpg[/sign][lz]<center><b><a href="http://unirole.rusff.ru/viewtopic.php?id=770#p58569" class="link3";>наталья романова</a></b> <sup>20</sup><br>начинающая шпионка, ученица Академии Красной Комнаты, своенравная русская выскочка<br><center>[/lz][fan]marvel[/fan]

Отредактировано Natalia Romanova (2018-05-12 15:46:17)

+1

4

Контроль. Что-то, что большинство воспринимает как должное, ибо обычно у людей не отнимают его полностью. Определенные обстоятельства, конечно, заставляют делать нежеланные вещи, но что-то всегда остаётся. Возможность выбрать, что надеть с утра, что съесть перед работой и куда пойти после. «Без самоконтроля разум погружается в хаос». Маленьких девочек, юных девушек и зрелых женщин содержат в одинаковых условиях. У них строгий режим, надзиратели свыше и на каждую из них уже сделаны ставки. При этом, они всё ещё остаются людьми. Зимний давно успел позабыть, что это такое, быть человеком. Точно так же как он позабыл чувство страха, что такое надежда на лучшее будущее и человеческое тепло. Оружию это ни к чему. Не имея контроля над собственной жизнью, он может похвастаться тем, что недоступно большинству. Цель. У Солдата есть цель. Его миссия. Жизнь (или все таки существование?) оказывается наполненной смыслом.


Дисциплина — строгая. В постель учениц отправляют в восемь вечера, поднимают в шесть, если, конечно, не происходят незапланированные ночные учения, очередная проверка на прочность и умение приспосабливаться. Приемы пищи в семь утра, двенадцать дня и семь вечера. Кто-то привыкает к жизни по распорядку очень быстро, у некоторых это берет время, но в конце концов — следуют ему все, хотят они или нет. За этим следят и не делают поблажек нарушительницам. Обучение языкам, тактике, методам сбора информации — с восьми и до обеда. Балет с часу до трех, в качестве разминки перед военным делом — с трех и до самого ужина. Это единственный предмет, где преподаватели сменяют один другого. Кто-то мог бы подумать, но верхушка похоже и сама не может решить, что они хотят получить в конце программы. Обольстительных, но безвольных машин для убийства и разведки или что-то еще. Куда более темное, жестокое, противоречащее законам природы.
Для Солдата все это не имеет значения. Не его ума дело. В плохие дни, когда все больше ложных воспоминаний всплывает на поверхность, он мог бы задуматься, воспротивиться подобному обращению. Все таки он всегда был против насилия, но таких дней все меньше. Русские врачи были осведомлены куда лучше тех, что заварили всю эту кашу в голове Зимнего, в вопросах психологического воздействия на организм. Они были теми, что выработали в нем условные рефлексы, использовали слова как спусковой крючок для идеально точного и беспрекословного исполнения встроенных в подсознание автоматический реакций. Выработка условных рефлексов, которую все чаще называли «программированием» или «промыванием мозгов», состоит в том, чтобы добиться от человеческого организма определенных реакций путем использования ассоциативных рефлексов.
Главный врач, которого следовало называть Первым, стоящий во главе государственного проекта под кодовым названием «Воин» (по истечении нескольких лет переименованном) небезосновательно считал, что человеческое поведение есть цепочка основных компонентов. Цель, которую он ставил перед собой, достигалась в несколько этапов: внедрить в сознание субъекта некий доминирующий мотив, подчиняющийся командам оператора; смоделировать поведение, целью которого было бы точное осуществление намерений оператора, как если бы субъект играл в игру или исполнял роль; и осуществить переадресацию действий субъекта путем дистанционного управления через второе, третье, семнадцатое лицо и на любом, хоть в двенадцать тысяч миль, расстоянии от первоначального источника команд, в случае необходимости. Если человек чему-то и верен, говорил Первый, то, прежде всего, своей собственной нервной системе с ее условными рефлексами. Технология эта, впрочем, еще была далека от идеала и пока единственным подконтрольным оставался тот, кого раньше звали Джеймс Барнс. Видимо, Гидра времен второй мировой, сделала с ним что-то еще, что служило залогом для успеха.


Скорее всего именно по этой причине, Солдату предоставлялась фантомная свобода, иллюзия выбора и жизни, в те моменты, когда его умения в устранении неугодных не требовались. Его берегли, по своему заботились о благополучии уникального, совершенного орудия. Если бы кто-то догадался поинтересоваться у него, что он испытывает по этому поводу, то вопрошающий наверняка удивился бы ответу. Зимний был благодарен и за отсутствие бессмысленных мучений, и за многое другое. Жаль только, что человеком он себя тогда совершенно не чувствовал. Кем угодно, но не человеком. Его не одолевали муки совести после нажатия на курок. Он не испытывал ностальгии по давно ушедшим временам. Солдат в принципе не помнил, что было до. Иногда ему снились фантастические сны. Сны, которые попросту не могли быть реальными. Каменные коробки, узкие улицы и светловолосый вихрастый паренек, который не как не может определиться с внешностью: то он низкий и болезный задохлик, а то вдруг вырастает, набирается сил и массы. Впрочем сны на то и сны, чтобы быть далекими от реальности. Единственное, что остается постоянным — это желание быть рядом, защитить от последствий глупого героизма, попытка облегчить тяжкую ношу. Фантазии. Бред. Пустота.
Все это наносное, здесь и сейчас Зимний не видит перед собой ни врачей, ни глаз жертв, ни сказочного придурка. В зале они вдвоем, он и Романова Наталья Алиановна. Рыжая девушка, совсем еще девчонка, с глазами волчицы, готовой драться до последнего. Этим она и цепляет. Другие периодически сдаются, валятся в ноги, рыдают и умоляют пощадить, дать возможность начать с начала, облегчить задание, но только не она. Романова всегда поднимается сама, его даже не тянет протянуть ей руку помощи, ибо он уверен в двух вещах. Она обязательно оттолкнет протянутую кверху ладонь и из ее глаз исчезнет восхищение, которое он улавливает сейчас. Не то чтобы Солдат самоутверждался за чужой счет, но ему и не хочется становится для девушки лишь еще одним из череды наставников, которых необходимо слушать, уважать и подчиняться. Он хочет быть уникальным для нее.
Ведь она уникальна для него.
Зимний смотрит на девушку внимательно, немного свысока и благодаря усиленным сывороткой и непрекращающимися тренировками рефлексам успевает заметить ее бросок. Солдат отклоняется и даже не думает атаковать в ответ. Смысл ведь совершенно в ином. Наташа сейчас слишком эмоциональна, не расчетлива, она жаждет доказать то, что о ней, итак, говорят. Лучшая, но все еще недостаточно хороша. Он знает, что она станет. Зимний приложит к ее становлению все свои силы и свободное время.
Ему не составляет труда уклоняться от атак, даже не блокировать, всего лишь уходить с линии удара, заставляя противницу тратить силы и запал на бессмысленные рывки. В тот момент, когда любая другая уже выдохлась бы, глаза Романовой загораются новой яростью, а движения становятся быстрее, точнее, правильнее. Солдат прячет удовлетворенную улыбку глубоко внутри, позволяя девушке коснуться себя, провести захват. Когда они валятся на маты, он четко понимает, что будь на его месте кто-то другой — все закончилось бы гораздо быстрее, эффективнее. Девочка действительно выросла, но она… она еще не готова.
Нет, мне просто нравится когда ты сверху, — Зимний хмурится и резко приподняв бедра, заставляет Наташу от неожиданности пошатнуться, наклониться вперед, упереть руки в жесткую красную поверхность. Он не медлит, выскальзывая из под нее, перекатываясь и вновь оказываясь сверху, жестко сжимая ходящие ходуном бока бедрами. — Ты не готова и враг явно не даст тебе поблажку. Это так не работает, Романова, — лицо Солдата остается холодным, двигаются только губы, тело замерло как неживое, зажимая в капкане девушку. — Из этой позиции, я могу сделать с тобой многие вещи и мне ничего за это не будет. Я могу вспороть твое горло, — пальцы левой руки проходятся по напряженным жилам, ладонь ложится на тонкую шею, средний и большой пальцы впиваются в мягкую часть по бокам. Из такой позиции было бы удобно вырвать гортань. — Могу всадить пулю в твой череп. Сломать твои руки, ноги или и то, и другое сразу. Я могу даже растоптать твое достоинство и трахнуть тебя прямо здесь и сейчас, не давая тебе возможности пошевелиться.
Ему не нужно переводить дыхание, ведь оружие не знает усталости, но он все же делает паузу, только для того, чтобы лежащая под ним девушка осознала сказанное, а он сам мог попробовать разобраться в том, что шевелится где-то внутри. Зимний отвык от чувств, успел позабыть концепт, но тело, все еще молодое и здоровое тело реагирует на происходящее весьма однозначно. По крайней мере для тех, кому позволены и необходимы физические контакты. Романова пробуждала в нем то, что попросту не могло существовать: желание, потребность, жажда. Он смотрел на ее лицо и совершенно четко понимал, что не просчитывает в голове варианты возможного исхода, ибо в ней уже поселился один. Вариант, который запрещен правилами. Вариант, который не принесет ни ему, ни ей ничего хорошего. Вариант от которого невозможно отказаться.
Я могу, но не стану этого делать, — говорит он, наконец-то разжимая железную хватку и убирая потеплевшими пальцами непослушную прядь волос с чужого лица. — Так что расслабься. Тебе предстоит еще многому научиться. Знаешь какая твоя основная ошибка? — в этот раз Зимний не торопиться отстраняться от своей ученицы, не готовый признать, что наслаждается ощущением девичьего тела под собой. Чужой запах будоражит ноздри, но ему удается держать лицо, говорить ровно и возможно самую малость насмешливо. — Ярость застилает твои глаза. Ты добьешься большего если сможешь притушить этот костер, скрыть из взгляда даже намеки на это чувство. Тебе стоит научиться проигрывать, Романова. По крайней мере делать вид. Ослабить внимание противника, уверить его в мысли, что ты такая же как и другие, что ты слаба, а он победитель и лишь тогда наносить удар.
Солдат не задает уточняющих вопросов, ибо есть истины, которые невозможно вбить в чужую голову как не старайся и эта, пожалуй, одна из них. Достаточно того, что он попытался и если честно, будь он действительно так хорош как о нем любят говорить, он бы не стал делать то, что делает сейчас. Это было мало того, что непрофессионально, так еще и безнадежно. У них не могло быть будущего, но почему от этой мысли так горько во рту?

0


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » мороз по коже;