tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищите хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• lorna
связь id415234701
пасет людей, котят, админов и заблудших оленей. шипперит все что движется, а что не движется, сама двигает и шипперит насильно.
• pietro
связь @thundefrost
прошмыгнет и не заметите. язвит и профессионально надирает задницы. тискать можно только с официального письменного разрешения верховного короля филлори.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• jace
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.




автор недели THEO RAEKEN

Тук-тук. Тук-тук. Слова Малии, несмотря на лишь озвученную правду, неприятно отдаются в голове. Пояснять Лиаму очевидное — что-то вроде его уже вполне привычной обязанности, но на этот раз он не прочь уступить место кому-нибудь еще. Он даже не пытается уклониться от удара, потому что ЭТО — нормально. Это привычный расклад вещей, который не изменит кратковременное сотрудничество под дулом волшебного пистолета или вполне обычного дробовика в руках съехавшего с катушек охотника... Читать

— UNEXPECTED MEETING

Он давно искал место в этой жизни. Он давно хотел быть нужным и найти самого себя в этом мире. Хотел пристроиться куда-нибудь, где-нибудь быть нужным, но... Все проваливалось сквозь землю, словно он был рожден круглым неудачником. Даже вспомнить Авелин, которая не желала дать ему ни малейшего шанса. Выслушав просьбу новой знакомой, он на секунду задумывается. Возможно, эта встреча не случайна? Возможно, здесь он сможет выложиться на полную и изменить свою судьбу, однако... Читать

о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк uniVOICE деятельность форума

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста – выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да – это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни – накатим за его здоровье!

Molly Hooper: Буду краток - хороший, уютный, активный форум. Кхм. Теперь речь *достала большой свиток*. Прошло уже месяца два, наверное, как я здесь обитаю. Началось все с банального желания поиграть давним персом. Вакансий на тематических не было, и я рискнула пойти на кроссы. Почему "рискнула", спросите вы? Потому что предыдущие мои попытки играть на кроссах были до того печальны, что я зареклась. Обходила десятой дорогой. Написала заявку, откликнулись люди, на двух не сложилось по разным причинам, пошла на Юни. И знаете что? Мне очень нравится это место. Доброжелательная, ненавязчивая администрация. Никто не бомбит настойчивыми просьботребованиями каких-то игр, и тому подобного. Флуд не натужный, а естественный, есть у людей настрой - они флудят. Нет - играют. Обсуждения игры не похожи на бессмысленные километровые чатики ни о чем, это действительно обсуждения игры. У народа есть игровые идеи. Есть игра. Есть отличный уровень постов, на которые хочется отвечать. Никто никого не уговаривает играть, предлагают друг другу сами. Как часто приходишь на форум и видишь обратное - когда играют только свои со своими, какие-то междусобойчики глупые. Здесь этого нет. Люди пришли играть, и они играют. В общем, охать и ахать в восторгах - не мой конек, а скажу, что здесь просто хорошо и уютно. Спасибо, ребята.

Loki Laufeyson: Вот и настало мое время сказать пару-тройку теплых слов о нашем любимом Юни. Форум изначально привлек своей немногочисленностью и теплой, ламповой атмосферой. Скажу честно - в то время мне просто хотелось покоя и уюта, и я пришел на Юни с товарищем, надеясь обрести все сказанное ранее там. И действительно - форум оказался весьма уютным, теплым и домашним. Я предложил девочкам-администраторам свои услуги и они взяли меня под крыло, и могу честно сказать - это самый лучший коллектив, в котором мне когда-либо доводилось состоять. Никогда никто не идет против воли игроков, всегда прислушиваются к каждому мнению. Конечно, я прекрасно понимаю, что всем угодить невозможно, но то, что большинство понимает и принимает все, что мы пытаемся донести до народа, радует. На Юни приходишь отдохнуть после трудовых будней и знаешь, что там все твои любимые и дорогие тебе люди. Что ребята-игроки любой кипишь поддержат, любую затею. Никто не сидит по уголкам, все ходят друг к другу "в гости" и это радует. Меня лично радует возможность вносить свою лепту в наш общий труд для процветания форума. стараться на благо игроков. На форуме всегда царит веселая и теплая атмосфера, тут уже с порга становишься "своим". Будто тебя знают уже лет сто, разве это не здорово? На других форумах, к сожалению, мне доводилось встречаться с полнейшим игнором новеньких, грубостью и хамством, но тут такого нет - и в этом я честен.Спокойно, уютно по-домашнему. Тут рады каждому, а большинство даже самых безумных сюжетов - отыгрывается с большой охотой. Отдельно о каждом говорить нет смысла, потому что все, кто с нами - уже мною любим. Просто на Юни отдыхаешь душой, когда не торчишь перманентно посты Боромиру ;)

Carver Hawke: Хотите выпить, но никто не поддерживает подобную идею? У вас накопилось много не отыгранных сюжетов и идей в голове? Вы хотите поиграть по своему любимому фандому, но все ролевые закрылись? Вы боитесь, что на кроссе будете не нужны и не найдете себя? Что же, тогда, Добро Пожаловать на Юни! С первой же секунды "залета" на этот кросс, вы не будете себя чувствовать ненужным или брошенным! Перед Вами откроется новый мир вашей фантазии и фантазии ваших новых соигроков. Здесь все не просто семья, мы - собутыльники, братья, сестры и просто большая группа своеобразных ребят, готовые повеселиться даже с теми, чьи фандомы видим впервые. Здесь Вы сможете отыграть все, что угодно! Можете быть кем угодно, когда угодно, а главное с кем угодно! Конечно, не могу пройти мимо шикарного дизайна, который не может не радовать глаз. АМС - это не зазнающаяся "шайка", якобы всемогущих людей, а прекрасные игроки, которые заслуживают похвалы и уважения в свой адрес за идею, оформление, организованность и собранность. Здесь никто не будет Вас пинать или гнать палками в игру. Все понимающие, позитивные, а самое главное ОФИГЕННЫЕ ребята, которые не заставят Вас скучать. Мало того, когда накатывает депрессия и Вы приходите на форум, Ваше настроение повышается на +100500. Вы научитесь орать, веселиться и никогда не грустить, Вам просто не дадут этого сделать. В общем, ждем всех и с радостью!

Carver Hawke: На самом деле, я уже оставлял отзыв в ТОПе, но с удовольствием сделаю это еще раз. [Если, конечно, никто не против, что меня так много здесь]. Как человек, я слегка "тормоз" - это мягко сказать - а потому, грубо говоря, сейчас, я просто плюсую к своим предыдущим словам дополнения. Просто, от души, хочу сказать спасибо всем за то, что не только здесь прекрасные игроки, хорошие люди и дорогие амс, но и понимающие личности, которые помогают вам, поддерживают вас и всегда выслушат - простят - поймут. Спасибо огромное, Юни. (Жаль, что реал очень часто забирает в свои объятия, но даже после долгого отсутствия сюда возвращаешься, как домой :3) Но, на самом деле, я просто хотел дополнить предыдущую речь незатейливым стишком (ну, я же не могу не включить своего "безумного" недопоэта х)). Что такое Юни? Поясню в словах. Юни – это счастье, радость на устах! Юни – это дом твой и семья кругом. Юни – это выпивка, безумство за столом! Хочешь ты быть гномом, хочешь быть котом? Приходи на Юни, встретят хоть бомжом! Тут нальют и выпить, и накатят все! Ведь пришел сюда ты, словно по судьбе! Здесь тебе подскажут, проведут на путь, Будут веселиться, не дадут заснуть. Здесь посты прекрасны, игроки – мечта! И дизайн тут классный, ну просто красота! Приходи на Юни, мы уж заждались, Выпивка, вон, стынет, приди сюда, влюбись! Здесь так много радости, ну же, будь смелей! Проходи в гостиную! С Юни веселей!!! Приходите, занимайте любые роли, веселитесь и помните, здесь никому не дадут скучать, грустить и уж тем более сидеть в стороне без игры! :3

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniPORTAL » In War, Victory


In War, Victory

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[nick]Loghain Mac Tir[/nick][status]не ищу оправданий[/status][icon]http://sd.uploads.ru/nHGpd.gif[/icon][sign]http://s4.uploads.ru/YNC9q.gif http://sd.uploads.ru/v1xMr.gif[/sign][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Логэйн Мак-Тир</a></b> <sup>63</sup><br>герой реки Дейн, предавший своего короля, Серый Страж<br><center>[/lz][fan]dragon age[/fan]

9:33 Века Дракона
Ферелден, эрлинг Амарантайн


Loghain Mac Tir x Tauriel

0

2

[nick]Loghain Mac Tir[/nick][status]не ищу оправданий[/status][icon]http://sd.uploads.ru/nHGpd.gif[/icon][sign]http://s4.uploads.ru/YNC9q.gif http://sd.uploads.ru/v1xMr.gif[/sign][lz]<center><b><a href="ссылка" class="link3";>Логэйн Мак-Тир</a></b> <sup>63</sup><br>герой реки Дейн, предавший своего короля, Серый Страж<br><center>[/lz][fan]dragon age[/fan]Эрлинг Амарантайн полосовало осенним дождем, точно острыми стрелами. Добротная дорога, проложенная из города после того, как тот тряхнуло отголосками Мора, раскисла напрочь, и усталый конь спотыкался, то и дело встряхивая мокрой гривой. Стражники у ворот взялись было за факелами – темень холодная, лица всадника не разглядеть. Но он не таился – направив коня к опускной решетке ворот, сбросил с лица капюшон. Блеснули синева и серебро брони, шевельнулись за спиной рога длинного лука.
- Тэ… Страж Мак-Тир, - его здесь хорошо знали. По худому небритому лицу потянулись потеки воды, с вмиг промокших волос; мрачный взгляд заставил стражников поторопиться. Мак-Тир устало щурился на пляшущие огни закрепленных в держателях факелов, конь под ним тихо всхрапывал. Копыта зацокали по мощеному камнем полу, прежде чем они снова вышли под дождь, в сумеречный город.
Час не был поздним, но лавки уже позакрывались, из-за ливня, и на улице почти не было огней. Всех дождь поразогнал, - спешившись, Логэйн повел коня в поводу. Путь до гостиницы он нашел бы с закрытыми глазами. И охотно с закрытыми глазами бы и прошел, ибо редкие прохожие все же оборачивались на высокую, жилистую фигуру в кольчуге цветов Серых Стражей. И узнавали.
В свете закрытых стеклом масляных уличных фонарей грифон на сильверитовом нагруднике сверкал особенно ярко, залитый дождем. Завязки своего плаща Логэйн уже почти распустил. Толку прятаться, - во дворе «Короны и льва» он почти нос к носу столкнулся с конюхом. Договорились за пару серебряных, - бывший тэйрн Гварена проводил помахивающего коня взглядом, вгляделся в тусклый огонек под потолком конюшни. Кажется, о коне позаботятся. И даже вполне достойно. Редко кто в Амарантайне стал бы обманывать, а то и халтурить в том, что касалось Стражей, но Логэйн всегда предпочитал перебдеть. Вот и сейчас, не особо веселых предчувствий полон, он прошагал до дверей таверны, и толкнул их. Рога лука сильно качнулись, хлопнули по спине, под внезапно воцарившуюся тишину.
После пустых улиц в первое мгновение показалось, что внутри полным-полно народу. Как еще коротать дождливый осенний вечер, где, если не в таверне? – холодные голубые глаза обвели нижний зал медленным, прожигающим взглядом. Да, его здесь знали, - видно по чуть дрогнувшим лицам, слышно по оборванным на полуслове разговорам. Трактирщик неловко прочистил горло от стойки, но Мак-Тир уже прошагал внутрь.
«А народу поменьше, чем могло быть», -  осознал Логэйн на полпути к стойке. Действительно, завсегдатаи-выпивохи были на своих местах, но как-то… не слишком оживленно было, что ли. Что могло отвлечь от эля добрых горожан? – тряхнув головой, Мак-Тир положил ладонь на стойку.
- Комнату на ночь. Ужин и эль, - трактирщик кивнул почти подобострастно, а монету поймал ловко. Перемигнулся с хорошенькой подавальщицей, которая замерла на верху лестницы, дожидаясь посетителя, тревожно прижимая к груди обветренные красные руки. Мак-Тир шевельнул плечами, отстегивая перевязь с луком, и, держа тот в руке, заскрипел ступеньками.
- Сюда, пожалуйста, - после почти суток, проведенных в пути., верхом и под дождем, тепло небольшой комнатушки обдало Логэйна, точно горячей водой. Девчонка удостоилась короткого кивка в знак благодарности, а затем он с наслаждением все же сбросил с себя промокший плащ, и закрепил у стены лук.
Утром он отправится в Башню Бдения. Не пропадут там без него. Да и в целом, едва ли заметят его задержку, а вот то, что явится он без рекрутов, заметят непременно. Сейчас не Мор, вестимо. С пополнением туго. Никому не хочется присоединяться к братству увенчанных славой смертников, в великие приключения, дери их Создатель, с честью и за доблестью, - кривая усмешка прорезала небритое лицо, и девчонка, вошедшая в комнату с подносом, замерла на мгновение, испуганно почти. Логэйн молча дождался, пока она выставит на стол перед ним горячую похлебку, хлеб, мясо и кувшин эля. Тускло блеснули пара медяков, - подавальщица накрыла их рукой, и была такова. Мак-Тир в ее сторону уже не смотрел. Суп в «Короне и льве» всегда стряпали отменный, а уж ему, за день продрогшему, сейчас ничего иного и незачем. Нехитрые радости жизни, - усмехнулся, глядя перед собой в постепенно прогорающий очаг.
Он еще не успел закончить с трапезой, как в дверь осторожно постучали. «Кого еще гарлоки принесли», - устало подумалось Мак-Тиру, что предвкушал уже какой-никакой, а отдых. Не в чистом поле, в плащ завернувшись, а на постели, - покосился в ее сторону, по, повысив голос, хрипло произнес:
- Войдите! – «и будьте же прокляты». Остроносая эльфийка, с лицом усталым и изможденным, втягивая голову в плечи, замерла на пороге.
- Чем обязан? – к эльфам он всегда относился достаточно ровно. Но не к тем, которые нарушают его спокойствие, - опустив рыжеволосую голову, эльфийка что-то пробормотала.
- Громче! – явно не за подаянием явилась. В таверну нищенку пустили бы, понятное дело, это во-первых. Во-вторых – одежда, пускай и бедная, залатанная, все же до уровня побирушки эльфийку не опускала. Значит, просительница. Еще и запыхавшаяся. Торопилась откуда-то сюда?
«Что же, и это может сгодиться», - бывший тэйрн Гварена откинулся назад, на стену, подле которой сидел, и хмыкнул, прикладываясь к кружке с элем. Кажется, он догадывается, что сейчас произойдет.


- Пожалуйста, сэр Страж, - умоляла его остроухая. Чуть только не висла, готовая цепляться за кольчужный рукав, но останавливалась, будто напарываясь на стену, которую Мак-Тир возводил вокруг себя взглядом.
- Я тебя услышал. Теперь закрой рот, - другой выход из «Льва и Короны», со второго этажа, выводил прямо к городской площади. «Так вот куда весь народ потянулся», - после тепла гостиницы и сытного ужина Логэйна ощутимо клонило в сон, но ветер и дождь быстро приободрили. Запахнувшись в плащ плотнее, он шагнул ближе к толпе, что сгрудилась вокруг наспех выстроенного помоста висельника.
Блестели шлемы стражников, блестели мокрые доски. Тощий и кудлатый эльф, рыжий, как та эльфийка, стоял, низко опустив остроухую голову. Руки были связаны за спиной, по которой расползались кровавые разводы. «Высекли ублюдка в тюрьме, вот как», - видать, и впрямь неслабо насолил магистрату. Обычно все решалось быстрее, - Мак-Тир всмотрелся в приговоренного к казни. Случай, в общем, не редкий… но странно, что такое дело не вынесли на суд Командора Амелл.
«Да где та Амелл», - подумалось мрачновато, и Страж Мак-Тир протолкался ближе. По словам эльфийки, ее единственный сын, «хороший парень, только не с теми людьми связался». Да если бы тот связывался, - после разговора матерью этого самого хорошего парня Мак-Тир перебросился парой слов с трактирщиком. Тот поведал, что эльф, по имени Идрис, был той еще занозой в заднице у стражников. Известный карманник, да только за руку все никак не удавалось поймать. Ловок, ублюдок, - «а нам такие люди нужны», - совершенно равнодушно размышлял Логэйн, глядя на то, как свет факелов падает на руки Идриса. Избитые, распухшие. «Надавали по рукам, похоже, что палками. Глядишь, и сломали чего».
Мать Идриса просила Стража о великой милости, дескать, возьмите к себе сыночка непутевого. Хоть в Стражах, хоть так, а жив будет. Так и расцвела увядшим эльфийским корнем, когда Мак-Тир согласился. Ей-то, дуре, невдомек, что ему все равно, кого тащить в Орден. А что сынок ее не переживет Посвящение – ну, на все воля Создателя.
Но ведь может и пережить. Маги Башни Бдения залечат ему руки, и еще один злосчастный ублюдок облачится в серо-синюю броню с изображением грифона. Как говорится, не лишай другого удовольствия, что выпало на твою долю, - вокруг Логэйна образовалось пустое пространство, когда он сбросил с головы капюшон, и фаельные огни подсветили его характерный профиль. И грифона на груди, само собой.
- Вечер добрый, - Страж чуть осклабился. – Мне плевать, что здесь происходит, и в чем этот остроухий виноват, - в глазах Идриса вспыхнула безумная надежда пополам с отчаянием. Так-то, щенок. Возрадуйся. Всемогущий Создатель дает тебе отсрочку.


- Но вы же понимаете, сэр Логэйн, - осторожно, почву прощупывая, заговорил констебль. Айдан, кажется, - Логэйн, уже возвратившийся в свою комнату в гостинце, смотрел на того с мрачноватой усмешкой. Своего рекрута он собственноручно запер в городской тюрьме, предварительно проверив, что у остроухого нигде не припрятана никакая отмычка. Посоветовал охране сводить эльфа посрать, за что был вознагражден гневной бранью. Паренек явно предпочитал закончить свои дни на виселице, нежели присоединиться к уважаемому и древнему Ордену, покрывшему себя славой буквально несколько лет назад. Неувядающей славой.
- Я что-то путаю? Право Призыва перестало действовать в эрлинге Амарантайн? – хрипло бросил Мак-Тир. Констебль только голову опустил. Опасно было качать права в эрлинге, принадлежащем именно Стражам. Даром, что сама Страж-Командор сейчас пребывает в отлучке.
- Я увидел в нем потенциал и возможности то, что мы ищем в рекрутах, - усмешка так и змеилась на тонких губах. – Серые Стражи оказали честь ему, и всей его семье. И городу – или вы забыли, кто спас его не столь давно. Кто спас весь Ферелден, да что там – Тедас? – смех почти что клокотал под сильверитовым нагрудником. Мак-Тир почти что наслаждался смятением, что так и сминало, комкало физиономию констебля. Пошел вон, придурок. Остроухий карманник станет серым Стражем, и будет уравнен во всем со всеми. И уж поверь, не откажет себе в удовольствии стянуть у тебя пару монет.
А его командир даже и не посмотрит в ту сторону.


После прошедшего накануне ливня бяло отчаянно зябко, и Логэйну уже стало казаться, что это старость к нему подкрадывается. Как-никак, седьмой десяток, - но, как бы то ни было, он знал, что проживет даже дольше, чем обычный человек. Скверна в крови позволяет это. Продлевает жизнь таким вот никчемным старикам как он, а молодым как этот вот бездельниц, что угрюмо месит ногами дорожную грязь – укорачивает. И – наплевать, - за ночь Идрис не передумал, и Мак-Тир так и видел, что эльф ищет случая, чтобы сбежать. Ишь как зыркает по сторонам, - осенний лес высился желтой стеной по обе стороны от дороги, густо, но с просветами. Конь шел неторопливо, а лук Логэйн держал на коленях. Остро пахло палой листвой и мокрой дорогой. Осенью – как тут не вспомнить былые дни, юность, годы орлесианской оккупации и все такое прочее. «Хватит», - он раздраженно дернул углом рта. Навспоминался, - покосившись на угрюмо ковыляющего эльфа, Мак-Тир вдруг подумал о длинном и прочном ремне, которым было бы неплохо привязать остроухого к коню. Дабы не удрал.
- Почему ты едешь верхом, а я иду пешком, шем? – вдруг дерзко спросил Идрис. Снаряженный заботливой матушкой в дорогу, он недовольно смотрел на Стража подбитым глазом. Тюремщики памятку оставили небось. Вечером не было, - Мак-Тир  вполголоса хмыкнул.
- Потому что, надумай ты удрать, верхом я нагоню тебя в два счета, - он уже предупредил маленького ублюдка, что если тот вздумает удрать, уклониться от своего долга, то его тут с собаками затравят. Если прежде сам Логэйн Мак-Тир не пристрелит его как собаку. При звуке имени героя реки Дейн Идрис заухмылялся было, но, увидев ответную улыбку Логэйна, окаменел и заткнулся. Словно собственные кишки, из брюха вытянутые, узрел вдруг. Или что еще похуже. Порождение тьмы, например. Страшно ведь, аж жуть, - парнишка наверняка помнил нападение на Амарантайн. Может быть, кого-то потерял в этой бойне. У всех была своя душераздирающая история нелюбви к Серым Стражам, и Логэйн не сомневался в том, что паренек буквально жаждет ею поделиться. Только вот не в те уши свой гнев решил заливать.
Небо голубело над головой, солнце светило неярко, но даже тепло. Дорога повернула на север, и стала петлять среди холмов, перемежаясь меж тенями и светом. Логэйн чуть пошевелил поводья коня, на самом же деле подобравшись – ох и не нравилось ему, как ведет себя эльф. Ну вот точно, все речи Старшего Стража Мак-Тира как влетели в острые уши, так и вылетели. О доблести, чести, спасении. Мира – от Мора, и тощей эльфийской шеи – от симпатичного пенькового галстука.
«Ты пригодишься», - без обиняков, после того, как объявил Право Призыва на приговоренного к смерти карманника, объяснил тому Мак-Тир. Про себя, понятное дело, совершенно не будучи в этом уверен. Он знал эту породу – до последнего надеются соскочить, как-то выкрутиться. Думают, что вот-вот, и кривая снова вывезет… но кривая привела бы только в магистрат Амарантайна. А теперь еще наведет на его след ищеек Серых Стражей, которые отлично умеют выслеживать дезертиров.
«Пойми, так зато – живой. О матери подумай», - как правило, это работало. Идрис мигом задумался о матери, которая сына-то теперь вряд ли увидит. Похоронят его за счет Башни Бдения и эрлинга – если не переживет Посвящение. Кладбище там есть на отшибею удобное, тихое. Со статуями грифонов, и каменной плитой, на которой выбиты имена и тех, кто пал, и тех, кто не дошел.
Горечью вновь проступило во рту, Логэйн сжал поводья крепче.
- Эй… командир? Видишь?.. что там? – Идрис вдруг насторожился, вглядываясь вдаль.
- Спокойно. На месте стой, - посоветовал ему Логэйн, и сам замечая впереди, на дороге, какое-то шевеление. Спешился, оглаживая по шее вдруг забеспокоившегося коня, перехватил удобнее лук. Люди какие-то? Дым? – вгляделся было, и почти с разочарованием услышал шорох рядом.
«Решил сбежать все же, остолоп», - пальцы дернули из-за спины стрелу. Нежное оперение так и защекотало подушечки; тетива запела над ухом. Почти разменял седьмой десяток, ага? –  а лук Мак-Тир натягивает так же резво и проворно, будто ему семнадцать. Прищур, поправка – против ветра стреляет. Против желтой листвы, - тетива вздрагивает тяжело и упруго, и оперенная белым стрела с тяжелым свистом уходит вперед. Логэйн ждет подспудно звука входящего в плоть наконечника, вскрика боли, тогда как рука его бросает на тетиву вторую стрелу. Но только легкий стук, будто бы он промахнулся, и вместо ноги беглеца стрела ударила в дерево.
- Стоять! – командирский, зычный голос разносится над перелеском. Вторая стрела действительно ударяет в дерево. В два прыжка преодолев негустые заросли, Мак-тир видит еще одну остроухую фигуру, опускающую лук. Некогда, - третья стрела на тетиве, но снова приходится делать поправку. Руки делают, не сам Логэйн – он следит взглядом, выцепляет, точно коршун, петляющего беглеца. Тому остается пересечь неширокий луг, и он окажется недосягаем, под сенью леса.
- Врёшь, не уйдёшь, - но сбоку, раздери его архидемон, опять движение. Происходящее не занимает и нескольких секунд; тело лука напрягается, снова выпуская стрелу. На сей раз крик боли так и разносится в холодном сыром воздухе, и Идрис валится наземь, схватившись за ногу. Мак-тир почти воочию видит, как из перерубленной под коленом жилы так и хлещет кровь. Если что-нибудь не предпринять, остроухий истечет кровью за считанные минуты.
И, в общем, это не то что бы имело значение для Логэйна, - он в раздражении поворачивает лицо к той, что отбила выстрелом его первую стрелу. Эльфийка – уши не спрячешь, даром, что коротковаты.
- Прочь с дороги, - раздраженно бросил ей на ходу, и двинулся по высокой росистой траве к уползающему беглецу, обнажая короткий меч.

+2

3

Два года прошло. Два года с тех самых пор, как эллет раскрыла глаза и заместо крон Тёмного леса увидала древесные доски потолка в старом доме целительницы. Два года отчаянного желания возвратиться домой, покинуть чужбину, где рядом с благородством и доблестью беспрестанно шли страх, предательство и унижение. Где прав был тот, кто имел больше золота, а виноват - неспособный воспротивиться. Сколь сер оказался сей мир, столь отличный от Средиземья, пусть многое было схоже. Вместе с тем, отличий (далеко не в лучшую сторону) нашлось куда больше, оттого становилось особенно дурно...
Оттого покинула Город Цепей, ненавистный Киркволл. Оттого ушла дальше от сородичей, жалость к которым смешалась с гневом и жгучей обидой. Из всего, что увидено и пережито, житие элвен казалось самым несправедливым - ах, если бы только лишь людей можно было повинить в произошедшем и происходящем! Если бы только люди притесняли свободы и попирали права эльфов - как просто бы это оказалось! Если бы эльфы пытались восстать, воспротивиться, воспрянуть духом и побороться за свои жизни! Но нет. Сдались на милость победителей, забыли о гордости, отдали волю в обмен на хрупкий мир, в котором их используют как рабов. Жить за крохи, умирать за медяки, в бедности и голоде - Тауриэль предпочла бы умереть в бою, чем позволить подобному случиться.
Её не слушали, да и не слышали. За год стали чураться, словно прокажённую, а после попытались выдворить из эльфинажа со словами "Бунтовщики и бузотеры здесь ни к чему. Хватает нам и своих забот, чтобы волноваться о твоих речах и их влиянии на неокрепшие и слабые умы".
Она ушла сама, разочарованная, полная отчаяния и горечи. Все, даже маленькая Рийна, отвернулись от неё, не смея встать с колен и воспротивиться мироустройству, хоть сколько бы несправедливым оно было. Нет, им удобнее быть теми, кем они и родились - рабами, пусть не по прозванию, но по истине.

Покинув Киркволл, эллет отправилась на поиски долийцев, по слухам, обитающих на юге Ферелдена - страны, откуда родом Карвер Хоук и вся его семья, помимо матери. О родине прославленной победительницы Мора, которую, казалось, знал весь мир (и даже та, которой он не был родным), Тауриэль немногое успела разузнать, надеясь больше собственными глазами видеть правду. Страна собак, не так давно подвластная империи Орлея и только-только возрождающаяся после Мора (что это ей рассказали те немногие знакомые, с кем в Киркволле эллет сумела подружиться - и после услышанного она вновь преисполнилась сочувствием к страданиям несчастного Тедаса), не была любима у соседей, пусть те и выражали благодарность за столь быструю - всего-то через год! - победу в противостоянии с Архидемоном и чёрной ордой, что в его власти находилась. Говаривали, будто ферелденцы горды и крайне твердолобы, упрямы да наглы. Насколько это было правдой предстояло разузнать на месте. Как и узнать действительно ли её сородичи-долийцы найдутся в землях, что им, по слухам, были предоставлены владыкой Ферелдена.

Но перед тем как оказаться в искомым землях, следовало пройти тревожный путь на корабле по буйным водам Недремлющего моря.
Тауриэль впервые вышла в море, на родине окутанное мифами и связанное с тяжким бременем Эльдар - для каждого из Перворождённых настанет час, когда душа и сердце поддадутся Зову моря, ведущего в Благославенные Края. Говаривали, будто во сто крат сильнее Зов этот слышали синдар и эльфы леса, что с самого Пробуждения жили в Эннорате и не пошли следом за Аран Тауроном, одним из Валар. Тауриэль хоть и бывала в гаванях Линдона, тот Зов не слышала, но море всё ж влекло её к себе. Величие могучих синих волн, вздымающихся ввысь и обрушающихся с силой на древесное судёнышко, навеки покорило сердце дочери лесов, и даже страшный шторм, в который по пути к Амарантайну попал корабль с именем "Голубоглазка", не сумел восторга приуменьшить. Сойдя на берег, эллет, казалось, вечность глядела вдаль, где море соединялось с тёмно-синим небом, пока последние лучи прохладного светила не пропали.

В Амарантайне Тауриэль остановилась ненадолго - две ночи ей потребовались, чтобы высушить и вычистить одежду, прикупить немного ткани, мыльного корня и всего того, что было необходимо в долгом пути на юг. Еду легко найти в дороге - на то есть лук и стрелы, - костёр разжечь и поддержать она умеет, а спать на остывающей земле и вовсе не впервой. Ежели удастся, можно будет сделать по пути и баню, коль подвернётся ей возможность. А если нет, то и в холодной речке сможет искупаться - ей, эльфу Средиземья, подобное нисколько не грозило заболеванием. За путь эллет была спокойна, как и за то, что нужную дорогу потерять не сможет: в одной из лавок удалось найти хоть прежде пользованную, но всё же карту - Тауриэль не привередничала. Осмотрев ту, наметила свой путь, приняв решение идти не по дорогам, а близ них, в лесах, буде те протянутся по всему пути к Бресилиану.
Последние приготовления закончив, эллет собрала скромные пожитки, проверила на месте ли все вещи и, заплатив хозяину трактира за гостеприимство звонкою монетой (едва ли не последней), вышла прочь сначала из тепла прибежища, а затем и из Амарантайна, едва только стало солнце потянулось к западу. Небо затягивало тёмными тучами, первая дождинка упало на нос, заставив вздрогнуть от неожиданности. Быть может, стоило бы остаться, переждать грядущий дождь, однако пораздумав минуту, Тауриэль решила не идти назад.
Так, с улыбкой и глубоким вздохом, она начала свой путь, как надеялась, к дому.


Амарантайнские леса мало чем напоминали Великую Пущи - ежели только высотой деревьев, да и та не была больно велика. Эти леса - не густые, больные, - насквозь пропитались тьмой, сочившейся из каждого уголка, из каждого древа и травинки. Тауриэль ощущала хворь своим эльфийским нутром, чувствительным к подобному проявлению силы, противоборствующей самой Жизни. В таких местах стоило проявлять удвоенную бдительность и проверять всё, что собираешься съесть.
Однако пока что есть желания не возникало, как не было и усталости. Тауриэль не спешила, спокойно идя неподалёку от дороги, но сохраняя некоторое расстояние до неё. Раздумия на сей раз сменились воспоминаниями о детстве, и эллет шла словно в полудрёме, впрочем, всё слыша, видя и чувствуя.
Потому и едва заметный запах дыма быстро узнала. Прохладный ветерок дул ей в лицо, значит, дым где-то спереди. Где дым, там и люди, а их Тауриэль встречать не желала. Однако ещё ближе раздались голоса - от дороги, совсем близко. Чуть пригнувшись - скорее в силу привычки, чем намеренно, - эллет достала лук и первую стрелу, готовая на всякий случай выстрелить, и подошла ближе к размытому тракту.
Чуть дальше впереди было трое - конь, человек и эльф. Они стояли, словно ожидая чего-то, как вдруг последний неожиданно бросился влево, явно без цели, просто убегая - на сторону леса. Но почему он бежит? Неужели испугался? Чего? Или от кого? - человек вскинул лук, натянул стрелу и нацелился вслед удирающему.
Вспомнился Киркволл, вспомнились беззащитные эльфы, которыми люди считали себя в праве помыкать. Стрела сама сорвалась с тетивы навстречу сестре, летящей к сородичу Тауриэль.
-  Стоять! - звучит над лесом, но бывшая военачальница Великого Леса стреляет снова, сбивая и другую стрелу. Да только третья всё же достигает цели - упавший эльф кричит, а эллет почти скалится нацелив лук на неизвестного мужчину. Времени мало, надо помочь эльфу, но убивать этого человека или нет?
- Прочь с дороги, - разносится по подлеску, и мужчина словно отмахивается от неё.
"Пожалуй, всё-таки убить".
- Не смей трогать его, человек, - в голосе её строгость и угроза, с которой обращалась к орку на допросе у Владыки Трандуила. Готова убить - и не может, медлит, а потому стреляет предупредительно: стрела проходит у самого лица, чуть выше уха незнакомца, чуть задевая волосы. Пока - предупреждение, но быстро может стать и иначе.
- Брось меч.
Тон не меняется. Она осторожно посмотрела на стенающего эльфа, в любой момент готовая выстрелить, - тому, возможно, требовалась помощь несколько иная, чем обычные бинты или припарки, которые могли быть у мужчины. Он магом не был - те, как стало ясно, носят чаще посохи, чем обыкновенное оружие, - а значит и мгновенно исцелить не сможет.
- Ему нужна помощь. Я могу быстро исцелить его рану, но должна быть уверена, что ты не вонзишь мне в спину меч также, как выстрелил по нему.

+1

4

Он способен оценить меткость, и силу выстрела – повело смертельных холодом, едва ухо не оцарапав. Не остриги Логэйн какое-то время назад волосы, непременно срезала бы прядь, - « не сбрила бы», - он сам стрелок. Он знает, как была пущена эта стрела – предупреждение, ни больше, ни меньше.
Остроухая смотрит на него прямо и гневно, а он зачем-то только и отмечает то, что она необычайно хороша собой. Что не так, с ним – что не так? – «она почти одного со мной роста».
Так и есть. Необычно рослая для эльфийки. И наглая. На долийку не похожа – нет меток на лице, - короткий меч прокручивается в руке. Все занимает не более двух секунд – и выстрел эльфийки, и движение Логэйна, и жесткая усмешка.
- Стрелы не трать, дура. Натратилась уже. Не влезь ты, я б его не покалечил, - грифон Серых Стражей на легкой кирасе поверх кольчуги блестит, и если у эльфийки в ее рыжеволосой голове есть хоть капля мозгов, то она поймет, что Серый Страж вершит правосудие на землях, принадлежащих его ордену. Ни больше, ни меньше, дери тебя архидемон, - под легкий отголосок боли в спине Мак-Тир нехорошо оскалился. Кажется, придется все же пояснить, с кем она связалась.
- Вмешаешься снова – пожалеешь. Это дело Серых Стражей, и он – мой рекрут, - пока они тут стоят, даже эти мгновения – уходящая из продырявленной ноги клятого рекрута жизнь. Очень скоро они тут над трупом станут спорить, вот веселье, - сплюнув сквозь зубы в высокую жухлую траву, Мак-Тир быстро дошагал до стонущего, корчащегося Идриса. Тот стискивал лодыжку, из которой торчала логэйнова стрела, и пальцы его заливало кровью.
- Я же говорил – надумаешь удрать, пристрелю, - он склонился над недоумком не убирая обнаженного меча. Эльф завопил от страха, но Мак-Тир всего лишь разрезал плотное полотно штанов, и сильно рванул вверх, вдоль бедра. Оторвал кусок штанины, быстро соорудил жгут, которым перетянул ногу Идриса выше колена.
- Чт-то… - Мак-Тир перекинул висящую на боку сумку вперед, вытащил припарку. Целебные травы помогут, главное, успеть, - он быстро хлопотал, накладывая повязку, рукой опытного далеко не врачевателя, но бойца. Немало таких вот ран, да и пострашнее, Логэйну приходилось и видеть, и перевязывать. Хуже будет, если рана загрязнится, - придерживая конец бинта, он потянулся к небольшой фляге на боку, зубами вытащил пробку, и слегка плеснул на проступающее сквозь лен красное. Эльф застонал от боли, и Мак-Тир вскинул глаза на остроухую.
- Ты маг, что ли? – ни один клятый маг из тех, кого он знал, да и вообще – ни одному магу под силу не будет натянуть лук, что эльфийка держала в руках. Длинный, тяжелый, с о сложным цевьем – это Логэйн увидеть успел. – Хочешь помочь – помогай, - даже если она маг, архидемон со всем этим. И даже несмотря на то, что обратной дороги у злосчастного рекрута нет, и своим побегом он сам себе смертный приговор подписал. Логэйн не собирался убивать его ни сейчас, ни до этого.
Но, разумеется, кто его тут станет слушать.
- Не убивай, - хлюпнул носом Идрис, и вжал голову в плечи, получив короткую затрещину – дескать, не лопочи под руку.
- Ты сам себя убьешь, - если от потери крови болван ослабнет, то ритуал Посвящения убьет его почти наверняка. Логэйна беспокоило не это, да и то, лишь отчасти. Бывает так, что рекруты погибают по пути к ритуалу. Это обыденность – несмотря ни на что, в эрлинге порой встречаются и порождения тьмы, и разбойники, и взбесившиеся сильваны, и прочие удовольствия, будто на деревенской ярмарке опасностей. Но этого идиота он завербовал очень близко к Башне Бдения. На слухи ему было откровенно наплевать, но, при всей своей нелюбви к ордену, заставить остальных расхлёбывать кашу, которая могла завариться с еще одним так и не вступившим в орден по причине собственной гибели – себе дороже. Если репутация Логэйна сгнила на корню, то честь свою он берег. И, проклятье, вопреки тому самому уставу Стражей, позволяющему прикончить сбежавшего рекрута, он не стал убивать Идриса. Думал всего-то обезножить на время, а тут вон как вышло, - он подвинулся в сторону, давая место эльфийке.
- Давай, глотни, - из фляжки сильно пахло крепким виски. «Еще на тебя тратить», - но Идрис приложился к горлышку, вытаращив круглые, побелевшие от ужаса глаза. Остроухая тем временем уже примерилась рядом. «Маг?» - снова промелькнул вопрос без ответа. Откуда она вообще здесь взялась? – «странно». В чистом поле, близ человеческого жилья, вдруг сунуться на вооруженного человека? Эльфийка точно рехнулась. Слишком смелая. Буквально наглая. Одежда ее слишком добротна. «Бард?» - такие вот вполне могли вмешаться. И подготовка у нее вполне подходящая, но, тем не менее, это не в бардовском стиле. Так вот открыто вмешиваться. И враждебно, словно за спиной остроухой стояла целая орава сородичей.
А о том, что она не долийка, Мак-Тир уже подумал, - колено неприятно щелкнуло, когда он поднялся. Смерил взглядом раненого и остроухую – никуда не денутся. Им есть, чем заняться, - и пошел к дороге, где уже беспокоился оставленный конь.
«Придется мне теперь топать пешком», - если эльф выживет, то он все равно не ходок еще ой как долго. «До своей могилы он ходок», - даже если целители Башни Бдения залечат рану, все равно. Предчувствие насчет остроухого идиота у Мак-Тира было скверным. Но зато вдруг научится быть благодарным? – о, эта славная наивность былых дней. Как хорошо, что Логэйна она некоторым образом миновала.

+1

5

- И стрелял ты в него тоже без желания покалечить, да? - фыркнула эллет, лук не опуская и не желая поддаваться первой. Дело ясное, и сама выстрелить могла так, чтобы особых увечий не нанести, да только этот человек, похоже, не только на словах её дурой считал. Она слышала как здесь принято обходиться с эльфами. Их не жалеют, а, кажется, при любой возможности убивают. Пристрелить бы его, да дело с концом - но нельзя, ведь она не орк, чтобы оставлять за собой кровавый след, тем паче, в чуждых землях. И особенно потому, что уподобится здешним не желает.
Знак на броне мужчины не имел значения. Да, ей знакомо имя Серых Стражей, а также их последний подвиг - спасение страны и мира в целом от Мора, - но для неё, чужачки, здешние порядки во многом безразличны, в том числе и подчинение членам ордена, чьё предназначение хоть и благородно, но подозрительно. Их право - не её забота, когда речь о жизни сородича. Впрочем, склока подождёт. Сначала стоило помочь бедняге-эльфу, а уж потом вершить и суд, и справедливость, буде те необходимы.
- Ты маг, что ли? - последовал вопрос, пока противник всё же выдумал помочь подстреленному пленнику и занялся его ногой. Тауриэль приметила и то, что дело своё знает, и то, что действует не как целитель.
- Нет, - коротко ответила Тауриэль. Ведь магом не была, а что до навыков и Песни, коей пусть в меньшей мере, но владела, то те не магия в том понимании, какое принято здесь, в Тедасе.
"Подействует ли?" - смутная тревога неожиданно прокралась в сердце. Здесь Тауриэль не пробовала ещё Песней лечить кого бы ни было. Здесь нет Валар и кажется, что сам Илуватар не властен над судьбой этого мира. Так станет ли иметь воздействие Песнь Силы, которую эллет отлично ведала, обученная теми, кто оную узнал ещё во времена владычества Элу Тингола и Мелиан, одной из Майар. Учиться у таких - большая честь, хоть лекарем Тауриэль так и не стала, как бы её наставники на то не уповали и надеялись.
Как только Серый Страж закончил своё дело, Тауриэль присела рядом, пусть ему не доверяя, но готовая напасть и защититься - мечи ведь под рукой. Кровотечение чуть остановилось, стоило наложить повязку и использовать припарку - как бы то ни было, отметила эллет ещё раз, человек своё дело знал, - но того было мало. Ей нужен доступ к ране и растение, что мало, но усилит действие Песни и облегчит боль. Открыв дорожную сумку, так и висевшую на боку, Тауриэль достала свежий - прошлым вечером найденный, - эльфийский корень, чьи целительные свойства напоминали ацелас, хоть тот и был куда сильнее. Затем сорвала несколько листочков, их положила в рот и разжевала в кашицу, тем временем разрезав покрывшую ранение повязку и осмотрев: в бытие помощницей целителя, она видала раны и похуже, а потому ей с этой не должно доставить множества усилий справиться.
Конечно, если Песнь возымеет действие.
Положив ладонь на лоб неожиданно замершего эльфа, эллет, вложив определённую долю магии в свои слова, шепнула:
- Loste. Спи.
Тот, хоть не сразу, но после нескольких мгновений замер, что позволит не бояться лишних движений. Выдохнув, Тауриэль положила поверх раны кашицу из эльфийского корня, после чего коснулась обеими ладонями пострадавшего места и напевно произнесла, достаточно тихо, ведь Песнь не требует громкого голоса:
- Menno o nin na hon i eliad annen annin, hon leitho o ngurth.
Она повторяла и повторяла, чувствуя, как Сила наполняет её и впервые за долгое время ощутив радость - значит, не так далёк и покинут сей мир, раз отголосок Песни Айнур имеет здесь силу. Значит, она не одна и, возможно, Владычица Звёзд всё же слышала её мольбу. Раз так, она сумеет найти путь домой!
Наконец, Тауриэль замолчала, зная, что дело сделано. Вокруг будто стало светлее, свежее. Убрав ладони, она увидела, как рана почти закрылась, а вместо крови появилась сукровица. Она кивнула самой себе, выдохнув, и перевязала рану заново, используя ткань, которую про запас носила в сумке. Эльф спал, теперь - естественным снов, ведь волшебство изматывает не только того, кто его творит, но и того, кто его получает, если то касается исцеления. Молодой совсем, почти мальчишка, он казался таким спокойным и мирным - что он сделал, чтобы Страж решил забрать его в свой Орден? Осмотревшись, увидела, что человек стоит рядом, держа своего коня под уздцы. Видел ли он что-либо? Ведь будет и впредь думать, что она - маг.
Гнев на него чуть уменьшился, да и сразу после Песни исцеления нельзя в полной мере ощущить те чувства, что многими звались тёмными. Такова особенность подобной магии.
Поднявшись (но не приблизившись, и готовясь при необходимости выхватить меч, что покоился в ножнах за спиной), Тауриэль всё также строго, только чуть более миролюбиво произнесла:
- Ему необходим отдых. Он будет спать, но сколько - не знаю. Не больше суток. Если не собираешь убить, дай ему полежать до пробуждения, иначе все мои усилия впустую. И расскажи - почему стрелял? Он был беззащитен. Действительно ли потому, что это рекрут Стражей? Или потому, что он - эльф? И что он сделал, чтобы его призвали в число таких как ты?

Отредактировано Tauriel (2018-05-16 23:36:35)

+1

6

Конь вдруг поставил уши торчком, но вовсе не в сторону дороги, как можно было бы предположить, где Мак-Тир все же видел краем глаза какое-то движение. Слишком далеко, чтобы разобрать – и не ближе, чтобы оттуда заметили, что творится в осеннем поле. Творилось же не понять что – Логэйну пришлось придержать гнедого, вдруг порысившего в сторону присевшей подле раненого остроухой. Хлопнув коня по шее, он сам подошел ближе, настороженно нахмурившись.
Проклятье. Это ни на что не походило, - из-под прижавшихся к окровавленной ноге эльфа рук остроухой лилось беловатое свечение, и Мак-Тир был готов собственную руку дать на отсечение, что это магия. Но вместе с тем он никогда не видел, чтобы лечили поверх разжеванной, прилепленной поверх раны зеленой кашицы. Разжевала да плюнула? – несложно было догадаться, когда в углу шевелящегося рта остроухой виднеется зеленоватая, как ее одежда, капля.
«Магия?» - как не походила сама эльфийка на магессу, с луком-то своим, так не было похожим это свечение на то, что Мак-Тиру доселе доводилось видеть. Само собой, поневоле вспоминалась та благостная, благообразная и благочинная старуха из компании Амелл. Винн из ферелденского Круга магов, - на память Логэйн никогда особо не жаловался, и помнил ее еще по Остагару, как одну из целителей.
Уцелела там, ишь ты, - он чуть наклонил голову, непрошенное отгоняя. Углям ненависти, изъязвленной оскорбленной гордости незачем сейчас полыхать, по такому пустячному поводу, - он наблюдал за тем, как рана на ноге, под бормотание эльфийки, закрывается, и не знал, как происходящее понимать. За свои почти шесть десятков лет… задница Андрасте, это больше походило на то, как деревенская лекарка, пожевав травку, плюет ее на рану, да зашептывает ее. Если бы только странное, из ниоткуда взявшееся свечение не озаряло лицо остроухой изнутри – но вот она замолкла, и оно будто померкло. Мак-Тир с удивлением поморгал – краски осени, даже та самая клятая жухлая трава кругом теперь казалась ярче, и будто бы… живее?
Что же до остроухого недоумка, то он спал, как младенец, и красок на лице его будто бы добавилось. «Может быть, все ж выживет», - бесполезная мысль. Это уже решительно не дело Логэйна. На все клятая воля Создателя, - «и сопротивляемость скверне».
- Тебе-то чего неймется, что полезла встрять за сородича? Он взят мной в рекруты Серых Правом Призыва. Это все, что тебе нужно знать, остроухая. И я не собирался его убивать, - «он сам себя убьет» - эхом отдаются в ушах собственные слова, когда Мак-Тир склонился над спящим Идрисом. Ухватить ублюдка, на коню на спину – эх, проклятье, а он так надеялся добраться до Башни Бдения верхом.
- Ну, стой, - гнедой только вот по-прежнему беспокоился, тянулся к остроухой, обнюхивал. – Цыц, - Логэйн посвистел, и конь неохотно повернул к нему голову. – Давай сюда, - высоко поднимая ноги, гнедой все же подошел, и, команде повинуясь, лег. Идрис – легкий в кости, как все эльфы, особо тяжелым не показался, когда Мак-Тир подтащил его к конской спине, и кое-как на ней закрепил. Хлопнул коня по крупу – тот поднялся, недовольно фыркнув.
- Не знаю, может быть, он будет благодарен тебе за спасение жизни. Может, и нет, - лицо дернуло усмешкой. – Меня этот клятый карманник особо не благодарил, когда я спас его от петли, призвав в орден, - по правде говоря, теперь его интересовало другое. Это когда же эльфы научились творить такие чудеса, одновременно лупя из лука с точностью кому угодно на зависть, и лечить наложением рук? Все маги, каковых Логэйну доводилось встречать, в бойцы не годились, словно собственная магическая сущность подтачивала их физическую силу изнутри. Да и особо эти ребята в целом не утруждались тем, чтобы учиться стрелять из лука, или бить мечом – зачем, казалось бы, если одним – единственным движением пальца можно землетрясение устроить, или что еще? И тому самому мечнику голову взорвать, еще живому? – промышляла подобным одна его знакомая ведьма, Мак-Тир помнил. Еще ему как-то доводилось слышать о воинах-чародеях, но это уж наверняка бабушкины сказки. Той самой Винн. Хотя…
«Толковали как-то на привале про то, что где-то у эльфов этому делу и научились же», - смутно вдруг припомнилось Логэйну. Эта – из таких?
«Исцелила же болвана», - с другой стороны, все заклятия исцеления, что прежде Мак-Тиру доводилось видеть, такую рану вылечили бы и почти мгновенно, и без необходимости для раненого отдыхать.
А еще более странно было понимать, что, с эльфом разговаривая, он не слегка вниз смотрел, а на уровне своего роста, не самого маленького.
«Полуэльф?» - о, вот уж нет. Они не отличались от людей ничем. Достаточно вспомнить треклятого логэйнова зятя, головную боль Аноры.
- Что же, я передам, когда этот очнется, что ты справлялась о его здоровье. А теперь, думаю, тебе лучше идти своей дорогой, - «пока еще во что-нибудь не ввязалась», - но, прежде чем Мак-Тир успел это подумать, гнедой повернул голову в сторону дороги, и негромко заржал.
Тот дым, что вначале они с Идрисом заметили, сейчас будто бы приближалось. Логэйн наклонил голову, чувствуя жжение в груди; медленно стиснул звякнувшую кольчугу. Сомнений нет.
На дороге были не люди.
- Держись подальше, - опять откуда-то твари повылезали, да что же это, будь оно проклято, - подхватив лук с земли, он потянул стрелу из колчана, чувствуя, как приближается толчками темное, черное, уродливо родственное.
Порождения тьмы.

0


Вы здесь » uniROLE » uniPORTAL » In War, Victory


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC