о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищете хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• renji
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.
• byakuya
связь лс
капитан, нет не очевидность, но назидательный взгляд и тяжелый банкай, потому порядок должен быть в администрации.

автор недели //TAURIEL
Равноценный обмен она понимала иначе чем алхимики, пусть очень схоже. Для нее он звучал иначе — на каждое действие есть свое противодействие. Вот что для нее значил этот обмен. У любого решения есть свои последствия, есть свои слабые и сильные стороны. Выбирая что-то одно, ты теряешь другое, и должен смириться со своим выбором, принять его и идти дальше, помня о нем, но не останавливаясь, приняв его...Читать

эпизод недели //WRONG DESIRES
Кто сказал, что мстительная душа, которая и родилась-то только для того, чтобы сжечь Францию (не получилось, но получится ещё — временных линий слишком много, чтобы отчаиваться), должна обладать терпением святой, с которой её по какому-то недоразумению связывают? Кто сказал, что она обязана проникнуться любовью к тому, благодаря кому она здесь? Когда её воплощали в мирах, Жанна всегда вела себя, как дикая кошка — выпускала когти при попытке к ней прикоснуться, но упрямо следовала...Читать

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста — выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да — это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни — накатим за его здоровье!

Hinamori Momo: Итак, я живу на Юни уже год. Может, больше, может, меньше — не суть. Просто мне хочется в который раз сказать, что этот форум стал для меня домом в первые же дни регистрации, и ничего не изменилось. На Юни действительно хочется заходить, хочется активничать там, вдохновляться играми и соигроками, брать твинков и наслаждаться жизнью. На Юни царит очень дружелюбная и приятная атмосфера, все люди там — добрые, все готовы общаться и играть, все — интересные и хорошие игроки, однако я не могу сказать, что на Юни собралась компания в том смысле, что других в нее не пускают. Согласитесь, бывает такое, когда сбивается основной костяк игроков и в этот коллектив трудно влиться новичку. На Юни этого нет! Вот правда, новенькие игроки легко смогут вписаться в компанию старожилов — вам тут и кофеньяка нальют, и пирожками угостят, и в игру затащат с порога. Отдельно хочу отметить работу администрации, которая действительно заботится об игроках и удобстве их обитания на форуме — я еще ни разу не встречала такой дружный, добрый, теплый и ответственный коллектив АМС, за что им огромная благодарность. За этот год я ни разу не усомнилась в том, что Юнирол — мой любимый форум среди всех остальных. Я рада, что стала частью этого чудесного места и знаю, что меня, как и всех остальных, там любят и ждут. "Дом никогда не бросает тех, кто взял и однажды поверил в Дом".

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Lara Croft: Я не умею писать большие отзывы и рецензии, каюсь, грешен. Но поделиться своими впечатлениями и эмоциями от этого проекта все же хотелось бы, скорее даже для себя, чем для кого-то. Это замечательный форум. Почему? Потому что он вернул меня обратно к ролевой жизни, куда я уже и не надеялась было вернуться никогда. На самом деле до Юни у меня все было сложно — то ли мне, как плохому танцору, все время казалось что форумы были какие-то не такие, то соигроки оказывались факапщиками, то ли я сам нигде не мог свою задницу пристроить ровно, потому что в ней торчало шило размером со шпиль Эмпайр-Стейт-Билдинг. Но после перерыва почти в год, когда я ограничился лишь написанием анкет и ливанием с форумов, попасть на Юни было просто чудом. Почему? А черт его знает, с первого взгляда все казалось таким же, как на других кроссоверах до этого, коих я сменила… по-моему, все, что есть в рунете. Все дело в людях. Скажу честно — они разные. Но в этом, наверное, и вся прелесть. Мне повезло найти на проекте человека, который стал моим хорошим другом. Даже двух таких людей, одного вообще в моем городе, так что кто знает — может и тот, кто прочитает мой отзыв, сможет потом найти себе доброго товарища на просторах Юни. Что же касается конкретно форума и что может быть интересно тому, что захочет присоединиться к проекту — форум живучий, развивающийся и очень активный. Народ играет и играет много, и не буду лукавить — сама я пишу в двадцать раз больше постов, чем писала до этого на своей ролевой памяти. Администрация честная, доброжелательная и отзывчивая. Флуд веселый и все, в принципе, относятся друг к другу хорошо без каких-либо подковерных войн. P.S. А нет, все-таки умею в простыни..))

Clara Oswald: Дорогие мои юнироловцы! В первую очередь команда АМС. Хочу в этом отзыве выразить свою огромную благодарность вам! Спасибо за то, что терпите меня, мои странные идеи, бесконечные смены ролей, уходы-приходы. Вы просто чудо! Вы самые терпеливые, понимающие и крутые! Я очень рада тому, что куда бы не заносил меня мой идиотизм, я все ровно возвращаюсь на Юни, потому что, видимо это судьба, и этот форум самый лучший. Не перестаю в этом убеждаться! Путь у вас всегда и все будет на высшем уровне!!! Отдельные приветы фандомам Волчонка и Доктора Кто, конечно же. Вы все чумовые ребята! Обожаю вас!!!

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » reborn


reborn

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/jCyCUz4.png
Open your eyes
Now is the time
to rise up
With darkness we'll still shine
Idolized and despised
Wrong or right
We'll make it through to the other side

regis x cirilla

Отредактировано Cirilla (2018-04-11 20:05:52)

+1

2

Cœur de pirate - Final Breath
Пустота и боль - все что осталось.
Остальное развеялось по ветру, словно раскрошенный суховей перед первыми проливными дождями, знаменуя конец очередной декады. Боль причинить достаточно просто, даже тому, кто априори ее чувствовать не должен, но магический огонь, он особый, от него не спастись даже всесильным существам, он опаляет камень, заставляет металл стекать к ногам. И эти языки, резкие, словно кинжалы, режущие плоть, заставляющие ее вздуваться и лопаться...
Нет. Хватит. С воспоминаниями приходит и сама боль.
Регис пытается повести головой, но мышцы плохо слушаются его, словно не так давно опаленные, обнаженные, они не хотят подчиняться. У него жесткая перина, из просыревшей соломы и облезлого тулупа, но и это не так важно, последняя его регенерация проходила в земле, зарытым под немыслимыми углами, намного неприятней чем сейчас. Руки касаются чужие пальцы, тепло опаляет сильнее огня, эти же пальцы приподнимают его за шею, подносят к губам потрескавшийся медный кубок, заставляя прильнуть к багровым стенкам, а по горлу растечься живительным источником густую кровь, все еще пышущую жаром чужого тела.
- Не стоит, - Регис пытается растянуть губы в улыбке, обнажив острые зубы, но незажившая плоть трескается, сукровицей и тонкими каплями стекая на подбородок, оставляя след. От такой беспомощности можно только смеяться, еще сильнее смеясь от превратности судьбы и своей собственной участи. Можно еще жалеть себя, но жалость мало помогает, он и так это осознает.
- Спасибо тебе, брат мой. - Вкус у крови другой, приторный, не притягательный, вовсе нет. Был бы он таким, так они бы друг друга изорвали еще при первой возможности, еще когда не знали законов и правил. Но словно горькое лекарство. Оно нужно, необходимо, без него телу плохо, а разум туманит, все идет кувырком. И, самое главное, без нее больно, кожа горит, опаляется, тлеет и лопается под натиском высоких температур. Его собрат кладет непослушную голову обратно на худой тюфяк, поворачивая так, чтобы можно было видеть ветхую комнатку давно брошенной хаты. Тут не горит печь, не зажжены лучины, а окна плотно забиты досками - их роду свет никогда не был нужен - тут нет ничего живого, даже крысы давно перестали селиться в этом месте, найдя себе дом посытней. Сколько здесь уже он лежал? А сколько еще придется? Регис обладал той степенью комфорта, что не позволяла ему искать себе укрытия в сырой пещере или же посреди леса, под выкорчеванными корягами. Проявлялась ли в этом его более человеческая натура, стремившаяся к комфорту или же вампирские замашки завышенного комфорта - он и сам толком проанализировать не мог. Его новый друг, в общем, такие мысли не разделял, прекрасно чувствуя себя в подобном месте, а сам Регис ничего большего просить не смел, Детлафф и так отдавал слишком многое...
Он нашел его на том же самом месте, на котором вампир перестал существовать. Он не мог знать, но почувствовал - своего, кровь, вытопленную, но все еще отдающую знакомыми нотками, перебиваемую даже через смрад десятка других тел, принявшихся уже гнить среди стен замка. Сюда не совались даже местные, боясь и напридумывая себе баек, за которыми прятали страх перед прошлыми жильцами и возможной будущей расправой. А еще страхом перед неупокоенными душами, что в таких местах селятся слишком часто. И на костях когда-то величественного здания и нашли Региса, не представляющего из себя ничто, разве что только нечто бесформенное. Возможно, через сотни лет, он бы вновь стал собой, медленно, но верно. Но за сотню лет могло случиться что угодно, это не были бы сто лет сна, привычные для его рода, он все видел, все чувствовал и сходил от этого с ума. Еще несколько лет...
Но этого не случилось. Он не там, часть общего, он здесь, слабый, беспомощный, не способный даже долго говорить, обмотанный тряпьем, уже полностью пропитавшимся. Но существующим, мыслящим. У него было много времени проанализировать все, что произошло, что случилось и каким образом это обернулось. Был бы он человеком, он бы злился на своего противника, но он был тем, кем являлся, а значит, мог злиться только на себя. Он не смог долго продержаться жизни обычного празднолюбца, волнующегося только за себя, но не смог и долго придерживаться доктрины всепрощения и нежелания приносить боль. Боль будет в любом случае, просто он надеялся, что как существо порядка высшего, лучше принимать эту боль на себя, нежели позволять страдать другим. Но где же правильный подход? 
- Опять думаешь? - хриплый голос его собрата в этих стенах кажется слишком зловещим. - Мне нужно уйти. А тебе нужно еще крови. Не волнуйся, я уже обо всем позаботился.
- Твой альтруизм вдохновляет, мой друг. - Регис поворачивает голову, тьма выхватывает силуэт, он четко прорисовывается только через несколько секунд после - плохо - это ужасные показатели для кого-то его рода. Детлафф тоже замечает и хмурится. - Но не стоит так сильно себя изматывать. Я не умираю, и вполне способен уже говорить, дело осталось за малы.
Бывший лекарь из Диллингена умудрился даже поднять руку, обмотанную пожелтевшими тряпками и махнуть ей несколько раз, розовые пластины вновь формирующихся когтей мелькнули на секунду и вновь скрылись за тряпьем. Детлафф буркнул что-то вроде "недостаточно" и быстро вышел, плотно затворив за собой дверь. Казалось странным, что с ним, с Регисом, вообще кто-то возится. Последняя его попытка общения с сородичем не прошла хорошо - он поругался с эккимой, что хотела выпить младого селянина близ его дома. Эккиму он прогнал и еще долго слушал шипение, схожее с человеческими проклятьями. И  так было привычно, среди своих ему было неуютно, странно и непривычно, слишком сильно Регис свыкся с натурой и жизнью человеческой, оброс кожей мягкой, непривычной для монстра, пусть под ней и являясь самым ужасным кошмаром.
Вампир откинул голову, рассматривая потолок из неровных брусьев, чьи расщелины были заткнуты мхом и соломой, пытаясь думать, хоть о чем-нибудь, погружая свой разум в воспоминания и отпуская летать в воображении, смешивая и разбавляя. Лишь только постоянная активная деятельность сознания не давала полностью сойти с ума. Не давала стать ничем.
Запах... его отвлек запах. Стали, пота и реагентов. Так пахли ведьмаки, так пахли алхимики, вооруженные в эти неспокойные времена. Но ни тем, ни другим, тут делать было нечего, разве что только пришли не по его душу. Регис прикрыл глаза, его грудь принялась вздыматься мерно, словно во время крепкого и спокойного сна, а руки, легли на грудь, как у покойника, отправляемого в последний путь. Раненый человек не представляет опасности, а спящий и тем паче.
И он слушал...

Отредактировано Emiel Regis (2018-04-15 21:00:22)

+3

3

Прыжок, удар, еще удар, пируэт. Шаг вправо, кувырок, треск ткани и яростный рев. Цири лихорадочно отбивалась от атак. Он был сильным. Сильнее чем все предыдущие, а она жутко боялась и была уверена, что именно ее страх почуял зверь. Цири успела лишь обработать серебряный меч маслом, прежде чем монстр кинулся на нее из темноты густой чащи, раскрыв ее местоположение. Масло давало определенные преимущества в бою, ведь соприкасаясь с кожей Экиммы оно начинало шипеть и пузыриться, а сам зверь издавал истошные вопли и не мог так быстро регенерировать, но судя по разодранному бедру девушки этого все же было недостаточно. Цири всегда понимала, что ей будет труднее, чем другим ведьмакам, тем кто прошел испытания и мутации. Да, у нее были свои сильные стороны. Старшая кровь наделила Ласточку особыми, уникальными свойствами, а изученные основы магии нередко выручали в сражениях наравне с ведьмачьими знаками. Но это все было не то, где-то в глубине души ее сжирали досада и сожаление по утраченным знаниям разоренных ведьмачьих школ. Ей действительно хотелось стать одной из них, по-настоящему. Но Цирилла отдавала себе отчет в том, что ее способности в конечном счете должны сформироваться в новый индивидуальный стиль боя, который идеально подходил бы только ей одной. Теперь у нее был только один учитель, она сама. И не очень толковый.
Девушка взвыла, скривившись от боли - откатившись в сторону через плечо она перенесла вес тела на раненную ногу. Горячая кровь тут же хлынула из раны и окрасила ткань штанины багровым пятном. Экимма обернулась, в очередной раз взвыла и понеслась не ведьмачку, размахивая огромными, когтистыми лапами. Цири моментально переключилась и свела пальцы в знак Игни. Она почувствовала, как энергетический поток из земли прошел по ее стопам, поднимаясь по всему телу вверх и аккумулировал прямо в центре ладони правой руки. По телу пробежала крупная дрожь, волна холода сменилась жаром в теле. Из ладони, пальцы которой были сведены в знак, появился поток магического огня, который ударил прямо по монстру. Тот отчаянно взвыл и попятился назад, прикрывая опалённые морду лапами.

- У меня для тебя есть заказ.
Цири недоуменно окинула взглядом обратившегося к ней посетителя таверны. Она была здесь проездом, чтобы только остановиться на ночлег и наконец отмыть с себя всю дорожную грязь. Ни с кем из жителей она не контактировала, а за спиной у нее был только один меч, так что присутствующим было невдомек кто она и откуда. Девушка осторожно отодвинула тарелку с похлебкой от себя, облизнула губы и осмотрелась по сторонам. Не было ни намека на засаду. Либо неизвестный был один, либо ее поджидали уже на выходе.
- Я не говорила, что выполняю заказы. - Проговорила она тихо, но при этом четко, акцентируя на каждом слове. Ведьмачка не сводила пристального взгляда с незнакомца, но тот оставался абсолютно невозмутимым и спокойным. По его манерам и речи можно было судить о его аристократическом положении, что только добавляло неясности. Неужели кто-то из людей отца? Прошло уже немало времени с тех пор, как они виделись в последний раз. Эмгыр ее о т п у с т и л. Разговоры о том, что император женился на потерянной наследнице Цинтры первое время не сходили с уст кметов живших на территории Нильфгаарда и вплоть до Новиграда. Лишь не так давно шумиха утихла. Могло ли это означать, что с самозванкой что-то случилось? Нет. В одеянии незнакомца не было ни знамен, ни каких-либо определяющих знаков. Только черная кожа на бледной, возможно чересчур бледной коже. - Кто ты?
Незнакомец конечно же проигнорировал вопрос, но его тонкие губы растянулись в улыбке. Цири она не понравилась.
- Тебе достаточно знать, что мне нужна кровь вампиров, и у меня есть деньги. Чем больше крови, тем больше плата. - Из-за пазухи он вынул небольшой бархатный мешочек и с видом абсолютной незаинтересованности швырнул его на стол, несколько монет со звоном выпали и покатились по поверхности стола. На золотых красовалось нильфгаардское солнце, бликующее от света факелов. - Возьми в качестве предоплаты. Думаю, тебе пригодится.

Цири толкнула ногой труп экиммы и тяжело дыша вытерла пот ладонью со лба, оставив на нем след из смеси густой крови и вязкой слизи монстра, жутко вонючей по мнению девушки. В этот раз она была лучше подготовлена и оказалась быстрее, чем зверь. В прошлый ей пришлось бежать с поля боя, теряя силы и кровь. В общем-то ей повезло, что осталась тогда вживых. Деньги действительно пригодились, на лечение, бомбы и элексиры. Тяжело дыша, ведьмачка принялась потрошить труп, попутно сливая кровь в походный бурдюк. Оставив для своих нужд наиболее мерзкие и экзотичные части, оттого, наверное, и самые дорогие среди купцов на черных рынках, Цири сожгла труп. Помнится, именно так ее учил Весемир, тогда в далеком в детстве. Пожалуй это было самое спокойное и счастливое время для нее. Только в границах крепости Каэр Морхена с Цири не обращались как с безвольным мешком картошки, то и дело перетягивая и продавая друг другу, хотя точнее было бы назвать это рабством. Ведьмачка замотала головой, отгоняя от себя тревожные мысли и воспоминания. Весемира нет, как и нет больше того измотанного многочисленными испытаниями Львенка из Цинтры. Она ведь пошла дальше, верно?

С каждым последующим убитым зверем всегда становилось легче и экиммы не были исключением. Это был третий убитый монстр Ласточки и третья порция вампирской крови. Ее таинственный заказчик всегда сам на нее выходил и вместе с наградой оставлял указания о том, где искать следующего монстра. На этот раз последовали иные указания.
- Достаточно. - Глаза мужчины хищно сверкнули в темноте, когда Цирилла достала из сумки бурдюк с кровью. Но, как и в прошлый раз девушка не знала подробностей, а потому чувствовала себя не в своей тарелке. - Доставишь ее сюда. Что делать разберешься сама. - Заказчик указал на карту. Хижина, где-то в чаще леса, вдалеке от посторонних глаз.

Цири озиралась по сторонам и прислушивалась к каждому шороху. Нет. Она не понимала зачем ее отправили сюда. Даже когда пересекла порог хижины, когда под ногами заскрипели старые доски. По свету проникающем сквозь ставни окон плыли частички пыли, придавая и без того старому дому опустелый вид, а в воздухе стоял запах сырости и что-то отдаленно напоминающее гниение. Взгляд ее скользнул по пространству помещения и остановился на кровати. Девушка не сразу поняла, что там был человек. Точнее то что там было сложно было описать словом «человек». Перемотанный бинтами и пропитавшийся кровью, он не двигался. Только грудь медленно вздымалась и опускалась, говоря о том что процессы жизнедеятельности в этом теле все-таки протекают. Цири застыла и напряглась, затаив дыхание и ожидая, что сейчас может случится все что угодно. одной рукой она потянулась к мечу, второй прижала к себе бурдюк. Нет, она точно не понимала зачем она здесь.

Отредактировано Cirilla (2018-05-15 09:13:59)

+1

4

В его состоянии был лишь один плюс, конечно, не такой заметный, если рассматривать его со всеми остальными минусами печального положения медленно регенерирующего и уязвимого существа, но Регис привык искать положительное во всем - даже самом ужасном. В конечном итоге, целую вечность предаваться меланхолии удел только самых слабых и самых скучных его родичей, а ведь вампир никогда не отличался чертами существа, привыкшего к скуке, даже в своей маленькой цирюльне на окраине городишки находя что-то свое, очаровательное. Сейчас, правда, до этой цирюльни было далеко, да и наверняка ее уже растащили по кирпичу на всякие нужды соседи или просто захожие - он предполагал, основываясь на опыте, в мире скоротечном ничто просто так не пропадает и не остается, даже остовы древних руин используются за основу для новых городов.
Так вот, возвращаясь обратно к поиску чего-то положительного в этом удручающем положении, Регис все же смог отыскать кое-что - его чувства обострились. Обнажились, изменились; регенерация делала свое дело, потихоньку восстанавливая его. Конечно, чтобы полностью придти в норму потребуется еще слишком много работы и с десяток лишних лет сна, которые он не особо приветствовал, хотя бы из-за того, что за эти десять лет может произойти слишком много всего, а ему ведь так не хочется отставать от происходящих событий.
Он чуял масло, сталь, пот, кровь и серебро - значит, все же ведьмак. Неужели кто-то из местных жителей рассказал, что в старой хате происходит что-то неладное; странно, люд тут не бродил, даже охотники в поисках дичи забредали редко, сами вампиры внимания не привлекали, даже света в избе не зажигали - зачем видящим в темноте лишнее световое пятно, которое притягивает любопытные глаза и животных? Но было что-то еще в этой какофонии запахов, что-то знакомое - то была кровь его сородичей, причем в достатке.
Вампир распахнул глаза, чуть повернув голову. На него внимательно смотрела, вернее, если уж быть совсем точным, пыталась разобрать в полумраке, девушка достаточно юная, сероволосая и зеленоглазая, со шрамом по лицу и чертами, схожими с эльфийскими. Он уже видел эту девушку когда-то, но тогда она была еще девочкой - подростком, перепуганным и ослабленным в замке, полном людей недоброжелательных. Он бы мог посмеяться такому странному стечению обстоятельств, ведь из всех возможных ведьмаков, какие ходят по этому свету, ему подыскали именно ту, из-за которой он и оказался на этой койке, но смех лишь только раздерет горло.
- Не стоит тянуться к мечу, юная барышня. - Он прочистил горло, пытаясь звучать не так зловеще, но связки до конца не восстановились, так что звучал вампир как самый настоящий упырь. - Я вам ничего не сделаю, скорее покалечусь, пытаясь спуститься с кровати.
С одной стороны стоило бы представиться, назвать ее по имени, спросить, не помнит ли она его, поедающего наемников в сырых и затхлых от крови коридорах; но он и правда не знал, как маленькая теперь уже ведьмачка на это отреагирует. В данной ситуации поведение ее, да и любого человека, коих он повидал немало, было непредсказуемым, уж привыкли они сначала монстра разрезать на части, а потом уже думать, что делать дальше. А в очередной раз регенерировать по новой ему ой как не хотелось.
- Я вижу, вы принесли то, что мне требуется, - Регис приподнял тонкую руку, пальцем указывая на стол. - Там свеча - ее можно зажечь, чтобы стало посветлей. Только близко не подносите, у меня очень чувствительные глаза, яркий свет причиняет мне нестерпимую боль - ожоги, знаете ли. - А еще свет помогает людям получше рассмотреть обгоревшее и заново восстанавливающее тело, что не скрыть даже тряпками, коими его брат обернул самого цирюльника, даже не для лучшего эффекта, но чтобы прикрыть отдельные этапы достаточно некрасивого и в некотором роде даже противного действа, нелицеприятного как для Региса, так и для Детлаффа - видеть, как твой родич вновь формируется далеко не эстетичным путем и не вспыхивая пламенем, словно жар-птицы из легенд, не самая приятная вещь и они оба хоть и пытались делать вид, что в этом нет ничего такого, Детлафф ощущал никому не нужную жалость, а сам Регис стыд за подобное.
- Как мне к вам обращаться, дорогая? - До сих пор ли она Цирилла? Или девочка решила не рисковать и сменить нареченное с рождение. Достаточно интересные вопросы, а он сам никогда не отличался особой осторожностью, когда дело казалось чего-то занятного. - Утолите любопытство страдальца, запертого в этом месте - какие новости бродят в округе?
Кто правит на этих землях, кто на кого идет войной и чем же живет здешний люд. Спрашивать об этом брата было бесполезно - людей, да и других, он считал если не отвратными, то не представляющими  для себя интереса, да и неразговорчив был его родич, а сам он уважал черты характера других, не стараясь настаивать на своем. Но и без общения было как-то тоскливо, уж очень порой хотелось подискутировать хоть на какие темы, неважно, начиная от нильфгаардской поэзии и заканчивая успехами в посеве овса на этот сезон.
Он кашлянул еще раз, сглатывая склизкий ком обратно.
- На столе есть чаша. Наполните ее тем, что вы принесли с собой. - Вампир покорно лежал, повернув голову и одними глазами следя за ведьмачкой, пришедшей в его логово. На миг он вдруг подумал, что станется - реши она на него напасть, станет ли он защищаться от ребенка? Он слаб, но это не значит, что он не сможет ударить, надеясь, что сил его хватит, чтобы вытолкать девушку за дверь в достаточной целости и отвадить от этого места. Не хотелось ему трогать предназначение его друга, пусть даже и в целях собственной самозащиты.
Запах крови сородичей был отвратен, но был и так же необходим. Это лекарство, что он должен принимать, если хочет вновь стать тем, кем когда-то являлся.
- Да. Сюда. Помогите мне подняться. - Регис проследил из под полуприкрытых глаз движение, ощущая, как горячая кровь бежит по венам, как она плескается в кубке, отдавая запахом чего-то землистого и металлического. А еще серебра. Он вцепился в чашку мертвой хваткой, слишком сильной для того, кто должен быть немощным, но сейчас и играть в умирающего значило тратить такие драгоценные секунды. Вампир припал к чаше, ощущая горький привкус, вызывающий рвотные позывы. Пить кровь своих было кощунственно даже по их меркам, но была одна немаловажная деталь - Регис хотел жить. А раз так, то придется побыть отвратительным даже для себя.
Лишь только когда чаша полностью опустела, он разжал пальцы, слизывая с губ остатки уже начинающей медленно сворачиваться крови. Но что куда как важней - он ощущал себя намного лучше, более живым, более настоящим, и сердце внутри отбивало ритм более ровный, чем прежде.
- О, так намного лучше. - Регис приподнялся, опираясь на полусгнившую спинку своего ложа, чтобы получше рассмотреть свою внезапную гостью. - Полагаю, у тебя много вопросов. Задавай их, конечно - я на все отвечу. Что не спросишь, все расскажу, маленькая ведьмачка.
Он попытался улыбнуться, губа опять треснула и клыки показались, обнажившиеся на довольно неприятном лице.

+1

5

Цири затаила дыхание, чуть пригнулась и сделала неуверенный шаг вперёд. Тут же эхом по комнате разошёлся предательский скрип прогнивших половиц. Она замерла, ожидая что неизвестное создание проснётся и бросится на неё, не разбирая что к чему. Ещё один шаг. На этот раз в полнейшей тишине. Когда она приготовилась к третьему, то по хате снова разошёлся скрип, только в этот раз то была не половица, а голос. 
- Не стоит тянуться к мечу, юная барышня. Я вам ничего не сделаю, скорее покалечусь, пытаясь спуститься с кровати. - в голове он раздался, словно ножом по металлу. Так что мурашки побежали по коже. А сердце бешено заколотилось от страха.
Девушка даже не сразу разобрала что содержала в себе речь. Настолько искаженной она была. Барышня. Это слово само по себе звучало как-то инородно, как будто взято не из этой эпохи. Кто вообще употребляет теперь такое обращение? Но это конечно были не те мысли. Пытаясь вернуться в нужное русло, она задалась куда более важным вопросом. Кем надо было быть, чтобы так выглядеть? Она решила будто столкнулась со зверем, но увидела перед собой разум. Это выбивало и без того зыбкую почву из-под ног. И внешнего оцепенения ведьмачку вновь вывел голос. С каждым словом речь становилась понятнее. Сложно было сказать, это цари привыкала, или связки незнакомца адаптировались. 
- Я вижу, вы принесли то, что мне требуется, - напряжение с ее плеч спадало по мере того, как к ней поступала информация. Рука только что державшая рукоять меча, медленно проскользнула вдоль тела на пояс и обхватила бурдюк с кровью вампира. 
Вопросов с каждым мгновением становилось все больше, помимо тех, что касались личности существа. Кто был тот таинственный заказчик? Для каких целей им обоим нужна была кровь вампиров? Зачем нужно было отправлять сюда ее, Цири? И почему же она сама, так запросто согласилась на сделку, не додумавшись даже прояснить все нюансы, начиная от того, как незнакомец узнал кем была девушка, заканчивая вот этим всем. Нет, это была ее воля, ее решение, она согласилась выполнить заказ, но никакой лично мотивации под этим не было. Это беспокоило Ласточку. 
Девушка обернулась и увидела в сумраке очертания наполовину истлевшей, осунувшейся свечи. Глубокий вдох. Выдох. Она отпустила рукоять меча, буквально заставила себя это сделать, но по-прежнему держала в поле зрения кровать и лежавшего на ней человека. Она направилась к столу. Теперь уже более уверенно, не пытаясь нарушить тишину. Она согнула указательный палец и скрестила безымянный с мизинцем, получив тем самым знак игни, сконцентрировавшись, ведьмачка наколдовала небольшую струю огня то и дело норовившую вырваться из потока. Кто бы мог подумать, что зажечь искру окажется сложнее, чем сжечь лес. Огненному знаку Цири училась дольше всего. Огонь - самый неконтролируемый и дикий из стихий. Чтобы научиться им управлять, нужно прежде всего уметь управлять собой, а это то, чем юная ведьмачка не могла похвастаться. Между тем свеча зажглась - пламя устраивалось на новом месте поудобнее, подрагивая, то и дело заставляя фитиль трещать под собой, озаряя комнату и стоящую на столе чашу мягким светом. Ей жутко хотелось поднять свечу и поднести ее к телу, чтобы лучше рассмотреть и понять, что происходит с ним. Но запрет на это действие конечно же уже прозвучал. 
- Как к вам обращаться, дорогая?
Цири недоуменно уставилась на тело, которое приобрело в свете пламени больше очертаний, сложно было сказать, что именно происходило с этим «человеком», с него как будто сняли кожу и несколько слоёв мышц. 
- Меня зовут Цири. - Ее голос несмотря на страх звучал твёрдо и уверенно.
Повинуясь просьбе наполнить чашу, она все так же с показной уверенностью и растерянным взглядом откупорила крышку походной сумки и слила оттуда всю кровь. 
- Реданией нынче правит Дийкстра. Война с Ниильфгардом продолжается. Север сдерживает и границы. У империи отныне новая императрица. Буквально пару месяцев назад Эмгыр сочетался браком с пропавшей цинтрийской наследницей. Цинтра теперь, вроде как, вассальное государство. - на этом месте, голос девушки стал каким-то более грустным — Это если из крупных событий. А в народе все без изменений, голод, болезни, весь урожай идёт на обеспечение войны, да ещё и под боком то нежить, то чудища. Не сладко им. 
Только когда ведьмачка поднесла емкость с кровью к кровати, она смогла окончательно совладать со своим страхом. Тут уже и мечом не размахнуться, да и интерес к незнакомцу и его непосредственная близость к девушке делали своё дело. Он был неаккуратно перебинтован. А свисавшие с него лоскуты ткани напрочь пропитались кровью. Зрелище было не из приятных. Но Цири покорно помогла ему приподняться. И поднесла чашу ко рту. Когда он обхватил драгоценный для себя сосуд, его пальцы так крепко вцепились в чашу, что девушка вздрогнула - ее мизинец попал под жесткий хват и она осторожно вытащила палец, потирая его второй рукой - она уже вся запачкалась в крови. Довольно сильная хватка для полуразложившегося трупа. 
Когда ритуал оказался завершён, она забрала чашу и положила ее обратно на стол. Развернувшись на каблуках, ведьмачка отстегнула ножны приставив его к столу, на расстоянии вытянутой руки, выдвинула скрипучий стул и уселась на него, закинув ногу на ногу, вроде бы и изящно, по-девичьи, но одновременно дико, по-разбойничьи. Так своеобразно отпечатались на ней и дворцовые уроки по этикету и годы, проведённые в стан Крыс.
Цири долго молчала. Не отрывая взгляда от человека, она о чем-то напряжённо думала, так что складка на лбу исказила и без того страдающее от шрама лицо. В конце концов он выдала. 
- Да. Конечно. Мне бы хотелось знать. Кто вы, оба? Откуда вы меня знаете и зачем наняли? И... - Она окинула тревожным взглядом фигуру на кровати - Что с вами? 
Получив возможность разглядеть его ближе, Цири отметила, что это «заболевание» не было похоже на Катриону, или какую-либо другую известную ей холеру. Более того это не было похоже на разложение, за обвисшими лоскутами не было ни гнойных ран, ни чего-то похожего на разложение. И для чего может понадобиться вампирская кровь? Неужели это...
- Регенерация? - она с сомнением посмотрела на хозяина халупы. Неужели кровь вампиров обладает какими-то неизвестными науке свойствами? Вряд ли это имело какое-то отношение к людям. Они бы такого не пережили. Выходит сам он был вампиром?

+1

6

Olivier Deriviere - Loneliness [indent]
Как и каждое существо нездоровое, а его состояние можно было сравнить с очень серьезным недугом с продолжительным действием, Регис находился где-то на границе собственного сознания и тонкого ощущения полета, схожего с полетом куда-то вниз, в самую темную шахту. При этом становилось невозможно точно различать отдельные части происходящего, увидеть, услышать или почувствовать. Но маленькая ведьмачка была абсолютно реальной, вампир слышал, как бьется ее сердце, быстро и волнительно, опасалась она неизвестного и странного, что не зря, конечно, не зря; и дыхание было взволнованным, пусть и ровным, но слишком глубоким. Да и все остальное, шум, лязг металла, еле слышный и тихое завывание чужой крови. О, ее он ощущал громче всего. Как истошный вопль, как инстинкт убийцы, что в нем с самого рождения, предлагая попробовать напасть на эту, право слово, легкую жертву. Но вампир уже давно не представитель импульсивного молодняка и легко подавляет зверя внутри, сосуществуя с ним в некоем симбиозе, запирая в клетку в самых темных уголках своего разума.
- Цири, да... маленькая ведьмачка Цири, что оказалась в таком, право, неприятном месте. - Он даже улыбается, так, что чувствует привкус сукровицы; нет, пока показывать эмоции явно противопоказанно. Он видит краем глаза, как загорается свеча, освещая небольшое пространство, как слышны чужие шаги, прислушиваясь и внимая. Если бы он мог посчитать точно, но в данный момент Регис мог только предполагать, рассчитывая и анализируя. Сколько лет он лежал грудой пепла, сколько времени ушло на восстановление, когда он хотя бы приобрел форму, хоть немного схожую с тем, что было ранее. Лет пять-шесть уж точно прошло. А при взгляде на молодую девушку, коя выросла из угловатого и длинного подростка, которого он видел в крепости, можно подкрепить все это утверждением, что не так уж сильно Регис и ошибся в этих самых подсчетах.
- Как занятно... и в то же время... понятно. - Королества бьются за земли, война наступает на очередные границы - кто-то проигрывает, а кто-то побеждает. Кто-то плетет интриги, садя на трон подставных королевн (ведь настоящая пепельноволосая наследница престола сейчас в грязной лачуге посреди нигде), а кто-то из этих интриг выпутывается. - Впрочем, вы не правы, жизнь простого люда состоит не только из страданий от действий сильных мира сего.
Человек - он приспосабливается. Самое живучие существо, удивительно, с такой-то продолжительностью жизни и плохими органами чувств, не способными даже разобрать что-то в темноте, что даже приходится прививать гены других существ, дабы расширить спектр возможностей. Региса всегда удивляла эта возможность и в самом ужасном находить нечто, за что можно зацепиться - можно выжить. Ему бы такое стремление, возможно, он бы и не оказался сейчас в такой унизительной ситуации, походя на полуразложившийся труп.
- Я? Нанял? - Регис кашлянул, черная кровь поползла по подбородку и он тут же стер ее одной из грязных тряпок, коими был обмотан. - О, боюсь, что я тут ни причем, видите ли, милая барышня, мне сложно даже говорить, не то что кого-то нанимать. Скорее всего вас нанял мой брат - неразговорчивый, вы, должно быть, заметили, человек, иначе бы знали, что вас ждет. Просто так получилось, что вы оказались поблизости и  смогли выполнить нужную работу в нужное время. Ведьмачка, единственная в своем роде... ведь девушек на такую судьбу не обрекают.
Вампир развел руками, театрально, как раньше, картинно взметнулось тряпье, словно крылья ворона, ободранные и старые. И все же... вряд ли девочка его помнит, а если и помнит, то видеть таким уж и правда не самое лучшее. Но в том маленьком закутке он был большую часть времени совсем один и одиночество и так слишком сильно давило на разум, отравляло, похуже всякого яда. А ведь он существ социальное, не может не говорить, не может не общаться, не быть подле кого-то, ощущая тепло, биение сердец и голоса.
- О, ты абсолютно права, Цирилла. - Он качнул головой, так просто переходя от официального тона к более фамильярному. - Так уж сложилось, что мое нынешнее состояние вызвано не особо приятной стычкой. Не очень люблю ввязываться в драки, но коль так вышло, то привык драться до последнего вздоха. А  в данной ситуации он так и не наступил, по вполне понятным причинам. Не берусь утверждать, но девочка ты смышленая и, если взглянешь на меня повнимательней, то ответишь на все свои вопросы самостоятельно.
Он затих, давая минуту на размышления, за эту минуту вполне свободно осматривая ведьмачье предназначение и юную царевну уже, похоже, государства не существующего. Что-то изменилось, но что-то осталось как прежде, например серые волосы и зеленые глаза, но если раньше в них виднелись страх и отчаяние, то теперь лишь любопытство, медленно нарастающее с каждой последующей секундой, на какой-то момент заставляя даже забыть, что перед ней может сидеть потенциальный убийца. Эта наивно детская черта в виде любопытства была ему так хорошо знакома.
- Я вампир, Цири. Высший, если прибегать к классовому обозначению. Но ты не бойся, не пугайся, я тебя не трону, ведь я обещал и привык свои обещания выполнять. Конечно, бывают обстоятельства, когда просто невозможно не напиться, но это явно не оно и не в данный момент. Считай, что ты помогаешь кому-то, выполняя свою работу, ведь ты убила нескольких монстров... чтобы другой продолжал жить.
Правда для каждого существа, что обитает в этом, да и в других мирах тоже. Негласное правило сильнейшего, завязанного на эволюционном факте. Настолько простом и настолько безжалостном, но и понятном одновременно.
- Ты можешь подойти поближе и взглянуть на меня. - Он склонил голову, с особым интересом наблюдая за реакцией. Когда-то давно ведьмак приставил к его горлу лезвие, но так и не воткнул, оставив это на волю всех существующих и нет богов, скрепивших их судьбы. - Не каждый день вампир просит помощи, тем более у ведьмака. А можешь схватить свой меч. Вот только должен буду тебя разочаровать - высшего вампира может убить только высший вампир. Думаю, твои учителя из ведьмачьей крепости должны были тебе объяснить, что есть на свете враги, схватка с которыми, хоть и заманчива, но заведомо провальна. Ведь я, увы, бессмертен. В данный момент так точно.

Отредактировано Emiel Regis (2018-06-30 10:58:31)

0

7

Цири наблюдала за тем, как в слабом подрагивающем свете бинты и ленты переплетались с срастающейся плотью.  Как мускулы заиграли на лице в попытке улыбнуться и как потекла по ним свежая кровь, словно излишки влаги в губке. Было непонятно это была его собственная, или просочилась та которую она принесла. Сейчас, осознав, что на самом деле происходило с этим существом, девушка увидела совершенно новую грань этого процесса. Это не было больше чем-то отвратительным и нелицеприятным. Скорее интересным. Да. Ее никогда не интересовали науки, изучение пильных фолиантов и зубрение текстов наизусть. Она никогда не задумывалась о том какие процессы происходят в теле монстра, который успевает залечить свои раны прямо во врем боя. Как клетки с бешенной скоростью делятся и образуют новые соединения. Даже то, что она читала в бестиариях Каэр Морхена о восстановлении представлялось ей как-то схематично и воспринималось как данное. Сама механика процесса Цири не интересовала. Но это все было другое. Тут же речь шла о чем-то более серьёзном, нежели обычное лечение ран. 
На этом ее мысль прервалась, метнулась за зацепившимся за ухо непривычным словом «ведьмачка». Для мира, конечно. Так уж повелось, что все ведьмаки были мужчинами, что ремесло это чем дальше, тем больше вымирало. Человек одним только своим существованием вытеснил почти всю нежить и собственноручно загубил целый институт по защите своего племени. От одного лишь страха и невежества. Цех ныне безвозвратно утерян, как и знания о том, как создавались ведьмаков.
Так что технически Цири не была никакой ведьмачкой, но и обыкновенной наёмщицей тоже. У неё были знания. Ведьмачьи знаки, чародейские заклинания, ее собственные врожденные способности. Это делало ее технику боя уникальной, но она по-прежнему не выстояла бы против полноценного ведьмака. А значит шансы на то, чтобы выжить в бою с каким-нибудь реликтом были не велики. Редко кто употреблял это слово, тем более в отношении нее. Все знали, что девочек среди ведьмаков никогда не было. Это насторожило Цири, но она быстро успокоила себя. В конце концов она принесла кровь вампира, пускай и низшего. Не могли ведь они быть знакомы раньше. Такого необычного «друга», она бы точно запомнила. 
Девушка кивнула.
- Конечно. - Вспоминая свое детство в окружении дворцов и слуг и сравнивая его с той жизнью, которую видела на большой дороге, Цири не могла не отметить, как свободны в выборе собственной судьбы были кметы. Да, возможно, им не доставало образования, но среди простого люда Ласточка встречала куда больше добродушных людей, нежели чем в стенах любого из увиденных ею дворцов и замков. Оттого еще более несправедливыми ей казались условия, в которых приходилось жить поселениям. - Просто это несправедливо, что за прихоти кучки ослов, живущих в достатке, должны расплачиваться люди, для которых все эти склоки едва касаются? - Ох уж этот юношеский максимализм, не учитывающий множество факторов и толком не знающий всех нюансов политических игр. На то она и молодость. 
Ее новый знакомый внезапно зашелся кашлем. Ласточка встревожилась, видя, как кровь стекает по его подбородку. Все еще не было понятно чья это была кровь, была ли там вообще своя?
- Да, ваш брат, весьма нелюдимый... господин. - И снова прозвучало такое инородное для слуха «ведьмачка», только теперь уже единственная в своем роде. Цири не могла отделаться от мысли будто в этом был какой-то подвох, она нахмурилась, выслушала монолог о вампирской сути и кивнула, получив разрешение на удовлетворение собственного любопытства. Кое становилось все труднее удерживать внутри себя, прикрываясь за маской неприступного спокойствия. 
Нет, она ни за что не взяла бы меч в такой ситуации. Не только потому что толком не знала с чем имеет дело и правдивы ли были речи о фактически полном бессмертии. Был процент вероятности, что это был всего лишь блеф больного умирающего, но уж больно малым он был. Зачем мертвецу бояться смерти? Зачем пить кровь? Если же цель нападение, тогда занимать время пустой болтовней, если можно напасть не раздумывая. Слишком много зачем возникало в том случае, если незнакомец лукавил. 
Едва заметно приподняв подбородок, инстинктивно, то ли потому, что в детстве ей с молоком матери под строгим надзором Калантэ привили все эти светские замашки. То ли потому, что так она действительно чувствовала себя более уверенной, Цирилла твердым шагом направилась к кровати. Стук каблуков в сочетании со скрипом рыхлого дерева эхом разносился по хате. Она опустилась на колени и посмотрела вампиру прямо в глаза. После выдержанной паузы, она скользнула взглядом по телу мужчины, чтобы лучше его рассмотреть.
- Один близкий друг учил меня, что не все существа представляют собой угрозу для людей. Некоторые из них разумны и не наносят вред человеку. Бывает наоборот, что люди из страха и невежества наносят больше вреда тому существу. А иной раз человек может быть хуже самого жестокого монстра просто потому, что такова его природа. - Взгляд ее изменился. В нем появилась смесь боли, страха и злости. В этот момент Цирилла конечно говорила о Бонарте. Страшнее чудовища она еще не встречала и надеялась, что не встретит никогда. - За мной остается решение, кого считать более  страшным монстром. 
Замолчав, она закусила губу, продолжая пристально осматривать тело. Миллиметр замиллиметром, возвращаясь к лицу, к глазам. 
- Он называл это выбором наименьшего зла. А кем являетесь вы...? - Ласточка снова замолчала, вопросительно приподняв густую светлую бровь. Она не знала как обратиться к вампиру, помниться он так и не представился.

Отредактировано Cirilla (2018-07-28 14:44:32)

+1

8

Skaen - Grief, Aftermath
Аккуратно пробуя свою новую, вновь дарованную жизнь, Регис осознавал, что словно младое дитя, заново познает окружающее. Это был опыт пусть и интересный, но не особо приятный, на самом деле, он бы никому подобного не желал, если быть абсолютно честным. Даже его вампирская сущность, имевшая в себе такую особенность как низкий болевой порог, столкнулась с достаточным дискомфортом, физической болью, что сопровождалась регенерацией. Очень высокий метаболизм скрещивался с быстрым восстановлением клеток, из-за чего возникали постоянные ощущения часотки, коей, конечно, так и не восстановившиеся ткани он подвергнуть не мог, пусть и хотелось, право слово, очень сильно.
Девочка, кстати, наблюдая за его, как ей наверняка казалось, интересным процессом восстановления тканей, не подавала признаков отвращения, вполне свойственного людям, впервые увидавшим подобную сторону темных существ, рядом с ними обитающих, даже не проявляя неудобства по отношению к запаху крови, чуть затхлого, из-за отсутствия прямых шахт для проветривания данной землянки. О нет, в ее глазах был интерес и Регис не помянул хмыкнуть, в этих глазах узнавая другие, тоже до ужаса знакомые.
- О, достаточно интересный вопрос, - Регис приподнял руку, тонким и дрожащим пальцем указывая в потолок, словно лектор Оксенфурта, находящийся на паре, нежели чудовище, тщетно пытающееся выбраться из ямы собственного плачевного положения. - Видишь ли, Цири, тут такое дело, что всякая власть, монархическая или же нет, пошла из времен, когда род ваш только зарождался. Первоначально властью наделяли самых мудрых и опытных, то бишь, стариков, с богатым жизненным опытом. Знания копились, как копился и опыт подобных старейшин, а те, в свою очередь, желая обеспечить хорошее существование своим детям, знания эти передавали только им. Так и появилось первое, привилегированное сословие, что своим опытом делилось взамен чего бы то ни было, тем самым отделяя себя от остальных. Со времен все это развилось, конечно, наложилось на желание обладать землями для охоты и земледелия, добавилась жадность, ну и чувство прекрасного, как и желание... быть лучше, несомненно. Ну а по поводу самих кхметов, что оказались посреди войны, - вампир отмахнулся от назойливой мошки, все кружившей около него, - пока они сами не создадут себе форму правления, отличную от нынешней, ничего не изменится.
Впрочем, откуда ему знать, форма правления вампиров как раз находилась в той стадии, когда вся власть сосредоточена у Старейшин, разница лишь только в том, что их старые представители молодняком не обеспокоены ни на йоту, да и понятия семьи у них нет; зато есть понятие клана, ни к чему особо не обязывающее. Конечно же ты можешь быть сердцем подобной группы вампиров, ты можешь даже взять главенство над определенными, более низшими видами, создав себе этакую армию, но большинство вампиров одиночки, предпочитающие жизнь свою, если с кем-то и связывать, то ненадолго. Потому-то дети вампиров часто предоставлены сами себе, вырастая достаточно капризными, отчасти жестокими и не имеющими тех границ, что, например, в обществе людей устанавливают старшие сородичи или же даже традиции, присущие роду людскому. Единственное правило у вампиров, так это не злить того, кто априори сильней тебя, если, конечно, не хочешь, чтобы тебе оторвали голову. Кому-то вроде Региса, с его чувством эмпатии, это было поистине неприятно осознавать, точно так же, как и кому-то вроде Детлаффа, что как раз из-за такого поведения и держался от высших вампиров подальше, предпочитая больше общество низших, чьи инстинкты так и говорили держаться поближе к более сильному и внимать ему.
- Все не так уж и плохо, поверьте, он хороший. Ведь только благодаря ему я и нахожусь здесь, а не... - нигде. В пустоте, что обволакивает со всех сторон и сжимается двимеритовой клеткой, настолько сильной, что ничего уже не в состоянии помочь. Знахарь качает головой.
Регис замолк, позволяя маленькой ведьмачке хорошенечко рассмотреть его, успевая улыбнуться, обнажая острые клыки. Ему нравился тот интерес, смешанный с легким профессиональным опасением и чем-то еще, что принадлежало лишь девушке.
- Хороший друг, я бы даже сказал, имеющий немалый опыт в подобных делах. - Вампир повел плечом, что отдалось ноющей болью. - Наверняка ведьмак, что учил тебя делать правильную стойку с мечом и складывать пальцы в ведьмачьи знаки. - Он вдруг погрозил пальцем. - Обычно слабые магические способности прививаются ведьмакам с мутагеном в крови, во время достаточно тайного обряда, но по тебе видно, что подобного ты не проходила, Цирилла, твои глаза зеленые, без примеси грифоньего гена; ну, не смотри так, не у тебя одной были интересные друзья.
Как много их было - и все сгинули. Грустное осознание, неотвратимое. Будь он менее терпеливым, возможно уже бы вцепился в плечи маленькой принцессы, пытаясь вытрясти из нее о том, что же произошло в ту злополучную ночь в крепости, но нападать на юное создание с такими вопросами и так сразу было крайне неэтично.
- Я? О, я монстр, настоящий. Я пью кровь; были времена, когда я убивал; были времена, когда я был жесток. Одними этими воспоминаниями я горжусь, другими стыжусь. Ворошить их сейчас... - Регис прикрыл антрацитовые глаза, лишь на миг, но тяжесть век дала о себе знаешь. - А знаешь, я бы не отказался выйти и подышать свежим воздухом, я уже стал забывать, как выглядит этот мир вне стен лачуги.
Знахарь ухватился тонкими пальцами со все еще нежными и розоватыми ногтями за край стены, ложе под ним жалобно всхлипнуло, словно и отпускать не хотело, а сам вампир пальцем указал на дверь, приглашая присоединиться к нему. Ноги дрожали, несомненно, мышцы взвыли единым хором от дикой боли и сам он лишь только поморщил лицо, обернутое в сеть мышц и сочленений. Каждый шаг был диким испытанием, но и победой, для него лично великой, пусть собственное сердце и шумело в ушах посильней листвы на самых кромках деревьев, потревоженных ветром. Он все же вышел, ухватившись за косяк двери, чтобы не упасть, с такой силой, что наверняка останутся следы его пальцев. В тряпье и обмотанный рваной тканью, что заменяла ему покрывало, он выглядел как истинный монстр, без всяких прикрас и, если бы его сейчас увидели кхметы, то наверняка бы сочинили какую-нибудь байку. Он закрыл глаза, ощущая запах леса, трав, сырости и сотни чего еще, что отваживало затхлость того места, что стала ему вынужденным пристанищем. А еще он слышал тихие и осторожные шаги, его спутница никуда не делась...
- В таком лесу мы когда-то сидели. Сидели и планировали, как будем вершить великие дела, как будем спасать попавших в беду. Как давно это было, а для меня... для меня всего-лишь миг. Для всех вампиров человеческая жизнь подобна мигу, но если человек стал вампиру другом, то и за этот короткий миг жизни не жалко. Ты, кстати, так и не спросила, откуда я знаю твое полное имя, Цирилла Фиона Элен Рианнон. - Он сделал драматическую паузу, наслаждаясь произведенным эффектом. - У меня, тоже был друг и тоже ведьмак, что не верил в предназначение, но оно упорно следовало за ним по пятам, однажды оно все же настигло его и поразило, словно молнией, настолько занятное явление, насколько и интересное, ведь я и сам внес лепту в сие действие. - Он вновь улыбнулся, поворачиваясь к маленькой ведьмачке. - И я совсем забыл представится. Эмиель Регис, давно не виделись, Цирилла, ты подросла в последней нашей встречи.

Отредактировано Emiel Regis (2018-09-12 22:34:09)

0


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » reborn