о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищите хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• rangiku
связь id415234701
пасет людей, котят, админов и заблудших лисов, бухая днями напролёт. шипперит все что движется, а что не движется, сама двигает и шипперит насильно, позабыв о своей работе.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• renji
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.

автор недели YAMAMOTO TAKESHI

Внизу его ждёт отец. Он присутствовал на официальной части, а на праздничную, конечно же, не пойдёт. Но он хочет проводить сына, предварительно его засмущав, разумеется. Старик называет его красавцем и обещает, что все девушки будут его, после чего оба громко смеются — Ямамото даже идёт один, ясно же, что для него это совсем неважно. Затем старик просит его повеселиться, а перед самим уходом сына добавляет вслед, что гордится. Такеши даже замер на секунду, обернувшись. Знал, что момент тронул не только его, но и отца. Они не говорят об этом больше, но решение уехать в Италию висит над ними неразрешенным напряжением. Но он улыбается, говорит, что и он тоже гордится отцом, после чего уходит... Читать

TRUST ME, I'M...

Джек верил в то, что работу профессионала видно сразу. Это было похоже на работу старой школы. Живописцев, мастеров, которые смогли увековечить свои имена лишь парой полотен. Мужчина представился и нельзя было уловить фальшь либо что — то иное в чётко построенных фразах. Сейчас Джек мог вспомнить, почему и точнее чем ему нравилась Япония. Она нравилась ему неторопливостью и некоторой скудностью фраз. Словами которые тем не менее выражали больше смысла, чем обычный поток слов...Читать

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста – выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да – это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни – накатим за его здоровье!

Molly Hooper: Буду краток - хороший, уютный, активный форум. Кхм. Теперь речь *достала большой свиток*. Прошло уже месяца два, наверное, как я здесь обитаю. Началось все с банального желания поиграть давним персом. Вакансий на тематических не было, и я рискнула пойти на кроссы. Почему "рискнула", спросите вы? Потому что предыдущие мои попытки играть на кроссах были до того печальны, что я зареклась. Обходила десятой дорогой. Написала заявку, откликнулись люди, на двух не сложилось по разным причинам, пошла на Юни. И знаете что? Мне очень нравится это место. Доброжелательная, ненавязчивая администрация. Никто не бомбит настойчивыми просьботребованиями каких-то игр, и тому подобного. Флуд не натужный, а естественный, есть у людей настрой - они флудят. Нет - играют. Обсуждения игры не похожи на бессмысленные километровые чатики ни о чем, это действительно обсуждения игры. У народа есть игровые идеи. Есть игра. Есть отличный уровень постов, на которые хочется отвечать. Никто никого не уговаривает играть, предлагают друг другу сами. Как часто приходишь на форум и видишь обратное - когда играют только свои со своими, какие-то междусобойчики глупые. Здесь этого нет. Люди пришли играть, и они играют. В общем, охать и ахать в восторгах - не мой конек, а скажу, что здесь просто хорошо и уютно. Спасибо, ребята.

Pietro Maximoff: Вот и настало мое время сказать пару-тройку теплых слов о нашем любимом Юни. Форум изначально привлек своей немногочисленностью и теплой, ламповой атмосферой. Скажу честно - в то время мне просто хотелось покоя и уюта, и я пришел на Юни с товарищем, надеясь обрести все сказанное ранее там. И действительно - форум оказался весьма уютным, теплым и домашним. Я предложил девочкам-администраторам свои услуги и они взяли меня под крыло, и могу честно сказать - это самый лучший коллектив, в котором мне когда-либо доводилось состоять. Никогда никто не идет против воли игроков, всегда прислушиваются к каждому мнению. Конечно, я прекрасно понимаю, что всем угодить невозможно, но то, что большинство понимает и принимает все, что мы пытаемся донести до народа, радует. На Юни приходишь отдохнуть после трудовых будней и знаешь, что там все твои любимые и дорогие тебе люди. Что ребята-игроки любой кипишь поддержат, любую затею. Никто не сидит по уголкам, все ходят друг к другу "в гости" и это радует. Меня лично радует возможность вносить свою лепту в наш общий труд для процветания форума. стараться на благо игроков. На форуме всегда царит веселая и теплая атмосфера, тут уже с порга становишься "своим". Будто тебя знают уже лет сто, разве это не здорово? На других форумах, к сожалению, мне доводилось встречаться с полнейшим игнором новеньких, грубостью и хамством, но тут такого нет - и в этом я честен.Спокойно, уютно по-домашнему. Тут рады каждому, а большинство даже самых безумных сюжетов - отыгрывается с большой охотой. Отдельно о каждом говорить нет смысла, потому что все, кто с нами - уже мною любим. Просто на Юни отдыхаешь душой, когда не торчишь перманентно посты Боромиру ;)

Carver Hawke: Хотите выпить, но никто не поддерживает подобную идею? У вас накопилось много не отыгранных сюжетов и идей в голове? Вы хотите поиграть по своему любимому фандому, но все ролевые закрылись? Вы боитесь, что на кроссе будете не нужны и не найдете себя? Что же, тогда, Добро Пожаловать на Юни! С первой же секунды "залета" на этот кросс, вы не будете себя чувствовать ненужным или брошенным! Перед Вами откроется новый мир вашей фантазии и фантазии ваших новых соигроков. Здесь все не просто семья, мы - собутыльники, братья, сестры и просто большая группа своеобразных ребят, готовые повеселиться даже с теми, чьи фандомы видим впервые. Здесь Вы сможете отыграть все, что угодно! Можете быть кем угодно, когда угодно, а главное с кем угодно! Конечно, не могу пройти мимо шикарного дизайна, который не может не радовать глаз. АМС - это не зазнающаяся "шайка", якобы всемогущих людей, а прекрасные игроки, которые заслуживают похвалы и уважения в свой адрес за идею, оформление, организованность и собранность. Здесь никто не будет Вас пинать или гнать палками в игру. Все понимающие, позитивные, а самое главное ОФИГЕННЫЕ ребята, которые не заставят Вас скучать. Мало того, когда накатывает депрессия и Вы приходите на форум, Ваше настроение повышается на +100500. Вы научитесь орать, веселиться и никогда не грустить, Вам просто не дадут этого сделать. В общем, ждем всех и с радостью!

Carver Hawke: На самом деле, я уже оставлял отзыв в ТОПе, но с удовольствием сделаю это еще раз. [Если, конечно, никто не против, что меня так много здесь]. Как человек, я слегка "тормоз" - это мягко сказать - а потому, грубо говоря, сейчас, я просто плюсую к своим предыдущим словам дополнения. Просто, от души, хочу сказать спасибо всем за то, что не только здесь прекрасные игроки, хорошие люди и дорогие амс, но и понимающие личности, которые помогают вам, поддерживают вас и всегда выслушат - простят - поймут. Спасибо огромное, Юни. (Жаль, что реал очень часто забирает в свои объятия, но даже после долгого отсутствия сюда возвращаешься, как домой :3) Но, на самом деле, я просто хотел дополнить предыдущую речь незатейливым стишком (ну, я же не могу не включить своего "безумного" недопоэта х)). Что такое Юни? Поясню в словах. Юни – это счастье, радость на устах! Юни – это дом твой и семья кругом. Юни – это выпивка, безумство за столом! Хочешь ты быть гномом, хочешь быть котом? Приходи на Юни, встретят хоть бомжом! Тут нальют и выпить, и накатят все! Ведь пришел сюда ты, словно по судьбе! Здесь тебе подскажут, проведут на путь, Будут веселиться, не дадут заснуть. Здесь посты прекрасны, игроки – мечта! И дизайн тут классный, ну просто красота! Приходи на Юни, мы уж заждались, Выпивка, вон, стынет, приди сюда, влюбись! Здесь так много радости, ну же, будь смелей! Проходи в гостиную! С Юни веселей!!! Приходите, занимайте любые роли, веселитесь и помните, здесь никому не дадут скучать, грустить и уж тем более сидеть в стороне без игры! :3

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » Одинокая ночь в Гугле [Sherlock BBC]


Одинокая ночь в Гугле [Sherlock BBC]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Одинокая ночь в Гугле [Sherlock BBC]

http://s4.uploads.ru/t/xce9Y.gif
http://s8.uploads.ru/t/hOi9H.gif

James Moriarty
&
John Watson

2015, London


Ты знаешь мой секрет. А что, если я буду знать твой?..

+2

2

Я знаю, как выглядит удивление, Себастьян, – задумчиво произнёс Джим, сцепив пальцы перед подбородком и смотря в окно, за которым уже было непроглядно темно. – И он не был удивлён.
Точнее, был. Джон Уотсон был удивлён внезапной встрече, но не факту, что Джеймс Мориарти оказался жив. Это читалось по его лицу, по внимательному настороженному взгляду, по скованным движениям. Он увидел врага, но не мертвеца, возможно жалел, что не прихватил оружие, а не святую воду. Появлению мисс Адлер он удивился точно так же, а значит знал, что живы они оба.
А вот Шерлок точно ничего не знает, – продолжил рассуждать Джим, закинув ноги на стол и откинувшись в кресле. – Иначе бы он дал мне знак, связался, вызвал на финальную дуэль… Он не в курсе, понимаешь? Но в курсе Джон Уотсон… наш забавный верный ангел-хранитель Шерлока Холмса. А я ведь сначала принял его за конченного идиота, но вовремя исправил ошибку.
Джон Уотсон, на самом деле, стал подарком судьбы.
В тот самый момент, когда Джеймс Мориарти впервые задумался над планом Эвр, Шерлок был другим. Дикий, нелюдимый, холодный и грубый, с таким следовало играть иначе, более топорно и грубо. Первые перемены Джеймс заметил в бассейне, когда во взгляде Холмса отразилось нечто похожее на волнение за своего дружка. Это была не жажда победы, не привычное равнодушие, не обязанность, нет. Тревога, волнение, жертвенность. Оборонные планы в обмен на жизнь Джона Уотсона. С тех пор Мориарти, хоть и называл Уотсона «домашним любимцем», неотрывно следил и за ним.
Сколько всего они пережили вместе с Холмсом? Предательство и обман, историю Мэри Уотсон, вмешательство Магнуссена.
Джеймс нисколько не удивился, когда узнал, что на испытании Эвр Шерлок предпочёл выстрелить в себя, а не в брата или Джона.
Холмс стреляет в Холмса.
Не в Майкрофта, нет: Шерлок стреляет в Шерлока.
Именно поэтому в итоге Джон Уотсон и оказался в колодце. Положа руку на сердце, Джим признавал, что план Эвр был слабым. Использовать и Джона, и Молли можно было гораздо более продуктивно, чем теперь Джеймс и намеревался заняться. Падение Лондона надо было начать с разрушения его основ.
С разрушения Шерлока Холмса.
С уничтожения светлого образа Джона Уотсона.
Хотя Джон, как отдельная единица, тоже стал немного интересен Джиму. Пусть он не был умён как сам Мориарти или Шерлок, всё же Джона нельзя было назвать тривиальным, как и Морана. В чём-то они даже были похожи: военные, имевшие ранения и твёрдые убеждения, выбравшие совсем разные стороны баррикад. Как когда-то сам Уотсон назвал киллера в бассейне? «Его Джон Уотсон»? О да, Джон и Шерлок были отражением Мориарти и Морана.
Долго, по несколько часов в день Джим рассматривал фотографии слежки за Джоном. Изучал его лицо, мимику, привычки, манеры, жесты. Пытался разгадать самый главный секрет.
Шерлок на стороне ангелов, – пояснил он Себастьяну, когда тот начал беспокоиться за его состояние. – А Джон и есть ангел? Ангел-хранитель. Пристрелил нашего милого таксиста, всегда рядом с Шерлоком. Что их привлекает друг в друге? Я хочу понять.
Порой голоса в его голове становились навязчивыми. Они шептали и днём, и ночью, мысли сменяли одна другую, и Джим понял, что пора. Пришло время столкнуться с Джоном и попробовать обратить его в свою верю, пусть даже поначалу доктор будет сопротивляться.
В выбранные вечер стемнело рано. Темнота опустилась на Лондон, окутывая его своими крепкими сетями, проникая в душу каждого случайного прохожего. Джим видел эту тьму, чувствовал её аромат и ощущал трепетные прикосновения к коже. Вечер, ночь – как оборотная сторона дня, она выворачивала людей наизнанку и вскрывала их тёмные помыслы. Именно этого и хотел Мориарти: вскрыть тёмные помыслы доктора Джона. Когда-то Магнуссен научил его читать чужие болевые точки и слабости, и Джим оказался хорошим учеником.
Он подготовился: подобрал костюм очень похожий на тот, что надевал на встречу в бассейне, чтобы Уотсона невольно посетили "приятные ассоциации". Его люди взяли чёрную машину, похожую на ту, что обычно Майкрофт присылал за Джоном. Они приехали как раз к концу рабочего дня доктора Уотсона, и Джим вышел, решив зайти за кофе и небольшим презентом. Его агент должен был встретить Джона, пригласить сесть в машину и прислать смс. Именно это и произошло, когда Мориарти как раз допивал свой арабский кофе. В этот момент он даже испытал лёгкое волнение. Интересных людей в этом мире было мало, интересных врагов ещё меньше. Доктор Джон подходил под обе категории, и всё же Джим немного боялся разочарования. Получив сообщение, он покинул кафе и сел в машине, тут же щёлкнув паузу. До того, как Джон успел хоть что-то сообразить, машина сорвалась с места, лишая доктора возможности сбежать.
Пикабу, дорогой доктор Джон, – улыбнулся Джим, и его тихий голос было прекрасно слышно. Помимо него и Джона в машине были водитель и охранник. Второй  деликатно вставил в уши наушники, словно ничего не слышит. – Не паникуйте, после недолгой беседы мы вернём вас домой в целости и сохранности. Ах да, кстати, это вашей прелестной дочке! – Мориарти поднял руку, пощёлкал пальцами, и водитель передал ему небольшой свёрток. – Не бойтесь! Без взрывчатки, честно! Детей не убиваю, это принцип.
Улыбка моментально пропала с лица Мориарти. Смотря на Джона Уотсона, он всё ещё не понимал, что в нём такого особенного? С виду самый обычный, но на деле защитный файл, охраняющий Шерлока Холмса. Файл, сломавшийся от вируса Майкрофта Холмса.
Он рассказал вам, да? – прищурился Джим и низко опустил голову, но не отвёл взгляда. – Вы всё знали. Давно?

+1

3

[indent] Он знает. Самое главное то, что он знает. Знает то, чего знать не хотел бы. Но когда вообще Майкрофт спрашивался с другими? Узнавал их мнение, советовался и спрашивал, как лучше поступить в том или ином вопросе? Верно, никогда. И Джон на это не обращал никакого внимания, потому что уже привык. Что старший Холмс, что младший, оба друг друга стоят, в обоих просматривается эта звучащая фамилия. Во всех трёх. Эвр не стала исключением. Пугающая гениальность вкупе с не менее пугающим характером, в котором заправляла жестокость. Либо врождённая, либо "встроенная" из-за психоза. Но средняя сестричка была в прошлом. Не забыта, но всё-таки в прошлом, а людей всегда пугало будущее. Был ли Уотсон исключением? Совсем нет. Он боялся того, что может быть дальше, ведь он знал.
[indent] Джеймс Мориарти. Ещё один гениальный человек, только уже не из семьи Холмсов. Он, каким-то образом подстроивший своё самоубийство, обдуривший всех, встретившийся вновь совсем недавно тогда, во дворце известного графа в Йоркшире. Именно после того странного дела доктор начал опасаться. Он знал, а вот Мориарти помнил. Но Джон тоже помнил. Помнил бассейн, помнил невинные жертвы, помнил взрывы и жилетку с динамитом, как тогда ноги едва смогли его удержать из-за банального страха разлететься на сотни маленьких кусочков. Погибнуть там и тогда. Повезло. Но повезёт так же и в следующий раз? А следующий раз наверняка будет. Уотсон не хотел признавать этот факт, но он ждал этой встречи, которая обязательно должна произойти. Весь вопрос лишь во времени.

[indent] Сидя в своём кабинете днём, мужчина подпирал голову рукой, смотря перед собой в одну точку. В этот раз всё было иначе. У него была жена, была совсем маленькая дочка. Знал ли Мориарти об этом? Неизвестно. Снова подавил в себе желание подняться с места, вернуться на Бейкер-стрит под предлогом зайти в гости, а потом как на духу выложить Шерлоку о том, что происходит вокруг него на самом деле. Поведать старому другу правду. Джон не любил обманывать, не любил что-либо утаивать, но Майкрофт твёрдо решил, что его младшему брату не стоит знать о том, что "враг номер один" вновь живёт. Живёт по-настоящему, а не только в памяти людей и на экранах телевизора. Это может его травмировать, принести дискомфорт? Если со вторым ещё можно согласиться, то первое вызывало сомнения. Скорее, Шерлок вновь захочет с ним встретиться. Они встречались раньше, всего несколько раз, но к чему это привело? Вот из-за чего на самом деле доктор не хотел рассказывать. Он волновался. И вполне оправданно.

[indent] Ладонь опускается на лоб, а потом медленно сползает ниже, закрывая добрую часть лица. Так он замирает на несколько секунд. Опустить руку и вздохнуть.
Вдох и выдох.
[indent] Белый халат заменяется тёмно-синим пиджаком. В последние месяцы Джон решил кардинально поменять свой стиль одежды. С такого "улично"-обыкновенного переметнулся на более строгий и деловой, начав носить костюмы. Единственно, к чему пока не привык, так это классические туфли, потому даже с костюмом обувал ботинки, чем нередко вызывал усмешку у Мэри. Но для неё главным был тот факт, что муженьку не пришло в голову снова вернуть усы, ведь не хотелось снова "целоваться с щёткой". Ну да, да. К слову, об этом. Следовало позвонить и спросить, не нужно ли купить чего-нибудь домой. Потому что такие походы в магазин хоть как-то могли разнообразить жизнь бывшего военврача и не совсем состоявшегося консультирующего детектива.

[indent] Майкрофт всегда действовал вычурно. Иногда даже слишком. Всегда присылал какие-то выделяющиеся автомобили, а иногда и того лучше – вертолёты. Правительство, что с него взять. Но Джона этим нельзя было удивить. Скорее, наоборот. Он каждый раз подавлял в себе желание закатить глаза. Можно же просто позвонить, так к чему весь этот фарс? А ещё существуют сообщения. Ах, да, старший Холмс не любил писать сообщения. Не своими руками, по крайней мере. Несмотря на то, что когда-то давно подобным образом его уже смогла провести мисс Адлер, доктор Уотсон всё равно забирается в машину, при этом ничего не говоря. За сегодня он слишком устал. Голова трещала по швам из-за огромного количества однообразных мыслей.
[indent] А ведь знаете, он никогда не верил в то, что мысль может быть материальной.
А ведь она оказалась вполне материальной.
[indent] Настолько, что можно было протянуть руку и потрогать. Но трогать Джима Мориарти? Увольте.
Именно, что мистер Мориарти собственной персоной появился в салоне автомобиля так быстро, что Джон мало что успел понять до того, как транспортное средство резко двинулось с места.
[indent] Он сидел напротив, такой живой, что безо всяких прикосновений это можно было ощутить на собственной шкуре. И какие после этого могут быть сомнения? Однако удивление и непонимание на лице быстро сменяются на настороженность. Особенно когда речь заходит о малышке Розамунд. Выходит, он всё-таки знает. Нет, в этом нет ничего хорошего. Доктор опускает взгляд на протянутую руку, сдвигая брови к переносице, хмурясь. Что-то неизвестное, завёрнутое. То, что брать не хотелось по понятным причинам. Недоверие. Разумеется, там не было взрывчатки, потому что это было бы слишком опрометчиво со стороны столь умного.. нет, даже гениального человека. Ведь Уотсон вполне мог раскрыть подарочек сейчас, прямо здесь, в салоне. Тогда несладко пришлось бы всем.
[indent] — Спасибо, — непривычно сухо выдавливает из себя мужчина, но руки по-прежнему не протягивает ещё какое-то время. После всё-таки сдаётся и принимает странный подарок. Интерес ли это? Навряд ли. Видимо, доктор Уотсон был слишком вежливым человеком, что просто не мог отказаться от подарка, ведь это дурной тон, как ни как. Свёрток он отложил в сторонку, кладя на кресло рядом с собой. Всё равно здесь больше никого не было. Никого. И именно это пугало. Боялся ли он Мориарти? Это вполне нормально, разве нет? Любой человек со средствами может быть опасен. А если он при этом обладает способностью мыслить, то опасен вдвойне. В данном случае втройне.

[indent] Разговор примеряет на себя иную тональность за долю секунды, меняясь вместе с самим Джеймсом. Так легко, просто и неожиданно. Непредсказуемость, вот что ещё по-настоящему способно напугать. Джон смотрит на Мориарти так, словно именно его однажды криминальный гений заставлял спрыгнуть с крыши головой вниз.
Защитить Шерлока от собственной безрассудности.
[indent] — Майкрофт. Да, — он даже не стал спрашивать что-то в духе "а? кто рассказал?", ведь и без того было понятно, о ком ведётся речь. Джон и Майкрофт никогда не были друзьями или хотя бы просто хорошими знакомыми, однако именно к нему, врачу из местной больницы, обратился столь влиятельный человек. Рассказав то, что Уотсон знать не хотел совершенно. Он вполне смог бы жить и без этого знания. Однако противоречие существовало, потому что с другой стороны "предупреждён – значит вооружён". А если надвигается враг, то лучше вооружиться. — Не так давно. Около месяца назад, — доктор не привык врать, но в последнее время он только этим и занимается. Джон точно не помнил, когда узнал об этом, но всё же решил обозначить более точные рамки.
[indent] Он отвечал спокойно, голос оставался ровным, несмотря на то, что напряжение можно было ощущать уже физически, а пальцы на руках то и дело сжимались в кулаки, выдавая беспокойство и внутреннее противоречие.
Только защитить Шерлока от собственного безрассудства.

Отредактировано John Watson (2018-03-17 21:48:26)

+1

4

Темнота машины обволакивала их. Джеймс видел тени, незримые силуэты, что кружились рядом с ним и доктором Джоном. Свет фонарей на улице и подсветка не разгоняли их, и, казалось, что пока снаружи расцветал неон, тут, в замкнутом пространстве, прятались все тени мира. Интересно, видел ли их Джон? Вряд ли видел, но что-то точно ощущал, помимо тревоги, волнения и страха. Ему было как минимум не по себе. Джеймс ощущал характерный запах животного страха, инстинкта самозащиты и самосохранения, особенно остро доктор Джон отреагировал на имя Рози.
Это ещё не наказание, доктор Уотсон. Это только его начало.
Не будь рядом Джона Уотсона, Шерлок точно бы спрыгнул с крыши. Не помогли бы ни брат, ни собственная гениальность, ни Молли Хупер, ни Грегори Лестрейд. Просто потому что всех этих людей Шерлок стал понимать, только когда привязался к Джону. Подсознательно он всегда искал друга и товарища, того, кто сможет заменить Редберда. Именно поэтому потянул в приключение первого встретившегося на пороге новенькой квартиры, того, кто не испугался с ним жить и бежать навстречу жестокому убийце.
Виктор Трэвор. А у меня был Карл Пауэрс.
Джеймс всё это знал и мысленно отдавал доктору карту «дурака». Вроде бы и «дурак», а между тем самая сильная карта в колоде, потому что в любой момент она может стать кем угодно. Именно так и было: то Джон отказывался соображать, то реагировал моментально, то не хотел лезть в дела, а то со всех ног мчался на выручку. Он стал своеобразным блоком, защитой в голове и жизни Шерлока Холмса, и Джеймс видел, как тьма стелется вокруг него, но не трогает. Почему?..
Поколебавшись между сомнением и страхом, доктор подарок взял. Искать болевые точки Уотсонатеперь было куда проще, чем раньше: у него появилась Рози. Джим никогда не понимал этой распиаренной родительской любви, не испытывал её сам, да и не хотел. А вот доктор, кажется, любил дочурку, и боялся за неё.
Читать эмоции Уотсона было интересно. Что же такого нашёл в нём Шерлок? Собачью преданность? Нечеловеческую отвагу?
- Майкрофт. Да.
Порадовало, что Джон не стал строить из себя идиота. Джим кивнул, не понимая таких действий старшего Холмса. С одной стороны, Джон выступал баррикадой, тем, кто отсеивает опасную информацию, волнорез во время шторма, но с другой,  неужели Майкрофт не понимал? Да, он был колючкой, сосулькой, льдинкой, но мозгами он должен был понимать, что Шерлок Холмс никогда не простит вранья, особенно Джону. Не боялся рассорить закадычную парочку? Или, напротив, даже хотел этого?..
- Не так давно. Около месяца назад.
Задницей почуял моё возвращение и решил предупредить? – усмехнулся Джеймс и тут же изобразил виноватое выражение лица. – Ох, простите, где мои манеры! Ужасно выражаюсь, когда волнуюсь!
Наверное, Джим не хотел, чтобы Джон его боялся. Так сразу становилось скучно. Нет, он искал другие эмоции, совсем другие и не мог понять, как выцепить именно их. У доктора Джона точно были тёмные и мрачные стороны, покопаться в которых было бы особо интересно. Но Джеймс медлил. Ему-то точно некуда было спешить этим вечером.
И как вам роль предателя и обманщика? – с улыбкой спросил Мориарти. – Как вам живётся со знанием, что Майкрофт Холмс использует вас, как хочет, что заставляет врать другу? Лучшему другу. Впрочем, все Холмсы такие, не правда ли? Не умер и даже не попытался дать хотя бы единый намёк, на то, что он жив… Вы с Шерлоком стоите друг друга.
Джеймс покачал головой и откинулся на сидении. Не те эмоции, не те эмоции. Он хотел драйва, агрессии, жаркого спора, да чего угодно, кроме этой скучной сдержанности. Джон был осторожен и напряжён, военный, что с него взять. Надо было всё же захватить взрывчатку... в колодце, например, Уотсон был весьма активен и общителен.
Что будет, когда он узнает? – продолжил Джим и театрально нахмурился. – Что будет, когда Эвр вырвется снова? Вы стали её Редбердом, её Виктором Трэвисом. Где гарантия, что она снова не посадит вас в колодец? Или вашу дочь, например, если это ранит сразу двоих.

+1

5

Только самое начало.
[indent] Джон и сам это прекрасно осознавал. Да, его нельзя было назвать гением или просто очень умным, однако в нём присутствовала та самая зачастую спасительная догадливость и, быть может, немного интуиции. Но звучащее в голове "он знает о Рози", конечно, заметно притупляют какие-либо чувства. Чувства, что сейчас могли очень пригодиться. Есть лишь настороженность. Что ещё? Никакого удивления, никакого желания оставаться в салоне автомобиля. Такое же замкнутое пространство. Можно было представить себя на месте мыши или морской свинки, что запустили в новую, совсем необжитую клетку. Выглядит она хорошо, даже в каком-то смысле благородно, но скрываемый подвох гораздо опаснее, чем можно представить.
[indent] Разумеется, Уотсон не стал юлить, выкручиваться или делать удивлённое лицо, мол, о, а откуда Вы знаете, что сказал именно Майкрофт? Очевидно, что это был старший Холмс. А кто же ещё? Этот вопрос невольно вынуждает снова задуматься о Шерлоке. Он ведь до сих пор ничего не знает, хотя, наверное, хотел бы знать. И точно не будет доволен, когда слух о возвращении "самого главного злодея пьесы" разлетится по всему Лондону. Догадывался ли он? Просто делал вид, что ни о чём не подозревает, чтобы выждать момент, а после обвинить друга в сокрытии столь важной информации? Конечно, тогда Джон мог бы парировать тем случаем в деле с розовым чемоданом, когда детектив приволок его к себе домой, а не передал сразу в полицейский участок, как только нашёл самую главную улику. Он же сделал это не ради собственной выгоды, а чтобы раскрыть дело и найти убийцу-отравителя, верно? Верно же? Так же и в этой ситуации. Можно ли назвать это молчание желанием помочь? Ведь если младший Холмс узнает об оживлении своего "заклятого врага" (а это именно Мориарти, но никак не Майкрофт), то что он сделает? Будет и дальше сидеть на Бейкер-стрит и слушать приходящих к нему людей? Очень навряд ли.

[indent] — Понятия не имею, как он узнал, — всё так же сдержанно отвечает доктор, не сводя взгляда с мужчины напротив. — Он никогда никому ничего не рассказывает, лишь ставит перед фактом, — с какой-то плохо скрываемой обречённостью в голосе. Это было слишком знакомо, сколько раз приходилось это проходить раньше? Да бесчисленное множество. Когда Майкрофт, ничего не говоря и не объясняя причины, просто набирал номер, звонил, а потом, только-только услышав знакомый голос, сразу говорил, что и как нужно будет сделать в той или иной ситуации. "Нет, Джон, у тебя нет сегодня никаких планов, лучше присмотри за Шерлоком". То, что первое время даже раздражало. Шерлок с самого начала не казался маленьким ребёнком, которого надо контролировать, осознание пришло уже позже. Однако сейчас на языке вертелся ещё один вопрос: как долго на самом деле Мориарти жив и как ему удаётся скрывать собственное "воскрешение из мёртвых"? Всё-таки с того света возвращаются не так уж и часто.. вернее, не делают этого вообще. Шерлок ведь был полностью уверен в том, что Джим покончил с собой тогда, на крыше. Вышиб себе мозги, после такого не живут. Значит, что-то пошло не так. Но вот что?

[indent]Хотелось бы верить и думать, что на этом столь щекотливая тема будет закрыта, но это только начало. Снова только лишь начало. Мориарти долго не ждёт, он снова спрашивает, но на этот раз звучит более провокационный вопрос. По началу Джон удивлённо округляет глаза, смотря на него и не понимая, что именно этот человек имеет в виду. Предатель? Почему предатель? Однако совсем скоро осознание вновь в очередной раз бьёт обухом по голове, прямо вот сюда, в область затылка. Понимая смысл, Уотсон хмурится, а пальцы начинают поочерёдно постукивать по колену, выбивая нечёткий и совершенно рандомный ритм, выдавая нервное напряжение. Хотя. Его наверняка и так можно было заметить невооружённым взглядом.
[indent] — Это ради его же блага, — голос звучит на удивление уверенно, будто доктор сам верил в то, что говорил. Или просто хотел верить. На деле он по-прежнему сомневался в правильности собственных действий. В отличии от Майкрофта. Тот никогда в себе не сомневался и не будет, да и с чего бы вдруг? — Все знают, чем закончилась ваша последняя встреча с Шерлоком, — мужчина расправляет плечи. Он всеми силами хотел показать, что его слова Джима ничуть не трогают, хотел оградиться от них, выстраивая перед собой своеобразную стену. Наспех. Но поспешишь, как говорится, людей насмешишь. В спешке ничего нельзя сделать правильно или хотя бы хорошо. Потому "стена" начинает распадаться практически сразу же после возведения. Благо, что та старая обида за розыгрыш с падением с крыши полностью исчезла, больше не напоминая о себе вот уже несколько лет подряд.

[indent]— Он.. — Уотсон кашлянул в сторону. Глупо было бы говорить, что Шерлок об этом точно не узнает, что им двоим удастся скрыть от него сей факт. Быть может, Майкрофту даже было под силу замять любую новость, вспыхнувшую на поле журналистов, потушить её и не допустить в печать, ведь жёлтая пресса, как известно, может творить чудеса. Правительство может всё? Быть может. Но оно точно не сможет убедить Мориарти не сообщать младшему Холмсу о своём присутствии. Он без проблем и каких-либо задних мыслей способен оставить какой-то знак, невидимый для других, но заметный для известного детектива. Как большая и яркая неоновая вывеска. Глубокий вдох. Джим наверняка спрашивает это не просто так. Джон расценивает эти вопросы как прямое заявление. Заявление о том, что он намеревается сообщить о своём присутствии в этом городе. И это напрягает только сильнее. — Я уверен, что Эвр не удастся выбраться снова. По крайней мере, она не станет делать что-то такое ещё раз, — а вот это звучит уже без уверенности, и доктор слегка склоняет голову, мерно покачивая ею, словно таким образом в лишний раз давая понять, что на самом деле так не считает. Он не был экспертом, но, вроде как, средняя сестра получила то, чего добивалась изначально – внимание и расположение своего младшего брата. Не это ли было её целью изначально? Да, в колодце сидеть было неприятно, особенно если учитывать, что вода была ледяная, так ещё и падала сверху, подобно мини-водопаду. Стоит ли говорить ещё и о костях? Человеческих. Костях маленького мальчика, утонувшего в этом месте когда-то давно. И если ему там было как минимум не по себе, то что насчёт Рози? Совсем маленький ребёнок, который и без того уже успел лишиться матери. Джон решает говорить о ней как можно меньше, будто таким незатейливым образом стараясь отвадить внимание Мориарти от её персоны.

+1

6

Кто из них на кого больше влиял? Джон на Шерлока или Шерлок на Джона? Джон Уотсон стал умнее, осторожнее и сообразительнее после общения с консультирующим детективом или Шерлок стал мягче и сентиментальнее, что рассмотрел в нём все эти черты и поддался такому слову как «дружба»? Пожалуй, это был своеобразный обмен, где один усиливал другого, но в итоге всегда старал только Джон. Он был вынужден убивать, он терял подруг, он был обвешен взрывчаткой, он играл в тёмные игры Ирэн Адлер и был в тот момент не нужен Холмсу, он стал подопытным кроликом в деле «Хаунд», он верил, что Холмс мёртв, он думал, что вот-вот умрёт в вагоне метро, он чуть был не сожжён в чучеле, он едва не получил труп в подарок на свадьбу, он потерял жену, он оказался в колодце. А Шерлок?.. Шерлок и части этого не испытал.
И, как результат всех этих испытаний, доктор Джон взвешивал каждый свой ответ и не пытался юлить. Он вырос, стал опытным игроком, решающим за себя и за других. Джиму это нравилось. Куда больше, чем показушная смелость или демонстративный страх. Сейчас между ними стояла доска, гладкое шахматное поле, а они, игроки, делали неспешные шаги в борьбе за душу и сердце Шерлока Холмса. Джон дорос до этих игр. Ничего удивительного, если Майкрофт рано или поздно и вовсе спишет его, как бракованную марионетку, у которой появились голос и эмоции.
Понятия не имею, как он узнал. Он никогда никому ничего не рассказывает, лишь ставит перед фактом.
Даже не трудится хотя бы иногда считаться с вами, – улыбнулся Джим. О да, он знал Холмсов и их природных врождённый холодный эгоизм. Они брали от окружающих все до капли, но ничего не давали взамен. И если Шерлока удалось сломать (возвращение Эвр, о, малыш Редберд, погибший только потому что дружил с младшим Холмсом, гробик для Хупер, выбор между жизнью друга и брата), то Майкрофт оказался куда более стойким. Даже если бы Джим приказал выпотрошить Уотсона и его дочь, если бы украсил их кишками «Клуб Диоген», Майки не повёл бы и бровью. Подумаешь, Шерлок нового питомца заведёт. А Шерлок ведь заведёт. Джон Уотсон слишком сильно отдавался не тем людям.
Это ради его же блага. Все знают, чем закончилась ваша последняя встреча с Шерлоком.
Двойным обманом, – прошептал Мориарти голосом змея-искусителя и подался вперёд, впиваясь в доктора взглядом чёрных глаз. – Двойным обманом, доктор Джон.
Джон ходил по краю. Конечно же, в глазах Шерлока он будет предателем, который сокрыл от детектива такую важную информацию, как возвращение заклятого врага, вируса, эпидемии. Джим и сам никогда не простил бы даже Морану, если бы тот аналогично ему соврал. Это было даже хуже смерти, страшнее и больнее ножа в спину, но это не отменяло факта, что Джим понимал мотивы доктора. Майкрофт тоже их понимал, а потому так умело манипулировал. Джона не пугал статус старшего Холмса, не волновали его власть и влияние. Майкрофт умело и уверенно давил на то живое и трепещущее, что было и есть в докторе – его сердце. Доброе, сострадающее, большее и наивное сердце. Доктор Джон любил Шерлока и защищал его, оберегал даже сейчас, сидя в этой машине и рискуя банально получить пулю в лоб.  Бедный глупый Джон… сколько всего он прощал и прощает Холмсу?
Я уверен, что Эвр не удастся выбраться снова. По крайней мере, она не станет делать что-то такое ещё раз.
Только если кто-то не откроет ей дверь. Если кто-то не укажет на вас или на Рози со словами: «Смотри, тебя променяли на другую девочку, её все любят, все с ней играют, а ты никому не нужна». Чем закончилась моя последняя встреча с Шерлоком?.. Двойным обманом, как я и сказал, только… - прошептал Мориарти, не скрывая угрозу в голосе. Впрочем, серьёзность так же быстро сошла его лица: Джим дурашливо поджал губы и покачал головой, продолжая говорить нараспев и загибая пальцы: – Майкрофт знал, папа знал, мама знала, Молли знала, знал и я. Один лишь бедный маленький глупенький доктор ничего не знал, плача над могилой любимого друга и прося его вернуться. Шерлок, пожалуйста, последняя просьба, – дразнил он интонации Уотсона и сбиваясь, когда не мог сдержать смех. – Будь живым! Будь живым, Шерлок… Думаешь, они не знали?! – истерично громкий крик нарушил воцарившуюся в салоне тишину, и на лице Мориарти отразилось безумие после вспышки внезапного гнева. Выдохнув, он постепенно успокоился, провёл рукой по волосам и виновато улыбнулся. – Извините, доктор Джон. Нервы. А я, кстати, оставил предсмертную записку своему другу, – продолжил он уже игриво и даже кокетливо. Настроения Джима сменялись одно за другим, и едва ли Уотсон мог догадаться, что Джим лукавит. – Даже я не стал обманывать всех. Они смеялись над вами, Джон, смеялись, слыша ваши мольбы. Вы уже потеряли жену. А если потеряете и дочь? Всё равно будете всех прощать?
Джим уже и сам не знал, чего хотел. То он подумывал попробовать соблазнить доктора своей стороной, открыть его глаза на Майкрофта. А то задавался вопросом, не начать ли своё кровавое шествию? Нет. Это точно было рано. Только Эвр ломала игрушки раньше времени. Впрочем, он, как и она, был лишь ребёнком в песочнице. Ни средства, ни риски не имели значения, когда можно было ощутить новый драйв.
Ему даже показалось, что запахло бензином. Бензином и гарью, а жар скопился в воздухе. Дьявольское пламя, чёрное пламя... кого ему позволят забрать в этот раз? Стоило сказать спасибо чокнутому хозяину особняка: именно из-за той "гулянки", когда пришлось немного посотрудничать, Джим различил свой интерес к Джону Уотсону. Он, конечно, мог бы придти и за Молли, но это позже. Определённо позже.
Он заберёт их всех.
Магнуссен был дурак, – хмыкнул Джим, капризно вытянув губы. – Я дал ему в руки лучшие в мире игрушки: вас и Холмса! А что сделал он? Щелкал вас пальцами по глазам? Я ожидал, что он сломает и растопчет вас, вывернет наизнанку, а он… сплошное разочарование! Но я научу вас, как надо играть. Допустим, Молли сейчас гуляет с малышкой Рози. Они сидят в беседке в парке, а та внезапно загорается. Убежать Моли не может. Ребёнка не спасти. А на другой чаше весов Шерлок делает эксперимент на кухне, и раздаётся взрыв, разрывающий его голову и тело, превращая в сплошное безжизненное кровавое месиво! Что выберете вы? – глаза Мориарти блеснули дьявольским огоньком. – Ах да, я, в отличие от Эвр, могу действовать так грубо. Но прежде чем дать ответ, подумайте, что выбрал бы Майкрофт Холмс. У вас минута на раздумья.
Мориарти демонстративно глянул на часы.

+1

7

Так кто же кого воспитывал?
[indent] Сложный вопрос, ответ на который навряд ли получится сформулировать. Внятно, по крайней мере. Разумеется, Джон влиял на Шерлока, на его отношение к миру в целом, к людям в частности. Сложно сказать, насколько сильным было это влияние, но явно не самым слабым, потому что сейчас какие-то изменения были более, чем заметны. Шерлок всё равно оставался Шерлоком, пускай и с некоторыми поправками. Но в то же время и сам младший Холмс кое-чему учил доктора. Незаметно для всех.. ну, для большинства. Джон научился концентрироваться и заострять внимание на мелочах. Не так профессионально, конечно, но это уже уверенные шаги вперёд. Возможно, стал более сдержанным в эмоциональном плане, но всё ещё не намеревался принимать тот факт, что жёсткий рационализм будет во всех проявлениях лучше и правильнее чувственной подкорки. Человек оставался человеком, пока умел чувствовать. И изменять этому принципу не намеревался.
Так кто же пострадал больше?
[indent] Джон как можно более незаметно прикусывает нижнюю губу. Неприятно в таком признаваться, но он и сам думал об этом. О том, что страдает обычно кто-то один. И этим загадочным «кем-то» практически всегда оказывается небезызвестный доктор. Но солдаты не привыкли жаловаться. Даже если они были просто врачами. Военными. Поле боя есть поле боя. И жизнь после войны также напоминала сражение. Одно сменялось другим. Сильнее всего настораживал тот факт, что нередко приходилось сражаться с самой смертью. Самый яркий пример это, несомненно, тот жилет с взрывчаткой. Мигающие огоньки работающего взрывного механизма. Мало кто мог похвастаться тем, что пережил подобное. И Уотсон завидовал, потому что забыть такое по истине сложно. Особенно если учитывать, что прямо сейчас напротив сидит тот, кто был виноват в случившимся. И ещё во многом другом. Но поддаваться эмоциям сейчас нельзя. Это будет ошибкой. Нельзя допускать её, что бы ни случилось. А потому тихий вздох и несколько неловких движений.

[indent] — Майкрофт сам знает, как лучше сделать, — с заметной напущенной уверенностью. Звучит правдоподобно, жаль только, что на самом деле всё это было лишь фикцией, не более того. Джон видел и понимал, что оба Холмса (хотя нет, все трое) привыкли вести индивидуальную игру. Они впутывали всех, кто подходил и мог быть в каком-то смысле полезным, но никого из подневольных участников не просвещали, не раскрывая правил и сути игры. И ты играешь, даже если того не желаешь. Джон также не желал, но каждый раз впутывался снова и снова. Нередко по собственной инициативе, руководствуясь только тем, что так надо, так будет правильно. А он всегда поступал правильно.
Двойной обман. Двойной.
[indent] Что-то имеет привычку никогда не меняться. Двойной обман всегда останется двойным обманом. Только теперь Джон должен обмануть Шерлока. Обман всегда выходит боком. Особенно если в деле был замешан Мориарти. так что пускай. Он был готов стать предателем, если был шанс уберечь друга от очередной смертельной игры. Один раз повезло. Плевать уже на весь этот устроенный спектакль, плевать на наигранный фарс, это всё в прошлом, пускай и не забыто. В этот раз всё может быть иначе. Больше не повезёт.
[indent] Тема, связанная с Эвр, не вызывала восхищения. И дело даже не в неприятных воспоминаниях этой странной "игры", затеянной бедной, потерянной девочкой. Просто самолёт, который не способен приземлиться, вот кем она считала саму себя.
[indent] Дверь.
[indent] — Дверь больше не откроется, — та же уверенность.
[indent] Хотя даже она пропадает в мгновение ока, гонимая последующими словами Мориарти. Они были колкими, направленными в самые больные точки. Однако они не задевали. Да, неприятно, да, осадок, но Джон уже отпустил это. Продолжал злиться на детектива, но уже за другие заслуги, если можно так выразиться. Но больше всего поразило другое.
[indent] — Так Вы тоже были там. Тогда, — утверждение без единого намёка на вопросительную интонацию. Он там был. Он там тоже был. Они оба были там, по разные стороны баррикад. И опечаленный, разбитый доктор, невольно затесавшийся где-то в середине. От этого стало не по себе. И новая волна злости и раздражения. Но уже не на кого-то, а на себя самого. Правильно говорят, что о некоторых вещах лучше не знать. Жить будет спокойнее. Не то, чтобы до этого момента жизнь малиной казалась, но теперь всё стало ощутимо хуже. И это совершенно не нравилось.

[indent] Уотсон слушал внимательно, вдумчиво, не сводя застывшего пристального взгляда с сидящего напротив Джима. Пересохшие губы слегка побледнели, а пальцы то сжимались в кулаки, то снова расслаблялись. И это нельзя было не заметить. Вот оно, вновь вернувшееся напряжение. Но нужно держать себя в руках. Нужно.
[indent] — Нет, я не прощу того, кто посягнёт на безопасность моей дочери, — голос звучал удивительно стойко, пускай гулко и немного хрипловато. Сейчас Джон смотрел на Мориарти как.. сложно подобрать подходящее сравнение. Можно допустить, что это похоже на ситуацию с обиженным работником, который не получил обещанного от своего работодателя, так ещё и оказался уволен без возможности восстановления из-за банальной придирки на пустом месте, просто из-за прихоти. Злобный, мстительный взгляд. Проблема только в том, что это могло сработать иначе, наоборот. Мориарти странный. Нет, он болен, чем и объяснялось столь непостоянное настроение и поведение. Такие люди всегда были и будут самыми непредсказуемыми. Хотя психотерапевтом никогда не считался. Немного не та специализация.

[indent] Напряжение стало практически физически ощутимо. Хотелось просто отмахнуться от него, как от надоедливой мошкары.
[indent] — Магнуссен мёртв, — с чем-то неразличимым в интонации. Она явно не была похожа на ту, что была до этого. С нажимом, будто вынуждая заострить на этом внимание, хотя новость и без того общеизвестная. Нападение?
[indent] Мориарти будто надоедает играть, потому он торопится всё закончить, вводя в игру козыри, таким образом стараясь полностью обезоружить противника и подмять того под себя. Подчинить. Победить. А ведь и в самом деле что-то сильно кольнуло. В области груди, в аккурат с левой стороны. Уотсон, ведомый чем-то со стороны, резко подаётся вперёд, слегка наклоняя корпус, так же резко замирая на одном месте. Постойте-ка. Краткий взгляд на наручные часы. Он ведь всегда в это время кормил Рози. Потому и спешил домой, что самое время кормить малышку Рози, этим всегда занимался самостоятельно. Что Молли, что миссис Хадсон, которые очень трепетно к этому относились, прекрасно знали о "графике", потому Хупер никак не могла сейчас находиться в парке, потому что она должна быть дома, должна кормить ребёнка. Немного помедлив, доктор возвращается в прежнее положение. — Нет. Рози сейчас дома. Я это точно знаю, — если только кто-то не вынудил выйти Молли из дома, что навряд ли, только силовыми методами, а об этом Джим даже не заикнулся, сказав только о бомбе. А вот насчёт Шерлока нельзя быть таким уверенным. Чем чёрт не шутит? Мужчина звучно сглатывает. — Майкрофт выбрал бы второе, — как бы сильно не старался старший Холмс скрыть сей факт, но брата он любил. Как родного (пускай и не самого близкого) человека, относился к нему совсем не так, как к Эвр. Так что выбор очевиден. — А я не стану выбирать, — кажется, это было что-то вроде "давай проверим, кто же тебе всё-таки ближе". Джон был уверен в том, что сейчас ничего не произойдёт, потому наотрез отказался плясать под чужую дудку. Теперь его не так просто обмануть. Очень много уроков было уже усвоено, а им Уотсон всегда старался следовать.

+1

8

Шерлок сильно изменился из-за Джона Уотсона. Эти изменения стали заметны в самый первый день, как только хромой доктор переступил порог квартиры на Бейкер-Стрит. Заметил это не только Джим, тенью наблюдавший за Холмсом и заманивающий его в ловушку руками забавного таксиста, но и Майкрофт, который тут же попытался купить верность Джона. И это было крайне глупо: Шерлок в итоге видел куда больше, именно поэтому схватился за ниточку в виде нового соседа, именно поэтому, считая всех вокруг идиотами, он всё же выбрал одного из всех. Невзрачного, но сильного, сложного, слишком правильного.
Возможно, Джим даже немного завидовал. Нет, у него был Себастьян, но Морана Мориарти выбрал и нашёл сам. А Джон Уотсон был похож на подарок судьбы, щедро врученный Шерлоку Холмсу.
Обвинения так и витали в воздухе. Джон не говорил, но Мориарти видел: тот всё ещё помнит его шутку со взрывчаткой. Хотя это были сущие мелочи, по сравнению с сувениром, который Моран оставил в вагоне метро. Тогда доктору Джону должно было быть в разы сильнее, и в этой акции Джим не был виноват. Моран действовал сам. Проявил инициативу, как и положено хорошему сотруднику.
Майкрофт сам знает, как лучше сделать.
Ну да, конечно, – кивнул Мориарти, не скрывая своего скептицизма.
Майкрофт знает. Шерлок знает. Эвр знает. И один бедняга Джон ничего не знает. Странно, но Мориарти испытывал нечто похожее на ревность, когда смотрел на Джона Уотсона. Неужели с ним Шерлоку было интереснее? Неужели он готов был уступить, отказаться от боли и новой игры ради малыша Джонни? Неужели Джон Уотсон сейчас рискует раздразнить чудовище, лишь бы защитить Шерлока?
Дверь больше не откроется.
А если я скажу, что у меня есть ключ?
В этом точно нельзя было быть уверенными. Джим Мориарти знал, где находится Шерринфорд, и ему ничего не стоило подкупить всю охрану, прилететь туда, перебить непокорных, выпустить больных и освободить Эвр. Она, конечно, очень его подвела. Включила ребёнка, какая глупость!.. Начала давить на жалость Шерлока, не смогла убить ни Джона, ни Майкрофта. Джим жаждал крови. А вместо этого получил новую порцию сильнейшего разочарования! Нет, на этот раз он бы направил Эвр сам. Сказал «фас!» и научил бы, как себя вести. Сейчас Джим говорил с Джоном и всё внимание должно было быть уделено ему. 
Так Вы тоже были там. Тогда.
Я всегда где-то рядом, – подтвердил его догадку Джим. – Она так и не поняла, – он поддался вперёд, переходя на шёпот и смотря на собеседника безумно. – Она так и не поняла смысл фразы «Холмс стреляет в Холмса». 
Когда они замолкали, тишина начинала давить.
Джон нервничал. Он сжимал и разжимал руки, но явно сдерживал себя. Джиму нравилось наблюдать за ним. О, чужой гнев. Ярость, беспомощность. Чужие эмоции были такими яркими, интересными, наполненными смысла. Сам Джим испытывал их редко. Мог впадать в припадки, но это было другое. Как шум в тишине. А вот истинные эмоции жили и дышали, заполняли собой пространство и наполняли происходящее смыслом.
Нет, я не прощу того, кто посягнёт на безопасность моей дочери. Магнуссен мёртв.
Как у вас всё просто, – улыбнулся Джим и опустил взгляд. – Эвр заперта, Магнуссен мёртв. То есть, ничего больше не случится? Может, проще поверить и в то, что мёртв я? Самообман так сладок, доктор Джон. Верно? Но даже мёртвые умеют возвращаться, а Эвр так и не получила свою кость в виде вас. Как думаете… ей понравится фото Шерлока и Рози? Я думаю, её ревность снесёт даже стены Шерринфорда.
Нет. Рози сейчас дома. Я это точно знаю. Майкрофт выбрал бы второе. А я не стану выбирать.
Джим закатил глаза и устало откинулся на спинку сидения. Ну почему надо быть таким занудно скучным? Ну почему бы не проявить эмоций, не показать силу, не дать отпор?.. Неужели Джим требовал от людей так много?!
Вы такой скучный, Джон, – брезгливо поморщился Джим. – Нет, ну, что он в вас находит? Если вы постоянно так занудствуете и бубните… Я бы вас давно убил, – небрежно добавил Мориарти, пожимая плечами. Он театрально изогнул губы, показывая, как ему грустно, и снова вернулся к дурашливому тону. – Скучный, скучный, скучный Джон. Вы не понимаете, - покачал головой. – Не понимаете.
Это был не просто эксперимент. Не прости игра в рамках «скажешь ты Шерлоку или нет, если уже не сказал». Это было нечто большим, небольшим карт-бланшем в их отношениях, но Джон не умел искать козыри или отвечать тем же. В этом он был похож на Морана. Вояки!.. Вроде не тупые, но такие бесхитростные, открытые, они не понимали, как гибко может быть человеческое сознание. Тяжело предсказывать действия безумца, который запросто мог взорвать хоть весь квартал на Бейкер Стрит. Но Джим этого не делал, не потому что блефовал. А потому что играть надо было тоньше. Это шахматная партия. Шах и мат. Шах и мат.
Вы не понимаете или не хотите понимать? – спросил Джим. – Если ваша дочь дома, что это меняет? Могу ли я взорвать ваш дом? Уже взрывал, точнее, задевал взрывом. Могу ли нанять киллера? Могу. Могу указать на вас садисту-психопату, по типу Голема? Могу. Вы никогда больше не будете в безопасности, доктор Джон. Куда бы ни пошли, где бы ни скрылись. И не только от меня. Если Шерлок оступится, то окажется там же, где и Эвр. Майкрофт закроет его, один раз уже чуть не закрыл. А вы останетесь никому ненужным свидетелем. Думаете, вас пожалеют? Но я не хочу запугивать. Вот, – Мориарти протянул Уотсону визитку некого психотерапевта. – Этот человек знает, как меня найти. Если вам понадобится помощь или защита... я помогу.

+1

9

Мориарти был умелым провокатором, этого никто не станет отрицать, даже он сам. Наоборот, такие слова он, скорее, сочтёт за комплимент и сделает всё, чтобы их повторили снова. Ну или придумали что-то новое, потому как повторяться скучно. Удивительно, как Мориарти был похож на Шерлока и как Шерлок отличался от Мориарти. Однако количество чего-то общего всё-таки значительно перевешивало. Наверное, именно поэтому они не могли нормально существовать, зная, что тот, другой, живёт себе спокойно. Или не очень спокойно, это всё зависит от деятельности обеих сторон. Словно два похожих ковбоя, вставших друг напротив друга. Ладонь каждого их них уже лежит на ручке пистолета, каждый ждёт той самой заветной возможности дотянуться пальцами до курка и выстрелить, не целясь. Вопрос в другом: кто попадёт? И попадёт ли? Первым выстрелил Мориарти. Но он промахнулся. Вторым выстрелил Шерлок. Попал. Но эта победа оказалась мнимой. Интересно, как сильно он огорчится, узнав об этом? Точнее, нет, не так. Как сильно разозлится? Разозлить младшего Холмса сложно, учитывая особенности его странного, но чёткого характера, но нечто подобное сможет быстро выбить его из колеи. А если это случится, то может произойти много непоправимого. Увы, это никому не нужно. Кроме, разве что, сидящего напротив. Но Джон решил, что не станет принимать это во внимание. Не потому, что не видит опасности (она-то как раз была и очень чёткая), а потому, что не боится. Решил не бояться. Ему есть что терять и это в первую очередь двигало его вперёд. Неизвестно только, по правильному ли пути? Солдаты сегодня? Выходит, что теперь всегда.

Ну да, конечно.
Конечно.
Вера в Макрофта начала рушиться ещё тогда, когда он самовольно решил, что вполне резонно выдавать личную информацию о родном брате главному преступнику всея Англии. И в обмен на что? На пустое место? А любую причину Уотсон заслуженно мог считать не более, чем пустым местом. Никакие секреты и государственные тайны нельзя было променять на нечто подобное. Временная победа Мориарти над репутацией Шерлока была его заслугой, началось всё именно с него. Сейчас Джон не злился, однако всё прекрасно помнил и понимал, что в нужный момент не сможет полностью рассчитывать на старшего Холмса. Он был умным человеком, умел планировать, светлая голова, много знаний, так далее, так далее, но если Шерлок учился человечности, Майкрофт по-прежнему был далёк от неё.
— А в нём есть необходимость? — уголки губ доктора слегка приподнимаются. Попытка — не пытка? Если оставаться самим собой, то будет отвечать предсказуемо. Может, попробовать всё-таки переиграть Джеймса в его же игре? Навряд ли такое под силам ему, однако положить начало вполне способен. Он начнёт, а Шерлок продолжит и в конечном итоге всё же закончит эту запутанную историю, от которой все начали уставать. Даже тогда, когда всё, казалось бы, закономерно завершилось победой светлого рыцаря над тёмным драконом. Эвр, вроде как, получила то, что она хотела, брат достаточно часто посещает Шеринфорд. Более того, там были даже родители. Навряд ли они интересовали Эвр так же сильно, как сам Шерлок, но что ещё ей может быть нужно? Тем более, от доктора Джона Уотсона? Не забыла. Эта женщина точно ничего не забыла, однако пока у неё не было каких-либо причин или предпосылок делать что-либо вновь. Если только Мориарти на найдёт тот самый рычажок, за который следует дёрнуть. Эвр умная, очень умная, но она в первую очередь психически больной человек.

Мориарти наклоняется вперёд. Его взгляд не внушал доверие. Невольно проскользнула мысль о том, что он наверняка сам страдает от психологической проблемы. Джон не был психиатром или даже психотерапевтом, но всё-таки считался доктором, который мог замечать те или иные симптомы. «Холмс стреляет в Холмса». Это не Шерлок, который стреляет в Майкрофта. Это Шерлок, который пытается стрелять в себя. Ну надо же. Хотя это было вполне ожидаемо, с одной стороны. А с другой.. интересно, смог бы при других обстоятельствах младший убить старшего? Когда альтернативы нет?
— Нет, — качнув головой, всё ещё стараясь оставаться спокойным. Если сохранять самообладание, то объект-раздражитель поймёт, что на него не обращают внимания и решит закончить всё сам, потеряет интерес. А Мориарти должен терять интерес быстрее кого-либо. Однако пока что и он держался. Может, оно и к лучшему. Ведь когда Джон выйдет из машины, то отправится домой, а дома его будут ждать люди, с которыми надо говорить. А это значит, что придётся врать. — Опасность будет всегда, — всё ещё стараясь показать, что не видит угрозу в нём самом, но тщетно. Сложно обескровить того, кто всё ещё жив.
Удивлённо вскинув брови, Уотсон уставился на Джима, когда тот только что-то сказал про Шерлока и Рози. Про них вместе, а не по отдельности. Глубокий вдох – можно было заметить, как резко приподнялась грудная клетка. Он не посмеет. Хотя вся проблема как раз в том, что посмеет.
Зверь отстанет, когда поймёт, что к нему потеряли интерес.
Уотсон всегда был человеком эмоциональным. И то, что он сдерживался сейчас так много времени, учитывая обстоятельства и сказанные слова, то жест был более, чем предсказуем. Резко подавшись вперёд, он мгновенно хватается за воротничок пиджака Мориарти, не менее резким рывком дёрнув на себя, слегка придвигая ближе и щурясь, всматриваясь прямо в чужие глаза.
— Никогда, — несмотря на действия и несмотря на тот враждебный огонёк в глазах, голос его звучал уверенно и твёрдо, не дрожал. Он знал, что делал и что говорил. Эмоциональный порыв, но более, чем контролируемый. — Не думай, что я больше позволю приблизиться хоть к кому-нибудь из них, — едва ли не шипит Джон, сразу после этого ослабляя хватку и возвращаясь на прежнее место, принимая то же положение, усаживаясь на месте. Он продолжал сверлить Мориарти негодующим взглядом, шевеля пальцами, будто проводя небольшую разминку перед тем, как повторить своё действие, только на этот раз более серьёзное и неприятное для оппонента. Вполне объяснимая реакция человека, что пытается защитить свою семью. А они были его семьёй. Особенно сильно это чувствовалось после известии о гибели Мэри. Маленькая Рози, миссис Хадсон, Молли, невыносимый во всех смыслах Шерлок и даже Лестрейд. Все они. Он потерял жену и теперь не мог допустить, чтобы это случилось с кем-нибудь ещё. А лучший способ отобрать человека – убить его. Мориарти это тоже знает.

Доктор опускает взгляд на протянутую руку, скептически изогнув бровь. Карточка? Нет, просто визитка с именем и личным номером. Её принимает более охотно, чем подарок, предложенный ранее, что всё ещё лежал рядом на сидении. Вчитывается в незнакомое имя, всматривается в незнакомые цифры. Либо и правда новый, незнакомый человек, либо просто очередной псевдоним уже кого-то знакомого. Может быть, он говорит про Эвр так часто и уверенно потому, что уже спустит злого пса с цепи? Может ли это оказаться она? Нет. Или всё-таки да? Если так, то в этот раз Джон будет куда более внимателен и осмотрителен, больше не позволит себя обмануть. Он знает её черты лица и не допустит ошибки. Не в этот раз.
— Защита? От кого Вы можете защитить? — поднимая взор на Джеймса. Пока что он был единственным человеком, от которого Уотсон принимал угрозы. Защищать от самого себя? Что же на самом деле творилось в этой голове, какие мысли скрывались и соответствовали ли они сказанным словам? — Это точно психотерапевт? — хмыкает мужчина, продолжая зажимать визитку между пальцев. Тут нельзя всё принимать за чистую монету.

0


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » Одинокая ночь в Гугле [Sherlock BBC]