о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищите хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• rangiku
связь id415234701
пасет людей, котят, админов и заблудших лисов, бухая днями напролёт. шипперит все что движется, а что не движется, сама двигает и шипперит насильно, позабыв о своей работе.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• renji
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.

автор недели KUROTSUCHI MAYURI

В работе с людьми капитану Куротсучи предсказуемо и настойчиво мешали люди. Когда-нибудь он обязательно доведёт своё мастерство создания искусственных душ до отметки, достаточной для того, чтобы заменить подходящими подобиями Нему всех младших офицеров и рядовых отряда — и посчитает этот день одним из счастливейших в жизни. Но до того приходилось работать с тем, что есть... Читать

MANTLE AND DAGGER

Лишь при помощи кинжала, который уже привычно образовался в моей ладони пытка в "найди пять отличий на совершенно одинаковых картинках" подошла к концу. Так мне кажется. Я все еще сжимаю кинжал — мир действительно сошел с ума и о самообороне не стоит забывать. Где-то за спиной что-то взрывается, слышатся крики о помощи. Боже, нас стало и так мало, так еще человечество решило само добить себя. Воздух пахнет гарью - плохой признак... Читать

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста – выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да – это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни – накатим за его здоровье!

Molly Hooper: Буду краток - хороший, уютный, активный форум. Кхм. Теперь речь *достала большой свиток*. Прошло уже месяца два, наверное, как я здесь обитаю. Началось все с банального желания поиграть давним персом. Вакансий на тематических не было, и я рискнула пойти на кроссы. Почему "рискнула", спросите вы? Потому что предыдущие мои попытки играть на кроссах были до того печальны, что я зареклась. Обходила десятой дорогой. Написала заявку, откликнулись люди, на двух не сложилось по разным причинам, пошла на Юни. И знаете что? Мне очень нравится это место. Доброжелательная, ненавязчивая администрация. Никто не бомбит настойчивыми просьботребованиями каких-то игр, и тому подобного. Флуд не натужный, а естественный, есть у людей настрой - они флудят. Нет - играют. Обсуждения игры не похожи на бессмысленные километровые чатики ни о чем, это действительно обсуждения игры. У народа есть игровые идеи. Есть игра. Есть отличный уровень постов, на которые хочется отвечать. Никто никого не уговаривает играть, предлагают друг другу сами. Как часто приходишь на форум и видишь обратное - когда играют только свои со своими, какие-то междусобойчики глупые. Здесь этого нет. Люди пришли играть, и они играют. В общем, охать и ахать в восторгах - не мой конек, а скажу, что здесь просто хорошо и уютно. Спасибо, ребята.

Pietro Maximoff: Вот и настало мое время сказать пару-тройку теплых слов о нашем любимом Юни. Форум изначально привлек своей немногочисленностью и теплой, ламповой атмосферой. Скажу честно - в то время мне просто хотелось покоя и уюта, и я пришел на Юни с товарищем, надеясь обрести все сказанное ранее там. И действительно - форум оказался весьма уютным, теплым и домашним. Я предложил девочкам-администраторам свои услуги и они взяли меня под крыло, и могу честно сказать - это самый лучший коллектив, в котором мне когда-либо доводилось состоять. Никогда никто не идет против воли игроков, всегда прислушиваются к каждому мнению. Конечно, я прекрасно понимаю, что всем угодить невозможно, но то, что большинство понимает и принимает все, что мы пытаемся донести до народа, радует. На Юни приходишь отдохнуть после трудовых будней и знаешь, что там все твои любимые и дорогие тебе люди. Что ребята-игроки любой кипишь поддержат, любую затею. Никто не сидит по уголкам, все ходят друг к другу "в гости" и это радует. Меня лично радует возможность вносить свою лепту в наш общий труд для процветания форума. стараться на благо игроков. На форуме всегда царит веселая и теплая атмосфера, тут уже с порга становишься "своим". Будто тебя знают уже лет сто, разве это не здорово? На других форумах, к сожалению, мне доводилось встречаться с полнейшим игнором новеньких, грубостью и хамством, но тут такого нет - и в этом я честен.Спокойно, уютно по-домашнему. Тут рады каждому, а большинство даже самых безумных сюжетов - отыгрывается с большой охотой. Отдельно о каждом говорить нет смысла, потому что все, кто с нами - уже мною любим. Просто на Юни отдыхаешь душой, когда не торчишь перманентно посты Боромиру ;)

Carver Hawke: Хотите выпить, но никто не поддерживает подобную идею? У вас накопилось много не отыгранных сюжетов и идей в голове? Вы хотите поиграть по своему любимому фандому, но все ролевые закрылись? Вы боитесь, что на кроссе будете не нужны и не найдете себя? Что же, тогда, Добро Пожаловать на Юни! С первой же секунды "залета" на этот кросс, вы не будете себя чувствовать ненужным или брошенным! Перед Вами откроется новый мир вашей фантазии и фантазии ваших новых соигроков. Здесь все не просто семья, мы - собутыльники, братья, сестры и просто большая группа своеобразных ребят, готовые повеселиться даже с теми, чьи фандомы видим впервые. Здесь Вы сможете отыграть все, что угодно! Можете быть кем угодно, когда угодно, а главное с кем угодно! Конечно, не могу пройти мимо шикарного дизайна, который не может не радовать глаз. АМС - это не зазнающаяся "шайка", якобы всемогущих людей, а прекрасные игроки, которые заслуживают похвалы и уважения в свой адрес за идею, оформление, организованность и собранность. Здесь никто не будет Вас пинать или гнать палками в игру. Все понимающие, позитивные, а самое главное ОФИГЕННЫЕ ребята, которые не заставят Вас скучать. Мало того, когда накатывает депрессия и Вы приходите на форум, Ваше настроение повышается на +100500. Вы научитесь орать, веселиться и никогда не грустить, Вам просто не дадут этого сделать. В общем, ждем всех и с радостью!

Carver Hawke: На самом деле, я уже оставлял отзыв в ТОПе, но с удовольствием сделаю это еще раз. [Если, конечно, никто не против, что меня так много здесь]. Как человек, я слегка "тормоз" - это мягко сказать - а потому, грубо говоря, сейчас, я просто плюсую к своим предыдущим словам дополнения. Просто, от души, хочу сказать спасибо всем за то, что не только здесь прекрасные игроки, хорошие люди и дорогие амс, но и понимающие личности, которые помогают вам, поддерживают вас и всегда выслушат - простят - поймут. Спасибо огромное, Юни. (Жаль, что реал очень часто забирает в свои объятия, но даже после долгого отсутствия сюда возвращаешься, как домой :3) Но, на самом деле, я просто хотел дополнить предыдущую речь незатейливым стишком (ну, я же не могу не включить своего "безумного" недопоэта х)). Что такое Юни? Поясню в словах. Юни – это счастье, радость на устах! Юни – это дом твой и семья кругом. Юни – это выпивка, безумство за столом! Хочешь ты быть гномом, хочешь быть котом? Приходи на Юни, встретят хоть бомжом! Тут нальют и выпить, и накатят все! Ведь пришел сюда ты, словно по судьбе! Здесь тебе подскажут, проведут на путь, Будут веселиться, не дадут заснуть. Здесь посты прекрасны, игроки – мечта! И дизайн тут классный, ну просто красота! Приходи на Юни, мы уж заждались, Выпивка, вон, стынет, приди сюда, влюбись! Здесь так много радости, ну же, будь смелей! Проходи в гостиную! С Юни веселей!!! Приходите, занимайте любые роли, веселитесь и помните, здесь никому не дадут скучать, грустить и уж тем более сидеть в стороне без игры! :3

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » Fall into the void


Fall into the void

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/fc/e5/54/fce554c7748a1e2acbe873d8aceb876f.gif

Emperor's Wrath & Darth Nox

Одессен, база Вечного Альянса, через несколько часов (позже - и дней) после возвращения коммандера с Умбары.


"Семью переоценивают. Друзья гораздо лучше — ты их выбираешь. Если повезёт, они становятся твоей семьёй." (с)

Не так-то просто убить все, что было. Даже если очень постараешься.
Иногда склеить проще, чем кажется.

Отредактировано Emperor's Wrath (2018-03-02 02:27:15)

+1

2

Система видеонаблюдения последний раз мигает светом на приборной панели и отключается.
Больше она мне не нужна.
Зачем наблюдать за предателем, если я и так уже знаю, кто им оказался?
Я закрываю глаза, сжимая руки в кулаки. Эта мысль все еще отказывается укладываться в голове.
Никто бы и не подумал, что Умбара может оказаться ловушкой.
Я пытался поймать предателя, а вместо этого - он поймал меня.

Мои губы кривятся в какой-то неестественной, фальшивой ухмылке, когда я вспоминаю об этом.
Ничему меня жизнь не учит, верно? Вот ну вообще ничему!
Потому что нет ничего хуже, чем самое отвратное чувство дежа вю, которое только может быть.
Второй раз я получаю удар в спину. Второй раз - от мужчины, к которому у меня есть чувства.
Только в этот раз все гораздо хуже. Терон не был моим безответным идеалом. Терон…
Все еще мой муж, несмотря на то, что свалил в неизвестном направлении. Да, я не припомню, чтобы мы отмечали в датападе пометки о разводе. К слову, речи об этом тоже не велось.
Хотя, какой, к хаттам датапад, если нас разделяло силовое поле, а потом нам с Ланой пришлось немедленно сматываться через окно с поезда, что вот-вот бы готов долбануться в скалы?
Кстати, он это сделал. Только уже без нас.
Молодец, Терон Шан, отличная попытка.

Хочется выпить, да вот только глоток не полезет даже в горло. Уже несколько часов там один сплошной ком. Который вроде бы есть. Но которого на самом деле нет.
Сообщение в голонет, ответ в письме, и полное отсутствие внятных объяснений.
Что это вообще было?
Конечно, хороший вопрос. Ответ на него приходит исключительно в ехидном тоне, и всеми нецензурными выражениями на хаттише и мандо’а. Да вот только их озвучивать тоже не хочется.

Сейчас я один. Конвой распущен и покинул тронный зал. Потому что сейчас последнее, чего бы мне хотелось, это видеть чьи-то сочувствующие взгляды.
Где-то там, внизу, в кантине, сидят остальные из Вечного Альянса, наворачивают бутылки и обсуждают то, что произошло. Конечно, они обсуждают. После речи в голонете только полный дебил еще не знает, что предателем оказался мой собственный супруг.
Вот же ирония, да?..

Сейчас мне плевать на все. На свой статус, на то, что нужно держать лицо. Сейчас я один в этом помещении.
Время остановилось. Для меня.
Это неправильно. Это - самый настоящий промах. Настолько, что от этого хочется крушить всю эту гребанную аппаратуру.
Словно все, что случилось, вернуло меня на несколько лет раньше. Тогда, когда я в последний раз до этого полностью кому-то доверился.
Ладно, есть еще двое, кто мое доверие заслужили целиком и полностью. Но с ними все совсем иначе.
Потому что с ними мы не были близки так, как я был близок с Тероном.

Был. Близок. Два слова в таком сочетании пробуждают желание взять кого-нибудь за горло и задушить, лишь бы выпустить эмоции.
И что будет, когда их не останется?
Сейчас я осознаю это. Пустота. Ничего.
Ни разу я не возвращался на базу в таком состоянии. Ни единого раза не было столь сильного чувства опустошенности.
Тогда, на Умбаре, нам с Ланой нужно было выжить. Тогда, когда мы выпрыгнули из поезда, в поисках этих гребанных кристаллов, будь они неладны.
Тогда это казалось чем-то нереальным. Что предателем оказался именно Терон Шан. Каждую секунду, пока я смотрел ему в лицо сквозь силовое поле, я ожидал, что он улыбнется и скажет, что вот так пошутил. Да, по идиотски, но кто знает, что еще он унаследовал от своей матери?..
Джедаи, кажется, вообще шутить не умеют.
Но Терон - все-таки умеет. Поэтому такие вещи никак не могут быть шуткой.
Я пытался поймать его взгляд, чтобы в нем прочитать ответ. На единственный вопрос, который не отпускает даже сейчас.
Какого, мать твою, сарлакка, Шан?!..

Я все еще задаю его себе. Но понимаю, что это как раз ничего не решит.
Совсем ничего не решит.
И это раздражает.
Я все еще пытаюсь понять, чего я хочу. Вот сейчас, в эту самую секунду? Найти Терона, схватить за шкирку, попросить не дурить и вернуть домой.
Окей, степень осуществления? Ноль, разумеется. Я привык получать то, чего хочу. Я привык это делать даже со знатным запасом терпения.
Когда я увидел Терона впервые, я все решил. Да, за нас двоих. Да, все понял с первой же минуты. А почему бы и нет? По нему не было заметно, что он особо против… Но он очень старался, факт. Только вот, все равно не удержался. Я был достаточно убедительным, чтобы убедить его в том, что именно я ему и нужен. И никто другой.
И кто бы мог подумать, во что это выльется… Пожалуй, Альянс надолго запомнит пьяного Голта на нашей свадьбе, который сочинял тосты на хаттише, когда все нормальные кончились. Например.

Мысли коварны. Они заползают в голову тогда, когда это совсем не нужно. Они путают, они заставляют говорить то, чего совсем не хочется. И делать - тоже.
Сейчас я не делаю ничего. Сейчас я все еще стою посреди пустого зала, как полный идиот, которого развели. И ничего не делаю.
Прекрасно! Браво, отличный ход. Мне можно вручать медаль “Император стандартного года”.
Не разглядел в своих рядах предательство от самого близкого человека. Позволил заманить себя в ловушку. И остался полным лохом.
Я не знаю, на кого я злюсь сильнее - на себя или на Терона.
И все еще не знаю, что с этим делать. И возможно ли это вообще.

Я вздрагиваю, резко ощутив чужое присутствие в зале. Я поворачиваюсь и вижу Вермину. Не знаю, успела ли ей Лана рассказать все подробности.
Не знаю, что она об этом думаю. И, если честно, знать не хочу. Потому что догадываюсь. И сейчас понимаю, что все это обязательно услышу.
Я чувствую ее ярость сквозь Узы Силы, что связывают нас еще со времени, когда мы были аколитами. Она едва сдерживается, но я знаю - это ненадолго.
А я удивлен.
- Я не заметил, как ты вошла.
Короткая констатация факта. Мой тон спокоен, но я в замешательстве.

Я всегда чувствовал ее. Я всегда мог примерно хотя бы сказать, сколько парсеков нас разделяет, и в каком она состоянии.
И я должен был ощутить ее присутствие как минимум, с пары этажей ниже. Совершенно точно - за дверью.
Но я заметил ее только сейчас. Какого сарлакка?
Или слабеют Узы, или слабею я. Настолько, что ничего не почувствовал. Кажется, это подскосило меня сильнее, чем я думал.
Я не могу сдерживаться. Да и не нужно. Не при ней.
Я опускаю взгляд, а затем медленно и сам опускаюсь на пол. Спиной я чувствую металл голотерминала, опускаю голову и хватаюсь за нее руками.
Ей я могу показать свою слабость. Которую даже не смог показать наедине с собой.

+1

3

Когда они прибывают - Нокс нет на месте, но сообщение полученное от Ланы заставляет бросить все дела, позабыть обо всем и устремиться на Одессен. Ей не сложно поверить, более того, легче легкого, потому что никогда и никому она не могла доверить так же, как Дайману, а от того не переставала ожидать подвоха, готовилась к нему, но не могла подготовить своего друга. Муж, подумать только! Она берет самый быстроходный из доступных ей кораблей, только бы добраться, бродит по кокпиту как зверь мечущийся в клетке и чувствует что в Узах все безнадежно, притушено, припорошено, пустота с отзвуками боли. В этот момент ей почти страшно, а потому она едва не бежит, перехватывает Лану разве что и вначале требует всего от нее, не от влюбленного новоиспеченного Императора, от стороннего в этих отношениях, но одновременно той, кто так же весьма привязан к треклятому шпиону. Нокс слушает внимательно и не перебивает, только иногда задает уточняющие вопросы и просит припомнить все сказанное дословно, это действительно важно, более чем. И не оставляет никаких сомнений в том, что Терон действовал отнюдь не по принуждению, не следуя чьей-то воле, нет, сугубо его личный выбор, об этом кричало буквально все. Кроме здравого смысле и понимания. То есть когда Гнев взошел на трон, любовник не сказал ему и слова против, они вступили в брак и все это для того, чтобы обвинить ситха в жажде власти? Нет, правда? Звучит настолько бредово и абсурдно, что хочется блевать. Но факты остаются фактами, ничего с ними не сделать.
Входить к Дайману все же страшно, Нокс не уверена, что готова к подобному испытанию, но выбора нет, там за дверью самый дорогой ей человек, единственный в системе ее жизненных координат имеющий какую-то особую ценность сам собой. Дайман не замечает вторжения и внутри все обмирает. Тон, чувства передаваемые через узы, сломанная марионетка лишившаяся нитей - ее гордый и упрямый напарник, сейчас только лишь тень от себя прежнего, жалкая подделка лишенная и толики того блеска и огня, колдовских, очаровывающих. Отвратительно, какая-то дерьмовая любовь едва не переломила самого Гнева, впору напомнить, что она говорила о подобной глупости раньше, об отношениях слишком непредсказуемых, опасных. Но даже Нокс никогда не могла представить ни подобного поступка от Терона, ни тем более подобную картину абсолютной разбитости друга. Кошмарно, сюрреалистично, мерзко.Дайман опускается на пол и это похоже больше на падение, более глубокое по смыслу и сути, более прочего ломающее привычную для чистокровки картину мира, все жизненные парадигмы разлетаются вдребезги подобно тому, как ломает происходящее ее напарника.
- Дайман, что мне сделать? - она старается усмирить гнев и жажду крови, не сейчас, не сразу, желание выпотрошить этого хитрого сукина сына, блестящего разведчика из стройных рядов республиканских отбросов не должно пересилить ее стремление поддержать по сути практически младшего брата. Поэтому женщина не заботится о своем одеянии и присаживается рядом, обнимая за плечи. Какая разница сколько стоят твои тряпки, есть нечто гораздо более важное. Например попытки осознать что произошло и просто банальное участие. Поразительно, но это первый раз после Зиоста. Столько лет прошло и вот теперь она даже не может толком подобрать слов, слишком тяжело, муторно, слишком сильно тянет говорить о крови расправе.
- Только слово и я лично отправлюсь за ублюдком и принесу тебе его голову, - убийство всегда было неплохим вариантом решения всех проблем. Начать в общем-то следовало с Малавая, еще давным-давно, чтобы люди успели проникнуться, особенно будущий возможный любовник, чтобы не повторял судьбы первого и точно осознавал возможные последствия. Но нет, даже с этим надушенным зализанным ублюдком ее напарник связался вновь. Как и почему - все еще не понять. Во всяком случае ей. Не сейчас, впрочем, женщина мягко целует куда-то в темную гриву своего друга и пытается передать в Узах готовность идти до конца, поддержку. тепло и все же главное - готовность к возмездию, Вермина не собиралась искать Терону оправданий и тем паче искать способы его возвращения. Предатель однажды - предатель всегда.

+1

4

OST: Би-2 - Черное Солнце

Еще вчера я бы не мог подумать, чем кончится эта попытка найти и поймать предателя.
Человека, что развязал войну на Иокате за этот кусок булыжника с технологиями. Честно? Я об этой планете раньше даже и не слышал, пока не попал туда случайно в поисках Вейлин.
А теперь и Республика, и Империя ситхов - все хотят порвать за нее глотки. Да вот только я ею делиться не собираюсь. Она в моем секторе.
И сарлакк бы с ним, с Иокатом. Я хотел найти того, кто все это устроил.
Кто пошел против меня, против Альянса, против всех.
Я его нашел. Там, где не хотел найти.

Все еще трудно в это поверить. Почти невозможно. Все, что случилось на Умбаре, кажется каким-то страшным сном, чем-то нереальным. Неприятным видением в Силе, после которого резко открываешь глаза, стараясь осознать предупреждение…
Не предупреждение, его мать. Контрольный в голову.

В голову настойчиво лезут картины вчерашнего дня. До того, как мы отправились на Умбару. Накануне вечером, я буквально силком оттаскивал Шана от мониторов слежения, чтобы он хотя бы немного поспал.
Все как обычно, да? Ничего нет удивительного в том, что Терон Шан работает целыми сутками на износ, пока не свалится от переутомления.
Только я вношу коррективы в его график, когда умудряюсь его утащить в спальню. Иногда приходилось даже использовать запрещенные приемы. Например, подсыпать в каф снотворное. И честно рассказать ему об этом утром. Терон был, разумеется, недоволен. Складывал руки на груди, щурил свои раскосые глаза и смотрел на меня укоризненным взглядом. Зато выглядел отдохнувшим.
И каждый раз спрашивал меня: неужели без этого никак? Ну, если бы он не был настолько тренирован в устойчивости к Силе, я бы отключал его именно этим способом.
А потом поток ворчания прерывался поцелуем. И дальше уже было не до препирательств. Обычное утро.

Таким же было и вчерашнее. Все как обычно - ленивая близость с утра, в которой я даже не заподозрил ничего необычного.
Я вновь и вновь прокручиваю ее в своей голове, и пытаюсь понять - как я это упустил? Какое-то не то движение, не тот поцелуй, хоть что-то в поведении Терона, что могло, мать его, могло намекнуть на истину, которую я, дурак, не разглядел?
Нет, ничего. Все как обычно. Все так, как и должно было быть. Он слишком хорошо шифровался. И это было неожиданным.
Поэтому до сих пор сложно поверить.

Ощущение чужой ярости, чужой жажды крови рядом немного отрезвляет. Позволяет открыть глаза и посмотреть в лицо давней подруге. Которую я ни разу не подозревал в предательстве, и в которой был уверен также, как и в самом себе. Она, Ветт и Терон Шан - те трое, кто смогли завоевать мое полное доверие.
Как забавно, что двое из этих перечисленных - женщины, еще и представительницы других рас. Именно они ни разу меня не подвели. Именно они сейчас здесь, в Альянсе.
А мужчина, который стал мне близок настолько, насколько не мог никто другой, оказался тем, кто обвел меня вокруг пальца.
Конечно, она злится на него. Да устрой ей подобное ее обожаемый пират, я бы придушил его на месте! За то, что посмел отвернуться от своего Лорда, ударить ее в спину. В Империи предателей казнят на месте. Самосудом, поддавшись на эмоции, тихо, выкидывая их тела в шлюз и делая вид, будто бы таких никогда не существовало.
Но, в свое время, я не смог себя заставить поступить с Квинном, хотя и стоило бы. Мы оба знали, что он этого заслуживает.
Но я сохранил ему жизнь. Кто знает, может быть, в итоге я поступил хуже. Не подарил ему смерть и забвение, а заставил его жить с чувством вины целых шесть лет.
И сейчас он знает, что второй раз предательство ему с рук не сойдет. Квинн слишком старается выслужиться. Всегда старался. И теперь не посмеет, еще и кишка тонка.
А Терон… Что мне делать с Тероном?..

- Не знаю, - я качаю головой, отвечая на ее вопрос. Я не знаю, что может она сделать. Я не знаю, чего могу сделать я. Вообще не знаю, какого криффа делать в принципе!
Я стараюсь не думать об этом. Я стараюсь абстрагироваться. Я чувствую все эмоции Вермины, вот теперь, когда она рядом.
Она садится на пол, обнимает меня за плечи. Сейчас мне плевать. На свой статус, на свою гордость, на попытки держаться. У меня нет никаких сил на подобное.
Я склоняю голову на ее плечо, но даже сейчас ее поддержка мне не приносит долгожданного покоя и хоть какого-то чувства защищенности.
Чувство выбитой из-под ног устойчивой земли все еще не может меня отпустить. Оно не проходит и не собирается этого делать. Проклятье!

Я уже чувствовал это раньше. Когда Квинн оказался шпионом Бараса. Когда офицер, которому я доверял, и который слишком много знал, оказался тем, кто передает информацию моему мастеру. Все, абсолютно все - разговоры, мои мысли, как я исполнял или не исполнял его задания.
Я не замечал подвоха и делился с Квинном всем. И лишь потом, когда у меня открылись глаза, все перевернулось. Человек, что вызывал у меня какие-то чувства, ненавязчивые, но достаточно явные, разочаровал меня одним поступком. Я смотрел на него иначе. Из идеального гражданина Империи, образцового капитана, на моих глазах же Малавай Квинн превратился в жалкого труса, что прячется за чужой спиной, готовый пойти на предательство ради собственной выгоды.

Это оказалось очень просто. Правда, очень просто. В один момент разочароваться, пропитаться к собственному подчиненному отвращением, смотреть на него, как на пустое место, а потом и вовсе уволить, чтобы не прибить ненароком, просто из уважения к старой дружбе. И к моим чувствам, которые окончательно я смог лишь отпустить после того, как интрижка на Макебе не удалась по причине смерти объекта для нее.
Неловко вышло. Но тогда это мне помогло. Напиться в компании Вермины, уволить Квинна окончательно, а утром проснуться другим человеком. Которому вся эта мишура не нужна. И никогда не была.

Пока я не встретил Шана…
И сейчас это кончилось даже хуже, чем в прошлый раз. Почему?
Потому что для меня это ничего не изменило. Ничего. Совсем. Ни моих чувств к Терону, ни желания вернуть его домой, выбить из него эту дурь и добиться хоть каких-то внятных объяснений. Какая-то дурацкая вера в лучшее, что мне самому внушает отвращение.
Я знаю, как лучше всего поступить в такой ситуации. Мне. Как ситху, как Императору, как человеку, которого рискнули предать.
Но я понимаю, что не могу. Я бессилен против себя, против Терона и своих к нему чувств. О, чудесно! Я могу расписаться в собственной слабости и… да хоть прыгнуть с крыши этого зала, где все еще стоит Вечный Трон, прямо напротив меня.
Он - мой, я ведь этого хотел, да? Разумеется, хотел.
Но почему я должен был лишиться другого? Особенно, когда ничего не предвещало.

- Нет. Нет! - я резко вырываюсь из ее рук и поднимаюсь на ноги. - Мне не нужна его голова. Мне нужен он живым, понимаешь? Я хочу его найти и вернуть домой. И узнать внятно, какого обвислого ранкора с ним произошло, и почему. И промыть ему мозги, если это будет необходимо.
Я тяжело дышу, глядя на подругу. Я начинаю приходить в себя, когда говорю об этом вслух. Она чувствует мои эмоции эмоции через Узы, а я - ее. Она в ярости, думает, что я совсем сошел с ума. Хочет совсем другого, не того же, что и я.
Но она не знает, что было между нами с Тероном. На самом деле. О чем мы говорили, когда Лана лежала в отключке. И перед тем, как отправиться на Умбару.
“Я сделаю все, чтобы защитить тебя.”
“Я не могу потерять тебя.”
“То, что ты любишь меня - это тоже игра?” - “Я люблю тебя, но это… выше нас, понимаешь?”
Нет, Терон Шан, твою джедайскую мать. Не понимаю. Объясни уж. Только сначала не позволь разгневанному Альянсу убить тебя.
А я сдержу всех, кого смогу. И близкую подругу тоже, если понадобится.

Эти мысли, эти эмоции - вот что сейчас чувствует Нокс, исходящее от меня. При желании, может облечь мои эмоции в слова и угадать. И я могу тоже.
Иногда нам даже не нужно разговаривать, чтобы понимать друг друга.
И сейчас это… кстати? Или все-таки нет.
- Значит, здесь я могу на тебя не рассчитывать, я правильно понимаю? - я подхожу к ней, сжимая руки в кулаки от досады. Не мигая смотрю в ее красные глаза, сжимая губы от досады. - Вот уж чего от тебя не ожидал.

С толикой разочарования в голосе. Да если бы с ней так поступил ее любовник, я бы… Да, убил бы его. На месте. И принес бы ей его голову. Но если бы она предпочла его живым, я себя сдержал бы.
Но, она, видимо, такого же никогда для меня не сделает.
Эти мысли я уже прячу. Здесь снова просыпается гордость.

Отредактировано Emperor's Wrath (2018-03-18 19:15:06)

+1

5

Нокс редко привязывалась к кому, для нее в принципе привязанности были сложным аспектом, чуждым по большей частью. Как таковой семьи она не знала, отец слишком занятый в услужении и мать в качестве дорогой красивой игрушки, которая исчезла из ее жизни практически сразу после родов. Зато был определен статус Вермины, тогда еще не Каллиг и тем более крайне далекой от звания Лорда. Привыкшая полагаться лишь на себя, верить только в собственные силы и всего добивавшаяся самостоятельно, нынешний Дарт карабкалась с самого дна, отчаянно, зло, слишком гордая, упрямая, языкастая, разящая без жалости и промедления. Единственным исключением, первым в ее жизни стал Дайман. Вначале он просто казался полезным и забавным, кроме того враг твоего врага может быть неплохим союзником, простая в общем-то истина, поэтому они сблизились на волне общих интересов, врагов и отсутствия причин для конкуренции, действительно серьезных причин. Джиен предпочитал в большей степени осваивать путь мастерства меча - она постигать самые древние тайны Силы, самые опасные и могущественные учения, они не метили на одно место, учителя или даже "любимые игрушки" были разными, за исключением пристрастия к выпивке, но пить в компании всегда было веселее, а уровень морали, равно как почтение к традициям у них двоих были на одинаково критически низком уровне.
Со временем все стало серьезнее, они тянулись друг к другу, прикрывали в бою без задней мысли о страхе повернуться спиной, они доверяли истинных себя, Дайман - свои слабости, она - свою пустоту и безразличие, которое тот умудрялся заполнять каким-то особым смыслом. В какой-то момент их связало нечто большее, узы которые разорвать не было и шанса, в Силе их близость стала глубже, опасней, но вместе с тем несла нечто большее, чем связку ученика и учителя, равноправное партнерство, практически семья, только без предательств и ножей в спину ради выгоды. Благо друг друга стало закономерностью, один не причинит вреда другому ради собственной выгоды, потому что становясь врагом Гнева, в противники дополнительным бонусом шла и Нокс.
Они оба не раз были на грани смерти, сама Вермина однажды даже уже почти попрощалась с Дайманом, в собственной манере, когда ты максимально стараешься обеспечить чужую жизнь и безопасность, подготавливаешь несколько больших гадостей после своего ухода врагам и в качестве бонуса готовишь пути отхода для союзников, просто потому что нужно хоть чем-то заниматься, пока твой разум не был сожран хором чужих голосов, эмоций, мнений, личностей, пока толпа мужчин не трахнула тебя, причем не буквально, это хоть могло оказаться даже приятным, Вермина была без комплексов и тормозов, так что в нескольких оргиях во времена своей юности приняла весьма деятельное участие. Хотя, точное число своих постельных приключений и не назвала бы, очень уж сложная тема. Но даже пребывание на грани потери разума не помешало ей дотянуться до Джиена с прощальными подарками, которые могли помочь хотя бы ему уделать собственного мастера, с которым у того было больше проблем, нежели у нее с Заш.
Это было естественным, они всегда были на стороне друг друга, пусть и проходили через проблемы, сложности, скандалы, но узы бывало натягивались словно струна, до болезненного звона, но оставались крепки, как и их уверенность друг в друге. Вот только потом появился Терон, смазливая республиканская мордашка, агент разведки, шпион, талантливый лжец, убийца ситхов. Дайман никогда не шел простым путем в выборе сердечных привязанностей, в отличие от нее, нашедшей свой устойчивый покой с Андроникусом, бывшим приятным и удобным партнером. Нет, Джиену нужны сложности, всегда, вначале с Малаваем, потом с этим сыном джедайки, подумать только, из сотен тысяч вариантов остановится на враге, который специализируется на обмане. Ее другу мало было только близости, мало приятных отношений, нет, обязательно любовь, искренняя, чистая и для ситха - совершенно нелепая, пагубная. Их  с Джиеном связь родилась через бои, кровь, проверки, благодаря годам, через которые удалось пронести то, старое отношение и готовность сражаться, если потребуется, не только за самих себя. Но сейчас он хочет чтобы Нокс отступила, отошла в сторону и смотрела как ее драгоценный Гнев убивается из-за предательства любовника.
- Этот кусок дерьма предал тебя, выступил против, пытался убить и ты что? Просто простишь за красивую мордашку и сладкую попку? - Нокс кривляется, почти сюсюкая и с омерзением передергивается после. Да, она чувствует эмоции друга, но тем страшнее ее собственный гнев, теперь уже не только на Терона, но и на туполобого друга. Мало ему было Малавая! Но в этот раз все еще хуже, если тогда он справился, переступил через это, то теперь цеплялся, искал оправданий, так жалко и отвратительно, хвататься за собственные надежды и мечты вопреки тем ударам, что преподносит жизнь. Треклятый Шан нанес удар, но вместо того, чтобы беспощадно ответить ему ее полоумный друг все еще на что-то продолжает надеяться, столь наивно, столь жалко. Она никогда не понимала зачем прощать предателей, как можно оставлять за спиной врагов и для чего жертвовать всем ради заблудших идиотов, которые меньше, чем сутки назад, стреляли в тебя.
- Не ожидал?! - Нокс взрывается ураганом, шквалом чувств, валом эмоций и Силой, что готова вырваться наружу и затопить все помещение, чтобы корежить, крушить и ломать, давая выход той ярости, что сотрясает сейчас Вермину, - мы друзья, Джиен, мы связаны, но ты предпочитаешь спустить покушение на твою жизнь и угрозу существования Альянса лишь потому что трахал этого долбанного Шана? - в отличие от Джиена она прячет, всегда прячет остальное. Горечь, разочарование, недоверие. То чувство родства и близости, потому что они обнажающие, пугающие, лишние и доверить их всегда казалось неприемлемым, слишком личное, слишком опасно глубоко засело. Вермина оказалась права. Потому что сейчас ее напарник готов был сражаться за своего агента даже против нее, вот так просто, после предательства, после всего произошедшего на Умбре Джиен предпочел выступить против нее, готовой если потребуется разделить не только жизнь, но и смерть. Ее глупый младший брат предпочел бросить все, отвернуться от всех чтобы только вернуть свою главную драгоценность, которую ему так приятно потрахивать. Воистину, некоторых мужчин похоже ведет только одно. Нет, не похоть. Идиотизм. Каллиг щурит глаза и те вспыхивают ярким пронзительным огнем, подобно лезвию светового меча. Гнев заигрался и забыл с кем говорит, не со своей сладкой девочкой Ланой, не очередным членом Альянса, а Дарт Нокс.

+1

6

Когда все это началось, Валкорион в сознании казался лишь неприятным соседом.
Ну, из тех, кто берут все свои вещи, паркуют свой паршивый звездолет на посадочной площадке моего особняка, нагло ломятся в двери, умудряясь смести защиту и заявляют, что теперь они будут тут жить.
И срать они хотели на мнение хозяина, да?

Ни разу в моей жизни не было подобного, разумеется. Те, кто попытался бы прийти в мой дом без приглашения, долго и мучительно жалели бы об этом. Только Вермине был дан полный доступ ко всем кодам защиты и право появляться на пороге в любой момент, когда ей стукнет в ее чистокровную красную голову.
Я сам сделал этот выбор и не жалел об этом. Поэтому, если возвращался на Нар-Шаддаа и находил дома Каллиг, спящую в моей кровати, я пожимал плечами и отправлял дроида готовить каф. С каплей вирренского выдержанного, а как же иначе?

Но примерно такое ощущение было у меня, когда в моей голове поселился бывший Император. В месте, что принадлежит только мне - моем собственном сознании - он стал незваным гостем, паразитом, от которого было не так уж просто избавиться.
И самым сильным ядом, что отравлял меня изнутри.

Я не слушал, что он там нес. Мне было плевать. Я отмахивался от него, как от надоедливого насекомого с Макеба и слал его такими выражениями, которые не принято произносить вслух в приличном имперском обществе. А уж любой впечатлительный республиканец наверняка заработал бы инфаркт и свернутые уши.

Но он оказался силен. Настолько, что я не смог с ним справиться сам. Вплоть до того момента, когда мне пришлось в глубинах Силы в своей же голове вспоминать, кто я такой.
Он говорил. Каждый раз, когда появлялся за моим плечом прозрачным духом. Он не мешал мне, чаще всего. Но я чувствовал его присутствие, всегда.
Я не слушал его слова. Старался не слушать. Потому что гнал он несусветную херню.

“Ты уже третий год в карбоните, никто не пришел за тобой. Ты думаешь, что тебе стоит ждать?”
“Считаешь, что нужен им? Они не вспоминали о тебе. Никогда. Лишь тогда, когда им понадобился кто-то, на кого можно взвалить грязную работу. Скажешь, не так? На тебе весь ваш Альянс, и тебе принимать решения. Если что-то пойдет не так, кого они обвинят, как думаешь?”
“Когда ты будешь им не нужен, они тебя оставят. Все. По одному, постепенно. И ты останешься в одиночестве”.

Сколько раз я выслушивал от него эти слова? Я сбился со счета. Но с каждым разом, все труднее было отмахиваться и сопротивляться. Я делал вид, что я в порядке. В полном порядке, да. Само собой. Император в голове, подумаешь! У Вермины пять призраков там же, и ничего, все еще жива!
Но сколько еще его мощь могла выдержать моя оболочка? Тот вопрос, который я задавал себе не раз.
Сколько раз я думал, затянись охота на Вейлин - и от меня ничего бы не осталось? Он мог меня сломать. Он почти это сделал.
И это я понимаю сейчас, когда Терон Шан предпочел оставить меня.
То, о чем говорил этот безумный Император, начинает меня преследовать.
Он победил.
Он мертв, но все-таки победил.

Одной ее реакции хватило привести меня в чувство. Пусть и не в то, на которое я рассчитывал. Я не могу быть сейчас собранным и спокойным.
Не в тот момент, когда мой супруг чуть не убил меня поездом (Бездна, это звучит как очень отвратительный анекдот!) и скрылся в неизвестном направлении. Не в тот момент, когда старая подруга даже не пытается понять, что я чувствую сейчас.
А, хотя, куда ей! Когда она вообще хоть что-то чувствовала?
Все слова Валкориона крутятся в голове предательскими воспоминаниями, яркими и влиятельными как никогда. Ни разу, ни разу я не усомнился в своих соратниках. И плевать, что он там болтал. Уж не ему это было понимать.
Но все, что происходит сейчас, просто кричит о его правоте. И это отвратительно.

- Разумеется, нет! - я морщусь от ее тона, от ее слов, от ее эмоций, что сейчас пробуждают ярость. Постепенно, капля за каплей, она растет внутри меня и может в любой момент выплеснуться. Не раз в моей жизни были такие моменты. Те самые, где я кричал на нее. В сердцах высказывал все, что думаю о ее паршивых выходках. И хлопал дверью.
Да вот только хлопать дверью собственного тронного зала - что может быть более идиотским?
Здесь, в этой комнате, в этот момент уже все иначе. Нет больше вспышки злости, что порождала ссору в несколько дней до очередного дебильного подарка с подъебом. И ответного, разумеется, тоже.
Это не тот разговор, после которого, остыв, мы снова напьемся. Ее эмоции полыхают на весь зал. Но когда она отсюда выйдет, я их не буду больше чувствовать так.
Ниточка Уз растягивается дальше, ослабляя связь.
Я это чувствую. Она наверняка тоже. И это отвратительно.
Валкорион был прав.

- Тебя не было там. Ты не видела всю ситуацию. А объяснять ее тебе я не обязан! - я срываюсь на крик, делаю шаг вперед. Смотрю на женщину, слегка склонив голову вниз, стискивая кожу на рукавах плаща так, чтобы не сорваться и не ударить ее. - Это мой выбор. И ты его сейчас не принимаешь. Почему? Очень хочется размазать Терона по трем системам, чтобы он превратился в космическую пыль? И что тебе это даст?

Ей он никогда не нравился. Это было заметно. Я это видел. Она не одобряла мой выбор, но принимала его. Почему не может принять сейчас?
Что изменилось существенно? Я не убил Квинна тогда. Я принял его сейчас. Он больше меня не предаст. Потому что если сделает это снова, то мое презрение или быстрая смерть покажутся ему настоящим раем. Второй раз я не позволю ему это пережить. И точно - не легко и быстро.
И он прекрасно это знает. Он не упустит свой второй шанс, что я ему подарил. Тогда, когда он перестал занимать в моем сердце особое место. Республиканский агент вытеснил его целиком и полностью, подарив мне больше, чем я даже рассчитывал. И поэтому больнее вдвойне. Но я прячу эту боль за яростью.
Я не позволю ей увидеть это. Ей же плевать, не так ли?

От очередной ее вспышки я не выдерживаю. Терон мог сделать что угодно. Я могу реагировать на это как угодно. Но я никому, никому не позволю обесценивать то, что между нами… было? Неважно.
Просто не позволю. Даже ей.
В ярости сложно отдавать отчет своим действиям. Но если плевать ей, почему не должно плевать мне?
Я никогда не поддавался эмоциям. Держал их под контролем. Как и тьму, что развивал в себе с рождения. Первый раз в жизни они затуманивают меня настолько, что я не отдаю отчет своим действиям.
Я не думаю об этом.

За свои последние слова Вермина расплачивается ударом по щеке. Коротким, хлестким, ладонью и не очень сильно. В первый раз я ударил женщину не в бою. В первый раз я ударил близкого человека. Но какая теперь разница, если все вскрылось.
- Выбирай выражения, ты сейчас на моей территории. Хочешь своевольничать, вали под юбку к Асине и вещай в голосвязь сколько хочешь. В таком случае тебя хоть можно выключить, лишь бы больше не слышать твой голос.
Тяжело дышу, понимая, что нужно остановиться. Сейчас слова ничего не изменят, только сделают хуже. Но у меня не получается.
Впервые в жизни.

- Тебе плевать. Ты - всего лишь эгоистичная и самовлюбленная стерва. Не смей говорить мне про связь после всех пяти лет, когда я был заперт в карбоните. Ты знала, знала, чувствовала, что я жив, но даже не почесалась, чтобы найти меня! Правильно, зачем? Это сделала Лана, в момент, когда едва собранному Альянсу понадобился тот, на кого можно свалить грязную работу. Да вот только - сюрприз! - я не только ее сделал, но и получил все, что мне причитается. Признай, тебе просто завидно. Но я не позволю тебе все это разрушить. Ни тебе, ни кому-то еще. Больше никто не посмеет указывать мне, как поступить и что думать. И ты - тоже.
Сейчас меня трясет. Эмоции накаляются до предела, разум уходит на задний план. Рука тянется к мечу, что висит на поясе.
“Когда ты будешь им не нужен, они тебя оставят”.
Почему бы не убить их всех, пока они этого не сделали? И начну я с нее. Привязанности сделали меня слабым. Нужно с ними покончить.
Я смутно думаю, что Ветт будет следующей, когда нажимаю кнопку на рукояти. Мерный гул лезвия и его красно-черный оттенок добавляются ко всем звукам и цветам безумия и ярости, что наполняют этот зал, растворяясь в некогда крепкой дружбе ситхов.

Отредактировано Emperor's Wrath (2018-04-02 05:53:20)

+1

7

Алые глаза Нокс светятся мертвым злым огнем, затянутая в черный с золотом костюм женщина как никогда соответствует своему титулу Дарта. Гордая, холодная, бесконечно далекая от облика распиздяйки Вермины, что любит алкоголь, простые развлечения и ко всему относится видимо легко и беспечно. Каллиг была Лордом, ситхом, пусть и с несколько своеобразным отношением к Кодексу и тем более традициям и устоям Империи. Но сейчас женщина воплощение всех рассказов, что передаются тайком, шепотом, о ее насыщенно алой коже, о сверкающих звериных глазах, безукоризненно подобранных костюмах, далеких от столь любимых Дайманом - стройное юное тело всегда скрыто под плотной темной тканью, а каждый наряд украшен золотом, вышивки, тиснение, цепочки, пояса и даже частичное внешнее покрытие брони. Внушительная, надменная и безмерно гордая бывшая рабыня, поднимавшаяся с самых низов своей лишь личной силой и умением. Талантливая колдунья была не только объектом страшных историй, но и восхищения среди имперцев. Такое возвышение это надежда для остальных, объект зависти и восторга. Каллиг была достойна всего, сплона, вот только друг забыл, что она не только его Вермина, всегда готовая прийти на помощь, спуская с рук многие вольности, прикрывающая в бою и остающаяся всегда на его стороне. Была еще Дарт Нокс, опасная и сильная, существо выкованное в непрекращающихся сражениях, погрязшая в интригах и легко научившаяся ломать все препятствия на своем пути. Даже живые. Особенно живые.
- Незаметно, - отрезает женщина холодно и зло, ярость становится не бурной и яркой, а обжигающе ледяной, столь непривычной для обычного поведения чистокровки. Во всяком случае не в общении с Гневом, никогда ранее. До этого дня. Их полоумный Император хочет поставить на карту все ради своего мужа - она понимает это сразу. Просто стоит посмотреть как он завелся, как взбесился при одном только намеке. Сопливый богатенький мальчик, получавший слишком многое, привыкший к союзникам, средствам, титулам, собственной исключительной избранности. Заигравшийся.
- Как послу Имерии - обязан, в отличие от твоих пешек я не обязана ждать, пока ущерб окажется непоправимым, - в голосе Каллиг лязгает сталь и алые глаза горят все ярче, отражая бушующую внутри нее силу. Дайман не обязан, конечно, лучшая подруга, что вытаскивает с того света ничто в сравнении с жопой, которую можно выебать, ничто в этой сраной галактике не имеет такую ценность как Терон Шан, которого так хочется выебать. Вермина презрительно кривит губы. Омерзительно, во всех своих проявлениях, союзники, власть, собственная гордость - ситх готов бросить все, отступить от всего ради своей смазливой республиканской подстилки. Для этого человека она рисковала всем, ради него столько раз вставала на грани и прикладывала столько сил, чтобы миссия Ланы увенчалась успехом? Сколько сил и ресурсов было вложено в Джиена, не ради благодарности и даже не чисто для выгоды. Просто потому что наглый щенок был частью ее жизни, восприятия этого мира и врос куда-то в область груди, со своими выходками, эмоциями, бегущий всегда вперед нее, слишком неосторожный, но достаточно сильный чтобы выжить. Особенно, если Каллиг оторвется от выпивки, цинично-холодного созерцания этого разлагающегося мира и вовремя прикроет того от всех опасностей, где колдовством, где просто тихим устранением угрозы - Дарт Нокс не даром была сейчас серым канцлером при Асине, скрытая от чужих глаз, не претендующая на трон и держащая в беспощадном захвате всю погань. Особенно после того, как Джиен в компании с Императрицей пережил покушение. Стало меньше повод спорить с Каллиг и не приходилось делиться влиянием со всяческими отбросами вроде Лормана.
- Принять то, что ты унижаешься ради республиканца? Позволить шпиону и ассасину поставить под угрозу Альянс, Империю и тебя? - она говорит в противовес все более холодно и отстранено, только Сила закручивается внутри беспощадными вихрями. Жажда убийства ярко ощутима, Нокс фонтанирует ей, равно как мрачной решимостью. Не первый раз она защищает Гнева вопреки его желанию, но сейчас все в разы сложнее. Из-за Терона. Подумать только, как легко люди меняют свои приоритеты, нет, ситхи вероломны и эгоистичны, но отнюдь не глупы. Большинство из них, к которому отнести сейчас Даймана не представлялось возможным.
- Даст безопасность того, что считаю значимым я, - она скрещивает руки на груди, до боли стискивая себя пальцами, тихо скрипят кожаные перчатки и потом останутся синяки. Но это лучше, чем вцепится в глотку Джиена, встряхнуть хорошенько или еще лучше приложить обо что-нибудь, чтобы брызнула кровь, чтобы послышался столь желанный ужасающий хруст ломающихся костей. Может быть боль вернется ему хоть каплю сознания, пусть надежда на подобное таяла с каждой секундой. О чем можно говорить, если любовник пытается убить тебя поездом - почему все связанное с Гневом и его любовниками даже звучит как паршивый анекдот? - странно ждать его с распростертыми объятиями обратно. Обычно на подобном отношения заканчиваются и ситхи принимаются за это жестко мстить и карать предателей. Обычно. Но у них никогда так не бывает, верно?
Действительно не может. Щеку обжигает и она только глупо распахивает глаза и замирает не веря в происходящее. Речь Даймана ускользает от Нокс, теряется во вспышке обиды, гнева, непонимания. Она только осторожно касается ладонью горящей кожи и пытается унять сумбур в душе. Гнев почти кричит, дышит тяжело и он безумно зол. На нее. Не на свою подстилку с попытками убийства, нет, как же можно сердится на узкую дырку для долбежа, нет, гораздо удобнее для этого Каллиг, всегда верная и преданная, маленькое дополнение созданное просто чтобы латать его шкуру.
- Да что ты знаешь обо мне, самовлюбленный ублюдок?! - она взрывает разом, яростным, полным боли гнева воплем, она бьет Даймана в живот, резко, с силой, чтобы выбить воздух, чтобы наконец заткнулся и подавился словами на последней фразе. Каллиг не медлит и бьет еще раз, метя в челюсть, - Я знала, что ты жив и только благодаря этому знанию Лану не тронули детишки Императора, именно поэтому у нее были ресурсы, агенты, кредиты, все, что только потребуется для твоего спасения! Организовывались бунты, восстания, вчерашние Дарты играли в рядовых ассасинов, чтобы только приблизить твое спасение! - она рычит и больше не держит себя. Тугая спираль внутри лопается и ничто больше не в силах сдержать энергию, беспощадную и неистовую, саму ее волю - чистая волна Силы проходит по помещению во все стороны от Нокс, перемалывает мебель и технику, что-то искрит, вспыхивает и грудой влетает в стены комплекса. Но Дайман устоял. Она так хотела переломать его, словно часть металлических конструкций изогнувшихся под причудливым углом, но в последний момент смягчила воздействие, пытаясь лишь отбросить подальше от себя, словно мусор, что-то ничтожное и отвратительное, с чем не хочется иметь дела напрямую.
- Ты не вырос, Джиен, ты остался тем же самодовольным наглым мальчишкой, ноющим чтобы ему дали любимую игрушку и забрали с противного приема. Ты ничтожество, потому что не построил ровным счетом ничего, - она расстегивает тугие застежки и темный тяжелый плащ падает к ногам Каллиг. Чистокровка поводит плечами, переносит равновесие с ноги на ногу и спокойно снимает клинок с креплений и после активирует его, но пока еще не направляет на друга, только лишь пока, - ты никогда не ценишь ничего из данного тебе, разбрасываешься людьми и ресурсами, ты помешан на себе и своих убогих "хотелках" и абсолютно слеп, - она обходит друга по дуге и свободная рука ее вскинута вверх, в любой момент готовясь создать щит и отразить возможную атаку, - ты эгоистичный ублюдок в гораздо большей степени, чем я эгоистичная стерва.
- И запомни, Вермина Каллиг не служит никому, - темная энергия снова поднимается в ней подавляющим ощущением, всей той мощью, что она скопила чтобы выжить, а главное, вот ирония, чтобы спасти Дамана, оказаться достаточно сильной ради него, - никому не подчиняется, - она выплескивает по Узам всю свою боль, разочарование и затапливающую ярость, способную перекрыть все остальное, пусть она не сможет ее уничтожить так просто, но максимально ослабить и суметь закрыться и после найти способ обрести окончательную свободу, - и не склоняется ни пред кем!

+2

8

Дружба. Едрить ее ранкор.
Для ситхов это определение уже звучит странно. Как могут между собой дружить те, кто готовы перегрызть друг другу глотки за теплое место под солнцем и в иерархии?
Дружба.
Словом, которым в Империи чаще всего разбрасываются. Почему? Потому что другого не знают, наверное.
Вся элитная знать Зиоста и Дромунд-Кааса числились моими друзьями. Но на самом деле, они ими не были. Мы не были близки, мы знали, что каждый из нас, попав в гробницу на Коррибане, ударит другого в спину ради достижения цели.
Вот и конец дружбе. До гроба. Ха! Как иронично, насколько это буквальное определение!
И так свой собственный гроб получаешь в раннем возрасте, да еще и в подарок от друга.
Вот и все. Вот и вся дружба.
Ради своих целей один отвернется от другого. И убьет, если нужно. Смысл? Нет в этом никакого смысла. Мы так устроены. Нас так воспитывали.
И это нормально.

Но она стала мне другом. Настоящим. Которого у меня никогда не должно быть.
Почему так получилось? Я не задавался этим вопросом. Вермина, наверное, тоже. У нас были разные цели, разные амбиции, и мы никогда не искали выгоды в этой дружбе.
Так я полагал. Так я считал.
Да, мы часто ссорились. А почему не должны были? Не в наших характерах было молчать, скрывать что-то, и все недовольство всегда высказывалось напрямую. А потом мы три дня не разговаривали. А потом мирились так, будто бы ничего не произошло.
Я ей доверял. Всегда. Настолько, насколько это вообще возможно - довериться тому, кто рядом со мной. Сколько раз доверие к кому-то разбивалось вдребезги, как старый, ценный голокрон, что не смог удержать в своих руках какой-нибудь криворукий аколит?
Мы знали друг о друге все и даже больше. Порой мы знали то, чего бы предпочли и не знать. Треклятые Узы Силы, что связали нас еще на Коррибане, чтоб их.
И сейчас, в этом зале, все переворачивается с ног на голову. И я совсем не про обстановку и оборудование, что беспощадно ломается под ее яростью.
Плевать на него. При желании, починить и заменить - не проблема.
А что делать с собственной болью, ярость и разочарованием?..

Я стискиваю зубы, а моя ладонь сжимает крепче рукоять меча.
Вот так, больше гнева, ненависти, злости. Больше эмоций, что могут больно пробить чужую защиту, выжигая изнутри нас обоих.
Все, что угодно, лишь бы не показывать боль. В двойном размере. Двойное предательство. Сначала Терон, теперь Вермина.
И все в короткий промежуток времени. Когда я там наивно дал себе обещание не позволить этому случиться после того, что натворил Квинн?
Почему такие вещи так феерично проебываются сами собой, у кого-нибудь есть ответ?..

- В отличие от тебя, моя дорогая, я научился думать, а не рубить головы всем подряд, не узнав истинную причину, - мне удается успокоить хотя бы свой тон, снижая крик до холодной злости, приправленной ядом.
Эмоции сдерживать трудно. Тогда, когда они рвутся наружу, пробуждают все инстинкты убийцы и требуют их обрушить на голову старой подруги.
Она всегда была чем-то постоянным. Тем, кто оставался рядом, несмотря ни на что. Та, кому я позволял видеть свои слабости, видеть меня таким, каким еще никогда не видел никто. Даже Терон.

Когда-то давно, нить Уз, что связывает нас, дрожала. От них ничего не скроешь. И все, все, что творилось с ней, я чувствовал отголоском в Силе, сжимая зубы, и старался ментально передать ей поддержку. Пять призраков в голове оказалось опасной игрой и сильным испытанием.
Но я верил в нее. Никогда не переставал. Какая-то часть меня понимала, что Вермина с этим справиться. Выстоит. Прорвется. И устроит Темному Совету рокировку, разменяв Танатона на себя.
Так и получилось. Тогда, уже с кровью своего мастера на руках [ох, нет, меня не мучили кошмары от этого убийства, ведь это типичное “мечты сбываются”], я встретил ее и сказал, что горжусь ею. Поздравил с назначением. А потом обнял за плечи и, не слушая возражений [в тот момент их и не было, это было само собой разумеющееся] утащил ее праздновать наши скачки вверх в иерархии ситхов.
Мы больше не были аколитами, что могли не пережить учебу, больше нет были учениками на побегушках, мы стали теми, кем стремились стать.
Это была победа. Моя, ее, наша общая.
Кажется, потом еще неделя прошла как в тумане, пока нас не отрезвил холод Илума. Что, впрочем, нам не помешало накатить еще немного и таким образом расправиться с предателем Малгусом.

Настоящее губит прошлое. Здесь, сейчас, в один момент.
Настоящее приносит мне слишком много боли после всего, что случилось. Но я не покажу ей этого, нет.
Пользуясь ослабленными Узами [плохой знак], я показываю ей лишь то, что хочу показывать. Гнев, разочарование, возмущение, преувеличенное отвращение.
Она должна ощутить это. Понять, насколько сильно я зол. Собрал по крупицам все мелочи, что были, возвел их в какой-то нелепый абсолют.
Все, что угодно.
Что угодно, чтобы не показывать свою собственную боль.

Абсурд. Самый настоящий, нелепый абсурд - все, что происходит здесь и сейчас. Вермина уничтожает мой тронный зал, буквально все сметая на своем пути.
Я все еще сжимаю рукоять меча, его гул заглушает треск ломающейся техники, которую придется заменять.
Абсурд! - кричит мой внутренний голос, едва стоит взглянуть на ситуацию со стороны.
Абсурд - эта ссора, эти попытки уничтожить друг друга, как физически, так и морально.
Но это уже не остановить. Мы словно сорвались со всех цепей, что удерживали нас. Дружба. Это не для ситхов. Но мы всегда плевали на правила, да, Каллиг? На правила, стереотипы, святыни гробниц, когда открывали там очередную бутылку.
И сейчас мы за это расплачиваемся этим шквалом эмоций и Силы.
Ее слова ранят сильнее, чем мог бы ранить световой меч или ее шторм, уничтожающий все на своем пути.

- Эгоистичный ублюдок? Эгоистичная стерва? - но от последних слов мне почему-то смешно.Настолько, что я даже не сдерживаю короткой усмешки и волн сарказма. - Прекрасно! Мы с тобой просто созданы друг для друга! Идеально!

Удар оказывается неожиданным. Вермина бьет по самому чувствительному. По нашим Узам. Боль захлестывает с ног до головы, и я почти теряю равновесие. Но получается удержаться, пусть и сгибаюсь пополам. Меч выпадает из рук, отключается и откатывается в сторону.
Водоворот эмоций - своих и чужих - смешивается внутри и ударяет по голове.
Но не только на меня это действует. Она что, совсем забыла, что Узы работают в две стороны?..
Я не позволю ей сейчас убить нас обоих. Не позволю!
Пользуясь тем, что Нокс ослабла от удара не меньше, чем я, с трудом вытягиваю руку, из последних сил швыряя ее в стену и прерывая ее колдовские манипуляции.

- И чего ты хотела этим добиться? Дура! - буквально выплевываю эти слова, но голос все еще дрожит после удара. Я не позволяю ей опомниться, снова вытягиваю руку, сконцентрировав в ней Силу и перекрываю ей кислород, приподнимая ее над полом.
Я подхожу ближе, не без удовольствия смотря, как она барахтается и пытается вырваться. Не выйдет, дорогая. Слишком сильно я сейчас разозлен, и это делает меня сильнее.
- Не смей меня судить. Не смей вешать на меня ярлыки. Тебя не было там, на Умбаре. Тебя не было, когда я был в карбоните. Тебя не было в тронном зале Закуула, когда я взял его себе. Ты не меньше меня знаешь, что Альянс не был бы таким, если бы не я. Или ты организуешь лучше? - короткая, немного горькая улыбка. - Я так не думаю. В конце концов… Ты всего лишь бывшая рабыня, которую пустили бы по кругу также, как и твою мать, если бы не должность в Темном Совете? Великий род? Да, род великого позора, и об этом до сих пор говорят в Империи, и бывшие имперцы здесь, когда ты этого не слышат.
Я не раскрываю сейчас только одно. Каждый, кто смел сказать о ней такое, был уже мертв, едва мне стоило это услышать. Но сейчас я не хочу, чтобы она это узнала.

- Когда-то я не позволил тебе умереть в гробнице глупой смертью любого аколита. Видимо, пора исправить эту самую идиотскую ошибку в своей жизни.
Я сильнее сжимаю ее горло, глядя ей в глаза. Ну, есть, что сказать в последние секунды?
Сквозь еще живые Узы, я чувствую, как из нее уходит жизнь. Еще немного, и ее труп упадет к моим ногам. И я вычеркну Вермину Каллиг из своей жизни, навсегда. Избавлюсь от нее, как…
Избавлюсь от очередной глупой слабости. И все, что было в прошлом, что разрушено сегодня, сотрется так, будто бы этого и не было.
Я не убил Малавая, я не хочу убивать Терона, но…

Осознание того, что я делаю сейчас, приходит ко мне неожиданно. Буквально собственными руками я собираюсь убить свою близкую подругу. Ту, что не раз спасала мне жизнь, та, которой я всегда готов прикрыть спину. Вкалывать в нее шприцы со стимулятором, если она излишне переберет с использованием Силы. Та, за которую я порвал бы любого, и я делал это.
И за что? За то, что я ей больше не нужен? За ее собственный выбор? Как же это глупо!
Я не представлял без нее своей жизни. И если бы кому-то пришлось умирать, я бы выбрал себя, а не ее.
На секунду меня пронзает страх. От осознания того, до чего я скатился сегодня.
Этого хватит, чтобы остановиться.
Я делаю шаг назад и отпускаю ее.
И пока она летит на пол, я отворачиваюсь, лишь бы не показывать ей свое выражение лица. Никому не показывать. Никогда больше.

- Проваливай. Не хочу тебя видеть, - голос тихий, но твердый. Я протягиваю руку, мой упавший меч снова прыгает в ладонь и я вешаю его на пояс.
Хватит. Мы слишком далеко зашли.
И пока я даю ей возможность убраться из этой комнаты, я молю Силу о том, чтобы она не заметила моих эмоций. И не хотела замечать.

Отредактировано Emperor's Wrath (2018-04-20 05:18:14)

+1

9

Монотонная работа успокаивает, поэтому Нокс занимается все дни чем угодно, только бы не возвращаться мыслями к произошедшему совсем недавно. В ее жизни случалось разное, в обще-то девочка из рабов видела в этой жизни порядочно, помнила как за острый язык может достаться, электрические разряды прошивали, били со всей силы, заставляя выгибаться, спазмы скручивали все тело и потом было так тяжело отдышаться, унять тремор рук и не уронить очередной поднос. Но ей нравилось, пусть на шее еще даже в академии оставался какое-то время уродливый шрам от ожогов, мерзкий, страшный, который она упорно прятала и смогла свести далеко не сразу, только годы позже, достигнув достаточного мастерства в искусстве, постигнув пути Силы отличные от практикуемых повсеместно, погрузившись в таинство колдовства ситхов, отдавшись этому всецело, она сумела исправить собственный изъян, клеймо за слишком гордый нрав, неуправляемость и дикость присущую больше дикому зверю, нежели человеком.
Сейчас впервые более, чем за десять лет, она похожа на того зверя, каким была в юные свои годы, опасным, неуправляемым, с потерянными ориентирами и границами, свой или чужой, друг или враг, Вермина видела мир только через усмешку хозяина, бессилие отца и осознание, что ее симпатичная мать раздвигает ноги пока еще молодая и красивая для более сильных и влиятельных. О каком доверии и дружбе можно говорить, когда вся твоя жизнь череда испытаний с одной только целью - выжить? Но в академии пришлось запрятать это поглубже, чувство самосохранения и чужое, странно, почти что тепло. Подростки, даже будучи "личинками будущих ситхов" отличаются не только жестокостью, но еще способностью создавать союзы, образовывать узы дружбы, пусть слабеющие с годами, пусть рушащиеся под гнетом обстоятельств, но вполне реальные и зачастую надежные на годы вперед, те, кто лишен этой возможности установить связь в эти ранние годы - не обретут ее после уже никогда. Но от того терять подобное в разы сложнее, горче и чужое предательство с годами становится только сильнее.
Нокс зябко поводит плечами и кутается в плед. Никого из посторонних нет, никто не увидит, что в общем-то страшная чистокровка такое же живое существо, как и все прочие. На нервной почве знобит и сделать с этим ничего не получается, при всем своем откровенном сволочизме и эгоизме, было еще у Каллиг нечто заветное, ценное, что было опорой в мире без смысла иного, кроме как хаоса бесконечной кровавой борьбы. Дружба с этим богатеньким сыночком вначале была просто сотрудничеством, взаимовыгодным и не напрягающим, никогда за все эти годы им не приходилось сомневаться даже друг в друге, какой смысл. Она вытаскивала его буквально с того света не единожды, удерживала в разбитом теле жизнь, а он прикрывал ее, принимая удары, чтобы после Вермина смела всех врагов беспощадным штормом. Это было чем-то само собой разумеющимся, неоспоримым. В общем-то учитывая характеры, даже их годами спаянный союз все равно не обходился без масштабных скандалов, что тоже не было таким неожиданным, характеры Джиена и Каллиг отличались разительно, в нем все еще была порывистость, в ней - жестокий расчет, он в дурном настроении мог убить ценные кадры, но в хорошем пощадить кого-то, она же избавлялась от мешавшего ей мусора, любого, кто становился на пути и был источником проблем и никогда не позволяла себе даже в приступе гнева разбрасываться ресурсами, в том числе живыми. Два принципиально разных подхода и сейчас сыграли свою роль. Только в этот раз они не ограничились простой ссорой.
Но чем ближе подпустишь - тем более будет удар. Каллиг наращивает броню и старается не вспоминать, но каждую ночь крики Даймана ввинчиваются в мозг, чужой гнев и презрение. Она столько сил тратила на этот кусок дерьма, там, в явинском убежище, не только жажда мщения удержала ее на грани, нет, мысль о том, что друг где-то там, еще живой, как бы не ослабла их связь, но с мерно бившимся сердцем, отбивавшим привычный ей ритм - стал ключом к спасению, вектором для дальнейшего существования. Она больше не была членом Темного Совета, потому что того не существовало в общем-то в принципе. Но подняться с нуля она смогла, в новом блеске, еще более опасная, смертоносная. Мрачная тень за спиной Императрицы, тянувшая ресурсы и без того потрепанной Империи только для одной цели - вытащить из западни по сути единственную признаваемую ей семью, практически младшего брата. Часть самой себя.
Сентиментальное наивное дерьмо больше приставшее джедаям. Она все еще неверяще тянется к шее и замирает бывает на несколько мгновений, проводит кончиками пальцев, а после обхватывает, словно в попытке задушить саму себя. Иногда она сжимает сильнее, память послушно возрождает сюрреалистическую картинку, где в легких так мало воздуха, а ее тело беспомощной марионеткой зависло в воздухе. Как давно она не чувствовала себя такой ничтожной и слабой, а слабость Вермина ненавидела больше всего, равно как и унижение. Терон Шан, задница которую можно выдрать - против многолетней дружбы. Каллиг смеется зло и падает на кровать, Адроникуса она к себе не подпускает, не хватало еще, чтобы пират видел ее такой уязвимой. Она не верит больше никому. Расслабилась в сытом благополучии и забыла главный постулат. Никому не доверяй. Будь такое задание, она уверена, Ревел вонзил ей виброклинок между лопаток, когда на одной чаше твоя жизнь, а на другой - твой Лорд... о, фанатичная преданность в ее окружении никогда не задерживалась надолго. Хотя бы потому что таких людей она и сама держала подальше от себя, ведь это столь удобная маска, чтобы подобраться поближе. Джиену не потребовались даже маски.
Нокс перебирает данные о поставках и поступившие сведения о проблема контрабанды спайса ее почти веселят, а это уже почти подвиг, когда эта парочка заговорщиков отловила Вермину - ситх была настолько ушедшей в себя, что на автомате согласилась и разобраться и покарать и в открытый космос воров отправить. Это теперь она поняла, почему на нее смотрели с таким шоком. Как же, Каллиг и сама займется подобным! Не поручит кому-то, а проследит лично. Плевать, какая собственно разница для дочери шлюхи, что скажут о ней? Узы наконец молчат. Она не чувствует биения чужого сердца, она запирается на все засовы, прячет себя в Силе, в ворохе теней, шепота мертвецов и  с радостью окутывается щитом из старого безумия - множество голосов и личностей правят сейчас бал, мужчины, которых она подчинила в свое время заставив служит своей воли, один так и вовсе не более, чем всепоглощающая ненависть в которой почти угасла личность. Она выставляет его в качеств стен для собственной личности. Ситхи ведь состоят только из этого, верно? Вермина должна состоять из этого, а не разочарования и почти отчаяния, такого мерзкого признания собственного ничтожества. Провал как адепта Темной Стороны, воистину убогое зрелище.
Альянс, она, впрочем, не покидает, нет, Асина не поймет, обязательства, что их связывают и опасность - слишком велики. Но Императрица все же не дура, замечает маленькие детали, не сложно на самом деле подметить эти изменения произошедшие с ней для кого-то знающего Нокс не один год. Они не обсуждают ничего, но накалившаяся остановка не радует новую главу Империи, Вермина же явно демонстрирует, что срать хотела на все ее недовольства и обозначает свою позицию жестко и бескомпромиссно. Хватит с нее уже подобного дерьма, хватило от Джиена - тот не поскупился, выдал все, что только было, от души.
Кражи палочек смерти, вот же глупость, но она честно занимается и круг лиц способных на это ограничен, раньше бы это заняло от силы пару дней, однако Каллиг старается не пересекаться с Дайманом. С того самого дня они не произнесла и слова в его присутствии, несколько раз им приходилось работать сообща, она выполняла свою часть и все ее ответы - пожатие плеч, да полный холодной ненависти взгляд духа заключенного внутри. Этого хватало, чтобы затыкались все. И чтобы мистер Большой Хозяин тоже не пытался лезть качать права. В этот раз ведь она не допустит ошибки, о, нет, больше такой глупости не будет, никаких попыток сберечь его жизнь, никакого открытого мягкого нутра, если только этот ублюдок попробует пальцем ее тронуть... Кровавая пелена ярости мешалась с едкой горечью. Крушение воздушных замков - всегда болезненно, даже если ты Дарт, даже если тебе много лет и ты привыкла видеть врага в каждом. Кроме одного. Глупая в общем-то ошибка.

Впрочем, упаднические настроения ей не помогут с решением этой простенькой в общем-то задачи. Объемы краденного небольшие, что говорит о том, что все идет на личное использование, в ином случае не стали бы так мелочиться и брали бы хотя бы ящиками, а не строго определенными дозами, то больше, то меньше. Наркаомана, впрочем, выловить не удалось. Нет, была парочка, но ничего серьезного и ребят она уже проверила лично, равно как их поставщиков, никаких проблем с их стороны.
- Ничего не понимаю, - Каллиг устало вздыхает и направляется в сторону кантины, которая к ночи пустеет, завтра их ждет тяжелый день и Вермина жестко прошлась по расхлябанности, отсутствию дисциплины, да и предательство Терона выбило многих из колеи, Джин ходил будто не замечая, что вся база перешла на военный режим, совсем как в самом начале их противостояния с детишками Императора. Однако Нокс просто устала, она все еще была органиком, а у всех органиков есть потребность в нормальном сне, без припадков безумия, хорошей еде и нервное перенапряжение действует на них ничуть не лучше. Приглушенный свет и одинокая фигура, похоже, что мужчины. Кем бы он ни был, она вышвырнет его отсюда. Ей нужно выпить и хоть немного вырваться из цепей собственного бунтующего сознания, требующего то забиться в угол как маленькой обиженной девочке, то обрушиться несокрушимым валом на Джиена, то просто уйти, бросив все и всех, отправившись постигать тайны прошлого, больше не пытаясь общаться с разумными. Определенно, животные нравились ей больше, чем люди, бессловесные твари идущие на поводу собственных глубинных инстинктов были понятными, не несли в себе такой угрозы, ничего кроме острых когтей и зубов, иногда ядовитые и смертельно опасные, они все равно были ей ближе. Возможно, сама Вермина была такой же дикой тварью, которую Дайману чудом удалось приручить. Но все может рано или поздно закончиться. Ее глупость и слабость - в том числе.
- Понятия не имею кто ты, но лучше выметайся отсюда, - наконец дает она о себе знать, раздраженный тон и усталый взгляд сменяются глубочайшим шоком. Каллиг кажется, что все ее внутренности выморозили, ситх пораженно замирает, удивленно распахивая алые глаза. Это ведь не может быть Джиен. Не может ведь, правда?

+1

10

Будет наглым враньем сказать, что я потерял все.
Вовсе нет. Альянс все еще функционирует. В Альянсе все спят посменно, пока мониторят каждую сводку. Перемещения Терона Шана, хаотичные, отрывочные.
Разведка пожимает плечами и говорит, что бывшего шпиона не так уж и просто поймать. Не так легко взять след.
Ну, кому об этом не знать, как мне. Я слишком хорошо изучил Терона, чтобы заявить с уверенностью одно - хрен его кто найдет, если он этого не захочет сам.
А он не захочет. Он отлично понимает, что творил и зачем. Был в здравом уме и трезвой памяти, пока выводил из строя поезд на Умбаре, наставляя на меня бластер.
Правда, вот нес какую-то херню. Не убедительную, странную, глаза отводил, избегая моего взгляда.
Легкий червячок сомнения, который не дает мне покоя. Единственный, за который я позволяю себе цепляться, не веря до конца в его предательство.
Когда Квинн заманил меня в ловушку и заявил, что все это время был подсадной уткой Бараса, я поверил ему сразу.
В нем сквозила та самая уверенность, когда предатель четко понимает - что он сделал и зачем. У Терона этой уверенности не было.
Но, может быть, я обманываю сам себя?
Природная, стихийная молния не бьет дважды в одно и то же место. А вот Молния Силы - очень даже может. Все зависит от того, кто его направляет.
А я знаю только одну личность, которая столь виртуозно бьет молниями, что с ней никто не сравнится.

Будет идиотизмом сказать, что в моей жизни нет никакого смысла.
Тоже вранье. И любому, кто будет утверждать обратное, я радостно всажу световой меч в задницу поглубже. Да, речь идет именно об оружии, а не о том, на что можно подумать. Никакого подтекста, все предельно выражено прямо.
Смысл есть, был и будет всегда.
Но и мне нужен перерыв. Конкретный.
Да вот только кто даст расслабиться, когда целый Альянс требует деятельности и контроля, вот кто? Правильно. Никто. Если же пустить все на самотек, в итоге все и снова выйдет через жопу.
Как тогда, когда я только прибыл на Одессен. Все в разрухе, все партизанят, и хоть бы кто постарался без пинка превратить эту базу во что-то приличное.
Но правильно организованная работа и контроль помогли получить этой планете место, где все оборудовано по последнему слову техники. Включая защиту базы.
Сейчас она, впрочем, достаточно уязвима. И защиту пришлось усилить.
Альянс заточен каждую минуту ждать незваных гостей, тех самых, с которыми связался Терон.
Неизвестно, кто они и что им нужно. Но что-то мне подсказывает, что вряд ли они хотят устроить дружескую вечеринку с танцами под аккомпанемент музыкантов-экзотов из кантины на Нар-Шаддаа, до утра обливаясь кореллианским виски.
А ведь хоть бы раз попались такие ребята!

Но я опустошен. После случившегося, что до сих пор никак не укладывается в голове. Терон Шан, человек, которого я полюбил, которому доверился и с которым делил все, включая постель, отвернулся от меня.
Покинул Альянс, чуть не убил меня на Умбаре и скрылся в этом самом неизвестном направлении. Я даже не имею понятия, в какой точке галактики его вообще искать.
Где он может быть сейчас? Да где угодно. Хоть на Татуине, что притаился внизу галактической карты и ни разу не манит жарким климатом, что обеспечивают ему солнца-близнецы, песками и агрессивными тускенами.
А может быть совсем рядом, под носом. Затеряться на Закууле. Для того, чтобы что-то спрятать, метод “положи на самое видное место” все еще работает.
На спрятаться это тоже может работать.
Может быть, он прячется в местах, куда я ни за что не сунусь без особой необходимости. Мертвые планеты, типа Нафемы или Зиоста. Места, где нет Силы, остался лишь один вакуум, что высасывает все из тебя, поглощает и не позволяет дышать свободно. Бьет по самому нутру твоей сути, оставляет чувство тревоги…
В общем, кошмарный был опыт посещения таких планет. Даже сам Шан говорил, что ему не по себе на Нафеме. А чего уж говорить про меня или Лану?
Ничего удивительного, что Вейлин умудрилась поехать крышей, если проводила там свои выходные принудительно под пинком папаши.

А дело ведь не только в Тероне…
Ссора с Верминой так и не шла у меня из головы. Ни разу, с тех пор, после стольких дней, мы с ней не разговаривали. Я даже избегаю ее общества, да и она не ищет моего.
Погрузить себя в работу? В контроль безрезультатных поисков? Кто сказал, что это работает?
И я решил иначе.
Мне плевать, чем балуются Хайло и Голт, если они успевают делать свою работу. Они могли бы подумать, что я не в курсе их залежей наркоты, которую они так и гоняют контрабандой.
Они не прячутся, но и не афишируют свою деятельность. Мне плевать, если на базе нет обдолбанных утырков, сколько здесь палочек смерти.
Но сейчас я понимаю, что в них…
Я никогда не употреблял ничего подобного. Я мог пить всю ночь напролет, если это не бренди, от которого меня накрывает с пары глотков. Но никогда не позволял опускаться себе до подобных веществ.
С самого рождения положение обязывает не позорить семью, а потом - уже и титул. А сейчас и должность. Не для того я выстраивал себе репутацию, чтобы растворить ее в воздухе вместе с наркотическим дымом.
Но сейчас мне плевать даже на это.
Все, чего мне хочется - расслабиться. Забыться. Хоть несколько часов в день не думать о Тероне и Вермине. Потому что даже сон уже не помогает.

Днем получается держаться. Иллюзия Силы, которой научился меня Вермина, помогает мне скрывать то, как употребление палочек смерти отражается на мне. Синяки под глазами прямо на бледном лице, расфокусированный взгляд, щетина примерно трехдневной давности - каждые три дня еще вспоминал о бритве, желание следить за этим ежедневно улетало с каждой затяжкой.
Уверенный вид, такой, каким меня привыкли видеть. Более озлобленное выражение лица, сильнее замкнутость, чтобы никто не посмел задавать лишних вопросов.
Никто не видит, что я прячу под этой маской. Никто не чувствует. Закрываюсь в Силе чуть более, чем полностью. Даже Узы Силы молчат и не позволяют мне почувствовать Вермину, как и ей - меня.
Да и сарлакк с ней! Мысль, за которую я цепляюсь днем, чтобы не съехать с катушек окончательно.

По ночам все иначе. Кантина всегда оживленная, но пустеет, едва местное солнце уходит за горизонт, оставляя за собой только оранжевое от туманности небо и молнии в атмосфере.
В кантине никого нет. Здесь и сейчас можно сбросить иллюзорную маску и поддаться тому, чем я и занимался в последнее время.
Забыть о том, что мне нужно держать лицо, не позволяя никому в Альясне даже подумать то, насколько выбило меня из колеи все, что случилось.
Забыть о том, что я - коммандер, забыть о том, что я - ситх. Ни о чем не думать и погрузиться в пары палочек смерти, что туманят сознание хлеще, чем кореллианский виски.
Когда я в последний раз спал? Да какая мне разница. Пару часов медитации, чтобы собраться и дальше носить эту поганую маску.
Ночью в кантину никто не суется. Все работают на износ, а потом расходятся по комнатам и валятся спать. И все. И никого.
Только я, бутылка с виски и палочки смерти, эффект которых скрашивает мое одиночество. Сомнительное одиночество.
Иногда я вижу отца. Разум понимает главное - он давно погиб вместе с Зиостом, но подсознание вытворяет жуткие вещи.
Что я слушаю? Ничего нового. Разочаровал, опозорил семью, позволил себе опуститься на дно ради мужчины, который все равно меня оставил. Потому что большего я и не заслуживаю.
Вижу Терона. Долгие беседы, попытки меня образумить. Я лишь кривлю губы, вновь делая затяжку, понимая, что какая-то часть меня воспроизводит подобное.
Я могу сколько угодно спрашивать его - почему. Но, какая разница, если ответ будет в моей голове?
И мысленных разговоров с Верминой поменьше, и она всегда приходит последней, но…
Не сегодня…

- Это что-то новенькое, - ухмыляюсь, услышав ее голос. Отпускаю бутылку с остатками виски. Она падает на пол и разбивается.
Тушу палочку смерти, от которой осталось тоже мало. Упираюсь ладонями в широкую стойку, на которой лежал все это время, принимаю сидячее положении.
Расфокусированным взглядом смотрю на Каллиг. Обычно наш иллюзорный разговор начинается не так.
- Обычно ты начинаешь с другого. Ладно, может, я сегодня перебрал и наш воображаемый разговор будет совсем другим. Ну? И чего ты мне скажешь?
Локтем упираюсь в стойку, даже не стараясь выглядеть уверенным. Какая разница, если она - плод моего воображения? Все это происходит в моей голове, одурманенной наркотическим дымом.
Я могу не притворяться перед плодами своего воображения. Какая разница? Настоящая Вермина Каллиг не увидит меня таким. Небритым, с синяками под глазами, с ничего не выражающим взглядом, в край растрепанной прической и неопрятной одежде.
Какая разница, если это все не настоящее?
Настоящей Вермине я не нужен. Настоящая Вермина хлопнула дверью тронного зала, высказала все, что у нее копилось. И пусть я не остался в долгу, но…
Узы Силы в присутствии воображаемой Каллиг странно дрогнули. Но я не обратил на это внимания.
Не то состояние. Хер с ними.

+1

11

В душе слишком пусто, даже удивление уходит куда-то далеко, на второй план и окончательно исчезает. Джиен не похож на себя, таким и представить его она бы не сумела, нет, Каллиг не жаловалась на недостаток воображения, но все же никогда не могла связать увиденную в реальности картинку с образом давнего друга. Бывшего друга, поправляется она поспешно, вот только тщетно, ни прежнего запала, ни горечи, ни обиды, ни злости. Как можно вообще соотносить все произошедшее с этим щетинистым мудаком балующимся палочками смерти? И похоже не первый раз, забавно, так неожиданно узнать кто же воровал товар - владелец этой сраной базы, которому здесь принадлежало по сути своей все. Веримина присаживается на стул рядом и досадливо морщится, наркотики бывшая рабыня ненавидела, да, они были полезны в медицинских целях, но как малодушное бегство от реальности и гибель для организма и сознания - увольте от такого счастья, Вермина была помешана на своем здоровье, поэтому подобное в исполнении Даймана сейчас и вовсе выбивало из колеи, тот, кого сейчас знали как Императора, в ее представлении просто был не способен настолько опустится.
- И о чем же я говорю тебе обычно? - Каллиг щурится и притягивает телекинезом бутылку из бара, легко им же выбивает пробку и не озабочивается бокалом, это перед другими нужно было держать марку, но Вермина все равно оставалась в чем-то варваром, все той же дикой и необразованной девчонкой, что дерзила даже инструкторам в академии, забывая о том сколь это рискованно для выживания. Жизнь так и не научила ее смирять свой нрав, равно как и ценить цену выпивке, смаковать моменты и с умным видом крутить бокалы в руках, ища какие-то неведомые "букеты", ситх просто позволяла жидкости пронестись огненным ураганом по желудку, обжечь, доставив боль и облегчение одновременно и отравив горечью - послевкусие было откровенно дерьмовым, похоже следует тряхнуть поставщиков, откуда бы это дерьмо не достали - кто-то порядочно их нагрел, за это и двадцать кредитов отдать было бы жать. Колдунья ерошит волосы, отбрасывая за спину отросшие темные пряди волос, вяло думая о необходимости подстричься и все еще не понимая как ей реагировать на происходящее сейчас.
- А нужно ли мне говорить? Ты ясно дал понять какова цена всего, что нас связывало, - гнев так и не приходит, ситх лишь устало вздыхает и облокачивается на стойку локтями, смотря мимо давнего друга, а сейчас... сложно сказать кто они сейчас. Может, выпивка и не так плоха, ее мерзкий вкус идеально подходит компании и ситуации, алые глаза не выражают ничего, Каллиг привычно уже укрывается в Силе, не хватало еще, чтобы Узы с прежней силой затянулись удавкой на шее. У нее было время поразмыслить и о сказанном и о всем произошедшем. Для Даймана на первом месте стоял Терон, выше всего Альянса, нее, да и самого друга, он ценил кого-то выше себя самого, выше вообще всего, что имел. Она ничего не могла с этим сделать, но даже понимание подобного, хоть и было дико в принципе для ее собственной эгоистичной и, что греха таить, ублюдочной натуры, дополнилось новым осознанием - все заканчивается. Даже многолетняя дружба не стоит ровным счетом нихуя, если на кону ебаный Терон Шан, она боится за того, кто ей дороже всех прочих, подкупает и убивает, плетет интриги, выбивает любые средства, информацию, все - чтобы только спасти его задницу и прикрыть в безнадежных казалось бы ситуациях, прикрывает всегда, потому что талант прошибать стены, конечно, прекрасен по природе своей, но вместе с тем есть одно существенное "но", для него необходим надежный тыл, кто-то внимательно следящий за ситуацией, способный прикрыть когда дела закономерно скатываются к самым дерьмовым вариантам.
- Неужели ты правда думаешь, что без твоего сиятельства не было бы Дарт Нокс? - неожиданно спрашивает она, не то, чтобы с яростью, похоже эти недели напряжения просто отняли у нее все силы, даже все утренние треволнения меркнут, но ей правда интересно, крохотный такой огонек былого, досады и разочарования. Неужели Дайман правда был столь высокомерен и самоуверен? Неужели правда забыл, что из них двоих именно она специализировать на превращении куска мяса обратно в живое существо, причем ее услугами пользовался он сам, ее щиты сдерживали чужие удары, ее шторма не давали врагам просто добраться до них, равно как темное целительство удерживало Джиена в этом мире в нескольких паршивых ситуациях. Она ценила его талант, осознавала, что многое стало реальным лишь именно благодаря их работе в дуэте, то, что так редко встречается среди ситхов, полноправный альянс равных. Какая же она дура все же, равных, как же, богатенький мальчишка использовал тупую бывшую рабыню, а она и рада была попасться. Сейчас все происходившее ранее выглядит совершенно иначе, словно слова Даймана в гневе - наконец открыли ей глаза на реальность, где нет никаких исключений. Это было горько и, пожалуй, самым болезненным оказалось именно это крушение всех ее последних воздушных замков, хотя, скорее мрачных крепостей, но суть все равно остается той же. Эгоистка которая никого не любит, о да, конечно, Вермина хотела, действительно хотела быть именно такой, она не сломала свою ученицу не только из выгоды, но пусть презрение и отвращение в ней вспыхивали достаточно часто, но она прикрывала глаза и не рушила последние ее крохи веры в идеалы, не только для того, чтобы не потерять удобный инструмент, но просто потому что девочку это действительно убьет, Ашара переживет эти уроки, но собой уже никогда не будет. И она пожалела ребенка. Ее вечно шумный археолог был увлеченной личностью и Вермина старалась быть в его присутствии мягче и дипломатичнее, просто потому что грубость тому претила, а иногда и пугала. С пиратом же было так приятно пойти в разгул и не думать о чем-либо. Вот только Дайман знал ее не как лорда или инквизитора, а тем более Дарт Нокс, но как просто Вермину, что еще даже не имела фамилии, рабыню со следами ожогов от ошейника - слишком непослушна была, слишком вольный дух. Спустя столько лет узнать, что ты не больше, чем придаток к кому-то оказалось неожиданно мерзко, словно в дерьмо с головой макнули. Вопрос бесполезный, Джиен уже все ей сказал, да и что она хочет услышать? "Конечно нет"? И что ей даст даже такой ответ? Ничего. Отрава сомнений в любом случае останется с ней неотступной тенью, трещина, искажение, что само сознание подвергает испытанию, каждый раз теперь она будет оглядываться пытаясь понять было ли это правдой сказанной в момент эмоционального порыва, что давно ждала своего часа или просто попыткой уколоть побольнее. Нет ответа, что смог бы ее успокоить, потому что больше она не позволит Узам вести ее, слишком велик риск однажды действительно сорваться. Вот только... ей хотелось бы вернуть все, до этой ссоры, до этого ублюдка Терона, когда у нее было рядом надежное плечо, когда можно было говорить хоть с кем-то столь открыто и свободно, не прятаться и не таить свою суть, свои слабости - Гнев видел их, узнал еще давно и как бы она не пыталась приблизиться к совершенству, но абсолют был недостижим, в этом джедаи, увы, оказались действительно правы.
Темнота, картина, дурная выпивка и душевные разговоры, в их молодости было нечто похожее, разве что за малым исключением - у Даймана не было такой щетины, кругов под глазами, палочки смерти не котировались вовсе и она сама не напоминала собой живой труп, с этой своей идеальной стрижкой, строгими одеяниями и пустотой внутри, заместо яркого пламени эмоций, того азартного пьянящего веселья, что сопровождало ее во всех их приключениях.
Но палочки она потом у него все равно отберет. Если хочет себя угробить, то пусть сиганет с обрыва, "выйдет в шлюз" или еще как замысловато покончит с собой, а не издевается над организмом продлевая агонию. Хоть это и достаточно смешно, столько всего произошло, а от привычки заботить об этом дураке избавиться так и не получается, это уже просто часть нее, проследить, чтобы Дайман не вляпался во что-нибудь, не свернул себе шею, не отравился и наконец сделал надлежащие прививки, потому что Сила, бесспорно универсальный инструмент и организм одаренных в разы устойчивей, нежели у простых людей, но не дает гарантий защиты от всего, поэтому вакцина и для них бесспорно весьма полезна. Размышлять об этом сейчас было отчего-то забавно.
Может она все же сошла с ума и сама? Кто из них вообще сейчас приход должен ловить? Почему-то ей казалось, что дурман в ее голове, причем, вероятно уже достаточно давно. Забавно, если это она крадет палочки смерти и закидывается этой дрянью, пока рядом с ней сидит друг, пытаясь вывести из катарсиса. Она бы даже посмеялась от абсурдности подобного предположения, но усталость была сильнее, не было сил на подобное, эмоции все равно пробивались словно через мощную стену, ослабленные, буквально задушенные - только отблеск былой силы.
Даже с ней происходило какое-то дерьмо, спасибо этому криффовому Шану. Вермина криво усмехнулась и молча отсалютовала причине всех ее проблем и снова приложилась к горлышку бутылки. Вряд ли ее ждет легкий разговор и приятный вечер, с недавних пор она не ждала подобного от общества своего давнего друга. Не то, чтобы у нее не было никаких причин для этого.

+1

12

Бар по ночам - то, что мне нужно. В момент, когда почти вся база засыпает и никто не шарится здесь, никогда.
Будто бы кто-то установил на Одессене комендантский час. Забавно, что я ничего такого не устанавливал.
Днем слишком много работы, притом, у всех. Все ищут Терона Шана. Поднимают связи, даже самые подпольные. Кому-то даже приходится отсутствовать несколько дней.
Все заняты, а я координирую это безобразие, прикрываясь за иллюзией Силы, никому не показывая своего истинного лица сейчас.
Незачем им это видеть.
Ни разу в жизни я не допускал у себя неопрятного вида и не позволял на это смотреть другим. Это всегда было тем, что я презирал.
Для тех, у кого много возможностей - всегда есть способ выглядеть хотя бы аккуратно, если не торжественно.
У меня всегда были на это средства. Безупречно сшитая и выглаженная одежда, подобранная со вкусом. Комфортная, в первую очередь.
Но в ней угадывалось всегда, что я не просто какой-то ситх, что поднялся из низов. Всего в меру, но так, как нужно.
Бывшие рабы и простолюдины, что получили световой меч и смогли выйти из Академии живыми, угадывались сразу.
Перебор. Много украшений, слишком яркая одежда, все кричаще и так и орет буквально о каких-то экзотических птицах с Зелтроса.
Вермина - единственное исключение. Никогда на ней не было ничего сверх меры. Еще и этим она всегда выгодно отличалась от остальных.
Но сейчас мне не хочется выглядеть так, как положено. Сейчас мне вообще все равно, как я выгляжу. Какая разница, если все равно никто не увидит, верно?
В этой кантине каждую ночь я ищу крупицу одиночества.
Но хер вот мне. Потому что каждую ночь я не один, а со своими демонами, принимающими облик моих близких людей.
Живых, мертвых и тех, кто смылся.
Отец, мать, Вермина и Терон - вот с кем я разговариваю каждую ночь.
Даже осознавая, что они - не настоящие. Так даже лучше. Я могу высказать все им, каждому. То, что на самом деле думаю.

Вермина снова здесь. Такая, какой я ее видел еще вчера. Мельком, даже не обменялись взглядами. Даже эти треклятые Узы Силы, ослабленные нашей взаимной агрессией, не дрогнули.
Сила остается спокойной. Но иногда мне кажется, что я теряю с ней связь. С каждой гребанной палочкой смерти Сила отдаляется от меня, закрывается, отворачивается.
А мне и на это плевать. Может быть, все дело в том, как наркотики влияют на мозг.
Но я уже не могу остановиться. Да и есть ли в этом хоть какой-то смысл?
- Все, что уже сказала мне тогда. Только более развернуто, - поворачиваю к ней голову, машинально провожу ладонью по сильно отросшей щетине, что уже фактически превратилась в бороду.
Когда я в последний раз вообще прикасался к бритве? Так сходу даже и не вспомнить. А, плевать.
Тушу палочку смерти, что закончилась, отставляю в сторону бутылку. Едва стоит коснуться ладоней стойки и принять сидячее положение, свесив ноги вниз, меня едва не качает.
Но рефлексы работают даже в таком состоянии. Безупречно, почти. Во всяком случае, не позволяют мне позорно рухнуть вниз. Хотя, перед кем позориться было бы, ну правда.
Случилось такое раньше, когда мы с Дарт Нокс еще были друзьями, фактически семьей, даже тогда было бы плевать. Я бы отшиб себе задницу, а она бы посмеялась. И еще неделю вспоминала бы.
Неожиданно просыпается жгучее желание повернуть время вспять. Вернуться туда, на Коррибан, когда мы еще были аколитами.
Когда брали бутылку дорогого вирренского и после окончания занятий шли в гробницу Арджунты Полла, через которую прошли уже давно.
Пять минут на несколько ударов тренировочными сейберами, и местная фауна лежит мертвая и больше нас не беспокоит. А потом Вермина освоила Шторм Силы и очистка гробницы заканчивалась, едва успевая начаться.
И тогда нам никто не мешал, мы пили и разговаривали за жизнь, наплевав на древние святыни. Пусть там этому Арджунте где-то в Силе икается!
Мы даже представляли это в лицах и хохотали. Могли бы подумать могущественные Лорды Ситхов, что два каких-то аколита используют их гробницы как кантины? О, вряд ли!
В эту секунду я понимаю, что многое бы отдал, лишь бы снова ощутить те эмоции. Вся учеба впереди, самоуверенность и навыки позволяют держаться на плаву. Нет никаких Барасов, Заш, Танатонов, а Император не был угрозой собственному государству. Мою сущность не пронизывают чувства к Квинну или Шану. Я был молод, свободен и приобрел рядом с собой бывшую рабыню, с которой крепкая дружба зародилась уже тогда.
Тех эмоций не будет больше никогда. Потому что мы видели некоторое дерьмо. Мы оба. И это паршиво.

Мне все же удается сесть ровно. Снова взять в руки бутылку. Снова сделать глоток. И посмотреть на эту иллюзорную Вермину.
Сегодня галлюцинации кажутся излишне материальными. Она здесь, с уставшим видом, отросшими волосами и бутылкой в руках - почти как настоящая. Мое воображение слишком хорошо работает, делая это почти материальным в моих глазах. Но, какая разница? Я могу сказать ей все, что хотел бы сказать. И что не рискнул бы сказать реальной Вермине, потому что слишком горд.
Но сейчас я пьян, одурманен и мне это все мерещится. Я смогу выговориться и мне ничего за это не будет. Это ничего не изменит.
Но и не оставит чувство стыда и подорванной гордости.
- Я соврал, а ты этого так и не поняла, - горькая усмешка, едва я смотрю в ее сторону. Она не смотрит на меня. Да, все правильно. Мое воображение рисует в голове, насколько же я ей отвратителен.
- Когда Терон ушел, я не мог мыслить рационально. Это было последним, что я ожидал от него. В случае с предателем, я мог подумать на кого угодно, кроме него и тебя. Возможно, еще Ветт. И Квинн, у него кишка тонка сделать это дважды. Он знает, что второй раз ему будет стоить такого, что даже смерть покажется ему избавлением, которого он никогда не получит, - короткая усмешка, снова глоток. Теперь можно и продолжить. - Я слишком много времени провел с Тероном. Я достаточно его изучил, чтобы происходящее казалось нереальным. Поэтому он и нужен мне живым. Хочу знать причины, что его толкнуло на это и… Если все хуже, чем я думаю, я разберусь с этим сам. Я ценил твою помощь, всегда ценил. Но тогда тебе стоило промолчать. И не поднимать тему Шана. И я не говорю, что был прав в тот день. Я вышел из-под контроля. Я же чуть не убил тебя!
Резко поворачиваю голову, снова чуть не падая со стойки. Но беру себя в руки. Наркотиков снова кажется недостаточно. Поджигаю новую палочку смерти.
- Вслед за ним ушла и ты. Пусть и не точно также. И теперь мне так паршиво, что паршиво, что хочется связаться с Асиной и запросить у нее орбитальную бомбардировку, предварительно отключив Вечный Флот.
Горько, почти равнодушно. Никто не рискнет идти на Одессен с подобным. Вечный флот разнесет их еще на подлете. Но в такой момент и в таком состоянии вряд ли бы я сопротивлялся.

После очередной затяжки я чувствую то, чего не чувствовал уже некоторое время. Отзвук в Узах Силы. Слишком близко, рядом, неожиданно.
Настолько, что одним движением я соскальзываю со стойки, поравнявшись с Верминой и чудом не упав на пол. Снова.
Протягиваю руку, касаюсь ее щеки. И даже сквозь затуманенный палочками смерти мозг воспринимает чуть более твердую, чем у человека, красную кожу ситха, и тепло прикосновения.
И тут наконец-то я понимаю то, что было очевидным с самого начала.
- Твою же мать. Ты настоящая.
Глупые фразы, что слетают с губ потрясенным тоном и машинальная затяжка палочкой смерти.
Осознаю, что она увидела меня таким. Услышала все, что я сказал.
Как-то неудобно получилось.

+1


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » Fall into the void


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC