tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищите хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• lorna
связь id415234701
пасет людей, котят, админов и заблудших оленей. шипперит все что движется, а что не движется, сама двигает и шипперит насильно.
• pietro
связь @thundefrost
прошмыгнет и не заметите. язвит и профессионально надирает задницы. тискать можно только с официального письменного разрешения верховного короля филлори.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• jace
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.




автор недели YENNEFER

А еще он был почти не против её экспериментов с чучелом единорога. Ну, разве что не считая редких ворчаний. Тем не менее, в их годы люди уже не падают в бездумную страсть, а уже ждут подвохов и смотрят на все сквозь призму цинизма и черствости. Йеннифэр не была исключением, что регулярно выражалось в её комментариях и репликах, хотя за свою чрезмерную грубость женщина не была прочь позже извиниться. Она чувствовала одновременно близкого и все еще чужого человека — вряд ли магии джинна было достаточно для того, чтобы просто так свести вместе таких, как они... Читать

I'VE GOT A FEELING

Янг явно делал скидку на возраст своей пациентки и то, что пока был с ней мало знаком. Когда она после какой-то тренировки пришла к нему с ссадиной на лбу и он подозревал сотрясение, то он прямым текстом назвал ей позы, с которыми в ближайшее время лучше не рисковать. Врачебный цинизм и отсутствие каких-либо тормозов, что касается норм приличия намертво въелись ему в подкорку. Тут он тоже был врачом высшей категории. Хоуп это тогда заставило лишь хрипло рассмеяться. Кто-то мог бы и оскорбиться. Наверное поэтому, такой чудесный врач перестал работать в нормальных больницах для обычных людей... Читать

о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк uniVOICE деятельность форума

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста – выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да – это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни – накатим за его здоровье!

Molly Hooper: Буду краток - хороший, уютный, активный форум. Кхм. Теперь речь *достала большой свиток*. Прошло уже месяца два, наверное, как я здесь обитаю. Началось все с банального желания поиграть давним персом. Вакансий на тематических не было, и я рискнула пойти на кроссы. Почему "рискнула", спросите вы? Потому что предыдущие мои попытки играть на кроссах были до того печальны, что я зареклась. Обходила десятой дорогой. Написала заявку, откликнулись люди, на двух не сложилось по разным причинам, пошла на Юни. И знаете что? Мне очень нравится это место. Доброжелательная, ненавязчивая администрация. Никто не бомбит настойчивыми просьботребованиями каких-то игр, и тому подобного. Флуд не натужный, а естественный, есть у людей настрой - они флудят. Нет - играют. Обсуждения игры не похожи на бессмысленные километровые чатики ни о чем, это действительно обсуждения игры. У народа есть игровые идеи. Есть игра. Есть отличный уровень постов, на которые хочется отвечать. Никто никого не уговаривает играть, предлагают друг другу сами. Как часто приходишь на форум и видишь обратное - когда играют только свои со своими, какие-то междусобойчики глупые. Здесь этого нет. Люди пришли играть, и они играют. В общем, охать и ахать в восторгах - не мой конек, а скажу, что здесь просто хорошо и уютно. Спасибо, ребята.

Loki Laufeyson: Вот и настало мое время сказать пару-тройку теплых слов о нашем любимом Юни. Форум изначально привлек своей немногочисленностью и теплой, ламповой атмосферой. Скажу честно - в то время мне просто хотелось покоя и уюта, и я пришел на Юни с товарищем, надеясь обрести все сказанное ранее там. И действительно - форум оказался весьма уютным, теплым и домашним. Я предложил девочкам-администраторам свои услуги и они взяли меня под крыло, и могу честно сказать - это самый лучший коллектив, в котором мне когда-либо доводилось состоять. Никогда никто не идет против воли игроков, всегда прислушиваются к каждому мнению. Конечно, я прекрасно понимаю, что всем угодить невозможно, но то, что большинство понимает и принимает все, что мы пытаемся донести до народа, радует. На Юни приходишь отдохнуть после трудовых будней и знаешь, что там все твои любимые и дорогие тебе люди. Что ребята-игроки любой кипишь поддержат, любую затею. Никто не сидит по уголкам, все ходят друг к другу "в гости" и это радует. Меня лично радует возможность вносить свою лепту в наш общий труд для процветания форума. стараться на благо игроков. На форуме всегда царит веселая и теплая атмосфера, тут уже с порга становишься "своим". Будто тебя знают уже лет сто, разве это не здорово? На других форумах, к сожалению, мне доводилось встречаться с полнейшим игнором новеньких, грубостью и хамством, но тут такого нет - и в этом я честен.Спокойно, уютно по-домашнему. Тут рады каждому, а большинство даже самых безумных сюжетов - отыгрывается с большой охотой. Отдельно о каждом говорить нет смысла, потому что все, кто с нами - уже мною любим. Просто на Юни отдыхаешь душой, когда не торчишь перманентно посты Боромиру ;)

Carver Hawke: Хотите выпить, но никто не поддерживает подобную идею? У вас накопилось много не отыгранных сюжетов и идей в голове? Вы хотите поиграть по своему любимому фандому, но все ролевые закрылись? Вы боитесь, что на кроссе будете не нужны и не найдете себя? Что же, тогда, Добро Пожаловать на Юни! С первой же секунды "залета" на этот кросс, вы не будете себя чувствовать ненужным или брошенным! Перед Вами откроется новый мир вашей фантазии и фантазии ваших новых соигроков. Здесь все не просто семья, мы - собутыльники, братья, сестры и просто большая группа своеобразных ребят, готовые повеселиться даже с теми, чьи фандомы видим впервые. Здесь Вы сможете отыграть все, что угодно! Можете быть кем угодно, когда угодно, а главное с кем угодно! Конечно, не могу пройти мимо шикарного дизайна, который не может не радовать глаз. АМС - это не зазнающаяся "шайка", якобы всемогущих людей, а прекрасные игроки, которые заслуживают похвалы и уважения в свой адрес за идею, оформление, организованность и собранность. Здесь никто не будет Вас пинать или гнать палками в игру. Все понимающие, позитивные, а самое главное ОФИГЕННЫЕ ребята, которые не заставят Вас скучать. Мало того, когда накатывает депрессия и Вы приходите на форум, Ваше настроение повышается на +100500. Вы научитесь орать, веселиться и никогда не грустить, Вам просто не дадут этого сделать. В общем, ждем всех и с радостью!

Clara Oswald: Вот уж не думала, что под закат своей ролевой жизни я открою для себя столь чудесный и по домашнему уютный форум. Я много раз пыталась прижиться на кроссоверах, но все было бессмысленно, но здесь все не так. Я вроде на кроссовере, и в тоже время нет. Все как-то легко и просто. Словно все персонажи из одного мира, а не из разных. Очень радует минимум ограничений и максимум возможностей) Это то, чего не хватает очень многим форумам, уж поверьте, я действительно это знаю. Уже с первого дня казалось, что ты здесь как минимум год, настолько все общительные и дружелюбные. Здесь самые талантливые игроки, постами которых можно зачитываться круглыми сутками, было бы время. А АМС! Да они просто невероятные! Всегда все разложат по полочкам, обнимут, укроют пледиком и принесут печеньки с какаушкой) Я так рада что нашла вас именно в тот момент когда уже отчаялась и собиралась насовсем завязать в ролевыми. Еще хочу сказать пару слов своим волчаткам, гайз, вы все настолько чумовые люди, других слов я просто подобрать не могу! Очень надеюсь на то что мы еще надолго останемся вместе!

Carver Hawke: На самом деле, я уже оставлял отзыв в ТОПе, но с удовольствием сделаю это еще раз. [Если, конечно, никто не против, что меня так много здесь]. Как человек, я слегка "тормоз" - это мягко сказать - а потому, грубо говоря, сейчас, я просто плюсую к своим предыдущим словам дополнения. Просто, от души, хочу сказать спасибо всем за то, что не только здесь прекрасные игроки, хорошие люди и дорогие амс, но и понимающие личности, которые помогают вам, поддерживают вас и всегда выслушат - простят - поймут. Спасибо огромное, Юни. (Жаль, что реал очень часто забирает в свои объятия, но даже после долгого отсутствия сюда возвращаешься, как домой :3) Но, на самом деле, я просто хотел дополнить предыдущую речь незатейливым стишком (ну, я же не могу не включить своего "безумного" недопоэта х)). Что такое Юни? Поясню в словах. Юни – это счастье, радость на устах! Юни – это дом твой и семья кругом. Юни – это выпивка, безумство за столом! Хочешь ты быть гномом, хочешь быть котом? Приходи на Юни, встретят хоть бомжом! Тут нальют и выпить, и накатят все! Ведь пришел сюда ты, словно по судьбе! Здесь тебе подскажут, проведут на путь, Будут веселиться, не дадут заснуть. Здесь посты прекрасны, игроки – мечта! И дизайн тут классный, ну просто красота! Приходи на Юни, мы уж заждались, Выпивка, вон, стынет, приди сюда, влюбись! Здесь так много радости, ну же, будь смелей! Проходи в гостиную! С Юни веселей!!! Приходите, занимайте любые роли, веселитесь и помните, здесь никому не дадут скучать, грустить и уж тем более сидеть в стороне без игры! :3

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniPORTAL » Чисто английское убийство


Чисто английское убийство

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Чисто английское убийство

http://images.vfl.ru/ii/1519677346/92ce8b74/20747299.gif http://images.vfl.ru/ii/1519677347/b70be9b7/20747301.gif
http://images.vfl.ru/ii/1519677348/7e36be03/20747303.gif http://images.vfl.ru/ii/1519677349/33c2c910/20747304.gif
http://ipic.su/img/img7/fs/39570_900.1521118399.gif http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_nff93vmU0N1r60jpeo1_500.1521118440.gif

Место действия:

Особняк Графа Йоркширского.

Сюжет:

Англия — место где царят высокие манеры. Потому нет ничего удивительного в том что пятерым людям приходит приглашение на ужин. Предлоги самые разные, однако отказывать — крайне плохая идея. Таким образом, Джеймс Морриарти, Себастьян Моран, Ирэн Адлер, Молли Хупер и Джон Ватсон оказывается в одно время в одном месте. Совпадение? Вряд — ли. В этот момент должен появится и Шерлок, однако что-то идёт не так. Вместо него к особняку пробирается человек ставший жертвой метели — Джон Константин. Погодные условия становятся просто ужасными, особняк отрезан от цивилизации и придётся ждать утра. Однако не всё так просто. Стоит часам пробить шесть часов вечера — большая компания находит первый труп в гостиной. Игра началась. Смогут ли она найти не только убийцу, но и выжить в этом водовороте страсти? Помимо них в доме ещё несколько людей — так же знакомых друг с другом, не считая прислуги, гости явно настроены недоброжелательно. Что будет дальше?

Отредактировано John Constantine (2018-03-15 18:37:26)

+5

2

Джим в очередной раз задумчиво покрутил броское приглашение в руках. Дело было даже не в том, что Моран с его собачьей чуйкой советовал туда не соваться, а скорее в том, что Мориарти и сам не ощущал себя спокойно или уверенно, когда обдумывал этот визит. Как давно его вообще стали приглашать куда-то после истории с самоубийством и воскрешением? Дурная слава прибавляла популярности или что? А возможно хозяину дома просто понадобились услуги мистера М?
В любом случае, с приглашением было нечисто. Наведя справки на организатора мероприятия, Джим на удивление не нашёл ничего необычного или криминального. Самый обычный граф, на самой скучной работе, скучное членство в палате лордов… ни убийств, ни преступлений, ни скандалов. Походило на то, что приглашение было без сюрпризов, без подводных камней, и прочей радости жизни, и всё же Мориарти инстинктивно ощущал поистине кошачий интерес. В мире наклёвывалось что-то интересное, и он не мог это пропустить.
Самое страшное случится, если там будет смертельно… скучно, – сказал он Морану по телефону. – Не гунди, Себастьян. Если хочешь – составь мне компанию. Хоть будет повод побриться и вытряхнуть себя из того, что ты называешь одеждой. Не забыл ещё, как вести себя на людях, Карлсон?
Намекнув на то, что в последнее время Себастьян Моран всё чаще обтирает пузом крыши (по его же приказам), чем ходит по земле, Джим скинул звонок, чтобы не быть посланным далеко и надолго. На всякий случай Мориарти отключил телефон.
Уже к обеду они оба были на нужной платформе как раз за пару минут до отправления поезда. Добраться до Йокшира можно было и иначе, быстрее, хоть и дороже, но Джеймс очень любил поезда. Не мог отказать себе в удовольствии прокатиться, если был повод. Ему нравилось ехать и читать или смотреть в окно, или писать новые планы и заметки. Однажды именно в вагоне поезда он спланировал одну из своих первых громких диверсий: катастрофа на железных путях в Манчестер. Сколько было шума, крика… кажется, именно тогда Майкрофт Холмс впервые удостоил взглядом загадочного М. Сегодня же, как и тогда, Джеймс мог позволить себе расслабиться. В присутствии вечно напряжённого и собранного Морана он ощущал себя спокойно и защищено.
К вечеру, по прибытии в Йокшир, они сняли номера в приличной гостинице, и Джим наконец-то надел один из лучших костюмов и привёл себя в порядок. Одарив Себастиана скептическим взглядом, он холодно похвалил его стиль и попросил снайпера вызвать кэб.
Себастьян, лицо попроще, – попросил Мориарти, смотря на часы. – Ты в суд с более весёлой гримасой ехал.
Кэб приехал достаточно быстро, но Джеймс всё же успел ощутить холод. Погода ухудшалась, а отель (один из лучших!) прогревался слабо для таких погодных условий. Оставалось надеяться, что в доме графа с этим проблем не будет. А вот Моран, в отличие от Джима, казалось, не мёрз и ощущал себя комфортно. Хотя, кто знает, что на самом деле в голове у Терминатора.
Дом оказался небольшим, но приятным и аккуратным с виду, окружённым небольшим садом. Всю красоту,  к сожалению, занесло снегом из-за ухудшившийся погоды, но Мориарти видел фото в интернете, когда наводил справки. Летом тут было очень красиво. Граф Аберлайн был не женат, детей не имел. Бабником не славился, да и в связях с мужчинами замечен не был. Джим даже удивлялся, что человек с такими средствами и властью словно не интересовался тем, что предлагала ему жизнь. Такого просто не бывало.
Бастиан… – позвал Джеймс, хотя они сидели рядом на заднем сидении кэба. – Как думаешь, люди, которые одиноки, чисты душой и телом, надёжны? Я таким не доверяю ещё больше, чем Магнуссену и его крысам.  Будь внимателен.
Теперь Мориарти говорил серьёзно, и это был приказ. Несмотря на партнёрские отношения и равные доли в бизнесе, оба они привыкли к тому, что Джеймс командует, а Себастиан выполняет.
На входе их любезно встретила прислуга. Проверив фамилии и забрав верхнюю одежду, Джеймса и Себастиана проводили в зал, где уже стали собираться люди. Дамы в элегантных платьях, мужчины в парадных костюмах, запах парфюма, витающий в воздухе, яркая и несколько вычурная обстановка напомнили Мориарти самый обычный сбор, самых обычных людей, на самом обычном вечере.
Чего я и боялся… – сказал он Морану. – Скука! Скука смертная! Надо было хотя бы взрывчатку прихватить. Хотя, что примечательно, ни одного знакомого лица. Не припоминаю, чтобы такое было хотя бы на одном званом вечере. Кто все эти люди? Хотя… А вот это уже более, чем странно. Посмотри, какая встреча. Вот теперь я не думаю, что это случайность. Неужели ловушка от мистера Холмса? – прошептал Джеймс, смотря на стройную фигуру Молли Хуппер.

+4

3

В поезде Моран все больше молчал. Джим не захотел его слушать, когда полковник говорил, что нет никаких причин принимать это приглашение, поступил опять по-своему, а, значит, и говорить больше нечего. Придется только постараться не допустить какого-нибудь пиздеца, и тогда, может быть, мероприятие пройдет спокойно и безо всяких эксцессов. Тем более, что они с Джимом проверили все заранее, а полковник отправил в Йоркшир полдюжины своих людей, просто на всякий случай. Их помощь, скорее всего, так и не понадобится, а Мориарти даже не поймет, что они вообще были, но порой даже один процент из ста имеет решающую роль. Вероятности - слишком тонкая материя, чтобы пускать их на самотек.
Гостиница в Йоркшире тоже была проверенной, потому на ее счет Себастьян не беспокоился. Он особенно не торопился, пока разбирался с вещами и менял одежду на ту, которая, по мнению Мориарти, подходила для встречи с публикой у графа Аберлайна. То есть - костюм, практически без карманов, и, к тому же, на талии зауженный, потому о кобуре с пистолетом тоже пришлось забыть. Само собой, Моран захватил нож и, возможно, не один, но без какого-нибудь самого захудалого браунинга он все равно чувствовал себя безоружным.
- За своим лицом лучше следи, - посоветовал Моран, сбрасывая вызов службы такси. Он бы предпочел не ехать вообще никуда, в Лондоне оставаться куда приятнее, но отпускать Джима одного… О нет, Моран еще мог позволить ему гулять по Лондону, хотя бы в теории, но уезжать так далеко от дома, тем более по приглашению, которое пришло неожиданно и не имело никаких обоснованных мотивов - вот уж нет. Нравится это Себастьяну или нет, но были случаи, когда вел его долг, а не предпочтения.
Поездка, к несчастью, была не слишком длинной, но за это время Моран хотя бы немного успел привыкнуть к костюму и туфлям, хоть и не к собственному виду во всем этом. Джим смотрелся куда более органично, но это и не странно - он обожал дорогие шмотки, любил элегантные вещи, а костюмов у него было больше, чем в некоторых бутиках. Пожалуй, это в нем нравилось Морану, но не само по себе, а как составляющая часть образа.
- Не бывает надежных людей, - пожав плечами, отозвался полковник. - Кроме меня, - самодовольно добавил он, не удержавшись.
Не все, как они с Джимом, приехали на такси - на специальной площадке у ворот стояло несколько автомобилей, и Моран хотя бы порадовался тому, что будут и другие гости. Чем больше людей, тем проще затеряться среди них в случае необходимости, а значит, это не какая-нибудь ловушка для Джима Мориарти. Уже неплохо.
Войдя внутрь и дежурно поздоровавшись с теми, кто здоровался первыми, полковник осмотрелся и тут же понял, что находится среди тех, кого больше всего не любил. Это не первый официальный прием в его жизни, именно с Джимом и ради Джима он успел побывать еще на нескольких - всего было около четырех или пяти, - но привыкнуть и приспособиться так и не смог. Люди были красивыми, элегантными, грациозными - не считая тех, кто с трудом влезал даже в самый большой костюм, - и говорили сплошь о светских вещах, сделках, биржовых котировках и автомобилях. Держали бокалы так, словно прямо сейчас кто-то невидимый писал с каждого из них картину. Моран про себя называл это сборище "пафосным змеюшником", и Джим тут тоже был змеей: каким-то уму непостижимым образом ему удавалось чувствовать себя тут прекрасно.
В случае, конечно, когда не было скучно.
- Гранаты остались в отеле, ты не сказал, что пригодятся, - Себастьян пожал плечами. Сам он, впрочем, тоже не отказался бы от чего-то необычного, выходящего за рамки, если бы только это не был мужской стриптиз. Хотя на подобных раутах вряд ли встречался такой моветон - уже радость.
Он тоже осматривал зал, но обращал внимание не на людей, как Джим, а на то, есть ли тут камеры или двусторонние зеркала, сколько дверей и куда они могли бы вести. Только потом Моран глянул на лица, и заметил Молли Хупер в тот самый момент, когда Мориарти сказал о ней. Тут же Себастьян развернулся спиной и шикнул сквозь зубы.
- Ее тут только и не хватало... - оборачиваться он теперь не торопился. - Я тебе не рассказывал, но я имел дело с Хупер, пока тебя искал. Как бы она сейчас не позвала охрану, если узнает меня. Или тебя.
Все-таки именно она знала о Джиме больше многих других, и, хотя Молли была довольно умна, кто знает, что творилось в ее голове?.. Морану теперь хотелось уехать отсюда еще больше, чем раньше, и он даже был близок к тому, чтобы прямо об этом заявить. Так бы и сделал, если бы заранее не знал, что Джим не только не позволит, но еще и засмеет его на потеху всем остальным. Придется как-нибудь справляться;  а, может быть, сбежит сама Молли, как только заметит их с Мориарти. Вот уж для нее это будет сюрпризом...
- Может, мне от нее избавиться? - предложил Моран скорее от отчаяния, чем из реальной необходимости. Он пока не понимал, одна тут Молли или нет (просто потому, что все еще не повернулся лицом к залу, зато собой закрывал от посторонних взглядов Джима). - Разве она не патологоанатом? Или здесь предполагается какой-нибудь труп?

+3

4

Молли повертела приглашение в руках, и уже собиралась было вернуть его посыльному, объяснив, что он ошибся. Какая-то глупость, на самом-то деле! Молли Хупер, патологоанатома Бартса, приглашали на званый ужин в дом графа Йоркширского, время, дата, что за чушь.
Второй мыслью Хупер было то, что над ней кто-то нелепо пошутил, и скорее всего плутовка Каролина. Ходили слухи, у нее бабушка была в родстве с Королевой, но при чем тут Молли, и что нашло на давнюю подругу, она не могла понять.
Молли набрала Каролину, но вспомнила, что та уехала позавчера в Девон с очередным поклонником. Она это называла "единение с природой", и всегда отключала телефон.

Когда Хупер чего-то не понимала, она чувствовала себя плохо.
Йоркшир ей не нравился.
У нее не было там знакомых, ни одной живой души.
Проезд стоил денег. Патологоанатом не была нищей, ее труд хорошо оплачивался, но перспектива тащиться к какому-то графу, невесть зачем, за собственные деньги навевала уныние.
Оставалось выяснить, кто над ней вздумал подшутить и изготовил фейковое приглашение, и спокойно ехать домой.

Молли подняла глаза и тут только заметила, что посыльный не двинулся с места.

- Миз Хупер, что мне сказать графу? Велено дождаться ответа. Он хочет знать, сможете ли Вы оказать ему такую честь.
Молли растерянно заморгала глазами, и услышала звук смс.

Она открыла, прочла. От Шерлока, Молли и так знала, что от него. Она всегда знала, если Шерлок писал или звонил.

"Граф Йоркширский. Ты должна там быть. ШХ"

- Обязательно буду. Передайте графу и скажите, что я благодарю его за приглашение, - твердо сказала Молли, кивнула посыльному, и хотела уйти.

- Миз! Миз Хупер!
Посыльный вручил ей второй конверт. В нем был билет на поезд в Йоркшир. В один конец.

***

Хупер остановилась в маленькой частной гостинце на 4  номера, по соседству с добродушной хозяйкой, молодой женщиной лет 30, и ее детьми, рыжими близнецами лет 10. Мужа обнаружить не удалось, и Хупер подумала, с мужьями сейчас вообще проблемы, да и настоящих мужчин по пальцам можно пересчитать. Однако, задавать вопросы хозяйке не решилась. Может  быть, вдова. Кто знает. Да и какое ей дело.

В особняк она прибыла за час до ужина. Молли не знала, когда по этикету надо прибывать на ужин к настоящему графу. Решила, лучше заранее.
Кэб довез ее до ворот, и повернул назад. При попытке заплатить кэбмену, Молли услышала что-то невразумительное, и поняла, что он отказывается от платы.
Чудеса продолжались, но Молли совсем не нравилось то, что она очень мало понимала в происходящем. Она надеялась на Шерлока, и на то, что он знает, что делает, когда пишет ей смс-ки. Молли верила: он не бросит ее в беде, если вдруг случится что-то плохое.
После  его "смерти" и всего, что было потом, они доверяли друг другу и Молли чувствовала, что Шерлок по-настоящему дорожит ею. Хотя и не так, как ей бы хотелось. Не так. Ну и ладно.

Присмотревшись к пестрому обществу, Молли приуныла. Она действительно никого здесь не знала.
Забившись в угол комнаты, Хупер отключила внимание, и стала думать о своем, а когда снова включила его, обомлела.
"Бойся. Бойся. Своих. Желаний. Глупая Молли Хупер"

Джим, тот самый айтишник, был здесь. К сожалению, даже не один, а с тем мужчиной, который когда-то растянулся перед ней в кинозале, и так они познакомились, а потом... ладно, это к делу отношения не имело.
Молли захотелось изменить цвет и форму, и стать, к примеру, еще одной вазой, из тех, что стоят в углу богатых домов, и на них никто не обращает внимания.

С сожалению, этим мечтам сбыться было не суждено.
Молли судорожно соображала, что теперь делать, и как общаться с обоими мужчинами, чтобы не выглядеть окончательной испуганной дурочкой.

Отредактировано Molly Hooper (2018-03-17 01:31:42)

+3

5

Как говорили великие: «Женщина должна умудряться выглядеть настолько мудрой, чтобы ее «случайная» глупость оказалась для мужчины настоящим подарком». Сделав подобный подарок Шерлоку Холмсу, Ирэн Адлер ощущала себя просто превосходно. Начала новую жизнь (в который раз), получила небольшой куш после дела о Джимбо Джете, да ещё и сохранила отношения и с детективом, и с криминальным консультантом. Ирэн ни на секунду не поверила в самоубийство эгоистичного Шерлока Холка, шагнувшего с крыши на пике своего позора. Особенно, если учесть, что за его спиной всегда стоял всемогущий брат. Впрочем, ни на секунду не поверила она и в самоубийство психопата, но не суицидника, Джеймса Мориарти. Особенно, если учесть, что у него в руках был весь мир.
Догадки подтвердились, когда спустя месяц, второй, третий после того события за Ирэн никто так и не пришёл. Ни убийцы, ни головорезы, ни обиженные бывшие. Ирэн продолжала жить, как ни в чём не бывало, лишь изредка подходила к окну и поднимала створку жалюзи, чтобы лишний раз внимательным взглядом изучить улицу.
Где она только не жила!... Берлин, Вена, Амстердам. Даже до Нью-Йорка добралась. Когда пришёл сигнал от Мориарти, что можно вернуться, Ирэн испытала внезапное облегчение. Неужели она соскучилась по мрачному, серому Лондону? Или по начальству? Или по холодному и суровому Холмсу. Точнее, по одному из Холмсов, а вот по ком точно, она не признавалась даже себе.
Она любила самолёты и чувство абсолютной свободы. Даже очередная зона турбулентности и резкое снижение казались ей аттракционом. Никакого сдавленного воздуха или нереального холода, пробирающего сидящих у дверей.
В Лондон Адлер вернулась по своим документам. Удивительно: её и правда больше не искали, посчитав переработанным материалом. Боже, какая наивность!.. Впрочем, ей же лучше. Амплуа дамы, проигравшей Холмсам, было для неё на данный момент лучшей защитой. В доме быстро навели порядок, пока сама мисс Адлер совершила рейд по магазинам. Дорогие Лондонские бутики… их сложно было сравнивать с другими в Европе, пусть даже тех же марок. Даже кофе здесь казался другим, более знакомым и вкусным, чего не могло быть априори. Но она дама, и она так видела.
Приглашение, которое принесла молодая помощница, вызвала у Ирэн лёгкое изумление. Сидя за своим туалетным столиком, она, закинув ногу на ногу, в очередной раз читала краткий и лаконичный текст от некого графа Йокширского. Затем нюхала бумагу, улавливая нотки мужского парфюма. Аккуратный почерк, интересные завитки букв, ни единого пятнышка чернил, хотя писали от руки. Ни загрязнений, ни пыли, ни перхоти. Аккуратист, правша, определённо не женат. Последнее было скорее интуитивно, но тут Ирэн редко ошибалась. Граф Аберлайн, детей нет, живёт один, на людях не показывается, имеет хороший вкус. С этой информацией уже помог гугл.
Следовать по приглашению на званный ужин было рискованно и глупо.
Конечно же, Ирэн решила поехать.
Элегантное тёмно-зелёное платье с лёгким блеском рукава идеально сидело по фигуре. Подводка на глазах была в цвет, а вот помада тёмная. Идеальный баланс, чтобы не состарить себя, но придать шарм. И конечно же изящные туфли, а в сумочке, помимо зеркальца, газовый баллончик и небольшой шокер. Мало ли, кто и зачем пригласил Ирэн.
В гостинице она оставила поддельные документы, пригодные для побега, пистолет и стек, если вдруг её решатся преследовать. Более удобная одежда тоже осталась тут, как и здравый смысл, потому что риск был не оправдан. Разве что бальным «скучно».
Оказавшись в странном доме, Адлер ощутила нехорошее предчувствие. Вроде всё было красиво, аккуратно, ярко и богато, но весь этот шик и блеск оставался холодным, напускным. Проходя мимо незнакомых мужчин и женщин, Ирэн улыбалась первым и кокетливо жмурилась в ответ вторым, выстраивая привычную схемы поведения. При этом, думая, что следует немедленно покинуть вечер. Запах духов и благовоний смешался, вызывая тошноту, а темнота за окнами стала сгущаться, словно облепляя и пряча дом от взглядов других людей. Ночь всегда была к лицу любой даме, но явно не в этот раз.
Ирэн, хоть и не страдала паранойей, ощущала тревогу.
Она уже думала свалить всё на недомогание и попросить вызвать скорую, когда увидела среди гостей знакомое лицо. Хупер. Молли Хупер. Лично они были незнакомы, но Мориарти показывал фото, и Ирэн сразу запомнила мышку, которая приходит на помощь Шерлоку. Кто и зачем мог пригласить сюда девочку из морга?
Шерлок? Майкрофт? Ваши ли это игры, братья Холмс?
Отвернувшись от растерявшейся и явно ощущающей себя неуютно Хупер, Ирэн внезапно заметила две другие знакомые фигуры. Джеймс Мориарти во плоти и его ручной снайпер. Второй интересовал мисс Адлер куда больше, как хищника интересует недоеденная добыча, а потому она, даже не став думать, неспешно подошла к мужчинам, явно заметившим Молли Хупер.
Слышали высказывание: идеальная пара с моей точки зрения – это чертовски красивая женщина и дьявольски умный мужчина? – улыбнулась Ирэн, кивнув им двоим. – В нашем случае, правда, чертовски красивый мужчина… – она многозначительно посмотрела на Себастьяна Морана и растянула губы в озорной улыбке. – Полковник, вы так и не перезвонили. Неужели не хотите поиграть? Джеймс, не подумайте, я не отбиваю вашего мужчину, – перевела взгляд на Мориарти. – С воскрешением. Ждала вас на пару лет раньше. Скажите, господа, вы правда думаете, что нет причин как можно быстрее сбежать с праздника жизни, на которой пригласили меня, вас и Молли Хупер? Не удивлюсь, если сейчас заявится полиция или кто-то из Холмсов. Я ухожу. Вы со мной?

+3

6

[indent] Англия – страна по истине удивительная, с какого ракурса не рассматривай, где особенно выделяется Лондон. И дело даже далеко не в красивых и живописных видах на Букингемский дворец, Биг-Бен, Вестминстерское аббатство или Тауэрский мост. Здесь царит своя атмосфера, узнаваемая среди всего прочего, неизменная и.. таинственная. Таинственности Англии не занимать, с этим согласятся если не все, то многие.
[indent] Джон любил историю, хотя не особенно ей интересовался по ряду различных причин. Для него более притягательной в молодые годы была медицина, ведь не просто так решил связать свою жизнь именно с ней. А после уже было не до хобби. Война не щадит никого, война каждого участника задевает как можно сильнее и крепче, даже если ты всего лишь врач, что старается спасти ещё жизнь-другую. Воспоминания на всю жизнь, хотя ожидаемо не самые приятные. Явно не то, что хотелось бы вообще хранить в своей памяти.

[indent] Рутинная работа была в тягость. Работать в самой обыкновенной больницей, совершенно ничем не выделяющейся.. сначала нравилось, Джон получал удовольствие, когда принимал людей, нередко помогая не только рецептом, рекомендацией или предписанием, но и наставительным советом. Хотя, признаться честно, не все они приходились кстати. Военный доктор, работающий в обычной городской больнице. С какой-то стороны это могло показаться забавным, но с другой.. даже отчасти грустно, всё-таки избавиться от своего привычного образа жизни совсем не просто. Даже несмотря на то, что прошло, казалось бы, достаточно времени для того, чтобы "отпустить и забыть". Возможно. Но не в этом случае. Джон лишь пытался убедить себя, что хочет этого, но дела обстояли немного иначе. На деле он не хотел учиться жить по-другому.
[indent] Тело и сознание помнило иной образ жизни, иной стиль, всё иное.
[indent] Человек с войной внутри.
Просто с непривычки.
[indent] В последние несколько недель он практически никуда не выбирался. Кроме работы и похода в магазин, в который обычно напрашивался сам, желая помочь жене по хозяйству. Хлопоты с ребёнком, как выяснилось, не совсем по его части. Нет, несомненно, дочь Джон любил и проводил с ней время, но.
[indent] Всегда это но.
[indent] Возвращаясь в очередной раз домой, мужчина притормозил недалеко от ворот. Взгляд упал на почтовый ящичек. Туда не заглядывали уже довольно-таки долго. Это следует исправить, наверняка уже прислали счета и еженедельный журнал, который начала выписывать Мэри. По началу Джон даже смеялся над этим, но со временем привык и, казалось, даже забыл.
[indent] Связка ключей привычно гремит и звенит. Пальцы крепко удерживают всю оставленную почтальоном макулатуру, в то время как другая рука вынуждена хвататься за натирающие ручки фирменного пакета из ближайшего магазина. Оставалось только перешагнуть домой и всё, можно смело праздновать удачное возвращение домой. Пакет переместился на законное место в кухне, журнал передан новой владелице, счетов обнаружено не было. Однако было кое-что ещё, более интересное. Аккуратно упакованное письмо с его именем. Только имя, больше ничего. Было видно, что письмо доставил не почтальон. Будто кто-то намеренно оставил его в почтовом ящике, зная, что именно сегодня доктор проверит свою почту. Брови сдвинуты к переносице, а пальцы открывают конверт. Только бумага. Тонкая и шуршащая. Непонимание на лице сменяется удивлением. Это не было письмо от какой-то дальней родственницы, тайного поклонника или, наоборот, с угрозами. Это было приглашение. Имя было выведено аккуратным каллиграфическим почерком, писалось явно пером или чем-то похожим. Обречённый вздох. С кем поведёшься, от того и наберёшься, как принято говорить. Ещё более странным оказалось место. Да и повод тоже. Ужин у графа? Не внушает доверия. Потому что с какой стати? Другое дело, если бы пригласили Шерлока.. кстати, об этом. Может, он там тоже будет. Может, это всё затея Майкрофта, как тогда, с резиденцией королевы. Казалось бы, сомнения можно было отсеять на этой ноте, но нет, что-то всё равно не давало покоя, кололось и щипало, вынуждая содрогаться время от времени.
[indent] — Мне нужно будет уехать, — возвращаясь в дом и повышая голос, чтобы его точно услышали. Нужно было лишь собраться, билет с указанием точного времени и места был приложен. Странно только, что билет был один. В смысле, только туда, до Йоркшира. Видимо, обратный не предусматривается.

https://b.radikal.ru/b21/1803/f2/60627dd08420.png
[indent] Йоркшир. Графство на севере Англии. Джон никогда раньше там не был. Лишь слышал. Ну и просматривал фотографии в гугле. Если верить глазам, то место должно быть приятное, живописное и просто красивое. Что ж, теперь можно будет в этом убедиться самостоятельно, а не через сторонние источники. Но радости от путешествия не возникало. Складывалось впечатление, что доктор снова ошибся, но на этот раз более фатально, чем обычно. Первоначальные ощущения подвели, чувства фальсифицировали себя, а в итоге получилось вот это. Он уже едет на званый ужин к незнакомому графу. Чем это обернётся?
Поезд бросает из стороны в сторону. Машины привычнее.
[indent] Поправив воротник тёмно-синего пиджака, Джон решительно шагает вперёд. В последние несколько месяцев он предпочитал одеваться более официально, чем.. чем раньше. Кашлянув в кулак, доктор рассеянно смотрит по сторонам. Нет, он не потерялся, но растерянность сопровождала его ещё с того момента, как поезд проехал предпоследнюю станцию. Глубокий вдох. Не волнение, но непонимание.

[indent] Помещение внутри было вычурным. Хотя это слово звучит грубовато. Скорее, необычно. Особенно для него, человека, что жил не в подобных дворцах, а в обыкновенных квартирах. Тот беспорядок, что был способен навести младший Холмс меньше, чем за неделю, поражал воображение неподготовленных людей, а здесь.. казалось, что стоит немного повернуться и раскрыть шторы, пропуская солнечный свет, как здесь всё засверкает подобно дорогому драгоценному камню. И ей богу, он не удивится, если всё именно так и будет. Большое количество дорогих и антиквариатных вещей, каждая из которых вполне может стоить как машина или даже небольшая квартира в Лондоне. Однако сейчас чувство, зовущееся "желанием украсть пепельницу", помалкивало.
[indent] Джон был здесь не один. Ох, далеко не один. Лицо вновь примеряет на себя удивлённое выражение, когда была замечена Молли. Точно, это Молли Хупер, её нельзя было спутать с кем-то ещё. Но вот только что она здесь делает? Нет, мисс Хупер девушка милая, умная, но для чего необходим патологоанатом во дворце известного графа? Однако видеть её всё равно было в радость. Знакомые люди всегда как спасение.
[indent] Спасение ли?
[indent] Потому что помимо знакомой женщины, здесь были и знакомые мужчины. Одного Джон узнал сразу же. Ещё бы, ведь Джима Мориарти не забудешь даже при весомом желании, как человека, который как минимум хотел тебя взорвать, обвешав бомбами.
Доктор был одним из тех немногих, кто знал, что известный криминальный гений был вовсе не убит выстрелом в голову. Чем-то они с Шерлоком и правда были похожи. Что у одного нездоровая тяга к фальсификации собственной смерти, что у другого. Напряжение возросло, а сам Джон оказывается ближе к Молли. Невооружённым взглядом было видно, что женщина напугана.
[indent] — Молли, — ладонь опускается на плечо Хупер, а голос был лишь немного громче шёпота. Взгляд всё это время по-прежнему цеплялся за Мориарти. Ничуть не изменился. Да и с чего бы? — Всё в порядке? — вопрос звучит быстрее мысли, автоматически.
Мужчина был по началу так увлечён, что не сразу заметил четвёртую участницу странного слёта, что больше был похож на встречу одноклассников. Мисс Ирэн Адлер. Джон удивляется ещё больше, приоткрывает рот, чтобы что-то сказать, но не произносит ни звука, сейчас больше походя на рыбу, нежели на опытного человека.
[indent] — Что здесь происходит? — вопрос ожидаемый и, как показалось, вполне резонный, если посмотреть на ситуацию со стороны. Складывающаяся ситуация не шибко походила на званый графский ужин.

Отредактировано John Watson (2018-03-17 21:49:55)

+3

7

Всё в жизни порой бывает очень непросто. В один момент ты думаешь, что всё у тебя хорошо, однако это лишь иллюзия. Она бывает разной – иллюзией выбора, свободы, совести, даже иллюзия жизни для многих людей. Так, например, Джону часто доводилось видеть вещи, что под его скромным взглядом – очень менялись. Такой человек всегда как говорили многие мог испортить даже самое светлое воспоминание, потому что мир для него давно был мёртв. Борьба света и тьмы для которой люди были вовсе не важны, ни их жизни, семьи, важны были лишь души – что станут оружием в грядущей большой заварушке. Плевать, сколько из них погибнет под лживыми лозунгами обоих сторон. Однако, такова была суровая правда человека что знал больше обычных смертных. Подобное вызывало дикое отвращение желание уничтожить всё что могло хотя бы как-то навредить людям, но потом ты вспоминаешь, что они делают, и всё желание пропадает. Мерзкие, лицемерные, гадкие, ублюдки, которые угождают лишь своему эгоизму. Если бы в галактике был высший разум, то людей в большинстве своём признали примитивной расой. Ведь всё в этом грешном мире сводилось к одной простой вещице – деньгам. Тот, у кого их было больше по сути мог творить что угодно. Покупать правительства разворачиваться, или же наоборот прекращать войны. Устраивать болезни, делать вид что с ними борется. Однако, было, и то что они не могли себе купить – вечную жизнь. Или отстрочить свою смерть. Даже проданная душа таких грязных отморозков не гарантировала им долгой жизни. Ад очень любил писать договора мелкими шрифтом от чего выигрывал достаточно сильно. Вполне возможно когда-то эта бойня завершиться, правда, что будет с людьми и их судьбами – неизвестно. Большую разборку уже несколько раз откладывали не без помощи таких как Константин, но как долго они смогут бороться? Слишком много вопросов, на которые экзорцист не знал ответов, да и хотел ли он их искать? Личность что привыкла скрываться за масками, тот, кто обманул нескольких владык из ада заставив их плясать под свою дудку, личность известная в кругах – не связывайся с ним не при каких обстоятельствах. Он не скрывал своего я, да эгоист, сволочь, лицемерный ублюдок, от которого лучше всего держаться как можно дальше, по одной простой причине: его везение, неизбежно приводило к смерти других. На его счету была целая масса других вещей, меньше всего хотелось, чтобы ещё кто-то преждевременно отправился на тот свет. Однако быть вечно одиноким было невозможно. Ведь это поедает тебя изнутри. Грызёт сильнее любой болячки известной человечеству. Выход лишь один – найти кого-то и попробовать измениться. Кто бы мог подумать, что такая личность как Джон будет жить вместе с чудной рыжеволосой ведьмой находя общий язык, оберегая, и любя её. Пусть это чувство давно уже было забыто Британца, однако если и он сумел найти себе человека, то и другие смогут. Подобная мысль утешала его смотря на мимо проходящих людей, чьи души были чёрны подобно углю добываемым из недр земли. Священники – извращенцы, полицейские что занимались прикрытием бандитов, всё в этом мире изменилось. Даже дожди, и те стали какими-то мягко говоря – не очень. Впрочем, жаловаться на дождь было бы глупо, а вот на снег – в самый раз.
Отвратительная погода! Никакие проклятья не могли описать то что творилось во круг. Мать природа видимо сегодня мела ПМС судя по граду, и мокрому снегу, из-за которого ровным счётом ничего не было видно дальше вытянутой руки. Вести в таких погодных условиях можно было разве что танк! А вот вполне себе обычную машину – нет. Остановившись мужчина первым делом закурил сигарету, решив, что стоит немного подождать, и это как не странно было самой большой его ошибкой. Спустя десять минут пусть и проявился просвет в небесах, однако техника наглым образом отказалась служить своему владельцу. «Восстание машины» про себя буркнул Джон. Правда дальше дело так и не пошло, стукнув кулаками по рулю единственным выходом, по его мнению, было лишь одно – идти по дороге куда глаза глядят искать помощи. Кто бы мог подумать, что магу, придётся топать к ближайшему дому – пешком. Судьба в очередной раз любезно над ним подшучивала в привычной для себя манере. Чёрный юмор был неотъемлемой частью существования Константина. Единственное что радовало, помниться он видел неподалёку большой дом, там предположительно можно будет отогреться, возможно даже чего-то выпить, и отдохнуть. Чем ближе мужчина приближался к особняку, тем буря сильнее наращивала свои обороты. Ещё и ветер в спину недвусмысленно намекал – топай пока можешь. Игнорировать подобные просьбы довольно глупая затея. Стук в дверь, и мужчине открыл неизвестный, по виду слуга, предположительно дворецкий. Константин только и успел что откинуть прочь сигарету, почти вламываясь внутрь. Да тут было в значительной мере теплее, пахло приятно, и судя по толпе в гостиной был какой-то праздник. Переводя свой взгляд на неизвестного и пытаясь понять – тот нем, или это такие манеры, мужчина оттряхнул свой плащ от снега. Ему бы сейчас чего-то крепкого – сорокаградусного, а то и больше для разогрева.
- Что вас привело сюда Сэр, и могу ли я увидеть ваше приглашение? – произнёс тот. Ах ну да, конечно формальности, они везде такие? Или сегодня так огромное повезло Джону. Последний улыбнулся со спокойным видом опуская руку в свой внутренний карман откуда лёгким движением он достал – карту. Хотя она была такая же непростая, как и её владелец. Обладающая чёрной магией, он позволяла вынуждать видеть других что хотел обладатель. Полезная вещица, когда тебе нужно проникнуть в какое-то защищённое местечко. Жаль, только цифровой ключ так не подделывает, однако стоило над этим поработать на досуге. А пока он лишь мило улыбался. Одобрительный кивок со стороны дворецкого и тот в полу поклоне жестом предлагает ему пройти внутрь. Джон правда пальто не собирался своё сдавать, и на то были свои причины. Самая главная любой кроме него кто оденет эту вещицу станет одержим ею. Да и мало ли кто решит в карманах порыться. Что, впрочем, не отменяло его внешнего вида, классический костюм, чёрного цвета с такими же туфлями, в которых можно было лицезреть своё отражение. Говорят, у каждого свои странности, так пусть думают, что у него странность носить бежевые пальто. Вечер грозился быть скучным, он никого тут не знал, да и особого желанием заводить новые знакомства Джон никогда не выделялся. Оставалось лишь подхватить шампанское от мимо пробегавшего официанта сделав небольшой глоток и попытаться думать о своём, не обращая внимание на общество во круг себя.
Между тем к публике вышел и сам граф в сопровождении своего слуги. Который в свою очередь держал шкатулку. Она была сделана из чистого золота, и по меньше мере стоила больших денег. Роспись и орнаменты украшали её вместе с несколькими драгоценными камнями.
- Я рад вас видеть дорогие гости, - произнёс Граф, - Уже какой год, я устраиваю этот бал, и как вам известно, сегодня вас будет ждать необычное задание, победителю в нём достанется содержимое этой самой шкатулки. Так же вскоре вы сможете полюбоваться коллекцией что я собрал для вас, - Граф поднял свой бокал, взглядом осматривая окружающих, и останавливаясь на Джоне что в свою очередь выделялся на фоне других.
- Как и в прошлые разы последнему из гостей что прибыл на этот вечер приходится удивлять остальных чем-то оригинальным, такова традиция, - закончил тот. Ну да, конечно кому же ещё так сильно везёт как не скромному лондонскому жителю. Удивить он мог, сделав несколько трюков при помощи проклятья, однако осознавая какие это может иметь последствия Джон любезно улыбнувшись кивнув что согласен. Сделав ещё один глоток и несколько шагов в центр комнаты мужчина, в свою очередь осмотрелся.
- Я не знаю тут никого, и вы не знаете меня, однако, удивить я смогу, для этого мне нужна лишь колода обычных карт, благодаря которым я опишу, нескольких людей, - с довольным лицом спустя несколько минут ему все же принесли колоду, и теперь наступило время удивлять остальных. Что же пора начинать. Джон с лёгкостью распаковал колоду, отбрасывая в руки дворецкого, по его мнению, ненужные карты. Не обращая даже особого внимания на то что было в руках. Так словно он заведомо знал, что оставил. Мошенник? Шулер, а может просто хороший фокусник, и всё это лишь иллюзия? Джон подошёл к стоявшей в стороне паре. Светловолосый мужчина и девушка, его взгляд оценивающе осматривал их. Словно пытался что-то найти, или услышать. Однако, подходя к ним ближе тот постарался сделать максимально приятное лицо продолжая улыбаться. Дорогому медику достался трефовый король, а девушке что стояла рядом с ним бубновая дама. Однако это ещё был не конец. Важна была даже сама подача, ибо экзорцист не был бы собой если бы не сделал из этого небольшое шоу. Короля он вытянул у мужчины из рукава, в то время как его ловкость рук позволила эффективно появится второй карте, прямо перед глазами девушки так чтобы лишь она видела её. Ведь не зря, когда он так удачно отбрасывал всё лишнее он полагался на магию, и мысли что витали во круг. Фактически он не угадывал, а смотрел внутрь каждого, где отчётливо видел что-то связанное со картами. Однако последние три что оставались у него в рукаве вызывали нескрываемую улыбку. Быстрыми шагами он подошёл к троице, взглядом давая понять какое же эффективное платье у не менее эффектной брюнетки и её чудной компании из двух молодых людей. Первую карту он вложил в верхний карман брюнета – король пик. Этим всё было сказано по тому что он видел. Его товарищу достался валет пик в правый карман для рук, а уж обворожительной брюнетке под бретельку платья – пиковая дама. Ловкость, мастерство, и никакого мошенничества – почти. Не оборачиваясь к ним спиной Джон встал в центре зала обращая свой взгляд на Графа.
- Каждая из карт показывает характер, однако кому, и какая досталась, я промолчу, - Константин ещё раз блеснул улыбкой. – Пиковый Король: Жестокий, коварный человек не переживает касательно других, особенно когда речь идёт о собственной выгоде, и не всегда материальной интересует власть и сила. Бубновая Дама: проницательный человек с устойчивыми моральными принципами, однако человек может неверно ставить приоритеты, и ему необходимо делать выбор. Порой выбор может быть неверным, однако убедить его изменить выбор – почти невозможно. Пиковый валет: Молодой, невоспитанный, однако доверчивый и простодушный, как ребёнок, не стоит обижаться на подобное, однако за таким следует приглядывать. Ибо может попасть в дурную компанию. Трефовый король: уверенный, принципиальный, с тонкой душевной организацией, готов помогать тем, кто ему дорог, и бездушии к недругам. Пиковая дама: Проницательна, хорошо разбирается в людях с наличием твёрдых и чётких жизненных принципов, привыкшая добиваться своих целей не самым честным путём, - Джон сделал небольшую паузу. После чего выдохнул. Был ли он прав, могли сказать лишь те, кто получил эти самые карты, что подобно метке описывали их лучше нежели они сами. Молчание в зале нарушилось лишь звонов часов, отчётливо отбивая пять часов вечера. Близился ужин, и, если все хотели насладиться коллекцией графа, следовало отвечать, правильно ли описал их британец в бежевом пальто.

Отредактировано John Constantine (2018-03-15 22:28:02)

+5

8

Джиму нравилось в Моране то, что он частенько поддерживал его шутки и игривый настрой, оставаясь при этом сдержанно серьёзным. Пусть полковник и говорил о гранатах в своей привычной манере, Мориарти в ответ улыбнулся и жестом «отдал честь». Больше он к приятелю не приставал: прекрасно видел, как его помощник изучает зал и не мешал: Моран был профессионалом. Пусть работает. Его чуйке и советам Джеймс доверял всецело, и именно поэтому он был до сих пор жив. Ну, или как минимум, цел.
И его искренне позабавила реакция снайпера, последовавшая на появление Молли Хупер.
Охрану? – усмехнулся Джим. – А по какому поводу, полковник? Твою рожу, благодаря мне, убрали из списка разыскиваемых, а я теперь официально жив. Нет ни единой причины задерживать нас! Не нападай на неё, не пялься как извращенец, и она ничего не сможет сделать, даже если её прислал мистер кудрявый девственник. Он ведь всё ещё девственник? Сомневаюсь, что что-то изменилось за время моего отсутствия.
Пусть Джим и не признавался, но он разделял волнения Себастьяна. Молли Хупер довольно редко выходила из дома, тем более на любого вида приёмы, из чего следовало, что её пригласили, точно как и Джима. А согласилась она, потому что ей сказали согласиться.
О, Шерлок, Шерлок, Шерлок.
Не надо никого убирать, пешки ещё пригодятся на доске, – ответил Джим. – По-твоему, патологоанатом появляется только на запах трупа? Как предвестник смерти? Женщина-банши? Хорошо, что она не стриптизёрша или гинеколог, а то даже и не знаю, какую бы ты выдвинул теорию. Оу… а сюрпризы на этом не закончились. Что же задумал наш мистер Холмс?..
Мориарти теперь не сводил взгляда с Джона. Об этом человеке у Джима самые приятные воспоминания: подумать только, как забавно он выглядел, когда его обвешали взрывчаткой. Так хмурился, сопел, держался, но был напуган. Чтобы проследить его путь, Джиму пришлось выступить из-за Морана и убедиться, что Уотсон и Хупер не ожидали увидеть друг друга. Он не боялся: они и так заметили его, прятаться теперь конечно было глупо. И, выступив вперёд, бросая вызов, Джим осознал одну простую истину.
Хоббитцы пожаловали, – сообщил он другу, игнорируя тот факт, что сам едва ли выше доктора Уотсона, и прихватил с подноса официанта бокал с вином. – Себастьян... посмотри, он знает. Наш доктор удивлён, но это другое удивление. Он знал всё с самого начала!
Во взгляде Джона было много разных эмоций: напряжение, сомнение, удивление, но не изумление. Он знал, определённо точно знал, что Мориарти жив. Значит, Майкрофт ему рассказал. И весь этот вечер, дешёвый фарс, стал выглядеть в глазах Мориарти чем-то более опасным. Не выдавая своей тревоги, Джим улыбнулся и помахал доктору рукой.
Шикарно выглядите! – шепнул он, чётко двигая губами, и показал «класс».
Да, с доктором Уотсоном Джим планировал встретиться не так. Но не успел Мориарти всё обдумать, как из толпы к ним вышла женщина: сама Ирэн Адлер в провокационном зелёном, трудно балансирующим на грани «изящно» и «вульгарно». Ещё одна усопшая и воскресшая на их праздники жизни.
Джеймс не испытывал агрессии или неприязни в адрес женщины, но предпочёл бы выпустить её из тени сам. Её теперь тоже видел доктор Джон, и где гарантии, что он ещё не набрал смс Шерлоку?
Адлер, как и раньше, вела себя вызывающе и нагло. Джим удивился своей реакции, но от хорошего настроя не осталось и следа.
Вечер живых мертвецов в самом разгаре, – ответил он на её выпад и отсалютовал бокалом. – Рад встрече на этом свете, мисс Адлер, но не думаю, что организатор данного мероприятия кто-то из семьи Холмс или наших врагов, пусть даже к списку знакомых мордашек прибавился Джон. Эй, – Джим бесцеремонно щёлкнул пальцами перед носом Морана. – Она тебя бабой назвала, если что. А по поводу «уходим», надо подумать.
Джим отступил, ощущая непривычное раздражение. Ему не понравилось такое вторжение Адлер, да ещё и Уотсон пялился. Хотелось подойти, сказать какую-нибудь гадость, в конце концов, не зря же он встретил знакомых?!
Знакомых… знакомых…
От осознания Джим похолодел. Он часто бывал и на званных вечерах, и на подпольных тусовках, но никого, вообще никого не узнавал. Кроме Джона Уотсона, Ирэн Адлер и Молли Хупер, с которыми никогда в подобных местах Джим не пересекался.
Мориарти осмотрелся по сторонам: отстранённые лица, лицемерные улыбки, странные костюмы, обстановка, запахи. Он редко испытывал страх, но в данный момент ощутил реальный иррациональный ужас.
Он уже готов был согласиться с мисс Адлер и тихонько свалить от греха подальше, лишь бы больше не находиться в этом доме. Вернувшись к компании, он произнёс:
Предлагаю вернуться в наш отель, там точно безопасно. Мисс Адлер, я бы поговорил лично, раз уж мы так удачно пересеклись. Себастьян…
Мориарти дёрнул приятеля за рукав, привлекая внимание, как внезапно на лестнице показался граф, и внимание всех каждого теперь было приковано к нему и его слуге. Джим нахмурился: прежде он его никогда не видел. Так как же ему удалось получить загадочное приглашение?..
Его странная речь и интрига вечера сделали своё: Мориарти немного заинтересовался. Не дурацким призом, не этими конкурсами, скорее для собак, а не для людей, не нереальностью происходящего, а самим действом. Были ли эти люди тут раньше? Почему пятерых из гостей сюда точно пригласили впервые? Или каждый, кто пришёл, тут в первый раз? Но они знакомы, они общаются…
Знавал я одного дилера, – сказал Джим своей компании. – Так он любил со своими гостями такие игры устраивать… в общем, уходим.
И, как назло, тот самый «последний гость» привлёк к несостоявшимся беглецам всеобщее внимание. Мориарти подозрительно прищурился, когда тот отступил от Уотсона и Молли, явно направляясь к ним. Рассказать по характеру по карте? Что за бред, дурной фарс. Единственная причина, почему Джим не высказал это сразу, заключалась во внешнем виде этого самого гостя. Он был одет ни на раут, а весьма просто, да и не походил он на холёного завсегдатая таких вечеров. Случайный гость? Или случайности не случайны?
Пиковый король.
В целом всё, что прозвучало, было правдой. Мориарти даже счёл слова шулера за комплимент. Верны были слова и в адрес Молли: девочка до сих пор выбирала не верный путь и неверные координаты, хотя могла бы большего добиться в жизни: получить и мужчину, и карьеру.
Пиковый валет.
А вот характеристика Морана Джима явно позабавила. Он даже хотел, пихнуть приятеля локтём и пошутить, но передумал. Внезапно осознал, что, возможно, лет тридцать назад именно таким Моран и был. Молодой, доверчивый, шаловливый. Как ни крути, а попал ведь в дурную компанию. В британскую армию.
Характеристика Джона была более верной, хотя Мориарти уже убедился, что не так Уотсон прост, как кажется.
А вот в адрес Адлер он уже не удержался:
Не только не самыми честными, но и не самыми чистыми.
Мориарти знал, что едва ли Адлер обидится на его слова.
Когда «последний гость» закончил, Джим решил развеять этот фарс. Он определённо точно не верил в магию, и предполагал, что гость – самый обычный агент Майкрофта Холмса. Возможно, весь этот вечер был спланирован, но для чего? Проще было ударить в отчет, чем стоять и ждать, пока над ним так откровенно потешались.
Браво, браво, браво! – Джим похлопал в ладоши и покачал головой. – Какой блестящий спектакль! Только одного я не понимаю: вы, наш прелестный маг, в сговоре с уважаемым графом или залётная птичка? Если залётная, то, поздравляю, как тонко вклинились. Всё разузнали заранее и о нас, и о традициях этого вечера, даже явились последним. Понимаю, раньше у королей были шуты, а теперь у графа есть… вы.
Откровенный оскорбительный выпад с наглой улыбкой на губах. Не более, чем провокация, и Джим рассчитывал, что у этого ублюдкого, нарывшего информацию на всех них, не самая хорошая выдержка.

+4

9

То ли Морану так казалось, то ли Джим в самом деле был не слишком доволен. На его месте стоило быть полковнику - это он никуда не хотел ехать и вообще терпеть не мог такие мероприятия, а Мориарти отозвался на приглашение пусть и не с огромной радостью, но как минимум с любопытством. Может быть, за годы своего бездействия, своей “смерти”, он соскучился по таким богатым сборищам, и вот теперь хотел проверить, что изменилось, кто посещает, как проводят время, какие предпочитают напитки и так далее. Увы, его нельзя было отпустить одного, а иначе Морана из дома было бы не выманить.
И пока Джим не нашел себе других собеседников, он пытался уколоть Себастьяна. Скорее всего, не нарочно, потому что в одном из своих бесчисленных настроений Джим постоянно был таким - остро-саркастичным, чуть надменным. Можно и привыкнуть: Моран как раз привык, и потому отмалчивался вместо того, чтоб отвечать на выпады.
Уотсона полковник сразу и не заметил. Из-за роста или потому, что стоял вполоборота так, чтобы Молли не узнала его слишком рано, или просто потому, что следил он больше не за гостями, а за официантами и охранниками, выходами и окнами. Обернулся только когда о Уотсоне заговорил сам Джим, удивленно приподнял бровь и на всякий случай еще раз осмотрел зал - нет ли еще кого знакомого?
- Через прицел он кажется повыше.
В тот же момент Моран заметил Ирен. Удивился тому, как не увидел ее раньше, потому что она, как и в первую встречу, была эффектной и выразительной, а еще умела так смотреть на мужчин - на него, - что сразу создавалось впечатление, будто никого другого для нее попросту не существует.
Морану пришлось приложить усилия, чтобы не улыбнуться, когда она подошла.
- Отлично выглядите, мисс Адлер, - комплимент от Морана уже сам по себе можно было записывать в красную книгу. - Что? - полковник недовольно перевел взгляд на Мориарти. Тот вроде бы не ревновал, хотя и снова попытался задеть Себастьяна, но явно был от этого состояния не слишком далек. И если обычно Себастьян не играл в такие игры, то сейчас, в присутствии Ирен, ему этого даже захотелось. - Вовсе она так меня не называла, - по правде, он не до конца понял приветственную фразу женщины, но был уверен, что это - такой же комплимент как и тот, что сделал он сам.
Эти двое, кажется, впрямь собирались уходить. Моран испытал едва ощутимую досаду - с появлением Ирен этот вечер заиграл новыми красками и перспективами, так что его, пожалуй, можно было даже вынести без особенных потерь для психики. Даже несмотря на Молли и Уотсона, хотя их присутствие, конечно, самую малость тяготило. Не само по себе, а из-за непонимания, и здесь Себастьян, пожалуй, был согласен. Лучше не рисковать. Пускай Холмсам и полиции тут нечего было делать, потому что они с Джимом были полностью чисты сейчас, да и Ирен наверняка тоже, но судьбу за хвост лучше не дергать.
Впрочем, один разочек можно:
- А я бы остался. Мы как-то с мисс Адлер отлично провели время в подобном обществе, правда, Ирен? Можно бы повторить.
Полковник рассчитывал на то, что Джим не знает подробностей, а только в общих чертах в курсе о том деле - это ведь сам он лбами их и столкнул. Могло выйти что угодно из того опыта, если бы Ирен не знала, как вести себя с мужчинами, а Моран не был падок на умных и привлекательных дам.
Но уйти, конечно, было бы куда предпочтительнее. Тем более если Ирен согласится отправиться с ними обоими в отель. Моран не видел ее слишком долго для того, чтоб удовлетвориться тремя минутами общения…
- Я рад вас видеть, дорогие гости...
Черт возьми.
Они даже развернуться толком не успели, когда спустился граф, хозяин особняка, и теперь все притихли, слушая его, а дверь уже была заперта - нужно  было теребить охрану, чтоб ее открыли, да и слишком невежливым казалось смываться прямо во время торжественного обращения.
Себастьян украдкой глянул на часы. Он прикидывал, что придется повременить минут пятнадцать прежде, чем все снова расслабятся, а вот тогда уже можно будет и выйти. Если ничего не произойдет - Джон Уотсон все еще поглядывал на них, и полковник не мог знать, рассказала ли Молли что-нибудь о нем. А рассказать ей было что: импульсивный доктор Джон мог и не выдержать груза этой информации.
Граф придумал задание для последнего пришедшего, и Моран чуть не подавился фразой о том, что стоило бы приходить попозже. Сложно представить себе, что сделал бы он или Джим, если бы выполнять придурь графа пришлось им. Моран не умел ничего, кроме как попадать в центр мишени с фактически любого расстояния, а Джим… пожалуй, его таланты вовсе лучше было держать в секрете. Выходило, что справилась бы чисто одна только Ирен - ну да эта дама в любой ситуации не пропадет.
Опоздавший не растерялся. Все взгляды были обращены именно на него (кошмарная ситуация, если представить Себастьяна на его месте), но он не терялся, как будто к чему-то подобному привык. И решил обратиться к фокусам - довольно необычно и полностью безопасно. Моран даже взял себе на заметку: научиться паре финтов было бы не лишним, специально для такого дурацкого, но, видимо, реального случая.
Правда, возникшая симпатия тут же пропала, стоило Морану увидеть, как после Джона и Молли мужчина приближается к ним. Полковник не любил быть на виду, еще со времени работы на “Кингсмен” он оставался в тени и так к этому привык, что теперь, когда на него косились все, кому только не лень, он ощущал себя крайне некомфортно. На карту, которую мужчина отправил ему в карман, Себастьян взглянул только искоса, и с неудовольствием отметил, что не уследил за тем, что за карты достались Джиму и Ирен.
- Балаган, - пробормотал он себе под нос.
Каким-то уму непостижимым образом фокуснику удалось из всех гостей выбрать именно тех, кто был между собой так или иначе связан. И Моран просто не мог не видеть в этом подвох.
Характеристики, которые мужчина дал для каждой карты, позволили полковнику примерно сопоставить, что о ком было сказано. Правда, собственная совсем не пришлась ему по вкусу, и в первый момент захотелось хорошенько умнику вмазать. Потом он немного остыл, поняв, что если люди будут видеть в нем то самое добродушие, о котором было сказано, то это только сыграет ему на руку. Джим и так был описан довольно опасным типом, а Ирен… ну, это была Ирен.
Что бы о ней ни сказали, ей бы это только польстило.
- Теперь-то мы можем... - он споткнулся на полуслове, потому что Джим уже вошел в раж и выступил вперед. Моран так и не понял, что заставило его заговорить - может, он и правда подозревал, будто мужчина-фокусник чей-то агент, а может просто натура брала свое. Но теперь они явно не могли просто взять и уйти - на Джима уже обратили внимание все, кто был поблизости, как и сам граф, а значит, нужно заканчивать.
Моран был не особо рад этому экспрессивному шагу, но оставалось только поддержать Джима.
- А мне кажется, это довольно простой фокус. Психологи способны узнавать о людях в общих чертах только по тому, как те выглядят и держатся, в этом нет ни магии, ни хитрости, только профессионализм. Тем более, что вы, мистер, - он теперь обращался к Константину лично, - не то чтобы во всем были правы.

+5

10

Молли поежилась, машинально провела по  бедрам, разглаживая несуществующие складки на белом, облегающем фигуру, платье с модным, (так считала Кэрол) цветочным принтом.
Затем, также, не думая о том, что она делает, но явно нервничая, поправила рукава надетого сверху классического пиджака, кофейного оттенка, и уставилась на носки замшевых коричневых туфель, и безнадежно оглянулась по сторонам, словно ища помощи.

На нее смотрела какая-то красивая женщина в зеленом платье, и смотрела так, будто раздевала взглядом. Молли совершенно растерялась, теребила ремешок перекинутого через плечо белого клатча.

Хупер думала, что лучше: провалиться сквозь землю, или сбежать, но тут увидела...Джона? Джона Уотсона! Патологоанатом готова была кинуться на шею доброму доктору, но только сдержанно поздоровалась.

Она была рада, как ребенок - Шерлок не оставил ее саму по себе разбираться со всем этим. Конечно, Молли хотела бы видеть его самого здесь, если детектив не приехал, а ее позвал, значит, так надо. Джон появился как раз вовремя, и сразу ее паника куда-то делась. Она не одна.
Оставалось только сообразить, что ни все здесь делают, все четверо, и что это за странная женщина, которая так смотрит, словно прижигает спичкой кожу.
В ответ на вопрос Уотсона, она отрицательно помотала головой, осторожно, чтобы видел только он.
- Нет, Джон,  не в порядке. Помнишь того айтишника, о котором Шерлок говорил, он взломал Тауэр и что-то там еще, я забыла?Еще в новостях про него тоже было, суд. Говорили его имя Мориарти. Смотри, вон он стоит.  Парня, что рядом, я тоже, так получилось,  знаю. Потом расскажу,  сейчас долго.  Еще, видишь, вон та женщина в зеленом платье - кажется, она...не знаю...флиртовала со мной? Так нет, просто смотрела.
Молли перевела дух.
- Джон, мне прислали сюда приглашение, не знаю, кто и зачем. С билетом на поезд. Хотела отказаться, но Шерлок прислал сообщение с просьбой, чтобы я согласилась. Ты что-нибудь знаешь об этом графе, что вообще тут такое затевается?

В зал вошел еще один человек, и явился хозяин особняка, граф Аберлайн. Молли разволновалась, как на приеме у Королевы, а тут еще он начал говорить про шкатулку и сокровища, совсем странное.
Хупер была женщиной здравомыслящей, и сразу решила, что тут кто-то над ними подшутил, играет в сомнительные игры, иначе никак. Первый о ком она подумала, был Джим Мориарти. Он способен на такой спектакль, да еще сам здесь. Тогда понятно, почему Шерлок заинтересован в деле, и послал сюда не только ее, но и Джона.
Солдаты - вот кто они были сейчас.

Оказалось, что приключения на этом странном приеме у них только начинаются, хотя ужин еще предстояло пережить.

В вентиляции было слышно, как завывает ветер, а в комнатах постепенно стало темнее, и зажгли огни.

Тот, который пришел позже всех, не хотел снимать свое пальто. Многие, в том числе  и Хупер, удивлялись, но сдержанно помалкивали.
Когда этот мужчина, по требованию графа, достал карты, и вручил ей даму бубен, а Джону, Джиму, Себастьяну и той женщине - тоже, дал карты, Молли подумала, что его специально нанял хозяин.
Оригинальный способ развлекать гостей. Откуда он знает о ней какие-то факты, о ее характере? Пусть это звучало, как попадание пальцем в облако, но он не смущался, говорил и говорил, многое угадывая, насчет Джона,  ее самой, наверное, и Джима тоже. Она половину пропускала, не запомнила про других, так была удивлена.

Но и это было еще не все.
Мориарти решил устроить скандал. Молли не поняла, задумано было так кем-то, или ему просто не нравилось то, что здесь происходит. Ничего удивительного, ей тоже не нравилось.

Несчастный ужин, казалось Хупер, никогда не начнется.

- Какой блестящий спектакль!
Молли была с Джимом согласна. Еще какой спектакль, хотя она сомневалась, что блестящий.

Отредактировано Molly Hooper (2018-03-25 21:56:15)

+4

11

Джеймс и Себастьян выглядели превосходно, впрочем, как и раньше. Мориарти выглядел чуточку старше, да и былой безумный блеск в глазах пропал, возможно, Джеймс стал серьёзнее с годами. А вот полковник Моран и вовсе расцвел. Он и раньше казался Ирэн привлекательным мужчиной, но теперь он смотрел на всех гостей открыто, смело, гордо подняв голову и распрямив плечи. Больше не молчаливая тень мистера М, а его полноценный партнёр, гроза всех неугодных Мориарти людей. От них буквально пахло опасностью, и этот запах влёк Ирэн сильнее всего другого.
Впрочем, мысли о серьёзности Джеймса Мориарти быстро сошли на «нет» после его несдержанного выпада.
Рад встрече на этом свете, мисс Адлер, но не думаю, что организатор данного мероприятия кто-то из семьи Холмс или наших врагов, пусть даже к списку знакомых мордашек прибавился Джон.
Не спешите себя хоронить, мистер Мориарти, – улыбнулась женщина и горделиво вскинула голову. – Едва ли хоть кто-то из нас рассчитывает покинуть этот свет так рано.
Отлично выглядите, мисс Адлер.
Эти слова принадлежали Себастьяну, и сейчас они интересовали Ирэн куда больше, чем немилость короля криминального мира. Впрочем, ревность (а это несомненно была она) даже прибавляла Джеймсу лёгкого шарма. Да и вообще было полезно периодически щёлкать его по носу, чтобы не зазнавался. Мужчину надо уметь удерживать рядом с собой и быть готовым к конкуренции, пусть даже мимолётной.
Эй. Она тебя бабой назвала, если что. А по поводу «уходим», надо подумать.
Что? Вовсе она так меня не называла.
Когда Джеймс отошёл, погрузившись в свои мысли, Ирэн в очередной раз посмотрела в сторону мышки Молли и нахмурившегося Джона Уотсона. Ну просто идеальная пара: они словно были созданы друг для друга. Простота, скромность, серость, занудность, скука. Ни капли шарма или чувства юмора. Интересно, что Шерлок в них нашёл?
А они с Себастьяном, со стороны, походили на пару?.. Сейчас, когда Джеймс отошёл, рядом с Мораном стояла только Ирэн. Подобная компания была ей приятна, более того, рядом с полковником она ощущала себя защищённой.
Раньше вас никто не называл парой вслух? – спросила она у Себастьяна и хитро глянула в его сторону. – Вы же пара? Нет, не отвечайте, и так вижу, что пара. Тяжело это? Быть с таким человеком? Раньше мне казалось, что Шерлок Холмс самый невыносимый, но в то же время притягательный мужчина. Но в невыносимости они бы могли посоревноваться.
Про Холмса Ирэн говорила равнодушно холодно. Этот мужчина был ею повержен, пусть даже сам он этого так и не понял. Шерлок вручил в её руки ко, благодарность Джеймса и деньги, а в конце всего лишь разгадал довольно банальный шарж. Ирэн была уверена, что он сделает это раньше, но хорошо, что разродился до того, как Адлер распрощалась с Майкрофтом.
Впрочем, Джеймс не стал долго томить их ожиданием. Он вернулся, не скрывая обеспокоенности во взгляде.
Предлагаю вернуться в наш отель, там точно безопасно. Мисс Адлер, я бы поговорил лично, раз уж мы так удачно пересеклись.
А я бы остался. Мы как-то с мисс Адлер отлично провели время в подобном обществе, правда, Ирен? Можно бы повторить.
С радостью повторю, полковник, но лучше в отеле, как и предлагает мистер Мориарти, – согласно кивнула женщина. – Я люблю риск, мальчики, но в тот раз в опасные игры играли только мы. А тут странные все.
Но уйти им не удалось. Появился хозяин вечера, которого Ирэн никогда прежде не видела, но всю его речь Адлер пропустила мимо ушей. Вместо этого она наблюдала за Себастьяном Мораном: тот глянул на часы, вероятно прикидывая удачное время для отсроченного отступления, и осмотрелся, задерживая взгляд на Джоне Уотсоне. Что их связывало? Что-то подсказывало Ирэн, что этим связующим звеном была Молли Хупер. Вот вам и мышка: могла стравить в конфликте двух взрослых и самостоятельных мужчин.
Знавал я одного дилера. Так он любил со своими гостями такие игры устраивать… в общем, уходим.
Мы вместе его знали, – напомнила Ирэн Мориарти. – Не в моих ли цепях он потом оказался? Крайне неудачное сравнение.
Всё дальнейшее шоу с последним прибывшим показалось Ирэн дешёвым фарсом. Тем более, что этот «последний прибывший» явно выбивался из всех остальных гостей. Ни внешний вид, ни манеры, ни поведение, – всё это не походило на окружающих их людей-манекенов. Этот Гость был другим.
В любом случае, незнакомец успешно отвлекал публику, предоставляя им шанс для тихой капитуляции. Которая не случилась по вине всё того же Гостя.
Когда картёжник выделил их всех, Ирэн напряглась, но не подала виду. Она лишь беспечно улыбалась и заинтересовано смотрела, словно её удивляло то, что делает Гость. Мимолётно заметила она и напряжение полковника. Незнакомец почти достоверно описал Джеймса, Хупер, Уотсона и её, но явно ошибся с Мораном. Невоспитаный? С этим у полковника проблем не было, даже когда Ирэн доставила ему массу проблем много лет назад. Наивным его назвать тоже можно было с очень большим натягом. Напротив, он был подозрительным и колючим, даже на первый взгляд. Такие мужчины не страдали наивностью, скорее упрямством, несговорчивостью и прямолинейностью.
Впрочем, всё то, что Ирэн услышала про себя, ей польстило. Зато Мориарти не упустил возможности вставить свои веские:
Не только не самыми честными, но и не самыми чистыми.
То-то вы тоже моих методов не гнушаетесь, – с улыбкой ответила она.
Теперь-то мы можем... – сказал Моран, как Джеймс внезапно перебил:
Браво, браво, браво!
Вот теперь Ирэн смотрела на Мориарти удивлённо. Где было его обычное благоразумие, где осторожность, логика и хитрые ходы? Впрочем, это были две стороны одной медали человека с именем Мориарти: то он сама рассудительность, а то творит невесть что, лишь бы удовлетворить своё эго. Мужчины. Если распускают павлиний хвост, то орут не похуже этой дивной птицы.
Поддержите его, – шепнула Ирэн Себастьяну и на долю секунду коснулась пальцами его руки. – Будем выкручиваться.
Благо, Себастьян её послушался.
А мне кажется, это довольно простой фокус. Психологи способны узнавать о людях в общих чертах только по тому, как те выглядят и держатся, в этом нет ни магии, ни хитрости, только профессионализм. Тем более, что вы, мистер, не то чтобы во всем были правы.
Теперь был её выход. Если их таинственный Гость решил удивить их своей осведомлённостью, то Адлер было что ему ответить. Да и не только ему. Кажется, им всем пришло время посмотреть друг на друга. 
Тут очень мало от психологии, – согласно кивнула Ирэн. – Поверьте, каждый из нас может даже лучше.
Ирэн грациозно обошла полковника Морана, легким жестом отстранила Джеймса и вышла вперёд, подходя прямо к незнакомцу.
Очень многое о характере можно сказать по лицам, одежде и манере поведения, но давайте попробую я? – прищурилась внимательно женщина. – Я бы сказала так: наша Бубновая Дама очень замкнула в постели, возможно, она очень и очень редко делит её с кем-то мужского пола. Женского тоже. Она мечтательна, влюбчива, идеализирует один-единственный образ и мечтает о близости с ним, оставаясь при этом неопытной и закомплексованной в постели. Пиковый Король, напротив, знает, чего он хочет и берёт от секса и любви всё. У него нет комплексов и каждый порок становится его сильной стороной, а не слабостью. Трефовый Король консервативен, боится раскрыться. Он сам придумал себе рамки, хотя его тянет и влечёт риск и опасность, уверенна, он раскрылся бы с порочной сексуальной стороны, если бы перестал себя осуждать. А Пиковый Валет… – Ирэн нарочно сделала небольшую паузу. – Пиковый валет достаточно умён и силён, чтобы в каждом положении открываться заново и по-разному, с таким интересно соревноваться, такому не стыдно проиграть, хотя я бы лично боролась до конца. А вы, наш таинственный Гость? – и после очередной паузы продолжила вновь: – Вы удачливы, умеете «читать» людей… что это? Хобби или заработок? В любом случае, от вас пахнет опасностью и жестокостью. Я бы порекомендовала вам...  – Ирэн подняла руку, демонстрируя зажатую в длинных пальцах перевёрнутую карту туза пик, которую женщина умудрилась незаметно выцепить из колоды Гостя. – Цепи да попрочнее. Бубновая Дама, Трефовый Король, – крикнула она, обращаясь к Джону и Молли. – Вам бы у него поучиться.

Отредактировано Irene Adler (2018-03-26 23:28:00)

+4

12

[indent] Напряжение было таким, что ещё немного и начнёт сводить зубы. Джон готов был поклясться, что уже начал чувствовать нечто похожее. Словно хотел это чувствовать. Ведь это чувство значило только то, что происходящее – реальность. Вот прямо-таки реальность. Реальная. Майкрофт лишь единожды обмолвился, указал, сказал, как именно нужно поступить. И одно дело слушать о подобном там, в сером и глухом кабинете, в стороне от чужих ушей и глаз, а совсем другое стоять здесь и сейчас, словно ожидая подвоха. Уже обычного и в каком-то смысле привычного. Хотя он, разумеется, в таком случае не был бы доволен, как тот же Шерлок, к примеру. Уотсон сверлил Мориарти внимательным взглядом, почти не моргая, как будто он мог тут же исчезнуть как плохое и нечёткое видение. Никто из них двоих не был удивлён. И Джим сразу понимает, что известный ранее доктор уже всё прекрасно знает. Хотя и не рвался к подобному знанию. Но если Холмс (не важно, какой из всех двоих.. троих) что-то вбил себе в голову, то переубедить невозможно. Джон не здоровается в ответ, лишь слегка поджимает плечи и позволяет себе нахмурить брови, из-за чего лицо принимает более серьёзное выражение.
[indent] Что ни говори, а планирующийся графский ужин и правда становится всё больше и больше похож на такой типичный фильм ужасов с участием зомби. Только вот эти зомби не были обыкновенными, шаблонными, что будут едва ходить и требовать людских мозгов. Наоборот. Очень умные и сообразительные мертвецы, сохранившие множество примечательных качеств ещё со времён своих прошлых жизней. Мисс Ирэн Адлер появляется так же неожиданно, как и в первую их встречу. И почти так же эффектно. Однако с одеждой, конечно, всё-таки получше будет. Её "воскрешение", в отличии от реанимирования "на этот свет" криминального гения, не выглядит таким уж неожиданным. Уотсон однажды уже стал невольным свидетелем такого же возвращения. Во второй раз ощущения всегда не те.
[indent] А что касаемо третьего человека.. того, что был рядом с Джимом. Постоянно рядом. Джон приложил немало усилий, чтобы избавить своё сознание от поиска возможных ассоциаций, что очень навязчиво пытались пробраться в голову. Нет, этого человека он раньше не видел, а потому и не знал лично. Лицо, по крайней мере, знакомым не казалось, как и имя, потому что Молли и правда предпочла умолчать. Сейчас ведь даже и не скажешь, к лучшему это или наоборот. Хотя нет, постойте-ка. Молли его всё-таки знает. Уотсон вопросительно изогнул бровь, смотря на знакомую, пока та очень быстро и очень скомкано преподносила известную ей информацию.
[indent] — Да, Молли, это Мориарти. Удивительно, — однако голос доктора звучал всё так же сухо. Никаким удивлением здесь и не пахло. Если у этого чувства вообще есть какой-то определённый запах. — А в зелёном это Та Женщина, — интонация выделяет два последних слова. Он не называет имени Ирэн, потому что, казалось бы, сам от него успел отвыкнуть. — Чт.. Шерлок? — имени знакомого детектива в такой странной и напряжённой ситуации слышать не хотел. Напряжение уступает место непониманию, и Джон смотрит на Хупер так, словно она в самый неподходящий момент начала рассказывать сказку собственного авторства о добром единороге, что любил прыгать через облака в форме печенья. — Нет, мне Шерлок ничего не говорил об этом, — что и вынудило доктора задаться тем же вопросом. А что здесь, собственно, происходит? Просто ужин у просто графа? Не уверен. С самого начала приглашение и поездка казались глупой и заведомо провальной авантюрой. Потом встреча с мертвецами, немало знакомых лиц. Мориарти, в конце концов. Но даже в таких условиях смог отторгнуть всевозможные подозрения, из последних сил ссылаясь на совпадение и удачное (или не очень, как посмотреть) стечение обстоятельств. Теперь это не казалось возможным. Если Шерлок на самом деле причастен к этому балагану, то почему ничего не сказал, не предупредил? Часть очередного слишком сложного плана? Так похоже на него, но.. всё равно что-то не сходится. Можно было не присылать приглашение от лица здешнего хозяина, а так же отправить сообщение. Если это дело, то где состав преступления? И если это связано с графом, дворцом, такой известной фамилией, то почему ничего не было в новостях? Так много вопросов и ни одного внятного ответа. Это выбивало из колеи.

[indent] И стоило ли только думать, что на этом неожиданные сюрпризы закончатся? Нет, конечно же. Джон больше не сверлил недоверчивым взглядом Мориарти и мисс Адлер, словно уже свыкнувшись с мыслью об их "оживлённости" и присутствии. Не стал сразу же донимать Молли вопросами, хотя, как уже выяснилось, их было немало от слова очень. Быть может, хватило и до самого вечера, но нет. Этот вечер обещал быть иным.
[indent] Появление самого графа было своего рода кульминацией, развязкой, но далеко не окончанием столь нелепой истории. Уотсон полагал, что мужчина будет говорить с графским величием, знаете, с высоко поднятой головой, но ничего подобного не было замечено. Да и внимание больше привлекала шкатулка в его руках. Джону было не очень интересно, что находится внутри, его интересовало кое-что другое. Бал вместо ужина? И что за "необычное задание"? Какие-то традиционные игры, викторины? Что? Ещё и такой акцент на последнем, опоздавшем госте. Доктор мысленно благодарит собственную пунктуальность. Выручала не раз, так и само по себе качество полезное.

[indent] Show must go on? Незнакомый человек быстро соглашается с выдвинутыми условиями (хотя куда от них деться?) и просит предоставить обычную колоду обычных игральных карт. Фокус с картами? Это может быть интересно, несмотря на то, что Уотсон всегда относился с долей скептицизма как к фокусам, так и к картам в общем. Чему-то такому доверять нельзя даже при наличии нездорового желания. Мини-представление началось, доктор получает "свою" карту, сразу же рассматривая её, в первую очередь обращая внимание на масть. Трефовый король, надо же. Он ничего в картах не смыслил, а потому не мог точно сказать, что это значило.
[indent] Но самому думать об этом не было нужды, потому что запоздавший гость всё ещё держал инициативу в своих руках. Уверенный, принципиальный, с тонкой душевной организацией. Готовый помогать. Было сложно сразу проецировать это описание на себя. Но неужто он на самом деле был таким? Видимо, так. Лишь внешняя простота, чтобы пустить пыль в глаза.

[indent] Самым первым выражается Джим, чем ничуть не удивляет доктора. Хотя в чём-то их мысли всё-таки сходились. Узнать о гостях, если их приглашение запланировано, можно не так сложно. Ведь есть определённый список с именами и адресами. Возможно, даже с номерами телефонов. Нужно только сопоставить, разузнать и расписать, потом запомнить и пересказать, не запутавшись. Уотсон переводит взгляд от одного человека к другому. У каждого была своя реакция, однако удивления не было. Никого по-настоящему фокус не поразил. Даже Молли. Хотя именно её реакция на происходящее стала самой непонятной. А мисс Адлер.. мисс Адлер вновь выделяется. В самом деле удивительная женщина, имеющая при себе талант привлекать внимание различными способами.
[indent] — Можно сказать, что Вы были правы, — обращаясь непосредственно к фокуснику в бежевом пальто. Джон был немногословен, очень немногословен. Не потому, что нечего было сказать, а больше потому, что не хотел. Он чувствовал себя неуютно в такой компании, да в таком месте вообще. Наверное, нужно было с самого начала прислушаться к ощущениям, посетившим ещё тогда, дома, когда только-только взял приглашение в руки. Доктор словно не услышал слова доминантки, обращённые к нему, он медленно и осторожно вертел карту в пальцах, слегка подгибая нижний правый краешек. Оставалось лишь гадать, что может быть дальше.

+5

13

Люди – рабы своих желаний. Джон отлично знал, как сильно люди зависят от того что они хотят. Не всегда конечно это деньги, но ведь именно благодаря деньгам можно купить себе и власть, и уважение, и любовь, по сути что угодно, кроме бессмертия, однако через пару сотен лёт, как он мог предположить и такое будет без особых проблем. Впрочем, не завидовал он тем, кто решится стать бессмертным. Вечное наблюдение за происходящим, да и кто знает, как в таком случае может повернуться судьба, а ведь она мадам с особым чувством юмора. Джон видел в этом иронию, невозможность умереть. Хорошо, ровно до того момента как ты в кого-то влюбишься, а потом… ты наблюдаешь как она стареет, пытаешься держаться на расстоянии, возможно посещаешь похороны, и начинаешь проклинать себя, что сделал такой глупый выбор. Этим охотно пользуются силы тьмы ну, а дальше всё по накатанной схеме. Праведников на земле всегда было меньше чем тех, кто попадает в ад. Хотя признаться, порой выбор кто попадал в Рай оставлял желать лучшего. Уж он точно туда не попадёт, да и в аду знакомых значительно больше, и теплее, впрочем, об этом пока думать не стоило, Джон привык жить теперешнем, а не боятся будущего и креститься на каждом повороте, как некоторые.
В теперешнем всё к его большому счастью или нет, было всё не очень гладко. Ну да, сомневаться, что всех устроят столь безобидные фокусы – было глупо. Кто-то соглашался, а кто-то нет. Наблюдая за реакцией и происходящим, первый в глаза бросился пиковый король. Лучшая защита — это нападение. Правда это скорее говорило, о правильности его выводов.  Люди часто реагируют бурно на правду. Особенно когда так сильно пытаются её скрыть от окружающих, другой вопрос – почему? Ну таким как этот неизвестный всегда хватало причин, многие его не поймут, и будут абсолютно правы, однако на одну противоположность всегда найдётся другая. Где только её носит, когда та вот так сильно нужна, чтобы столкнуть их лбами и спокойно уйти в тень – неизвестно.
- На самом деле я изначально не планировал даже тут появляться, но моя машина сломалась, и таки пришлось сюда ехать, - высказал он правду. Однако это воспримут как ложь, так даже лучше. Люди склонны верить своим теориям больше чем если кто-то говорит, как всё было на самом деле.
- У меня есть более важные дела чем наводить справки о всяких людях, - ответил тому Джон. Выдержки ему хватало, да и сам был мастером почесать языком, отвечая любезностью, на такую же любезность. Однако кто сказал, что этого ему будет достаточно? Нет, раз этому человеку так сильно хотелось продолжения – всегда пожалуйста. Правда для начала нельзя было оставлять и других людей без внимания, это было бы так эгоистично, и не очень вежливо с его стороны.
- Это же обычные карты, даже не таро, последние можно трактовать значительно точнее, - улыбнувшись отвечал тот пиковому валету. Вполне возможно, что тот, как и другие люди был таким же непростым, стоило так же учесть, как именно порой магия могла показывать происходящее. Да и к тому же, было слишком много факторов которые Джон не учитывал, отбросив большую часть колоды в сторону. Его взгляд лишь на мгновение наблюдал за реакцией мисс бубновой дамы. Однако, это ровным счётом не шло в сравнении с характеристикой мадам в зелёном платье. Что всё больше подталкивало экзорциста к мысли что вся эта компашка знакома, хотя бы частично. Ладно, с этим можно было разобраться потом, мисс пиковая дама дала ему правильную характеристику задавая самый правильный вопрос, а кто же этот человек что держит в руках колоду карт. Ответ был такой же простой – бубновый король. Блондин с непростым характером, хитрый опасный, манипулятор, который ставит перед собой самые различные цели, и не имеет значения какими образом будет их добиваться.
- Побочный эффект скорее, - он сделал паузу, - Благодарю, но это я уже проходил, скучно, - Джон достал свою визитку любезно протягивая её девушке. – Если вам вдруг вам нужно будет вызывать Инкуба, или Суккуба обращайтесь, - Джон улыбнулся, ведь наверняка будет считать это в качестве шутки, а очень даже зря. Порой с демонами бывает весело, особенно если уметь использовать для них специальные клетки. Последним кивком тот ответил трефовому королю, концентрируясь на самом первом человеке что так сильно возникает.
- Мне бы стоило превратить вас в жабу, но к счастью мы живём в цивилизованном веке, - произнёс тот, заглядывая ему в глаза. Время словно замедлилось, а тот словно пытался найти ответы на свои вопросы. Он подошёл почти в упор, до неприличия оставаясь предельно спокойным и сдержанным. Не хватало только сигареты, однако табачный дым плохо влияет на такие дела как лёгкое внушение. – Да и к тому же, вас некоторые перестанут воспринимать, когда, - вновь пауза, в этот самый момент его объект должен был видеть лишь Джона, и примерочную, что было слегка удивительно, но ведь у каждого свои тараканы. – Ваш друг будет вас целовать, знайте, если бы мы встретились раньше, вы бы бежали прочь, - произнёс тот. После чего отошёл в сторону от компании. Слышать эти слова должен был лишь он, да и понять их смысл смогут разве что двое, ну максимум трое. А ему же требовался небольшой отдых, и конечно же перекус, подобные фокусы всегда были отличным способом кому-то что-то внушить.
Подобный спор мог продолжаться долго, и даже перейти в активные действия если бы в дело не вмешался Граф наблюдающий за этим со стороны, и посмеиваясь.
- Я обязательно подумаю над тем, чтобы нанять этого молодого человека, - произнёс тот. После чего вновь оглядел зал, останавливая взгляд на часах.
– Прошу вас, в соседний зал, напоминанию ровно в шесть часов начнётся игра, особняк будет закрыт, и пока вы не достигните финала, охрана не откроет дверь чтобы вы ей не говорили, - произнёс он удаляясь по второму этажу в соседний зал, дверь в который открылись и для гостей. Они могли видеть пышный стол, на котором можно было найти огромное количество еды на самый разный вкус, в классическом понимании это был не совсем ужин, ведь там они не сидели, однако больший интерес представляла коллекция, которая была собрана в этой комнате. Древние таблички, кинжалы, утварь, даже фрески, и надписи на стенах, которые судя по всему принадлежали древней цивилизации народов Майа, Ацтеков, Инков. Хозяин по всей видимости очень любил подобное раз сумел собрать подобную коллекцию у себя. Стоило последнему гостю войти внутрь как дверь закрылась. Граф в компании ассистентки стоял перед одной из фресок на которой был изображён некий ритуал. Джон что стоял в стороне от подобного не слишком желал наблюдать за тем как коверкают происходящее богатый дядя, банально набивал себе желудок.
- Удивительные великие цивилизации, перед тем как начать я зачитаю вам стих! – произнёс Граф, привлекая вновь внимание к себе. Находясь рядом с помощницей тот начал читать. На слух воспринималось очень трудно, однако было заметно как сильно старался мужчина, донести какую-то мысль к его слушателям. В комнате пробежался холодок, многие подумали на сквозняк. Стоило лишь графу дочитать, часы начали отбивать удары, эхом разнося звон по большому залу. После второго удара внезапно погас свет. Удар молнии что лишь на мгновение осветил местность и тень что мелькнула перед глазами. Ощущение опасности, так, словно чей-то злой взгляд наблюдает за тобой, и желает твоей смерти. Третий удар, и некоторые из гостей ощутили, как нечто толкнуло их вызывая естественную реакцию – возмущение. Четвёртый удар и вопросов становилось всё больше, раздался непонятный звук, вместе с крохотом, а в воздухе можно было ощутить явный запах серы, пятый удар, и вновь был слышен странный звук как упал хрусталь, кто-то явно торопился. Шестой, и наступила тишина. Ещё один удар молнии, с последовавшим громом. А дальше, ужас, который ждал остальных стоило через несколько мгновение появится свету. Граф лежал на полу и из его тела лилась кровь, его голова была в нескольких метрах от него самого, а ассистентка что стояла рядом держала сердце бедолаги. Оглушительной силы крик сотряс зал. Игра началась. В зале было двадцать два человека и каждый из них мог быть убийцей. Нельзя было исключить и прислугу, и предположить, что тут действует целая банда.
- Вот это я понимаю предложение руки и сердца, - лишь саркастично ответил Джон.
- Звоните в полицию! – воскликнул кто-то, однако тщетно, мобильная связь напрочь отказалась работать, о чём многие раз за разом повторили. Кто-то бросился стучаться в дверь дабы уйти, но также тщетно. Куча подозреваемых, и пока неясно ровным счётом ничего.

+6

14

Джим просто не умел молчать. Да и лучше отвечать ударом на удар, чем отмалчиваться в стороне, особенно когда какой-то умник или плохой актёр пытается обойти всех и вся, делая умный вид и говоря откровенные глупости. Кто бы ни стоял за ним, Холмс или третья сторона, Мориарти не собирался прятаться в тени. Он был жив, богат и влиятелен, - смотрите все! Это его должны бояться, а не наоборот.
Себастьян, поняв, что тихо уйти не удастся, решил подыграть:
А мне кажется, это довольно простой фокус.
Ответила и Молли:
Какой блестящий спектакль!
Выходило, что никому из них это дурацкое шоу не понравилось. Ну хоть в чём-то они были солидарны. А вот мисс Адлер, как обычно, решила выделиться. Конечно же, в единственной теме, в которой разбиралась. Хоть Джим и был настроен крайне брезгливо по отношению к Женщине, её выпад в сторону Уотсона и Хупер ему понравился.
Я бы порекомендовала вам...  Цепи да попрочнее.
«Или нового работодателя», - подумал Джим, когда та решила «добить» мага. 
И только Уотсон, кажется, скромно согласился со всем, что сказал фокусник. Ну да, он всегда был довольно неконфликтным и миролюбивым. Лишний склоки не искал, вёл себя тихо. И всё меньше ему казалось, что парочка Уотсон-Хуппер в курсе происходящего.
Джим уже решил, что фокусник о нём забыл, увлекшись Ирэн. Всё это время Мориарти молчал, размышляя над странной ситуаций и изучая гостей, но «последний гость» внезапно решил перейти на своеобразное оскорбление, направленное именно в его сторону:
Мне бы стоило превратить вас в жабу, но к счастью мы живём в цивилизованном веке.
Ну, я-то, в отличие от вас, ею хотя бы не родился, – ответил Джим, ощущая взаимно растущий негатив.  Если его слова задели лже-мага, значит попали в точку. Перед ними был подосланный кем-то игрок. Да уж, стоило прислушаться к Морану, когда тот скептически отзывался о приглашении.
А фокусник тем временем внезапно приблизился, пристально вглядываясь в глаза Джима. Мориарти остался стоять на месте, но почему-то все сторонние голоса и звуки внезапно потеряли краски. Всё внимание автоматически переключилось на потенциальную опасность в лице загадочного блондина.
Да и к тому же, вас некоторые перестанут воспринимать, когда Ваш друг будет вас целовать, знайте, если бы мы встретились раньше, вы бы бежали прочь.
В какой-то момент Джим увидел перед глазами ту самую примерочную, где они когда-то начали их с Мораном… сотрудничество. Брови Мориарти медленно поползли верх, но вовсе не из-за этих внезапных слов и воспоминаний:
Да ладно, – усмехнулся он, уверенный, что и эти сведения можно было без проблем раздобыть. Поднять камеры наблюдения, возможно Майкрофт следит за ним давно, с тех самых пор. А там память сама сыграла злую шутку, или же это и правда был гипноз, его существования Мориарти никогда не отрицал. – Неужели в двадцать первом веке кого-то всё ещё волнует, кто с кем спит? – улыбнулся Мориарти. – Скучно и не страшно, к тому же это не самый безумный мой поступок. Можем поговорить об этом, если у вас скучная жизнь одинокого импотента.
Последние слова Джим произнёс так же тихо, чтобы услышал только фокусник. Возможно, это привело бы к потасовке, но Моран вовремя отдёрнул его за руку и отвёл в сторону, а граф только рассмеялся, довольный собой.
Пристрели обоих, - попросил Джим Морана.
Прошу вас, в соседний зал, напоминанию ровно в шесть часов начнётся игра, особняк будет закрыт, и пока вы не достигните финала, охрана не откроет дверь чтобы вы ей не говорили.
Услышав об этом, Мориарти взволнованно взглянул на Себастьяна. Такой поворот событий его нисколько не устраивал. Добровольно загонять себя в ловушку? Ну уж нет, увольте. Нужно было срочно уходить, но уезде уже стояла та самая охрана, о которой говорил психопат-игрок. Выхода у них в итоге просто не оказалось.
Оказавшись в зале, Джим недовольно поморщился при виде еды. Есть не хотелось, да и всё в этом доме казалось ему странным, неприятным, чужим. Мориарти держался рядом с Мораном, хотя коллекции, украшающие зал всё же отвлекли его внимание.
Это же фреска эпохи майя, – шепнул он Себастьяну, смотря на кусок камня и роспись на нём. – Живопись по сырой штукатурке, это уникальная вещь! А это нож ацтеков для жертвоприношения, дерево, бирюза, ракушки, халцедон… Он что, чёртов миллиардер?! Почему я о нём ничего не слышал прежде. Моран!
Конечно же, всё недовольство Джима в этот момент было обращено к единственному приближённому человеку. Сейчас Себастьян был виноват во всех смертных грехах, и это могло обернуться конкретной руганью.
А это… из самого города Лима! - Джим привычно переменился в настроении. – Это история завоевателя Франсиско Писарро. У индейцев существовала легенда, что всемогущие белые боги оставили их землю и пообещали когда-нибудь вернуться. Доверчивые инки приняли Писарро и его отряд за вернувшихся великих богов. Испанцы захватили доверчивого правителя инков и убили его приближенных. Однажды он посулил Писарро за свое освобождение столько золота, что оно заполнит целый зал, и испанец немедленно согласился. По всей империи инков собирались золотые и серебряные украшения. Инка выполнил свое обещание, но конкистадор ответил тем, что убил его. Испанцы, став обладателями огромных богатств, вошли во вкус и отправились покорять всю империю.
Испанцы были потрясены великолепием главного города империи инков. Здание храма солнца просто сверкало от золота, которым оно было инкрустировано. Статуи богов были выполнены из драгоценных металлов, при виде которых у жадных конкистадоров разгорелись глаза. Золото, награбленное испанцами, включая уникальные произведения искусства инков, было переплавлено в золотые слитки и отправлено в Европу.
Франсиско Писарро, ограбивший империю инков, основал город Лиму, столицу перу. И именно в этом городе сейчас находится самый большой в мире музей золота.
Откуда такая реликвия у среднего в достатке графа?

Мориарти было неинтересно слушать глупости и дурацкие стишки Графа. Ещё один ненормальный решил поиграть в знатока. Замолчал Мориарти, только когда погас свет, а часы стали отбивать свои жуткие удары. В зале стало так тихо о холодно, что Джим невольно перехватил руку Себастьяна. Ему не нравилось всё это, очень не нравилось.
Когда снова зажёгся свет, граф предстал пред гостями лежащим на полу в обрамлении лужи крови. Его голова валялась неподалёку, а сердце оказалось на подносе у ассистентки. Кто-то закричал, кто-то стал барабанить в двери, а кто-то пытался заставить работать мобильные телефоны.
Ножик детям не игрушка… особенно ритуальный. Какая грубая работа, – произнёс Мориарти. Развороченный труп не произвёл на него должного впечатления, как и весь прочий фарс с зачиткой древнего текста, а вот нежелание оказаться главным подозреваемым взяло верх. Дёрнув Себастьяна за рукав, Джим осторожно прошёл между паникующими гостями к Молли и Джону.
Сразу уверяю, я тут не при чём, полагаю, вы тоже, – сказал он сразу, зная что Холмсы не пошли бы на убийства. На розыгрыш это тоже не было похоже, Джим прекрасно знал, как выглядят трупы и как пахнет кровь. Тело на полу было настоящим, мерзким и вонючим. – Этот чёртов фокусник выделял нас среди всех гостей, мы отложились в их памяти. Есть риск, что именно мы в какой-то момент резко перестанем им нравится. Надо держаться вместе.
Как ни крути, а если ни они, ни Мориарти не при чем, то против обезумившей перепуганной толпы глупо было бы идти отдельно. Джим заметил в стороне спокойного фокусника и нахмурился. Тот, конечно, вёл себя слишком уж спокойно. Организатор?.. Да кто он, чёрт возьми.

+4

15

- Тяжело это? - спросила Ирэн, и Моран, который при любом другом собеседнике проигнорировал бы этот вопрос как минимум из-за того, что ответ может услышать сам Джим, неожиданно сказал:
- Иногда застрелиться хочется.
Это было правдой, но ключевым он все-таки считал “иногда”. Чем больше времени проходило, тем лучше Себастьян узнавал Мориарти, а чем лучше он узнавал его, тем яснее становились те способы, которыми можно Джима успокоить или заставить к себе прислушиваться. Конечно, всего этого рассказывать Ирэн он не будет, потому что Моран сам эти способы открыл и считал, что они принадлежат ему, как умственная собственность, или как оно там называлось.
Ирэн, по счастью, отвлекается на фокусы: ее тирада намного интереснее и пикантнее, чем все, что говорил до этого Джим, и Себастьян с трудом сдерживает улыбку: он почему-то уверен, что про него мисс Адлер ничего плохого сказать попросту не сможет; так оно в конце концов и выходит. И Моран даже ловит себя на мысли, что с удовольствием продолжил бы эту дискуссию, если бы только здесь находилось поменьше людей. А еще лучше - чтобы они все были на территории Джима. Но обстоятельства, которые веером собрались вокруг, располагали к тому, чтобы откланяться, сославшись на важные дела.
Впрочем, еще не сейчас.
Себастьян пристально смотрел на подошедшего к Джиму гостя. Тот не касался Мориарти, только говорил что-то вполголоса, так, что полковник не особенно слышал, но его делом было не слушать. Он не испытывал уверенности в том, что звучат какие-то угрозы, но готов был прикончить этого типа по первому жесту Мориарти: плевать даже на то, как много здесь свидетелей. Впрочем, на свидетелей явно не плевал сам Джим, потому что вначале он сдерживался, а потом потребовал у полковника пристрелить обоих. Он мысленно прикинул, кто второй, решил, что это, должно быть, хозяин особняка, и кивнул головой в ответ.
Сегодня не получится, потому что Моран без оружия, но можно завтра.
Отправившись по приглашению графа в соседний зал, Моран в первую очередь, в отличие от Джима, посмотрел в углы и по сторонам. Камер он не заметил, но это не означало, что их не было, потому что зал выглядел очень богатым - даже чересчур, - так что прятать небольшие камеры тут определенно было где. Еще наверняка есть сигнализация. И уставленный едой стол.
- Если съешь тут что-нибудь, - прошептал он едва ли не на ухо Мориарти, - я тебе лично в туалете пальцы в рот засуну.
Но Джима интересовала не столько пища, сколько предметы старины, которые он видел вокруг. Для Морана они мало что значили - ну, понятно, что очень редкие и дорогие, но вот Джим был буквально в восторге, да и оказалось, что темой этой он интересовался. Моран слушал его рассказ и прикидывал, откуда же эти вещи и законным ли путем они приобретены. Скорее да, потому что в ином случае никто не стал бы демонстрировать их так открыто гостям, особенно если среди них такие законопослушные господа и дамы, как Уотсон и Хупер.
- Ничего себе ты разошелся, - полковник хмыкнул и повернулся к Ирэн, чтобы отодвинуть для нее соседний стул. - Хочешь отсюда что-нибудь? - это был просто вопрос, но Моран все же рассчитывал, что Джим не зацепится за что-то слишком крупногабаритное, украсть которое будет проблематично.
Граф начал читать стих, и Моран отвлекся на разглядывание других гостей, львиную долю внимания уделив, конечно, Джону и Молли, а еще фокуснику, чей интерес к Джиму ему ни капли не понравился. В стих он не вслушивался, но вот когда по залу пробрало холодом как при сквозняке и погас свет - полковник оживился.
Первым делом он схватил Джима и подвинул к себе поближе, потом поднял со стола нож. Он был неудобным, столовым, с закругленным лезвием, но лучше так, чем с пустыми руками. Вспыхнула молния, Моран на миг выхватил из темноты силуэты людей, какое-то движение, потом снова наступила темнота, сопровождаемая неприятным запахом серы и невразумительным грохотом. Полковник перехватил нож поудобнее, а Джима сжал покрепче, буквально кожей чувствуя, что сейчас что-то произойдет.
Потом включился свет. Волосы на теле полковника едва ощутимо приподнялись, когда он увидел окровавленное человеческое сердце в руках ассистентки графа. Выпустив Джима и краем глаза отметив, что Ирэн тоже в порядке, он резко встал, и тогда увидел самого графа. Отдельно тело, отдельно голову.
Кто-то завопил. Кто-то другой потребовал вызывать полицию. Моран, сделав неприметный жест рукой и спрятав столовый нож в рукаве, первым делом добрался до двери, убедившись в том, что она надежно заперта, потом вернулся к Джиму, вместе с ним оказался рядом с Уотсоном и Молли, покивал в подтверждение слов Мориарти, выхватив из них “фокусника”.
- Я на минуту, - он нашел взглядом Константина и двинулся прямиком к нему, сквозь панику и страх, а оказавшись рядом - решил не соблюдать правил приличия, так что, прихватив бежевый плащ за лацканы, ощутимо встряхнул.
- Что за концерт? - рыкнул он, не повышая голоса, чтобы не обзаводиться лишними свидетелями. - Очередной твой фокус. Сейчас копов вызовем - тебя лет на двести посадят, ты знаешь вообще, что это за человек?
Однозначно, человек был высокопоставленный, да и другие гости тоже отличались известностью и положением, а если добавить сюда то, какие ценности находятся в зале, а также то, что Константин оказался тут случайно и не был приглашен - все очень аккуратно и удобно складывалось.

+4

16

Молли редко злилась.
Так ее воспитали: злость глупа, она не решает проблем, злость сбивает с толку. Да, Молли Хупер уродилась прагматиком, и всегда это знала.
Однако, когда женщина в зеленом принялась говорить о ней, обращаясь к ней, как будто раздевая ее снова, теперь уже словами, хлесткими, как северный ветер, Хупер вскипела.
Внешне можно было заметить лишь тем, кто хорошо знал скромного патологоанатома: глаза заблестели сильнее, а на щеках появился гневный румянец.

Шерлок знал.

Джон вдруг сказал "Та Женщина", и Молли, женским своим чутьем, сердцем, которое вмещало в себя так много, что хотелось порой унять его, заставить перестать биться, дать ему отдых, поняла. Та самая, которую должен был опознать Шерлок. Молли видела его лицо в тот день. Он страдал. Он принадлежал этой женщине, даже когда она была мертва.
Молли мгновенно возненавидела прекрасное тело под простыней, с изуродованным лицом.

Все ложь. Ирэн Адлер, женщина, имя которой Молли узнала из бумаг, констатирующих смерть, была жива, стояла здесь, как ни в чем не бывало.
Хупер почувствовала такой прилив гнева, что испугалась себя. Так нельзя. У нее нет причин и прав кого-то судить. Ей нужно успокоиться. Возможно, ей известно далеко не все. Хватит. Стоп.

События менялись как в дурном калейдоскопе. Граф Руперт Аберлайн пригласил отужинать, но комната на втором этаже, в которой они оказались, была сервирована в стиле "шведского стола", как принято писать в рекламных проспектах публичных мероприятий. Ужина, в классическом понимании, они не удостоились.
Когда люди заполнили комнату, Хупер машинально пересчитала их всех, и остановилась на цифре 22. Стараясь вести себя непринужденно, она даже взяла со стола какой-то крошечный бутерброд с рыбным паштетом, и проглотила его.

Еще раньше было объявлено, что двери запрут.
Молли тревожно гляделась по сторонам, но решила играть до конца, и не возражать. Это была просьба Шерлока. Нужно быть здесь. В странном доме, со странным хозяином, импозантным мужчиной не первой молодости, чудачества которого были похожи на игру с зажженным факелом. Молли бы не удивилась вдруг появившемуся здесь огненному джину.

Пока вместо огненного джина их развлекал человек в пальто. Та Женщина успела с ним поспорить, и видно, что многие опасались его, весь этот шум вокруг позднего гостя был от страха. Молли и сама была не на шутку напугана, но лишь ободряюще улыбнулась Джону. Попыталась.
Комната, набитая рыбными паштетами, была также, полна старинных вещей, артефактов, в которых патологоанатом разбиралась ровно настолько, насколько позволяло знакомство с Шерлоком и делами, которые довелось расследовать с ним.

Хупер, обладающая от природы острым, в то же время, спокойным и методичным умом, отметила, что вещи очень дорогие. Приглашенные гости могли легко совершить кражу, или хотя бы рискнуть, но граф этого, судя по всему, совершенно не боялся.
Молли удивилась.

Следующий акт начался с потухшего света. Хупер инстинктивно отодвинулась с стене, защищая от неведомых врагов спину, и в то же время, сделала несколько незаметных шагов ближе к Джону Уотсону.
Ей было по-настоящему страшно, особенно когда часы начали отсчет, а по комнате задвигались странные тени. Казалось, сам дух зла наполнил эту комнату. Послышался звон посуды, и женщина, несмотря на подступающий ужас, подумала, что во всей этой истории нет места призракам. Во-первых, потому что их не существует, а во-вторых - призраки не задевают частями тела, которого у них нет, посуду, и не разбивают дорогой хрусталь.

Несмотря на то, что странный граф Руперт читал какое-то заклинание, перед тем, как велел погасить свет. Если уж он кого и вызвал, то не с того света, а с этого.

- Какой блестящий спектакль, - беззвучно повторила вновь Молли чужие слова.

Потом включили электричество.
В темноте у людей началась паника, а теперь все молчали, каких-то долгих десять секунд. Или 10 часов. Они все были не уверены, сколько времени прошло, прежде чем все в этом зале снова пришло в движение.

Молли была поражена не меньше других, но это было скорее изумление, чем страх. Она видела мертвых людей и похуже. Некоторых из них вообще приходилось складывать, доставая части из целлофановых пакетиков, найденных в разных концах славного города Лондона.

Потом в комнате свершилось Вавилонское столпотворение в миниатюре. Многие кричали от ужаса, кому-то стало плохо, а кто-то кинулся к дверям,  вдруг оказавшимся запертыми. Кто-то - к телефону. Но за окном бушевала жуткая гроза, под стать этому жуткому вечеру в старинном особняке, с обезглавленным трупом его хозяина, и обезумевшей от шока секретаршей.

Сердце. Кажется, оно только что билось в груди, а эти губы только что произносили слова на неизвестном языке.

Когда Джим подошел к ним, и заявил, что их могут подозревать, Хупер с ним согласилась. Это так. Остальные гости, наверняка, друг друга знали, а вот их пятерых подбросили как наживку в аквариум с пираньями. Не считая человека с картами, который, скорее всего, был приглашен хозяином. Он убийца? Джим убийца?
Хупер прежде всего подумала о Джиме. Ценности. Не по этой ли причине он взломал Тауэр? Чего хотел фокусник - неизвестно. Вполне можно подумать, что граф нанял его устроить шоу, а потом что-то пошло не так, и тот его убил.

Мысли пронеслись в голове очень быстро.

- Джон, ты можешь посмотреть на женщину, по диагонали, сидит на стуле? Кажется, у нее обморок. Осторожнее. Люди могут подозревать нас. Мистер Мориарти совершенно прав. Я думаю, секретарша знает, где здесь медикаменты, но не уверена, что стоит ее спрашивать.  Не бросай меня, мне страшно. Не уходи далеко. Пожалуйста, Джон.

Молли подошла к истерзанному, обезглавленному телу, которое несколько минут назад дышало, жило и читало стихи, со смешанным чувством жалости, недоумения и страха. Смерть не от старости - всегда нелепость.

Ее голос зазвучал громко, гулко.

- Леди и джентльмены, я доктор Хупер. Мне необходимо осмотреть тело. Разойдитесь, пожалуйста.

Несколько близко стоящих гостей автоматически подчинились. Молли не хотела думать, что будет, когда они все придут в себя и начнут искать виновного. Она просто делала свою работу.

По привычке работать с диктофоном, она включила функцию записи на телефоне.

- Сейчас 6 часов 7 минут пополудни. Вижу труп мужчины, примерно 50-55, не старше 60 лет, представившегося нам раньше графом Рупертом Аберлайном. Глаза..., - Молли обернула пальцы салфеткой со стола, и приподняла веко, - карие, волосы темные с проседью. Рост - пять фунтов, девять....десять дюймов. Голова отделена от тела с помощью острого, широкого, длинного лезвия, типа мачете или короткого меча. Вероятно, с одного удара.  Грудная клетка вскрыта тем же способом.

- Сердце..., - Молли бросила взгляд на поднос и вздрогнула всем телом, - могло еще биться, в то время, когда его вынимали из груди. Больше ничего сказать не могу, нужно оборудование.

Хупер поднялась,  и увидела наблюдающую за ней толпу людей. На нее смотрели как на сумасшедшую, все они. За то, что Молли  выполняла свою работу.

- Простите, - еле слышно, растерянно, и с какой-то безнадежностью  произнесла патологоанатом госпиталя Святого Бартоломея.

У нее дрожали колени, и одна мысль, как гвоздь, буравила мозг. Хупер вылила на руки жидкость из какой-то бутылки, пахнущей алкоголем, со стола. Она не думала особенно, что делает.

"Шерлок знал?!"

Отредактировано Molly Hooper (2018-04-23 01:48:48)

+3


Вы здесь » uniROLE » uniPORTAL » Чисто английское убийство


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC