о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищите хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• rangiku
связь id415234701
пасет людей, котят, админов и заблудших лисов, бухая днями напролёт. шипперит все что движется, а что не движется, сама двигает и шипперит насильно, позабыв о своей работе.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• renji
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.

автор недели YAMAMOTO TAKESHI

Внизу его ждёт отец. Он присутствовал на официальной части, а на праздничную, конечно же, не пойдёт. Но он хочет проводить сына, предварительно его засмущав, разумеется. Старик называет его красавцем и обещает, что все девушки будут его, после чего оба громко смеются — Ямамото даже идёт один, ясно же, что для него это совсем неважно. Затем старик просит его повеселиться, а перед самим уходом сына добавляет вслед, что гордится. Такеши даже замер на секунду, обернувшись. Знал, что момент тронул не только его, но и отца. Они не говорят об этом больше, но решение уехать в Италию висит над ними неразрешенным напряжением. Но он улыбается, говорит, что и он тоже гордится отцом, после чего уходит... Читать

TRUST ME, I'M...

Джек верил в то, что работу профессионала видно сразу. Это было похоже на работу старой школы. Живописцев, мастеров, которые смогли увековечить свои имена лишь парой полотен. Мужчина представился и нельзя было уловить фальшь либо что — то иное в чётко построенных фразах. Сейчас Джек мог вспомнить, почему и точнее чем ему нравилась Япония. Она нравилась ему неторопливостью и некоторой скудностью фраз. Словами которые тем не менее выражали больше смысла, чем обычный поток слов...Читать

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста – выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да – это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни – накатим за его здоровье!

Molly Hooper: Буду краток - хороший, уютный, активный форум. Кхм. Теперь речь *достала большой свиток*. Прошло уже месяца два, наверное, как я здесь обитаю. Началось все с банального желания поиграть давним персом. Вакансий на тематических не было, и я рискнула пойти на кроссы. Почему "рискнула", спросите вы? Потому что предыдущие мои попытки играть на кроссах были до того печальны, что я зареклась. Обходила десятой дорогой. Написала заявку, откликнулись люди, на двух не сложилось по разным причинам, пошла на Юни. И знаете что? Мне очень нравится это место. Доброжелательная, ненавязчивая администрация. Никто не бомбит настойчивыми просьботребованиями каких-то игр, и тому подобного. Флуд не натужный, а естественный, есть у людей настрой - они флудят. Нет - играют. Обсуждения игры не похожи на бессмысленные километровые чатики ни о чем, это действительно обсуждения игры. У народа есть игровые идеи. Есть игра. Есть отличный уровень постов, на которые хочется отвечать. Никто никого не уговаривает играть, предлагают друг другу сами. Как часто приходишь на форум и видишь обратное - когда играют только свои со своими, какие-то междусобойчики глупые. Здесь этого нет. Люди пришли играть, и они играют. В общем, охать и ахать в восторгах - не мой конек, а скажу, что здесь просто хорошо и уютно. Спасибо, ребята.

Pietro Maximoff: Вот и настало мое время сказать пару-тройку теплых слов о нашем любимом Юни. Форум изначально привлек своей немногочисленностью и теплой, ламповой атмосферой. Скажу честно - в то время мне просто хотелось покоя и уюта, и я пришел на Юни с товарищем, надеясь обрести все сказанное ранее там. И действительно - форум оказался весьма уютным, теплым и домашним. Я предложил девочкам-администраторам свои услуги и они взяли меня под крыло, и могу честно сказать - это самый лучший коллектив, в котором мне когда-либо доводилось состоять. Никогда никто не идет против воли игроков, всегда прислушиваются к каждому мнению. Конечно, я прекрасно понимаю, что всем угодить невозможно, но то, что большинство понимает и принимает все, что мы пытаемся донести до народа, радует. На Юни приходишь отдохнуть после трудовых будней и знаешь, что там все твои любимые и дорогие тебе люди. Что ребята-игроки любой кипишь поддержат, любую затею. Никто не сидит по уголкам, все ходят друг к другу "в гости" и это радует. Меня лично радует возможность вносить свою лепту в наш общий труд для процветания форума. стараться на благо игроков. На форуме всегда царит веселая и теплая атмосфера, тут уже с порга становишься "своим". Будто тебя знают уже лет сто, разве это не здорово? На других форумах, к сожалению, мне доводилось встречаться с полнейшим игнором новеньких, грубостью и хамством, но тут такого нет - и в этом я честен.Спокойно, уютно по-домашнему. Тут рады каждому, а большинство даже самых безумных сюжетов - отыгрывается с большой охотой. Отдельно о каждом говорить нет смысла, потому что все, кто с нами - уже мною любим. Просто на Юни отдыхаешь душой, когда не торчишь перманентно посты Боромиру ;)

Carver Hawke: Хотите выпить, но никто не поддерживает подобную идею? У вас накопилось много не отыгранных сюжетов и идей в голове? Вы хотите поиграть по своему любимому фандому, но все ролевые закрылись? Вы боитесь, что на кроссе будете не нужны и не найдете себя? Что же, тогда, Добро Пожаловать на Юни! С первой же секунды "залета" на этот кросс, вы не будете себя чувствовать ненужным или брошенным! Перед Вами откроется новый мир вашей фантазии и фантазии ваших новых соигроков. Здесь все не просто семья, мы - собутыльники, братья, сестры и просто большая группа своеобразных ребят, готовые повеселиться даже с теми, чьи фандомы видим впервые. Здесь Вы сможете отыграть все, что угодно! Можете быть кем угодно, когда угодно, а главное с кем угодно! Конечно, не могу пройти мимо шикарного дизайна, который не может не радовать глаз. АМС - это не зазнающаяся "шайка", якобы всемогущих людей, а прекрасные игроки, которые заслуживают похвалы и уважения в свой адрес за идею, оформление, организованность и собранность. Здесь никто не будет Вас пинать или гнать палками в игру. Все понимающие, позитивные, а самое главное ОФИГЕННЫЕ ребята, которые не заставят Вас скучать. Мало того, когда накатывает депрессия и Вы приходите на форум, Ваше настроение повышается на +100500. Вы научитесь орать, веселиться и никогда не грустить, Вам просто не дадут этого сделать. В общем, ждем всех и с радостью!

Carver Hawke: На самом деле, я уже оставлял отзыв в ТОПе, но с удовольствием сделаю это еще раз. [Если, конечно, никто не против, что меня так много здесь]. Как человек, я слегка "тормоз" - это мягко сказать - а потому, грубо говоря, сейчас, я просто плюсую к своим предыдущим словам дополнения. Просто, от души, хочу сказать спасибо всем за то, что не только здесь прекрасные игроки, хорошие люди и дорогие амс, но и понимающие личности, которые помогают вам, поддерживают вас и всегда выслушат - простят - поймут. Спасибо огромное, Юни. (Жаль, что реал очень часто забирает в свои объятия, но даже после долгого отсутствия сюда возвращаешься, как домой :3) Но, на самом деле, я просто хотел дополнить предыдущую речь незатейливым стишком (ну, я же не могу не включить своего "безумного" недопоэта х)). Что такое Юни? Поясню в словах. Юни – это счастье, радость на устах! Юни – это дом твой и семья кругом. Юни – это выпивка, безумство за столом! Хочешь ты быть гномом, хочешь быть котом? Приходи на Юни, встретят хоть бомжом! Тут нальют и выпить, и накатят все! Ведь пришел сюда ты, словно по судьбе! Здесь тебе подскажут, проведут на путь, Будут веселиться, не дадут заснуть. Здесь посты прекрасны, игроки – мечта! И дизайн тут классный, ну просто красота! Приходи на Юни, мы уж заждались, Выпивка, вон, стынет, приди сюда, влюбись! Здесь так много радости, ну же, будь смелей! Проходи в гостиную! С Юни веселей!!! Приходите, занимайте любые роли, веселитесь и помните, здесь никому не дадут скучать, грустить и уж тем более сидеть в стороне без игры! :3

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » X-Files » if i could take your hand


if i could take your hand

Сообщений 61 страница 65 из 65

1

if i could take your hand


http://s9.uploads.ru/t/h2Hc9.gif

We fight every night for something
When the sun sets we're both the same
Half in the shadows
Half burned in flames

http://s5.uploads.ru/t/Tt5Wv.gif

http://s8.uploads.ru/t/klzq1.gif

We can't look back for nothin'
Take what you need say your goodbyes
I gave you everything
And it's a beautiful crime.

http://sd.uploads.ru/t/GgNZB.gif


25 июля 2017, Бикон Хиллс - Нидерланды
Крис Арджент и Лидия Мартин

Теперь, когда известно, с какой напастью столкнулся город на этот раз, Лидия, получив от Хейла все козыри на руки, собирается отыскать недостающие паззлы и продумать план. Одной ей не справиться, и помощь опытного следопыта будет весьма кстати.

http://sf.uploads.ru/AQlGh.png

Отредактировано Lydia Martin (2018-05-03 12:03:15)

+2

61

Кажется, от привкуса стоячей морской воды Ардженту уже никогда не избавиться. Как и от ощущения пальцев мертвецов — склизких водорослей, что вели по лицу, что оплетали-тянули, опутывали, и влекли на дно.
«Жалко арбалет», — мимолетно думается. Его пришлось бросить, хотя, если рассудить, далеко не самый благоразумный поступок.
После воды кольтам потребовалась чистка и сушка, а вот арбалету было бы хоть бы хны. Если б было кому из него стрелять, — то страшное чувство, когда то ли вниз тебя тянет, то ли в бесконечную толщу воды несет, вверх, ему не забыть никогда.
По виску снова потянулась капля — то ли воды, то ли пота. Запах бензина в автомобиле отчего-то казался отчаянно резким, и Крис вдыхал его, будто самый свежий воздух.
Мерцал навигатор, на экране которого творилось что-то невообразимое. Словно все магнитные поля единовременно рехнулись, и сейчас транслировали на него карту трасс – потусторонних трасс. Кажется, вглядись немного – и уловишь очертания лестниц и берегов, а в бесконечной ряби отразится мёртвое море, в которое пришлось нырнуть.
У сердца, оказывается, тоже есть какой-то предел – в том, как оно может колотиться. На последнем гребке-рывке, уже зная, что погибает, и одновременно неведомо как успевая благодарить самого себя за то, что умеет плавать, Арджент наиболее четко запомнил ту горькую боль во рту. Которая выплеснулась вместе со стоячей водой из саднящих огнем легких, когда обнаружил себя на мертвой болотной траве, лежащего ничком…и накрепко сжимающего Лидию за запястье. Рука ее была закинута ему на плечи – так выволакивают утопающих, так он и выбросился на невидимый берег из царства мертвых.
Когда саднящие легкие научились-таки снова ловить воздух, он уже знал, что никогда не избавится от запаха болота в них. Не изгонит.
«Лидия», - бесчувственная, но живая. Сердце билось, - но от этого звука Арджента вдруг пробрало таких холодом, таким ужасом – когда приложил ухо к мягкой груди банши, что вспоминалось с ужасом до сих пор, - он поднимает глаза на зеркало заднего вида. На заднем сиденье то и дело мелькает рыжим, будто приглушенным пламенем. Чтобы Лидия с него не упада, пришлось пристегнуть ремнями безопасности, и, щелкая замками, Арджент отчего-то чувствовал – казалось, что пытается ими сковать и удержать нечто истинно потустороннее.
А биение ее сердца, отрешенное, ровное, отчего-то напоминало ему тиканье часового механизма.
Он помнил, как по сухой траве пролегали просеки, как пригибалась она, будто под копытами коней. Как резко и сухо взметались рассеченные травинки, колким дождем осыпая лицо – но Арджента тронуть не могли. Он нес на руках банши, и она была его живым щитом. Неожиданно теплая, спокойная и маленькая, будто и не леденела только что под дыханием богини смерти. Будто не трепетала в разрывающих ее изнутри силах, и не стонала под Кристофером меньше суток назад. «Чужая», - безмятежно спокойное лицо Лидии кажется мертвым, посмертной маской. Залегают тени под глазами, проваливаются щеки, заостряется всегда любопытный нос. Она – теплая, но…
Но будто мертва, - мотор надсадно ревет, когда под колесами наконец-то оказывается шоссе. Куда сейчас, в отель? – или в больницу? Состояние Лидии не похоже ни на что, кроме глубокого обморока, но тот выглядит иначе. Праздничная фестивальная ночь над Нидерландами все гуще, Кристофер торопится, ибо в зеркало заднего вида даже страшно посмотреть. Поэтому, когда слабый огонек мелькнул вперед, отразившись в плоскости лобового стекла, он почти не удивился. И даже обрадовался.
Оно ведь не из-за спины пришло, - маленький фонарь, внутри которого вились самые настоящие светлячки. Много-много, и бросали неживые отсветы на лицо старого друида, чье морщинистое лицо казалось вырезанной столетия назад деревянной маской. Когда старик, кряхтя, сел на пассажирское сиденье, и закинул палку с фонарём себе на плечо, то на мгновение стало еще более жутко – светлячки с тихим гудением рассыпались бледно-желтыми каплями по салону, зажглись болотными огнями в зрачках. Каким чутьем старый друид обнаружил их здесь, как догадался выйти навстречу? – Арджент понимал, что, если  продолжит задаваться вопросами, то немного сойдет с ума.


«Все в порядке?» – еще один звонок, через два пропущенных. Дитон не сразу брал трубку. Занят? «Да чем ты там можешь быть занят, сукин сын», - в сердцах выдыхает Арджент, но «все в порядке». Пара слов, в которых вся суть, которая, будь она проклята, все же не приносит облегчения.
Им предстоит задачка посерьезней минувшей, и Арджент – проклятье, впервые в жизни – действительно понимает, что не сумеет повторить этот пассаж с прыжком в колодец. И из колодца. И вообще, все, через что пришлось пройти , повторять ни за что не стал бы.
«Я – не повторю, а она – да?» - тихий лунный свет касается бледного лица безмятежно спящей Лидии. Ворчливый старый друид все же разрешил Ардженту быть рядом с банши, после того как долго-долго шептал над ней что-то, жег травы. Будь Крис более сосредоточен, то опередил бы даже, что именно, но мысли его занимало другое.
«Что дальше?» - отчего-то  д а л ь ш е  совершенно не могло быть спокойным. Или успешным. Или же… Жизнь подкидывала им одно веселье за другим, вроде как – «не-а, я еще с вами не наигралась».
И наиграется теперь, похоже, когда все закончится, - сон, в который Кристофер провалился ближе к утру, беспокоен и тяжел, и лучше бы не было. ибо мертвецы и туман окружали его, словно выбравшись следом из проклятого колодца. Шептали и смеялись, спрашивая постоянно «а ты помнишь?»
А он помнил.
И пальцы стискиваются на тонком запястье, сдавливают клещами, глаза распахиваются. Лидия? – ее лицо напротив, слишком близко. Очнулась? – он медленно разжимает хватку.
- Очнулась? – сердце снова колотится горечью, гнилую морскую воду выплескивая в рот. Сглотнуть – выдохнуть – набрать воздуха в легкие. Пропитанный травами, он одновременно душный и свежий.
- Как… ты? – смотрит на нее, в неверном лунном свете. Впитывает ее движения, голос, дыхание, ища признаки того самого. С той стороны. Потустороннего – какую заразу приволокли с собой, и приволокли ли? – легкие рвет коротким булькающим кашлем с привкусом стоячей воды. Ладонь ложится на тонкое предплечье – то слегка прохладное. Не увесисто теплое, как до этого. Не прежнее воспаленное тепло тихо зреющего внутри нарыва.

+1

62

Лидия растерянно и чуточку настороженно смотрит по сторонам, чуть щурясь - лунным светом глаза режет так, что почти больно, почти обжигает, как если бы она пыталась смотреть прямо на солнце. Она слегка вздрагивает, когда ладонь Арджента ложится на предплечье. Накрывает его пальцы своими, сжимает отнимая и к собственной щеке прислонив.
Она кажется себе чужой, как вырванная картинка. Лидия не понимает этого чувства, зато банши, кажется, да. Именно так чувствует себя душа, которая умерла и смогла вернуться обратно. Называйте, как хотите: кома, клиническая смерть, чудо или же проклятье. Только вот это нельзя назвать полноценной традиционной смертью - это лишь ощущения, верно? Какой-то частью себя, Лидия еще остается там, в этом гнилом, холодном месте. Какая-то часть её воспринимает происходящее, как очередную игру Хольды, которая продолжает изголяться над ней. И в самом деле, девушка могла бы запутаться в собственных ощущениях и в восприятии мира, если бы не её якорь. И он держит её, заземляет, заставляя поверить. Заставляя убедиться. Это жестоко - взваливать на плечи Кристофера все это. Жестоко - доводить до самого придела его возможностей. Она возлагает на него роль спасителя, хотя сама намеревалась всех спасти, собираясь в далекую поездку в никуда. Так и получается, что ей самой крайне остро необходим собственный ангел-хранитель, который заберет её, даже из проклятого загробного мира и увезет домой. Но они еще не дома, и все же... Выбрались? Вместе.
- Я в порядке... буду. - Негромко отвечает банши, теснее щекой прижимаясь к его ладони, чуть потеревшись. От этого становиться теплее и тьма отступает. - Немного кружится голова и все еще чувствуется слабость, но это не надолго.
Ни к чему его тревожить странными ощущениями - они пройдут. Лидия точно знает, что понадобиться время, но она сможет справиться с этими последствиями. Цена за поход в чужой мир оказалась не самой кровавой, но далась не так уж и просто. Девушка облизывает пересохшие и потрескавшиеся губы, затем поднимает взгляд на Арджента, улыбнувшись едва уловимо и тепло, по-живому.
- А я... А мы... - Мартин словно встрепенулась, пробудившись окончательно и вынырнув из пелены собственных мыслей, оглядывается по сторонам. - У друида? Ты меня сюда привез? - Вопросительно вскидывает брови. Пожалуй, это было верным ходом. В муниципальном учреждении ей бы вряд ли смогли оказать необходимую помощь. И не потому, что она сомневается в квалификации голландских специалистов - они просто понятия не имели какую заразу надо вытравливать. Зато этот человек, приютивший двух незнакомцев у себя, знал. Лидия не могла сказать, как бы оно все сложилось, не будь у них поддержки старика-травника. Но что-то подсказывает, что именно его стараниями, она вырвалась из глубокой пропасти нездорового иррационального сна. Она снова осматривает Арджента.
- Всадники тебя не тронули, - резюмирует, ощущая что-то похожее на облегчение, что даже так послужила ему гарантией беспрепятственного выхода из колодца.
Вот и все. Путь найден, время высчитано - Лидия знает, что нужно делать дальше. Вернуться в Бикон Хиллс, скрутить в баранку Хейла, одержимого богиней и вернуть Хольду по месту прописки. Придется снова спуститься вниз вместе с оборотнем, но по-другому никак. Кто-то должен помочь Питеру вернуться обратно, когда сверхъестественная дрянь покинет его разум. Остался только один вопрос, на который они не получили точного и ясного ответа, но и не получат, пока не вернутся обратно. Ничего. Лидия вытрясет правду из сучки, если понадобиться - расскажет, никуда не денется.
А пока можно перевести дух. Перед выполнением новых непростых задач необходимо набраться сил. Им предстоит возвращение в реальный мир, где есть место и вполне бытовым сложностям, которые на фоне сверхъестественной свистопляски отнюдь не блекнут, а наоборот, становятся более отчетливыми и ощутимыми. Все эти житейские трудности, как будто обостряются с каждой секундой все сильнее. Все сложнее становится объяснить что-либо или принять. Пытаться уложить в своей голове и осознать. Теперь, когда все это напряжение сошло на нет - ведь ключевое сделано и никто не погиб, - Лидии труднее описать то, что произошло с ней и Арджентом по пути. Сожаления она по-прежнему не испытывает - прислушивается к себе, ищет остатки совести где-то на дне, но ничего не откликается. И она готова признать, что это не было какой-то необходимостью - просто желание успеть сделать все, что не успелось. Решиться на то, на что до этого не хватило бы ни сил, ни духу. Все эти причины - возраст, Элли - не более, чем попытка отпугнуть себя или его от еще больших трудностей. И сходив вниз, а после вернувшись, Мартин понимает, что совсем не хочет и не станет отказываться от этого.
Банши поднимается на ноги, продолжая держать Арджента за руку, глядя на него теперь сверху вниз. Затем опускается ему на колени мягко, слегка сдвинув подол платья. И снова все мысли уходят во мрак ночи - а она у них пока еще есть. Лидия наклоняется к лицу охотника, ощущая его горячее дыхание на свой коже и едва касается губами губ. И это делает её воистину живой, прогоняя холод и чертов запах стоялой болотной воды.
Всё.
Раз, два, три - этого больше нет.

+1

63

Неудивительно, что она бодрится. Кажется. Лидия Мартин в принципе не способна сказать что-то другое, кроме как «я в порядке». Даже если будет истекать кровью, или сходить с ума от голосов в голове. Это больше нужно ей, чем окружающим, знать, что с ней все в порядке, - рука сжимает прохладное предплечье крепче, чуть разворачивает его, и большой палец прижимает пульс. Сердцебиение слегка учащенное – понятное дело, ведь едва проснулась. Взгляд? – ясный, насколько позволяет увидеть луна, которая поднимается по небу все выше и выше, и венчает белым венцом волосы Лидии обливая их медь жидким серебром. Арджент смаргивает, медленно, глубоко выдыхая, глядя на банши будто впервые – наваждение длится всего мгновение, но оседает в душе чем-то, похожим на амальгаму. Странное сравнение, но серебро лунных лучей отпечатывается на сетчатке.
«Ты от этого не уйдешь», - эхом из колодца шепчет ему свитое в единый жгут голосов многоголосье. Да он и не собирается, усталое лицо на миг просвечивает улыбкой, ладонь прежним жестом зарывается в мягкие рыжие волосы. Теперь тепло. Теперь как… по-прежнему?
- Да, это дом того друида, - имени которого они так и не знают, кстати говоря. – Потом… спросишь у него сама, как он нас нашел. Со мной он разговаривать не желает, говорит, что я не пойму ничего, и что не моего ума это дело, - «да и в целом, не слишком-то рад оказался». Над Лидией старикан хлопотал взволнованно, а на Арджента рявкал, как на провинившегося школяра. Тот порывался помочь хоть в чем-нибудь, когда привычная сдержанность и хладнокровие все же давали трещину.
Нет, он не сидел у кровати Лидии и не держал ее за руку. А про себя если что и говорил, то нецензурно. Матерился от души на происходящее, на сложившееся, и все, черт побери, то, что привело их к этому. Что часть жизненной силы безумной в своем желании спасти всех банши наверняка осталась в мире Хольды. Это неизбежно, ведь за все надо платить. Почему же не им, не Арджентом? – видимо, непонятному устройству и того и этого мироздания искреннего желания пожертвовать собой недостаточно. Надо было руку порезать там себе, кровь пролить.
«Или горло, чтобы уж наверняка», - проклятье, что-то он уже устал от всего этого дерьма.
- Не тронули. Иначе бы меня здесь не было, - а взглядом Арджент, несмотря на то, что и интонации Лидии прежние, и голос, все же ищет – ищет признаки  т ь м ы. Того самого, что мелькало во взгляде Элли те дни (ночи) после ее возвращения с того света. Взгляд ищет – и страшится найти. – Ты потеряла сознание, я нес тебя на руках, вот они тронуть и не решились, - чувством опасности ведет по спине, но кратковременно. Последуй Всадники за ними, они бы уже знала. Оба – знали бы, - он ощущает ее дыхание на своем лице, и поцелуй, в который невольно, мимолетно усмехается. Руки сами обнимают Лидию за талию, голые коленки которой так и подгибаются, когда она оказывается подхвачена под них. Тем же жестом, которым Арджент нес ее там, на мертвом поле, будто на руках, - теперь он не только пальцем чувствует ее сердцебиение. Вот она, живая. Настоящая, - горячие губы прижимаются к его, забирая изо рта этот горьковатый привкус стоячей воды, желчи, и непонятного чувства поражения.
Как будто бы битву выиграли, но война эта все равно обречена. Это у Лидии все почему-то просто – но Кристофер ощущает себя тем самым бесполезным арбалетом, что канул в стылую морскую воду, будто в вечность.
Черт побери, сколько же всякого дерьма лезет в голову, - не в его привычках отгонять дурные предчувствия, но сейчас они буквально выдавливаются. Выплавливаются льнущим к нему жаром, - рука скользит по груди Лидии, одним только тонким платьем прикрытой. Близко. Жарко.
И нужно им обоим, - старое продавленное кресло скрипит под ними, отчаянно жалобно, но протяжным уже скрипом ему отвечает кровать. «Выжили», - только и бьется в раскаленном дыхании, в котором, проклятье, больше нет ни холода, ни темноты. «Пусть мертвые хоронят своих мертвецов», - а они живы. Снова. И, как и прежде, тела изгоняют друг из друга все, что точит изнутри, все сомнения и тревоги, оставляя наслаждение, пылающее, словно рассвет.
А до него уже недалеко, и где-то на задворках сознания еще маячит мысль о том, что рассвет окажется мирным. И что есть еще немного времени. По-настоящему – времени. «Прости, старикан-друид. Мы здесь пошумим немного. Надеюсь, такта не побеспокоить нас тебе хватит», - беззвучный смех наполняет комнатушку, пропахшую травами и тайнами, и все становится хорошо.

+1

64

Нет больше сил думать о том, что сделано и что оставлено. Как и нет желания представлять грядущее, вспоминать о последствиях. Все эти предназначения, ритуалы и обряды - всё казалось чем-то далеким, придуманным, прочитанным в книге. Пора бы отпустить и перестать терзаться этим. И Лидия отпускает, прогоняя прочь из головы, пока чужие губы скользят по шее и ключицам, оставляя следы-метки на нежной коже - и снова возвращаются к губам, забирая выдохи и тихие стоны, взамен возвращая улыбку. Под пальцами тепло тела, которое так тесно сплетается с её собственным. Колени скользят по чужим бедрам, талию обвивая ногами, открываясь навстречу, отдавая и принимая. Кровать протяжно скрипит под тяжестью выпущенной на свободу страсти и почему-то так смешно. Банши, не удержавшись, смеется негромко, заглядывая в чужие глаза и проводя пальцами по лицу Арджента, опускает ладони на плечи. Сердце не сковано тревогами и сомнениями, какой-то болезненной сладостью, как это было раньше - оно свободно бьется, будто избавленное от цепей, от рабства разума. Нет ни потустороннего мира, ни богини, ни оживших мертвецов. Нет охотника и нет банши. Есть просто Крис и есть просто Лидия - мужчина и женщина - которым не нужно снова куда-то ехать и торопиться, считая минуты//секунды. Точно у них есть время - много времени, половина жизни точно для того, чтобы успеть сделать все. Чтобы дышать горячим жаром собственных тел или даже надоесть друг другу.
"Я что-то чувствую к тебе" - так сказала однажды, пару дней назад, а как будто много недель с того момента минуло. И продолжает чувствовать, только теперь не отталкивает это, а наслаждается. Когда еще получится испытать это?
Наслаждение поглощает без остатка, отзываясь волнами удовольствия, пронзающего тело и заставляющего трепетать на финальном аккорде, когда движения учащаются, а пульс лихорадочно колотится в висках. И Лидия замирает, выгибаясь, даже вдохнуть и выдохнуть не требуется, чтобы прочувствовать и заполнить спальню собственным сладким стоном.

Рассвет знаменует новый день. Так было и так есть, и так будет. Прижимаясь щекой к чужой груди, банши едва щурится, наблюдая затем как медленно восходит солнце за окном; как светлеет небо, окрашиваясь в нежный голубой оттенок - ни облачка. Чужое сердце стучит размеренно и спокойно. Мартин приподнимает голову, осторожно лаская взглядом безмятежное лицо Арджента. Спит или дремлет? Девушке не хочется его тревожить. Он достаточно натерпелся за последние дни, ввязавшись в эту авантюру с поездкой. Лидия еще некоторое время продолжает вслушиваться в биение его сердца, затем аккуратно поднимается, стараясь не беспокоить, отыскивает свою одежду. Самое время поговорить с хозяином дома - банши отчего-то уверена, что тот уже не спит. Одевшись, девушка на носочках движется по комнате, к самой двери и выскальзывает в коридор. Так и есть - слышится какая-то возня на крыльце, вот и чуть сгорбленная тень друида мелькнула. Кажется, он что-то пересаживает. Обняв себя за плечи, девушка аккуратно выплыла наружу, вдохнув свежий, по-утреннему прохладный воздух. Старик же делает вид, будто и вовсе не замечает гостью, вышедшую к нему. Он продолжает копаться в своих растениях, даже ухом не поведя на скрипнувшую дверь.
- Что, банши, не послушала? Не смогла принести жертву, свою оставила? - Отряхнув руки, тот покосился на перебинтованную кисть. Мартин опустила растерянный взгляд на повязку, вспоминая, как сочилась кровь сквозь марлевую ткань. Вскинув взгляд на друида, рыжая сглотнула и прижала кулачки к груди
- Знаете, я благодарна вам за помощь, но я не нуждаюсь в чужом одобрении моих действий. Или указаний, как мне стоит поступить. Я сделала так, как посчитала нужным. - Голос Лидии прохладный, сталью отдает, не терпит нравоучений и порицаний - девушка ясно дает это понять. И дело не в том, что она или он знают как лучше, здесь вопрос в том, что он или она считают правильным. И на мир они смотрят с разных ракурсов. Возможно, ей было бы полезно взглянуть на вещи глазами старого друида, но слишком поздно для этого.
- Конечно. Конечно, ты сделала так, как посчитала нужным. Слишком юна ты еще, банши и думаешь ты тем, что у тебя не там, - старик поворачивается к девушке и указывает сначала на голову, - а здесь. - Рука спустилась ниже, указывая на грудь, где тревожнее забилось сердце. Лидия отвела взгляд в сторону, скрестив руки.
- Что ж, банши, это был твой выбор. Твой. Только твой. И ты думаешь, что поступаешь правильно. Только вот последствия за него не ты нести будешь. Загробный мир принял бы твою жертву. Человека. А ты - не человек. Запомни, банши, у этого БУДУТ последствия. Только вот ТЕБЯ НЕ БУДЕТ, чтобы их решить. Ты не хуже моего понимаешь, что значит провести ритуал неправильно или нарушить его условия. А ты нарушила, и не единожды. И за это с тебя спросит Костлявая. В прочем, я тебя уже предупреждал.
Лидия поджала губы, чуть опустив голову. Она не ощущала в голосе старика осуждения или не согласия. Сухая констатация фактов, которые она и сама понимала, но держала слишком глубоко внутри себя. Но поступить по-другому она не могла и не стала бы. И если бы был шанс вернуться к началу пути, то... она ничего не изменила бы и приняла те же самые решения.
- Знаете, я всегда считала, что быть банши - это носить на себе проклятье Одиночества и Смерти. Я с этим смирилась, я это приняла. И я могла бы жить с этим дальше. Вы считаете, что я ошиблась, а я уверенна, что все делаю правильно. Не будет никаких последствий - Хольда примет мои условия, и никак иначе.
- Что ж. Удачи тебе, маленькая банши. - Светлые глаза старика впервые за весь разговор впились в глаза Лидии, после чего он снова отвернулся и занялся своими делами. - Там на кухне стоит отвар в коричневой бутылке - возьми. Тебе понадобится, чтобы в твою голову больше никто не смог проникнуть. Прости, но больше я ничем не могу помочь тебе. Дальше ты сама по себе
- Вы сделали достаточно. Спасибо, - Мартин отстраненно улыбнулась, отступив назад, затем повернулась и зашла обратно в дом, тяжело выдыхая. Сердцебиение снова сбилось с привычного ритма.
Проклятье Одиночества и Смерти. Оно всю жизнь следовало незримо рядом и вышло на сцену не так давно, обрекая на трудную судьбу.
Участь банши незавидна.
Но она нашла того, кто готов поспорить с ними всеми.
Лидия быстро вернулась обратно в комнату.
К Ардженту.

+1

65

Секс приятно и удачно выматывает, хотя, казалось бы, куда еще больше, после пережитого? – но со сном Арджент борется. С мыслью о том, что ничего не хотел бы видеть сегодня. Хватит – есть предел и его выдержке, и он вполне обойдется без сновидений с силуэтами, у которых нет лиц, без хора мертвых шепотов, и неумолчного плеска мертвой воды, набегающей на гниющий берег. Чем-то это напоминает ту ночь в отеле, когда лежали с Лидией, друг к другу прижавшись. Тогда, в ожидании неизбежного, под мерно отсчитывающий секунды двойной стук сердец. После того, что не должны были делать, как обжигало позднее осознанием. Тем, с чем примирились.
Лунный свет постепенно уходит в сторону, клонится к заходу, а небо светлеет. Рядом – на плече, прижавшись – тихо дышит утомленная банши, дышит спокойно и ровно. Если дурные сны не коснулись ее, то, возможно, повезет и ему? – а то все глаза проглядел уже, будто сыч, в предрассветную хмарь. Как наяву, видя все, через что прошли т а м.
«Но ведь вернулись», - и станут решать проблемы по мере их поступления.
А их, проклятье, грядет немало, - медленное забытье накрывает, и невесть чьим благословением оно не несет в себе ничего, кроме тепла.


От короткого движения рядом Арджент все же просыпается, и, щурясь в предрассветные сумерки, видит качнувшиеся рыжие волосы. Лидия проснулась, и решила куда-то пойти? – сам же, невзирая на усталость, понимает, что лучше бы уже вставать. Не стоит им задерживаться в этом доме, который пусть не враждебен им, но сами они здесь чужие, - когда дверь за банши закрывается, а звук осторожных шагов удаляется, Кристофер отбрасывает одеяло. Тело приходит в норму, просыпаясь в считанные секунды. И, быстро одевшись, он замирает у приоткрытого окна, в которое врывается утренний воздух. День обещает быть погожим, и… странно, но даже обрывки разговора, слова, сказанные друидом, отчего-то не могут омрачить предчувствие Арджента.
Понятное дело, бесконечно брать в долг не станешь, кто тебе это позволит? А они и без того сказочные везунчики, по сути, выбрались оттуда, где должны были остаться. Хотя бы один из них. И расплата грядет, стократ, вероятно.
«Только бы не ей», - и потому, когда дверь стремительно распахивается, и Лидия застывает на пороге, побледневшая, нахмуренная, он ей улыбается.
- Ты в порядке? – о, вряд ли. Но есть кому позаботиться об этом.


Аэропорт Амстердама шумен и светел, будто летний день, что остался за светлыми дверями из стекла. Добрались из Хеллендорна до столицы сравнительно быстро, или же, просто не заметили, как добрались. Пара дней, проведенных в Нидерландах, так же незаметно пролетели, утекли,к ак песок свкозь пальцы, - Арджент сжимает свободную руку, левую, незаметно встряхнув кистью. Правой же держит Лидию за руку. Крепко, отчего-то уже ставшим привычным движением прижимая кончик то среднего, то безымянного пальца к ямке ее пульса.
Оно того стоило, проснуться тогда в доме друида, и задать самый главный вопрос – «ты в порядке?»
И теперь все, что у них оставалось – это они сами. Невольно повязанные древнейшим из обрядов, - на Ладони Лидии еще бьется жаром след пореза, но жар удовольствия в крови также бьется. Как и в самом Кристофере. По пути до аэропорта еще были кабинки туалетов придорожных кафе, были полупьяные взгляды, и укрывшийся за густыми кустами автомобиль. Все – было.
Будет ли еще? – только им решать, понятное дело. Но Атлантический океан непреодолимой стеной разделит эту жизнь и грядущую, точно так же, как отделил прежде прошлое от того… что теперь также стало прошлым.
Левая рука сжимается сильнее, будто стараясь что-то удержать, но песок становится мелкой пылью, пеплом, и развеивается, будто вовсе и не было. Но – б ы л о, - «было и было».
Безо всяких «и», - объявляют посадку на рейс. И местные, и приезжие на необычную парочку смотрят по-разному, кто равнодушно, кто с интересом. Осуждение также мелькает, а у Арджента по-прежнему не идет из головы то, что обнаженное белое колено то и дело задевает его по ноге.
«Было и будет», - солнечный луч косо падает сквозь окошко иллюминатора, когда они занимают свои места, загорается в медных волосах, и выгоняет болотную стынь из зеленых глаз.
Они оба готовы – и к осуждению, и осмыслению. И к тому, что серый Бикон Хиллс, будто навечно тенью дремучих лесов накрытый, разведет их, заставит думать и сомневаться, возможно, даже прекратить то, что происходит между ними – но в Нидерландах навсегда останется кое-что.
До следующего раза.

+1


Вы здесь » uniROLE » X-Files » if i could take your hand