http://forumfiles.ru/files/0018/24/aa/99403.css

http://forumfiles.ru/files/0018/24/aa/88875.css

uniROLE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » We walk to line


We walk to line

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/X2mpgri.gifhttps://i.imgur.com/WrQx4hL.gif

Котенок считает себя взрослой кошкой. Она хочет показать себя полезной. Нужной. Умелой. И совсем не лишней в этом городе. Селина знает, что ей нужно делать. Селина все продумала.
Продумала ли?..
Она не одна. В буквальном смысле. Загадочнику интересна эта девочка, что так хочет стать кем-то в глазах Барбары Кин. Он смотрит, как Селина точит коготки и учится царапать. Так отчаянно, так агрессивно и... Непродуманно?
Эй, детка, тебе помочь? Да брось, будет весело!
Не так легко покорить Готэм в одиночку, даже если выросла на улицах.
Не так легко заставить этот город смотреть на тебя, даже если в прямом эфире вешал бомбу на шею мэру.
Но обходить лицензии все еще весело. Как и показать свою значимость.

+1

2

Селина Кайл редко бывала кому-то обязанной и ненавидела это чувство. Должок за спиной — лишение свободы. А Селина была слишком свободолюбивой и слишком гордой для того, чтобы слишком долго гулять в оковах излишних обязательств.

Селина Кайл редко кому бывала благодарна и это чувство было для неё непривычным. Это проявление эмоций было слишком сердечным, а Готэм — город, в котором нужно запереть сердце на замок, а ключу дать мирно упокоиться на дне пролива среди тины, песка, химикатов и прочих отходов, которыми полны готэмские воды. Всё началось с Уэйна, кто бы мог только подумать. С этого мальчонки, уже юноши, началось слишком многое в жизни Кайл. В том числе и то, что Селина... Все же была благодарна дворецкому Брюса, Альфреду, за вкусную еду.
В остальном она с Брюсом Уэйном и всем, что с ним связано, была в расчете.

Так хотелось думать, по крайней мере.

Барбара Кин — другое дело, с ней не получалось. Женщина сделала слишком много, того, на что нельзя прикрыть даже если смухлевать, Селина любила мухлевать, использовав правило, кто старое помянет, хотя вряд ли можно забыть те незабвенные моменты совместного проживания, да и именно благодаря Часовой Башне Селина смогла вылечить Айви, что тоже как бы не слишком неприметно. Но если предположить, что все, глаз вон, то... Даже тогда остается факт, на который нечем крыть: Барбара Кин подарила Кошке возможность.

Стать кем-то. Стать по-настоящему свободной. Стать той, под чьим каблуком со временем будет находиться весь Готэм.

Черт возьми, как тут не быть благодарной?! Хотелось бы, но даже у воров есть честь, а у кошек — остатки совести.

И именно из благодарности Селина терпела ту странную компанию, которой мисс Кин себя окружила, хотя здравый смысл Кошки в буквально кричал, что нужно драпать на всехпарах отсюда, пока цела. Барбара в буквальном смысле нацепила на себя две мишени, спокойно становясь ровнехонько между молотом и наковальней: с одной стороны Готэмский Полицейский Департамент, жаждущий поймать Джерома и не сказать, чтобы без причины, с другой стороны Пингвин и его свора, который рано или поздно просечет что эй, а может все же грохнуть Эдди Нигму, вдруг со временем он представит собой опасность?

Говоря об опасности, кстати. За свою шкуру Селина до сих пор опасалась, алё, они тут все психи! Если у Барбары и Нигмы хоть справки были, липовые, но были, то Валеска и этим похвастать не мог. Вдруг кому-то из них станет скучно? Кайл знает, на что способны маленькие психи, называемые детьми, с кошками, когда им скучно, не раз выбивала из них дурь и выхаживала хвостатых тезок. Только кто будет выхаживать Кошку от великовозрастных психов? Точнее то, что останется от Кошки. И ладно Джером, он хоть сделает все с шиком-блеском, весело в конце концов. Загадочник же... Селина помрет скорее от скуки.

В общем, команда выходила никудышная. А Селина в последний раз перед Барбарой облажалась, не сумев добыть ножик. Теперь в этой никудышной команде Кайл была в глазах Кин слабейшим звеном. Может Кошке и предстояло ещё многому научиться, в бою она может пропускать удары, но они пустяк. Страшнее же удар по чувству собственного достоинства. Задетая гордость не затянется, подобно ране. Задетую гордость возместить можно лишь заслуженной, достойной похвалой.

Селина будет хорошей киской, которая заслужит того, чтобы её почесали за ушком (отвратительное сравнение, но, пожалуй, самое точное), даже если для этого потребуется прыгнуть выше своей головы. К счастью, кошки всегда приземляются на все четыре лапы. К тому же у неё есть цель, есть план и лучший исполнитель, которого только можно найти в Готэме, она сама. После вооруженных налетов, карманного воровства, похищения людей из психушки облапошивание банды Уличных Демонов не кажется таким уж и сложным делом. У них есть деньги, а что самое главное,  у них нет мозгов, ведь только тупицы назовут себя Уличными Демонами. Другое дело, что их много, а много дураков с пушками — все равно, что обезьяны с гранатами. Хотя, если у них есть гранаты, то это даже не сравнение.

Стрелки на часах устроили свидание у цифры 12. Изящно соскакивая с дивана, девушка лениво потянулась, позвонки отозвались едва слышным хрустом, на лице Селины отобразилась довольная улыбка. Через час небось байкеры устроят ленч, отдавая все карты на руки Кайл. Изначально Кошка не планировала никого извещать о своем отсутствии, все привыкли, что девушка уходит куда захочет и за чем хочет, тоже касается и возвращений. Но вдруг Барбара будет волноваться? Ох уж это чувство благодарности! Губы Кайл дрогнули в насмешливой улыбке, стоило перевести взгляд с часов на Загадочника:

— Хэй, Шахматный убийца, отгадай: рожки и козлиные ножки, — Селина находила особое садистское наслаждение в том, чтобы задавать Эдварду глупейшие загадки. Подойдя к стендам с кнутами, Кайл брала в руки то один, то другой, несильно взмахивала, прислушиваясь к свисту, как истинный ценитель выбирая самый лучший. Одалживая тот, что по её мнению будет более плавно скользить воздуху, Селина направляется на выход, бросая через плечо фразу в духе Барбары Кин:  — Мамочка уходит зарабатывать денюжку.
[sign]
http://s1.uploads.ru/Q9FWk.gif
Young blood, run like a river
Young blood, never get chained
Young blood, heaven need a sinner
You can't raise hell with a saint
[/sign][icon]http://sg.uploads.ru/t/jG3Sb.png[/icon]

Отредактировано Selina (2018-01-03 22:13:02)

+1

3

[indent] Если бы меня спросили, в каком месте находятся одновременно самые необычные люди, что бы я мог назвать?
Конечно, первым приходит на ум Аркхэм. “Необычные” - еще и мягко сказано. Самое неприятное, скучное и тоскливое место. В компании психов, кретинов и санитаров с каменными лицами. И старые кроссворды, которые слишком быстро заканчиваются. У меня.
Не самое лучше время в моей жизни, да?
[indent] Но это стоило моей внутренней свободы. Пожалуй, да.
Пусть в Аркхэм возвращаться совсем не хочется.
Кто вообще решает, кого туда сажать? Честно говоря, я сказал бы, что там всем место. Абсолютно всем. Готэм слишком въедается под кожу, отравляя с рождения.
Если ты родился в Готэме - ты обречен. И что с этим делать? Ничего. Расслабься и получай удовольствие!

[indent] Интересно, сколько мне еще понадобится времени, чтобы вдолбить эту истину в голову… кхм, себе. Точнее, Эду Нигме. Который все еще сопротивляется и не желает принимать меня обратно. Снова стать тем, кем он является на самом деле.
Но пока это не случилось, я забавляюсь.
У меня нет возможности добраться до Пингвина, и это злит. А значит…
Что я там говорил про самых необычных людей в одном месте? Давайте забудем про Аркхэм, сразу.
[indent] Это - здесь.

[indent] Это здание, где торгуют оружием. Не знаю уж, где Барбара его себе нашла, потеряв клуб “Сирены”, что превратился в “Айсберг Лаундж”. Да, кстати, чувство юмора Освальда в выборе названия я оценил. Именно, мать его, айсберг со мной внутри украшал это место целых пять месяцев.
Но в итоге, все-таки, я оказался свободен. Да, разбит. Да, дезориентированным. Но свободным.
[indent] Первые недели были ужасными. Я бы даже сказал, отвратительными. Каждый раз, когда Эдвард Нигма забывает главное - кто он такой - появляюсь я.
Заморозка подпортила планы, стоит признать. Освальд переиграл все, и смог угадать, что будет дальше. Стоит ли сменить тактику?
Нет. Что бы не произошло, он получит свою пулю на берегу пирса и в этот раз уже не выплывет. Уж я об этом позабочусь.

[indent] А пока, стоит заняться собой. И понять, как выжить в этом месте.
Барбара Кин. С ней нет никаких проблем. Она может быть препятствием только в одном. Эд ею дорожит. Пожалуй, вкусы на женщин у него стали лучше, признаю. Барбара интригует даже меня. Она столь же безумна, как и этот город. Она рвется к власти, но делает большую ошибку. Она пытается контролировать меня, еще не понимая, насколько это гиблое дело. Что ж, Барбара, нам предстоит много работы.
Чего ты теперь хочешь после того, как увидела меня? Меня, а не Эда Нигму. Не нас в симбиозе, когда я был тем Эдом, которого ты знаешь. А меня, без ретуши, без прикрас и без какого-либо чувство привязанности?
Тебе страшно, ты беспокоишься или… тебе это нравится?
Все это делает тебя интересной. Для меня.

[indent] Джером Валеска. Парень, полный сюрпризов, но простой, как доска. Тот, что видит веселье в любом кровавом событии. Даже если вспороть ему живот, он наверняка продолжит смеятся.
Его стиль глупый, грубый, но у него получается привлекать внимание. Главное, чтобы он не привлек лишнего. Зачем Барбара его держит здесь? По нему плачет Аркхэм и полиция Готэма с Джимом Гордоном во главе, и Освальд со своими лицензиями. Ладно, ладно, в последнем случае постарался я.
[indent] Мне доставляет особое удовольствие представлять, как Зсасз докладывает боссу об очередном нелицензированном преступлении. А если еще и говорит, что там замечен “некто в зеленом костюме”... Мои губы растягиваются в улыбке, стоит мне представить, как лицо Пингвина искажает ярость.
Та встреча в клубе, что случилась после разморозки, все еще бьет по моему самолюбию. Как и заморозка в целом. Я не оставлю это просто так. И пока Эдвард Нигма снова пытается быть хорошим парнем и не злить Барбару лишний раз, я вовсе не собираюсь сидеть сложа руки. Пусть он не думает, что победил. Я ему не позволю.
[indent] Никогда не позволю.

[indent] И, кто еще остался?..
Я откладываю газету, услышав тихие шаги. Она ступает аккуратно, небось уверенная, что все спят. Или никого нет. Крадется, как настоящая кошка.
И, кажется, замечает меня.
Смотрит насмешливо, как на пустое место, даже не представляя, кто именно перед ней сейчас.
Наслаждаешься чужой беспомощностью, дорогуша? Неправильная тактика.
[indent] Я поднимаюсь дивана, оставляя газету на столе и подхожу к ней. Селина выбирает хлысты с важным и самодовольным видом. Настолько важным и самодовольным, что я не скрываю усмешки.
Она как маленький котенок, что так хочет казаться взрослее.
[indent] - Отгадаю другое. Барбара не знает, что ты задумала, - конечно, не знает. Барбара не любит, когда что-то решают без нее. Она держит Селину здесь, отмахивается от нее. Сколько раз я слышал, когда девчонка просила дать ей серьезное дело?
Хочешь стать значимой? Сделать что-то такое, чтобы заслужить одобрение мисс Кин? И бросаешься, сломя голову.
[indent] Открыть тебе секрет, малютка? Это не делает тебя взрослее.

Я делаю несколько быстрых шагов вперед, вставая прямо поперек двери.
[indent] - А теперь твоя очередь. Я захватываю твой ум, я заставляю тебя действовать, я не позволяю тебе все взвесить, а потом ты понимаешь, что все сделала неправильно. Что я? Отгадаешь - выпущу, - я насмешливо подкидываю в руках ключ от входной двери. Конечно, Селина может развернуться и вылезти через окно.
[indent] Она слишком упряма, и это я уже успел усвоить. Как и все подростки в ее возрасте. Она хочет быть частью Готэма, и это справедливо. Стоит отдать ей должное, она выжила на улицах. Я помню ее несколько лет назад. Она сидела в полицейском участке и морщила нос, отвечая на вопросы Джима Гордона. Делала все, чтобы не попасть в приют. И ведь не попала.
[indent] Она знает эти улицы, она знает, как правильно жить в этом городе.
Но, осторожно, девочка. Ты не знаешь людей так, как знают их взрослые. Они могут тебя удивить.
И что мне с ней делать? Если Барбара узнает, Эду не поздоровится. Эд бы пытался остановить ее иначе. А я…
Я знаю, что мне делать дальше. Независимо от ее реакции.
[indent] Ну, Селина Кайл. Удиви меня. Покажи мне, что ты этого стоишь.

+1

4

Кайл цокнула языком, ещё раз взмахивая кнутом, будто бы в последний раз примеряясь к своему новому оружию. А может и отвечая, при этом ловко увиливая, на «отгадку». Её неопределенные действия могут быть расценены по-разному, все зависит лишь от точки зрения. Пусть думает что хочет, Кошке было абсолютно наплевать. Другое дело, что всего один телефонный звонок, и у Кошки останется семь жизней.

«Ему же пофиг, не сделает», слабо убеждала себя Селина, при этом абсолютно точно понимая, что этой версии нельзя даже дать навскидку пятидесяти процентов, максимум сорок пять. И все же на лице Селины не дрогнул ни один мускул, Кошка сохранила непринужденность, скручивая хлыст и закрепляя на бедре. Для того, чтобы быть лучшим лжецом не обязательно говорить правду, хотя это и самый лучший выход. Годы показали, что для того, что лучший лжец способен заставить людей поверить в то, что уверен в том, что говорит правду, а что за этой уверенностью прикрыто — неважно. Все рады обманутся, никому не по душе горечь правды. Нужно лишь выждать момент, чтобы в необходимую минуту дать людям этот шанс.

Селина Кайл вовсе не недооценивала Загадочника, прекрасно осознавая, что не будучи отморозком он умнее. Не только её, не только большей части серой массы Готэма, но и большей части серой массы Земли. Но с такой же лёгкостью понимала, что обходит его по другим фронтам, которые с вышины кое-чьего великого эга и разума не слишком видны: хитрость, ловкость, общение с людьми. Кошка общалась как и со сливками общества, так и с теми, кого считают грязью под ногами. Она знает о человеческой натуре не по наслышке и явно не по книжкам, в отличии от Эдварда. Нигма может раскусить её как орешек, но никогда не сможет этого доказать Барбаре, Селина мастерски сплетет паутину нового обмана, служащего прикрытием. Вдруг Кайл сейчас направляется голубей кормить? Или на свидание собралась? А кнут берет потому что улицы небезопасные нынче.

Эдвард Нигма общался с нормальными людьми слишком мало, чтобы не оставлять лазеек.

Однако.

Вот же...

Прекрасно. У Нигмы какой-то фетиш на запирание людей и игру с ними в угадайку, Селина бы посоветовала пойти к психиатру с такой проблемой, но вряд ли Нигму удастся спихнуть в Аркхэм так легко. Спасибо, что без ядовитого газа, впрочем, но что-то Кошке подсказывает, что это только исключительно потому, что у Эдварда его при себе просто не было.

В Нэрроуз Селина научилась не только выживать, но и овладела искусством красноречиво высказывать своё мнение о каком-либо человеке или событии, используя творческий подход в виде нецензурной лексики. Но из всех немыслимых и мыслимых словесных оборотов ей в голову пришёл самый простой, но в достаточной степени точный. Может, миссис Нигма и была добропорядочной женщиной, прекрасной женой, выпекающей пирожки с повидлом и раздающей их детям-сиротам, а по воскресеньям ходящей в церковь, ничуть не заслуживающей того, что Селине приходит в голову, но...

Какой же Нигма сукин сын. И да, это правильный ответ, выдавайте заслуженные овации и ключик от двери желательно тоже.

Впрочем, Кайл была азартной. Это качество было губительно в некотором роде, что поделаешь, остаток подросткового возраста. Поэтому Кошка решила всё же вступить в игру, но сделать это по своим собственным правилам, чтобы мистер «50 оттенков зелёного» не обольщался. Она заметила, как на мгновение Эд глянул на окно.  Действительно, вот он, вход номер один, если нужно куда-то проникнуть и выход номер два, если дверь заперта. И все же это предсказуемо. А раз уж они собрались тут играть, то стоит привносить разнообразие.

С ничего не выражающим выражением лица Селина подошла к двери. Стоящий в дверях Нигма её не напрягал. Совершенно, ведь замок он не закрывал. У Селины всегда был при себе набор отмычек, а замки тут стояли универсальные, о чем девушка сообщала, настоятельно рекомендуя сменить, но на нет и суда нет. Присаживаясь на корточки, Селина принялась вдохновлено орудовать скрепкой, передвигая штифты, и медленно поворачивая отверткой замок.

— Знаешь, Эдди, условия некорректны. Имея большую фантазию, можно придумать все, что угодно и подвязать под условия. Гормоны, например. Док, подружка Гордона, говорила, что это гормоны мне ударили в голову, и именно они вынудили брать её в заложники, а так я хорошая девочка, — саркастично подметила Кайл, работая. Несмотря на то, что Селина уже настолько наловчилась, что могла взламывать их с закрытыми глазами, на слух, на ощущения, все её естество было напряжено и сосредоточено, будто бы она проводила сложнейшую операцию по спасению человеческой жизни. И все же стоило ей услышать характерный щелчок открывающейся двери, как на лицо вернулась снисходительно-насмешливая улыбка.

— Ещё, как вариант, раздвоение личности, тебе ли не знать? — кинула ещё одну остроту Кайл, будто бы именно в этом и заключался смысл её жизни. Толкнув Нигму плечом, мол, посторонись, мешаешься под ногами, Селина, выходя на улицу.  — Но я полагаю, что ты имел в виду горячность или что-то типа того. Я выиграла, удачно прохлаждаться дальше.

Кайл была настолько хорошей девочкой, что перед тем, как затеряться в толпе даже помахала на прощанье. Естественно, от чистого сердца. Естественно, с издевкой. Пройдя квартал, Селина резко сворачивает в родные, мрачные и узкие проулки, взбирается по аварийной лестнице на крышу. На ходу Кайл накидывает капюшон и достает маску — перед тем, как направить Селину к Барбаре, Табита завещала своей юной подопечной всегда надевать на дела маску. Чем крупнее дела, тем меньше людей должны узнавать тебя  в лицо. Перепрыгивая с крыши на крышу, сменяя улочку улочкой, карабкаясь то по одной лестнице то по другой,  Селина идёт теми путями, которые со стороны могут показаться самыми запутанными, но на деле же были самыми быстрыми и короткими, выводя к складским помещениям. Кайл прильнула к одному из стоящих неподалеку боксов, осторожно выглядывая, чтобы разведать обстановку. Все так, как она и предполагала. Трое «сторожат» деньги, остальные обедают, скорее всего.  Пока что все идет по плану, но сердце бешено стучало.

Это всё из-за Нигмы, «сделала все неправильно», как же.

[sign]
http://s1.uploads.ru/Q9FWk.gif
Young blood, run like a river
Young blood, never get chained
Young blood, heaven need a sinner
You can't raise hell with a saint
[/sign][icon]http://sg.uploads.ru/t/jG3Sb.png[/icon]

+1

5

Женщины забавно злятся. Серьезно, достаточно забавно.
А девочки еще более забавные.
Я широко улыбаюсь, все еще подбрасывая ключи в руках. Конечно, я не запирал дверь. И если Селина - умная девочка, она догадается об этом.
А она подает неплохие надежды. А сколько в ней рвения, сколько огня? Я мог бы ею восхищаться, но, пожалуй, не буду.
Восхищение я оставляю Эду Нигме. А я, такой, какой есть сейчас, предпочитаю не размениваться на подобные мелочи.

Мне сейчас хорошо. Правда. Эд пытается подавить меня, но я сильнее. Почему? Потому что я - это тоже он. Не буду врать, не настоящий. Настоящий я, когда мы вместе. Когда я не думаю о себе, как о ком-то другом.
Я долго развивался в его сознании, захватывая его настолько блестящий ум, что никто не может оценить, и мало кто может с ним сравниться.
Только он должен был сделать главное. Принять меня. Стать мной. Стать со мной единым целом. Стать, черт возьми, собой! Настоящим.

Я ведь знаю, в чем его проблема. Пингвин, ну конечно же. Эда настолько подкосил тот факт, что он проиграл, что его перехитрили, что снова не смог меня принять.
Боишься, Эд? Не любишь поражения?
Я расправлюсь с ним. С Освальдом Кобблпотом. И ты тогда, идиот, поймешь уже наконец, что одна битва - это не война!

Но пока я выжидаю. Привыкаю брать контроль. Ты думаешь, что контролируешь меня, но ты ошибаешься. Кричи в зеркало сколько угодно, но вечно бежать от себя ты не сможешь.

А я предпочитаю поиграть с котенком. Она все еще забавно хмурится. Дерзит. Ого! Детка, да в тебе настоящий огонь. Если бы Барбара видела тебя сейчас, ты бы сразу стала ее полноправным партнером.
Но она не видит. Зато это вижу я. Заслуживаешь ли ты этого? Знаешь, сложно сказать. Я бы сначала посмотрел на тебя в деле.
Но я не отступлюсь от своих слов. Давай, прими мои правила игры. Это будет весело. Я тебе обещаю.

- Гормоны… Ох уж эти подростки! - я тихо смеюсь, немало ни смущен ее дерзостью. Дети, они все такие. Хотят скорее вырасти. Стать кем-то. Показать, что они уже взрослые. Любые дети. В том числе и Селина Кайл. Я слышал, что она выросла на улице… Ах, да чего уж темнить, это было в ее досье. Когда я был судмедэкспертом, я в него, разумеется, заглянул.
Тоже не получилось с семьей, а, Селина? Мать тебя бросила, если я ничего не путаю. А мой отец меня ни во что не ставил. Знаешь, если бы я был действительно хорошим парнем, мы могли бы поговорить об этом. Я тихонько подливал бы тебе виски, пока не видит Барбара, а ты училась бы медленно пьянеть.
Это было бы душевно.
Но мы с Готэме. Это не то место, где заводят себе друзей. Только союзников. Партнеров. Никакого доверия и пистолет под подушкой.
Ты предпочитаешь кнут. Неплохой выбор. Может быть, ты на самом деле нашла свое.

- Браво! Не совсем так, но… Ты уловила смысл. Неплохо для нача…
Она меня уже не слушает. Гордо задирает подбородок, хватает свой кнут и также гордо уходит за дверь. Конечно, открытую.
Готова бросить вызов ночному городу? Похвально, похвально.
Да вот только, мы с тобой еще не закончили.
Я кладу руку в карман, нащупав пальцами пистолет. Эд сейчас его не носит. А я с ним не расстаюсь. В патронах недостатка нет. У Барбары здесь есть все условия, чтобы быть вооруженным.
А условия, чтобы не быть пойманными полицией Готэма, есть у Освальда.
Вот только нам это совсем не нужно.
Даже наоборот.

Я выжидаю несколько минут, и иду за дверь, вслед за юной Селиной.
Аккуратно, не попадаясь ей на глаза. Она быстрая, она почти бесшумная. Девочка, что выросла на этих улицах, и знает их лучше, чем кто-либо другой.
Бессмысленно пытаться повторить ее маршрут, ведь так? Главное, не терять ее из виду, и найти конечную точку. Туда, куда она отправляется.

Она все-таки забавная. Достаточно забавная. Она хочет казаться взрослее, хочет быть значимой. Огрызается, выпускает когти, заставляя меня смеяться над ее попытками выглядеть кем-то.
У нее есть все шансы такой стать. Так куда она спешит, а? На что она надеется, когда хочет впечатлить Барбару?
Что ты собираешься принести ей, Селина Кайл? Деньги? Или чьи-то трупы?
Барбара говорила, что ее финансирование погорело. И ей нужно удержаться на рынке оружия, если она хочет заработать. Ее клуба “Сирены” больше нет, теперь есть “Айсберг Лаундж”. Пингвин любит забирать себе чужое.
Чужие жизни, например.
Эд почти не вспоминает Изабеллу, теперь все дело в другом. Теперь все дело в этой заморозке, что разделила нас.

Миртл Дженкинс, милая одноклассница, которую я даже не помню. К слову, а почему я должен был? Я почти ни с кем не общался и проявлял себя в учебе. Терпел издевательства, и тогда же проявлялась моя личность. Та, настоящая.
Эд не был готов ее принять. А сейчас снова отвергает. Нам снова нужно стать… Одним целым, собой.
А для этого - нужно нанести удар Пингвину.
Но сначала, для этого, нужно как можно больше людей на моей стороне. И начать стоит со своего вынужденного окружения.
Селина единственная, кто смотрит на меня враждебно. Нет, так я это не оставлю.
Поэтому я здесь. Поэтому я иду за ней. И вижу, как она забирается на крышу. Скрывает лицо за маской, надевает капюшон.
Умно. Я же поищу другой вход.

Я внутри. Я вижу троих, играющих в карты. Конечно, это не вся банда.
Итак, Селина Кайл решила обобрать бандитов. И всего лишь?
Но я выжидаю. Я наблюдаю за ними. Я держу оружие наготове.
Ты когда-нибудь убивала, Селина? Доводилось ли это делать? Если ты не решишься, я закончу это дело за тебя.
И это будет наш маленький секрет. Пусть Барбара думает, что ты справилась одна.

0


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » We walk to line