о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищите хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• rangiku
связь id415234701
пасет людей, котят, админов и заблудших лисов, бухая днями напролёт. шипперит все что движется, а что не движется, сама двигает и шипперит насильно, позабыв о своей работе.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• renji
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.

автор недели YAMAMOTO TAKESHI

Внизу его ждёт отец. Он присутствовал на официальной части, а на праздничную, конечно же, не пойдёт. Но он хочет проводить сына, предварительно его засмущав, разумеется. Старик называет его красавцем и обещает, что все девушки будут его, после чего оба громко смеются — Ямамото даже идёт один, ясно же, что для него это совсем неважно. Затем старик просит его повеселиться, а перед самим уходом сына добавляет вслед, что гордится. Такеши даже замер на секунду, обернувшись. Знал, что момент тронул не только его, но и отца. Они не говорят об этом больше, но решение уехать в Италию висит над ними неразрешенным напряжением. Но он улыбается, говорит, что и он тоже гордится отцом, после чего уходит... Читать

TRUST ME, I'M...

Джек верил в то, что работу профессионала видно сразу. Это было похоже на работу старой школы. Живописцев, мастеров, которые смогли увековечить свои имена лишь парой полотен. Мужчина представился и нельзя было уловить фальшь либо что — то иное в чётко построенных фразах. Сейчас Джек мог вспомнить, почему и точнее чем ему нравилась Япония. Она нравилась ему неторопливостью и некоторой скудностью фраз. Словами которые тем не менее выражали больше смысла, чем обычный поток слов...Читать

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста – выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да – это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни – накатим за его здоровье!

Molly Hooper: Буду краток - хороший, уютный, активный форум. Кхм. Теперь речь *достала большой свиток*. Прошло уже месяца два, наверное, как я здесь обитаю. Началось все с банального желания поиграть давним персом. Вакансий на тематических не было, и я рискнула пойти на кроссы. Почему "рискнула", спросите вы? Потому что предыдущие мои попытки играть на кроссах были до того печальны, что я зареклась. Обходила десятой дорогой. Написала заявку, откликнулись люди, на двух не сложилось по разным причинам, пошла на Юни. И знаете что? Мне очень нравится это место. Доброжелательная, ненавязчивая администрация. Никто не бомбит настойчивыми просьботребованиями каких-то игр, и тому подобного. Флуд не натужный, а естественный, есть у людей настрой - они флудят. Нет - играют. Обсуждения игры не похожи на бессмысленные километровые чатики ни о чем, это действительно обсуждения игры. У народа есть игровые идеи. Есть игра. Есть отличный уровень постов, на которые хочется отвечать. Никто никого не уговаривает играть, предлагают друг другу сами. Как часто приходишь на форум и видишь обратное - когда играют только свои со своими, какие-то междусобойчики глупые. Здесь этого нет. Люди пришли играть, и они играют. В общем, охать и ахать в восторгах - не мой конек, а скажу, что здесь просто хорошо и уютно. Спасибо, ребята.

Pietro Maximoff: Вот и настало мое время сказать пару-тройку теплых слов о нашем любимом Юни. Форум изначально привлек своей немногочисленностью и теплой, ламповой атмосферой. Скажу честно - в то время мне просто хотелось покоя и уюта, и я пришел на Юни с товарищем, надеясь обрести все сказанное ранее там. И действительно - форум оказался весьма уютным, теплым и домашним. Я предложил девочкам-администраторам свои услуги и они взяли меня под крыло, и могу честно сказать - это самый лучший коллектив, в котором мне когда-либо доводилось состоять. Никогда никто не идет против воли игроков, всегда прислушиваются к каждому мнению. Конечно, я прекрасно понимаю, что всем угодить невозможно, но то, что большинство понимает и принимает все, что мы пытаемся донести до народа, радует. На Юни приходишь отдохнуть после трудовых будней и знаешь, что там все твои любимые и дорогие тебе люди. Что ребята-игроки любой кипишь поддержат, любую затею. Никто не сидит по уголкам, все ходят друг к другу "в гости" и это радует. Меня лично радует возможность вносить свою лепту в наш общий труд для процветания форума. стараться на благо игроков. На форуме всегда царит веселая и теплая атмосфера, тут уже с порга становишься "своим". Будто тебя знают уже лет сто, разве это не здорово? На других форумах, к сожалению, мне доводилось встречаться с полнейшим игнором новеньких, грубостью и хамством, но тут такого нет - и в этом я честен.Спокойно, уютно по-домашнему. Тут рады каждому, а большинство даже самых безумных сюжетов - отыгрывается с большой охотой. Отдельно о каждом говорить нет смысла, потому что все, кто с нами - уже мною любим. Просто на Юни отдыхаешь душой, когда не торчишь перманентно посты Боромиру ;)

Carver Hawke: Хотите выпить, но никто не поддерживает подобную идею? У вас накопилось много не отыгранных сюжетов и идей в голове? Вы хотите поиграть по своему любимому фандому, но все ролевые закрылись? Вы боитесь, что на кроссе будете не нужны и не найдете себя? Что же, тогда, Добро Пожаловать на Юни! С первой же секунды "залета" на этот кросс, вы не будете себя чувствовать ненужным или брошенным! Перед Вами откроется новый мир вашей фантазии и фантазии ваших новых соигроков. Здесь все не просто семья, мы - собутыльники, братья, сестры и просто большая группа своеобразных ребят, готовые повеселиться даже с теми, чьи фандомы видим впервые. Здесь Вы сможете отыграть все, что угодно! Можете быть кем угодно, когда угодно, а главное с кем угодно! Конечно, не могу пройти мимо шикарного дизайна, который не может не радовать глаз. АМС - это не зазнающаяся "шайка", якобы всемогущих людей, а прекрасные игроки, которые заслуживают похвалы и уважения в свой адрес за идею, оформление, организованность и собранность. Здесь никто не будет Вас пинать или гнать палками в игру. Все понимающие, позитивные, а самое главное ОФИГЕННЫЕ ребята, которые не заставят Вас скучать. Мало того, когда накатывает депрессия и Вы приходите на форум, Ваше настроение повышается на +100500. Вы научитесь орать, веселиться и никогда не грустить, Вам просто не дадут этого сделать. В общем, ждем всех и с радостью!

Carver Hawke: На самом деле, я уже оставлял отзыв в ТОПе, но с удовольствием сделаю это еще раз. [Если, конечно, никто не против, что меня так много здесь]. Как человек, я слегка "тормоз" - это мягко сказать - а потому, грубо говоря, сейчас, я просто плюсую к своим предыдущим словам дополнения. Просто, от души, хочу сказать спасибо всем за то, что не только здесь прекрасные игроки, хорошие люди и дорогие амс, но и понимающие личности, которые помогают вам, поддерживают вас и всегда выслушат - простят - поймут. Спасибо огромное, Юни. (Жаль, что реал очень часто забирает в свои объятия, но даже после долгого отсутствия сюда возвращаешься, как домой :3) Но, на самом деле, я просто хотел дополнить предыдущую речь незатейливым стишком (ну, я же не могу не включить своего "безумного" недопоэта х)). Что такое Юни? Поясню в словах. Юни – это счастье, радость на устах! Юни – это дом твой и семья кругом. Юни – это выпивка, безумство за столом! Хочешь ты быть гномом, хочешь быть котом? Приходи на Юни, встретят хоть бомжом! Тут нальют и выпить, и накатят все! Ведь пришел сюда ты, словно по судьбе! Здесь тебе подскажут, проведут на путь, Будут веселиться, не дадут заснуть. Здесь посты прекрасны, игроки – мечта! И дизайн тут классный, ну просто красота! Приходи на Юни, мы уж заждались, Выпивка, вон, стынет, приди сюда, влюбись! Здесь так много радости, ну же, будь смелей! Проходи в гостиную! С Юни веселей!!! Приходите, занимайте любые роли, веселитесь и помните, здесь никому не дадут скучать, грустить и уж тем более сидеть в стороне без игры! :3

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » For in that sleep of death what dreams may come?


For in that sleep of death what dreams may come?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

For in that sleep of death what dreams may come?

To sleep - perchance to dream: ay, there's the rub,
For in that sleep of death what dreams may come?


http://s9.uploads.ru/t/3Z5Gt.gif http://s9.uploads.ru/t/xEUCG.gif
http://s3.uploads.ru/t/9E5IP.gif http://s9.uploads.ru/t/mHwVt.gif
http://s3.uploads.ru/t/NrKYZ.gif http://s5.uploads.ru/t/AECJ7.gif


Ньюпорт, Вермонт
2014 г.

Sam Winchester, Dean Winchester, Crowley

Сила скорби велика, и однажды тот, кого вы потеряли, может прийти на ваш зов. Вы увидите его во сне – стоящим на пороге дома, погружённого в вечную ночь, окружённого бесконечной зимой. Он войдёт внутрь, и вы последуете за ним, отчаянно пытаясь отыскать его в лабиринте комнат и коридоров. Этот сон будет преследовать вас, заставляя погружаться в него всё глубже и глубже – и однажды вы уже не сможете проснуться. Однажды вы уже не сможете вернуться – и навсегда останетесь пленником Дома. Здесь, в царстве снов, между миром живых и миром мёртвых, обитают неприкаянные души, отравленные ядом скорби. Здесь, в переплетении бесконечных коридоров, бродит та, что не может обрести покой и навеки уснуть – и, если однажды вы встретите её, то будете прокляты и разделите её участь. Никому ещё не удалось разгадать тайну этого места и найти его сердце, спрятанное в глубокой, тёмной Бездне…

Отредактировано Crowley (2018-07-02 00:37:42)

+2

2

О городишке под названием "Ньюпорт" они узнали из новостей. Точнее, не из новостей, а из интернета, и не они, а Сэм, но какое это имело значение? Дело с самого начала дурно пахло, и в отличие от великого множества попадавшихся им случаев, этот не получалось истолковать чем-нибудь банальным, вроде поехавшего кукушенькой серийного убийцы или взбесившегося от голода или ран зверя.
Люди массово укладывались в кому. Буквально в промышленных масштабах - за месяц больше трех десятков человек в городе на четыре с половиной тысячи - есть о чем задуматься, сказал ему Сэм. Дин согласился, тем более что во всех источниках писали, что "кома" оказывалась не совсем комой на проверку, скорее обычным сном, необычно крепким, хоть и не глубоким.
Не глубоким, потому что было очевидно, что пострадавшие видят сны, причем такие, от которых их плющит и таращит. Пара особенно чувствительных и ранимых даже умерла - по заключениям врачей, на которых ссылались в статьях, буквально от страха. Слабое сердце не выдержало, выброс адреналина оказался слишком большим стрессом. Результат один - бедняг прикопали на скромном городском кладбище. И судя по прогнозам, там же готовили места и для остальных.
Они подошли к делу серьезно. И "серьезно" означает, что рассмотрели все версии, прежде чем выезжать в Вермонт. Хотя честно говоря, Дин бы в Вермонт и так смотался. Просто потому что нравились живописные виды и лесные дороги. И запах прелых листьев. И снег зимой, который тут не такая уж редкость. Наверное, это и есть старость, думал он, когда тебя способны порадовать чистый воздух и красивый вид, а не только крепкое пиво и крепкий же зад официанточки в местной забегаловке. И соглашался, она самая и есть.
В конце концов, он выкинул глупость из головы. Запил тем самым крепким пивом, как только прибыли на место, и видам, к слову, это нисколько не повредило, правда поход к айболитам пришлось перенести на следующий день - если заявишься бухим в больницу, то уже не важно, какие у тебя корки - агента ФБР или федерального маршала, все равно отправят ночевать в обезьянник. А Дину не хотелось в обезьянник, им было где переночевать. Зато появилась возможность собрать слухи. И как бы не относился к этому Сэм - а Сэм никогда не приветствовал "опросы свидетелей" в барах - кое-что им все-таки удалось нарыть.
Перед тем, как уснуть и не проснуться, пострадавшие жаловались на кошмары. Нет, не так, на один и тот же кошмар. Странно ли, что они встали в стойку, как гончие, почуявшие добычу? Ладно, допустим, пара пропойц которые с завидным постоянством заливали глазки в этом баре, и могли нахвататься историй из новостей - хотя людей такого сорта трудно назвать слишком впечатлительными. Но все же, это было возможно - они могли услышать исповедь родственника в ток-шоу, и принять слишком близко к сердцу описание жуткого особняка. Но как объяснить то, что пятилетний карапуз, сын заливавшего здесь горе бедолаги, накануне в подробностях описывал то же место, что и недавно впавший в беспробудный сон автомеханик, с которым они никогда не встречались?

Утром Сэм поднял его так рано, что это походило на месть. Еще и потому что во рту было сухо, как в пустыне, голова раскалывалась, а ботинки, в которых он повалился на кровать по возвращении из бара, законсервировали ноги до состояния вареных куриных лап. Куриные лапы Дин, правда, никогда не варил, но почему-то был уверен, что это то самое чувство. Ощущение было как в старые добрые времена, но почему-то противнее, а еще всю ночь снилась какая-то ерунда, но стоило ему увидеть лицо Сэма - и эта ересь перестала иметь значение.
- Ты себя в зеркало видел? - спросил он, прищурившись на осунувшегося, как будто неделю не спавшего брата. Глаза у того были красные и больные.
Сэм подтвердил, что да, видел. И нет, ему тоже увиденное не понравилось. А еще, видимо вчерашние россказни произвели на него слишком большое впечатление, потому что ему тоже всю ночь снились кошмары. И нет, беспокоиться не о чем, у него все в порядке, а зевает... ну да, зевает. Просто в этой консервной банке совсем не осталось кислорода, Дин и его перегар все вытеснили. Дин спорить не стал, но забеспокоился. Когда вышел из душа и застал Сэма в полудреме приткнувшегося к краю столешницы - еще больше.
- Развеюсь, станет лучше, - утешил его Сэм. Выглядел он при этом ничуть не лучше, правда. Дин живо вспомнил времена, когда в башке у брата квартировал Люцифер, а тот пытался вести себя, как ни в чем не бывало. Те же упрямые интонации, тот же преувеличенно-бодрое поведение и тот же больной вид. Дома Дин его не оставил только потому, что они как раз собирались вместе в больницу, переговорить с местными эскулапами, а врач Сэму, пожалуй, очень бы пригодился. Мало ли. Никогда нельзя исключать простого жара.
В машине он ощупал Сэму лоб. Температуры, вроде бы, не заметно. Может, Сэм и прав. С их работой они имеют право на обычные кошмары.
- Обычный кошмар, значит? Какой ты впечатлительный, Саманта, - хмыкнул он, тщательно маскируя беспокойство напускным весельем.

+2

3

Вермонт был замечательным местечком - к этому располагали и широкие раскидистые деревья, на осень менявшие расцветку от темно-зеленого до яркого, почти багрово-красного, и живописные небольшие речки, над которыми они проезжали, и в которых отражалось небо, синее и безоблачное, а также небольшие тихие городишки то тут, то там по всей территории. И между всем этим - поля. Умиротворяющее зрелище, почти усыпляющее - большую часть пути Сэм и вправду бессовестно продрых, иногда лишь предлагая смениться.
Наверное, это его и подвело - слишком уж расслабился. Да, дело было серьезное - массовая кома в Ньюпорте, обернувшаяся для нескольких бедняг смертью, сулила если не какого-то мстительного духа или штрыгу, перекинувшуюся на взрослых, то какую-то давно забытую в легендах и сказках тварь, с которой они не сталкивались. В охоте всегда было так - росли охотники, росли и монстры, умнели, развивали свои навыки, в общем, никто не сидел на месте. Их оружием были лишь ловкость, сила, хотя бы пятьдесят процентов того, что предания достоверны, и, конечно, удача. Даже с появлением у них доступа к записям Просвещенных добыча информации - их главного помощника - стала легче лишь на какую-то часть. Некоторые записи были стерты. некоторые рассыпались от давности. Некоторых не было вообще.
Вот так и в этот раз они нашли немного: лишь разрозненные сведения, легенды о насылающих сон, даже посмотрели мультфильм про каких-то Защитников, где фигурировал главный злодей, умеющий искажать сны. Кино было ничего, но они снова не продвинулись, хотя это натолкнуло их на определенные мысли - легенды о Бугимене они тоже перебрали и отмели за недостатком улик. По всему выходило, что нужно разбираться на месте.
Доразбирались.
Сэм проснулся посреди ночи с бешено колотящимся сердцем и дрожащими руками и еще минут пять не мог прийти в себя. Он плохо помнил сам сон - лишь темные коридоры, неясные силуэты, одни из которых пугали, а другие, наоборот, тянули за собой, но страх, который он ощущал, был настолько реален, что он выпил несколько чашек чая и умывался раз десять, прежде чем смог избавиться от узла в животе и ощутимого липкого ужаса в груди.
Следов кошмара полностью скрыть не удалось, как бы он ни старался, и Дин все равно заметил, но Сэм решил, что разберется. Не впервые. В конце концов, когда его соседом был Люцифер, он не спал вообще, и боли было куда больше, чем страха, так что... он сможет выдержать. Это не трудно. Они разберутся с этим делом быстрее, чем произойдет что-то серьезное.
Поэтому на все подначки Сэм только отмахивался. Раздраженно отпихнул руку Дина, хотя понимал, что эта реакция вызвана скорее недосыпом, чем реальной злостью. Но Дину придется немного потерпеть - возможно, он все-таки прав и Сэм действительно такой впечатлительный, и это разовый кошмар, не больше.
- Поехали, - только и буркнул он, искренне желая разобраться с этим побыстрее. Почему-то интуиция внутри вопила, как резанная, и это тоже не добавляло комфорта. Чем дальше, тем неуютнее Сэм себя чувствовал.
В больнице их встретили радушно, хотя и косились с любопытством, но было видно, что местный персонал тоже вымотанный - многие врачи и медсестры выглядели чуть лучше него самого. Тоже плохо спят или выматываются на работе? Скольких вообще скосила эта хрень, чем бы она ни была?
- Агент Леблан, агент Энистон, - в этот раз очередь представляться была Дина, и Сэм усилием воли подавил желание закатить глаза. Но если Дину сходили с рук даже Малдер и Скалли, что что уж говорить про менее знаменитые фамилии? Наверное, просто Дину почему-то хотелось верить несмотря на очевидную ложь. - Нас прислали из главного офиса.
Наверное, для такого небольшого городишки (населения тут было едва до пяти тысяч) такой наплыв заболевших и вправду было серьезным ударом. У всех все валилось из рук - в прямом смысле, Сэм видел, как у врача упала папка с историями болезни. Тот тут же кинулся их подбирать, но вид рассыпавшихся белых листов о чем-то Сэму напомнил. Снова стало не по себе, и он нахмурился.
- Наверное, что-то совсем серьезное? - обеспокоенно спросила медсестра за стойкой. - Вы уже вторые. У нас никогда не было так много федеральных агентов...
Они с Дином переглянулись.
- Ничего серьезного, мисс, - успокоил ее Сэм, но добавил: - пока. Нас, скорее, прислали для проверки.
- Тогда я проведу вас, минутку.
Они с Дином обменивались хмурыми взглядами всю дорогу до подвала, который заменял местным морг. Если этим делом уже заинтересовалось настоящее ФБР - хотя с чего бы? - то им бы лучше поскорее уносить ноги. Теперь, когда Бобби не стало и прикрывал их разве что Гарт, их "тылы" все чаще оставались неприкрытыми. Приходилось осторожничать. С другой стороны, верили им теперь гораздо чаще - они были взрослыми суровыми мужиками, если не сказать "побитыми", и никто сомневался, что они имеют дело с чем-то серьезным и достойным федеральной службы.
Но их ждал приятный - хотя как посмотреть - сюрприз.
- Ты, - выдохнул Сэм с явной неприязнью, но тут же поспешил исправиться, - то есть, агент... Агент. Какая встреча.
Ну и какого черта здесь понадобилось Кроули?

Отредактировано Sam Winchester (2018-05-02 12:57:05)

+2

4

[indent] – Маклауд, – заботливо подсказал Кроули. – Агент Маклауд.
[indent] Несмотря на то, что выглядел красноглазый усталым и немного потрёпанным, в своей роли он держался достаточно убедительно, и стороннему наблюдателю вполне могло показаться, что он совершенно не удивился появлению своих «коллег». Отчасти, так оно и было: что, в конце концов, такого уж странного в том, что Винчестеры расследуют серию загадочных смертей? Да и мир чертовски тесен, даже если включить в это понятие Рай, Ад и Чистилище, до которых бравые охотники успели добраться на своём таком ещё не долгом веку.
[indent] Впрочем, для них-то эта встреча, конечно, была, мягко выражаясь, неожиданной. И, судя по промелькнувшему на лице Сэма выражению, весьма нерадостной. Со стороны это, разумеется, казалось лишь отголоском каких-нибудь разборок или разногласий между сотрудниками одной конторы, а вот на деле… На деле Кроули и сам не смог бы дать хоть сколько-нибудь краткое и ёмкое определение тому, что между ними происходило – по крайней мере, с его стороны. Он продолжал излучать любезность и дружелюбие, хотя почти не сомневался в том, что охотники уже мысленно освежевали его, расчленили и развесили на крючьях в холодильной камере. То, что он помог вырвать Сэма из цепких лапок беглого ангела, конечно, ничего не меняло в их глазах. Как там Дин говорил? «Увижу ещё раз – убью»?
[indent] – Вы не оставите нас ненадолго? Я введу коллег в курс дела и… Мы позовём вас, если будет нужно. – Разыгрывать роль агента, как оказалось, было не так уж сложно: в конце концов, говорить с людьми и убеждать их в том, что ему было нужно, Кроули неплохо умел ещё пару сотен лет назад, а теперь это и вовсе не составляло никакого труда. Сдержанное дружелюбие, немного сочувствия в голосе – и все эти уставшие и запутавшиеся медики уже готовы поделиться тем немногим, что им удалось узнать.
[indent] – Да… конечно. – Медсестра рассеянно кивнула, потёрла лоб и торопливо направилась к лестнице. На мгновение в полутёмном коридоре повисла тишина, нарушаемая лишь потрескиванием ламп на потолке.
[indent] Вот теперь нужно было сделать самое трудное: убедить братьев в том, что он тоже хочет разобраться в происходящем. Нет, конечно, он наведался в это Богом забытое место вовсе не потому, что решил с горя податься в охотники на нечисть: просто здесь было тихо и спокойно, а вездесущие прихвостни Абаддон искали его по пятизвёздочным отелям, и едва ли им пришло бы в голову заглянуть в крошечную ньюпортскую гостиницу с белыми стенами, зелёными ставнями и цветочными ящиками на окнах. Здесь, в окружении лесов, Кроули чувствовал себя почти защищённым – пусть даже он прекрасно понимал, что это всего лишь самообман. Но что делать, если теперь он боялся даже самого себя? Боялся, потому что не знал, чего от себя ждать.
[indent] Он пытался бороться со становившейся всё более сильной зависимостью от человеческой крови – но всё чаще отступал. Сдавался. Прежде ему казалось, что он давно уже научился жить с постоянной болью: ведь адское пламя, которое вложили в его душу, выжигало его уже почти три сотни земных лет. Но та боль, что осталась после «исцеления», была другой – и, как оказалось, ещё более невыносимой. Наверное, однажды он привыкнет и к ней… если выживет. Да, если – потому что сейчас он был совсем в этом не уверен. Сейчас у него почти не осталось сил на то, чтобы бороться – а кровь казалась таким простым и соблазнительным избавлением от страданий! О, разумеется, временным! Временным – и нужным лишь для того, чтобы положить начало новому кругу из боли и страха. Но она дарила забвение – и однажды забвение принесло с собой нечто новое: сон.
[indent] Демонам не нужно спать – и Кроули никогда не приходило в голову тратить время на пустяки, имевшие смысл лишь для смертных. Но кем он сам был теперь, когда человеческая кровь бежала по его венам, вырывая, выгрызая, выжигая изнутри всё, чем он был прежде? Она возвращала ему чувства, которые долгие годы прятались где-то в глубине, под слоем пепла. Возвращала то, что, казалось, должно было навсегда остаться в той, другой, смертной жизни.
[indent] Возможно, это и правда был сон. Возможно, видение. Но в нём совершенно точно был дом, которого он прежде никогда не видел: огромный, тёмный дом, погружённый в зимнюю ночь. Снег падал на землю крупными хлопьями, а тишина была тяжёлой, давящей, вязкой. Двойные двери со скрипом открылись сами, когда он приблизился к ним; сразу за порогом начинался узкий коридор, из-за поворота которого сочилась тьма. Тьма пугала – и влекла. Дойдя до угла, он остановился и замер, чувствуя, как сжимается сердце: в расступившейся тьме показался неясный женский силуэт, а тишину нарушил тихий, горестный плач.
[indent] Она стояла спиной к нему, и он мог видеть лишь длинные рыжие волосы, падавшие на её спину и плечи, и тёмное платье в пол. Кажется, она закрывала лицо руками – но разглядеть его он не мог. Тревога, которую он поначалу испытывал, рассеялась без следа, сменившись отчаянной, душащей тоской: как будто бы он совершил что-то ужасное, немыслимое, непоправимое, и от этого страдает кто-то, кто ему очень, очень дорог!
[indent] Он заметил, что царапнул ногтями по дереву стены, только когда увидел четыре неровные полосы. Плач внезапно стал громче, а потом ещё и ещё – до тех пор, пока не заполнил собой всё вокруг. Отпрянув назад, он зажал уши руками…
[indent] …и резко сел на беспорядочно разворошённой постели, задыхаясь, весь в холодном поту. Должно быть, он задел рукой прикроватный столик, потому что лежавший на нём пустой шприц катился теперь по полу – но он даже не думал о том, чтобы встать и поднять его. Он пытался понять, что это было. Пытался понять, что – кого – он видел. В глубине души он уже знал ответ на этот последний вопрос – но у него ещё не было сил признаться в этом самому себе.
[indent] Ему хотелось если и не забыть об этом, то хотя бы на время отвлечься – и он спустился вниз, решив позавтракать в крошечной столовой, где для постояльцев готовила сама владелица гостиницы. Милая женщина лет пятидесяти, она являла собой образец отзывчивости и дружелюбия: уже через десять минут у него был чудесный крепкий кофе и свежая газета, а с кухни доносился запах жарящегося на сковороде бекона. Ему хотелось насладиться этим сполна – но заголовок на первой полосе перечеркнул все его надежды.
[indent] Так он узнал о загадочных смертях во сне – и о снах, которые снились разным людям, и в которых при этом было слишком много сходства. Сходства и с его сном – тоже. Вот тогда-то он и вспомнил о таинственной «эпидемии», прокатившейся по здешним местам добрых полторы сотни лет назад и унёсшей жизни нескольких десятков – а может, и сотен, – людей. Тот случай был достаточно громким и загадочным, чтобы привлечь его внимание – но найти ответы тогда не удалось никому. А теперь… Неужели всё повторяется снова? Но, даже если так… как это могло произойти с ним?..
[indent] Наверное, пытаться идти по пути охотников было не лучшей идеей: возможно, стоило «поблагодарить» кровь Сэма за то, что это было первым, что пришло Кроули в голову. Но отступать было уже поздно: жребий брошен, встреча произошла, а красноглазый уже успел пообещать себе, что больше не будет бежать от того, что может быть для него опасным, тем самым лишь помогая загнать себя в угол. Нет, как бы мало сил – даже душевных – у него ни осталось, надо… Хорошо, пусть не бороться – пока. Но хотя бы держаться.
[indent] – Предвосхищая угрозы и пожелания скорейшей кончины, хочу сказать, что, если вы здесь из-за всех этих смертей и снов, я могу вам помочь. – Кроули по-прежнему сохранял дружелюбный вид, хотя прекрасно понимал, что в случае с Винчестерами ему это ничем не поможет. После ухода медсестры и связанной с этим потери необходимости изображать из себя агента он, правда, стал выглядеть чуть более усталым и потрёпанным, чем до того – но при этом он ловил себя на странном, разливавшемся внутри теплом чувстве, что он рад видеть Сэма и Дина. То есть, действительно рад. Рад, даже зная, что они почти наверняка попытаются его убить. Возможно, прямо сейчас.
[indent] Вот, от чего было впору прийти в ужас.

Отредактировано Crowley (2018-05-04 10:55:54)

+2

5

- Ну что ты, какие смерти, мы приехали заценить достопримечательности! - огрызнулся Дин на совсем обнаглевшего Кроули. - Не подскажешь, какие музеи посетить?
Ругательства, готовые сорваться с языка, застряли в горле, а пальцы, уже сжавшиеся в кулаки, разжались. Не то чтобы он собирался втащить Кроули, как тот ожидал... хотя, а что собственно он собирался сделать? Нет, Дина ведь можно было понять, любой бы понял. Разве Кроули не демон? Разве не угрожал как-то - не раз! - жизни его брата? Разве простые истины вроде "шерше ля демон" и "демоны лгут" не были тем, что они выучили раньше, чем второй закон Ньютона... хотя знание закона, кстати, вообще не показатель! Так что нет, никто не обвинил бы его в том, что даже с учетом их сильно запутанных отношений, Дин в первую очередь подумал на Кроули, обнаружив его на месте сверхъестественных преступлений. И раньше, возможно, этого бы уже было достаточно, чтобы не разбираться дальше. Но раньше это раньше. А теперь они стали старше, умнее, рассудительнее. Теперь они не делили мир на черное и белое - ладно, очень даже делили, просто, скажем так, признавали существование зебр. Но самое главное, где-то в глубине его души завелся чертов голос разума, и этот голос сейчас твердил, что если Кроули говорит, что что-то знает, значит стоит его по меньшей мере выслушать.
- А, черт! - пробормотал Дин себе под нос. Ну это-то он мог себе позволить.
Выслушать он был готов и еще по одной причине. Вот уже несколько часов, с самого пробуждения, Дин исподтишка наблюдал за Сэмом, и ему не нравилось то, что он видел. Сэм был мрачен, говорил только по делу, очень кратко и сдержанно, и все больше уходил в себя. Сначала Дин думал, мало ли, плохое утро, неудачное пробуждение - с кем не бывает. Но дальше - больше. В обычном своем состоянии Сэм нипочем не позволил бы какому-то сну надолго испортить себе настроение. А еще да, Дин достаточно знал своего младшенького, чтобы видеть, когда тот что-то недоговаривает. Сейчас был именно такой случай - правда для допросов не время. Вот узнают, что тут за проблемы, расспросят обо всем, соберут показания - тогда и можно будет пристать с ножом у горла, мол, не отстану, пока не скажешь.
Но сейчас им нужно было сосредоточиться на расследовании. Что у них было? Ага, Кроули. У них был Кроули.
- Ну хорошо, выкладывай! - он скрестил руки на груди и мрачно уставился на красноглазого, такого невыносимо-дружелюбного, что аж тошно. Складывалось впечатление, что он совсем их не боится. А это было неправильно. - И не забудь рассказать, какой ненормальный надоумил тебя явиться сюда... агент Маклауд?
Нет, ну это действительно уже походило на какую-то пародию. Демон - агент ФБР. Хотя разве это многим хуже ангела-агента? Да и выходило у Кроули, надо признать, значительно лучше, чем у Каса. Вид вон какой деловитый, костюм получше, чем у них - а хотя чему тут удивляться, он всегда лучше, чем они одевался, ему же не приходится раз в неделю монстров мочить, не нужно бояться испортить костюмчик от "Брукс Бразерс". Смущало другое. У Каса были причины прикидываться агентом, он тогда пытался охотиться. А Кроули-то чем и обо что ударился, чтобы проходить вот такой курс переквалификации?
- Что за маскарад-то? Начал новую карьеру, или это отпуск такой с сафари?
Пожалуй, он слишком много болтал. И как-то у него выходило нервно. И скорее всего, это было заметно. Приходилось признаться, хотя бы себе, что он обеспокоен больше, чем хочет показать. Кроули, конечно, был большим охотником до развлечений, и можно было шутить по этому поводу сколько угодно, но само его появление здесь уже означало две вещи: это дело точно имеет сверхъестественную подоплеку и это дело точно будет дурно пахнуть. Хотя об этом, втором, еще на статье про загадочные смерти можно было догадаться.
И сейчас Дину хотелось только одного. Чтобы Сэма вся эта лабуда не коснулась. Чтобы у него действительно был обычный кошмар. Ну пожалуйста, блин.
Быстрый взгляд на брата, чтобы не выдать беспокойство, и Дин снова весь внимание.
- Ну?

+2

6

Медсестра ушла, покосившись на них с явных любопытством, но перечить агентам - целым троим! - не посмела. Обычный костюм и поддельные документы порой творили чудеса, с которыми не справилась бы и магия. Впрочем, в этом деле ее, очевидно, было и так слишком много.
Последний раз Сэм видел Кроули таким вымотанным разве что в темном секторе библиотеки Просвещенных, крайне аккуратно переделанном предприимчивыми "предками" в камеру пыток. Достаточно удобно - экзорцизм под рукой, словари тоже, в крайнем случае, можно ударить тварь тяжеленной обложкой. У них были чудные, запоминающиеся встречи - поначалу Кроули плевался ядом, а ехидности в темных глазах хватило бы на сотню демонов и еще немного. Потом становился слабее, а весь сарказм уходил на то, чтобы хоть как-то поддерживать образ. Впрочем, Сэм тогда тоже выглядел не лучше - они оба выглядели. Запертые в одной лодке из демонской скрижали и Сэмовой самоотверженности, они оба мучились и ломались. И если Сэм больше страдал физически - Испытания выпивали все силы, под конец ему приходилось придерживаться за дверные косяки и углы в бесчисленных поворотах бункерных коридоров, то Кроули явно пришлось хуже. Человеческая кровь ломала не его тело - его суть. В последний день, в той церкви, перед ним сидел не Король Ада - лишь жалкая оболочка с бессмертной испорченной душой, которая вдруг вспомнила человечность, и это выглядело жалко. Было ли Сэму жаль Кроули? Нет. Сделал бы снова? Да. Но в глубине души Сэм знал, почему что-то дергало его каждый раз, когда после каждый дозы Кроули выглядел, словно ему больно и хорошо одновременно. О, Сэм знал. Он все еще помнил себя, орудующего обломком стекла, чтобы добраться до крови очередного демона, посланного ему на кормежку. Испытывал ли Кроули что-то подобное?
Сэм не собирался спрашивать.
Из раздумий его вырвал настойчивый голос Дина - тот явно встал в свою любимую позу "я тут задаю вопросы, а вы все отвечаете", это попахивало засмотренными до дыр боевиками про крутых агентов (или ковбоев - зависело от настроения и штата за окном), но Сэм даже не нашел в себе сил вмешаться или перебить, уточняя вопросы. У него вообще как-то разом не оказалось сил, снова хотелось спать, но стоило вспомнить про сон, как по позвоночнику пробежал холодок. Коридоры, бумаги, чей-то зовущий голос, знакомый, но забытый, словно мотив старой песни, в которой слова никак не придут на ум... Белые волосы. Точно, там были чьи-то длинные белые волосы. Сэм ненавидел блондинок. Все еще.
Хотелось спросить, что Кроули знает про эти сны и смерти, что вообще ему тут понадобилось, как так вышло, что они встретились в больнице, следил ли тот за ними, что за интерес ему здесь, что вообще происходит, значит ли его ночной сон, что он тоже попал под воздействие, или просто прочитанное, вкупе с многолетним кошмаром под названием "жизнь", просто выдало ему обычный кошмар? Если Кроули что-то знал и готов был помочь, что он хотел взамен? Снова втянуть Дина в сомнительную авантюру? Забрать Кевина? Так Кевина больше нет.
Мыслей было так много, что он снова почувствовал, как выпадает из реальности. А ведь они стояли в морге, где-то там их ждали взволнованные люди, надеющиеся на завтрашний день, и они должны были им помочь. И если только у Кроули в планах не снести весь городок к чертовой матери...
- Неважно. Нет, в самом деле, неважно, почему он одет, как агент, - вмешался он, бросив быстрый взгляд на Дина. Тот явно собирался возмущаться дальше, брат вообще выглядел подозрительно нервным, но у них не было времени. Чем скорее они поймут, тем лучше, а возраст Короля Ада - теперь, видимо, Короля в изгнании, - подразумевал весьма обширные знания, которыми могли не обладать даже Просвещенные. Это был их шанс. К тому же, они ведь когда-то работали вместе, разве нет? Не то чтобы Сэм не хотел его за это убить. - У нас умирают люди. Что ты знаешь об этих случаях? Это что, снова какие-то демонские разборки и поэтому ты заявился сам?

+2

7

[indent] – О, очень рекомендую Мемориальную библиотеку на Мэйн-стрит! – в тон Дину ответил Кроули. – Если вам, разумеется, по душе романский стиль в архитектуре. Прекрасное собрание книг и очаровательное чучело аллигатора!
[indent] А впрочем, чего ещё ему стоило ожидать, помимо сарказма в ответ на самые невинные вопросы и пылающих жаждой расправы взглядов? Что он, думал, что они очень обрадуются ему? Нет. Конечно, нет. Настолько «нет», что теперь ему придётся быть очень, очень осторожным, чтобы не получить в спину ангельский клинок – вряд ли на сей раз они снова решат просто взять его в плен. Зачем? Всё, что можно, уже узнали. Теперь – в расход. И никому уже не будет – как и не было – дела до того, что он изменился. Действительно изменился. И, если «прежний он», наверное, всё-таки заслуживал такого отношения, то «новый»… Но что он сам знал об этом «новом себе»? Только то, что тот очень устал и уже не понимает, зачем и ради чего ему бороться.
[indent] – По крайней мере, у меня значок настоящий. И имя. – Вообще-то, это должно было прозвучать язвительно, но на язвительность у Кроули уже не оставалось сил. Ну и ладно, пусть будет простая констатация факта – а уж Винчестеры сами додумают всё, что им хочется. Впрочем, на вялую усмешку красноглазый пока ещё был способен… или это Дин его так вдохновлял? – А что, если я захочу стать охотником на нечисть, ты будешь возражать?
[indent] Дин нервничал, и это было заметно во всём: в его голосе, в россыпи вопросов, в движениях и во взглядах, которые он бросал на Сэма. Кроули знал их достаточно хорошо, чтобы понять: что-то случилось. Не только с теми людьми, которые лежали там, наверху, в своих палатах, и не могли проснуться, но и с ними самими. При других обстоятельствах красноглазый ещё мог бы списать замученный вид Сэма на усталость, недосыпание и прочие сомнительные прелести кочевой охотничьей жизни – но ведь Дин нервничает. А значит – дело совсем не в этом. И, может быть, именно поэтому он и смог сдержаться и великодушно дозволил говорить тому, кого, судя по сжавшимся на мгновение кулакам, он предпочёл бы превратить в безжизненный кусок мяса.
[indent] – Нет, это не демонские разборки. Не думаю, что это вообще… разборки. – Тяжело вздохнув, Кроули устало потёр лоб. Хотелось вернуться к себе в номер и просто упасть обратно в постель… желательно, удержавшись при этом от новой порции крови. И без того уже голова плохо соображает, а эффект всё равно становится всё более кратковременным. – Такое уже было… полторы сотни лет назад. Газеты называли это «сонной эпидемией». По официальным сведениям, от неё умерло несколько десятков человек, по неофициальным… – Кроули сделал неопределённый жест рукой, словно предоставляя Винчестерам возможность самим представить масштаб трагедии. Уж они-то знали, насколько отличается то, что происходит на самом деле, от того, что сообщают об этом «официальные источники». – К сожалению, мне тогда мало что удалось узнать. Поговаривали о том, что в этих местах жила когда-то то ли ведьма, то ли… жрица. Где-то посреди леса у неё было что-то вроде… поместья, в котором она принимала приходивших к ней людей. Да, к ней… к ней приходили те, кто потерял любимого, близкого человека, и кто не мог смириться с этой потерей. Говорят, что она каким-то образом… «забирала» их боль и чувство… вины.
[indent] Верно, вина. Вот, что он чувствовал, стоя там, в полутёмном коридоре, затерянном где-то в царстве снов, и вот, что не отпускало его и наяву. Потому и был таким сбивчивым его рассказ, что вся эта история слишком уж внезапно стала для него такой… личной.
[indent] – Но потом… Потом что-то случилось, и все обитатели поместья погибли странной смертью. А какое-то время спустя жители города начали видеть сны, в которых они бродили по коридорам огромного дома, преследуя тени умерших близких, уводившие их всё дальше и дальше. Для разных людей этот дом отчасти выглядел по-разному – но общего всё-таки было слишком много, чтобы списать всё на простое совпадение. Там всегда ночь, всегда идёт снег, двойные двери скрипят, коридор, поворот… – Кроули запнулся и замолчал, поймав себя на том, что с каждым словом он всё больше теряет ощущение реальности. Казалось, ещё немного – и он погрузится в этот сон прямо здесь и сейчас. – Чем дальше человек уходил в глубь этого дома, тем труднее ему было проснуться – но, в конце концов, наступал тот день, когда он уже не мог этого сделать. Этот беспробудный сон мог длиться ещё несколько дней или недель, но потом тело человека умирало, а душа… полагаю, душа оставалась запертой в этом «доме», между миром живых и миром мёртвых.
[indent] Это была одна из тех историй с неизбежно печальным концом, которые так интересно и волнительно слушать, будучи уверенным в том, что сам ты никогда не станешь её частью – но отчего же тогда она казалась ему такой… притягательной? Почему его одновременно пугала и влекла возможность снова увидеть тот дом? Или всё дело было в той плачущей женской фигурке, обвинявшей и звавшей его?
[indent] – Если прикоснёшься к этому, оно уже тебя не отпустит, – помедлив, прибавил Кроули. – Я видел этот сон прошлой ночью. И Сэм, полагаю, тоже. Похоже, за нами уже пришли.

Отредактировано Crowley (2018-05-21 22:19:36)

+2

8

Рабочая версия у Кроули выходила неутешительная. В голове вертелись десятки вопросов, но Дин молчал: будучи охотником, он успел усвоить одно золотое правило: прежде чем начинать расспрашивать, дай свидетелю выговориться. И пусть Кроули не был в полной мере "свидетелем", Дин слушал его, не перебивая. До тех самых пор, пока не услышал имя брата.
- С Сэмом все будет в порядке! - рявкнул он, отлично понимая, что в этом не было никакой необходимости.
Кроули сюда не позлорадствовать пришел: за ехидным тоном - а что еще можно было получить в ответ на его наезд? - стояло не так уж здорово скрытое беспокойство и, судя по рассказу и помятому виду и рассеянному взгляду, беспокоиться у него были все причины. Но сознание Дина все еще сопротивлялось этим новым, только что приобретенным знаниям, уверенности Кроули, мол, "если прикоснешься - не отпустит". Почему это не могла быть просто обычная человеческая болячка? Переутомление, стресс, еще какая-нибудь неведомая фигня? Почему, черт возьми, обязательно Сэм? Черт его дернул привезти сюда брата!
- Это то, что ты видел, Сэмми? Дом?
Он заранее знал ответ. Еще и умершие близкие, и чувство вины. Дин исподтишка посмотрел на брата - и того и другого у них было в избытке. Скольких они не спасли? У кого каждую ночь перед сном просили прощения, заранее зная, что прощения им нет? Чьи лица пытались забыть все эти годы, но число тех, чьи надежды они не оправдали, чьи жизни не успели или не смогли спасти, все росло и росло. Вот гадство!
- Интересно, что с этой ведьможрицей стало?
И сам себе мысленно ответил: скопытилась она, как же еще. Как еще рождаются такие ловушки? Кому-то не понравилось, что нечаянный убийца его дедушки живет, припеваючи и думать забыл про его потерю, вот он пошел и замочил заботливую ведьму. А та, помирая, оставила прощальный подарочек - ведьмы, они частенько такое загибают. Только вот почему это опять всплыло именно сейчас? Хотя нет, на самом деле, его волновало совсем другое.
- Давно это у тебя? - Если у Сэма действительно проблемы - нужно знать сколько у них времени. - Ты же узнал, сколько времени проходит, пока не...?
Договорить не получилось. Есть вещи, которые не хочется произносить вслух без надобности, даже если ты не особо суеверен. А Дин не верил - он знал.
Сейчас же нужно было собраться и понять, на что они действительно могут рассчитывать, а что - только домыслы и гипотезы. Например, его версия про ведьминское проклятие - выдумка чистой воды, но то, что все эти смерти неспроста, очевидно. Они знают уйму сверхъестественных существ, которые предпочитают действовать через сны, например, джинны и призраки. И если на джинна по "симптомам" мало похоже, то разгневанный могущественный призрак - самое оно. Особенно если в истории Кроули про события почти двухвековой давности есть хоть слово правды. И если это призрак, то нужно найти, что его тут держит. В рассказе Кроули постоянно всплывал особняк в лесу, так может, удастся найти его? Ну или хоть место, где он находился.
- А ты... - начал он деловито, наткнулся на поплывший красноглазый взгляд. Красноглазый вовсе не потому, что принадлежал демону перекрестков. - Эй?
Кроули не ответил. Как будто... задремал на полуслове?
- Эй! - громко повторил Дин, а когда и это не помогло, схватил со стола пухлую папку и со всей дури шарахнул ее о стол, да так, что сам подскочил от грохота, и нервно ухмыльнулся: - Не спи, замерзнешь. Я говорю, раз уж ты этим делом уже интересовался сто лет назад - интересно, почему? - может, знаешь, где был тот особняк?
Чушь, конечно. Знай это Кроули, уже рассказал бы, а не напускал туману. Но вдруг он... черт его, заспал? Если они определят хотя бы направление, дальше будет проще. Есть же в этом месте доступ к гугл-мэпс.

+2


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » For in that sleep of death what dreams may come?