http://forumfiles.ru/files/0018/24/aa/99403.css

http://forumfiles.ru/files/0018/24/aa/88875.css

uniROLE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniPORTAL » Night will fall


Night will fall

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Night will fall

When God is gone and the Devil takes hold,
Who will have mercy on your soul?

http://s2.uploads.ru/t/VTtKe.gif http://sa.uploads.ru/t/73lJr.gif
http://sa.uploads.ru/t/xAgGz.gif http://sg.uploads.ru/t/DfzCe.gif

Тинкап, Колорадо
июнь 2017 г.

Rayne, Crowley

У каждого покинутого города своя история. Порой она обыденна и проста, а порой хранит в себе зловещие, смертельно опасные тайны.
Когда-то Тинкап был самым обычным городком - одним из тех, что затеряны среди гор и лесов Колорадо. Но однажды в нём поселилось Зло, которое оплело его, словно паутиной, и поглотило каждого, кто не успел спастись.
Город опустел.
Лишь много лет спустя здесь снова появились люди и... не только. Рейн пытается разгадать загадку города-призрака, а Кроули - понять, как ему удалось вернуться из Пустоты в мир живых. Но на пустынные улицы уже опускается ночь, и город превращается в ловушку, из которой невозможно выбраться, не потеряв свою душу.
Единственный шанс спастись - одолеть неведомое Зло, растекающееся по улицам вместе с непроглядным мраком ночи.

+1

2

[indent] Внешний вид.

[indent] Мне уже доводилось бывать в местах, от которых по спине пробегает неприятный холодок, поэтому, когда поступило предложение — от которого, конечно, я не могла отказаться — прогуляться по долгу службы на экскурсию в заброшенный город, я не выказала особого энтузиазма. Очень надо, ворошить призраков прошлого, тем более всегда есть шанс нарваться на настоящих призраков и как следует огрести от прошлого пиздюлей. И всё же это было лучше, чем путешествовать по заполненным вязкой темнотой старым шахтам. Не так давно мне пришлось повторить этот опыт, будто вернувшись в годы Второй мировой войны, воскрешая в памяти типичную планировку нацистских военных бункеров. Но в этот раз ситуация сложилась значительно хуже, чем в предыдущий, так что моя подозрительность по отношению к забытым Богом локациям усилилась вдвое. Но город — это город. Это хотя бы дневной свет и небо над головой. И никакой давящей на грудную клетку клаустрофобии.

[indent] История Тинкапа не блистала неожиданными поворотами, легенды здесь не рождались, да и проездом, скорее всего, их тут никогда не было. Обычный шахтёрский городок, в котором некогда велась добыча золота. Но шахты исчерпали себя примерно в двадцатые годы прошлого века, и город постепенно превратился в один из бесчисленного множества городов-призраков, разбросанных по всей Америке. Маленькие, обветшалые, никому не нужные, они будто застыли во времени. На пустынных улицах и в глубине заросших переулков ещё теплилась атмосфера тех дней, когда здесь бурно кипела жизнь. Даже во мне это пробуждало нотку ностальгической грусти по ушедшим временам.

[indent] Спрашивается, откуда вдруг в "Бримстоун" возник интерес к Тинкапу? Дело в том, что участь превратиться в усохшие развалины постигла не все маленькие города. Некоторым предприимчивые дельцы из мира туризма и отдыха дали второй шанс. Одни городки теперь выполняли роль туристических баз, а если имелась под фундаментами домов богатая история — то и местных достопримечательностей. В других открыли летние лагеря, в том числе в Тинкапе. Место было хорошее, строения неплохо сохранились, так почему бы и нет?

[indent] С лагерем-то и возникли проблемы. Он прекратил подавать признаки жизни. Вообще. Тинкап словно опять вымер.

[indent] Улицы города встретили меня холодным безмолвием. Темнеющее с приближением вечера пасмурное небо усиливало негативную атмосферу, хотя температура стабильно держалась выше двадцати пяти, заставляя страдать от духоты. Тут было действительно тихо. Пространство не пронизывали вибрации, свойственные мегаполисам и их пригородам, даже братья наши меньшие никак не выдавали своего присутствия. Воздух был наполнен неприятной тяжестью, отдававшейся в грудной клетке при каждом вдохе. Я не встретила ни одной души, ни живой, ни мёртвой, пока осторожно пробиралась по главной улице в направлении продовольственного магазина. Здесь это было единственное здание, в котором находилось всё вместе — еда, вода, связь с внешним миром. Я рассудила, что начать исследовать населённый пункт будет логичнее всего оттуда. Из оружия я взяла с собой нож и пистолет, да ещё ножны с мечом висели за спиной — рукоять выглядывала из-за правого плеча, так и просясь в руку.

[indent] Впереди показался магазин. Это был небольшой одноэтажный деревянный домик с двускатной крышей, заново покрашенный краской кирпичного цвета, с новыми вывесками и торчащим из стены штоком, на котором вяло трепыхался звёздно-полосатый флаг. Я сразу отметила наличие нескольких припаркованных автомобилей, в том числе одного внедорожника с символикой лагеря на двери. Свежие следы шин на влажной после недавнего дождя земле отсутствовали. Никто не уезжал из городка, по крайней мере, со вчерашнего дня.

[indent] Замечательно. И куда тогда все подевались, ёб вашу мать?

Отредактировано Rayne (2017-12-09 22:25:35)

+1

3

[indent] Лес казался бесконечным: всюду, куда только хватало глаз, были одни лишь деревья. Их ветви переплетались высоко над головой, ловя в свои сети бледный свет меркнущего дня, и царивший внизу полумрак порождал чувство невыносимого одиночества и немыслимой оторванности от людей – словно их и вовсе не было в этом мире. Словно лес и был миром, и ничего, кроме него, просто не существовало.
[indent] Возможно, это действительно было так: во всяком случае, Кроули, час – или вечность – тому назад очнувшийся под сенью шелестящей листвы, мог поручиться лишь за то, что его зовут Кроули, и что он был мёртв. Он помнил огненную змею разлома, открывшего проход в тот мир, где пепельно-серое небо озаряли багровые вспышки, а в воздухе висел тяжёлый запах крови. Помнил удар клинком и ужасную боль, которая словно выжгла его изнутри, оставляя после себя лишь пустоту. А потом – ничего, как будто бы всё просто исчезло в непроглядном мраке, растворилось без остатка, без следа.
[indent] Он умер – на сей раз навсегда, безвозвратно. Так как же он мог очнуться на краю леса, нависшего над обрывом, за которым поднимались вдалеке к самому небу скалистые горы? Первым, что он почувствовал тогда, было лёгкое, почти невесомое прикосновение к его руке. Открыв глаза, он увидел замершего в нескольких дюймах от него бельчонка: смешно опираясь на переднюю лапку, он тянулся острой мордочкой к тому непонятному, но, похоже, не очень опасному, что неподвижно лежало на траве. Ещё не отдавая себе отчёта в происходящем, Кроули попытался приподняться – и тут же с глухим стоном уткнулся лицом в мягкий зелёный ковёр. Острая боль пронзила всё тело, и перед глазами снова встал тот серый мир с кровавыми всполохами, ослепительная вспышка, удар и…
[indent] Испуганный бельчонок рыжей молнией метнулся в сторону и в мгновение ока забрался на ветку дерева с раздвоенным стволом, что росло совсем рядом с обрывом. Впрочем, Кроули не заметил этого – как не замечал пока и опасной близости к краю, и вообще всего, что его окружало. Прикрыв глаза, он осторожно коснулся рукой того места, где вошёл в его тело ангельский клинок. Боль снова укусила его острыми зубами, но уже не так яростно, и почти сразу отпустила. Странно, но крови не было – то есть, была, но, судя по ощущениям, уже запёкшаяся и засохшая, как будто с того мгновения, когда была нанесена рана, прошло уже какое-то время, и она если и не затянулась совсем, то, по крайней мере, успела немного зажить. Медленно выдохнув, Кроули поднёс к лицу правую руку: багровое пятно на повязке, кажется, стало больше, но боль уже не была такой раздражающе-навязчивой, какой он её помнил, когда… когда умер.
[indent] Ещё несколько минут он просто лежал, не решаясь пошевелиться и не пытаясь сосредоточиться хоть на какой-то из лихорадочно метавшихся в голове мыслей. Потом он поднялся – медленно, осторожно, стараясь не разбудить притаившуюся где-то пониже солнечного сплетения боль. Прислонившись спиной к дереву, он на мгновение снова прикрыл глаза – и лишь потом осмотрелся по сторонам.
[indent] С трёх сторон его окружал густой лес, а в нескольких шагах впереди изгибался неровный край обрыва. Кроули не знал, насколько высоким тот был – знал только, что приковавшее его к стволу дерева головокружение всё равно не позволит ему это выяснить. Дальше, за краем, виднелись верхушки деревьев – целое море зелени, тянувшееся до самого подножия гор, которые, как казалось отсюда, замыкали долину каменным полукольцом. Было пасмурно, но сквозь крошечное окошко в пелене облаков ещё проскальзывали слабые золотисто-розовые лучи клонившегося к закату солнца; тёплый ветерок шелестел листьями деревьев, и казалось, что за краем обрыва и в самом деле начинается море, по поверхности которого бегут мягкие волны.
[indent] Но солнце скрылось, и подступающие сумерки стали заметнее, а лес в одно мгновение стал неуютным и неприветливым. Тут же захотелось как можно быстрее покинуть его – но Кроули не знал, куда ему идти. Не знал даже, сможет ли он вообще это сделать. Мобильный телефон наотрез отказывался подавать признаки жизни – впрочем, он сильно сомневался, что от него был бы хоть какой-то толк. Да, то, что его окружало, не было тем миром, в котором он умер – но был ли это тот мир, в котором он жил? Что, если бы он попытался позвонить Дину и услышал бы в ответ чужой голос, говорящий на неведомом ему языке? Или, может, змеиное шипение? Или вообще ничего, потому что в этом мире не было ни мобильной связи, ни тех, кто мог её создать? Возможно, в этом мире нет даже времени в привычном его смысле: часы у него на руке были совершенно целыми и невредимыми, но стрелки безжизненно замерли на отметке «двенадцать», и тиканья не было слышно, даже если поднести их к самому уху.
[indent] Кроули оторвался от казавшегося таким надёжным ствола дерева и пошёл прочь от обрыва просто потому, что на ходу было легче не думать. Можно было идти и считать шаги или пытаться различить знакомые голоса птиц – но только не думать о том, как он здесь оказался. Одна мысль об этом вызывала давящую головную боль, и слабость сразу же начинала волнами растекаться по всему телу, вызывая желание снова прислониться к ближайшему дереву и просто стоять, стоять неподвижно, словно в надежде срастись с ним и стать частью этого леса. Он старался не думать об этом – как старался не думать и о том, что за мир его окружал. Старался – но не мог избавиться от навязчивых мыслей, порождавших предположения, каждое из которых было безумнее другого. Что, если в этом мире нет и никогда не было людей? Что, если здесь нет ничего, кроме этого леса и тех гор, что он видел далеко за краем обрыва? Кто может здесь жить? Монстры? Гигантские ящеры? Говорящие зверушки? Жаль, что он уже спугнул того бельчонка, даже не попытавшись с ним поговорить. А впрочем… а впрочем, он совсем не уверен, что те силы и знания, которыми он так гордился, будут иметь хоть какое-то значение в этом мире. Он мог бы попробовать хотя бы перенестись – недалеко, всего лишь до той раскидистой ели! – но не решался. Не решался, потому что не знал, не станет ли от этого только хуже. Не знал, выдержит ли он это – ему и без того поминутно приходилось останавливаться, чтобы отдохнуть и пройти потом хоть сколько-то, не цепляясь за стволы и низкие сучья.
[indent] Он не поверил своим глазам, когда укутанные сумраком деревья вдруг расступились, и за ними показалась дорога. Дорога! Самая настоящая дорога, которая, хоть и выглядела заброшенной, но была так похожа на те дороги, что были в его мире! Не сдерживая вздоха облегчения, он ступил на шершавую твёрдую поверхность – и прислушался. Ничего. Тишина здесь была точно такой же, как и под сенью деревьев, и даже отдалённый гул на долетал до его слуха. Он посмотрел по сторонам: слева, казалось, было чуть светлее – и Кроули направился туда.
[indent] Ещё сто, двести, пятьсот шагов – и лес расступился совсем, открывая взору дощатые стены домов. Кроули показалось, что сердце его пропустило один удар, когда он заметил ближний из них – неужели всё-таки… люди? Здесь сумерки были ещё не так заметны, а в тяжёлом воздухе висела духота – и Кроули, совсем не по погоде одетый в пальто, ослабил узел галстука. Усталость ненадолго уступила место зыбкой надежде – но та начала рассеиваться, как только он ступил на пустынную улицу.
[indent] Тишина. Здесь царила всё та же тишина, всё то же тягостное безмолвие, которое словно забиралось под кожу, рождая чувство тревоги. Покосившиеся дома молча смотрели на него чёрными глазницами окон, словно спрашивая, кто он и зачем потревожил их покой. Это место было покинуто, заброшено – и этой покинутостью и заброшенностью, казалось, сочился тяжёлый воздух. Но Кроули продолжал идти вперёд – просто потому, что это по-прежнему помогало не думать. Не думать – и не надеяться, что этот город не просто похож на те, что были в его мире.
[indent] Он резко остановился, заметив впереди стоявший особняком домик под двускатной крышей: в отличие от других, он был выкрашен красной краской, и – о, чудо! – рядом с ним стояли несколько машин. Кроули ещё успел зацепить краем глаза видневшийся поодаль силуэт – но уже в следующее мгновение его качнуло в сторону, и он не упал лишь потому, что успел вцепиться в ветхие, бывшие когда-то белыми перила чьего-то крыльца. Глухо застонав, он медленно осел прямо на ступеньки, чувствуя, как окружающий мир стремительно растворяется в темноте. Он был уже не здесь, не в заброшенном городке, затерянном в ещё неведомом ему измерении – он был в какой-то ужасной чёрной пустоте. Казалось, он летел сквозь неё на немыслимой скорости – но оставался неподвижным. Падал, не в силах удержаться от падения – но в ней не было ни верха, ни низа.
[indent] А потом его словно… выбросило обратно – как выбросила бы на берег утопающего сжалившаяся над ним морская волна. Темнота отступила – но тот ужас, который она принесла с собой, остался, заставляя сердце бешено биться. Он наклонился вперёд, обхватив голову руками и пытаясь унять дрожь. Какая-то часть его уже знала, что то, что он видел, не было порождённым его воспалённым разумом видением.
[indent] Это было воспоминание.

Отредактировано Crowley (2017-12-26 21:04:09)

+1

4

[indent] Сейчас было не самое подходящее время, чтобы задумываться о глубоких философских вопросах, но почему-то именно здесь и именно в этот момент я, наверное, впервые в жизни спросила себя: что есть Зло?

[indent] Взять меня, например. Вот я охочусь на монстров. Истребляю демонов, вампиров, оборотней, другую нечисть. Зло ли они? Нет. Зло ли я? Тоже нет. За свою жизнь я много раз убеждалась, что чёрного и белого не существует, что нет абсолютного зла и нет абсолютного добра. Каждое злое деяние чем-то мотивировано, а у добрых поступков ноги не обязательно растут из чистого альтруизма. Мир устроен сложнее, чем нам хотелось бы. Но иногда — иногда! — я встречаюсь с вещами... другими. Страшными. Ужасающими. Как сегодня сказали бы — беспощадными и бессмысленными, не признающими полумер, ставящими своей целью только нести людям хаос и смерть. В такие моменты я готова поверить, что Зло, истинное Зло, именно с большой буквы, всё-таки существует. Что оно материально и способно перемещаться. Что оно есть высшая форма боли и насилия, что оно само по себе является конечной целью. Зло ради Зла. Ему не нужны деньги, его не интересуют религия и политика. У него единственная, ужасающе прямолинейная, сопротивляющаяся любым уговорам и убеждениям функция — уничтожение всего живого, что есть на нашей планете.

[indent] А ведь я когда-то считала злом себя. Пусть не полным, но одной из его форм. Лишь после того, как впервые повстречала настоящее Зло, я осознала, что не так уж и плоха. Пятьдесят оттенков серого. Или рыжего, если угодно. Во мне есть — и всегда было — то, что никогда не сделает меня абсолютным злом. Не думаю, что даже самый закоренелый злодей из нашего мира смог бы им стать. Мы на это просто не способны. Мы слишком... люди. Настоящее Зло не возникает на Земле.

[indent] К чему вообще были все эти неутешительные мысли?

[indent] Может быть, со мной играло шутку богатое воображение. Бывает, оно разыгрывается настолько, что становится затруднительным отличить его плоды от открытий, которые совершает моё чутьё. Полукровки, вроде меня, наделены даром видеть то, что скрыто от простых глаз, и чувствовать то, что невозможно ощутить на физическом уровне. Работает не всегда, но в основном — работает.

[indent] Проведя в городе от силы полчаса, я начала что-то чувствовать. Ощущение, будто рядом со мной во мраке скользила некая потусторонняя энергия, тёмная и невесомая, как вуаль. Она то приближалась, словно желая рассмотреть меня получше, то удалялась, напоминая мерный ритм чужого дыхания. Солнце уже зашло, оставив на горизонте узкую полосу алого света, что постепенно уступала место иссиня-чёрному полотну ночного неба. В темноте за домами шумели кроны деревьев. Это был единственный звук, не считая шелеста моих шагов. Монотонный шум не разбавлялся ни криками ночных птиц, ни мелодичной трелью сверчков. Только ветер.

[indent] Блять, до чего жуткое место. Мне невыносимо захотелось оказаться где-нибудь ещё, только не здесь. Не посреди ночи в заброшенном городке, по улицам которого вместе с порывами ветра носилась какая-то мистическая энергия, вызывая щедрую россыпь мурашек на коже. Если только мне это не мерещилось. Я сосредоточилась на конкретных целях и решительно зашагала в сторону магазина.

[indent] Неподалёку послышались шаги.

[indent] Я мгновенно развернулась, выхватывая из кобуры пистолет и направляя его в сторону потенциальной угрозы. Через несколько домов от меня я различила в наступивших сумерках человеческую фигуру. Неизвестный шёл в мою сторону, его движения нельзя было назвать быстрыми и уверенными. В конце концов фигура с явственно различимым для моего уха стоном осела на ступеньки чужого крыльца, очевидно, не представляя опасности на данный момент.

[indent] Не убирая оружие, я осторожно приблизилась к незнакомцу. Когда до него оставалось метров десять, в ноздри влез слабый, но устойчивый запах, слишком хорошо мне знакомый.

[indent] Сера.

[indent] Отлично, мне здесь только демонов не хватало! Я тут же убрала пистолет и достала из-за спины меч. Пули могут подпортить демону тушку, но угнездившейся внутри заразе вреда не нанесут. Зато выкованная в адском пламени сталь оказывает на бесов великолепный поражающий эффект.

[indent] - Эй! — клинок едва ли не ласково похлопал демона плашмя по плечу, после чего отплыл назад и уставился ему в левый глаз. — Заскучал в Аду и решил выбраться на экскурсию?

[indent] Расстояние между остриём меча и головой демона не превышало полуметра. Рука, держащая меч, напряглась — бледный свет взошедшей луны обрисовал контуры мускулов. Казалось, они только и ждали повода, чтобы резким движением послать оружие прямиком в чужую глазницу.

Отредактировано Rayne (2018-01-07 15:55:57)

+1

5

[indent] Сражённый внезапным приступом, Кроули не успел толком разглядеть замеченный краем глаза силуэт. Возможно, какая-то часть его и вовсе не хотела его разглядывать, опасаясь, что сходство его с силуэтом человеческим было лишь обманом зрения, а на деле это окажется неведомое чудовище с тремя головами и щупальцами вместо рук. Потому, должно быть, он и не поднял головы, хотя звук шагов неумолимо приближался к нему. Шаги были лёгкими, похожими на женские – но та, кому они принадлежали, не была человеком… по крайней мере, отчасти. Её душа представляла собой какое-то странное сочетание человеческого и… чего-то иного – сочетание настолько странное, что внутри у него снова заворочался страх. Неужели это и правда какой-то другой, чужой мир? Неужели…
[indent] «Дампир, Господи, она просто дампир!» – Кроули выдохнул с таким облегчением, как будто всё самое страшное уже осталось позади, и сейчас эта незнакомка, чью душу он смог, наконец, почувствовать, скажет ему, что с этой минуты всё, всё будет хорошо!
[indent] Конечно, это было не так. Конечно, это ещё ничего не значило. Конечно, эта встреча не сулила ему ничего радостного. Но он смог почувствовать её – а значит, хотя бы часть его сил осталась при нём. И, в конце концов, она представляла собой что-то, о чём он уже слышал, не была чем-то непонятным и оттого ещё более опасным.
[indent] Человеческий голос. Английский язык. На фоне этого оскорбительный смысл слов казался чем-то не столь уж важным – и всё же внутри немедленно заворочались обида и злость. Чёрт возьми, сколько миров он спас, не дав Люциферу воссоединиться со своим всемогущим сыном? Уж наверняка и этот – тоже! И что он получает от него в благодарность? Выскочку-полукровку, вознамерившуюся лишить его глаза?
[indent] Как ни странно, эта злость подействовала на него отрезвляюще, и иррациональный страх, преследовавший его с того мгновения, когда он очнулся там, в лесу, наконец отступил. Разве встретилось ему за это время хоть что-то, указывающее на то, что это не его мир? Что-то, что не вписывалось в него, противоречило его законам? Нет. Конечно, это ещё ничего не доказывает – но вероятность того, что на сей раз ему чертовски повезло, всё же была очень высока. В том числе, и потому, что и силы его, похоже, очень даже действовали – пусть и не в полной мере, но в достаточной для того, чтобы разобраться с одним-единственным дампиром, по воле случая встретившимся на его пути.
[indent] Кроули добрых полминуты сосредоточенно смотрел на острие клинка, направленное прямо ему лицо – но думал при этом вовсе не о том, насколько это оружие может быть для него опасным. Он думал о том, что его сил должно хватить для того, чтобы сбить девчонку с ног – а потом всё будет совсем просто. Схватить меч и отрубить ей голову – дело нескольких секунд. Даже жаль, что она не знает, с кем связалась.
[indent] Наконец он медленно поднял на неё глаза, скользнув взглядом по напряжённой руке, сжимавшей меч, и, словно в задумчивости, чуть склонил голову набок. Красивая. Сильная. Решительная. Раньше ему нравились такие. А теперь… Теперь он сам себе отчасти казался незнакомцем и не мог даже объяснить, что за странное чувство зашевелилось внутри при виде её рыжих волос. Может, ещё одно воспоминание?
[indent] Но страха больше не было: в какое-то мгновение он поймал себя на мысли, что смотрит на неё – а видит перед собой лицо Люцифера, искажённое омерзительной гримасой, в которой было столько самоуверенности и презрения. Он не боялся даже тогда, стоя на краю чёрной пропасти – так неужели он испугается теперь? Нет, после всего, что было, он лишь чувствовал себя оскорблённым, потому что спасённый им мир решил отплатить ему такой неблагодарностью – пусть даже он никогда и не ждал иного.
[indent] – Если хочешь, чтобы твоя хорошенькая головка осталась у тебя на плечах, убери от меня это, – медленно и очень спокойно проговорил, наконец, Кроули. После долгого молчания в его голосе было ещё больше хрипотцы, чем обычно – но в нём не слышалось и тени угрозы. Нет, он не угрожал – просто констатировал очевидный факт своего превосходства, вполне допуская, что девчонка не представляла, на кого подняла оружие, или позволила себе обмануться его видимой слабостью. Да, он ранен, и силы его не так велики, как были в лучшие времена – но, чёрт возьми, после всего, через что он прошёл, это не заставит его сдаться!
[indent] – И вот ещё что, – помедлив, прибавил он. – Как зовут королеву Великобритании?
[indent] Да, это, безусловно, не лучший способ понять, в каком мире ты находишься – но нужно же с чего-то начинать?

0


Вы здесь » uniROLE » uniPORTAL » Night will fall