tony • lucy • loki • boromir
о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая нужные хочу к вам акция unitime картотека твинков книга жертв uniклик банк деятельность форума

One night in Gotham

Только в одном она просчиталась. Селина не ожидала что её подстрелят. Поэтому сейчас она сидела за диваном и считала выстрелы. Два. Чуть не задел второй раз, но сейчас удача улыбнулась Селине. Три. Опять мимо, попал по обивке, воняет жженой тканью и порохом. Четыре... Читать

автор недели Merritt McKinney

Для них путь был практически открыт, хоть такси заказывай и едь до ближайшего отеля с четырьмя звездами, а лучше с пятью. Но они садятся в неприметную машину и выезжают на главную улицу. Напряжение витало в воздухе, хоть ножом режь. Дэнни сосредоточенно вел машину, а Хенли уставилась в окно, покусывая губы. Мимо летели облака, мелькали здания-высотки, и Мерритт по-хозяйски расположился на задних сидениях, глядя в зеркало заднего вида...Читать дальше

uniROLE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » top secret for human


top secret for human

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Muse – Hysteria//Bring Me The Horizon – Shadow Moses
http://s1.uploads.ru/KXmoM.gifhttp://sg.uploads.ru/DYSTo.gif
CHESHIRE                             DORMOUSE
http://s2.uploads.ru/MdB8L.gifhttp://s8.uploads.ru/b8Zl6.gif
[...ты знаешь, где они все? бывшие люди, на сегодняшний день обмякшие и испорченные куски мяса... знаешь? я сам не забочусь об этом вопросе и ты не будешь. никогда. считаешь, что у тебя весь город на раскрытой ладони, которую ты в мгновение сжимаешь в кулак. острие лезвия входит в твою светлую мягкую кожу, оставляя характерный след. тебе не больно. ты давно перестала чувствовать_ощущать её. может быть это всё благодаря экспериментам шляпника?
девочка сама себе на уме.
девочка опасней целой банды наркоманов за углом.
девочка, чьи шаги уверенней лучших гвардейцев великобритании.
девочка, что изо дня в день наливает мне чай с кровью.
убийственно_всецело по венам.
ты как высококлассный сомелье
они подбирают вино, а ты то, что гоняет человеческое сердце...
]

Отредактировано Cheshire (2017-11-30 20:34:18)

+1

2

http://sa.uploads.ru/vysZ4.gif http://sg.uploads.ru/i5BDG.gif

http://s6.uploads.ru/K5Vao.pngСтрана чудес отняла у них многое, жестоко разбивая радужные надежды на лучший исход. Осыпала землю колкими осколками, по которым им теперь предстояло ходить все оставшееся отведённое время. Каждый шаг отзывается прошлым в грудине, но их носы все равно задраны к затянутым серыми тучами небесам, а гордость, в совокупности с упертостью, тисками сковывает лицевые мышцы, не позволяя оттенкам отчаяния искривить губы с налетом ехидной улыбки. Искалеченные герои, потерявшие своё убежище. В чужом мире вознесли себя на верхушку пищевой цепи. Играют в богов, собирая в кредит чужие души во благо их мирного существования, не задумываясь о том, что рано или поздно всем приходится платить по счетам.
        Сегодня небо над Лондоном плачет, проливаясь горькими хрустальными слезами с примесью выхлопных газов. Тяжелые капли ловят своей субстанцией огни кипящего жизнью города, переливаются подобно драгоценным камням и находят свою скоропостижную смерть на плавных изгибах разноцветных зонтов. Она наблюдает за всем этим с присущей ей отстранённостью, на самом деле витая где-то не здесь.  Оттягивает рукава свой куртки в попытке сохранить тепло, иногда вздрагивает. Белые локоны потемнели от накопившейся влаги и пролегли подобием морского пейзажа на изящной шее. Соня Мышь заблудилась.
      Кажется, она только несколько минут назад покинула свою тёплую квартиру с намерением пополнить запасы итак не ломящихся полок, однако минутная стрелка главных часов страны уже успела совершить три долгих круга, а небо разразиться дождем.
   "Кто это был?" - спрашивает она себя, вспоминая размытый силуэт среди людского потока; силуэт, который загипнотизировал сознание и подарил сладкое чувство чего-то знакомого. Родного. Это саднящие чувство шокировало. Соня пыталась всеми силами ухватиться за данное наваждение.  Понять. Но каждый раз странный человек ускользал, оставаясь недосягаемым, пока и вовсе не исчез, оставив девушку в разрозненных чувствах на неизвестной ей территории.
      Звон колокольчика на двери, оповестивший о движении рядом, настойчиво вторгается в вязкую субстанцию из мыслей. Проникает своей вибрацией звука прямо под кожу и заставляет очнуться из нависшего забытья. Пытаясь проанализировать сложившуюся ситуацию, Соня даже не сразу понимает, что человек рядом, который теперь делил с ней укрытие под небольшим алым навесом, обращается именно к ней.
      - Эй, такой милашке не стоит стоять здесь одной в столь поздний час, - парень напротив самодовольно улыбается, словно по меньшей мере спас несчастную принцессу из замка злого колдуна. Такое поведение Мышь раздражает; такое поведение вызывает в ней желание поиграть. Проучить.
      - Мне... мне очень холодно,- говорит не громко, почти шепотом. Смотрит в чужие глаза цвета засохшей травы своими полными льда. Но не старается испугать, наоборот. Умело расставляет ловушки, заманивая свою жертву в смертоносный капкан, никогда не дающий осечек. Подрагивающие пальцы медленно тянутся к незнакомцу; проникают в его зону доверия; почти нерешительно касаются чужой кисти. Ощутив жар иной кожи, Соня действительно понимает, как сильно она продрогла. Ей нужно в тепло, а он не откажется ей его дать. Это становится понятно по тому загадочному огоньку в мужском взгляде, что загорается от столь невинного физического контакта.
      Люди слишком помешаны на внешности, что их до добра не доводит. Наслаждаясь красивой картинкой, они легко могут игнорировать гнилое нутро. Соня никак не могла понять, почему же их мозговая деятельность из-за возбуждения притуплялась, стоило увидеть близкого к идеалу индивида. Да, у них изначально все было завязано на инстинктах в выборе лучшего или лучшей для продолжения рода, но тогда что же этими людьми движет сейчас? И не только ими. Вон, как бы ей не хотелось признавать, Заяц и Чешир в свою постель тоже тащат не первых попавшихся; тоже тщательно [иногда нет] выбирают, ведомые каким-то внутренними шаблонами. Но самое пугающее, чем дольше Мышь находилась в этом мире, тем больше она сама начинала этим проникаться. В голове, которая раньше была забита лишь глубокими размышлениями, болью и жестокостью, тоже начинало складываться то самое пресловутое «предпочтение».
      Незнакомец представляется Джозефом, но девушка не отвечает ему взаимной любезностью и лишь молча проходит в галантно приоткрытую дверь, за которой расположилось небольшое помещение одного из местных кафе, в которых люди так любят лениво потягивать черный кофе без сахара и, с видом зазнаек, критиковать тех, кто все же предпочитает разбавлять его молоком. Соня делает несколько уверенных шагов вглубь, пока довольно не щурится от сладковатого запаха корицы и жженого сахара, что доносится откуда-то с кухни.
      - Я здесь работаю кондитером на полставки. Мы, правда, уже давно закрылись. Но я люблю иногда задержаться и готовить в одиночестве. Да и заготовки назавтра нужно делать, - тараторит, запуская пятерню в короткие русые волосы. Ему не уютно в ее тишине. Из их вида вообще мало кто умеет ценить молчание по-настоящему. Такое поведение вызывает на побледневших губах искреннюю улыбку. А ведь она так редко улыбается чужим.
      - Тогда тебе стоит поспешить. Там, кажется, что-то горит, - Джозеф на миг замирает, а потом бежит в сторону кухни с тихим бормотанием различных ругательств себе под нос. Соня провожает его взглядом, старается прислушаться к своим внутренним ощущением. Что-то в этом юноше ее зацепило. Прокралось здешним ароматом через ноздри, лизнуло прогнившую душу, затмило то первое раздражение. Ей впервые хотелось кого-то убить не потому, что человек вызывал в ней негатив. Наоборот.
      Найдя телефон в кармане, Мышь с интересом смотрит на вспыхнувший экран. В нем всего несколько номеров, но каждый был неимоверно важным. Палец на долю секунды зависает в нерешительности, прежде чем сделать выбор и написать короткое сообщение. Сегодня ей нужен он. Сегодня ей нужен именно Чешир.
[Я заблудилась. Можешь приехать? Кафе «Бонтэ»]
      - Не успела соскучиться? - на его руках надеты смешные дутые варежки для готовки, а на лбу проступила маленькая испарина. Соня смотрит на все это жадно. Не на прекрасное произведение из разряда выпечки, что он ставит на гладь стола; не на стаканы чая, что тот поспешно выносит следом. Смотрит на него.
      Кондитер продолжает болтать о всякой ерунде, иногда перепрыгивая с темы на тему. Чувствует волнующий взгляд спиной, от которого мелкие волоски на руках становятся дыбом. До этого момента он таких девушек не встречал. Робеет, словно подросток, хоть и пытается всем видом проявить себя с самой лучшей стороны.  Это тоже не ускользает от женских глаз, как и литой кухонный нож, что Джозеф достал из своего поварского фартука.
      - Хочешь попробовать? - Хищник внутри опасно скалится, обнажая острые зубы. Соня напрягает слух. Вслушивается в лязг металла, когда мужские руки отрезают очередной кусок горячего угощения. Этот звук, как наркотик, пьянит. Подаёт свою холодную руку и, склонившись в глубоком поклоне, зовёт станцевать танец, в конце которого останется лишь один. И Мышь заведомо знает, кто именно.
      - Определено, - тонкие пальцы аккуратно находят края куртки и тянут их с плеч. Расслышав глухой звук падающего ниц промокшего материала, Джозеф наконец-то оборачивается. Соня ловит его взгляд своими и мысленно приказывает не отводить. Смотреть только на неё. Ту, кто станет самым ярким пятном в его жизни. Ту, кто эту самую жизнь заберёт.
      И Джозеф не отводит. Лишь откладывает опасное оружие на стол и полностью поворачивается к медленно скользящей к нему девушке. Впитывает то, как неяркие блики приглушенного света отражаются в ее серо-голубых глазах; как с каждым вдохом плавно вздымается женская грудь, затянутая в дорогое белье и тонкую ткань мокрой блузки. Соня движется к нему медленно, заставляет периодически тяжело складывать скопившуюся от желания слюну. В своих мыслях этот бедняга представляет себя хищником, хотя на самом деле является всего лишь очередной жертвой. Просто в этот раз более особенной, как вон так небольшая присыпка на его пироге.
      Все ещё холодные ладони наигранно неуверенно ложатся на чужую раскатистую грудь. Пробуют чужую покорность на вкус, прежде чем перебраться на плечи и надавить. Джозеф не сопротивляется. Без лишних слов поддаётся на манипуляцию и присаживается на стул, что стоял за его спиной.
      Когда-то Соню Мышь изуродовали до неузнаваемости. Отняли у неё мягкое тёплое тельце, покрытое густой шерстью, заменив все это на груду металлических конструкций. Позже ее вид был лучше, но это все равно уже была не она. Здесь же, в мире людей, она возродилась чертовски красивой. Словно сама судьба, чувствуя свою вину за тяжесть ее существования, решила преподнести ей столь ценный подарок. А может это всего лишь воплощение канонов природы, в которой чем хищник прекрасней, тем он опасней. Сначала она не умела этим пользоваться, но сейчас освоила это мрачное искусство с лихвой.
      - Ты такая. Такая неземная, - когда Соня аккуратно усаживается сверху, его голос теряет свою прежнюю силу, переходя в шёпот. Юноше стоило бы задуматься о всей странности сложившихся обстоятельств, но сейчас его голова забита иным. Например, счетом мелких пуговиц, которые одна за одной выпрыгивают из петель его рубашки. В какой-то момент он тянется к манящей мягкости пухлых губ, но Соня избегает этого контакта. Забирается ладонями под мягкость ткани, приспускает ее на мужских руках, но не до конца. Такие хрупкие, но обладающие нечеловеческой силой руки, туго стягивают мужские локти за спинкой стула его же собственной рубашкой.
      - Что ты делаешь? - волнение, оно всего на долю секунды окрашивает столь разумную фразу. Но стоит Соне провести пальцами по его торсу вниз и подарить слегка игривую ухмылку, как это чувство испаряется, словно и не было. Джозеф смотрит на блондинку затуманенным возбуждением взглядом. Дышит полной грудью, вдыхая и выдыхая через рот. Тянется к ней, жаждет. И лишь по тому, что он её зацепил, Мышь дарит на прощание исполнение его маленького желания.
      Стоило блондинке склониться достаточно близко и еле ощутимо коснутся чужих губ своими, как мужчина весь выгнулся ей на встречу. Соня не сопротивляется. Позволяет. Отвечает. Сама же получает от этого удовольствие. От поцелуя и ощущения тяжести литого остро заточенного металла, до которого она уже дотянулась.
      Первый мужской крик тонет в глубине ее гортани, когда второй бурной волной разносится по небольшому помещению кафе. Этот крик резонирует от предметов, обволакивает. Соня наслаждается им. Джозеф что-то кричит. Пытается вырваться из женских оков, но его физической подготовки недостаточно.  Каждый из них что-то принёс из Страны чудес. Шляпник - украденное время; Чешир - способность исчезать; а вот Соня прихватила с собой скрытую мощь, что там таилась в ее механическом теле и преобразовалась здесь в не человеческую силу.
      Горячая кровь выплёскивается из раны с каждым столь необходимым вдохом; струится по его животу. Свободной рукой Соня аккуратно касается алой субстанции, рассматривает ее цвет. Улыбается. Подаётся немного вперёд, завороженно что-то шепчет, пока другая ладонь крепче сжимает нож и прокручивает его по часовой стрелке, раздирая края и делая рану более объемной. Смеётся. Тихо, но так счастливо. Безумно.

http://s2.uploads.ru/bJpji.gif  http://s8.uploads.ru/1UT60.gif

Отредактировано Dormouse (2017-12-07 11:32:17)

+2

3

Не осталось в том месте ничего, что сулило хорошим снам маленькой девочке. Яркие картинки сменились темными пятнами поблекших чернил. Невозможно стало превозмочь и вернуть былое величие. Мы приобрели другие стороны и стали прожигать одним взглядом, словно палящее солнце после полудня. Но наше солнце давно стало луной с кровавым ореолом. Неистовые крики существ проносятся над королевством червонной правительницы. Я тогда впервые видел столько жестокости и мучительных смертей, что не успевал осознавать факта потери. Раньше я был более сентиментален, но в тот день синие глаза наполнял только страх, ужас, осознание собственной беспомощности. Я ничего не мог для них сделать, не мог помочь, не мог прекратить... а Алиса всё шла и шла, убивая всех на своём пути, чтобы добраться до королевы. Обе вершители наших судеб, а мы так, пешки, которые хотели всё остановить... но они не слышали. Ни одна из них, в этом гулком смешении воплей, не слышал слов, что могли бы их остановить. И Алиса победила. И Алиса вознесла над всеми голову королевы. Над грудой умерших тел, которым было уже все равно. В тот день поздравлять Алису следовало кому - то из нас, но она даже не попрощалась: снисходительная улыбка своим новым поданным, и она оставляет страну без правителя.

Она оставляет страну, горизонт которой это гора трупов.
Она оставляет страну, где всё обратилось в пепел.
Она оставляет страну, где лапы липкие от крови. Моей или чужой уже неважно.

[The Heavy Crawls – It Didn't Matter // DETACH – We Are Alive]
Кошмар уже стал моим привычным сном, но сегодня я был слишком охвачен им - видимо последствия наркотиков. /они всегда делали сны ярче/ Я просыпаюсь и резко поднимаюсь на кровати, стараясь схватить как можно больше воздуха. Алиса душила меня, цепляя шею холодными пальцами. Сегодня было слишком реалистично. До сих пор я чувствовал следы_вмятины_невидимые синяки. До меня доходит, что видимо единственное, что я боюсь в своей уродской жизни – это повторения того ужасного побоища… нет, сражением это назвать было нельзя. Невозможно. Голова будто раскалывается на тысячу мелких осколков, но я не обращаю внимания. В ушах ультразвук, состоящий из истошных криков. Закрыв глаза, я пытаюсь выпихнуть из мозга эту боль, блокировать, прекратить чувствовать_невыносимо, снова. В осознании того, что мне нужна новая доза таблеток нехотя открываю глаза. Шляпник выдаёт мне  за раз всё большее количество лекарств, а я всё равно появляюсь у него достаточно часто. Химик не может так быстро придумывать новые составы хитроумных средств для меня, а на те, что он давал мне изначально, у меня уже выработался иммунитет. Они бесполезны.

Почти не глядя вожу ладонью по полке в поисках колбы, в которой должен быть белый порошок. Мои личные наркотики, эксклюзивные. По словам Шляпника у человека бы голову снесло от такого, а позже летальный исход. Когда же мне попадает в горло это сыпучее вещество, то перед глазами ползёт вся комната, меня мотает, я облокачиваюсь спиной о стену и сползаю по ней вниз. Вспышки, температура тела меняется слишком быстро, сердце ударяет о грудь часто и сильно. Мне понадобилось около трёх минут, чтобы прийти в себя окончательно. Голова перестаёт болеть сразу же, как в организм поступает вещество, однако последствия в виде сворачивающихся в спираль окружающих меня предметов, приходится переживать дольше. Шляпник сказал только:  «единственное, что с тобой может случится от этой хрени, это разрыв сердца… но оно у тебя, на удивление, живучее… так что это вряд ли». Передозировки я себе позволить не мог, хотя иногда боль была такой, что плевать я хотел на вероятность своей смерти. Мне ужасно везло – в эти моменты со мной был кто – то, кто мог выдернуть из моих пальцев колбу и не испугаться последствий. Мне нельзя что – то запрещать извне. Я могу ставить условия самому себе, могу остановить самого себя, но никто другой не смеет этого делать… и они давно наплевали на эти правила.

Тем временем я только сейчас замечаю, что комната давно погрузилась в сумерки. Я снова заснул днём… кстати о сне в дневное время. Соня.

Это имя тут же проносится в моей голове, как только мобильный извещает о новом сообщении. Я даже не сомневался, что это та самая девчонка. Опять ей неймётся. С привычной ухмылкой тянусь за телефоном и сигаретами, что рядом. Она никогда не любила долгих_длинных_никчёмных сообщений и лишних слов. Всё как всегда кратко.
- Заблудилась…
Красная Шапочка пишет Волку о том, что потерялась…

Шумно и резко выдыхаю, выпуская серый дым на свободу. Я знал Соню слишком хорошо – её сообщение явное приглашение в стиле «даже если не удобно всё равно приходи».

float:rightЧёрные игральные карты разбросаны по всей квартире. Лаконичные белые цифры и матовое покрытие. Они пропахли дымом, наркотиками и легким ароматом виски. Эти карты, кажется, помнили всё; они ведь единственное, что я прихватил тогда с собой. Раньше они были белыми и цветными, но после хаоса разрушенной страны, что постиг и их, сразу же стали напоминать пепел, уголь, кости...

Понятия не имел где это находится, понятия не имел где она, но отклонить её просьбу сравни с самоубийством. Соня не терпела ожидания, а я не был сторонником оттягивания сюрпризов... не в данный момент.

Недовольно поморщившись и оценив обстановку на улице, я решил, что стоит поехать на машине. Черт, надо проснуться окончательно, не хватало ещё размозжить свои мозги о ближайший фонарный столб. Сделав папу глотков виски из открытой бутылки, я отправился в ванную, чтобы окончательно проснуться под холодной водой.

Время около восьми вечера, а мой «день» только начинается.

- Какого черта она забыла в кафе? - проносится в голове, когда чёрный Ford Mustang 69 останавливается возле кафе с вывеской на французском. У меня было много разных «знакомств», две француженки не прошли мимо, щебеча, порой, на родном языке. Английский их был сбивчивым и неуверенным, а я любопытный понял, что французский так ласкает мой слух. Он был мелодичным, и казался немного странным - до этого я не имел «счастья» слышать другие языки. Я наивно полагал, что все говорят на одном и том же. Удивительно. Неужели этот мир ещё способен внушать мне это чувство. Так что, благодаря своей феноменальной способности запоминания, я тут же выучил какой – то набор слов. Девушек забавляло, им нравилось, казалось я, тем самым, слишком заинтересован ими, они с удовольствием и неким смущением повторяли отдельные фразы. Думали я полиглот, а ещё вечерами сижу перед камином и курю старую трубку своего деда. Аристократ, а в клубы хожу только для того, чтобы не выделяться из толпы. Мило. Это предположение вызывало улыбку на моих губах и довольный прищур, будто девушка разгадала наконец трудную загадку, что я так любил. Рассказывать сказки - моя стезя, моё мастерство, моя жизнь.

Как я нашел Соню? Пришлось прибегнуть к Интернету. Терпеть не могу эту сетевую паутину. Вбив в телефон название кафе, на экран вывелась карта с близ расположенными магазинами и библиотекой. Как бы это странно не звучало, но именно по последнему я понял, где это находится. Черт подери, я же кот, куда меня только не заносило. Впрочем карте я так и не стал разбираться, доверился визуальной памяти и безотказному принципу «кошки никогда не теряют дороги». Так что, накинув кожаную куртку поверх футболки, я вышел из квартиры. В итоге сборы и дорога заняли минут десять, не больше.

[GHOSTEMANE - Caligula]
float:leftОставив машину где - то возле соседнего магазина я успел немного промокнуть, прежде чем оказался внутри кафе. До меня тут же доходит истошный мужской крик, отчего я морщусь и недовольно хмурю брови, будто слышу уже третий час непрекращающийся звук дрели в соседней комнате. Взгляд тут же находит в темноте силуэт Сони, который ни с каким другим не мог спутать. Она сидит на ком - то на стуле и довольно хихикает. Она явно наслаждается происходящим. Забавная. Улыбаюсь, неторопливо подходя к девушке сзади.

- Решила заняться добрыми делами? - отсылка к названию кафе. - Ты знала, что оно переводится как «доброта»? Я уже забыл, что это, а ты, по видимому, соскучилась по таким понятиям, да? - истошный крик меня не останавливает, я не меняю тон в голосе, будто говорю на привычные темы и не вижу в её издевательствах над парнем ничего странного и ужасающего. Он кричал «помогите», думал я его спасу, вызову полицию, буквально отдеру от него прилипшую к нему сумасшедшую. Но нет. Его слова только вызвали во мне смех, который разнесся громче его истошных криков по всему кафе. Наконец к концу слов я уже оказываюсь за её спиной и подаюсь вперёд, из - за плеча девушки, разглядывая парня, чуть наклонив голову вбок. Девочка такая же как и я, любит позабавится с чем - то достойным внимания глаз. Уверен, что он ещё и не глуп и хотел показаться ей внимательным. Её тело и волосы пахнут дождем. Руки влажные, а пальцы измазаны в чужой_его крови.
- Детка, если ты его не заткнешь, то это сделаю я, - негромко добавляю, после короткой паузы.
Не мог я переносить долго такой частоты звук, это выводило из себя и ужасно раздражало. Кончик невидимого кошачьего уха нервно_раздраженно дёрнулся. Прожигающий и испытывающий взгляд на мученика. Я сжимаю задние зубы в нетерпении, отчего скулы становятся острей. Я готов был засунуть ему в рот что угодно и я это сделал, протянув руку к рядом стоящему столу и взяв оттуда перчатку странного вида. Откуда мне было знать, что это кухонная варежка или как оно там у вас называется. Я быстрым и уверенным движением, будто делал это миллион раз, засунул в раскрытый рот парня варежку. Как только он не откусил себе язык от этой боли, что профессионально хладнокровно доставляла ему Соня.
- Только попробуй выплюнуть, и я самолично сделаю из тебя чизкейк, а она, из остатков крови, приготовит сироп, - быстро и четко проговорил я, сквозь сжатые зубы, а откуда - то из гортани фоном слышался приглушённый рык. Забавно бы звучала такая фраза в компании друзей, с напускным сарказмом и иронией, но только если не смешивать его с моим приказным тоном - это было и правда страшно.

+1


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » top secret for human