о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищите хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• rangiku
связь id415234701
пасет людей, котят, админов и заблудших лисов, бухая днями напролёт. шипперит все что движется, а что не движется, сама двигает и шипперит насильно, позабыв о своей работе.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• renji
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.

автор недели YAMAMOTO TAKESHI

Внизу его ждёт отец. Он присутствовал на официальной части, а на праздничную, конечно же, не пойдёт. Но он хочет проводить сына, предварительно его засмущав, разумеется. Старик называет его красавцем и обещает, что все девушки будут его, после чего оба громко смеются — Ямамото даже идёт один, ясно же, что для него это совсем неважно. Затем старик просит его повеселиться, а перед самим уходом сына добавляет вслед, что гордится. Такеши даже замер на секунду, обернувшись. Знал, что момент тронул не только его, но и отца. Они не говорят об этом больше, но решение уехать в Италию висит над ними неразрешенным напряжением. Но он улыбается, говорит, что и он тоже гордится отцом, после чего уходит... Читать

TRUST ME, I'M...

Джек верил в то, что работу профессионала видно сразу. Это было похоже на работу старой школы. Живописцев, мастеров, которые смогли увековечить свои имена лишь парой полотен. Мужчина представился и нельзя было уловить фальшь либо что — то иное в чётко построенных фразах. Сейчас Джек мог вспомнить, почему и точнее чем ему нравилась Япония. Она нравилась ему неторопливостью и некоторой скудностью фраз. Словами которые тем не менее выражали больше смысла, чем обычный поток слов...Читать

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста – выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да – это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни – накатим за его здоровье!

Molly Hooper: Буду краток - хороший, уютный, активный форум. Кхм. Теперь речь *достала большой свиток*. Прошло уже месяца два, наверное, как я здесь обитаю. Началось все с банального желания поиграть давним персом. Вакансий на тематических не было, и я рискнула пойти на кроссы. Почему "рискнула", спросите вы? Потому что предыдущие мои попытки играть на кроссах были до того печальны, что я зареклась. Обходила десятой дорогой. Написала заявку, откликнулись люди, на двух не сложилось по разным причинам, пошла на Юни. И знаете что? Мне очень нравится это место. Доброжелательная, ненавязчивая администрация. Никто не бомбит настойчивыми просьботребованиями каких-то игр, и тому подобного. Флуд не натужный, а естественный, есть у людей настрой - они флудят. Нет - играют. Обсуждения игры не похожи на бессмысленные километровые чатики ни о чем, это действительно обсуждения игры. У народа есть игровые идеи. Есть игра. Есть отличный уровень постов, на которые хочется отвечать. Никто никого не уговаривает играть, предлагают друг другу сами. Как часто приходишь на форум и видишь обратное - когда играют только свои со своими, какие-то междусобойчики глупые. Здесь этого нет. Люди пришли играть, и они играют. В общем, охать и ахать в восторгах - не мой конек, а скажу, что здесь просто хорошо и уютно. Спасибо, ребята.

Pietro Maximoff: Вот и настало мое время сказать пару-тройку теплых слов о нашем любимом Юни. Форум изначально привлек своей немногочисленностью и теплой, ламповой атмосферой. Скажу честно - в то время мне просто хотелось покоя и уюта, и я пришел на Юни с товарищем, надеясь обрести все сказанное ранее там. И действительно - форум оказался весьма уютным, теплым и домашним. Я предложил девочкам-администраторам свои услуги и они взяли меня под крыло, и могу честно сказать - это самый лучший коллектив, в котором мне когда-либо доводилось состоять. Никогда никто не идет против воли игроков, всегда прислушиваются к каждому мнению. Конечно, я прекрасно понимаю, что всем угодить невозможно, но то, что большинство понимает и принимает все, что мы пытаемся донести до народа, радует. На Юни приходишь отдохнуть после трудовых будней и знаешь, что там все твои любимые и дорогие тебе люди. Что ребята-игроки любой кипишь поддержат, любую затею. Никто не сидит по уголкам, все ходят друг к другу "в гости" и это радует. Меня лично радует возможность вносить свою лепту в наш общий труд для процветания форума. стараться на благо игроков. На форуме всегда царит веселая и теплая атмосфера, тут уже с порга становишься "своим". Будто тебя знают уже лет сто, разве это не здорово? На других форумах, к сожалению, мне доводилось встречаться с полнейшим игнором новеньких, грубостью и хамством, но тут такого нет - и в этом я честен.Спокойно, уютно по-домашнему. Тут рады каждому, а большинство даже самых безумных сюжетов - отыгрывается с большой охотой. Отдельно о каждом говорить нет смысла, потому что все, кто с нами - уже мною любим. Просто на Юни отдыхаешь душой, когда не торчишь перманентно посты Боромиру ;)

Carver Hawke: Хотите выпить, но никто не поддерживает подобную идею? У вас накопилось много не отыгранных сюжетов и идей в голове? Вы хотите поиграть по своему любимому фандому, но все ролевые закрылись? Вы боитесь, что на кроссе будете не нужны и не найдете себя? Что же, тогда, Добро Пожаловать на Юни! С первой же секунды "залета" на этот кросс, вы не будете себя чувствовать ненужным или брошенным! Перед Вами откроется новый мир вашей фантазии и фантазии ваших новых соигроков. Здесь все не просто семья, мы - собутыльники, братья, сестры и просто большая группа своеобразных ребят, готовые повеселиться даже с теми, чьи фандомы видим впервые. Здесь Вы сможете отыграть все, что угодно! Можете быть кем угодно, когда угодно, а главное с кем угодно! Конечно, не могу пройти мимо шикарного дизайна, который не может не радовать глаз. АМС - это не зазнающаяся "шайка", якобы всемогущих людей, а прекрасные игроки, которые заслуживают похвалы и уважения в свой адрес за идею, оформление, организованность и собранность. Здесь никто не будет Вас пинать или гнать палками в игру. Все понимающие, позитивные, а самое главное ОФИГЕННЫЕ ребята, которые не заставят Вас скучать. Мало того, когда накатывает депрессия и Вы приходите на форум, Ваше настроение повышается на +100500. Вы научитесь орать, веселиться и никогда не грустить, Вам просто не дадут этого сделать. В общем, ждем всех и с радостью!

Carver Hawke: На самом деле, я уже оставлял отзыв в ТОПе, но с удовольствием сделаю это еще раз. [Если, конечно, никто не против, что меня так много здесь]. Как человек, я слегка "тормоз" - это мягко сказать - а потому, грубо говоря, сейчас, я просто плюсую к своим предыдущим словам дополнения. Просто, от души, хочу сказать спасибо всем за то, что не только здесь прекрасные игроки, хорошие люди и дорогие амс, но и понимающие личности, которые помогают вам, поддерживают вас и всегда выслушат - простят - поймут. Спасибо огромное, Юни. (Жаль, что реал очень часто забирает в свои объятия, но даже после долгого отсутствия сюда возвращаешься, как домой :3) Но, на самом деле, я просто хотел дополнить предыдущую речь незатейливым стишком (ну, я же не могу не включить своего "безумного" недопоэта х)). Что такое Юни? Поясню в словах. Юни – это счастье, радость на устах! Юни – это дом твой и семья кругом. Юни – это выпивка, безумство за столом! Хочешь ты быть гномом, хочешь быть котом? Приходи на Юни, встретят хоть бомжом! Тут нальют и выпить, и накатят все! Ведь пришел сюда ты, словно по судьбе! Здесь тебе подскажут, проведут на путь, Будут веселиться, не дадут заснуть. Здесь посты прекрасны, игроки – мечта! И дизайн тут классный, ну просто красота! Приходи на Юни, мы уж заждались, Выпивка, вон, стынет, приди сюда, влюбись! Здесь так много радости, ну же, будь смелей! Проходи в гостиную! С Юни веселей!!! Приходите, занимайте любые роли, веселитесь и помните, здесь никому не дадут скучать, грустить и уж тем более сидеть в стороне без игры! :3

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » X-Files » top secret for human


top secret for human

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Muse – Hysteria//Bring Me The Horizon – Shadow Moses
http://s1.uploads.ru/KXmoM.gifhttp://sg.uploads.ru/DYSTo.gif
CHESHIRE                             DORMOUSE
http://s2.uploads.ru/MdB8L.gifhttp://s8.uploads.ru/b8Zl6.gif
[...ты знаешь, где они все? бывшие люди, на сегодняшний день обмякшие и испорченные куски мяса... знаешь? я сам не забочусь об этом вопросе и ты не будешь. никогда. считаешь, что у тебя весь город на раскрытой ладони, которую ты в мгновение сжимаешь в кулак. острие лезвия входит в твою светлую мягкую кожу, оставляя характерный след. тебе не больно. ты давно перестала чувствовать_ощущать её. может быть это всё благодаря экспериментам шляпника?
девочка сама себе на уме.
девочка опасней целой банды наркоманов за углом.
девочка, чьи шаги уверенней лучших гвардейцев великобритании.
девочка, что изо дня в день наливает мне чай с кровью.
убийственно_всецело по венам.
ты как высококлассный сомелье
они подбирают вино, а ты то, что гоняет человеческое сердце...
]

http://sf.uploads.ru/AQlGh.png

Отредактировано Cheshire (2017-11-30 20:34:18)

+1

2

http://sa.uploads.ru/vysZ4.gif http://sg.uploads.ru/i5BDG.gif

http://s6.uploads.ru/K5Vao.pngСтрана чудес отняла у них многое, жестоко разбивая радужные надежды на лучший исход. Осыпала землю колкими осколками, по которым им теперь предстояло ходить все оставшееся отведённое время. Каждый шаг отзывается прошлым в грудине, но их носы все равно задраны к затянутым серыми тучами небесам, а гордость, в совокупности с упертостью, тисками сковывает лицевые мышцы, не позволяя оттенкам отчаяния искривить губы с налетом ехидной улыбки. Искалеченные герои, потерявшие своё убежище. В чужом мире вознесли себя на верхушку пищевой цепи. Играют в богов, собирая в кредит чужие души во благо их мирного существования, не задумываясь о том, что рано или поздно всем приходится платить по счетам.
        Сегодня небо над Лондоном плачет, проливаясь горькими хрустальными слезами с примесью выхлопных газов. Тяжелые капли ловят своей субстанцией огни кипящего жизнью города, переливаются подобно драгоценным камням и находят свою скоропостижную смерть на плавных изгибах разноцветных зонтов. Она наблюдает за всем этим с присущей ей отстранённостью, на самом деле витая где-то не здесь.  Оттягивает рукава свой куртки в попытке сохранить тепло, иногда вздрагивает. Белые локоны потемнели от накопившейся влаги и пролегли подобием морского пейзажа на изящной шее. Соня Мышь заблудилась.
      Кажется, она только несколько минут назад покинула свою тёплую квартиру с намерением пополнить запасы итак не ломящихся полок, однако минутная стрелка главных часов страны уже успела совершить три долгих круга, а небо разразиться дождем.
   "Кто это был?" - спрашивает она себя, вспоминая размытый силуэт среди людского потока; силуэт, который загипнотизировал сознание и подарил сладкое чувство чего-то знакомого. Родного. Это саднящие чувство шокировало. Соня пыталась всеми силами ухватиться за данное наваждение.  Понять. Но каждый раз странный человек ускользал, оставаясь недосягаемым, пока и вовсе не исчез, оставив девушку в разрозненных чувствах на неизвестной ей территории.
      Звон колокольчика на двери, оповестивший о движении рядом, настойчиво вторгается в вязкую субстанцию из мыслей. Проникает своей вибрацией звука прямо под кожу и заставляет очнуться из нависшего забытья. Пытаясь проанализировать сложившуюся ситуацию, Соня даже не сразу понимает, что человек рядом, который теперь делил с ней укрытие под небольшим алым навесом, обращается именно к ней.
      - Эй, такой милашке не стоит стоять здесь одной в столь поздний час, - парень напротив самодовольно улыбается, словно по меньшей мере спас несчастную принцессу из замка злого колдуна. Такое поведение Мышь раздражает; такое поведение вызывает в ней желание поиграть. Проучить.
      - Мне... мне очень холодно,- говорит не громко, почти шепотом. Смотрит в чужие глаза цвета засохшей травы своими полными льда. Но не старается испугать, наоборот. Умело расставляет ловушки, заманивая свою жертву в смертоносный капкан, никогда не дающий осечек. Подрагивающие пальцы медленно тянутся к незнакомцу; проникают в его зону доверия; почти нерешительно касаются чужой кисти. Ощутив жар иной кожи, Соня действительно понимает, как сильно она продрогла. Ей нужно в тепло, а он не откажется ей его дать. Это становится понятно по тому загадочному огоньку в мужском взгляде, что загорается от столь невинного физического контакта.
      Люди слишком помешаны на внешности, что их до добра не доводит. Наслаждаясь красивой картинкой, они легко могут игнорировать гнилое нутро. Соня никак не могла понять, почему же их мозговая деятельность из-за возбуждения притуплялась, стоило увидеть близкого к идеалу индивида. Да, у них изначально все было завязано на инстинктах в выборе лучшего или лучшей для продолжения рода, но тогда что же этими людьми движет сейчас? И не только ими. Вон, как бы ей не хотелось признавать, Заяц и Чешир в свою постель тоже тащат не первых попавшихся; тоже тщательно [иногда нет] выбирают, ведомые каким-то внутренними шаблонами. Но самое пугающее, чем дольше Мышь находилась в этом мире, тем больше она сама начинала этим проникаться. В голове, которая раньше была забита лишь глубокими размышлениями, болью и жестокостью, тоже начинало складываться то самое пресловутое «предпочтение».
      Незнакомец представляется Джозефом, но девушка не отвечает ему взаимной любезностью и лишь молча проходит в галантно приоткрытую дверь, за которой расположилось небольшое помещение одного из местных кафе, в которых люди так любят лениво потягивать черный кофе без сахара и, с видом зазнаек, критиковать тех, кто все же предпочитает разбавлять его молоком. Соня делает несколько уверенных шагов вглубь, пока довольно не щурится от сладковатого запаха корицы и жженого сахара, что доносится откуда-то с кухни.
      - Я здесь работаю кондитером на полставки. Мы, правда, уже давно закрылись. Но я люблю иногда задержаться и готовить в одиночестве. Да и заготовки назавтра нужно делать, - тараторит, запуская пятерню в короткие русые волосы. Ему не уютно в ее тишине. Из их вида вообще мало кто умеет ценить молчание по-настоящему. Такое поведение вызывает на побледневших губах искреннюю улыбку. А ведь она так редко улыбается чужим.
      - Тогда тебе стоит поспешить. Там, кажется, что-то горит, - Джозеф на миг замирает, а потом бежит в сторону кухни с тихим бормотанием различных ругательств себе под нос. Соня провожает его взглядом, старается прислушаться к своим внутренним ощущением. Что-то в этом юноше ее зацепило. Прокралось здешним ароматом через ноздри, лизнуло прогнившую душу, затмило то первое раздражение. Ей впервые хотелось кого-то убить не потому, что человек вызывал в ней негатив. Наоборот.
      Найдя телефон в кармане, Мышь с интересом смотрит на вспыхнувший экран. В нем всего несколько номеров, но каждый был неимоверно важным. Палец на долю секунды зависает в нерешительности, прежде чем сделать выбор и написать короткое сообщение. Сегодня ей нужен он. Сегодня ей нужен именно Чешир.
[Я заблудилась. Можешь приехать? Кафе «Бонтэ»]
      - Не успела соскучиться? - на его руках надеты смешные дутые варежки для готовки, а на лбу проступила маленькая испарина. Соня смотрит на все это жадно. Не на прекрасное произведение из разряда выпечки, что он ставит на гладь стола; не на стаканы чая, что тот поспешно выносит следом. Смотрит на него.
      Кондитер продолжает болтать о всякой ерунде, иногда перепрыгивая с темы на тему. Чувствует волнующий взгляд спиной, от которого мелкие волоски на руках становятся дыбом. До этого момента он таких девушек не встречал. Робеет, словно подросток, хоть и пытается всем видом проявить себя с самой лучшей стороны.  Это тоже не ускользает от женских глаз, как и литой кухонный нож, что Джозеф достал из своего поварского фартука.
      - Хочешь попробовать? - Хищник внутри опасно скалится, обнажая острые зубы. Соня напрягает слух. Вслушивается в лязг металла, когда мужские руки отрезают очередной кусок горячего угощения. Этот звук, как наркотик, пьянит. Подаёт свою холодную руку и, склонившись в глубоком поклоне, зовёт станцевать танец, в конце которого останется лишь один. И Мышь заведомо знает, кто именно.
      - Определено, - тонкие пальцы аккуратно находят края куртки и тянут их с плеч. Расслышав глухой звук падающего ниц промокшего материала, Джозеф наконец-то оборачивается. Соня ловит его взгляд своими и мысленно приказывает не отводить. Смотреть только на неё. Ту, кто станет самым ярким пятном в его жизни. Ту, кто эту самую жизнь заберёт.
      И Джозеф не отводит. Лишь откладывает опасное оружие на стол и полностью поворачивается к медленно скользящей к нему девушке. Впитывает то, как неяркие блики приглушенного света отражаются в ее серо-голубых глазах; как с каждым вдохом плавно вздымается женская грудь, затянутая в дорогое белье и тонкую ткань мокрой блузки. Соня движется к нему медленно, заставляет периодически тяжело складывать скопившуюся от желания слюну. В своих мыслях этот бедняга представляет себя хищником, хотя на самом деле является всего лишь очередной жертвой. Просто в этот раз более особенной, как вон так небольшая присыпка на его пироге.
      Все ещё холодные ладони наигранно неуверенно ложатся на чужую раскатистую грудь. Пробуют чужую покорность на вкус, прежде чем перебраться на плечи и надавить. Джозеф не сопротивляется. Без лишних слов поддаётся на манипуляцию и присаживается на стул, что стоял за его спиной.
      Когда-то Соню Мышь изуродовали до неузнаваемости. Отняли у неё мягкое тёплое тельце, покрытое густой шерстью, заменив все это на груду металлических конструкций. Позже ее вид был лучше, но это все равно уже была не она. Здесь же, в мире людей, она возродилась чертовски красивой. Словно сама судьба, чувствуя свою вину за тяжесть ее существования, решила преподнести ей столь ценный подарок. А может это всего лишь воплощение канонов природы, в которой чем хищник прекрасней, тем он опасней. Сначала она не умела этим пользоваться, но сейчас освоила это мрачное искусство с лихвой.
      - Ты такая. Такая неземная, - когда Соня аккуратно усаживается сверху, его голос теряет свою прежнюю силу, переходя в шёпот. Юноше стоило бы задуматься о всей странности сложившихся обстоятельств, но сейчас его голова забита иным. Например, счетом мелких пуговиц, которые одна за одной выпрыгивают из петель его рубашки. В какой-то момент он тянется к манящей мягкости пухлых губ, но Соня избегает этого контакта. Забирается ладонями под мягкость ткани, приспускает ее на мужских руках, но не до конца. Такие хрупкие, но обладающие нечеловеческой силой руки, туго стягивают мужские локти за спинкой стула его же собственной рубашкой.
      - Что ты делаешь? - волнение, оно всего на долю секунды окрашивает столь разумную фразу. Но стоит Соне провести пальцами по его торсу вниз и подарить слегка игривую ухмылку, как это чувство испаряется, словно и не было. Джозеф смотрит на блондинку затуманенным возбуждением взглядом. Дышит полной грудью, вдыхая и выдыхая через рот. Тянется к ней, жаждет. И лишь по тому, что он её зацепил, Мышь дарит на прощание исполнение его маленького желания.
      Стоило блондинке склониться достаточно близко и еле ощутимо коснутся чужих губ своими, как мужчина весь выгнулся ей на встречу. Соня не сопротивляется. Позволяет. Отвечает. Сама же получает от этого удовольствие. От поцелуя и ощущения тяжести литого остро заточенного металла, до которого она уже дотянулась.
      Первый мужской крик тонет в глубине ее гортани, когда второй бурной волной разносится по небольшому помещению кафе. Этот крик резонирует от предметов, обволакивает. Соня наслаждается им. Джозеф что-то кричит. Пытается вырваться из женских оков, но его физической подготовки недостаточно.  Каждый из них что-то принёс из Страны чудес. Шляпник - украденное время; Чешир - способность исчезать; а вот Соня прихватила с собой скрытую мощь, что там таилась в ее механическом теле и преобразовалась здесь в не человеческую силу.
      Горячая кровь выплёскивается из раны с каждым столь необходимым вдохом; струится по его животу. Свободной рукой Соня аккуратно касается алой субстанции, рассматривает ее цвет. Улыбается. Подаётся немного вперёд, завороженно что-то шепчет, пока другая ладонь крепче сжимает нож и прокручивает его по часовой стрелке, раздирая края и делая рану более объемной. Смеётся. Тихо, но так счастливо. Безумно.

http://s2.uploads.ru/bJpji.gif  http://s8.uploads.ru/1UT60.gif

Отредактировано Dormouse (2017-12-07 11:32:17)

+2

3

Не осталось в том месте ничего, что сулило хорошим снам маленькой девочке. Яркие картинки сменились темными пятнами поблекших чернил. Невозможно стало превозмочь и вернуть былое величие. Мы приобрели другие стороны и стали прожигать одним взглядом, словно палящее солнце после полудня. Но наше солнце давно стало луной с кровавым ореолом. Неистовые крики существ проносятся над королевством червонной правительницы. Я тогда впервые видел столько жестокости и мучительных смертей, что не успевал осознавать факта потери. Раньше я был более сентиментален, но в тот день синие глаза наполнял только страх, ужас, осознание собственной беспомощности. Я ничего не мог для них сделать, не мог помочь, не мог прекратить... а Алиса всё шла и шла, убивая всех на своём пути, чтобы добраться до королевы. Обе вершители наших судеб, а мы так, пешки, которые хотели всё остановить... но они не слышали. Ни одна из них, в этом гулком смешении воплей, не слышал слов, что могли бы их остановить. И Алиса победила. И Алиса вознесла над всеми голову королевы. Над грудой умерших тел, которым было уже все равно. В тот день поздравлять Алису следовало кому - то из нас, но она даже не попрощалась: снисходительная улыбка своим новым поданным, и она оставляет страну без правителя.

Она оставляет страну, горизонт которой это гора трупов.
Она оставляет страну, где всё обратилось в пепел.
Она оставляет страну, где лапы липкие от крови. Моей или чужой уже неважно.

[The Heavy Crawls – It Didn't Matter // DETACH – We Are Alive]
Кошмар уже стал моим привычным сном, но сегодня я был слишком охвачен им - видимо последствия наркотиков. /они всегда делали сны ярче/ Я просыпаюсь и резко поднимаюсь на кровати, стараясь схватить как можно больше воздуха. Алиса душила меня, цепляя шею холодными пальцами. Сегодня было слишком реалистично. До сих пор я чувствовал следы_вмятины_невидимые синяки. До меня доходит, что видимо единственное, что я боюсь в своей уродской жизни – это повторения того ужасного побоища… нет, сражением это назвать было нельзя. Невозможно. Голова будто раскалывается на тысячу мелких осколков, но я не обращаю внимания. В ушах ультразвук, состоящий из истошных криков. Закрыв глаза, я пытаюсь выпихнуть из мозга эту боль, блокировать, прекратить чувствовать_невыносимо, снова. В осознании того, что мне нужна новая доза таблеток нехотя открываю глаза. Шляпник выдаёт мне  за раз всё большее количество лекарств, а я всё равно появляюсь у него достаточно часто. Химик не может так быстро придумывать новые составы хитроумных средств для меня, а на те, что он давал мне изначально, у меня уже выработался иммунитет. Они бесполезны.

Почти не глядя вожу ладонью по полке в поисках колбы, в которой должен быть белый порошок. Мои личные наркотики, эксклюзивные. По словам Шляпника у человека бы голову снесло от такого, а позже летальный исход. Когда же мне попадает в горло это сыпучее вещество, то перед глазами ползёт вся комната, меня мотает, я облокачиваюсь спиной о стену и сползаю по ней вниз. Вспышки, температура тела меняется слишком быстро, сердце ударяет о грудь часто и сильно. Мне понадобилось около трёх минут, чтобы прийти в себя окончательно. Голова перестаёт болеть сразу же, как в организм поступает вещество, однако последствия в виде сворачивающихся в спираль окружающих меня предметов, приходится переживать дольше. Шляпник сказал только:  «единственное, что с тобой может случится от этой хрени, это разрыв сердца… но оно у тебя, на удивление, живучее… так что это вряд ли». Передозировки я себе позволить не мог, хотя иногда боль была такой, что плевать я хотел на вероятность своей смерти. Мне ужасно везло – в эти моменты со мной был кто – то, кто мог выдернуть из моих пальцев колбу и не испугаться последствий. Мне нельзя что – то запрещать извне. Я могу ставить условия самому себе, могу остановить самого себя, но никто другой не смеет этого делать… и они давно наплевали на эти правила.

Тем временем я только сейчас замечаю, что комната давно погрузилась в сумерки. Я снова заснул днём… кстати о сне в дневное время. Соня.

Это имя тут же проносится в моей голове, как только мобильный извещает о новом сообщении. Я даже не сомневался, что это та самая девчонка. Опять ей неймётся. С привычной ухмылкой тянусь за телефоном и сигаретами, что рядом. Она никогда не любила долгих_длинных_никчёмных сообщений и лишних слов. Всё как всегда кратко.
- Заблудилась…
Красная Шапочка пишет Волку о том, что потерялась…

Шумно и резко выдыхаю, выпуская серый дым на свободу. Я знал Соню слишком хорошо – её сообщение явное приглашение в стиле «даже если не удобно всё равно приходи».

float:rightЧёрные игральные карты разбросаны по всей квартире. Лаконичные белые цифры и матовое покрытие. Они пропахли дымом, наркотиками и легким ароматом виски. Эти карты, кажется, помнили всё; они ведь единственное, что я прихватил тогда с собой. Раньше они были белыми и цветными, но после хаоса разрушенной страны, что постиг и их, сразу же стали напоминать пепел, уголь, кости...

Понятия не имел где это находится, понятия не имел где она, но отклонить её просьбу сравни с самоубийством. Соня не терпела ожидания, а я не был сторонником оттягивания сюрпризов... не в данный момент.

Недовольно поморщившись и оценив обстановку на улице, я решил, что стоит поехать на машине. Черт, надо проснуться окончательно, не хватало ещё размозжить свои мозги о ближайший фонарный столб. Сделав папу глотков виски из открытой бутылки, я отправился в ванную, чтобы окончательно проснуться под холодной водой.

Время около восьми вечера, а мой «день» только начинается.

- Какого черта она забыла в кафе? - проносится в голове, когда чёрный Ford Mustang 69 останавливается возле кафе с вывеской на французском. У меня было много разных «знакомств», две француженки не прошли мимо, щебеча, порой, на родном языке. Английский их был сбивчивым и неуверенным, а я любопытный понял, что французский так ласкает мой слух. Он был мелодичным, и казался немного странным - до этого я не имел «счастья» слышать другие языки. Я наивно полагал, что все говорят на одном и том же. Удивительно. Неужели этот мир ещё способен внушать мне это чувство. Так что, благодаря своей феноменальной способности запоминания, я тут же выучил какой – то набор слов. Девушек забавляло, им нравилось, казалось я, тем самым, слишком заинтересован ими, они с удовольствием и неким смущением повторяли отдельные фразы. Думали я полиглот, а ещё вечерами сижу перед камином и курю старую трубку своего деда. Аристократ, а в клубы хожу только для того, чтобы не выделяться из толпы. Мило. Это предположение вызывало улыбку на моих губах и довольный прищур, будто девушка разгадала наконец трудную загадку, что я так любил. Рассказывать сказки - моя стезя, моё мастерство, моя жизнь.

Как я нашел Соню? Пришлось прибегнуть к Интернету. Терпеть не могу эту сетевую паутину. Вбив в телефон название кафе, на экран вывелась карта с близ расположенными магазинами и библиотекой. Как бы это странно не звучало, но именно по последнему я понял, где это находится. Черт подери, я же кот, куда меня только не заносило. Впрочем карте я так и не стал разбираться, доверился визуальной памяти и безотказному принципу «кошки никогда не теряют дороги». Так что, накинув кожаную куртку поверх футболки, я вышел из квартиры. В итоге сборы и дорога заняли минут десять, не больше.

[GHOSTEMANE - Caligula]
float:leftОставив машину где - то возле соседнего магазина я успел немного промокнуть, прежде чем оказался внутри кафе. До меня тут же доходит истошный мужской крик, отчего я морщусь и недовольно хмурю брови, будто слышу уже третий час непрекращающийся звук дрели в соседней комнате. Взгляд тут же находит в темноте силуэт Сони, который ни с каким другим не мог спутать. Она сидит на ком - то на стуле и довольно хихикает. Она явно наслаждается происходящим. Забавная. Улыбаюсь, неторопливо подходя к девушке сзади.

- Решила заняться добрыми делами? - отсылка к названию кафе. - Ты знала, что оно переводится как «доброта»? Я уже забыл, что это, а ты, по видимому, соскучилась по таким понятиям, да? - истошный крик меня не останавливает, я не меняю тон в голосе, будто говорю на привычные темы и не вижу в её издевательствах над парнем ничего странного и ужасающего. Он кричал «помогите», думал я его спасу, вызову полицию, буквально отдеру от него прилипшую к нему сумасшедшую. Но нет. Его слова только вызвали во мне смех, который разнесся громче его истошных криков по всему кафе. Наконец к концу слов я уже оказываюсь за её спиной и подаюсь вперёд, из - за плеча девушки, разглядывая парня, чуть наклонив голову вбок. Девочка такая же как и я, любит позабавится с чем - то достойным внимания глаз. Уверен, что он ещё и не глуп и хотел показаться ей внимательным. Её тело и волосы пахнут дождем. Руки влажные, а пальцы измазаны в чужой_его крови.
- Детка, если ты его не заткнешь, то это сделаю я, - негромко добавляю, после короткой паузы.
Не мог я переносить долго такой частоты звук, это выводило из себя и ужасно раздражало. Кончик невидимого кошачьего уха нервно_раздраженно дёрнулся. Прожигающий и испытывающий взгляд на мученика. Я сжимаю задние зубы в нетерпении, отчего скулы становятся острей. Я готов был засунуть ему в рот что угодно и я это сделал, протянув руку к рядом стоящему столу и взяв оттуда перчатку странного вида. Откуда мне было знать, что это кухонная варежка или как оно там у вас называется. Я быстрым и уверенным движением, будто делал это миллион раз, засунул в раскрытый рот парня варежку. Как только он не откусил себе язык от этой боли, что профессионально хладнокровно доставляла ему Соня.
- Только попробуй выплюнуть, и я самолично сделаю из тебя чизкейк, а она, из остатков крови, приготовит сироп, - быстро и четко проговорил я, сквозь сжатые зубы, а откуда - то из гортани фоном слышался приглушённый рык. Забавно бы звучала такая фраза в компании друзей, с напускным сарказмом и иронией, но только если не смешивать его с моим приказным тоном - это было и правда страшно.

+1

4



h e r e   w e   a r e   i n   t h e   h e a r t   o f   t h e   d a r k n e s s
y o u   f e e l   y o u r   b o d y   s h a k e
.     .     .

http://s6.uploads.ru/K5Vao.png Люди всегда чего-то боятся. Эта эмоция сопровождает их на протяжении всей жизни, лучшей подругой следуя по зыбким следам. Иногда касается нежно и мимолётно, пробегаясь мурашками по напряженным рукам; иногда сжимает крепко, даря собой оцепенение и отчаяние. Реже же всего, страх становится спасением, стимулируя спрятанный внутри истерзанных нервов потаенный потенциал живительных сил. Соня вглядывается в расширяющиеся зрачки напротив, буквально чувствует тонкий аромат вырабатывающегося адреналина, что смешивается с вязкой субстанцией и выплескивается на бледные руки.
      - Тише, все хорошо. Знаешь, один из ваших древних народов считал, что боль-это самый главный подарок перед смертью. Она ураганом проносится по всему естеству, пробирается в самые потаенные уголки души и выжигает все грехи. Дарует своим явлением чистоту...разве это не прекрасно, что я дарю тебе именно такую смерть? - Голос становится все тише, пока окровавленные пальцы ложатся на стремительно теряющие краску щеки. Некое откровение, что связывает двух случайных хищника и жертву. Пока один теряет свою жизнь, второй представляет себя пустым сосудом, готовым принять каждую каплю драгоценных эмоций, сочащихся из рваного отверстия. Комната пред серыми глазами теряет свой фокус, как и собственные пальцы, что выходят за пределы холста[чужой кожи]. Скользят по воздуху под звуки тихого бульканья из гортани юноши. Она одновременно здесь и где-то далеко. Бродит среди разрушенных стен своего прошлого. И разве ради таких моментов не стоит убивать?
      Чужие шаги вторгаются в сознание незваным гостем. Резким размашистым мазком холода проходятся меж расправленных лопаток и рушат, выстроенный таким тяжёлым трудом, момент. Другим она бы не простила, но ему можно. Соне даже нет необходимости в том, чтобы обернуться. Она узнает Кота всегда. По шагам; по ритму дыхания; по его запаху. Позволяет подойти со спины[это тоже разрешено не многим]; давит желание откинуться назад и ощутить родное-чужое тело плечами. Замирает в моменте.
      А вот мужчина под ней, который только недавно нашёл усмирение под давлением тихих слов, вновь зашевелился. Закричал с новой силой. Соня вгрызается взглядом во вновь широко распахнутые глаза; наслаждается тем, как с них сползает вязкая пелена и являет свету яркость надежды. Но это не мешает ей слушать и слышать.
      - Добро? Зло? В конечном итоге это всего лишь ярлыки. Рамки, которые эти людишки сковали из опыта пролитых воин и понимания, что без правил они перережут друг другу глотки. Парабола поведения, что держит стадо вместе. Разве это не забавно? - девушка цокает, растирая между пальцами небольшой сгусток крови уже начавшей процесс сворачивания. Собственный монолог заставляет задуматься о линии их собственного поведения. По каким же правилам живут они сами? Да, рамок добра и зла для них не существует, но ведь есть что-то другое, что не позволяет им по настоящему разойтись в разные стороны с высоко поднятыми знамёнами войны за первенство? Между бровями пролегает небольшая складочка, пока Соня присматривается к острым чертам лица Чешира, словно там где-то могла прятаться важная истина. Видит в нем не человека - Кота; совершенно не обращает внимания на то, что он делает с ее жертвой. Возникшая мысль интригует, но сейчас не место и не время. Приходится полюбовно запрятать зачатки размышлений в один из мрачных ящичков сознания и наклеить пометку красным - подумать об этом позже.
      - Ладно, хватит с него. Сейчас это уже не столь увлекательно, - Соня вытаскивает нож из тела местного несчастного кондитера, несколько секунд отвлекается на будоражащее сочетание алого и металла, а после, ловко перехватив рукоять, вонзает кухонное орудие в открытое горло. Мужчина ещё не долго что-то мычит в унисон с бульканьем крови, а потом наконец затихает. Запятнанные пальцы аккуратно стирают одинокую слезу, что срывается с уголка закрывшихся навсегда глаз. Почти нежно; почти по особенному. А одинокая мысль о так и не опробованном пироге, заставляет Соню слегка поменять своё положение на коленях, садясь на трупе уже как на обычный стул.
      - Что-то ты совсем паршиво выглядишь. У меня есть два предположения: кошмары и мешанина Шляпника, или же бурное веселье и дикая ночь в объятиях очередной девки. В первом случае мне захочется тебе посочувствовать; во втором - проделать с тобой тоже самое, что и с этим бедолагой... но более изощренно,- Соня говорит как всегда ровно, с присущей бесцветностью голоса в манере общения, но она вся во внимании, пока рука тянется к десерту и отковыривает небольшой кусочек, - хочешь чаю, как в старые добрые? -

http://sa.uploads.ru/aH94j.gif   http://s7.uploads.ru/yJwCT.png

      Отправив в рот свою добычу, блондинка наконец-то поднимает глаза на Чешира; впервые за этот вечер смотрит ему прямо в глаза. В очередной раз всматривается в оттенки его лица, особенно в ту тень, что пролегла под дерзкими глазами. Тень... Соня вновь вспоминает причину своей неаккуратности, которая послужила дезориентации на местности. Даже вновь размыкает губы в попытке ещё что-то сказать, но далекий вой сирен касается слухового диапазона и заставляет не произнесенные слова так и повиснуть в воздухе несказанными.
      - Хм, кажется он слишком громко кричал... - сухо констатирует факт, обнимая белесую чашку с уже остывшим напитком своими окровавленными пальцами. Оставляет на ней размазанные следы, по которым ее все равно не найдут. Ведь ее, как таковой, в этом мире не существует; и одновременно, она существенней всех здесь живущих. Холодный чай крепок, но все равно неприятен. Да и ценность его явно невысока. Парадокс. Англичане являются самой любящей чай нацией, но вот действительно ценить напиток они уже давно разучились. Неодобрительно помотав головой из стороны в сторону, Соня отставляет чашку и все также неспешно движется к двери с целью закрыть ту на замок , - увы, но здесь нам не удастся спокойно поговорить-
      Красные и синие всполохи сигнальных огней яркими вспышками проникают в помещение через легкость ситцевых занавесок окна и разбавляют собой монотонный полумрак кафе. Соня несколько секунд любуется на столь кинематографический эффект, а после возвращается к брюнету, прихватив на обратном пути и свою промокшую насквозь куртку.
      - Знаешь, я бы сейчас не отказалась от горячего душа и чистой одежды. В такой, полностью пропитанной кровью, я далеко просто так не уйду, да и пачкать сидения твоей машины как-то не хочется. Как ты смотришь на предложение сходить к кому-нибудь в гости неподалеку? - Мышь протягивает свою руку к Коту и замирает в таком положении. Не широко, но искренне улыбается. Она, вся такая самодостаточная, вновь передает контроль над ситуацией в чужие руки[в его]. Позволяет взять первенство; позволяет вознестись высоким маяком и указать путь. Позволяет сделать выбор.

Отредактировано Dormouse (2018-01-13 18:33:41)

+2

5

float:leftЯ готов был вести вечные диалоги с собой. Противоречить самому себе очень забавно, можно заниматься этим весь день. Тем не менее долго оставаться один я не мог. У меня была привычка приходить без приглашения и просто слоняться по чужой квартире, находя для себя занятия. Тем временем владелец квартиры мог меня совершенно не волновать, я просто мотаюсь где - то рядом и занимаю себя, переставляя странные статуэтки на полках с места на место. Могу тихо, наполовину с подобием мурлыкания рассуждать о чем - то себе под нос, а потом вопросительно взирать на окружающих «я же вам говорил!». Уход в мысли был для меня через чур нормальным и обыденным процессом, я вынудил_заставил их привыкнуть.
float:rightЧай всегда подавали вовремя. Без четверти пять было особенно важным чаепитием в Стране. Все собирались за огромным столом и забирали себе полу разбитые чашки, которые ещё не успели стать одними осколками. Королева не пила чай с нами, она в это время играла в крокет или шахматы. Я ненавидел шахматы и с пренебрежением ходил по огромной доске, выпуская когти наружу и царапая мраморные клетки как бы случайно. Собственно, в то время я и карты не любил - сейчас дело обстояло по - другому. Я мыслил по - другому и взгляды у меня были другие - как в прямом, так и в переносном смысле этого слова. Фразы, слетавшие с губ так ловко носили теперь более смелый характер, хотя и в Стране я никогда не боялся выразить своего мнения. В прочем, как я уже говорил, взгляды мои переменились. И теперь я только и делал, что прожигал свою жизнь, словно это старая сигара, которая к концу становится особенно терпкой. Сука, я бессмертный, да. Значит просто каждый мой новый день являлся началом конца. Каждое утро я будто ощущал на себе эту горечь, от которой першит в горле. Только от неё невозможно было избавиться, я не давал себе такой возможности.

Я наконец выпрямляюсь, давая картине предстать передо мной в более широкоформатном виде. Соня заканчивает с парнем, убивая его хладнокровно. Игрушка потеряла для девочки интерес. Девочка была слишком избалована. Девочка привыкла к новизне во всем, ей быстро надоедали одни развлечения и она требовала взамен новые.
Когда она разворачивается ко мне и оценивает мой внешний вид я ухмыляюсь, не переключая с неё внимания, но обходя, наконец, взглядом лавку. Я никогда здесь не был. На пару секунд хмурюсь, пытаясь разобраться с надписью на банке, что стояла на самой верхней полке на противоположной стене. От мгновенно возникшего интереса даже голову наклоняю вбок, чертова надпись на французском, я понятия не имею что это значит. Почему. Но тут мысли прерывает забавная речь Сони, которая заставляет меня улыбнуться, обнажив неестественно острые для человека клыки. Я перевожу на неё взгляд. Как всегда ревнива. Она это в шутку, я знаю, но тем не менее это мило ровно настолько, насколько это слово доступно моему представлению и пониманию.
float:left- предоставь мне такое удовольствие, если тебя это не затруднит, - парирую, не сгоняя с лица и тень улыбки. Может шучу, а может быть говорю правду. – хотя я больше люблю наблюдать, ты же знаешь, - Сегодня у меня и правда никого не было, хреново я выгляжу уже давно, но из - за таблеток личного «доктора - экспериментатора» хреновость усилилась. Когда - нибудь я снова буду спать спокойно... когда - нибудь. Все ещё не отвожу взгляда от Сони, когда мы оба слышим звуки сирен. У нас достаточно времени, чтобы уйти, но что - то я не предполагал, что парень будет кричать настолько громко.
Соня выказывает мне свои пожелания про душ и новую одежду. Я сосредоточенно смотрю в ее глаза, на самом деле проникая сознанием в близ расположенные квартиры. Видения смутные и вообще я не уверен, что правильные. Мое состояние не позволит уйти в другой квартал, он для меня сейчас вообще не в зоне доступа. Могу рассчитывать только на квартиры, что располагаются прямо над этой пекарней, что на первом этаже жилого дома. Мне хватает нескольких секунд, после чего я снова «возвращаюсь» сознанием в лавку, перевожу взгляд в окно, откуда нас уже окрасил красный и синий свет полицейских машин. Они спешат выйти из машины. Суета. Не глядя на Соню беру ее руку и мы растворяемся в серо - голубой дымке, которая уже полностью рассеялась к приходу полицейских. Дебилы.

Мы оказались в пустой квартире - а это было одним из важных аспектов. Уже возникало резкого желания убивать, можно было просто в очередной раз изучить новые вещи и после отправиться вершить «правосудие». Из - за отсутствия света и преобладания темных цветов мебели квартира казалась меньше, чем была на самом деле. Тем не менее мы с Соней достаточно хорошо ориентировались в темных помещениях /порой даже лучше, чем в освещённых/, так что тратить время на поиски включателя я не собирался. На секунду прислушавшись и не уловив никаких признаков жизни я оставил Соню, чтобы та могла найти себе одежду и ванную комнату. Правда моя рука теперь тоже была в крови... - не вкусная, - без особого выражения эмоций, будто констатируя факт сказал я. - слишком горькая - недоволен. Любителем человеческой крови я не был, но иногда попадались особы, которые были исключительны. Не знаю, как их выбирала Соня, но кровь у них была особенной, не такой жесткой на вкус /и то, естественно, не у всех/. Шляпник тоже был хорошим ценителем крови, особенно когда у того случались эксперименты с особенными_исключительными экземплярами. Я не пил кровь литрами, но слизать ее с запястья по нежной атласной женской коже был не против. /и то, опять же таки, не со всякой/. Тоже самое касалось нутром ненавистных Соней девочек, оказывающихся в моей квартире. Там были не всякие и не любые - думаю поэтому ещё Мышь и била нервно хвостом. Я был слишком привередлив и дотошен, а она все думала, что в очередной раз довыбираюсь настолько, что приведу девчонку в нашу кампанию. Соня должна быть одна. Она и была единственной и мы с Зайцем это прекрасно знали - наверное даже лучше её осознавали, тем не менее немного повода для раздражения мы ей всегда предоставляли. Это было забавно и опасно одновременно. Соня не из тех, кто будет пустословить. Мы с Зайцем виртуозно ходили по краю её терпения и наслаждались её буйным характером.

float:leftКвартира явно принадлежала семье или просто паре. Все здесь говорило//орало о том, что жители парень и девушка. Детей здесь никогда не было, а если и были, то настолько редко, что их присутствия мне уловить так и не удалось. Владельцам было лет по двадцать пять - тридцать. Девушка явно пытается создать уют и оба притворяются что любят друг друга, но это не так. Любовь через силу - они не живут в иллюзии, они пытаются её создать. От этой мысли я недовольно поморщился. Когда наконец до людей дойдёт, что ничего не существует, кроме привязанности. У этих нет даже её. Квартира пропитана ложью. Я иду вдоль стен, полок, стола мягкой неспешной поступью, изучая обстановку. Читаю предметы взглядом, дотрагиваясь до некоторых невесомым прикосновением длинных пальцев левой руки, на которых вытатуированы четыре масти игральных карт. Она пыталась изменить ему с несколькими, но посчитала это слишком подлым... от следующей открытой карты не могу сдержать короткого смешка - а вот он ей изменил. И ни раз. Смелый... считает себя смелым, на самом деле трус редкостный, будет молить пощады в первом же доме терпимости. Прохожу в следующую комнату. Их спальня. Открыт шкаф, где висят его костюмы и рубашки. Старается выглядеть лучше, чем он есть. Заставляет её гордиться, хотя нечем. Ящик. Открываю. Ее футболки и белье. Чужие духи. Часто бывает подруга... глупая подруга. Снова недовольно морщусь. Думает, что «спасает» брак, трахаясь с ним на их же кровати. Взгляд на кровать, пальцы по окрашенному в белый дереву. У них дважды был лучший секс за полтора года брака, все остальное для своей же отчетности. Для неё. Он был удовлетворён её подругой. Думаете она сама святая? В этом городе вообще остались эти мифические существа, о которых порой поговаривают местные? А да, в паре церквей при которых женские монастыри... я думал это бордели особого стиля, которых по городу не так уж и много, увы. «Какие исключительные» - помурлыкал я тогда себе, после того, как разобрался, что это не совсем то. Но, это с какой стороны посмотреть. Там есть то, чего обычным шлюхам никогда уже не научится - смирение, застенчивость, скрываемая под тонной непонятных им же желаний. С моих губ не как не смогла сойти улыбка, как только я попадал туда. Я врал, нагло и безошибочно, а они верили и доверяли, правда не сразу. Смешные. Они бы меня ещё крестом ударили, вместо того, чтобы молиться, пытаясь изгнать меня как злого духа. Эти непорочные хуже любой распутной девки. Впрочем, я не о том. Хозяйка квартиры не была лишена совести, она была лишена ума. До замужества она спала со своим братом или кузеном, я понятия не имел и все это не играло отдельной роли. Совместная фотография в рамке. Она даёт понять мужу, что совершенно по - сестрински влюблена, но не больше. Верит ли он? Скорее да, но чувствуется актриса она хреновая. Она не искала спасения в других мужчинах, ей продолжал помогать брат. Фактически какая измена, если брак ненастоящий. Выхожу из комнаты. Гостиная. Огромная гостиная - две совмещённые комнаты плюс кухня. Книжные полки. Книги только её. Она пыталась привить в нем такую же любовь к чтению, но так и не смогла. И не сможет, хотя продолжает пытаться. Зачитывается психологией. Здесь никогда не было крупных ссор – они равнодушны друг к другу. Она скоро свихнётся. У неё ещё четыре года. Взгляд задерживается на книгах, пробегая по корешкам. Останавливаюсь на имени «Алиса». Снова недовольный взгляд.
float:rightПрезрение
Отвращение
Ненависть
Порок
Месть
Злоба
Быстрые вдох - выдох
«Страна Чудес»

- ... какого... - шепчу под нос, даже не замечая, что сказал вслух.
Книжка старая, корешок явно видал лучшие времена, а некоторые буквы на нем стёрты, я читал не всматриваясь. Первая страница, /пятно от кофе/ смята, как простыня на утро. Вторая страница «Алиса в Стране Чудес» автор Льюис Кэрролл. Хмурюсь, понимая свою неспособность прочитать книгу с одного только взгляда. Если мгновения назад я читал вещи, запахи, атмосферу с явной охотой и даже интересом, подстегиваемые любопытством, то теперь в голове сидело чувство отвержения. Все внутри будто говорило - не принимай, не читай, ты не способен это понять. Мои мысли путались, я думал, что знаю всё, однако это оказалось не так. Я стоял напротив книжной полки и шёл глазами по строчкам... именно шёл, а не бежал. В голове складывался пазл из ничего, который ничего, ровным счетом, не доказывал. Мне нужны были объяснения, которые я должен был найти ровно через страницу, где появится Белый Кролик с часами...

+1

6



сolours faint you the face, black and white is what remains, we are only pieces to play
i own queen to change the game, now the king has been betrayed
bridges burn, i real lost my faith
you call checkmate

http://s6.uploads.ru/K5Vao.pngЛюди рождаются укутанными в тепло материнской любви, слушают приторно сладкие сказки про добро и зло; взрослеют, совершают свои непростительные ошибки; сидят в душных кабинетах, карабкаются вверх по вымышленной карьерной лестнице; влюбляются, строят семейный очаг и занимаются зачатием новых людей. Вся их жизнь на свету, когда же Соня привыкла существовать во тьме. Открыла ей душу, приняла условия как данность. Она уже не может по-другому. Тьма связывает ее по рукам и ногам, дарит защиту, помогает видеть данный мир в ином свете, направляет. Тьма ее дом, тьма ее убежище. Тьма внутри - это ее божество. А что как не убийство поражает тьму вокруг?   
      Оказавшись в лишенном света коридоре, Соня моментально чувствует некое подобие успокоения. Очередное подношение внутренним демонам, наполнило сосуд эмоционального спектра с излишком. Теперь это было необходимо перебрать, разложить по полочкам и при необходимости использовать в обиходе, до тех пор, пока запас вновь не иссякнет. Темнота в совокупности с тишиной прекрасно в этом помогали, а еще одиночество. Но позже. Сейчас она не могла так просто отпустить Кота, рука которого так легко выскользнула из ее тонких пальцев, забирая с собой и столь приятное чувство чего-то родного; забирая с кожи, но не из груди.
      Чешир удаляется вглубь квартиры, его как всегда интересуют предметы, что раскрываются перед ним разбитыми осколками чужих жизней. Собирает их мастерки, умудряясь не порезаться; складывает их во временную канву повествования и так бесцеремонно вторгается в чужое прошлое. В такие моменты Мышь предпочитает его не трогать, все равно в конечном итоге все эти истории будут рассказаны на суд ее размышлений. Может сегодня за стаканом чего-то горячительного; может пару дней спустя, когда она уложит свою голову на его колени и будет расфокусированным взглядом наблюдать за взмахами собственных пальцев в воздухе.
      Только когда темная вытянутая фигура скрывается в одном из дверных проемов, блондинка тоже приступает к ревизии здешних пространств, правда с иной целью. Поиски хозяйской спальни не доставляют особых проблем, как и не несут за собой большого количества растраченного времени впустую. Поиски же подходящей одежды - другой вопрос. Здешняя обитательница женского пола имела более выдающиеся формы по части нескольких сантиметров во всех объемах, что вызвало непроизвольное фырканье из мышиных уст. В Стране чудес никто и никогда не задумывался о том, как он выглядит [её лоснящаяся мягкая шерстка всегда была поводом для гордости, пока ее не окропили кровью и не превратили в скальп]. Обитателе же этого мира были слишком зациклены на том, как они выглядят. И хоть Соню бы ни разу не смущало ходить полностью обнаженной, блондинка была вынуждена подстраиваться под здешние реалии, чтобы особо не выделяться и не привлекать излишнего внимания к своей персоне, если это вообще было возможно. Подхватив из гардероба одно из более маленьких платьев оттенка терпкого красного вина, она все же следует вблизь расположенную ванную комнату.
      Мягкий свет режет глаза, заставив поморщиться от столько рьяных контрастов. Может и стоило даже ванные процедуры проделать в кромешной темноте, дома бы она так и поступила, но там не нужно было задумываться об аспектах того, всю ли кровь она смыла с себя и как вообще она будет выглядеть со стороны.  Выпустив сиплый раздраженный вздох, Соня все же принимается за процесс стягивания с себя мокрой одежды. Холодная, мокрая, липкая и пестрящая запахом улиц. От такого хочется избавиться побыстрее, разорвать на куски. Не приятно, а Мышь не из тех, кто готов долго с таким мириться. Буквально сорвав с себя ненавистную ткань, девушка выворачивает оба крана чуть ли не на максимум и переступает бортик душевой кабины. Закрывает глаза, подставляет лицо бурному потоку. Замерзшее тело отзывается приятным покалыванием на коже, а возможно это жар самой воды вызывает подобные ощущения. Образовавшийся пар заполняет собой все небольшое помещение, скрывая собой витиеватые алые дорожки с примесью чужой крови, что плавно скользят по алебастровой коже прямиком вниз. Водосток старого дома не успевает так быстро принимать столь объемный поток воды, поэтому, когда Соня опускает свой взгляд, она видит алое озеро у своих ног. Упершись руками в стену, Соня не мигая смотрит в этот алое пространство, отгородившись от всего мира шторами из вновь полностью побелевших волос. Ей кажется, что если захотеть, то можно нырнуть туда и раствориться. Стать одним целым с чужим доказательством жизни ранее, а теперь уже доказательством чужой смерти. И еще не известно, сколько бы она так простояла, если бы не ощутила странное чувство, которое царапнуло край сознания.
http://s1.uploads.ru/T7pUb.gif http://s8.uploads.ru/cTajH.gif
      Прохлада жилых комнат ложится на чуть покрасневшую от жара кожу бодрящими мазками, придавая девушке борящее чувство легкости. Босые ноги бесшумно ступают по ламинированному полу, идут прямиком к мужчине, застывшему у полок с книгами. Отбросив в сторону влажное полотенце, которым Мышь так старательно пыталась высушить свои волосы, Соня подходит к Коту со спины почти вплотную. Его невозможно напугать внезапным появлением, впрочем, и у Мыши не было подобных намерений. Уложив ладони на чужие плечи, девушка склоняется к одному из них и укладывает голову поверх своих пальцев.
      -Нашел что-то интересное? - она чувствует его интерес; она чувствует его замешательство; она чувствует его напряжение. Это так интригует и завораживает, что блондинке и самой не терпится узнать причину столько бурного коктейля из чувств, -книга?-
      Слегка приподнявшись на носочках, Соня заглядывает через плечо Кота и тоже начинает читать, складывая в своей голове слова в предложения. И чем больше таких предложений проявляется в ее сознании, тем сильнее девушка сжимает чужие плечи в своих руках.
      -Только не говори, что это то, о чем я подумала, - отступает от Чешира и вырывает книгу из его рук. Он читал ее медленно, Соня же глотает все через строчку, закручивая их в вихрь таких тщательно охраняемых воспоминаний о прошлом. Что-то она произносит себе под нос, что-то остается не озвученным. Кончики пальцев начинают содрогаться в мелкой дрожи, как и нижняя губа, которую Мышь даже была вынуждена прикусить.
      Эта книга была о них. О  Коте, о Зайце, о Шляпнике, о Алисе... о самой Соне. И не просто история, каждая страница сопровождалась небольшой или объемной иллюстрацией. Закусив губу еще сильнее, что аж на ней появилась небольшая капелька крови, девушка быстро пролистала страницы до изображения их чаепития. Вот они все, еще прежние. Шляпник в его смешной шляпе, и ушастый Заяц, который уложил свою голову на мягкое мохнатое тельце Мыши. Блондинка резко отрывается от книги и смотрит в глаза Кота. Лед в ее глазах раскололся, даря этому миру всю ее эмоциональность, на которую только была способна эта особа.
      -Это мы, Чешир... понимаешь? Это наше чаепитие! - тонкий привкус металла собственной крови касается языка, пока она поворачивает книгу к собеседнику, так нежно и любовно проводит пальцами по изображению. Понимание мира трещит по швам. Ей казалось уж кто, как не она готова стойко принять любые повороты судьбы. Но нет, этой коварной злодейке все же удалось сотрясти устойчивую землю под мышиными ногами. Захлопнув книгу и прижав ее к своей груди, словно что-то самое дорогое и ценное, Соня преодолела разделяющие их с Котом расстояние и уперлась лбом в его грудь. Ей нужно было немного времени, чтобы прийти в себя; ей нужна была небольшая поддержка, чтобы собрать воедино разлетевшиеся в разные стороны мысли; сейчас ей нужен был он.

+1

7

«Соня, посмотри на меня... смотри на меня... смотри... Соня, ты слышишь?... Соня!»

Ломанные фразы летят по моей голове, заворачиваются вихрем и не дают мозгу возможности сообразить, что я говорю это не в слух. Она меня попросту не слышит. Синие, немного неестественно насыщенные глаза устремлены на девушку, которая читает строчку за строчкой – так жадно. «Прекрати это. Брось ее и посмотри на меня.» Но, почему - то не могу и шага сделать, я будто в землю врос. Сейчас с ее красивых губ сорвутся вопросы, на которые она захочет знать ответ, но... «Соня, я не знаю их...» хочется остановить время, мне нужен Шляпник. Мысли рвутся и путаются, и ломаются - обрывками скрежетания мимо потертых стен... холодных стен. Перед глазами серая пелена, смотрю на девушку, но будто в пустоту. В голове, в подсознании кто - то кричит истошными голосами, дверь со скрипом откроется, золотые ворота задавят бегущих и спасающихся, новая глава даст отсчёт.
Всегда дающий ответы на многие вопросы я теперь жаждал услышать всё от Сони, но она... она нет, не знала, что и думать. Точнее она думала и за это я ее любил, но сейчас мироощущение менялось, цеплялось за всё подряд отправляясь на дно, в глубину, несоразмерными шагами вечности. Тише ступай. Тише. На полу пальцах босыми ногами, оставляя на паркете мокрые следы.
Ее рука, пару секунд покоящаяся на моем плече, будто до сих пор там. Она будто осталась за моей спиной, хотя явственно вижу обратное.
Я слышу в ее глазах «кот, ответь».
Я и сам хочу этого.

//Мысленное бормотание про кролика... бормотание про глупые розы... оставленные в волосах шипы... цепляется голубое платье за неприветливые ветки... северный ветер с запада путает белокурые волосы... большие ясные глаза вторят улыбке того Кота... все это прах.//

Наконец моргаю и выражение лица становится моментально раздражённым, переполненным ненавистью. Все мысли начинают выдирать из меня воспоминания. Ощущение, что раньше не случалось. Подхожу к Соне.
- брось книгу и пойдём отсюда.
Я не особо контролирую мысли и действия, хотя внутри все противоречит «Оставь, этого ничего нет. Ты не слышишь себя, Чешир... это передозировка». Передозировка. Под глазами темные круги, синее стало темным, как чернильное пятно. Мне казалось эта книга воплощение опасности, которая грозит мне, Соне, Шляпнику, Зайцу и вообще всем. Неизвестность меня всегда забавляла - теперь же пугала. Включился инстинкт защиты, самосохранения, как механизм, только сработал он по новой системе, что ещё никто не пробовал.
- оставь книгу, - рык, готовый перекрыть голос в любую секунду. Как смола слова, как горячий метал взгляд. Я не играю с ней в игру - кто кого пересмотрит, я покрываю тузом. /была бы жизнь такой же легкой, как игра в покер./ «Соня, мы должны идти, какого черта... Соня, ну же, не спорь со мной хоть сейчас! Я защищаю тебя, и сейчас твоя задача услышать меня. Уйдём. Забудь. Не рассказывай никому. Они не готовы... всё будет как тогда, когда вы пришли... они не готовы».
Я всегда думал про них и порой пропадал, чтобы без затруднений наблюдать за ними всеми по несколько раз на день. Чтобы не участвовать в их бессмысленных диалогах, чтобы попытаться отучить себя от желания «участия» во всем. Скрытное. Мне нет ни до кого дела - пусть хоть все передохнут разом, только вот не могу так рисковать, увы... ведь тогда сдохну от скуки я.
Моя головная боль. О ней знали все, но сейчас я чувствовал себя особенно хреново. В висках пульсировала кровь, которой будто нужен был выход//всплеск эмоций цвета красного вина. Перед глазами сгущается невидимый Соне дым. Слова, сказанные ей сейчас, повторяются в моей голове бесконечным эхом. Пару раз дёргаю головой, недовольно морщась от боли. Заглушить невозможно ничем. Просто надо подождать, я знаю. Даже если Соня что – то говорит мне, я не слышу. Я всё ещё думаю, что она до сих пор поглощена книгой. Почему просто нельзя об этом забыть? Алисы нет. Её не существует. Мы попали в другой мир, у неё наверняка не было детей… Перед глазами маячит образ смеющейся блондинки с чёрными глазами. «белый кролик… я местная сумасшедшая… хочу сдохнуть… никогда ни на что не хватает времени… часовой механизм переломан, как старая марионетка в сгоревшем театре…». Её смех. Смех Червонной Королевы. Образы, голоса. Крики умирающих существ. Алиса, идущая по трупам – её окровавленные руки гладят меня по голове, шерсть там быстро становится липкой. Она улыбается, смеётся как Королева. Заносит меч над моей головой. Разорванные на мелкие кусочки карты падают с неба как снег. Треск горящих деревьев. К лапам течёт река из чьей – то крови. Я не свожу с Алисы взгляд, она готова сделать удар, но она его не сделает. Не сделала тогда, не сделает и в моих мыслях /пусть тогда она даже и не пыталась убить меня/. Но почему?
Весь этот смешавшийся шум, набирающий темп и громкость, превращающийся в гул и переходящий в ультразвук льётся и рассыпается по моему мозгу, заглядывая в каждый отсек, словно пробирается по кукольному домику. Всё это обволакивает… Смех Алисы, смех Червонной Королевы – её смех.

float:rightМне хватает и секунды, чтобы протянуть руку и, взяв с полки, стоящей где – то за спиной Сони, пепельницу, швырнуть её в левую стену и попасть точно в зеркало. Треск рассыпающегося стекла и я успел уловить мгновение, когда оно треснуло, ещё храня в себе наши отражения и распалось на такие разные куски.
Сердце колотило по груди, но голова перестала болеть. Я чувствовал, как в напряжении трясутся мои пальцы, как жар разливается по спине. Было тяжело дышать, но в какой – то мере я будто замер, всё ещё не сводя взгляда со стены. Голоса вылетели из моей головы, и я впервые услышал полнейшую тишину. На улице на тот момент не было даже машин. Только что я понял, что постоянно слышал, что – то в своих мыслях и то был не я. Через несколько секунд я услышал дождь, отчётливо шуршащий за окном, разбиваясь миллионными каплями об асфальт.
И на тот момент я знал только одно – Шляпник мне не помощник, дело далеко не в его средствах. Сколько бы Шляпник не мучался, не пробовал различные комбинации, проблема моей головы была далеко за чертой Лондона, её корень пролегал туда, куда никто не хотел возвращаться – особенно я.
"We will let them turn away
We'll show them what they made"

«Нет, к чёрту Страну Чудес, она мне на хрен не сдалась, я ушёл оттуда и ушёл потому, что так было нужно. Ничто не переубедит меня вернуться. Я лучше сдохну здесь от всего этого, чем там, в попытках выяснить что происходит. Страны Чудес нет, Соня… Её уже давно нет – не обманывай себя придирчивыми надеждами, не пытайся – тем более ты этого сама не любишь. Наш дом уничтожен. Уничтожен треклятой Алисой и теперь мы живём здесь. Никто не вернётся туда. Ни Шляпник, ни ты, ни Заяц. Лечите меня дальше, думайте, что это всё уродская экология, пусть так… Никто не выйдет из Лондона… Никогда.»
"We'll be here when their heart stops beating
We the nation of today"

Взгляд на неё, всё ещё свидетельствующий о том, что произошло минуту назад. Молчание и я не хочу его нарушить, будто зная, что в беззвучном молчании смогу понять чуть больше. Я должен знать, что делать дальше, должен знать, как действовать.
«нужно найти ту чёртову девчонку… лучше бы она просто сдохла к моему приезду…»
Почему - то я не горел желанием рассказать Соне о странной встрече, которая произошла со мной и Зайцем пару дней назад. Заяц ей точно не расскажет - он почти ничего не помнит с того раза. Я сам был без понятия кто эта проститутка и почему говорит про Белого Кролика - может это просто прозвище её сутенёра. Соня бы отрезала ей руку или ногу даже просто за то, как она двигалась у меня на коленях.
Мне нужен её адрес и нет, не для повторного танца, потому что я видел и лучше, так что в этом я мог бы поддержать Мышь - нечего занимать платформы дилетанткам. Но в голове уже возникали нити, словно паутина, которую мне предстояло лишь получше рассмотреть в своём сознании и понять за какие нити дёргать.
- Не говори никому. Ни Шляпник, ни Заяц не должны знать… Пока мы не выясним что это, - еле уловимый кивок на книгу, - и кому это вообще сдалось.

+1

8




mister sandman, bring me a dream
make him the cutest that i've ever seen

- Скажи, ты поманишь как мы делали это? - голос Сони тих и спокоен, лишён каких-то очевидных окрасов, словно белоснежный холст с темными разводами различных картинок. Стоило бы взмахнуть кистью и мазнуть по нему хотя бы желтым - цветом ревности, которая как никогда была бы кстати в сложившийся ситуации. Но сейчас даже это чувство не в состоянии вывести девушку из тяжелых размышлений, которые берут своё начало далеко в прошлом, вьются тугими шипастыми лозами и оплетают сознание в непробиваемые кокон.
- Что именно, Мышка? - юноша рядом усмехается и пытается получше устроить голову, что в очередной раз попыталась соскользнуть вниз. Раньше это плечо было мягким и тёплым; раньше оно могло подарить удобство и уют. Сейчас же плечо Сони было маленьким, твёрдым и острым, но Заяц все равно иногда приходил на нем подремать. Приходил как сегодня, пьяный и с разбитыми костяшками рук после очередных чесов развлечений с Котом. Длинные пальцы девушки медленно и успокаивающе перебирают темные пряди, позволяя дурманящему запаху улиц с примесью дешевых женских духов, достигать ноздрей и проникать вместе с кислородом в легкие. В иной раз Соня бы сказала что-то едкое, возможно даже прогнала его в душ, но сейчас даже ответ на его вопрос потребовал слишком много времени.
- Как мы строили адский поезд...- итак тихий голос срывается на хрип, но Заяц его уже не слышит. Проиграл свою войну с пьяным дурманом, что наполнил его тело свинцом и утащил в глубокий вязкий сон, оставляя девушку вновь одну. Аккуратно придержав голову, Соня выбирается из-под навалившегося на нее тела, заботливо укладывает его на диван и накрывает сверху пледом. Тихо движется к окну, прихватив со стола сигарету и зажигалку. Негромкий щелчок кремня позволяет огню разорвать оковы тьмы, которая уже давно захватила собой и квартиру, и город. Огонь,... во владениях Шляпника тоже было много огня. А еще там было тепло и пахло расплавленным раскаленным металлом.
Соня прижимается лбом к холодной глади окна и смотрит на ночной город, ощущая странное тянущее чувство в районе диафрагмы. Ранее она никогда такого не испытывала, но этому миру каждый раз удавалось ее удивить. Покатые крыши со шпилями возносятся над светом уличных фонарей, затемняются на фоне мрачного неба и кажутся острыми рядами зубов неведомого зверя. Девушка всматривается в них и ей впервые хочется спрятаться. Чем дольше она здесь находится, тем больше она теряет связь с самой собой из прошлого. Лондон нависал над ней, он погружал ее в себя, клацал своей жуткой пастью. Рвал ее на куски, отрывая ошметки и заменял их чем-то иным, неизведанным.
Пальцы с силой сжимают ткань футболки на груди, словно в попытке искоренить очаг отравления, пока в ушах слышится сухой хруст чужих костей, дикие крики полные страха и ровное гудение огромной машины, что была создана ради разрушений. Они с Зайцем не видели итога их работы, ведь были мертвы. Но, восстав, она неоднократно слышала о последствиях из чужих рассказов, которые сама Страна чудес пела тихим голоском, воздавая оду своему страданию. Слышала Мышь и о кукольнике. Но разве чужое влияние может являться оправданием собственных действий? Ведь разве не за это они все так и злились на Алису, которая не смогла справиться с реальностью и поддалась давлению из вне, разрушив их всех. А был ли у второстепенных героев вообще выбор? Хоть когда-нибудь?
За окном раздается громкий треск, при котором небо разрывается на куски и на миг озаряет весь город яркой вспышкой света. Это больше не зубы, а крыши. Надуманная враждебность отступает и становится легче дышать. Оставив так и не прикуренную сигарету на подоконнике, девушка возвращается к дивану и оседает с ним рядом. Всматривается в лицо Зайца, вслушивается в его ровное дыхание. Находит чужую руку своей, переплетает пальцы. Его спокойствие мягким бальзамом ложится на ее разбушевавшееся чувства.
- Мне иногда кажется, этот мир чувствует, что мы не отсюда. Но мы не должны позволить ему сломать нас. Мы ведь это заслужили... место, где мы можем существовать, - Соня сжимается у дивана и укладывает голову рядом с согнутыми коленями Зайца, но его руку не отпускает, - но знаешь, даже если он попытается нас уничтожить, я буду бороться до конца. За нас всех. Если понадобится, мы построим еще один адский поезд, и этот уж точно доведет все задуманное до конца…-

http://s9.uploads.ru/y3ahC.gif http://se.uploads.ru/BCtzm.gif

      Мир Сони всегда держался на трех массивных колоннах, омываемых теплом горячего чая. Но это осталось далеко в прошлом. В том, которое она так старалась запереть глубоко внутри себя, за гранью; в том, которое она так отчаянно старалась забыть. Сейчас же одна из колонн была разрушена, океаны излюбленного напитка сменились бурлящими волнами крови с кусками чужой плоти, а место приятного аромата занял удушливый смрад разложений. И вроде бы даже так можно было жить дальше, она научилась, но что-то вновь пошло не так. Что-то вновь грозилось своими когтистыми руками разрушить израненную зону мышиного комфорта.
      С губ напротив срывается рык, а Мышь чувствует направленную на нее незнакомую враждебность со стороны Кота. Эта враждебность собирается в плотный сгусток и врывается в ее мир, ударяясь об одну из колонн, что под натиском такой силы мрамор дает трещину. Если бы Чешир сейчас мог видеть ее лицо, то обязательно различил в серых глазах дикий страх, но он смотрит куда-то сквозь. Соне не нравится это чувство, как и не нравится то, что она сейчас наблюдает. Пальцы сильнее стискивают в руках книгу, вжимая твердость краев в мягкость плоти. Может быть стоило совершить замах и позволить своей руке с громким шлепком встретиться с чужой щекой, говорят это помогает. Но все мышцы налились свинцом и Мышь не могла себе позволить даже моргнуть. Весь мир вокруг замер, а плотность воздуха превысила допустимый предел, сковывая своим давлением. Справиться со всем этим было не в ее силах, оставалось лишь ждать.
      Это все началось медленно, словно закручивающаяся пружина, что с каждым витком набирает обороты. Но закончилось молниеносно, вместе со звуком бьющегося зеркала где-то рядом. Блондинка вздрагивает, а ее оцепеневшие пальцы наконец-то выпускают тяжелую книгу из каменной хватки. Но Соня продолжает смотреть вперед; продолжает смотреть на него. Она больше не чувствует того удушье, что было секундами ранее... но она все еще ощущает тот увесистый кусок мрамора, отколовшийся и павший в руки кровавого океана. Руки сжимают опустевшее пространство и теперь обнимают тело. Ситуация сейчас располагает к вопросам, которые так и остаются не заданными, запертыми в горле засовом из самосохранения. Дело было не в том, что Кот мог не знать на них ответов, а наоборот. Она боялась, что эти ответы у него есть. Потерять еще кусок своей опоры Мышь была не готова.
      Чешир просит не говорить, Соня же отвечает на это кивком головы и отступает назад. Алебастровая маска лица помогает скрывать весь ураган эмоций, а убийство ранее было прекрасной почвой для данного всплеска. Сейчас было бы куда лучше избавиться от всего этого и отдаться во власть безэмоционального существования. А еще лучше - напиться до беспамятства. Хоть на мгновение вычеркнуть все то, что произошло сейчас с ними и притвориться, что всего этого никогда не было. Ни книги; ни этого странного накала; ни ее желания отшатнуться от того, кто был одним из смыслов ее жизни.
      -Я думаю, нам стоит уйти отсюда, - Соня делает еще один шаг назад и морщится. Один из осколков разбитого зеркала впивается в кожу босой ноги. Под ее натиском маска холодного безразличия на мгновение растворяется, позволяя испуганным глазам скользнуть в сторону книги, что так и осталась лежать у ног брюнета, распахнутой на странице с иллюстрацией Красной королевы. Но это длится не долго, всего доли секунд, прежде чем Мышь вновь берет себя в руки и стремительно покидает комнату. Лишь бы не оставаться там; лишь бы взять передышку.
      Зеркало в ванной уже не застилает густая пелена пара, он превратился в холодные капли и отразился витиеватыми разводами женского отражения на ровности отражающей поверхности. Соберись Соня, соберись! - заезженной пластинкой звучит в голове, пока девушка осознанно переносит вес на свою ногу с порезом. Боль уже не такая яркая, но все еще здесь и ее достаточно, чтобы ухватиться за эту вибрацию нервных окончаний и самостоятельно вытащить себя из зыбучих песков обстоятельств. А еще чтобы найти силы вернуться туда, к Коту, и не бояться повторения всего этого.
      Разорвав свою блузку, что так и осталась валяться здесь на полу, Соня лоскутком забинтовывает кровоточащую рану и засовывает ноги в ботинки. Желание раствориться в объятиях какого-нибудь много градусного алкоголя, а может и не только в его, кажется блондинке все более привлекательным. Пальцы быстро перекладывают вещи из своей мокрой кожаной куртки, в чужую сухую. Они все еще иногда вздрагивают, но, когда Мышь все же возвращается к Коту, ее внутреннее состояние находится под относительным контролем.
      -Идем? - Соня, как и в прошлый раз, протягивает к Коту руку, но в этот раз в её действиях больше нет той былой уверенности. Маяк дал сбой, а кровавый океан хоть и начало утихать, но все еще сохранил горькое послевкусие былой бури.
mister sandman, bring us a dream

Отредактировано Dormouse (2018-02-15 09:22:38)

+1


Вы здесь » uniROLE » X-Files » top secret for human