о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая нужные хочу к вам акция unitime картотека твинков книга жертв uniклик банк деятельность форума

Белый пепел

Это, наверное, удивительно, но Гатсу было бы намного спокойнее, если бы он держал путь во Вританнис не в одиночку, а со всеми остальными. Нет, нельзя сказать, что время вытравило из него одиночку, превратив Черного Мечника в командного игрока... Читать

автор недели GELLERT GRINDELWALD

Геллерт, удовлетворенный сухим ответом, коснулся губами кончиков указательных пальцев и вновь поднял взгляд на главу департамента магического правопорядка. Тёмный волшебник видел, чего стоит Грейвсу сохранять самообладание и внешнюю непоколебимость. Читать дальше

uniROLE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » it is not you;


it is not you;

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

will byers & jonathan byers
декабрь 1984-ого, дом Байерсов.

https://i.imgur.com/mGqkiWo.gif https://i.imgur.com/PqneHPm.gif https://i.imgur.com/FS30KNf.gif
История о том, как Джонатан застаёт своего брата Уилла за чем-то крайне непотребным.

0

2

В доме тихо и привычно стучат часы. Уилл сидит за столом, отсчитывая в своей голове мерный звук стрелок, разглядывая пачку "Кэмэл", тех самых, что Джойс с утра не могда найти и вновь перевернула весь дом. Джонатан нашел их позже, бросил на этот самый стол и ушел куда-то. Возможно, к Уилерам.
Мама курит, чтобы успокаиваться. Уилл не нервничает, но чувствует себя смертельно уставшим. Раньше, до всего этого, в ногах Уилла лежал пес, касаясь мягкой светлой шерстью босых ног. Где теперь собака - никто не знал, да и, кажется, старшим Байерсам было немного до того. Они снова носились с Уиллом, как с писанной торбой, а на вопрос младшего о судьбе животного - переглядывались так, будто вообще не помнили о том, что у них была собака.
Уилл хватает пачку, вытягивая из нее две сигареты, запихивает одну во внутренний карман куртки, вторую бережно сжимает в руке, чтобы не сломать. Спички летят в карман, быстро, чтобы не передумать.
Стараясь не смотреть на двери сарая - Уилл помнит в деталях, как забегает туда, как пахнет ружье и какое оно тяжелое, помнит, как слепит лампочка и помнит утробное рычание демогоргона - огибает строение, прячась и прижимаясь спиной к деревянной шершавой стене. Очень продолжительное время Байерс просто смотрит на белую палочку с верблюдом, настраиваясь (он все-таки очень положительный мальчик, как сказали бы учителя и никогда не сделал бы ничего подобного), быстро прижимает губами бумагу, поднося огонь и вдыхая.
Горло прошило горечью, на глазах выступили слезы. Уилл заходился кашлем почти до рвоты. Дыхание перебивал дым, кашель, так, что пришлось прижать руку к груди, чтобы стало легче (хотя Уилл и не понимал смысл этого рефлекторного движения). Когда ему стало более менее получше, слезы из глаз текли уже не так интенсивно и перестали закрывать обзор, Уилл глубоко вдохнул холодный воздух, успокаиваясь. Кажется, после курения ему стало хуже еще и физически.
Ладно, думает Уилл, это же первая затяжка, наверное, и должно быть так плохо. Мама же тоже иногда кашляет, когда закуривает.
Вторая пошла не лучше. Уилла снова почти выворачивает кашлем, он утыкается лицом в собственный рукав, чтобы стереть слезы, прижимаясь спиной к стене еще крепче - потому что ничего не видно, мутит и Уиллу кажется, что если он сделает шаг, то упадет - Джойс курит крепкие сигареты, голова младшего Байерса кружится, он прикладывает холодную ладонь ко лбу, пытаясь унять головокружение.
Он уже жалеет, что вообще это сделал, потому что кашель не унимается, как будто он пытается выплюнуть собственные легкие. Из-за кашля не слышит, как стукнула о стену задняя дверь дома, а до этого не слышал, как шуршит под колесами старенького автомобиля гравий на подъездной дорожке.
Уилл продолжает кашлять, смаргивая горячие слезы и стирая их ладонью.

+1

3

Может быть, год назад, когда Уилл вернулся, он ещё мог поверить в хорошие концовки историй, happy endings. Может, до октября этого года он ещё мог допустить мысль, что ничего страшного не произойдет, оставь он своего младшего брата на каких-то там пару часов в одиночестве. Джонатан правда понимал, что излишнее внимание со стороны родных могло быть порой чересчур раздражающим, особенно для мальчика его возраста, вокруг которого и так крутилось много глупых сплетен. Он правда понимал, что брат его не хрустальный и не рассыпется от одного дуновения ветра, но, возможно, ему стоило думать об этом лучше, быть внимательнее.
Джонатану хотелось вернуть назад то время, когда им с мамой не приходилось постоянно забирать Уилла из больницы после долгой реабилитации. Хотелось бы, чтобы у Джойс было больше поводов для радости, а не для слёз и беспокойства за своих детей. Когда всё закончилось, в очередной раз, он уже не верил в счастливые концовки, и был напряженнее обычного. Трудно остаться прежним, когда дважды твой брат находился при смерти, а ты, скованный осознанием собственной беспомощности, вынужден был за этим спокойно наблюдать, крепче сжимая руку матери в своей. Иногда рядом была Нэнси. Последний месяц она была рядом больше и чаще, чем обычно. Джонатан был рад тому, что у него был кто-то, с кем можно было поделиться своими страхами и мыслями, не опасаясь быть освистанным за собственную слабость. Но в то же время он понимал, что в какой-то момент Нэнси просто надоест смотреть на его напряженное и перегруженное тягостями жизни лицо. Ей захочется идти вперёд, как и любому в подобном положении. Байерс лишь надеялся, что у него это получится. Вырвать этот лист из собственной биографии, возвращаться в стены собственного дома без накатывающего с каждым шагом волнения, открывать комнату младшего брата с улыбкой, а не с сжимающиеся от страха сердцем.

Сегодня, как и каждый предыдущий день, он спешил поскорее домой. Джонатан старался иногда выходить из дома помимо школы и гулять с Нэнси, чтобы дать Уиллу чуточку свободного пространства, но не столько, чтобы тот успел снова пропасть в другой реальности. Было крайне тяжело найти подобный баланс и воздерживаться от ежеминутных звонков Уиллу или его друзьям, но Байерс напряжённо пытался.
Джонатан, как и всегда, припарковал свою машину около дома. Он остановил себя, когда заметил, что невольно хочет сорваться с места, что ноги с двойной скоростью несут его к двери. Спокойно.
Всё хорошо.
Байерс толкает дверь и заходит в дом, глаза, которые явно игнорируют внутренние позывы к спокойствию, бегают по всему доступному взгляду пространству. Конечно же, он ищет Уилла. Чтобы убедиться, что он дома, что с ним всё хорошо. Джонатан закрывает за собой входную дверь и идет дальше. Он не хочет быть излишне назойливым, но с губ уже срывается вечное:
— Уилл? — Байерс старательно изображает безмятежность, прекрасно понимая, что младший брат может сидеть в своей комнате в наушниках и не обращать внимания на посторонние звуки. Он может быть поглощен своим новым рисунком или новой историей, которую нужно немедленно записать, пока реплики и образы не выпали из головы. Джонатан всё понимает, но беспокойство за Уилла уже стало частью его повседневной жизни.
Байерс уже собирался постучаться в комнату к младшему, как с улицы послышались очень резкие и пугающие звуки. Кому-то явно было не очень хорошо. Кашель был сильный, частый, так что Джонатан забыл о всяких установках на спокойствие и безмятежность.
Через заднюю дверь он выбегает на улицу, к сараю, где звуки только усиливаются. Он уже уверен, что это не случайный прохожий, а его младший брат. С одной стороны, Джонатан успокаивается, потому что Уилл здесь, рядом, но с другой.

— Уилл? — зовёт он ещё раз, обходя старый сарай. Брат действительно был здесь. Уилл стоял, согнувшись пополам от раздирающего горло кашля, а в руках мальчика была зажжённая сигарета.
Какого чёрта? Джонатан вовремя одёргивает себя, чтобы не произнести этого вслух.
— Уилл, ты как? Тебе нужно в дом, запить водой. Да брось уже это, — Байерс не мог помочь внезапно возникшей в нём злости. О чём он думал? Он с силой наступает на ещё тлеющую сигарету и притаптывает к земле, чтобы окончательно потушить.
Когда они садятся на кухне, и Джонатан убеждается, что брат выпил целый стакан воды и перестал так сильно кашлять, он успокаивается. Он не был тем старшим братом, который кричит и гнобит младшего. Если он это сделал, значит были причины. Значит что-то не так. И, Господи, конечно же, что-то не так. Всё, абсолютно всё в их жизни было не так.
— Тебе лучше? — спрашивает он, уже без капли злости в голосе.

+1

4

Они издеваются. Уилл смотрит на брата почти с ненавистью, провожая взглядом движение сигареты на землю, отрывает взгляд от его ботинка, под которым гаснет огонек и молчит.
Он дает себя увести в дом, не сопротивляясь и изо всех сил сдерживая кашель, от чего раздирающий легкие дым досаждает еще сильнее. Кашель вырывается уже на чистой кухне Байерсов, Уилл расплескивает воду, пытаясь удержать стакан и периодически задевая зубами стекло. Злость его так и не покидает, для ее сшибающей с ног силы достаточно посмотреть на Джонатана.
- Нет, не лучше. – хрипло отвечает Уилл. Кому, как не Джонатану знать, что отрицание Уиллом очевидного – одна из первых стадий злости младшего Байерса. – Мне не было плохо, это бы прошло.
Ему хочется, чтобы Джонатан перестал смотреть с этим тысячу раз проклятым сочувствием, чтобы он уже хлопнул по столу рукой, закричал, попытался привести Уилла и мир вокруг в чувство. Почему-то Байерсу кажется, что если хоть кто-то попробует его осадить, показать, что он не хрустальный, что все в порядке и все к нему относятся как раньше – то все наладится. Сразу же. По щелчку. Но Джонатан смотрит так же, как и они все – с проклятым сочувствием, с этим выражением лица, как будто перед ним смертельно больной, умирающий человек, и что, если ему покажешь свою жалость и эмоции, то смертельно оскорбишь и приблизишь скоропостижный конец.
- Джонатан. – голос звенит от едва сдерживаемой злости. – Джонатан, ты меня боишься? – вопрос более чем странный, но Уиллу он кажется едва ли не самым важным в мире на данный момент. Мальчик пытается найти объяснение поведению людей вокруг. Поведению партии, которые едва ли не закрывали его в коридорах школы от других людей, как будто он прокаженный. Уиллу было и так достаточно насмешек и обид, чтобы получать такие невербальные от родных людей. Уилл нуждается в поддержке, но не в такой…болезненной.
Чего они все боялись? Что Теневой монстр все еще здесь, а Уилл не Уилл, а только притворяется? Или что если Байерса ткнуть чуть не так, то все полетит прахом? Его даже Трой больше не трогал. Его вообще никто не трогал. То есть насмешки были, но Уилл всегда ощущал себя не тем. Не из этого мира. Они все были чужими. Или стали чужими.
Ему перестала быть интересна радиоаппаратура. Ему перестало быть интересно сидеть с Майком и остальными в подвале дома Уилеров. Но он был там, потому что нуждался в этом. Они все были поранены. Поранены самим Уиллом. Начиная с его исчезновения и заканчивая его делами вместе с теневым монстром. Уилл понимал, сколько людей погибло из-за него. Уилл ненавидел Свежевателя, но в тот же момент понимал его. Уилл путался сам в себе.
Он старается успокоиться, но выходит из рук вон плохо. Байерс сжимает кулаки так сильно, что впивается ногтями в ладонь. Боль возвращает в реальность. Очень хотелось уже открыть глаза и чтобы прояснилось хоть что-то.
- Боб умер из-за меня. – похороны Ньюби все еще свежи в памяти. Уилл не помнит его в лаборатории, но понимает, что это он привел туда демопсов. Они пришли по его приказу.  Уилл даже помнит как это – приказывать демопсам. Что нужно сделать, как звучит призыв, что видишь на внутренней стороне век.  Уилл открывает глаза, всматриваясь в лицо Джонатана. – Ты понимаешь?
В реальности Джонатана вряд ли есть то, чего бы он не мог простить сам себе настолько, насколько Уилл не мог простить себе.
Простить себе Боба Ньюби. Говорят, что он сделал все, чтобы мама и Уилл вышли из захваченной лаборатории. Боб Ньюби супергерой. Уилл не помнит этого, он помнит только как Боб выбирает фильмы и учит его пользоваться камерой.
Простить себе мамины слезы. Из-за него самого, из-за смерти Боба, из-за пугающих известий. Простить то, что творит Свежеватель в теле Уилла.
И не может сам себе простить свой собственный страх. Когда все, все они вокруг, спасали его, Уилла, он только боялся, сдерживал слезы и несколько раз пытался сдаться.
Попробуй спасти самого себя, Уилл Байерс.

+1


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » it is not you;