о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая нужные хочу к вам акция unitime картотека твинков книга жертв uniклик банк деятельность форума

Белый пепел

Это, наверное, удивительно, но Гатсу было бы намного спокойнее, если бы он держал путь во Вританнис не в одиночку, а со всеми остальными. Нет, нельзя сказать, что время вытравило из него одиночку, превратив Черного Мечника в командного игрока... Читать

автор недели GELLERT GRINDELWALD

Геллерт, удовлетворенный сухим ответом, коснулся губами кончиков указательных пальцев и вновь поднял взгляд на главу департамента магического правопорядка. Тёмный волшебник видел, чего стоит Грейвсу сохранять самообладание и внешнюю непоколебимость. Читать дальше

uniROLE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » покажи мне свое агапе


покажи мне свое агапе

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Every night in my dreams
I see you, I feel you
That is how I know you go on.

покажи мне свое агапе
http://sa.uploads.ru/t/ySRCD.png
ведь ученик  должен превзойти своего учителя

Far across the distance
And spaces between us
You have come to show you go on.

+1

2

Прошел месяц после последних соревнований. Юрий как всегда проводил время на тренировках, а в свободное время зависал в телефоне, наблюдая за успехами и достижениями других фигуристов. Все готовились к предстоящему очередному мировому чемпионату. Самая настоящая несправедливость, абсолютно никакого отдыха. Яков видимо окончательно сошел с ума со своими тренировками. Плисецкому казалось, что его хотят загонять до полного изнеможения. В принципе парень был не против такого расклада, наоборот, тренируясь до такой степени, у него просто не было времени на "левые" мысли, которые периодически поселялись в его блондинистой голове, но иногда хотелось послать все к чертям, наорать на старого дурака Якова, послать его и уйти домой, прихватив по дороге в магазине бутылку коньяка или текилы и напиться вхламину, слушая музыку. Но это ладно, мелочи жизни творческого человека. Больше всего Юрия беспокоил тот факт, что его кумир и бывший тренер - Виктор Никифоров решил вернуться в большой спорт. Следовательно, в предстоящем чемпионате он тоже участвовал в составе России. Удивительно, но за все время тренировок Юрий ни разу не пересекался с ним. Ну и плевать. Наверняка Никифоров тренировался в Японии вместе с этой свинотой Кацуки. Ну да, это же Виктор, он же не может бросить своего ученика... Ага только такой принцип совершенно не помешал ему бросить Плисецкого, сбросить как какой-то ненужный груз на плечи старого и больного Якова и свалить в страну восходящего солнца.

Очередная тренировка. Очередные крики Якова о том, что Юрий не сосредоточен, что он думает о чем-то другом и то, что он делает все совершенно неправильно. Плисецкий закатил глаза и пробубнил что-то похожее на: "Заткнись, старый идиот, я и без тебя все прекрасно знаю,  я эти элементы выполняю уже много лет". В постановке этой программы конечно тоже не обошлось без его бывшей жены. У парня даже появилась мысль, что может они снова вместе, раз им приходится так тесно друг с другом работать, но его это никоим образом не касалось. Утром фигурист пыхтел около балетного станка, а днем в ледовом дворце. И так каждый божий день. Слава богу хоть в выходные он отдыхал. Но этот отдых проходил лежа в кровати, уткнувшись в телефон. Очередной крик Якова. Ну все. Ему это надоело. Юрий резко остановился и посмотрел на своего тренера. Его лицо потихоньку стало приобретать багровый оттенок. Парень ухмыльнулся и пошел на выход. Яков что-то кричал ему вслед, но Плисецкому было все равно. Он настолько устал, что у него даже не было сил что-то отвечать ему. Ничего страшного, побесится и успокоится. Не впервой. Переодевшись и закинув на плечо тренировочную сумку, Юрий покинул здание ледового дворца. Сегодня он решил пройтись до дома пешком. Нужно было проветриться и освежить голову. В последнее время он слишком долго думал. В основном вспоминал Никифорова и злился. Надо было с этим заканчивать. Из-за нервов у блондина появилась вредная привычка - курение. Яков как всегда кричал, что Юрий делает себе только хуже, но его совершенно не волновало мнение этого старика. Парень достал из кармана пачку сигарет, зажигалку и прикурил. Оставалось одеть наушники и идти вперед, смотря под ноги. Плисецкий одел наушники, затянулся и пошел в сторону своего дома. В ушах звучала музыка, партия Агапэ. Фигурист вспомнил как он тренировался под эту музыку. Вспомнил Никифорова. Черт... Юрий остановился на пешеходном переходе и посмотрел на противоположную сторону улицы. Неподалеку от кафе стоял Виктор и разговаривал с кем-то по телефону, смотря на свою свободную руку. Блондин прекрасно помнил о том, что в Италии, Никифоров и Кацуки купили и обменялись кольцами. Ну и почему его маршрут к дому пролегал именно так? От злости Плисецкий достал и закурил еще одну сигарету. Светофор загорелся зеленым. Парень перешел дорогу и постарался идти как можно быстрее и незаметнее. Юрио надеялся на то, что Виктор его не заметит. Пожалуйста, не замечай меня, разговаривай дальше по телефону со своей японской свининой, тебе же лучше, меня здесь нет..я просто иду мимо...

+2

3

http://sa.uploads.ru/t/QA795.gif

[indent] Зима в России – это волшебное время года для каждого туриста и жителя, который много лет наблюдает столь прекрасные виды. Хлопья снега падают на промерзшую землю, а внутри чувство, словно ты перерождаешься. Ты смотришь на белоснежные дороги, поляны, на красоту, которая открывается перед тобой, и внутри что-то зарождается. Такое терпкое, легкое и магическое.
[indent] В такие дни он часто любил пройтись по улицам большого города. Когда он был еще юнцом, только вставшим на лед, Виктор вдохновлялся родными пейзажами и понимал, что хочет стать таким же, как природа в России. Он хочет стать картиной, которая отображает все богатства родных земель. Хочет быть утонченным, непостоянным. Скажите, когда вы смотрите на живописи русских художников, видите ли вы там обыденность, серость? Каждая картина пропитана сочными красками и ярким сюжетом. Именно таким же хотел быть Виктор на льду.
[indent] Он старался выкладываться перед зрителями, но не из-за медалей или победы, он хотел донести чувства. Он всегда мечтал придать красок в обыденный человеческий мир. После его выступления в глазах людей, будто что-то загоралось, а сердце екало от новых чувств. Он видел это, он был счастлив этому, именно потому, что почувствовал, как его огонек начинает угасать, он решил взять перерыв и удивить своих зрителей иначе, как-нибудь, чтобы они воскликнули, - «Это и есть тот самый Виктор Никифоров?! ВАУ!». Да, именно такой реакции он ждал от них. И ему удалось.
[indent] Никифоров, действительно, смог удивить их и принести в их жизнь нотку свежести, которая пришла вместе с юным фигуристом из Японии. Виктор никогда не думал о карьере тренера, но он настолько вдохновился милым Юри, что просто не смог пройти мимо него. Долгие и упорные тренировки с ним показали Виктору, что он не ошибся.
[indent] Он стал его музой.
[indent] Прекрасной, волшебной музой, которая раскрывалась в музыке.
[indent] Музыка – это еще одно магическое чудо, которое помогает описать любовь.
[indent] Описать Агапе.
[indent] -Юри, ну что опять не так? – держа телефонную трубку, около уха, произносит тренер, осматривая красивые виды вокруг, иногда морщась от противного звука с проезжей части. – Ты вновь расстроен?
[indent] -[Я не могу, Виктор,] – послышался из динамика голос ученика. – [Мне сложно тренироваться без тебя. Я боюсь, я не смогу сдержаться.]
[indent] -Ну, ну, Кацуки, если тебе от этого будет легче, то, - он вытягивает руку перед собой и рассматривает подаренное ему кольцо на пальце. – Просто посмотри на кольцо и представь, что я всегда рядом.
[indent] -[Да,] – он слышит, как Юри становится легче от его слов, а в голосе проскальзывает нотка счастья и уверенности в себе. – [Ты прав, спасибо, Виктор.]
[indent] -Всегда рад, - внезапно взгляд останавливается на знакомом силуэте. Виктор просто не может не признать его, а потому в глазах тут же проскальзывает радостный огонек, а на лице размазывается улыбка, как у довольного кота. – ЮРИО! – внезапно послышится со стороны Виктора, и мужчина тут же подбежит к еще одному своему дорогому ученику, при этом, забыв повесить трубку и попрощаться с Кацуки.
[indent] -[Виктор!] – тут же вновь послышится из динамика.
[indent] -Ой, Юри, ты не представляешь, здесь твой старый друг – Плисецкий! – одной рукой прижимая к себе русского фигуриста, а другой держит трубку. – Он очень рад тебя слышать! – Виктор всегда отвечает за других, пусть это и не правда. – Приезжай скорей, и мы встретим тебя вместе!
[indent] -[Да, хорошо,] – в колосе Юри слышится долька грусти и обиды, скорее всего, из-за того, что Юрио повезло больше, чем Кацуки, ведь он может видеть его тренера хоть каждый день.
[indent] -Ну, все! До связи! – он кладет трубку и убирает телефон в карман своего пальто, а после поворачивается к Юрио и сжимает в свои объятия. – Сколько лет, сколько зим! Юрио! Я скучал! Как Яков?! Как твои тренировки?!
[indent] Он, действительно, рад их встречи. Он открыт для каждого, словно книга, которая так и манит своим чтением. Однако Плисецкий другой, он не такой, как другие. Замкнутый и слегка агрессивный, однако, не знал тогда Виктор, что за внешними шипами ученик скрывает что-то намного большее, открытое и ранимое.

+2

4

Юрий хотел стать невидимкой. Хотел исчезнуть, провалиться сквозь землю. Он молился всем возможным и невозможным богам, чтобы Виктор его не заметил. Парень даже сделал музыку погромче, чтобы если его все-таки заметят, то он сможет спокойно пойти дальше, ссылаясь на то, что просто не слышал. Проще прикинуться дураком. Плисецкий не хотел видеть Никифорова. Он не мог читать о нем новости. Также он не мог читать, видеть и слышать все, что было связано с Кацуки. Эта парочка "голубков" определенно выводила его из себя. Ну серьезно... нахрена было возвращаться в Россию?! В Японии находится твой ученик, ты спокойно можешь тренироваться и там. Можно подумать Никифоров соскучился по ним всем. Хотя.. это же Виктор, так что вполне возможно, что он просто по ним всем соскучился. Этот засранец такой... Блондин ускорил шаг, поправляя сумку на своем плече. Боковым зрением парень видел, что бывший тренер его все-таки увидел и целенаправленно направился в его сторону, после неуспешных попыток позвать Юрио. Плисецкий натянул капюшон получше и еще немного ускорился. Но не тут то было. Виктор все-таки догнал его и обнял. Один из наушников выпал из уха. Да, как он и предполагал... мужчина разговаривал с японским Юрием. Плисецкий начинал закипать. Он не хотел находиться настолько близко рядом с Никифоровым, по крайней мере не сейчас, не здесь и явно не сегодня. Радость встречи, которая исходила от бывшего тренера, только раздражала его еще больше.

- Отпусти меня, Виктор - произнес парень, вырываясь из объятий. - Яков... нормально.
Как всегда, кричит, ругается, вечно недовольный. Тренировки проходят нормально. Все как обычно, ничего нового
. У блондина наконец-то получается вырваться из цепкой хватки. Ненароком он уловил легкий аромат парфюма, которым сегодня решил воспользоваться Никифоров, и самое паршивое, что этот аромат ему понравился. Поймав себя на этой мысли, Плисецкий слегка покраснел и отвернулся, придав своему лицу вновь безразличное и недовольное выражение. - Не ожидал тебя здесь увидеть. Что ты тут забыл? В Японии заняться больше нечем? Ну и какого черта, Юра ты сейчас творишь? Зачем ты с ним разговариваешь? Попрощался, сказал бы, что тебе пора и все, и пошел бы себе спокойно домой, нет блин... дурак ты Плисецкий, ой дурак...

+2

5

http://s9.uploads.ru/t/nk8Lb.gif

[indent] Он знает про его скверный характер, но всегда пытался не обращать внимания на подобные мелочи. Для него это были пустяки, ничто по сравнению с чем-то большим и высшим. Например, с проигрышем или нечестным турниром.
[indent] У каждого фигуриста, точно так же, как и у каждого человека что-то свое на душе. Не нужно акцентировать внимания на дурном, а лучше просто улыбнуться, обнять и подарить дольку тепла и любви тому, кто в ней нуждается. Плисецкий нуждается в этом как никто другой, и Виктор знает об этом.
[indent] Ему трудно сказать что-то доброе и ласковое, но Никифоров уверен, уж такой он человек, здесь ничего не попишешь, не исправишь. Главное, чтобы в нем была своя личность. Пусть слегка дерзкая, грубоватая, но она была, что, несомненно, нравилось тренеру.
[indent] Когда-то Никифоров поставил все на «кон», предложив Юрио взять роль романтика. Человека, который раскрывается в танце, как белоснежный лебедь, словно вот-вот родился, прямо здесь, на льду. Он должен был показать в той музыке, насколько чувства превыше всяких слов. Насколько он может быть ранимым и чутким, и он смог это сделать. Никифоров не был уверен, что поступает правильно, дав романтичному Юри – дерзость и некую грубость, а вечно недовольному Юрио – нежность, утонченность. Но получилось даже лучше, чем того желал Виктор. Все прошло на ура. Будь среди зрителей те, кто знает Никифорова не по слухам, они бы визжали от восторга, однако визжать они будут только после соревнований и как только пройдет «Гран-При» финал.
[indent] Он не отпускает, да и не особо хочет. Уже давно привык к тому, что Плисецкий терпеть не может обнимания или чего-то подобного, ванильного и приторно сладкого. Виктор тоже может быть более грубым, но он не хочет, ведь таков его характер, такова его душа и открытость. Он словно сказочник, который хочет творить добро с улыбкой на лице и дарить это непередаваемое чувство каждому.
[indent] -Юрио, ты опять чем-то недоволен? – он видит, как злиться Плисецкий, понимает, что его вновь что-то раздражает, и даже знает что именно, и почему он сейчас кипятится, словно заваренный чайник, только через «носик» дым не пускает. – Будешь все время злиться, появятся морщины, а в твоем юном возрасте это плохо может сказаться на карьере.
[indent] Издевается? Нет, бросьте. Никифоров не из тех людей, который будет издеваться над кем-то, тем более над теми, кто ему дорог. Пусть Плисецкий и не понимает этого, но Виктор и правда, ценит его. Как ученика, как фигуриста. Возможно, у него есть что-то большее в сердце, но он бы не хотел быть столь голословным и с уверенностью что-то утверждать. Между ними чисто платонические отношения, однако, где-то внутри у Виктора зажигалось приятное ощущение, когда он видел Юрио.
[indent] -М-м-м? – он удивленно смотрит на Плисецкого, не понимая, к чему идет весь разговор. Внезапно спросил о Японии? Снова злиться… или… ревнует?! – Ну, просто я подумал, что Юри справится сейчас и без меня, - честность его конек, а потому просто закрыв глаза на возмущенный взгляд Юрио, Никифоров лишь начинает расписывать в красках, как он на самом деле соскучился по своей родине. – А я так хотел вновь в Россию. Как там, в стихотворении: «В очарованье русского пейзажа, Есть подлинная радость…» - одной рукой он проводит по расстилающемуся перед фигуристами виду, второй сильнее прижимает за плечи к себе Плисецкого, чтобы не смог убежать или куда-то уйти от него. – Да, и тем более, - его взгляд вновь падает на кольцо, подаренное Юри. – Я никогда не расстаюсь со своими учениками. Даже морально, я всегда поддерживаю их, а потому, ты ведь знаешь, что я всегда с тобой, - он усмехается и смотрит прямо в глаза Юрио. – И, почему ты спросил про Японию, кстати? Соскучился, небось?
[indent] В его глазах все еще отблескивает яркий огонек счастья. Он надеется, что борьба за титул лучшего принесет успех обоим Юрам. Он надеется, что однажды они смогут побить рекорд Виктора. Как тренер – он будет счастлив этому, но как фигурист – разочарован. Однако к каждому ученику должен быть свой подход и, кажется, именно сейчас пришло время найти подход к одному из них.
[indent] Пусть и самому серьезному, холодному и неприступному, но Виктор уверен, что сможет растопить этот кусок льда у него внутри. Ведь однажды он уже смог раскрыть его, поэтому останавливаться на этом он явно не спешил. Он уверен, Юрио станет достойным противником Кацуки, и не только на льду.

+1

6

Конечно, блять я недоволен! Ты бросаешь меня, едешь в Японию тренировать какого-то очкарика, в итоге становишься его тренером, вместо того, чтобы тренировать меня... меня оставляешь на совесть какого-то старого идиота. Не, Яков может и нормальный тренер, но это было много лет назад! Сейчас он старый дурак, вот и все! Плисецкий молчал. Молчал и злился. Он не понимал, как Виктор всегда мог оставаться таким невозмутимым и радостным. Его раздражал его вечный позитив. Юрий считал, что просто нереально всегда оставаться таким радостным. Ну это несерьезно. Так не должно быть. Сколько блондин себя помнил, он никогда не видел, чтобы Никифоров злился на кого-либо. Он никогда не видел его злым, он никогда не видел его в состоянии ярости. Он всегда был каким-то возвышенным, нежным и счастливым, будто он из другого мира. Вот и сейчас он показывал Юрио всю окружающую их красоту природы, правда Плисецкому было все равно на эту природу. Единственное, что он сейчас хотел, так это оказаться дома в одиночестве, под одеялом, а маленький серый котенок, которого он недавно приобрел и назвал Виктором, лежал у него на груди и тихо мурлыкал. Кстати как там сейчас его питомец? Наверняка уже заждался своего хозяина, сидит у входной двери и тихо мяукает. Так что нужно было заканчивать эту встречу двух старых друзей.

От вопроса Никифорова про Японию, парня аж передернуло. Наверное, если бы он был ежом или дикобразом, то он тут же выпустил бы наружу свои иголки. С чего ты взял?! Ни черта я не соскучился по твоей Японии. Мне там делать совершенно нечего. Мне и здесь прекрасно, а было бы еще прекрасней, если бы ты от меня отстал и я спокойно направился бы домой!!!
- Нет, ты ошибаешься. Я ничуть не соскучился по Японии. А вот тебе там самое место. Думаешь Кацуки справится там без тебя? Он слабак и нытик, уж кто и сможет справиться без тебя, так это я! После очередных попыток Юрио наконец-то смог выбраться из объятий своего учителя. - Да и сколько раз тебе нужно повторять, не надо называть меня Юрио, мне это не нравится!

+2

7

http://sd.uploads.ru/t/a2ptK.gif

[indent] Ему сложно с ним. Однако никто не говорил, что будет так легко. Юрио специфичный человек, как и любая творческая личность, а посему он пытается дать ему больше заботы, тепла.
[indent] Теперь он не тот фигурист, который давал надежду другим, лишь вставая на лед и вырисовывая свои чувства на нем. Он тренер, а этот статус значит что-то большее. Что-то нечто важнее. Он должен поддерживать, одобрять любые поступки и действия со стороны своих учеников. Должен стать для них тем, кем они хотят его видеть, чтобы подарить им уверенность в себе, открыть что-то новое. Возможно, горячее, пылкое, а может что-то похолоднее, чтобы они прочувствовали это. Так живет Виктор, таким он хочет быть для них.
[indent] Юри хочет видеть его на льду, хочет вдохновляться им, когда тот придумывает что-то новое в танце, а чего хочет Юрио? Кем он хочет видеть Никифорова? Тренер никогда не задавал ему этого вопроса, возможно, потому что на то не было времени, но однажды он обязательно спросит у него…
[indent] Кем ты хочешь, чтобы я был для тебя?
[indent] Он не знает, чего именно хочет Плисецкий! Он не знает, какой жизнью живет, его названный ученик. Вроде, ему этого и не надо, ведь у него есть Яков, но ему нужно знать больше о нем. Знать, чем он живет! Возможно, надо было уделять ему больше времени по прибытию в Москву, однако он упустил это. Сейчас же хочет исправить, поэтому Виктор пытается не отпускать от себя Юрио, крепко держа за плечи.
[indent] Он видит ненависть, видит злость. Так привычнее жить этому фигуристу. Такая у него манера, на то его право. Право быть кем-то, быть своеобразной личностью, пусть и столь грубой, дерзкой. Он считает, что так ему комфортнее, но, возможно, что-то сковывает его? Может, он хочет открыться, но не знает как? Именно это должен замечать и исправлять тренер.
[indent] Яков своеобразен. Никифоров знал его, как никто другой. Он строгий, постоянно много требует. Неудивительно, если Плисецкий устает после тренировок. Виктор улавливает слабый запах табака, отчего морщится. Неужели он даже закурил после такого.
[indent] -Тебе бы, - он вновь улыбается во весь рот, пытаясь по-доброму, нежно разговаривать с Юрио. – Позаботиться о своем здоровье, - вновь на лице выступают детские эмоции, когда ребенок о чем-то интересном хочет рассказать окружающим. – О, Юрио, так если ты будешь курить, то, возможно, станешь стареньким, как Яков! И тогда у нас будет целых два Якова! Но мы же этого не хотим, да?!
[indent] Да, он большое дитя, которое ведет себя серьезно только в редких случаях. Пытается придать всему оптимизм, но нужен ли он окружающим? Нет, ему плевать на это, ведь таким он хочет быть для себя и для других. Никифоров уверен, что сможет добавить ярких красок в жизнь человека, если сам будет врываться в его личное пространство именно таким. Одушевленным, светлым. Словно радуга после хмурого и пасмурного неба, когда выходит теплое солнце.
[indent] Его поток красноречия и позитивного настроения, просто нельзя было перебить ничем. Никакие речи не могли испортить его или как-то ранить. Хотя, возможно, есть какие-то темы, которые для Виктора станут решающими. Словно гром среди ясного неба, но только не сейчас.
[indent] -Да, ладно, Юрио, тебе очень идет это имя, - он не прекращает улыбаться и не стягивает со своего лица счастливую физиономию сытого кота. – Может, нам вместе отправиться вновь в Японию? Тебе же понравилось их фирменное блюдо? А горячие источники? Да и я вас тогда с Юри смогу тренировать вместе! Это же будет великолепно! Только представь себе! – неизвестно, что именно вообразил себе Никифоров, но его лицо засияло, словно новая, вкрученная лампочка. – Но я думаю, сейчас Кацуки сможет справиться без меня. О, да ты за него переживаешь? Как это мило, Юрио! – он засветился еще больше, а в глазах уже появился отблеск, после чего Виктор «стиснул» в объятиях своего ученика с большей силой. – Я знал, что ты не такой вредный, каким обычно бываешь. Скажи, у тебя появился кто-нибудь? Девушка? Неужели ты стал встречаться, и тебя столь сильно преобразила любовь?
[indent] Любовь и правда, незабываемое чувство. Оно начинает изменять тебя изнутри, ты чувствуешь прилив новой энергии, когда полностью отдаешься ему. Его нельзя описать словами, даже у великих классиков этого никогда не выходило. Так неужели Юрио смог и правда, познать свою любовь? Свое агапе?...

+2

8

Ааааааа опять все эти нравоучения. Яков твердит о вреде курения, но это же Яков, как же не покомпостировать кому-нибудь мозг из-за этого, теперь ещё и Виктор начинает. Как же Плисецкому это надоело. Это его жизнь, его выбор и ничего с этим не поделать. Я курить начал, потому что у меня нервы ни к черту, я постоянно на взводе и на пределе, я боюсь, что когда-нибудь я не выдержу и взорвусь, а курение меня спасает от этого шага в пропасть... Никифоров, ты виноват в том, что я начал курить... Все эти мысли крутились в блондинистой голове, как рой пчёл, назойливых пчёл, которые периодически жалили его и без того воспаленный мозг. Плисецкий только облегчённо вздохнул, что ему удалось вырваться из объятий Виктора, но тот вновь его обнял, явно не хотя отпускать его дальше от себя.

- Таким как Яков я никогда не стану... Я намного симпатичнее - пробубнил парень, засунув руки в карманы своей куртки. Вся эта встреча уже порядком ему надоела и жутко действовала на нервы. Хотелось курить, но Юрий не мог курить при Викторе, просто не мог. Тот со своим бесконечным энтузиазмом все приглашал блондина в Японию. Господи, Виктор, ты дурак или прикидываешься? Я не хочу ехать в эту долбанную Японию, я не хочу видеть этого Кацуки, и плевать, что меня ты тоже сможешь тренировать, меня просто будет бесить тот факт, что ты его тренер...
- Нет. За него я совершенно не переживаю. Мне все равно как у него будут проходить тренировки, абсолютно все равно. Вопрос про девушку заставил блондина покраснеть. Нет, он конечно пытался с ними встречаться, но проблема возникала в них самих. Все они хотели его денег и славы, все они хотели им просто воспользоваться. Никаких настоящих чувств, никакой искренности. И конечно же Плисецкого не устраивали такие отношения. Плюс его тяжёлый характер. Всем им требовалось внимание, всем им было что-то нужно от Юры, а Юра был весь в спорте, весь в тренировках, следовательно, он не мог уделять им должного внимания. Поэтому после всех этих сопливых расставаний блондин решил завести себе котёнка. От него уж точно не должно было быть проблем.
- Не говори ерунды. Нет у меня никакой девушки... Я завёл себе домашнее животное, питомца, котёнка...

+2

9

http://sg.uploads.ru/t/wrd8x.gif

[indent] Боже, какой агрессивный ребенок! Никифоров все еще не мог достучаться до него, однако попыток не оставлял. Он не мог просто так взять и все бросить, не мог отпустить его. Сколько бы Юрио не пытался уколоть, Никифорову от того становилось только веселее. Забавно наблюдать за Плисецким. Он не Кацуки, который вечно ведет себя, как легкоранимая девушка. Он другой. Полная противоположность.
[indent] От его слов, действий, Виктору хотелось любоваться этим «чудом природы» со льда. Ну, правда. Он был восхитителен. Так и хотелось прижать его к себе и не отпускать, не боясь иголок, которые он мог выпустить в твою сторону. Несмотря ни на что, Юрио оставался для Никифорова прекрасным, нераскрытым цветком, которым был и Юри. Они, действительно, разные, но так похожи.
[indent] Возможно, звучит это глупо, странно, противоречиво, но то была правда. Они оба старались изо всех сил, у них у обоих была одна и та же цель, они оба были нераскрытыми созданиями, которых вели за собой музыка и лед. Однако раскрывались они по-разному. Один был чутким, нежным, другой горячим и страстным. Им нужно было изначально поменяться ролями, поменяться их характерами и эмоциями, возможно, они смогли найти свое агапе в танце.
[indent] -Симпатичный Юрио, с морщинками от тренера, - Виктор усмехается на эти слова, а после слегка отпускает ученика, продолжая смотреть на него, продолжая изучать его мимику, жесты и чувства. – Не переживаешь? Но ты ведь спросил про него, а значит, думаешь о своем конкуренте? - он улыбается таинственно и загадочно, будто пытается вывести Плисецкого при помощи хитрого приема на откровенный разговор. Жаль, получается у него это плохо, ведь его ученик остается неприступной для него скалой, которая никак не может сокрушиться и выпустить то, что скрывается внутри него.
[indent] Ох, Юрио. Знал бы он, насколько прекрасны чувства, когда ты впервые ощущаешь неимоверный порыв страсти и бури в твоей душе. Это словно сказка, которая манит и дурманит тебя, словно опьяненный вкус вина или шампанского. Словно ты уже окрыленный победой, пытаешься добраться до вершины, поднимаясь вверх, благодаря крыльям за твоей спиной.
[indent] Виктор помнит, каким был Плисецкий, когда выступал с программой Никифорова. Помнит, как смог раскрыть самого себя тогда, на мгновение, на льду. Он восхищался им, наслаждался. Пусть тогда Юри оказался лучшим, благодаря своему таланту открываться в новом образе, однако, если бы выбор стоял за Виктором, то пал на Плисецкого. Без сомнения! Ведь он так сильно похож на него. Такой же белоснежный, милый и прекрасный.
[indent] Он не верил, что его танец сможет зайти так далеко и стать «фишкой» на льду «Гран-При» финала. Не думал, что он сможет описать что-то подобное на льду, поражая зрителей, удивляя их, как это ранее делал Никифоров. Однако он смог. Смог сотворить сказку на глазах Виктора. Смог сделать его капельку счастливее. Это не могло не вызвать в Викторе что-то новое, чистое, неясное.
[indent] Он смотрел на него сейчас нежно. Словно на капризного ребенка, вспоминая его первые шаги. Виктор вспоминал его первое раскрытие самого себя, а потому для него это казалось одним и тем же. Он его тренер, он тот, кто должен читать его без слов, но пока это выходит плохо, не до конца. Отчего становится грустно и печально, что не может отразиться в его вечно горящем взгляде.
[indent] -Юрио, - он подходит чуть ближе, чувствуя, как нарушает личное пространство своего ученика. Слегка касается его руки, не отрывая своего теплого взгляда. – ТЫ ЗАВЕЛ КОТИКА?! – внезапно в глазах вновь появляется тот детский блеск, а рука Плисецкого уже со всей силы сжимается Никифоровым, от восторга, который сейчас нельзя было просто так описать одними лишь словами. – Боже, Юрио, ты еще прекраснее, как та свиная котлетка матушки Юри, - он говорит с придыханием, продолжая восхищаться поступком Плисецкого, словно тот сделал что-то героическое.
[indent] Невозможно было понять этого тренера, но к нему, скорее, нужно было привыкнуть. Неизвестно, что творилось в его голове, ведь он сам не хотел вникать в хаос из собственных чувств, которые томились в его душе. Одно он знал точно: хотел сказать что-то другое ему. Но столь ветреная голова порой, не может удержать всех мыслей. Тем более, Никифоров привык поражать тех, кто всегда находился рядом с ним. Сейчас таким человеком был именно Плисецкий.

+2

10

Господи, Виктор, ты хоть иногда можешь забыть об этой чёртовой Японии и Кацуки? Хотя зачем я это спрашиваю, ну конечно же он не забудет. Учитель, ученик... Бла-бла-бла Юрию опять хотелось провалиться сквозь землю. Особенно в тот момент, когда Никифоров подошёл к нему уж слишком близко. К бледным щекам подступил румянец. Конечно же можно было все списать на то, что Плисецкий просто замёрз, но блондин думал, что этого вечного оптимиста никак не обманешь. Хоть Виктор порой и вёл себя как наивный ребёнок, он умел видеть душу других людей. Вот и сейчас, смотря в голубые глаза Юрио думал, что если он будет смотреть в них немного дольше, то он возьмёт и выскажет все, и плевать, что он будет выглядеть глупо или дураком. Ему надо высказать все, иначе он просто сгорит. Однако его мольбы похоже были услышаны кем-то сверху, поскольку Никифоров быстро переключился на новость о домашнем питомцев. Плисецкий облегчённо выдохнул, но тут же включил свое непробиваемое равнодушие.

- Ну да, у меня живёт котенок, что в этом такого? Если хочешь могу вас познакомить... Юрий не помнил, чтобы Виктор хоть раз находился у него дома, так что это было своего рода достижением. Блондин сразу же подумал о том в порядке ли его квартира. Не хотелось бы, чтобы его бывший тренер увидел кучу разбросанных вещей или мусор. Хорошо, что питомца он успел приучить к кошачьему лотку, а то в коридоре их бы ждал сюрприз.
- Моё дело предложить - произнёс парень, равнодушно пожимая плечами. Хотя в душе он очень хотел, чтобы Никифоров пошёл с ним. Может дома в родной и привычной обстановке он сможет во всем ему признаться.

+2

11

http://sa.uploads.ru/t/sAQNw.gif

[indent] Мы строим свою жизнь, так как мы того хотим. Выкладываем ее по полочкам под названием «Воспоминания» и бережем до лучших времен. Каждое такое воспоминание давало нам уроки на будущее, или запоминание ярких эмоций. Так вот, ни на одной из этих полочек у Никифорова не было воспоминания с пометкой «В гостях у Юрио». Он ни разу не приходил к фигуристу домой, что было довольно странно для бесцеремонного Никифорова, который, например, по прибытию в Японию тут же поселился у своего будущего ученика.
[indent] Плисецкий тоже играл немаловажную роль в его жизни, тогда почему его «полочка»  об упоминании квартиры Плисецкого до сих пор отсутствует? Может, просто времени не было? Да, наверное, только так можно было описать этот абсурд, не более.
[indent] И вот, его глаза снова распахнулись. На его лице сияет счастливая улыбка, а выражение, которое сформировалось на физиономии Виктора, так и говорило о том, какой Юрио прекрасный ученик и кавайный фигурист.
[indent] -Ох, Юрио, - он вновь стискивает Плисецкого в объятиях. Странно, что такими темпами он еще не удушил юношу. – Какой же ты чуткий и вежливый, - Никифоров не отпускает своего ученика, а после того, как все-таки решил больше не мучить Юрио, схватил за плечи и вновь заглянул в глаза. – Конечно! Как я могу отказаться, от такого предложения?!
[indent] Его интерес и любопытство, всегда превышали манеры приличия и культуры. Виктор никогда не сдерживал эмоций и не стеснялся их показывать на людях. Правда, когда он делал это на больших банкетах, с богатыми и многоуважаемыми гостями, то выглядело это со стороны не совсем прилично, но разве Никифорова это останавливало? Наоборот! Он вел себя с каждым человеком на равных, и каждого считал своим другом, даже если тот был конкурентом. Среди его знакомых не было никого, кто обижался на Витю или злился на него из-за его странного поведения. Ненависть из-за того, что он лучший, да, такое было. Зависть, тоже, но на его характер никто не жаловался. Да и смысл жаловаться на большого ребенка?
[indent] Фигуристы очень своеобразные личности, а потому, если видите адекватного фигуриста, то либо он новичок, либо этот человек ненормальный, ну или совсем плох. В каждом таком таланте скрывалось что-то горячее, что-то зажигающее, пусть и выливалось в странные поступки и поведение. Несмотря на то, что каждый спортсмен имел дело со льдом и считал его своей сценой, он все время стремился растопить его, пытался «разжечь», как сцену, так и публику.
[indent] -Ну, так что? В какую нам сторону? Я хочу увидеть, какой ты милый с котиком, - Виктор подхватывает под руку Юрио и ведет его в неизвестном направлении. Да еще так уверенно, целенаправленно, будто сам знает, куда нужно следовать. И ему наплевать, если он идет не туда куда надо. Главное иметь цель, а остальное придет само. Во всяком случае, так думал Никифоров.
[indent] Белоснежный снег продолжал  большими хлопьями падать на тротуар. Люди, укутанные в зимнее пальто, шубы, пуховики скорее спешили домой, пряча лица от беспощадного мороза в шарф. Каждый пытался добыть тепло в этот день, кто как мог. Некоторые шли парочками, а потому прижимались друг к другу плотнее и шли, словно пингвины. Другие пытались согреть себя быстрым шагом, а третьи просто ежились от мороза. У Виктора было все намного проще. У Виктора, к счастью, был Плисецкий, которого он вновь обнял за плечи и прижимал к себе, таким образом, разделяя с ним одно тепло на двоих.
[indent] -Юрио, еще долго? – Виктор обводит взглядом уже не совсем знакомые ему места и будто пытается просканировать каждый дом, чтобы самостоятельно найти нужный. Его задача, как гостя проста, следовать за хозяином квартиры, однако тот уже не мог терпеть и предвкушал, где именно живет Юрио.
[indent] Кажется, сегодня он все-таки сможет стать на пару шажочков к нему. Он хотел про него знать больше, так вот его шанс! И он точно не упустит его, когда будет обшаривать квартиру в поисках открытия для себя нового Плисецкого. Первый на очереди был котенок, о котором говорил Плисецкий, во что Никифоров до сих пор не верил. Все-таки у него нежная душа. Ну, а после все по плану: тщательный осмотр комнат с особенным подходом к каждому личному ящику и тому, что он там найдет, потом кухня, потом ванна, потом все то, что не успел.
[indent] Кажется, Юрио следовало бы попрятать все от Никифорова перед тем, как его приглашать к себе. Однако так как это была случайная встреча, то на первый раз такое прощается. Да и не факт, что Виктор не нашел бы секретных мест в квартире Плисецкого. Ведь он и правда, хотел знать о своем ученики буквально все!

+2

12

Ну да, а чего ещё можно было ожидать от Никифорова? Конечно он согласился пойти в гости к Плисецкому. В гостях у блондина наверное только ленивый не мечтал побывать, только вот Юрий не торопился кого-либо приглашать в свою обитель. Кроме бабушки и дедушки, ну и некоторых барышень там больше никого не было. Прятать что-то и скрывать фигуристу было нечего, но все равно его жилье было нечто вроде непробиваемой неприступной крепости, в которую было очень непросто попасть. Так что сегодня ну просто праздник какой-то. Блондин задумался о том, есть ли у него дома что-нибудь из крепкого алкоголя, да и вообще есть ли у него что-нибудь поесть, ибо охота предстать перед гостем в хорошем свете и нормальным хозяином. Не стоит забывать о домашнем питомце. Вроде бы корм у него был. Парень настолько погрузился в свои мысли, что не заметил, как Виктор уже вёл его по улице среди домов, обнимая за плечи. Фигово, что оба они знаменитые личности, ибо проходящие мимо люди просто норовили заснять их на камеру своего телефона или успеть сделать "сэлфи". Всё бы ничего, если бы они шли в правильном направлении.

- Знаешь, не хочу прерывать твой энтузиазм, но мы идём не в ту сторону, точнее правильно, но нам придётся делать крюк... Нужно было брать управление маршрутом в свои руки, а то таким образом они никогда не дойдут до дома. Так что теперь управлением рулил Плисецкий. Стоило ему стать направляющим, как они довольно скоро дошли до его дома. Никифоров уже успел пожаловаться на холод. Нечего по сторонам как ворона смотреть, быстрей ногами шевелить надо - размышлял парень, доставая из кармана куртки ключи от подъезда. Дом был многоэтажной новостройкой, оснащенный наружными камерами наблюдения и консъержем в придачу.
- Этот со мной - произнес парень тетке вахтерше и направился в сторону лифта. Главное, чтобы Виктор не тормозил на входе, хотя как же без торможения... Вот и сейчас тетка, признав в нем знаменитого фигуриста, просила автограф и фото на память. - Виктор! Идём, потом успеешь наобщаться с ней. Лифт плавно спустился вниз, открыл свои двери и ждал, когда в него зайдут и нажмут на нужную кнопку. Оба спортсмена зашли в помещение и Юрий нажал на кнопку тринадцать. Дабы подъем не был столь утомительным для жильцов внутри звучала либо спокойная, либо наоборот бодрая музыка. В этот раз проигрыватель решил порадовать слушателей музыкой в стиле танго. Плисецкий мысленно молился тому, чтобы Никифорову не приспичило закружить его в этом ритме, а то это же Виктор, он может.

Лифт поднялся на нужный этаж без приключений. На этаже было всего две квартиры и одна из них принадлежала Юрио. Квартира номер 25.
- Ну вот мы практически на месте - произнёс парень, открывая ключами входную дверь. Стоило двери приоткрыться, как небольшой серый комочек тут же решил просунуть свою мордочку в эту щель. Как и предполагал блондин, его питомец проголодался и явно заждался своего хозяина. - А ну стой. Куда ты у меня собрался? - спросил Юрио, взяв котёнка на руки и заходя в квартиру. - Ну а ты чего там встал? Ждёшь особого приглашения? Заходи, не бойся, я не кусаюсь... - после этой фразы Плисецкий усмехнулся. Даже находясь дома он вёл себя грубо. Ну ничего не поделать, такова его манера общения. Хотя может все изменится. - Раздевайся, располагайся, чувствуй себя как дома, а я пока пойду покормлю это чудо природы... Кстати познакомьтесь, Виктор, это Виктор ну или Вик.. - с этими словами парень пошёл на кухню.

+2

13

[indent] Ему все нравилось в Юрио, даже его специфичная грубость. Пусть это было и сложно, пусть Виктор пытался его хоть как-то растормошить, откалывая его иголки или вовсе не замечая их, но он любил именно такого Плисецкого. Своеобразного, но необычного и одного на целый мир.

[indent] Каждый человек вносит что-то свое в эту жизнь. Люди не должны быть одинаковыми прототипами кого-то, иначе будет скучно жить! Например, Никифоров вносил безумство, а Юрио… Ну, тут было сложнее сказать, что именно он вносил, но то, что это сильно влияло на поведение его тренера, было фактом.

[indent] Виктор успевает забывать все ненужное, что ему встречается на пути или то, что происходит с ним. Он не замечает вокруг себя ничего и никого, кроме фигуриста, которого продолжает держать под руку. Шагая с ним прямо туда, где Никифоров будет устраивать безумный день веселья, по пути двум парнями все время мешали какие-то незнакомцы. Естественно, Виктор не мог никому отказать, а потому если бы не Плисецкий, то дальше подъезда они бы точно не дошли.

[indent] -О-о-о-о-о! – вновь на лице у Никифорова вырисовывается радостная гримаса, которую он тут же приобретает, видя дом, куда приближались двое молодых людей. – Юрио, ты живешь в этом доме?! – он восклицает так, словно это дворец, при этом не «Дворец Спорта», в котором проходят часто их тренировки, а именно настоящий и королевский. – Вот это да! – наверное, многие бы сказали, что это наигранность со стороны Виктора, но, поверьте, это не так. Просто юноша слишком перевозбуждается, когда видит что-то новое, что-то связанное с его учениками или знакомыми. Он не привык сдерживать эмоции, а потому даже на безделушку, которая не несла в себе особого смысла, мог воскликнуть точно также.

[indent] Наконец-то после всех восхищений и блестящих от восторга глаз Виктора, они направились в обитель, которую Никифорову уже хотелось поскорее осмотреть. Он ведь так любил засиживаться у кого-нибудь в гостях, желательно, с огромным количеством людей, выпивкой и прекрасной едой, которую ранее не пробовал. Любил он все необычное и новое.

[indent] -Виктор? – внезапно произнесла вахтерша, когда Плисецкий представил Никифорова, как «этот со мной». – Виктор Никифоров?! Боже, я же ваша фанатка!

[indent] -Правда?! – удивленно воскликнул Витя.

[indent] -Да-да, можете, расписаться?! Пожалуйста!

[indent] -О, да! Конечно! – всплескивая руками и уже готовый продолжить беседу с милой женщиной, говорил Никифоров. Он всегда любил своих фанатов, точно так же, как и они его, а тут еще и такая женщина. Ну, как мимо нее пройти мимо?! – Подожди, Юри-и-и-и-о! – протянул Виктор, подписав пару фотографий со своим изображением. Он бы продолжил говорить с ней, но чувствуя издали гневную ауру Плисецкого, понял, что тот может случайно призвать своей «злой энергией» самого сатану, а этого тренер точно бы не пережил. – Вы извините, но я к вам еще подойду, - галантно поцеловав женщине руку, от чего та чуть не потеряла сознание, Никифоров тут же «подлетел» к Плисецкому. – Ну, разве можно пройти мимо столь милой женщины?


[indent] Никифоров не успел ничего сообразить, как вдруг уже стоял на этаже, куда довез их лифт. Пройдя за учеником, Витя осматривал каждый уголочек, замечая, что даже в коридоре очень чисто, что не могло не радовать его.

[indent] И вот, дверь открывается и навстречу Юрио выбегает котенок.

[indent] -Боже, он прекрасен, - прикрывая ладонями открывшийся от восхищения рот, пробормотал Виктор, вновь включив в себе функцию «малого дитя». – В… Виктор? – теперь в его взгляде было некоторое недопонимание и удивление, когда, проходя по приглашению хозяина, Юрио решил познакомить Никифорова со своим питомцем. Конечно, потом тренер тут же бросился на шею своему драгоценному ученику и вновь скорчив милую мордашку, с криками: - А-а-а! Юрио! Ты никогда не забывал обо мне! Ты такой ми-и-и-илый! – однако, это была единственная реакция за сегодня, которая стала, лишь иллюзией и игрой на публику. На самом деле где-то внутри появилось странное ощущение. Оно приятное, растягивающееся и теплое, но не такое, каким должно быть. Он не хотел этого показывать, чтобы не смущать Плисецкого, однако в груди ему все-таки пришлось услышать некое «бум!», а после ощутить небольшой удар тока, пробежавший отрезвительной волной по всему телу.

[indent] «Возможно, показалось», - он говорит сам с собой в мыслях, что редко происходит с ним. Обычно он открыт, расслаблен и готов поражать своим красноречием, а тут решил скрыть что-то в мыслях. Мало похоже на Виктора, но у какого человека, а тем более тренера, есть свои секреты, так?

[indent] -Так, ладно! – отцепившись от Плисецкого и уже раздевшись, начинает командовать тренер, словно не в гости пришел, а к себе домой. – Иди, корми своего питомца, а мне хотелось бы осмотреть твою комнату, ты ведь не против? – скорее риторический вопрос, ведь Никифоров тут же сразу прошел нагло в спальню, уже начиная осматривать предметы интерьера.

[indent] Такие уж они, эти учителя. Чуть что сразу своевольничают и делают вид, будто так и надо. Характер такой, ничего не попишешь.

+2

14

- Тише ты. Не задуши меня только, я грубо говоря отец для этой мелюзги. - произнёс блондин, продолжая держать на руках котёнка. Реакция тренера была весьма предсказуемой. По крайней мере этот Виктор от меня ни в какую Японию не убежит по первому же зову... Никифоров тем временем начал осматривать квартиру парня. Юрио не возражал, он лишь махнул рукой, мол "делай что хочешь". Сейчас его больше волновал голодный серый комок меха, а не то, что найдёт ли Виктор что-нибудь интересное среди его вещей или нет. Как говорилось раньше, парню совершенно нечего было скрывать. Кошачьего корма слава богу хватало ещё на несколько дней. Так что можно было не заморачиваться. Молоко тоже было в наличии. Правда вот из нормальной человеческой еды не было ничего кроме пачки пельменей, майонеза, кетчупа и немного овощей. Ну ладно, ничего страшного. Закажет что-нибудь в службе доставки.

Убедившись, что его питомец сыт, Плисецкий отправился в свою комнату дабы переодеться. Поскольку все его вещи лежали на своих местах, это значило, что Никифоров пока не дошёл до его апартаментов, да и судя по звучанию его голоса, Виктор сейчас оживленно изучал гостиную, а затем перешёл к ванной комнате. Да... Ванная комната Юрио больше напоминала женскую, чем мужскую, понять, что она все-таки мужская можно было по пене и станкам для бритья, да и по внешнему интерьеру. Вся ванная была в строгих черных и белых тонах без каких-либо ярких пятен. Прикрыв за собой дверь, парень начал переодеваться в домашнюю футболку и спортивные шорты. Спокойно переодеться ему не дали, ибо очередь тщательного досмотра дошла до его комнаты. Так что Виктор застал Юрио в домашних шортах и выворачивающего футболку на лицевую сторону.
- Тебя стучаться разве не учили? - спросил юноша, придавая как можно больше холода и равнодушия своему голосу. Не хотелось, чтобы Виктор заметил какое-либо смущение с его стороны. Надев футболку, блондин покинул свою комнату, оставив её на досмотр Никифорова. Сам фигурист, отправился в гостиную.

+2

15

[indent]  Виктору определенно нравится здесь. Если бы он решил снимать комнату, то непременно первым претендентом на соседство был именно Юрио. Больше всего в его квартире привлекал аромат, которым пропитались даже стены в ванной. Видимо, это был одеколон Плисецкого, который Никифоров вдыхал с неким удовольствием. 
[indent] Кстати, говоря, о ванне. Конечно, после того, как гостиная, в которую изначально прошел Никифоров, была внимательно изучена, он решил проверить уборную. О, Боже, чего он только не нашел! Дорогой, специальный шампунь, фирму которого Виктор прекрасно знал и очень любил, прекрасный дизайн самой комнаты, и множество всяких мелочевок для ухода за телом. На секунду Никифорову показалось, что он в раю, ведь тренер очень любил свое тело и тоже тщательно следил за ним, видимо, как и Юрио.
[indent] Спустя некоторое время после осмотра, когда очередь дошла до самого важного, Никифоров бесцеремонно открыл дверь в спальню Плисецкого и увидел там своего ученика, который, кажется, слегка смущался. Правда, Виктор никогда не понимал этого, и просто представить не мог, что люди, к которым он вламывается и видит их полуголыми, могут смущаться! Тем более юноши! Для Никифорова это был нонсенс, ведь он был из тех людей, которые могли спокойно расхаживать голышом и ничего страшного! Не так уж ему было и стыдно, за то, что видно, тем более, когда это можно показать и там явно есть, чем гордиться.
[indent] -Постучаться? – он прикидывается дурачком, а после провожает взглядом Плисецкого, который смущенный выходит из комнаты. Кажется, у Никифорова тут же созрел план, ведь, когда он повернулся в сторону шкафов, то на лице тут же проскользнула хитрая усмешка. – Вот, даже как…. – произносит он многозначно, когда Юрио уже не было рядом.
[indent] И вот, начинается осмотр шкафчиков. Джинсы, футболки, майки, спортивная форма, костюмы, нижнее белье. Ничего такого, на что можно было бы посмотреть, не считая стринги, которые Никифоров находит на дне ящика с трусами.
[indent] -Ого-о-о! А у него хороший вкус! – восклицает Виктор, продолжая осматривать комнату.
[indent] На полках стояли какие-то фотографии, были даже книги, удобная кровать, которую Никифоров уже успел оценить, попрыгав на ней своей прелестной пятой точкой. Однако ему становится скучно, ведь даже секретного дневника под кроватью не завалялось, ну, или каких-нибудь компрометирующих фотографий. Лишь семья, да некоторые памятные фото с медалями, кубками и просто во время выступления.
[indent] Его взгляд упал на фотографию, где Юрио был в костюме, который дал ему Никифоров. Мужчина нежно улыбается, вспоминая соперничество между Юри и Юрио. Они его ученики и прекрасные ребята, характер которых он уже успел изучить.
[indent] Они прекрасные фигуристы, а значит, еще заставят своего тренера поволноваться. Он уверен, что они обойдут его, но самое интересное будет в конце, когда золотая медаль будет у кого-то из них. Интересно, кто же это будет? Кацуки был настроен решительно, но и Плисецкий не отставал от него. Конечно, как тренер японского фигуриста, Виктор верит в беспроигрышную победу Юри, ведь его золото – это награда тренера, однако, если Юрио обойдет Кацуки, то тоже будет счастлив, пусть и немного будет обидно.
[indent] -О, Юрио! – он выходит из собственных раздумий сразу после того, как видит Плисецкого, а после показывает пальцем на фотографию Юрио на льду и растягивает улыбку, словно чеширский кот. – Правда, ты тут милый? Такой милый, что я даже засмотрелся. Кстати, я тут заметил, - его улыбка медленно перетекает в загадочную усмешку, а взгляд становиться хитрым, словно у лиса. – Ты что стесняешься своего тренера? – он подходит совсем близко и смотрит прямо в глаза. – Ты ведь хотел, чтобы я был твоим тренером, тогда почему смущался? Тебе нельзя стесняться других, Юрио, ты же фигурист! А значит, ты должен быть открыт для всех, чтобы все видели твои прекрасные чувства, а значит и душу, и даже иногда тело!
[indent] Он никогда не сомневается в своих словах. Он хочет увидеть, что Плисецкий понимает, о чем он говорит и больше никогда не убирал взгляд, больше не смущался. Ведь они, тем более, стали ближе, когда Виктор согласился поставить программу для Юрио.
[indent] -Уж тебе, - Виктор медленно касается подбородка юноши, а после обхватывает его пальцами, чтобы Юрио больше не смел, убирать свой взгляд от него. – Точно нечего скрывать, не так ли?

+2

16

Да, именно стучаться... прекрасный фигурист, отличный тренер, а вот манеры и воспитание соверешенно отсутствуют... - подумал Плисецкий тяжело вздохнув. Но тут уж ничего не поделаешь, в этом был весь Никифоров. Это была его суть, его природная сущность. Он не был бы самим собой, если бы не удивлял других и не заставал их врасплох. Блондин уселся на диван и включил телевизор. По новостям ничего нового или хоршего, новости спорта сразу долой, ему их и в телефоне хватало, так что, чтобы в гостиной было хоть какое-то звучание, Юрий оставил музыкальный канал. Виктор тем временем вовсю изучал его спальню. Такое любопытство и внимание к деталям... Плисецкий усмехнулся. Ему точно нечего было скрывать. Ненадолго он подумал, как вел себя Кацуки, когда Никифоров обыскивал его аппартаменты. Наверняка тот был на грани, чтобы сойти с ума от стыда и смущения. Из раздумий его вывел Виктор-младший, который после сытного ужина, запрыгнул на диван и улегся на ноги своего хозяина. Почесав котенка за ухом, фигурист вспомнил, что они сами ничего еще не ели. Нужно было срочно исправить эту ситуацию, если они хотят сегодня избежать голодной смерти. Однако что-либо нормально заказать парню не дали, ибо бывший тренер, осмотрев спальню, вернулся к своему ученику.

Опять он находился слишком близко. Настолько близко, что Плисецкий спокойно чувствовал аромат его парфюма. Невольно вспомнился момент из диснеевского мультика Аладдин, когда Джинни в образе пчелы капитулирует вниз с криками: "Опасно! Опасно!". Вот тоже самое сейчас происходило в блондинистой голове Юрия. А когда Виктор обхватил пальцами его подбородок, дабы он не смог отвернуться, Плисецкого будто парализовало. Он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, он тупо молча внимательно смотрел в голубые глаза Никифорова и ждал. Чего ждал? Ему задали вопрос, надо ответить.
- Нет. Мне нечего скрывать - произнес спортсмен, а затем поднял на уровне лица руку с телефоном и открытым приложением по доставке еды - Ты голоден? Есть хочешь? Можно что-нибудь заказать из еды.. Сейчас его голос не был резким или грубым, он был уверенным, но спокойным. В голове промелькнула мысль а что если?. Стоило этой мысли появиться в голове, как Юрио быстро зажмурился, отгоняя ее прочь. Нет, так нельзя и это неправильно. Но с другой стороны, может тогда Никифоров все поймет. Попробовать стоит. По крайней мере это все объяснит. Плисецкий резко открыл свои зеленые глаза, а затем поддавшись внутреннему порыву, приблизился еще ближе к лицу бывшего тренера и поцеловал того в губы. Поцелуй длился недолго. Секунд пять максимум, да и тем более он просто прижался своими губами к его. Фигурист отстранился и молча смотрел на Виктора. Ну теперь то после такого он должен был все понять.

+2

17

Спеши за мной, дыши со мной
Узнай мою свободу
Иди, не стой, на запах мой
Испей меня, как воду, как воду

  [indent] Он вдыхает аромат, тянущийся от ученика. Такой резкий, слегка сладковатый, как и Плисецкий. Видимо, даже запах одеколона он выбирает по своему характеру. Замкнутость и защита от посторонних всегда были его преимуществом. Даже сейчас, если бы Никифоров не схватил фигуриста за подбородок, тот давно бы уже отвел взгляд в другую сторону, лишь бы не видеть, не слышать и остаться с самим собой.
[indent] Виктор был удивлен, что Юрио вообще пошел на такой серьезный шаг и решил позвать к себе Никифорова. Он не ожидал, что ученик может впустить кого-то в свое личное пространство, может переступить через себя и позволить человеку приблизиться к нему. Пусть это было не на духовном уровне, но Виктор знает, что чем больше Плисецкий ему позволяет, тем все шире распахивает перед ним двери в свою душу. Это было необходимо, ведь тренер хотел знать больше, точно так же, как он знал о Юри.
[indent] Никифоров помнит, какие неожиданные поступки совершал Кацуки для Виктора, показывая полностью самого себя, именно таким он бы хотел видеть и Плисецкого. Однако, когда речь начинает заходить о еде, Никифоров уже опускает руки и думает, что это бесполезно. Еж, который держится на расстоянии и пытается уколоть побольнее, пусть и где-то внутри хочет сделать по-другому. Никифоров хочет, чтобы он был другим, чтобы он показал это. Хочет, чтобы Плисецкий раскрылся и…
[indent] Резкий рывок и Виктор застывает в шоке от того, что с ним происходит.
[indent] Он чувствует теплые, мягкие губы, которые касаются его. Внутри начинает все переворачиваться. Мировоззрение, взгляд на эту вселенную. Мир словно сходит с ума, вместе с Плисецким. Внутри все начинает трепетать, а по телу растекается неизвестное ранее тепло. В животе чувствуется приятное томление. Он не понимает, глаза слегка прикрываются от столь дурманящего чувства, пусть и ненадолго.
[indent] Он не понимает, что произошло. Только недавно он видел перед собой маленького ежика, который не хотел подпускать его к себе. Видел перед собой стеснительного ученика, который не хотел отдаваться полностью своему тренеру, чтобы раскрыть то, что сидело внутри него. Теперь же перед ним был чувственный и нежный Юрио, которым овладели эмоции, вырываясь ураганом и снося весь здравый смысл его тренера.
[indent] Когда неожиданный поступок Плисецкого оборвался, Никифоров лишь распахнул глаза. В воздухе повисла тишина. Внутри продолжало все переворачиваться, а сердце колотилось так, словно готово пробить грудную клетку и выпрыгнуть. Его мир встал с ног на голову, а мысли утопали в густом тумане. Он был похож на куклу, которая не имеет чувств и эмоций. Нет, не то, чтобы он ничего не испытывал, он просто не знал, что именно ему нужно испытать. Злость? Ненависть? Или наоборот… Радость? Счастье? Что именно?

[indent] Любовь – сильнейшее чувство, которым Виктор был пропитан насквозь. У него и правда, были эти чувства к другим людям. К кому-то сильнее, к кому-то слабее, но он никогда не думал, какой уровень ее он испытывал к Плисецкому. С Кацуки было все проще. Он тот, кто мог выражать свои чувства, не скрывал и не стеснялся, поэтому Никифоров всегда знал, что именно и как можно ответить на них. В случае с Плисецким было намного сложнее, но после этого…
[indent] Он вспомнил все моменты, проведенные вместе с Юрио. Он и не подозревал, что фигурист может что-то подобное испытывать к нему. Всегда грубый, дерзкий, никогда и слова хорошего в его сторону не скажет. Виктор знал, что он плохо выражает свои чувства и может скрывать все внутри себя.
[indent] Значит, он уже давно… хотел… это сделать?
[indent] Эта мысль вырывалась сама собой, отчего Никифоров почувствовал, как по щеке стекает холодная слеза. Его словно пробило, ведь он помнит, как все время сравнивал Юрио с Юри. Наверное, ему было неприятно слышать это. Интересно, он ревновал? А если да, то как? Неужели… по-настоящему, а не как тренера?
[indent] Почему-то Виктор просто не может остановиться. Он даже не знает от счастья это или от сожаления. Он даже в голове не может выразить мысли, что уж говорить об описании собственных чувств. Рот слегка приоткрывается, он хочет что-то сказать, но лишь ловит воздух в не состоянии произнести ни слова. Да, и что нужно говорить? Что можно сказать в этой ситуации?
[indent] Прошла минута. Сквозь тишину, Виктор слышит, как тикает секундная стрелка на настенных часах, он продолжает смотреть на Юрио, а после прикрывает глаза, притягивая ученика к себе. На лице проскальзывает нежная улыбка, а после Никифоров прижимает Плисецкого к себе, опускаясь губами к его уху.
[indent] -Скажи, - шепчет он фигуристу. – Кем ты хочешь, чтобы я был для тебя?
[indent] Этот вопрос он уже задавал ранее только не Юрио. Он хочет услышать ответ, чтобы между ними больше было никаких преград и стен. Он хочет знать, чтобы стать для него тем, кем он считает нужным… Чтобы стать для него самым важным… Однако кем именно, он хочет, чтобы Никифоров был для него?...

+1

18

Плисецкий ждет. Он просто молча ждет ответа. Или каких-то действий. Он не слышит музыки, которая играет по телевизору, он не слышит звука тикающих часов. На телефон пришло какое-то оповещение, но Юрио не видит и не слышит сейчас даже этого. Все его внимание заострено на Викторе. Блондин начинал злиться. Ему не нравилось, что Никифоров молчит. Ему не нравилась эта напряженность и вся неловкость ситуации. Зря он так поступил. Не нужно было этого делать. О каких чувствах, о какой любви можно было говорить, если он обменялся кольцами с Кацуки... Тут и дураку все было понятно. От злости и досады руки Плисецкого сжались в кулаки. Его бесило это гребанное молчание. Юрио сверлил своими зелеными глазами Виктора. Конечно, каждый растеряется после такого совершенно непредсказуемого поступка со стороны Плисецкого, но разве не сам Никифоров обучал его удивлять своих зрителей. Вот, пожалуйста, он смог удивить своего бывшего тренера. Господи, ну сколько можно молчать?! Пожалуйста ответь, скажи мне что-нибудь. Не молчи. Иначе я сейчас просто сойду с ума... Парню казалось, что прошла целая вечность. Время будто остановилось. Все происходило слишком долго. Невыносимо долго.

- Сколько можно молчать?! - Юрио думал, что с каждой секундой его голос сорвется на крик, но нет, даже сейчас он задавал свои вопросы спокойно, но чувствуя как ногти на руках все сильнее впиваются в кожу ладоней. - Пожалуйста не молчи. Ответь мне что-нибудь. Я не вынесу больше этого молчания. Парень чувствовал как его начинало трясти от неизвестности. Казалось, что у него начинается лихорадка. Даже кот, почувствовав напряжение от своего хозяина, спрыгнул с его коленей и отправился обратно на кухню. Он видел как меняется выражение лица Виктора. Видел как по его щеке стекает слеза. Видел его удивление и неужели? понимание того, что сейчас здесь происходит. На его лице проступает мягкая улыбка. Он обнимает Плисецкого и наклоняется к его уху. Юрио чувствует его теплое дыхание и сейчас ему кажется, что оно обжигает. Его будто ударило изнутри небольшим разрядом электрического тока, он снова вновь оцепенел. Снова аромат парфюма ударил в голову. Хотелось забыть обо всем, уткнуться носом в шею Никифорова и просто вдыхать этот аромат. Нужно было правильно ответить на вопрос. Блондин не хотел испортить все в очередной раз своей излишней грубостью. - Для меня ты больше, чем тренер, учитель или друг, Виктор... намного больше... здесь более важно, кем я являюсь для тебя...

+1


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » покажи мне свое агапе