о проекте персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищете хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• renji
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.
• byakuya
связь лс
капитан, нет не очевидность, но назидательный взгляд и тяжелый банкай, потому порядок должен быть в администрации.

автор недели //TAURIEL
Равноценный обмен она понимала иначе чем алхимики, пусть очень схоже. Для нее он звучал иначе — на каждое действие есть свое противодействие. Вот что для нее значил этот обмен. У любого решения есть свои последствия, есть свои слабые и сильные стороны. Выбирая что-то одно, ты теряешь другое, и должен смириться со своим выбором, принять его и идти дальше, помня о нем, но не останавливаясь, приняв его...Читать

эпизод недели //WRONG DESIRES
Кто сказал, что мстительная душа, которая и родилась-то только для того, чтобы сжечь Францию (не получилось, но получится ещё — временных линий слишком много, чтобы отчаиваться), должна обладать терпением святой, с которой её по какому-то недоразумению связывают? Кто сказал, что она обязана проникнуться любовью к тому, благодаря кому она здесь? Когда её воплощали в мирах, Жанна всегда вела себя, как дикая кошка — выпускала когти при попытке к ней прикоснуться, но упрямо следовала...Читать

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста — выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да — это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни — накатим за его здоровье!

Hinamori Momo: Итак, я живу на Юни уже год. Может, больше, может, меньше — не суть. Просто мне хочется в который раз сказать, что этот форум стал для меня домом в первые же дни регистрации, и ничего не изменилось. На Юни действительно хочется заходить, хочется активничать там, вдохновляться играми и соигроками, брать твинков и наслаждаться жизнью. На Юни царит очень дружелюбная и приятная атмосфера, все люди там — добрые, все готовы общаться и играть, все — интересные и хорошие игроки, однако я не могу сказать, что на Юни собралась компания в том смысле, что других в нее не пускают. Согласитесь, бывает такое, когда сбивается основной костяк игроков и в этот коллектив трудно влиться новичку. На Юни этого нет! Вот правда, новенькие игроки легко смогут вписаться в компанию старожилов — вам тут и кофеньяка нальют, и пирожками угостят, и в игру затащат с порога. Отдельно хочу отметить работу администрации, которая действительно заботится об игроках и удобстве их обитания на форуме — я еще ни разу не встречала такой дружный, добрый, теплый и ответственный коллектив АМС, за что им огромная благодарность. За этот год я ни разу не усомнилась в том, что Юнирол — мой любимый форум среди всех остальных. Я рада, что стала частью этого чудесного места и знаю, что меня, как и всех остальных, там любят и ждут. "Дом никогда не бросает тех, кто взял и однажды поверил в Дом".

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения — тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями — ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь — и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно — держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Lara Croft: Я не умею писать большие отзывы и рецензии, каюсь, грешен. Но поделиться своими впечатлениями и эмоциями от этого проекта все же хотелось бы, скорее даже для себя, чем для кого-то. Это замечательный форум. Почему? Потому что он вернул меня обратно к ролевой жизни, куда я уже и не надеялась было вернуться никогда. На самом деле до Юни у меня все было сложно — то ли мне, как плохому танцору, все время казалось что форумы были какие-то не такие, то соигроки оказывались факапщиками, то ли я сам нигде не мог свою задницу пристроить ровно, потому что в ней торчало шило размером со шпиль Эмпайр-Стейт-Билдинг. Но после перерыва почти в год, когда я ограничился лишь написанием анкет и ливанием с форумов, попасть на Юни было просто чудом. Почему? А черт его знает, с первого взгляда все казалось таким же, как на других кроссоверах до этого, коих я сменила… по-моему, все, что есть в рунете. Все дело в людях. Скажу честно — они разные. Но в этом, наверное, и вся прелесть. Мне повезло найти на проекте человека, который стал моим хорошим другом. Даже двух таких людей, одного вообще в моем городе, так что кто знает — может и тот, кто прочитает мой отзыв, сможет потом найти себе доброго товарища на просторах Юни. Что же касается конкретно форума и что может быть интересно тому, что захочет присоединиться к проекту — форум живучий, развивающийся и очень активный. Народ играет и играет много, и не буду лукавить — сама я пишу в двадцать раз больше постов, чем писала до этого на своей ролевой памяти. Администрация честная, доброжелательная и отзывчивая. Флуд веселый и все, в принципе, относятся друг к другу хорошо без каких-либо подковерных войн. P.S. А нет, все-таки умею в простыни..))

Clara Oswald: Дорогие мои юнироловцы! В первую очередь команда АМС. Хочу в этом отзыве выразить свою огромную благодарность вам! Спасибо за то, что терпите меня, мои странные идеи, бесконечные смены ролей, уходы-приходы. Вы просто чудо! Вы самые терпеливые, понимающие и крутые! Я очень рада тому, что куда бы не заносил меня мой идиотизм, я все ровно возвращаюсь на Юни, потому что, видимо это судьба, и этот форум самый лучший. Не перестаю в этом убеждаться! Путь у вас всегда и все будет на высшем уровне!!! Отдельные приветы фандомам Волчонка и Доктора Кто, конечно же. Вы все чумовые ребята! Обожаю вас!!!

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » X-Files » Мечи мои и щиты [Sherlock BBC]


Мечи мои и щиты [Sherlock BBC]

Сообщений 31 страница 34 из 34

1

господи!
ну зачем же честно так
смотришь ты?
п а д а ю т
все из рук мечи мои
и щиты.

http://images.vfl.ru/ii/1510174009/f603db3a/19340537.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

Участники: James Moriarty and Sebastian Moran
Дата и место: зима 2008, Лондон

Время собирать камни, из которых сложена стена между Джимом и Мораном.

http://sf.uploads.ru/AQlGh.png

Отредактировано Sebastian Moran (2017-11-08 23:55:24)

+1

31

Можно ли привыкнуть к любовнику за одни сутки?
Прежде полковник видел босса очень разным. Чаще всего – прагматичным, собранным, застегнутым на все пуговицы и деловым, однако с искорками чего-то психопатичного, дозированными так, чтобы внушать легкий страх и уважение, но и не переигрывать. Поначалу он даже думал, что Мориарти в действительности сумасшедший… и не уверен был, что это точно не так. Тот менялся радикально, как будто другим человеком становясь – бывал домашним, когда лениво валялся на диване и выискивал в газете интересную статью, бывал капризным, как напяливший взрослое тело ребенок, бывал полностью замкнутым, так что проще было оставить его в покое, чем добиться ответ даже на самый простой вопрос.
Теперь открылась новая сторона Джима. Он и до того доверял Морану, порой даже сильнее, чем Себастьян хотел, но теперь у доверии появилась другая плоскость: Джим не стеснялся его ни капли, не пытался скрывать или маскировать свои желания и эмоции, и отдавался всецело, без остатка. Моран не привык к такому. Он получал это доверие, но не знал, что с ним делать, как на него реагировать, потому немножко пугался – слишком много для него одного. Да и не игра ли это? Актерские способности Джима Мориарти – притча во языцех, и кто знает, когда он настоящий, а когда притворяется?.. Моран, как преданный подчиненный и партнер, априори верил Джиму, пока не доказано было обратное, был на его стороне, и потому вчера и сегодня он не позволял себе никаких сомнений. Он, скорее не мог привыкнуть.
Не странно. У Джима прежде не было любовников-мужчин. Не было таких развратных, распущенных, таких горячих, незакомплексованных… Нет, он даже не мог подобрать правильного слова для того, чтобы описать Джима, просто восхищался тем, что он знает свои желания, тем, как держит все под своим контролем даже тогда, когда, казалось бы, главным должен быть Моран.
«Ничего», - подумал он, когда смотрел на руку Джима у себя на члене. – «За лидерство мы еще повоюем».
- Другие задницы меня не интересуют, - сообщил полковник, и это было правдой.
Мужчины его не интересовали ни сзади, ни спереди. Джим был исключением, и Моран как будто позволил себе это – прежде никогда его не привлекали ни юноши, ни ровесники, и сейчас он тоже понимал, что чужое мужское тело, пусть и очень красивое, не вызывает в нем никакого отклика. Даже тело Джима, само по себе, без него самого. Тут секрет крылся не в красоте, не во внешности, а в том, как Мориарти вел себя, что он делал и говорил – он словно заставлял себя хотеть, а у Морана не было такого щита, который помог бы справиться с этой манипуляцией.
В конечном счете ему и справляться не хотелось.
В особенности сейчас, когда Джим подставлялся, будто заправская шлюха, когда трогал себя пальцами и просил – не словами, а самим своим телом, позой, глазами, скользящим по губам языком… Моран на миг зажмурился, потом провел ладонями по заднице Джима, отнял его руку, вернув к стене, напротив другой ладони – ему не требовалась подготовка, ночь получилась довольно активная, а еще Себастьян думал, что от легкой боли Джиму только лучше будет. Было в нем что-то, указывающее на это – то ли последние слова, то ли что другое, точно и не скажешь.
Полковник толкнулся в него резко и сразу, одной рукой держа за бедро, а другую прижав к спине на тот случай, если Джим решит разогнуться. Тот пока к этому не стремился, и Моран начал двигаться, совершенно забыв о том, где они находятся и что снаружи есть люди, а место это вовсе не предназначено для секса. Ему сразу стало жарко, он ускорился, сжал Мориарти в руках сильнее, и, услышав его стон, потянулся вперед. Ладонь легла поперек его рта, крепко прижалась, и Моран выдохнул:
- Тихо.
Коротко, отрывисто – приказ, и полковнику приказывать понравилось. Это возбуждало его так же сильно, как секс: власть над боссом, возможность побыть главным, пусть и только во время секса. Или наоборот – в особенности во время секса.
Моран приподнял голову Джима, запрокидывая ее назад, почувствовал влажный язык на своих пальцах, но ни на миллиметр их не сдвинув. Наклонившись к уху Джима, и поменяв темп движений на медленный с короткой амплитудой, Себастьян сказал:
- Там люди вокруг. Постарайся соблюдать тишину, босс. А еще посмотри направо.
Он помог Джиму, чуть повернув его голову, и теперь тоже смотрел туда – в зеркало, отражавшее их обоих в профиль. От того, как выглядела поза, от того, что полковник увидел со стороны и себя, и Джима, его обдало новой волной жара, и даже пришлось глаза прикрыть, чтобы с собой справиться – он вполне мог накинуться на Мориарти с такой страстью и таким порывом, что тишины бы точно не случилось.
Медленно и длинно выдохнув, Себастьян возобновил движения, входя в податливое горячее тело, ловя реакцию Джима, которую тут умудрялся выдавать даже с закрытым ртом, и чем дольше это безумие происходило, тем яснее полковник осознавал – он попался, и попался конкретно. Хуже, наверное, чем в ту тюрьму, из которой Джим его и вытащил.
Его собственные стоны получались короткие, глухие, полные желания и кайфа; светлая кожа Джима покрывалась следами царапин, а может быть и укусов – под одеждой этого было не видно, но полковник не сдерживал себя. Пару раз кто-то даже стучал в дверь, аккуратно и деликатно, но Моран вначале неприветливо рявкнул, а потом вовсе проигнорировал – плевать ему было сейчас на других людей, как и на то, что они с Джимом сейчас нарушают закон.
И в конце, когда полковник кончил и прижал Джима к стене всем своим весом, он подумал, что не прочь был бы нарушить его еще раз.

Потом Себастьяну было по-странному легко, все тело чуть гудело, но не от усталости, а скорее из-за благодарности. Он, пока Джим приводил себя в порядок, выглянул из примерочной и заверил взволнованного консультанта в том, что все в порядке, сообщил, что нужно еще немного времени. Закрылся снова, потом глянул на те вещи, которые были теперь кое-как разбросаны: мерить их все еще не хотелось, но полковник умел выполнять обещания, потому решил взяться за это дело немедленно, только вытерев себя и руки салфетками.
Натягивая брюки, к которым не испытывал большой симпатии, он сказал:
- Если так будет каждый раз, я могу ходить в магазин чаще. Может быть, даже каждый месяц. Но нужно постараться не получить запрет на посещение таких мест… Не помню, какая это статья закона.
Он надел рубашку и пиджак, на который показал Джим, потом надел все по-другому, и опять другие вещи, и хотя несколько раз ему определенно хотелось сбежать из этой примерочной, Моран этого не сделал, помня свое слово. В конце концов они даже выбрали подходящие вещи, и полковник, поняв, что это значит – больше никаких бутиков! – повеселел.
Только у кассы случилась заминка: он увидел, как Джим не ведя и бровью достает свою банковскую карту, и перехватил его руку, разворачивая Мориарти к себе. Карту он вынул из его пальцев другой рукой, а левую все еще не отпускал – казалось, что так Джим будет слушать его внимательнее.
- Послушай, босс, ты не будешь платить за мои вещи, ладно? Я благодаря тебе и сам неплохо зарабатываю, так что ты пока постой в сторонке и не лезь.
Полковник предполагал, что сумма покупки порядком удивит его, но… никто за него никогда не платил. Для него это было чем-то не вполне правильным, отчасти даже унизительным, а с учетом того, что между ними с Джимом теперь секс, выходило совсем претенциозно.

+1

32

Другие задницы меня не интересуют.
Джим тихо засмеялся: ему польстили эти слова, подтверждающие, что он – исключение из правил. Это была не просто жажда секса, Моран хотел именно его, Джеймса Мориарти, без ненужных уточнений. Подобное отчасти казалось Мориарти странным: Себастьян хотел его, потому что он Джим, а Джим хотел его не потому, что он Моран, а потому… Или именно по этой причине? Ведь именно Себастьян подходил под весь тот спектр желаний, который составлял Мориарти. Именно он был и надёжным, и сильным, и привлекательным, и диким, и верным. Словно весь калейдоскоп желаемого сошёлся в этом мужчине. 
И в итоге Джиму нравилось всё: жажда полковника, то, как он отстранил его руку, возвращая её на стену, то, как занял такую позу, чтобы нельзя было разогнуться, то, как прикасался и торопился. Мориарти, прикрыв глаза, плавился от всех этих действий, представляя себя в чужом плену. Впрочем, так оно и было: вряд ли полковник позволил бы ему сбежать.
Сильный толчок вызвал вскрик удовольствия и боли. Моран не рассчитал (или рассчитал?) силу, но в итоге Мориарти понравилось: его тело тут же отозвалось дрожью возбуждения. Раньше он только думал о том, что было бы круто попробовать такой секс, когда партнёр вторгается, не думая о его комфорте. Чтобы было грубо, страстно, даже больно. А в итоге никого вообще к себе не подпускал. Кроме Морана.
И ощущениями Мориарти был очень доволен.
Внезапно на рот легла чужая рука и послышался приказ:
Тихо.
Мориарти нахмурился и возмущенно замычал, не понимая, как снайпер посмел так уничижительно поступить с ним, но сделал это скорее для проформы и из вредности. Потому что на самом деле ему понравилось. Понравился приказ, понравилась попытка перехватить лидерство, и в целом это было потрясающе, возбуждало, как ничто другое. В сочетании с сильными краткими толчками, пробивающими его, подобное задевало что-то внутри, вызывая истому и жар внизу живота. Вот дьявол, Мориарти хотел силы и власти любовника.
Прищурившись, Джим скользнул юрким языком по чужим пальцам, начиная играть только по своим правилам, когда полковник приподнял его голову и, сменив темп, прошептал:
— Там люди вокруг. Постарайся соблюдать тишину, босс. А еще посмотри направо.
Мориарти сморгнул влагу на глазах и послушно повернул голову, видя, что оба они прекрасно отражаются в зеркале. Джим вздрогнул от этого зрелища, сильнее сжал ягодицы и вспыхнул краской. Секс сексом, но он впервые видел себя под другим мужчиной. Наклонённым к нему и покорно отставившим зад. Сознание повело. Мориарти прогнулся ещё сильнее, чтобы выглядеть красиво, и Морану этого хватило.
Его медленные, тягучие толчки сводили Джима с ума. Мориарти метался, кусал до боли и крови его пальцы, требуя большего. В ушах гудело, и где-то вдалеке он слышал, что кто-то стучится к ним, но молчал. Джим мог думать только об удовольствии, о нереальном кайфе и о тихих стонах партнёра. Как же было хорошо!.. Мориарти не понимал, как Моран умудрился не найти себе бабу. С его членом любая была бы его. А уж его военной пенсией и новой зарплатой… Впрочем, хорошо, что Джиму не пришлось убивать пару мешающих шалав.
Финальные толчки были самые мучительные. Джим старался сдержаться, но не смог и кончил раньше, поддавшись волнам потрясающего оргазма. Моран ещё двигался в нём, теперь было больнее, но ощущения брали своей новизной. Чтобы прийти в себя после секса, Мориарти потребовалось несколько минут. Потом он привёл себя в порядок, обрадовался, что на брюках и пиджаке нет следов спермы, и пригладил волосы.
Если так будет каждый раз, я могу ходить в магазин чаще. Может быть, даже каждый месяц. Но нужно постараться не получить запрет на посещение таких мест… Не помню, какая это статья закона.
Не волнуйся, это уже моя область воздействия, – Джим глянул на Морана через отражение зеркала. Он улыбнулся, снова польщённый тем, что нравится любовнику настолько, что тот не против повторить такой экстрим. – Будешь хорошо себя вести, тигр, и получишь от папочки награду. А пока что примерка, живо! Нет, стоп! Оставь пиджак, не тот цвет.
Джим подозвал консультанта и попросил того подобрать им другой костюм.
Плечи такие же, – пояснил Мориарти. – А вот в талии поменьше, а то этот откровенно велик. Нужно, чтобы руки были не скованны в движении, то есть вот эти швы свободные. Цвет… хотелось бы чего-то менее строго. А также вот такой кардиган сел шикарно, но цвет…
Могу предложить нужный костюм, – оживился консультант, чуя, что запахло деньгами. – Тёмный, но не чёрный, не серый и не синий.
Идеально, – кивнул Джим. – Под костюм подберите тёмные, можно чёрные рубашки, и не под пиджак – синие. Но благородного синего цвета, светлее, темнее, все покажите.
Когда всё подобрали, Мориарти остался доволен. Он триумфально улыбнулся и гордо прошествовал к кассе, всё ещё держа в сознании шикарный образ своего любовника. Морану шло всё: он был бессовестно хорош. Джим уже представлял, как будет любоваться им при выходе в свет.
Только у кассы, стоило Мориарти достать карту, случился очередной эксцесс. Себастьян перехватил его руку и развернул к себе, точно непослушного ребёнка. Джим откровенно удивлённо вскинул брови, не понимая, за что его отчитывают.
Послушай, босс, ты не будешь платить за мои вещи, ладно? Я благодаря тебе и сам неплохо зарабатываю, так что ты пока постой в сторонке и не лезь.
Почему?.. – растерялся Джим и дёрнул руку. – Что в этом плохого?
Стоя лицом к Морану, смотря на его серьёзное лицо после умопомрачительного секса и идеально подобранных вещей, Джим ощущал себя… виноватым. Словно он опять сделал что-то не так. Весь день Себастьян, как ребёнок, демонстрировал недовольство, а сейчас прилюдно хватал его, как свою собственность и отчитывал. Одно дело – наедине, дома, без свидетелей. Другое – на людях и без причины. Вот почему Мориарти долгое время искал не мужчину, а сопливых пацанов. Те не пытались унижать его и не выставляли виноватым. Моран же весь день демонстрировал свою усталость. Посмотрите, как затаскал его Джим. Посмотрите, как заездил.
Обида подкатила к горлу, и Джим напряжённо выдохнул.
Знаешь что… – тихо ответил он, вывернув руку. – Я целый день терплю твои капризы. Я стараюсь, но всё постоянно не так. Ищу для тебя лучшие вещи, красивые, чтобы в твоём гардеробе было хоть какое-то разнообразие, спрашиваю мнение, хочу, чтобы тебе понравилось в итоге, а ты нос воротишь! И только что мы с тобой там… А теперь ты хватаешь меня… Да я просто хотел сделать тебе приятно! Это называется подарок. В винтовках я, знаешь ли, не разбираюсь, а вот в шмотках очень даже. Я уже не знаю, как тебя порадовать! Как сделать, чтобы эта скорбная усталость с примесью извечного недовольства сошла с лица, словно тебя измучили уже все! Знаешь что? Делай, как пожелаешь. Покупай, не покупай, мне плевать. Все твои шмотки я верну. Мы, наверное, слишком разные.
Развернувшись, Джим гордо покинул бутик, с трудом сдерживая дрожь обиды и злости. Он был разозлён так, что подумывал к херам взорвать любой торговый центр ближе к самым людным местам Лондона. Но в итоге Мориарти сел за дальний столик одного из небольших кафетериев (престижных, конечно же) и заказал двойной эспрессо, чтобы хоть немного успокоиться. Домой не хотелось, хотя он уже отложил работу на сутки. Впрочем, связь всегда была при нём, и Мориарти достал телефон, проверяя почту.
Он был как раз в настроении посоветовать новым клиентам взять ружья и расстрелять недоброжелателей. Безо всяких тонких и интересных планов.

+1

33

Морану следовало понять еще с первого вопроса Джима, по его голосу, что все пошло не совсем так, как им обоим хотелось бы. Полковник почему-то решил, что желанием заплатить Джим выражает свой статус, и подумал, что это может в глаза окружающих поставить Себастьяна заметно ниже, а ему этого не хотелось. В тот момент он и не понимал, почему для него вообще важно то, что могут подумать о них окружающие. В конце концов, они только что трахались в третьей примерочной, и вряд ли для сотрудников бутика это оставалось тайной!..
Но Себастьян не был силен в тонкостях межличностным отношений, а близость с Мориарти все еще не давала ему рассуждать здраво. Он отпустил руку Джима, но не сделал ничего, чтобы объяснить свою позицию или слова, чтобы дать ему понять, как все выглядит с его стороны. Они еще могли решить этот вопрос полюбовно, без ссор и обиды, но только если бы полковник соображал быстрее, а Мориарти не воспринимал все происходящее на свой счет.
Монолог босса Моран выслушал молча. Каждая его фраза словно укором становилась за плечами полковника, начинала на них давить. Он осознавал правоту Джима, осознавал и то, что сам просто не понял, с каким подходом Джим все это делал. Моран думал, что прав он, потому что… ну как же иначе? Он ведь все отлично понимает, взрослый же мужчина, однако в реальности оказалось, что все совсем не так однозначно, как можно было подумать. Полковник ощутил себя виноватым, и это чувство было настолько новым для него, настолько чужим… Еще ни разу с того самого момента, как между Себастьяном и Джимом возникла взаимная симпатия, он такого не испытывал, а, следовательно, и понятия не имел, как же должен себя вести. Джим уходил, и Моран только и мог что смотреть ему вслед, судорожно пытаясь решить проблему и хоть немного понять, что ему делать.
- Простите, мистер… - консультант довольно вежливо привлекла его внимание, и полковник медленно обернулся обратно. Все вещи были уже заботливо уложены в фирменные бумажные пакеты, а лицо девушки по ту сторону стойки выражало легкое сомнение в том, что Себастьян действительно мог заплатить.
- Да, секунду, - полковник достал свою карту (вовсе не золотую), подождал, пока все будет готово, а потом написал на листе фирменного бланка адрес, по которому все купленное нужно было привезти. Удобно в дорогих бутиках, даже руки на выходе остаются свободными, все тут делают за тебя.
Выйдя на улицу, Себастьян не заметил Джима нигде. Никаких машин поблизости не было, не стоял он рядом и не рассматривал витрины напротив. Улица была людной, и найти тут Мориарти было бы чертовски трудно. Моран попытался позвонить, но Джим отбил вызов почти моментально, и полковник воодушевился: это означало, что Джим по крайней мере держит телефон в руках. Скорее всего не движется, и либо едет в такси (что было бы худшим вариантом), либо нашел место, где остановиться или сесть.
Спустя почти десятиминутный обыск прилегающей к бутику территории, полковник нашел его сидящим за уединенно расположенным столиком в кафетерии, с крошечной чашкой кофе и телефоном – больше ничего не было. На миг замерев, Моран подумал, что Джим, должно быть, не зол, но очень огорчен и обижен, но он не уехал, а значит, была надежда на примирение.
- Джим, - не спрашивая разрешения, Себастьян сел напротив. Положил руки на стол, не пытаясь даже коснуться Мориарти – это был особый жест, способствовавший возникновению доверии, мол, смотри, в моих руках нет оружия, я не хочу причинить тебе вред. – Я… неправильно понял тебя. Пойми, никто до сих пор не пытался сделать мне приятно, или подарок такого рода, поэтому я не сориентировался и воспринял все иначе, так, как привык. Ты верно сказал – мы разные, я человек другого круга, и мы с тобой меньше суток как общаемся иначе, чем друзья или партнеры. Не думал же ты, что я моментально начну понимать тебя с полуслова?
Полковник удивлялся тому, как сам же и звучал – не резкие слова, осторожные предложения, словно он был хищником, подкрадывающимся к своей добыче все ближе и ближе. Правда, в отличие от любого хищника, Себастьян не хотел накинуться и разодрать собеседника в клочья. Все, что ему нужно было – это стереть это грустное выражение с лиц Мориарти, получить его улыбку. И все, и этого хватит. Рано или поздно они поймут друг друга, синхронизируются, как всегда бывает в любой команде. Моран, по крайней мере, готов был работать над этим.
- Я ценю то, что ты для меня сделал. Без тебя даже в лучшем бутике мира у меня бы ничего не вышло. Обязательно буду носить те вещи, вот увидишь, это было не зря.
Он говорил всерьез, это были не пустые обещания – впустую он и так никогда ничего не говорил. Потянувшись рукой вперед, полковник накрыл ладонь Джим своей рукой, погладил пальцами, в этой ласке выражая свои извинения и чувство вины, как будто предлагая Джиму отпустить ему грех.
- Мне нравятся не только винтовки, но и другие вещи тоже, - искренне глядя в лицо напротив, сообщил Моран. – Пойдем домой, закажем пиццу, и я тебе все о них расскажу.
Себастьян еще не был уверен, что Джим захочет иметь с ним сейчас дело – все же он порой бывал слишком обидчивым, - но если и нет, отступать он не собирался. Моран слишком упрям для того, чтоб вот тк просто отступиться и оставить Мориарти одного в кафе.

+1

34

Джим заметил Морана сразу, как только тот приблизился к полупрозрачному стеклу кафе. Мориарти не стал спросить, психовать, просить его уйти, считая, что сцены в магазине было достаточно. Он опустил взгляд, продолжая тыкать пальцем экран телефона, вовсе не возражая, чтобы полковник сел напротив. Моран всё же его охрана? Верный пёс. Вот и пусть работает.
И первые же слова Себастьяна заставали Джима смягчиться, а его сердце – откликнуться болью. Он впервые задумался о том, как всё мог воспринять Моран. Подумал, что Джим… покупает его? Бравирует статусом и деньгами. Глупость. Захотел бы унизить – сыграл более тонко. 
С одной стороны, Джиму нравилось, что мужчина, с которым он теперь намеревался делить постель и проводить время вне работы, не зарился на его кошелёк и статус. Мориарти мог назвать подобное долгожданной встречей: впервые он встретил того, кто смотрел на него, как на человека, а не спонсора. В корысти Морана было не упрекнуть, в отличие от окружающих, и это был весомый плюс. Такой человек не продаётся, не покупается, но всё же Мориарти было обидно за сцену в магазине. Он уже жалел, что сорвался и так явно проявил свои эмоции, демонстрируя, возможно, излишнюю привязанность и симпатию. Хотя, разве Моран делал не то же самое?.. Он всё же пришёл сюда, к Джиму, говорил мягко, спокойно, словно хотел, на самом деле хотел помириться. Мориарти испытал волнение, когда понял, что… нравится полковнику. Он никогда никому просто так не нравился.
Я ценю то, что ты для меня сделал. Без тебя даже в лучшем бутике мира у меня бы ничего не вышло. Обязательно буду носить те вещи, вот увидишь, это было не зря.
Чужая рука накрыла ладонь, вызывая дрожь. Джим даже задержал дыхание от такой простой, но приятной нежности. Моран поглаживал его руку, прикасался, хотя могли увидеть, и Мориарти окончательно смягчился.
Мне нравятся не только винтовки, но и другие вещи тоже. Пойдем домой, закажем пиццу, и я тебе все о них расскажу.
Это обещание было интересным. Джим так и не поднял взгляд, смотря на экран телефона, но уже представлял, как они могут сидеть вечером и разговаривать. Просто разговаривать, о простых вещах. Ведь раньше они говорили только о делах, работе. Да, это Мориарти мог делать часами, но в его жизни никогда не было ничего человеческого. Простого.
Тогда я не верну твою одежду, – это было первое, что сказал Джим после паузы. – Получился потрясающий подарочный набор, тебе очень идут синие и чёрные цвета.
Он скользнул пальцем по экрану, а второй рукой словно случайно сжал руку полковника.
Мне написала женщина, – продолжил Джим. – Она изменяет мужу и хочет сбежать с любовником. А муж узнал, но сам он, как оказалось, имеет другую семью, только это ни на что не влияет, ведь у них брачный договор. Она хотела срочно избавиться от мужа или юридически что-то предъявить, но я был так зол… В общем, я посоветовал ей поставить вентилятор на полную мощь, включить газ, который будет направлять вентилятор. И как муж придёт, и чиркнуть зажигалкой в его сторону. Пламя полетит в него, он загорится, она спасается через заднюю дверь, дом взрывается. Я пошутил, вообще-то. Но, судя по его пламенным благодарностям, она решила это исполнить… Какие все дебилы! Денег за этот совет не видать, но вечерние экстренные новости меня порадуют. А про пиццу и твои интересы, – Джим привычно резко сменил тему. – Я не мо…
Его прервал звонок телефона. Джим глянул на часы и чертыхнулся, понимая, что совсем забыл про вечернюю встречу. Если очень поторопиться, то он успеет добраться до дома, побриться, уложить волосы, переодеться и доехать до клуба к началу одиннадцатого. Надо было спешить.
Закажи такси, – скомандовал Мориарти Морану и принял вызов. – Да, привет. Помню, конечно, просто я… да, хорошо. Да, сегодня в десять, могу задержаться ненадолго.
Подняв взгляд, Джим задержал его на Моране. Пойдем домой, закажем пиццу, и я тебе все о них расскажу. Почему сейчас это обещание казалось намного более заманчивым, чем вечер в клубе и парочка новых полезных связей? С каких пор Мориарти вообще стала привлекать какая-то дешёвая пицца (просто куча мусора на тесте!), бесполезные разговоры (а ему не всё ли равно, чем там интересуется Моран?), вечер с мужиком, который всегда под рукой и так.
Менять свои роскошные планы ради этого Джим не собирался.
Я не смогу сегодня, – внезапно сказал он звонящему, до конца не понимая и не веря, что говорит это. – Вспомнил про одно важное дело, прости. Ну и что, что ждут? Извинись за меня и всё. Слушай, я занятой человек, а не бездельник, как некоторые, у меня полно дел кроме этого всего, так что всё! Не звони!
Последние слова прозвучали истерично, но грозно. Джим скинул звонок и отключил телефон, всё ещё тяжело дыша после вспышки гнева. Он… он только что послал к херам всё ради вечера с… Мораном? И сранной пиццей (которой у него никогда не было), ради бесполезных разговоров (их тоже не было в его жизни), ради члена, который он может иметь каждый день?.. Нет. Ради возможности побыть с человеком, который в магазине отстранил его руку, не дав заплатить. Ради того, кто пришёл на помощь и был ранен, даже после месяца тишины и игнорирования. Ради того, кто принимал Джима со всеми его тараканами.
Всегда, с самого детства Мориарти бежал от людей, впрочем, как и они от него. И за все эти годы в нём выросло много страхов. Чужие прикосновения и слова причиняли физическую боль, чувства вводили в истерику, но жить в отдалении от всех было так невыносимо тяжело!.. Моран был не лучше других: такой же простой, такой же в чём-то ограниченный. Но помимо этого в нём было то, чего не было в других, а Джим просто не позволял, запрещал себе тянуться навстречу. Словно в мире вечной боли было лучше.
А ты правда расскажешь? – немного по-детски спросил Джим. – Просто у меня встреча сорвалась, я вечером свободен. И можно пиццу закажу я? Настоящую, итальянскую. На реально тонком тесте, которая только-только из печи. А пиво ты пьёшь? Это вообще можно пить? Я бы попробовал, но уже по твоему совету. И… Себастьян, ты вызвал такси? Тут холодно, хочу домой.
Джим ощущал нервозное волнение: он не хотел, чтобы полковник даже близко догадывался о его симпатии. Он пытался ругать себя за неправильный выбор и расстановку приоритетов, но не мог.
Потому что всё было правильно.

Отредактировано James Moriarty (2018-02-13 12:39:37)

+1


Вы здесь » uniROLE » X-Files » Мечи мои и щиты [Sherlock BBC]