о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая нужные хочу к вам акция unitime картотека твинков книга жертв uniклик банк деятельность форума

Белый пепел

Это, наверное, удивительно, но Гатсу было бы намного спокойнее, если бы он держал путь во Вританнис не в одиночку, а со всеми остальными. Нет, нельзя сказать, что время вытравило из него одиночку, превратив Черного Мечника в командного игрока... Читать

автор недели GELLERT GRINDELWALD

Геллерт, удовлетворенный сухим ответом, коснулся губами кончиков указательных пальцев и вновь поднял взгляд на главу департамента магического правопорядка. Тёмный волшебник видел, чего стоит Грейвсу сохранять самообладание и внешнюю непоколебимость. Читать дальше

uniROLE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » lied to me or savin' me?


lied to me or savin' me?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://78.media.tumblr.com/4caa20cd4af3029a2142c87e839c8440/tumblr_oyqodr6Z9t1vg1svoo2_540.gif
https://78.media.tumblr.com/da16d6c588e5d92a047a7f7566a177aa/tumblr_oyqodr6Z9t1vg1svoo3_540.gif

T H O R   A N D   L O K I

+1

2

Жизнь не всегда идеальна, но в большинстве случаев удается предугадать последствия своих решений, можно с уверенностью сказать, что действует связь между событиями после каждого обдуманного и принятого им решения, но сейчас громовержцу кажется, что где-то он серьезно просчитался. Тор никогда не считал себя мастером хитромудрых планов, все эти коварные ухищрения, тонкости и ораторское искусство было по части Локи, ему больше по душе было решать конфликты силой, и хоть Один преподал ему хороший жизненный урок, в этом мире были вещи, которые никогда не меняются.

При мыслях о Локи в душе зарождается очень нехорошее чувство, сначала это всего лишь небольшой комок темноты и раздражения, с привкусом горечи и долей разочарования, потом это отдается в висках болью, а в сердце печалью, забыть которую не даст даже крепленное вино. Его брат, его близкий человек, который свернул с дороги, а асгардец оказался недостаточно сильным и мудрым, чтобы вовремя заметить боль и тьму, съедающую сердце близкого человека. Сколько раз Тор предлагал ему помощь, протягивал руку и выказывал доверие и всепрощение, протягивал руку тогда, когда другие даже смотреть отказывались в сторону Трикстера. Но все это было попросту проигнорировано, жалостью ли он это воспринимал, или подвохом, кто же знает, но злого умысла громовержец против него не держал. Хотел его ненавидеть, возможно, и должен был бы, но у него не получалось. Сложно таить чувства, когда хочется их прокричать, сложно ненавидеть того, кого всем сердцем любил долгие годы...

Время шло, а пропасть между ними становилась все глубже, затягивала туда своими сетями и сеяла в сердце жажду отмщения. Одинсон мог простить Локи первую его ошибку, когда разозленный утайками Всеотца юнец задумал погубить ледяных великанов, который всю жизнь учили ненавидеть, которые были его настоящей семьей и легко от него отказались. Тор понимал его, прощал ему боль и отчаяние, но он-то ни в чем не был перед ним виноват, громовержец ничего не знал и искренне не понимал, чем мог заслужить подобное обращение со стороны мага. - Разве мы не росли вместе, разве я не любил тебя и не защищал от всех, кто пытался навредить тебе? - Наивный Тор, всепрощающий, глупый старший брат. Разве я недостаточно любил тебя, неужто тебе было всего мало? Но простить вторжение на излюбленную богом грома землю, асгардиец никак не мог. Их распри вышли за грани разумного, задевали другие миры, задевали чужие жизни и гибли люди. Тор поклялся защищать людей, поддерживать порядок в Девяти мирах и долгое время не мог поверить, что младший к этому причастен, однако факты упорно твердили свое. Его брат не только не погиб, но вознамерился стать царем над людьми. - Кто тот царь, что тобою правит? - Локи был умен и хитер, в своей злобе и жажде мести крайне опасен, но даже ему принцу в изгнании не удалось бы совершить такое в одиночку, злость как рукой сняло, а осознание того, то брат в ловушке врезалось в сознание. - Локи, почему ты не послушал меня, почему не вернулся ко мне, когда я тебя просил... - Его наказание, заточение - рвет Тору сердце, но он соглашается с отцом, что это самое малое, что трикстер заслужил. Громовержец не навещает его в темнице потому, что один лишь взгляд на брата разрушит все стены, возводимые внутри. - Не любить его, не верить, не поддаваться, если жизнь дорога. - И он следует этому правилу неустанно потому, что в любой момент следует ждать подвоха, удара под дых. Локи не сдается, он никогда не сдастся, а у Одинсона, честно говоря, уже закончились варианты. как донести до него простую истину. "Я тебя не ненавижу"

Асгард практически пал, он не знает, что случилось с его друзьями, Тор вновь потерял Локи и остался совершенно один. по крайней мере он так думал. Но его братец умеет удивлять своими эффектными появлениями, умеет прислуживаться и изворачиваться. - Умеет же выживать, паршивец. - Лафейсон в любимчиках Грандмастера, а он - бог и законный царь Асгарда - в цепях, постыдно обритый и оставленный сидеть в какой-то комнате в ожидании неизвестно чего. Обидно? Больно? Вкус разочарования саднит на губах, он снова попался, снова поверил, что у них есть шанс вдвоем против целого мира и новой угрозы. Ты ведь со мной? Ты меня не оставишь? - Когда Тору казалось. что он со всей своей силой и мощью не справится с ситуацией, он знал, что брат рядом, что он поможет и вместе они смогут все: разум и сила, это все закончилось давно, и нет ни единой возможности, что Локи поможет ему. Йотуна заботит лишь одна вещь в этом мире - он сам. - Поверить не могу, что я все эти годы так сильно заблуждался. - Он не спешит ему на помощь, не спешит поговорить с ним и хотя бы объясниться, дни тянутся вечностью в ожидании этого самого дня икс - поединка с их великим и могучим чемпионом. - Неужели тебе в самом деле настолько все равно, неужели от тебя ничего не осталось... - Сюрпризы случаются по несколько раз на дню, кажется, что и Тор Одинсон заслужил наконец свой сюрприз. Тот появляется бесшумно и неожиданно. Магия, черт возьми... - Опять твои фокусы. - Надежда в его глазах рассыпается на осколки вместе с воздухом, который оказывается на месте Локи. - В какие игры ты играешь со мной снова, что здесь происходит? - Тон непоколебимый, требует ответов. Я знаю, ты предашь меня вновь, но ничего поделать не могу, я снова играю и проигрываю не свою игру...

Отредактировано Thor Odinson (2017-11-08 14:00:15)

+2

3

Жизнь Локи можно было смело вышивать на полотне двумя разными тонами: светло-зеленым до происшествия с йотунами и багровыми тонами, наполненными местью, яростью и ненавистью. Локи вполне искренне возненавидел своего брата за то, что тот должен занять трон. Глупо. Сейчас, оглядываясь назад, он понимал, насколько глупо себя вел. Он мог составить план, который бы прослужил ему на долгие годы, многоходовую стратегию, но вместо этого повел себя как капризный ребенок. Попытался убить Одина и Тора, оказавшегося совсем не братом. Локи всегда желал быть равным громовержцу, найти свое место подле него, но... Все было тщетно. Друзья брата насмехались над ним, а сам бог грома даже не замечал то, как больно ранит каждым небрежным словом свою... Тень. Да, пожалуй, именно тенью себя и чувствовал трикстер. Когда же брата сослали на Землю, в Мидгард и начал крутить шашни с тамошней девкой.. Тогда Локи почувствовал себя преданным. Он возненавидел Тора всем сердцем, и, казалось бы, уничтожил на корню все то, что раньше их связывало. Задавил в себе братскую преданность и пошел по головам к своей цели - к власти.

Падение в бездну навсегда запомнится ему, и постоянно будет являться в кошмарах. Нескончаемый сонм голосов, вопли, страдания, чьи-то мечты и цели - Бездна миров была ненасытна. Она выпила его боль, опустошила и кинула в новое пекло - к ногам Таноса. Для трикстера даже сейчас останется загадкой то, почему безумный титан его не убил сразу, а лишь пытал, ради своего удовольствия. Захлебывающийся в собственной крови асгардец - такое не каждый день увидишь.

http://78.media.tumblr.com/a672e0373b8fc033054bc4aa56cf8737/tumblr_onnad0qtn11uhgqeto7_r1_400.gif

Meticulous planning
Tenacity spanning
Decades of denial
Is simply why I'll
Be king undisputed
Respected, saluted
And seen for the wonder I am

Завоевание Мидгарда провалилось. Будь Локи в своем уме, он бы никогда не стал рушить то, чем хотел править. Закрывая глаза, каждый раз, он видел погибель всего сущего - Рагнарек. Перед глазами плясали языки пламени и предсмертные вопли множества народов. О, камень разума был жесток и коварен, и он же подвел Локи. Привел к заточению, не дал уберечь от гибели ту, что всегда была для него настоящей и любимой матерью. В этом всем Лафейсон винил брата - именно его девка дотронулась до эфира, именно он притащил ее в Асгард и хлопотал так, будто она была для него целым миром. Никогда еще так сильно бог лжи и обмана не ненавидел и Одина и его семью всем сердцем. Он так надеялся, что спустя годы, пролетевшие словно один миг, его сердце сделается безразличным ко всему, заледенеет подобно вечной мерзлоте Йотунхейма. И все же, снова и снова закрывая глаза, он видел погибель всего - Рагнарек, неотвратимо наступавший на пятки Асгарду. Не стоит скрывать - маг надеялся, что тогда, получив трон Одина, и отправив отца далеко далеко, он сможет, наконец, предотвратить грядущую погибель.

Но он ошибся опять. Закрытие границ мира ничего не дало. Помощь, которая шла к другим мирам, пропадала, солдаты гибли. День за днем все становилось настолько мрачным, что маг изо всех сил выбивался, дабы асгардцы не заметили предвестников беды. А потом явился Тор и все испортил. Как всегда! Дальнейшие события были настолько сумбурны, что казались дурным сном. Локи не предусмотрел то, что отец скоропостижно отойдет в Вальхаллу, что Хела, известная всему живому как погибель, заявит права на трон, и что их с братом вышвырнет на какую-то помойку с ненормальным любителем кровавых побоищ. Тора уволокли в темницу, едва только тот появился. Что ж, это было вовсе не удивительно, ибо   братец никогда не отличался хитростью и коварством, присущими самому Лафейсону. Перед Грандмастером приходилось разыгрывать настоящий спектакль, и смотреть на брата с презрением. Но смерть Одина что-то сломала в душе Локи и тот уже не видел причин той ненависти, что годами пожирала его разум. И теперь задача вытащить Тора из лап психа была практически невыполнимой. Особенно, если учесть, что его любимый чемпион слыл настоящим кровожадным монстром.

Локи долго приходилось выжидать, чтобы не вызвать подозрений, и в один из дней, слившихся в одну пеструю череду обрывков (честно, от ярких красок Скаара уже рябило в глазах), маг смог явиться к брату в виде иллюзии. Больнее всего видеть то, как надежда в глазах Тора угасает и сменяется чем-то похожим на легкий оттенок презрения. Локи лишь ухмыляется, привычная маска надета, она призвана скрыть от Тора разочарование.

- Вечно ты приплетаешь меня ко всему происходящему, братец. Грандмастер, хоть и псих, но имеет свой шарм. Если бы ты поумнел и не кричал направо-налево, что покрошишь всех подряд, быть может ты бы тоже заручился его доверием. Я слышал, что его чемпион настоящий монстр. А раз так... Я много денег поставил на твою смерть, Тор. Ты же меня не разочаруешь? - склоняет голову набок маг, пристально глядя на брата и ожидая привычной вспышки гнева того.

+2

4

С Локи нельзя просто так: идти прямо и никуда не сворачивая, с ним приходится держать ухо востро, но хуже всего то, что ты заблуждаешься, постоянно, считая его плохим, или же считая, что в нем уже давно нет ничего хорошего – по любому попадаешь впросак, складывается впечатление, что до последней минуты Лафейсон сам не знает, какую тактику предпринять и как вести свою игру. Тор же лишен всякой хитрости и коварства, привык идти сразу на пролом, попросту показывая, кто тут самый большой парень на ближайшие двадцать метров. Иногда его тактика срабатывала, а иногда получалось…так, как получилось с Грандмастером. Ну кто же знал, что правитель Скаара настолько псих, помешанный на хлебе и зрелищах. Его пленники, кто не был воином, те ими становились, чтобы попытать счастье и выменять свою свободу – самый желанный приз во всех гладиаторский боях. Одинсон не привык сдаваться, но и играть в игры, в которых не знает правил, ему самому уже давно осточертело, хватило брата с его извечными загадками.

В тот момент Локи казался ему скорее мучителем, чем спасителем. Приходилось признаться самому себе, что особой надежды на его помощь не стоило оставлять, трикстер не думает ни о ком другом, кроме как о себе любимом. А это, пожалуй, причиняло боль, заставляло почувствовать себя пустым местом в жизни младшего брата. – Если бы я знал, где допустил ошибку, Локи, я бы вернулся и все исправил. Но нет моей вины в том, не я отнял тебя у родителей, не я отнял у тебя любовь, я давал ее всеми допустимыми мне способами, видимо, этого попросту было мало. Но есть ли в тебе этот уровень «достаточно», когда твоя алчность испьет мои страдания до дна? – Его безмятежная улыбка злила, внешне брат выглядел прекрасно отдохнувшим, ни о чем не заботившимся, громовержец пребывал же в состоянии раздражения тонко граничившим с ослепительной яростью. Многого стоило себя сдерживать, но присутствие йотуна говорило лишь о том, что ему что-то нужно, ведь пришел же, издевается и мучает. Кто бы сомневался?

- Действительно, и с чего же я решил, что все беды на моем пути подстроены кем-то другим, и к данному происшествию наш святой бог правды и добродетели не имеет никакого отношения. – На губах появилась легкая улыбка, Тор легко поднялся на ноги и подошел ближе к брату. – Наверное, я действительно спутал тебя с кем-то другим. – Тор рассмеялся и обошел брата, подошел ближе и взглянул на простилавшийся внизу Скаар. – Недолго ты страдал, быстро выбился в его любимчики. В тебе всегда что-то такое было, ты умел договариваться… когда я заступался. Благодаря тебе наказания были слишком мягкими. – В голосе появился ком, громовержец шумно сглотнул, но легче от того не стало. Рука накрыла стекло, холодное на ощупь, можно было ощутить легкие нити под напряжением, готовые в любой момент долбануть током того, кто вознамерится отсюда бежать. – И ведь не так давно ты тут, Локи. Мне стоило у тебя многому научится в свое время. – Его губы тронула легкая улыбка, а воспоминания отвлекли от слов брата, которые Тор пропустил сперва мимо ушей. Внутри что-то защемило, а пред мысленным взором встали они: мальчишки, совсем еще дети, старший часто обнимал брата, когда тому было страшно, пересказывал ему истории, которые когда-то рассказывал отец и сказания, которыми баловала их Фригг. Стало невыносимо жаль будущего, которое разделило их: Тор хотел быть достойным, посвятил свое время на подвиги, не желая тратить его на младшего брата.

Прощение было глупо просить, слишком много между ними произошло, еще больше недосказаностей повисло в воздухе, и каждый из них считал себя выше того, чтобы начать этот разговор первым, прояснить все до конца. Слух режут его слова, в которых Одинсон чувствует усмешку и неприкрытое торжество. Ты так сильно хочешь моей смерти? Невысказанный вопрос, должно быть, слишком явно отразился на его лице, с ним так всегда происходит – Тор открытая книга, и его эмоции делятся лишь на четкие определения, как белое и черное, хорошее и плохое, он не умеет прятать свои чувства, хотя в сокрытии одного он успешно преуспел. Руки сжались в кулаки инстинктивно, да и будь трикстер сейчас рядом, он бы с удовольствием разбил бы это лицо, святящиеся торжеством и превосходством, но внутри все льдом окутывает горечь и разочарование, с каждой минутой разговора укрепляющееся внутри.
- Как я могу лишить тебя такого удовольствия, мой дорогой брат. Не убил сам, так хоть возрадуешься, если я погибну от чужой руки, твое сокровенное желание сбудется. – Он допустил ошибку и сразу же поспешил ее исправить, покачал головой и кивнул самому себе. – Нет, оно вряд ли такое уж сокровенное, куда мне до всего мира, ведь это тебе нужно – править всеми мирами, что по сравнению с этим смерть… даже и не брата. Ох, я надеюсь, это доставит тебе удовольствия. Пищи и зрелищ, да!! – Тор поднял обе руки в воздух и последнее попросту прорычал. – Мне плевать, как сильно ты ненавидишь меня, абсолютно плевать, о чем ты договорился с Грандмастером, но ты должен мне. Ты жив потому, что я слишком милосерден к тому, кто многочисленное количество раз пытался убить меня, а посему если я не выйду с арены живым, обещай мне, ты вернешься в Асгард и спасешь его от уничтожения, в конце концов это в твоих интересах. Кто хочет быть правителем ничего? – Одинсон посмотрел ему в глаза, ожидая ответа, он уповал на то, что в брате все еще осталась хоть капля чести, способная заставить его принять обещание и сдержать его. – О большем я тебя даже просить не смею, кто я такой. Способен на это, скажи. Можешь считать это моим посмертным желанием. – Он снова улыбнулся абсолютно спокойно и широко. Умирать не хотелось, да и здоровый эгоизм напоминал ему, что во всех Девяти мирах мало воинов способных тягаться с богом грома, но неизвестность таила в себе опасность, с которой так или иначе приходилось считаться.

+1

5

Локи молча выслушал брата, но, если честно, почти вполуха. Приходилось постоянно контролировать не только иллюзию но и самого себя - даже сейчас он не мог быть откровенным, потому что не был уверен, что комната не прослушивается. Грандмастер хитер, и этот соперник был достойным для той игры, что затеял Лафейсон. Смертельной, он не сомневался. Одно претило магу - взгляды, которые бросал на него чертов правитель. Ему понадобился месяц, чтобы втереться в доверие и понять, что если Грандмастерр положил на кого-то глаз, тот непременно окажется в его постели. Проклятый любитель оргий! Мужчина в пестром халате, размалеванный в дурацкие краски был хоть и отвратительным, гнилым человеком, но с ним приходилось считаться - быть расплавленным Локи совсем не хотелось. Но и оказаться в постели у извращенца - тоже. Приходилось вертеться как только можно, ускользать, исчезать и строить из себя всецело поддерживающего союзника.

- Что ж, власть над всеми мирами - весьма привлекательное желание, согласись, дорогой Тор. - голос Локи полон яда и в то же время тягуч, словно мед. - Однако я жажду видеть твое поражение. Впрочем, ты уже отдал мне трон сам, так что смысл брыкаться нынче?

Маг отворачивается и смотрит невидяще в стену, вспоминая все из драки, бои не на жизнь, а насмерть. Так хочется разбить лицо глупого брата, который никогда не видел дальше своего носа, который сначала бил прямо по больному, а после начинал свою шарманку о том, что "ой, Локи, я скорбел-тосковал!". Йотун раздраженно выдыхает и потирает лоб.

- Ты, милосерден? О, великий Бор, я не думал, что ты настолько слеп. Если бы я по-настоящему хотел тебя убить, как думаешь, я бы это не сделал? - он поворачивается и натыкается на пристальный взгляд Одинсона, и машинально отступает на шаг назад. Локи хочется рассказать ему о том, что сотворил с ним камень разума, и почти открывает рот, но все же передумывает. Тор опять не поймет, да и смысл распинаться сейчас, когда разговор зашел в тупик? - И все жа, да, я спасу Асгард. Как делал это до твоего представления с молотом, братец. Не думаешь, что я пытался защитить мир от Таноса, в то время, как Отец лишь видел угрозу в Хели? Не тебе меня судить. Я старался защитить этот мир, пока ты развлекался со своей ненаглядной Джейн. Удивительно, что она тебя бросила, не так ли? Бедный-бедный Тор, я бы посочувствовал, да вот беда - мне абсолютно плевать. Постарайся умереть позрелищней, ладно?

Он исчезает, и слышит, совсем тихий скрип ковра под дверью - шпионы Грандмастера наверняка довольны тем, что услышали. Локи бессильно откидывается в кресле и хмуро смотрит в ярко-красный потолок, всей душой ненавидя Скаар.

***

Еще пару раз Локи являлся брату в обличие иллюзии, и каждый раз они обменивались язвительными фразами. Пару раз он смотрел, возведя глаза к потолку, как Корг пытается огреть его дубиной и удивленно чешет каменный затылок, потому что ничего не выходит. У них тут что, собрание дураков на квадратный метр? И в то же время Локи пытался увиливать от Грандмастера. Организатор боев намекал, что Тору явно не поздоровится и это заставляло Локи нервничать. С одной стороны, потому что лишившись Одинсона, он лишится защиты, хоть и призрачной. А во вторых, что-то свербило в груди, там, где казалось бы лавным давно заледенело сердце. Локи устал играть, он просто хотел, наконец, чертового покоя. Ни Таноса, ни Хели, ни-ко-го.

В день, назначенный финальным боем, Локи решил явиться сам. Только вот ему не очень повезло - Грандмастер был в слишком хорошем расположении духа и его пальцы, неожиданно сильные, стиснули запястья пытавшегося улизнуть йотуна. Локи наклеил на лицо милейшую улыбочку и рванулся было из железной хватки, но тщетно. Правитель Скаара пообещал после боя устроить магу хорошее развлечение, отличную оргию, которая расслабит и снимет его напряжение. Сомнений не было - Грандмастер сам хотел поставить непокорного гостя на колени. А этого Локи позволить не мог. Кое-как отделавшись от него, маг поспешил в камеру к брату и приказал пропустить его. Едва только он ступил в помещение, ставшее привычным и знакомым за эту неделю, как сразу же наложил чары, мешающие подслушиванию. Кинув взгляд на свои руки, Лафейсон с досадой увидел красные следы от хватки безумца. Одернув рукав, он поднял глаза на подошедшего Тора и криво усмехнулся.

- Готовишься к бою, братец? Слышал, что чемпион, против которого тебя выставят, самый что ни на есть, настоящий зверь. Я...Я лишь пришел пожелать тебе удачи. После всего, что я тут наговорил, ты вряд ли поверишь в слова лжеца, однако, я верю в твою победу и верю в то, что ты выберешься отсюда.

А я под шумок убью Грандмастера и приберу Скаар к уркам, дабы никогда более не видеть проклятый Асгард. Надеюсь, здесь меня Таноса не достанет... Локи привычно вздрогнул, вспоминая все те пытки, которые проводили над ним Безумный Титан и Другой, дабы убедиться, что жалкий асгардец будет способен выдержать задание и не предать великого правителя Вселенной.

+1


Вы здесь » uniROLE » uniVERSION » lied to me or savin' me?