о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая нужные хочу к вам акция unitime картотека твинков книга жертв uniклик банк деятельность форума

Белый пепел

Это, наверное, удивительно, но Гатсу было бы намного спокойнее, если бы он держал путь во Вританнис не в одиночку, а со всеми остальными. Нет, нельзя сказать, что время вытравило из него одиночку, превратив Черного Мечника в командного игрока... Читать

автор недели GELLERT GRINDELWALD

Геллерт, удовлетворенный сухим ответом, коснулся губами кончиков указательных пальцев и вновь поднял взгляд на главу департамента магического правопорядка. Тёмный волшебник видел, чего стоит Грейвсу сохранять самообладание и внешнюю непоколебимость. Читать дальше

uniROLE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » X-Files » wasted


wasted

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

https://cdn-images-1.medium.com/max/1200/1*g2QoJDN_059T1INXZ_Ofug.gif
Poe Dameron & Ahsoka Tano
●   ●   ●   ●   ●   ●

ТАК КТО ЖЕ МЫ? ЖЕРТВЫ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ И СВОИХ ЖЕ ОШИБОК ДАЛЕКОГО ПРОШЛОГО? ТЮРЕМЩИКИ, ПРИГОВОРЕННЫЕ К ПОЖИЗНЕННЫМ СКИТАНИЯМ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ОПЛОШНОСТЕЙ? БЕСКОНЕЧНАЯ, БЕЗЖИЗНЕННАЯ ТРОПА, НЕ ДАЮЩАЯ РАСПУТИЙ И ШАНСОВ ВЫРВАТЬСЯ ЗА ЕЕ ПРЕДЕЛЫ. МЫ ПРОСТО ПРИВРАТНИКИ СУДЬБЫ, ПОСАЖЕННЫЕ НА ЦЕПЬ СОБСТВЕННЫМИ СТРАХАМИ, ОХРАНЯЮЩИЕ НИЧЕГО НЕ СТОЯЩИЙ МНИМЫЙ КОКОН. МЫ ПРОСТО ПСЫ. (c)

●   ●   ●   ●   ●   ●   ●   
32 пбя
забытая всеми тогрутскими и людскими богами планета

+1

2

Для разведки было достаточно одной машины и одного прыткого пилота. По не мог предложить ничего лучше, нежели сам он. Генералу Лее Органе ничего не оставалось, кроме как согласиться. Да и что поделаешь с человеком, когда он привык всюду лезть вперед? По во многом считал себя лучшим, пусть никогда и не говорил об этом вслух. Он, конечно, не был обучен наземной разведке, но ему казалось, что наземная там будет и не нужна, а если вдруг что-то случится, у него всегда будет поддержка и мобильная группа, готовая прыгнуть в гиперпространство по первому сигналу. В общем-то, с Сопротивлении уже были наработки на планы перехватов. Разве что у них не хватало людей, чтобы рисковать головами нескольких по такому пустяковому делу.

И не то, чтобы По считал предчувствия Органы пустяком, вовсе нет! Он верил в Силу, но не понимал, как она работает (да и не пытался понять, если честно). Поэтому просто доверился ее ощущениям. Она считала, что на затерянных координатах в системе Танд есть жизнь и, должно быть, что-то произошло. Но уже достаточно давно, чтобы услышать одни отголоски. Лея не была джедаем, но то, что она наследовала довольно внушительные способности от своих родственников и почти ничем не уступала Люку Скайуокеру, не сомневался никто в Сопротивлении. Тем не менее, ее просьба выглядела скорее личной, нежели каким-то приказом, каким-то армейским делом, требующим четкого протокола и ордера.
Она просто попросила По подумать об этом. И над тем, что можно с этим сделать. По подумал и пришел к решению, что сам исполнит просьбу генерала и сам предоставит ей рапорт в свободной, не письменной форме. Раз уж это просьба, а не даже какая-нибудь рекомендация.
Я думаю, что это важно, По - так сказала генерал Органа и потерла ладони, заломив пальцы. Она всегда делала так, когда волновалась.
Я обязательно разберусь с эти, - в ответ пообещал ей По и этим же вечером вылетел с базы. Координаты Лея написала ему сама, не выслала, а написала своей рукой на самой обыкновенной бумажке. Попытки пробить, что это за планета, у них не получилось. БиБи-8 утверждал, что никаких объектов в том секторе нет, выводил на карту одинокий, не пригодный для жизни Танд и пустое пространство вокруг него. Настолько большое, что туда могла бы вместиться еще одна звезда и, допустим, малая планета.
- Может у нас данные устарели? - Все могло случиться. - Пока не слетаем - не узнаем.

Пришлось сделать довольно большой крюк, потому что многие звездные трассы в этом секторе были заблокированы пиратами. Находились ли там еще пираты или нет, По на собственной шкуре проверять не хотел. Деффлекторы у него все-таки не бесконечные, а на хвосте нет ведомого, чтобы в случае чего сделать финт назад. На путь они потратили довольно много горючего, учитывая, что им еще назад лететь. И вряд ли там в этой пустоши есть хоть что-нибудь, что заправляет звездолеты.

Однако Дэмерон был приятно удивлен. Этому забытой системе было очень много лет, но во времена восстания тут кипела жизнь. Теперь Танд был практически заброшен, а из-за событий сороколетней давности, вовсе стерт с карт. Не Империей, вовсе нет, стерли данные повстанцы, а именно Альянс. Если еще точнее - разведка Альянса. И теперь по понимал почему.
Перед ним большим святящимся бутоном развернулось Кольцо Кафрены, гнилое, паршивое место, которое еще сорок лет назад пестрело разношерстной массой, а теперь так вообще, наверное, собрало под свой астероидный купол народ совершенно разных взглядов.
Лею Органу предчувствия не подвели, здесь, и правда, пахло чем-то не то интересным, не то опасным, не то интересно опасным.

Порт был открыт, посадку они произвели безо всяких осложнений. В таких местах всегда ценили приватность, не просто так это место раньше пользовалось у контрабандистов такой большой популярностью. Да и сейчас это немного напоминало Хаттскую Луну, если бы было немного побольше места было. Тем не менее и это умозаключение пришлось быстро опровергнуть.
За все годы стертых архивов про это место, и правда, позабыли все на свете. Внутри было полно заколоченных прилавков, на рынке работало с горем пополам полтора торговца. Один торговал запчастями, другой - проститутками. А в остальном Кольцо Кафрены было абсолютно пустым. В ангарах стояло несколько пыльных кораблей, одиноких и, насколько По мог судить по обшивке, давно растащенных на запчасти.
- Место заброшено, малыш - с долей прискорбия уведомил своего дроида По и оглянулся. В пустоте и захолустьях будет проще искать живые души, особенно те, которые здесь оказались по счастливой случайности. Не так много здесь было не занятых в мастерских или на рынках представителей самых разных рас, чтобы выцепить в звенящей пустоте скользящую за переулок фигуру.

Дэмерон, не думая, ринулся за тенью. Дроид, чистенький, новенький, на зависть тем, что стояли на прилавках и гнили, никем не купленные, быстро катился за хозяином.
Но если он мог так просто заметить этого кого-то, то и этот кто-то мог без труда заметить По.

+1

3

Это было похоже на вспышку взрыва, но вместо рвущего перепонки грохота Асока погрузилась в тишину. Пустую, обволакивающую, вакуумную. Вновь вступая в храм на Малакоре она надеялась найти ответы, но вместо этого нашла забвение, словно шагнув в пропасть. Она как будто умерла, но не совсем, продолжая слышать, видеть, чувствовать, существовать, но все это существование сузилось до игольного ушка, пропуская её сквозь призму пространства и времени. Когда она очнулась первый раз — увидела небо. Звездное, испещренное множеством сверкающих осколков, оно темным полотном опускалось все ниже и ниже, угрожая упасть окончательно и бесповоротно. Какая глупая смерть, — единственная мысль, которая проскочила в туманной голове, прежде чем глаза вновь закрылись. Солнце на этой планете не радует теплом — то, что Тано поняла во второе пробуждение. Лучи светила касались чумазого лица едва-едва согревая ледяную кожу. Во второй раз ей удалось приподняться и осмотреться, но резкая встряска сработала слишком очевидно — она просто потеряла сознание. Третий раз был более продуктивным. Тано  и поднялась на трясущиеся ноги, и огляделась, и даже добрела до скудного поселения, скромный контингент которого с недоверием смотрел в сторону пропащей тогруты. Чем пристальнее были взгляды, тем сильнее она ежилась, неуютно обхватив себя руками. Позже она заведет разговор с одним из местных торговцев. Позже узнает, где можно найти кров и пропитание. Позже найдет в заброшенном ангаре старую технику, приметив  для себя старый грузовой корабль, требующий куда меньше вложений, чем прочие — старьевщики и мусорщики постарались на славу.

Все тот же торговец — Пак, как он представился — называет ее блаженной, свалившейся с неба. В прямом и переносном смысле, но больше прямом. Его ответы на любые вопросы пропитаны сарказмом и иронией, а сам он не понимает, притворяется ли Асока или же и в правду с головой не дружит. Перед маленькими глазками до сих пор стоит дивная картина тогрутского удивления, стоит ему назвать год. Она смотрела на него и хлопала глаза, словно ребенок; и как после этого серьезно к ней относится? Больше поводов она не давала. Просила еду, воду и запчасти, выменивая все это на свои безделушки в виде нехитрых украшений. Бластер, что сошел за диковинный раритет, она загнала еще в  самом начале, пытаясь выведать хоть что-то из уст скользкого пройдохи, а теперь медленно и верно оставалась  ни с чем, посреди забытой богами планеты.

Вот, то что ты просила, — улыбка торговца была елейной, до зубного скрежета неприятной и он расплылся ею, стоило Тано появиться на пороге его давно запылившейся лавки. Кучка плат, микросхем и прочей, казалось бы, бесполезной, но такой нужной электроники ждала её на грязной столешнице. Стоило протянуть руку, как между вклинился Пак, продолжая мерзко улыбаться, — Деньги вперед, — недовольно рыкнув и еле сдержавшись, чтобы не отвесить старьевщику хорошего тумака для профилактики, Асока коснулась небольшой подвески на собственной шее и резко сдернула её, протягивая в скользкие ручонки. Пак, расплывшийся в удовольствии еще больше, попробовал «на зуб» крепкий металл и, подкинув в воздухе добычу, спрятал в карман. Тогрута же, споро сгребла все в холщовый мешок.

И зачем так стараться, — протянул торговец, заваливаясь на небольшой стул у входа. Вытянув кривые длинные ноги он с удовлетворением похрустел костями, не сводя взгляда с торопливой женщины, — Мое предложение все еще в силе, — если голосом можно было связывать — Паку не было бы равных, настолько тягуч и липок он был, — С меня место на корабле, с тебя… — хватанув  за край накидки полностью игнорирующую его Асоку, торговец попытался вывести ту на что-то большее, чем тихое хмыканье, но лишь злил своей привязчивостью, — Мы же знаем, у тебя есть то, что может меня заинтересовать, — она дернула рукой, высвобождаясь из чужих пальцев и снова едва удержала себя от рукоприкладства. Кто знает, сколько раз ей еще придется сюда заглянуть? Его горящий взгляд, устремленный на две металлические рукояти у нее на поясе,  в самую первую встречу, она хорошо помнит. И хорошо понимает, что он имеет в виду.

Нет.
Ты подумай.

Вот и попрощались. Асока накидывает на голову капюшон, оказываясь вне владений торговца и неприятственно ежится, наконец, избавляясь от неприятной компании. Одни и те же разговоры, один и тот же диалог вместо «до свидания». Он был настойчив, Тано упряма, но даже оказавшись загнанной в угол (в угол, мать его, 32 пбя!) она не собиралась падать так низко. Джедаем, может тогрута и не была, но в мечах заключалась её душа. Меч для послушника Силы значил куда больше, чем для старьевщика, которому кроме кредитов мало, что нужно. Так пусть лучше она подохнет на этой планете, но заберет их с собой, каким бы заманчивым не было предложение. И потом, она не знала куда лететь. Медленно, но верно приводя в годное состояние корабль, женщина тяготилась мыслью о своей неуместности, одновременно и, желая разобраться, и не желая избавлять от одиночества, так уже привычно легшего на душу. Здесь, средь пустынных равнин, было так комфортно утопать в собственной безысходности, что порой, она словно специально оттягивала ремонт и предавалась унынию. Храм на Малакоре ничто по сравнению с нашим внутренним миром. Мы сами убиваем себя.

Такая очевидная слежка для погруженной в собственные размышления тогруты стала очевидной не сразу. Она успела несколько раз свернуть с одной улочки на другую, проскользнуть мимо заброшенной лавки, снова повернуть — лишь тогда увидела, как позади мечется фигура. Пришлось юркнуть в переулок, чтобы убедиться в собственном понимании и исключить паранойю, но и здесь тень следовала по пятам, стараясь держаться чуть поодаль. Асока занервничала. До этого момента её персона не вызывала ни у кого интереса — мало ли какой сброд засел на дно, а тут — на тебе. Не ускоряя шаг и не делая лишних движений, стараясь ничем не выдать свое волнение, женщина прижалась к стене за ближайшим поворотом и стала ждать, урезонивая сбившееся от нервов дыхание. Давно с ней такого не было, уединение расслабляет и расхолаживает. Но не лишает должной реакции, ведь стоит из-за угла появиться «хвосту», как Тано цепляет того за руку и впечатывает в стену, тяжело наваливаясь следом. Сопровождающий человека — это был человек — дроид, тут же заходится в паническом увещевании, но она не обращает на это никакого внимания, выворачивая чужую руку, — Ты кто такой?

+1

4

Трудно искать то, о чем не имеешь ни малейшего представления, но об этом надо было подумать прежде, чем соглашаться на сомнительную авантюру генерала Органы. Дэмерон, в отличие от нее, Силой не обладал и в толпе людей нужного ему выцепить не мог. Он даже не знал, как это все действует. Но по руководствовался простыми правилами - на все свой случай. Вот сейчас случай выпал так, что тот, за кем он следовал почему-то начал от него уходить. Никому, с другой стороны, не понравится, когда за тобой по пятам идут, но ведь никто и не говорил о том, что он идет именно по пятам. Может вообще по своим делам той же дорогой.

Да, что ни говори, а Дэмерон - просто находка для шпиона. Разведчик от бога. Но он всегда мог отмахнуться и сказать, что учился летать, а не следить за людьми. Оставалось только надеяться, что после этой миссии он вернется на Ди'Куар живым и здоровым. Впрочем, По по жизни везло. Свезет и в этот раз. Главное, чтобы не по лицу свезло и ничего там на лице не свезло. Если понимаете, о чем речь...
По не ожидал, когда она схватила его. Нет, он думал, что когда-нибудь эта слежка закончится, но не так быстро и уж точно не на таких условиях. Обычно после подобных захватов от тебя остается только мокрое место. БиБи начал визжать, как раненная вомпа, а По машинально поднял одну руку вверх, другой выхватил бластер. Если он и обладал каким-то предчувствием, то оно сейчас сработало на "ура", а с оружием в руках и умирать не страшно...

Нет, он не был готов умереть за мимолетную прихоть генерала, как бы он генерала не уважал. Он был готов отдать свою жизнь за Сопротивление, да даже за Лею Органу, но исключительно героической смертью. Лучшего всего - взорваться в своем крестокрыле. Достойная пилота жизнь - окончить жизнь в своем корабле. Никак не приконченным во всеми забытом переулке. И никак не от руки... женщины? Перед ним определенно была женщина, хотя ее лицо и пол - последнее, что волновало По в тот момент. Сначала он подумал, сколько ему останется жить. Если бы она хотела его убить, давно бы атаковала, но нет, он был прижат, но все еще жив. Преступницы, готовые кого угодно прирезать ради пары кредитов ведут себя кардинально по-другому, да и, если честно, выглядят не так. Перед ним была немного чумазая, уставшая, пахнущая бензином и черти знает чем, но обыкновенная тогрута. Разве что слегка загнанная, как дворовая кошка.

- БиБи, перестань, - фыркнул По, когда дроид издевательски пытался атаковать незнакомку маленькими разрядами тонка. Это не причинило бы человеку в плюс-минус плотной одежде никакого вреда, а вот разозлить - разозлило бы. Пока По у нее под рукой лучше бы не играть у нее на нервах. А мирно, спокойно обо всем переговорить. Велик шанс, что По попросту ошибся и тогда можно прикинуться идиотом, учитывая тот факт, что выглядит он ничем не лучше идиота.
- Ловко вы меня заметили, - улыбнулся ей напряженно пилот. В любой ситуации он старался сохранять оптимизм. Врагу не сдается наш гордый сопротивленец. Тем не менее, можно было выдохнуть - она не узнала его. Это ни какой-нибудь агент Первого Ордена.

Только вот если агент Первого Ордена довольно предсказуем в подобных ситуациях, то бандит - нет. Надо было как-то быстро решать эту ситуацию и сбавить обороты. А пока По тщательно разглядывал ее лицо. Нет, он ее не знает. Определенно никогда не видел. И вряд ли она как-то связана с генералом Леей, иначе она бы наверняка обмолвилась...
Зря По согласился на это. Ох, зря.
Загнутая рука начинала ломить от боли. По поморщился. Он все еще мог ухитриться и выстрелить, но не хотел. Все незнакомцы причиняют боль по незнанию.
- Поосторожнее, - ворчал пилот, скребя стену щекой. - По Дэмерон, пилот!

Без лишних "а ты кто", "сначала ты" и прочего пафоса. По был до ужаса простым человеком. Жаль только чаще всего его простота заносит его на край галактики или заставляет убегать сломя голову. Однако сколько на сломанные грабли он не наступал, все равно под ноги не смотрит.
Ну и по сторонам иногда.

+1

5

Асоку всегда упрекали в резкости, но сейчас, когда её собственная жизнь болталась в какой-то невероятной временной дыре, а все существование ставилось под большой вопрос, она как никогда старалась отгородиться от прочих проблем. Она ощущала колебания в Силе, чувствовала чудовищный дисбаланс, а это значит, что и другие — знающие — не остались в стороне. Стало ли этой вспышкой ее появление или же наоборот, она оказалась здесь именно из-за Силового скачка, можно было только догадываться, а пока тогрута старательно блюла свою анонимность и не светилась больше, чем того требовала нужда. Слишком незнакомым был этот новый мир, — Давай без глупостей, — угрюмо бросила она, подавив в себе желание потянуться к одному из мечей, когда пальцы незнакомца чуть сильнее сжали бластер, но в отличие от своего дроида, что вовсю пытался отбить хозяина из рук агрессивно настроенного объекта, он вел себя более чем благоразумно. Что не делало ему чести в качестве шпиона-недоучки, — Да что ты говоришь! — Тано фырчит, опуская взгляд на воинственного астромеха, который на двоичном ей чуть ли не права и обязанности зачитывал, не забывая подкреплять это электрическими разрядами. И когда дроиды стали такими образованными? — А если я сломаю твоему другу руку, м? — чуть сильнее надавив на заломленную конечность, женщина получила очередной заход писка и недовольства, неумолимые даже под спокойным голом мужчины, решившим, наконец, взять слово в этой двоичной вакханалии. Не сказать, что дроида это совсем урезонила, но он стал заметно тише. В ответ и Асока чуть ослабила свою хватку, в тайне надеясь, не получить в ходе этой слабости заряд из бластера куда-нибудь под ребра.

Вступать в открытые конфронтации она была не готова и вряд ли бы решилась, если бы не столь явное преследование. Можно было, конечно, запутать его, блуждая по многочисленным узкими переулкам, но, увы, Тано была не из тех, кто прячется в тени и отступает. Лучшая защита — нападение, и эта философия однозначно её когда-нибудь добьёт, — Да уж, — голос тогруты сочился скепсисом, но ничего более в тихих нотках не было. Ни претензий, ни нападок, да и сам преследователь мало походил на плута и обманщика, что с ловкостью фокусника водил за нос и пытался завести в дебри. Для этого не нужно было хорошо разбираться в людях. Ослабив хватку еще немного, она пару секунд мешкала, но все же отпустила его, сделав предупредительный шаг назад, — Вижу, что не разведчик. Светишь ярче местного солнца, — Асока повела плечом и поежилась, словно в подтверждение своих слов. Погодой Танд никогда не радовал, вот и теперь, поднялся пробирающий до костей ветер.

По Дэмерон, значит? — протянула она с прежним недоверием и чуть прищурившись  оглядела пилота, пытаясь припомнить где слышала подобную фамилию. Она не могла припомнить носителя, что уж говорить о попытках приписать к личности родство, но явно зацепилась за нее, пару раз проговорив ту про себя, — И что же ты забыл в этой дыре, пилот По Дэмерон? — не часто здесь встретишь кого-то настолько приличного, исключая редких заезжих контрабандистов. Местные же все, как на подбор, грязные, неопрятные и пропитанные какой-то желчной безысходностью. Да вот, совсем как сама Асока, — К чему этот неудачный спектакль? Ты мало похож на человека, которому нужно скрываться, — скорее на типа с агитационных плакатов. Было время, когда Республика любила клепать подобные, а потом просто подмяла всех под себя. Надо же, сколько воспоминаний хранит наша память. И как ни кстати эта память подкидывает нам образы, — И скажи своему дроиду, чтобы замолчал. Его трескотня раздражает, — если бы маленький астромех имел больше возможностей, он наверняка прикопал тогруту где-нибудь под заброшенным прилавком, но вместо этого, ничего не оставалось, как возмущаться и недовольно ворчать. Ох, женщина бы отдала многое, чтобы иметь вместо мозгов какую-нибудь простенькую микросхему, а тут — испытывай все прелести гуманоидных рас; терпи, страдай.

+1

6

Знал бы сам По, чего он в этой дыре забыл... или кого. К сожалению, при всем желании он на этот вопрос ответить не мог даже себе. Если бы ему дали четкую наводку, все было бы проще. А когда считаешь, что Сила сводит только чувствительных к ней, живется намного тяжелее, знаете ли. Так, Дэмерон вовсе не думал о том, что уже нашел то, что искал. Да и желания дальше скитаться по нелюбимым местам, заброшенным рынкам и старым улицам особо не было. Один раз он уже на особу, которая умеет руки крутить, наткнулся, больше счастья быть скрученным испытать не желал.
Но все же, его гложила совесть. Лея Органа считала эту миссию важной, По знал это. И подводить генерала не хотел. Лея не всегда посвящала пилота в свои планы, но в том, что она делает все ради блага Сопротивления, Дэмерон не сомневался ни на секунду. Если он тут кого-то должен найти, то найдет так или иначе.

Однако подумать о том, как он будет искать этого человека и, более того, где будет искать слова, чтобы в чем-то его убедить, По не успел. В общем-то, в его положении, чего бы он там ни сказал - всё будет мимо кассы. Люди не охотно уходят в другую часть галактики, чтобы познакомиться с человеком "который очень хочет вас видеть". Чувствуете, да? Этот градус напряженности в непонимании. Обычно после этих слов мешок на голову надевают и волоком к какому-нибудь хатту тащат.
Оценивая свое положение и положение незнакомой тогруты, вряд ли этот трюк с ней проканает... надо было срочно придумать что-то еще. Удивительно, как По не заметил то, что сам поддался движению этой самой Силы. Случая. Разумом он вполне четко представлял себе, что вряд ли тогрута - нужная ему цель, но каким-то боком все-таки решил рискнуть.

- Нет, я пилот - он даже попытался изобразить улыбку. Чаще всего словосочетание "я пилот" говорило само за себя и в дополнительных комментариях не требовалось. Но, возможно, Лее все-таки стояло обратиться к более опытному в деле выслеживания человеку? Капитану разведывательного корпуса. Как там звали этого картавого куарена...
Да нет, ерунда какая-то. Он бы сказал генералу, чем пахнет такая авантюра - зря потраченным временем. У По лишнего времени тоже не так много было, так что он успокаивал себя тем, что представлял полет к чертовой горе как развлечение, такое времяпрепровождение на уикенд.

- Этого дроида зовут БиБи-Восемь, он просто волнуется за меня. Все нормально, малыш, я цел и невредим. И, похоже... ошибся - он пожал плечами, посмотрел на дроида. Каким-то боком Дэмерон ухитрился сделать выпад и вывернуть руку из-под ослабшей тогрутской хватки. Пилоты ведь тоже не лыком сшиты. Но в знак примирения, По тут же поднял высвобожденные руки и повернулся к незнакомке и своим передом. Прост и гол, как на допросе. И никакого зла он ей не желает. По крайней мере, пока она не соберется решить, какую конечность отсечь ему первой. Вот тогда могут быть трудности. Все остальное, как говаривала более мудрая мама, можно решить разговоров. То, что при этом она толпами валила чужие СИД-ы и убивала людей на продолжительной войне, По уже не волновало.
Зато отец его всегда говорил, что окончательную точку в любых переговорах ставит сила. Или приоритет цели.

- Мы искали... кого-то искали - первая трудность - объяснить человеку, что вообще не по его душу шел. Точнее, по его душу в том числе, но по случайности. Не пройди она так резко в ту улицу, По даже не заметил бы ее. Ладно. Была-не была, надо попытаться.
Дэмерон неловко почесал темноволосый затылок и как-то грузно набрал воздух. Просто воплощение неловкости.
- Вообще-то, меня учили управляться с транспортом, а не вести переговоры, - он словно говорил с самим собой, оправдывал себя, болвана в том, что идет уж слишком напрямик. Но у него никаких других вариантов не было, а если были, то он сейчас о них никак вспомнить не мог.
- Что ты знаешь о Сопротивлении?

И вот ту наступает момент истины. Его либо сейчас застрелят на месте, либо вошьют в стену, либо сделают еще какую гадость, потому что в последнее время Сопротивление все больше набирает популярность не самую лучшую. Некоторые обитатели Республики говорят о том, что они собираются затеять революцию или типа того, другие налепили на них клеймо террористов. Кто как. А еще есть всякие бандиты, которые в принципе не любят, когда по их звездным трассам ходит кто-то еще. Есть охотники за головами, коим только упомяни Сопротивление - они уже к верхам Первого Ордена стучат. В общем-то, пока обе стороны не вышли друг на друга, они ведут холодную войну за информацию.
Кем была эта тогрута и какой стороны придерживалась? По вглядывался в ее вполне симпатичное, приятное лицо и никак не мог понять, каким идеям она следует. По лицу, по глазам человека многое можно сказать (даже если он родианец), но впервые Дэмерон находился в странном замешательстве.

- Как вас хотя бы звать? - Прервал он, как ему показалось, затянутую тишину.

+1

7

Асока чувствует себя паршиво. Ни то морально, ни то физически. Весь этот ворох непонятных событий, заставший её в самое эмоционально тяжелое время, медленно но верно, доклевывал то, что не было окончательно уничтожено чужим предательством. Ей хотелось во всем разобраться и не хотелось ничего делать одновременно, и эта ситуация с пилотом была прямым тому подтверждением. Откровенное желание махнуть рукой нас случайного знакомого боролось с остатками здравого смысла, а настороженность, еще терзающая уставшую душу, с затворническими позывами. Кажется, она не общалась ни с кем нормальным целую вечность и теперь едва-едва дотягивала до уровня разумного существа; к дикой зверушке, все же, ближе.

Она не перебивает его, позволяя высказать все свои мысли, задать все вопросы, в основе которых лежит эта неумелая слежка. Тано умела слушать, а главное слышать, подчеркивая для себя нужную информацию, но будучи в стесненных обстоятельствах, не была уверена в коэффициенте «нужности» все прочего; было ли нужным хоть что-то или же нужным было все? Пристально оглядываясь, в надежде не заметить кого-то еще, особо страждущего, тогрута натянула капюшон пониже на лицо и глухо бросила, — Идем, — не желая продолжать подобный разговор на обозрении пустынной улицы, — Даже в этой дыре можно наткнуться на пару лишних глаз, — особенно, когда речь заходит о Сопротивлении, верно? — О-о-о, не бойся, милый, — тихий голос с нотками неприкрытой иронии обращен все к тому же беспокойному дроиду, — Я не ем астромехов. А вот пилоты весьма в моем вкусе, — и почему хищная сущность тогрут, как расы, вспоминается именно в такие моменты? Сама Асока не знала ни одного представителя своего народа, кто бы закусил на ужин человеком, пусть и таким болтливым.

Дорога не была дальней. Им достаточно было пересечь еще пару безлюдных улиц, чтобы вырулить за пределы жилого района и свернуть в промышленный; такой же угрюмый и пустой. Здесь, средь десятков складов, некогда кипящих работой, предприятий и зданий, они вырулили к самому дальнему. Железный ангар, начавший ветшать от времени, но сохранивший кодовую систему входа, встретил скрежетом металла и противным скрипом небольшой двери, притаившуюся в глубине небольшого дворика, — Пошевеливайтесь, — пробормотала она, подталкивая мужчину внутрь и зашла следом, тут же нащупывая на стене рубильник. Генератор зашумел, пару секунд протяжно подумал, но все же выдал порцию нужной энергии, освещая слабым подрагивающим светом часть помещения. Этого было вполне достаточно, чтобы не сломать ноги о валяющийся металлолом, оставшийся от старьёвщиков и мусорщиков, и не бояться, что в темноте тебе откусят руку, как вариант.

Что ты имеешь ввиду под словом «Сопротивление»? — теперь, когда Тано чувствовала себя более или менее в безопасности, разговор пошел по новой, закручиваясь в иную спираль. Она скинула с плеча сумку на столик, куда-то в угол бросила накидку и, кинув короткий взгляд на Дэмерона, занялась своими делами, разбирая приобретенный хлам и прикидывая в уме на что он вообще может сгодиться, — Боюсь, мы с тобой будем говорить о разных вещах, — там, откуда она родом (по временным рамкам),  это слово приравнивалось к мятежникам и террористам, изменилось ли что-то сейчас, кроме бесцельно ушедших лет? — Знаешь, в свое время я знала одного явинца с фамилией Дэмерон. Сержант Следопытов. Такой же болтливый был, — ни с того ни с сего в голове возникло уставшее, но улыбчивое лицо одного из ребят, вернувших с разведки. Наша память удивительная вещь — подкидывает картинки, путает, играет. Откинув от себя безнадежно спаленную микросхему, женщина обернулась и присела на край стола, переводя внимательный взгляд на пилота, — Меня зовут Асока. Асока Тано. И … — было видно, что тогрута мешкает в неуверенности и продумывает варианты находу, — Я отвечу на твои вопросы в обмен на твои ответы. Честный бартер. Ты согласен?

Не сказать, что Тано давала ему выбор. Не сказать, что у нее самой этот выбор был. Она поджала губы, подумывая с чего начать и решила зайти издалека, — Сейчас 32 ПБЯ, верно? Тридцать лет назад Альянс… Повстанцы… — её мысли были похожи на клочки разорванной картинки, которую она так старательно пыталась сложить воедино, — Повстанцы одержали верх? Империя пала или…? — или все было зря? Все было бессмысленно с самого начала?

Отредактировано Ahsoka Tano (2017-11-05 06:56:22)

+1

8

Как заставить голову пилота кружиться так, словно он пережил четыре бочки подряд в условиях полной дезориентации? С низким уровнем показателей системы жизнеобеспечения? Так, чтобы все было по-взрослому, чтоб трясло так, что кишки наружу просились! Все как у стариков дедов! Качка, перегрузки, полопавшиеся от напряжения капилляры на глазах. Так вот - можно просто задать этому пилоту пару странных вопросов, от которых ему сначала захочется рассмеяться, а потом смеяться перестать и серьезно переспросить: "простите, что?" Дэмерон смотрел на Асоку, ничего не говоря, но по его лицу все можно было прочитать.
Не сказать, что ему каждый день подобные  вопросы задают. Учитывая, что они все взрослые, здравомыслящие люди, а не какие-нибудь сумасшедшие, у которых память отшибло. По даже не знал, как относиться к подобному. Если это шутка, то надо рассмеяться. Если это проблемы с психикой, то явно в пору просто посочувствовать и отвезти тогруту на обследование...

С другой стороны, все это могло быть куда сложнее. И не ему, глупому пилоту, обо всем этом догадаться и уж тем более - рассуждать. Может просто заткнуться и дать на все ответ, а там как пойдет? В любом случае, если он сейчас расхохочется, лучше не станет. Притом, это все даже БиБи застигло в какой-то странный расплох.
- Асока Тано... ну очень смешно, - помотал головой По, посмотрел каким-то скользящим взглядом на тогруту и опустил глаза. Хороший тамада и шутки веселые. Или как там? Конкурсы? Дэмерон никогда не изучал углубленно историю, но о восстании против Империи знал всё, иначе не был бы сопротивленцем на все сто процентов. Он вырос не только на сказках мамы и папы, он вырос еще и на реальных примерах, на сводках, хрониках, рассказах других людей. О деждаях, которые существовали до Люка Скайуокера, о кучке повстанцев у лоталской системы, о партизанах Со Герерры, о смелости "Фениксов", которые позже вырастут в "Разбойную эскадрилью". Все это укладывалось в жаждущей историй пытливой голове.

И По, конечно же, знал, что существовала такая вот Асока Тано. Когда-то очень давно. Когда восстание еще было не оформлено. Когда это была еще не война, а партизанское сопротивление. Фалкрамы, Изгои, Фениксы, Призраки. У всех них было много названий.
Сказать о том, что пилот был растерян - ничего не сказать. Он осматривал зал, в котором оказался и хмурил брови. Как будто на него ведро чего-то вылили, а он еще не понял, что это такое было. И как к этому относиться.
- Империя пала не сразу, - ответил По затянуто, даже как-то тяжело. - Мирный договор был подписан на Джакку спустя год после битвы при Эндоре, в ходе которой была уничтожена Вторая Звезда Смерти... И пилот снова помотал головой. - Да это любой ребенок в начальной школе знает!

Время, чтобы громогласно заявить, что По не нравится вся эта игра в подставные лица, странные вопросы и прочее. Он тут вообще-то не для того, чтобы делать из себя дурака, заведенного в странный не то склад, не то шалаш. Он тут, чтобы найти человека или не человека, о котором Сила подсказала Лее Органе, а не вот это вот все!
- Слушайте, я знаю, кем была Асока Тано. Она состояла в раннем Альянсе и занималась диверсией Имперских корветов. А явинец с фамилией Дэмерон - мой отец. Кэс Дэмерон - заслуженный герой войны и следопыт. Давайте начистоту. Кто вы такая? О том, что она ничего не знала о "Сопротивлении" По уже сам догадался, иначе разговор пошел бы в ином ключе. Либо... либо эта самозванка каким-то образом попыталась его обдурить, обвести вокруг пальца.

Не сказать, что это трудно сделать в случае с По, но он тоже не первый день на этом свете живет. Каких только он на своем недолгом веку повидал. И героев, и недогероев, напяливших фамилии великих людей. Еще недавно где-то шло расследование, в котором один молодой человек пытался доказать, что он является сыном генерала Додонны. Ничему в их время удивляться нельзя.
- Разбойница? Охотница за головами? Мусорщица? Кто вы? - За исключением обманщицы, конечно.

Отредактировано Poe Dameron (2017-11-08 02:18:39)

+1

9

Асока была только «за», если бы все это оказалось банальной шуткой или дурным сном, но когда раз за разом просыпаешься в этом ангаре, пытаясь собрать остатки разнузданного за ночь сознания, трудно не верить в реальность происходящего. Был вариант с шизофренией и абсолютным сумасшествием, где её мозг выстроил этот не самый приветливый и дружелюбный мир, но его Тано отмела на четвертый день пребывания и практически тотального одиночества, полагая, что её разум вполне способен на что-то большее, чем пустынная планета и дотошный скользкий Пак, норовящий нажиться на чужом добре. Еще одна теория предполагала её прежнее нахождение в Храме Ситхов на Малакоре, а все вокруг представлялось лишь искусной иллюзией, но и тут женщина не покривила душой, посчитав, что Темная сторона может заставить мучиться гораздо больше; к чему эти прелюдии? Оставалось не так много вариантов, среди которых пространственные изменения и временные воронки — самый оптимальные. Она чувствовала насколько шаток баланс Силы. Она чувствовала эти непонятные всплески и угасания до совсем минимальных, еле ощутимых позывов. Она чувствовала тьму и хаос. Где-то там был и свет, но тьмы всегда больше.

Вторая звезда смерти… —  словно эхом отозвалась тогрута бессмысленно уставившись куда-то вперед. Они едва начали получать достоверную информацию о первой, до этого основываясь больше на догадках и скудных рассказах очевидцев, а тут… Чем дальше, тем сложнее было воспринимать информацию, тем  нереальной казалось все этой, в купе с пилотом  и периодически встревающим дроидом. Кажется, Дэмерон был потерян не меньше её самой, выплескивая свое искренне непонимание и вполне резонное недоверие, слишком остро отозвавшееся внутри Тано, — А… Лорд ситхов, Дарт Вейдер? Он был убит? — вопросы звучат осторожно, даже с опаской. Она двести раз пожалела, что решилась на этот допрос, но пути назад не было. Кто знает, боялась ли она услышать «да» или все же «нет». Их последняя встреча оказалась слишком тяжелой и действительно жесткой. Так жестоко осознавать, во что превратился твой учитель, твой кумир, твой друг… Слишком жестоко даже для этой чертовой жизни, — Конечно. Конечно, убит, — самой себе же ответила женщина и отвернулась, уперевшись ладонями в железный край. Тонкие пальцы впились в столешницу с такой силой, что захрустели суставы. Правда всегда так безжалостна; проникает в самое нутро, разъедает до самого основания. До этого момента все казалось таким не настоящим, а сейчас, Асока чувствовала, как реальность раскаленным металлом просачивается внутрь, выжигая все на своем пути.

Кэс Дэмерон. Верно. Его звали Кэс Дэмерон, — слабо бормочет тогрута, словно в бреду и добавляет, — А мать, должно быть, Шара Бэй. Если она, конечно, не отшила его второй раз. Хотя он упрямый…был —  так и повисло в воздухе. И с чего вдруг она это вспомнила. Речь ведь не о них, а о ней. Прямой вопрос, требующий прямого ответа, который она все никак не могла дать, прикидывая, размышляя. Возможно, это все же, сумасшествие. Иначе, отчего так дико трясет? — Я… Я… — лепечет она, зажмуриваясь и вновь открывая глаза, не исчезнет ли все это, не развеется серой дымкой, — Я… — выдыхает и снова набирает полные легкие, чувствуя, как мало остается воздуха, — Я — падаван Энакина Скайуокера, я — отступница джедайского ордена, я — информатор Бейла Органы, я — Фалкрам, я — повстанец, — ей нужно было убедиться. Ей нужно было поверить, что это действительно так. Себя убедить куда сложнее, чем убедить кого-то извне. Самые строгие судьи мы сами, — Я  — Асока Тано, — прорычала она, ощущая поднимающуюся внутри волну, и выхватила один из мечей, — И это бред какой-то! — серое лезвие мелькнуло в слабом освещении ламп, опускаясь на железную столешницу. Стол скрипнул и «сложился» потеряв точку опоры. С чувством отбросив туда же, к останкам, меч, даже не боясь его сломать, Тано метнулась в сторону, резко замерла и опустилась на колени, чувствуя полную опустошенность. Ладони прошлись по лицу, а сама она шумно выдохнула, издав протяжный стон. Еще никогда она не чувствовала такой яркой обреченности. Еще никогда ей не хотелось просто исчезнуть, лишь бы не заставлять себя разбираться во всей этой вакханалии. Умерла от неопределенности — хороший слоган для надгробия, разве нет?

Как ты нашел меня? — почему-то теперь это не казалось простым совпадением. Там, где замешана Сила, совпадений не бывает. Уж это Асока знала по собственному опыту, — Ты сказал, что не знаешь, что ищешь. Тот, кто тебя отправил… Чувствителен к Силе, верно? Я тоже чувствую все это. Баланс нарушен. Темная сторона берет верх.

Отредактировано Ahsoka Tano (2017-11-09 17:16:59)

+1

10

По категорически отказывался что-либо понимать. Он хлопал глазами, как дурачок и пытался что-то для себя решить. Эта тогрута, эта незнакомка с именем Асоки Тано просто не могла быть той самой Асокой хотя бы потому, что та самая Асока пропала. Однажды она просто словно перестала существовать для всех окружающих, а попытки найти ее не увенчались успехом. Так говорит история. Так думал По. Он, конечно же, не считал, что у каждого в то время было законное право просто пропасть с радаров и остаться в стороне от войны, в По всегда играли инстинкты бойца, революционера, сопротивленца, но все-таки факт оставался фактом - многие ушедшие в свои углы от крови и насилия, заслужили это.

Все, кроме лидеров. Асока Тано была одной из тех, кто поднимал восстание вместе с многими теми, кто отдал за него свои жизни. Называться таким именем, пусть в их время и не столь популярным, Дэмерон считал просто верхом наглости, особенно после того, как он высказал свое мнение обо всем этом. Он хотел было вставить свои пять копеек, но световой меч, разогнавший липкие тени склада заставил пилота попятиться, а юркий астромех тут же с визгом спрятался за своего хозяина. По не знал, как реагировать еще и на это хотя бы по той причине, что его реакция не играла во всем этом спектакле никакой роли. Тогрута была среди них главной, она утверждала, что она - это она, та самая Асока Тано, а факты, да и, что скрывать - здравый смысл говорил совершенно о другом.

Люди не могут вот так скакать во времени. Это физически невозможно. По в это пока еще верил. И никак не мог понять, каким образом настоящая Асока могла возникнуть рядом с ним. Тогруты ведь тоже стареют, уж это Дэмерон знал наверняка. Не так мало тогрут в обществе водилось, чтобы не знать, как быстро они покрываются морщинами, как и люди.
Если бы Асока была жива, она бы скрипела мозгами и костями, а не махала световым мечом... Но. Световой меч. Уж в том, что это был световой меч По давал голову на отсечение. Ни какая-нибудь жалкая подделка, бутафория, настоящее древнее оружие, о котором сейчас легенды ходят. Оно не могло случайно попасть в руки бандитке. Самозванке.
Но на удивленном лице пилота застыл явственный не высказанный вопрос.

- Никак не видел тела Вейдера, я не знаю... - пробормотал беспомощно Дэмерон. - В одном уверен точно - он уничтожен.
Как и его Император. Как и вся Империя.
Только жить от этого лучше они не стали. Наследие Империи сохранилось и это было главной ошибкой их родителей - они позволили этому маленькому, слабому корешку прорасти, стать мощным стволом, растением, которое пустило свои собственные корни за эти тридцать лет.
И вот результат - их дети воюют. Или скоро начнут воевать нисколько не меньше, чем воевали их родители. Если бы только у них была надежда на то, что в галактике когда-нибудь будет покой. Но их единственная надежда пропала вместе с его славным Орденом джедаем.

Если Темная Сторона есть, то она выглядит именно так. Безнадежно.
По опустил голову. То, что она знала его родителей, точнее имена его родителей, ни о чем не говорило, но почему-то у По дрогнуло что-то внутри. Он давно уже был не маленький мальчик, но родители остались в его душе огромным, болезненным шрамом.
- Мою маму звали Шара Бэй, да - пилот просто не мог не сказать этого. Однако его реплика казалась глупой и пустой по сравнению со всеми восклицаниями тогруты. О падаванах, о джедайском ордене, о Бейле Органе...

Ох, точно... Органа. Вот он - корень истины! Лишь на секунду Дэмерон позволил себе думать, что то, что говорила самозванка - правда. Всего лишь на секунду. И уже за нее у него голова кругом пошла. Как такое возможно? Он, конечно же, ничего не знал о Силе и о ее возможностях, но если Сила способна выкидывать людей в совершенно иную реальность, время, бытие, то где же заканчиваются пределы ее возможностей?
Нет, По отчетливо понимал, что не хочет в этом разбираться, не хочет знать, как так получилось, даже если это правда. Он просто примет факт. Но лишь после того, как все подтвердится. А подтвердить это мог лишь один человек в этой галактике...
- Меня послала сюда генерал Лея Органа... - она ведь должна была знать, кто такая эта самая Лея Органа, если по ее словам, она имела какое-то отношение к ее отцу, Бейлу. - Она сказала, что я должен лететь по координатам, которые сама же мне написала. Сказала привести ей человека... которого я найду. Откуда мне знать обо всех этих прибаутках Силы. Я ничего не понимаю. Я даже не знаю, хочу ли я тебе верить или мне лучше послать все к ранкору и улететь за ответами туда, откуда я, собственно, прилетел.

Он решительно махнул рукой. Только лишь БиБи упрямо завизжал и зафокусил визором.
- Ну еще ты скажи, что веришь ей. Это невозможно, люди не перемещаются во времени. Даже в нашем дурдоме, - ответил он дроиду и смерил тогруту сдержанным взглядом.
Нет, пожалуй, ему бы хотелось верить в нечто подобное. Но это был огромный риск. При всем своем врожденном оптимизме, По знал, что такое разочарование.

+1

11

Тано злилась. Ни то на себя, за свою беспомощность, ни то на него за это упрямое неверие, словно во всем этом спектакле был какой-то смысл. Даже если бы кто и хотел прикинуться иным именем, то едва ли выбрал бы ее. Кто она такая? В этой галактике было столько славных героев, что бесславная память о бесславной джедайке, отрекшейся от своего джедайского прошлого, вряд ли имела какой-то эффект. Это было как минимум не логично, как максимум —  странно, если вспомнить что с момента её настоящей жизни прошло уже без малого тридцать лет. За эти годы, останься она там, в рамках своего времени, могло произойти, что угодно и даже смерть не стала бы чем-то из ряда вон выходящим. В конце концов, все они когда-то покинут этот свет, с Силой или без, все они смертны.

Можно уничтожить режим, но не последователей, — с привкусом горечи выдохнула она, прекрасно понимая, что любой зачаток инакомыслия может обернуться целой революцией. Что любая искра разрастётся до пламени, если дать её должную подпитку, — Иначе, речь бы не шла о Сопротивлении, — они ведь тоже начинали с малого, осторожно выискивая союзников, прощупываю почву и подготавливая фундамент для чего-то большего, чем кучка недовольных. Предатели, преступники — их называли по-разному, а сама Асока не понимала на сколь еще может быть лицемерен режим тех, что так безжалостно расправились со всем джедайским наследием. Она ведь тоже могла пасть. Она тоже могла оказаться под катком канцлерской инквизиции, лишь чудом избежав безжалостной резни. Все они что-то потеряли в той безжалостной войне: родных, друзей, спокойный сон. Никто не остался прежним, — С корабля на бал, — ирония далась нелегко и тогрута качнула головой, признавая, что победа не есть точка в окончании войны. Война никогда не заканчивается миром. Не важно, победитель ты или побежденный, мир надо заслужить. Ни оружием, ни кровью, ни потерянными жизнями. Надо упорно трудиться, чтобы вернуть все на круги своя, отмотать до тех времен, когда простая жизнь не казалась такой призрачной, а спокойствие не было таким настороженным и выжидающим. И это получается, увы, не всегда.

Лея Органа? Принцесса Лея? Дочь сенатора Органы? — удивление тогруты было таким искренним, таким неподдельным, таким же каким и толика восхищения мелькнувшая в усталом взгляде, — Правда, сенатором он был, когда я еще была падаваном, но… — это всегда казалось таким далеким, таким не реальным, начиная от юнлинговских времен, заканчивая командованием армией клонов, а теперь и подавно вспоминалось как прошлая жизнь. Совсем иная и такая далекая, — Генерал. Надо же, — и кто бы мог подумать? Кто бы мог подумать, что все за что так боролся её отец, так или иначе, заставит её обернуться в военный мундир и принять на себя новые удары судьбы. Кто бы мог подумать, что жизнь так раскидает карты. Похлеще, чем шулер в сабакк.

Протянув руку вперед, Асока Силой подтянула к себе брошенный меч, хватая тот на лету, и поднявшись на ноги закрепила его на поясе, — Я не заставляю тебя мне верить, — огрызнувшись, она поджала губы, упрямо вздергивая подбородок, — Ты сам увязался за мной, так что не надо смотреть на меня как на сумасшедшую, — достаточно было того, что она себя таковой ощущала. Подкреплять это чужим мнением хотелось меньше всего, — Я не знаю, как такое может быть. Не знаю, — недовольно сведя брови к переносице, тогрута сделала очередной глубокий вдох, стараясь не заводиться с пол оборота, хотя стоило признать, что все это неверие ужасно задевало и выводило из себя, — Я была на Малакоре, а очнулась в этой дыре. Понятно? — тряхнув головой, женщина перекинула лекку через плечо и громко фыркнула, еле сдерживаясь, чтобы не послать этого пилота на несколько известных хаттских. Она его не звала, а теперь отчего-то должна стоять перед ним и отчитываться. В этот момент надоедливый дроид показался куда более приятным собеседником.

Ты… ты разбираешься в технике? — чуть помедлив спросила Тано, решив понизить градус накала, и резко сменила тему, — В смысле… Это был не вопрос, — спешно исправилась она, подумав, что одного обиженного неверием в этом ангаре будет вполне достаточно. Он же пилот, что за глупость, — Какая-то херня с гипердрайвом, — слабо кивнув в сторону грузового корабля, тогрута пожала плечами, признавая свою не самую большую компетентность в этом вопросе. Она вполне справлялась с банальными вещами, но никогда не нуждалась в углубленных знаниях, пусть та же Гера так старательно пыталась восполнить все пробелы, — Боюсь, вселенная добьет меня, расщепив при первом же прыжке. Поможешь?

Отредактировано Ahsoka Tano (2017-11-10 06:09:21)

+1

12

Все можно объяснить простым "я была на Малакоре, а потом очнулась в этой дыре", все до того просто, что По реально почувствовал себя глупцом. Глупцом, который ничего не понимает в этой жизни! Если просыпаться в другом месте и времени для некоторых норма, то Дэмерон даже готов смириться со своим статусом "почемучки" в этом мире. Но его упрямство постоянно задавало кучу вопросов в голове. Куча эта, вопросов, отражалась на его лице, но пилот ничего не мог выдать. Слова застыли где-то внутри, потому как если в голове они выглядели логично и складно, то на практике все оказывалось куда хуже и хорошо, что этот механизм "сначала думай, потом говори" у По работал хорошо еще со времен его великой и могучей учебе в летной академии.

- Как мне на тебя еще смотреть, если впервые встречаю кого-то, кто путешествует во времени! Мама с папой не предупреждали меня, что такое вообще возможно в этом мире, - отмахнулся Дэмерон и как будто бы обиделся на собственное невежество. Даже дроид находил это смешным. Но ведь дроиды куда образованнее и умнее этих жалких людишек, так? Маленький оранжевый предатель был полностью согласен с тогрутой, видите ли его какие-то там сенсоры говорят о том, что она права или по крайней мере верит в то, что говорит. Никто не отменял того, что она сумасшедшая на самом деле, как и не отменял того, что По сошел с ума тоже.
Как и весь этот ранкоров мир!

Оставалось только вздохнуть и принять тот факт, что от По тут ничего не зависит. Лея Органа хотела получить кого-то у себя на корабле, уникального, связанного с Силой и все в этом роде - она его получит. Единственное, за что у По болела душа - так это за то, что все это может оказаться хорошо спланированной ловушкой. Он никогда не тестировал людей, он не мог распознавать, где они лгут, а где говорят правду, он не был разведчиком и даже рядом не стоял с этими проницательными людьми. Но ответственность за все ляжет именно на него, хочет он этого или нет. Так что надо бы задать еще парочку вопросов этой даме, чтобы хотя бы убедиться в том, что ее ложь выглядит правдоподобной. Или лучше это доверить дроиду? Он-то вон куда лучше разобрался в ситуации.

- Веди, - сказал пилот на выдохе и слегка улыбнулся. Говорят, что дружба начинается с улыбки. Пусть это и будет началом их, не постесняюсь сказать, дружбы, если у тогруты нет никаких плохих мыслей по поводу генерала. Не каждый день встречаешь на пути человека, который хочет отвести тебя к лидеру Сопротивления на частную аудиенцию. И это вовсе не от того, что Лея закрыта и изолирована от своих же людей. Смысл заключался в совершенно ином...
- Если Первый Орден не найдет нас прежде. У меня плохое чувство насчет этого - БиБи закружился вокруг, подключил свои удаленные программы сканирования. - Ты серьезно? Думаешь эти взрослые дяди, которые не просто так зарплату получают, не защищают свои сети от проникновения юрких дроидов? У тебя что-то с самооценкой, малыш. Дроид явно недовольно заурчал, а Дэмерон только в ответ засмеялся, поймав на себе довольно удивленный и вопросительный взгляд тогруты. На самом деле ее странный взгляд заставлял не только думать прежде, чем говорить, но и затухать со своими плоскими шутками.

Интересная у него компания выпала. Но раз уж им придется делить одно гиперпространство (хотя, почему и с чего он решил, что она летит с ним?), то надо бы как-то по-нормальному познакомиться. Имена они друг друга знают. Что там дальше бывает у людей?
- Ты знаешь, сенатор Органа погиб на Альдераане, когда планета была уничтожена... - почему-то ему показалось важным сказать это. Как будто общей разбитости Асоки По было мало.

Да, можно было сколько угодно говорить о том, что фактически она все еще находилась в статусе самозванки, что все ею сказанное с трудом можно назвать правдой, все это выглядело, как вытяжки из хорошо исследованной исторической темы. Но кое-что было по мнению Дэмерона вполне искренним - ее эмоции, ее чувства, которые вылезали на лицо каждый раз, когда она слышала знакомое имя.
Можно подделать что угодно, а вот так сыграть может только очень хорошая актриса. Асока Тано не была похожа на артистку. Она была похожа на человека, который реально страдал. И из-за этого По чувствовал себя немного совестливо.
Порой ведь нужно просто поверить человеку.

- Как была уничтожена Джеда, Скариф, Мальпаза, Хайпори, многие планеты. Восстание отомстило за каждого погибшего там человека. И за Бейла Органу тоже, - но это лирика. На самом деле, то была иная война, последствия и мотивы которой наследникам идеологии были недоступны. Они могли говорить о них, а как оно там все было знали лишь те, кому посчастливилось дожить до новой войны.

+1

13

А я, думаешь, каждый день прыгаю на тридцать лет вперед?! — вновь вспыхнула женщина, ощущая себя героиней какой-то голодрамы, где реплики героев были паршиво продуманы, а сюжет нелогичен и вычурен. Она смотрела такие еще в юности, как и многие в её возрасте, вздыхая по главным героям, слепившим своей смазливой красотой, и завидуя интересным судьбам таких же красивых главных героинь в их пластмассовой ненастоящей жизни. Вот только никто из них не оказывался в будущем и не пытался сохранить остатки здравого смысла, в борьбе с собственным сознанием, — Прям мечтала увидеть взрослого сына своих товарищей, — взмахнув руками, она все же повела явинца за собой, радуясь хоть какому-то консенсусу на сегодня и, в принципе, чему-то хорошему за все эти дни нахождения здесь, — Между прочим, в последнюю нашу встречу, лейтенант Бэй съездила Кэсу по роже за идиотскую шутку. Нет, в целом, шутка была нормальная, но он явно промахнулся с объектом, — глянув на пилота через плечо, Асока еле заметно улыбнулась, дернув уголки губ вверх, — А теперь, оказывается, у них есть сын. И назвали-то как! По! Ох уж эта явинская фантазия… — размеренная речь была больше похожа на мысли вслух, чем на попытку к диалогу и то, что мужчина не перебивал её, было большим плюсом ему в карму, — Ты не думай, что я имею что-то против твоего имени, — тут же добавила она, — Просто… Это действительно сложно осознать. Словно ты проспал целую вечность и теперь пытаешься собрать картинку происходящего воедино, но кусочков не хватает.

Вход в машинный отсек был открыт, поэтому Тано пропустила Дэмерона вперед, а следом и дроида, который, как верный падаван следовал за своим мастером. Он по-прежнему много болтал, умудрялся спорить с хозяином, но, что удивительно, начинал вызывать симпатию, набрасывая на тогруту новый приступ ностальгии. А следом за словами явинца и вовсе накатила какая-то странная апатия, отразившаяся растерянностью на грязном лице, — Погиб? — задавать эти пространные риторические вопросы уже вошло в привычку и Асока заметно сникла, словно событие произошло вот-вот, а не три десятка лет назад. Словно его не стало именно сейчас, в эту минуту, отчего сердце болезненно сжалось и сбавило свой темп, практически останавливаясь и пропуская удар за ударом, — Ясно, — голос тогруты звучит глухо и невнятно, настолько, насколько может быть невнятно слово «ясно» вообще. Ничего не ясно. И не становится более ясным ни с получением новой информации, ни с принятием собственного положения. Ни черта, мать его, не ясно и это подкашивало больше всего, — Знаешь, они начали добывать кайбер очень давно. Я была на Илуме еще до приказа 66, пытаясь найти себе кристаллы для мечей, но у меня ничего не вышло из-за этого. Тогда никто не мог предположить, чем это кончится. А когда… Когда мы начали получать информацию, это казалось таким не реальным, — как и все это, в принципе. Был ли хоть один шанс, что она вернется назад? Была ли возможность вновь оказаться в своем времени? Возможно, тогда бы о ней говорили не как о пропавшей (исчезнувшей, сбежавшей, называйте как хотите), а в ином ключе. Ей не хотелось носить клеймо повстанца, что не справился с грузом моральной ответственности. Ей не хотелось казаться слабой. Это противное жалкое чувство и без того грызло её изнутри.

Тебе чем-нибудь помочь? — вопрос заданный больше из приличия, чем в угоду реальной помощи. В купе с имеющимся фронтом работы, ящиком инструментов и одним умелым пилотом, единственное, что она могла сделать — это перестать сопеть в чужое ухо и не мешаться, что, в принципе и сделала, заняв свое скромное место в сторонке, — Ты что-то сказал про Первый Орден. Я слышала о них от Пака — торговца. С чего бы им искать нас? Ты в розыске? — кому нужен богом забытый Танд? Она и подавно никому не нужна, а вот её новый знакомый с его любопытством и неосторожностью, мог вполне сойти за нарушителя закона. Чужого спокойствия уж точно, — И это твое… Сопротивление. Чем вы занимаетесь? Что у вас тут вообще происходит? — сложив руки на груди, женщина пристроилась у стены, намереваясь понять хоть что-то кроме собственной шизофрении, а эта болтливая парочка были единственными кто мог ей в этом помочь.

Отредактировано Ahsoka Tano (2017-11-11 13:00:53)

+1

14

Звездолет был, если честно, то вообще ни разу не в лучшем состоянии. По, которого суровые старые пилоты-академики приучили доводить любой винтик до положения "чтоб не слетело через сто лет" вообще не привык к подобному роду техники. Как и раньше, Сопротивление летало не на самых лучших истребителях и использовало старенькие, даже в чем-то древние перехватчики и бомбардировщики, а о корветах и больших кораблях вообще речи не было, тем не менее, лично у пилотов По все везде подкручено и поменяно, а масло в каждом двигателе залито новенькое. Они должны выжимать из того, что у них имелось по максимуму. А людей, которые предпочитают летать на ржавом, трясущимся, разваливающимся на ходу, пилот упрямо не понимал.

Наслушавшись историй о том, как бедные пилоты восстания собирали свои машины на утиллизрованных технических помойках, как быстро они лишались этих самых машин и как долго приходилось ждать даже лишний винтик, невольно приучаешь себя к порядку. По крайней мере в случае с По это подействовало, как нельзя лучше.
Проблему в гипердрайве Асоки он выявил практически сразу, подключив пару нужных сканеров на контакты, которые, кстати говоря, неплохо было бы какой-нибудь штукой протереть, а то скоро откажут и они и тогда звездолету придет совсем кранты. Из-за маленьких, но весьма важных контактиков, без которых правильное сканирование, а значит и правильный ремонт, попросту невозможен. И пока он вглядывался в не самые оптимистичные цифры, советуясь с пищащим БиБи, что бы в их случае сделать и как бы сделать это так, чтобы наверняка, Асока говорила себе под нос. А слова про родителей вызвали у По только улыбку.

Он обещал себе, что никогда не забудет их лиц. Он был уверен, что никогда не забудет их. Ни доброй улыбки отца, которая со временем просто погасла после смерти мамы. Ни нежного, полного любви взгляда его матери, который По видел столь редко. Она не отказалась от войны, она не ушла на мирный Явин, а продолжила помогать восстанию столько, сколько того требовалось. И По ни одного дня в своей жизни не винил ее в этом. Его семья не была идеальной, отец никогда не поддерживал маму в ее восстанческой активности, а дедушка принимал все так, как оно есть. У По не осталось больше никого. Рано или поздно от них останутся только образы. И некому будет ему о них напомнить. То, что Асока помнила их как вчера придавало некоторую уверенность в том, что эти люди вообще когда-то были живы.
- Они взорвали Джеду из-за кайберов. Много людей умерло из-за них, - По чуть закусил губу и открыл генератор проблем - так называли эту часть гипердрайва пилоты. Хотя бы по той причине, что 90% проблем именно в генераторе случайно тяги, которая, в общем-то, и способна была расщепить корабль и его управляющего на миллиарды мелких атомов.

Астромех услужил ему в маленькой крестовой отвертке. У БиБи вообще много чего под корпусом спрятано. По отключил пару проводов и электроника на корабле закоротила. Пилот поднял голову, на звук определил характер проблемы и даже как-то загадочно усмехнулся.
- У тебя, что, проводка к гипердрайву подключена? Этому аппарату что, сто лет в обед? - Пилот почесал голову. Ну, да, в принципе, можно было догадаться по общему виду корабля. Но ведь внешность частенько обманчива. С виду провода, да и наполнение гипердрайва под обшивкой выглядит так, словно его минимум два раза в неделю тщательно протирали.
- БиБи, глянь, может мы Асоку можем подключить на свой источник питания? - Дроид покатился в кабину пилота, при этом не слишком любезно пища. - Не ворчи, лететь недалеко, дотянем. Самое большее - придется померзнуть, но нам не привыкать.

В любом случае, как-нибудь, но он эту проблему решит. Если Органа хочет получить свою Асоку Тано, она ее получит. Даже если придется немного отморозить пальцы в кокпите. По тогруте сейчас и не скажешь, что ей имеет значение, где и от чего страдать. Все лучше, чем застрять на этой планете чуть дольше положенного.
- Помоги. Мне нравится когда кто-нибудь жужжит на ухо, ненавижу работать в одиночестве - закусив проводку, он в ручную начал крутить колеса, меняя значения экспонометра. Там все ужасно разбалансированно. Асока, видимо, не из тех, кто вообще следит за показателями тяги, а их постоянно следует коллибровать. Если бы у него в эскадрилье кто-нибудь подобное допустил, По сам бы ему руки вырвал и истребитель бы списал.
- Мы все в розыске, - шепелявил Дэмерон с проводом в зубах и чуть отдаляясь от встроенного монитора. Перед глазами от спущенного газа немного плыло. Он даже закашлялся. - Все, кто связан с Сопротивлением. Мы... - он вздохнул, выплюнул провод, чуть оголил его, подрезая спаленные временем и перегрузками концы и попытался вставить обратно, но гипердрайв сильно задымился и чем-то громыхнул.
БиБи в пилотной кабине предостерегающе запищал, со своей стороны максимально убирая задымление.
- Мы пытаемся выжить - с некоторой толикой усталости сказал По и подождал, пока дроид исправит свой косяк. - Первый Орден... он ничем не лучше Империи. Поработить галактику, установить свой порядок, разрушить Республику, ничего не напоминает? Через несколько мгновений свет на корабле был восстановлен, а По опять сунул руки в гипердрайв.

Громкий прерывистый гул означал, что пилот начал сбавлять давление в штативе труб. Гипердрайв прямо таки на дисплее говорил, как ему становится легко и хорошо.
- Республика ничего не делала - помотал головой По, несмотря на то, что спуск давления требовал не малой силы, голос у пилота был неизменно спокойный, даже в чем-то прискорбный. - Только боялась. И продолжает бояться. Поэтому я пошел за генералом Органой. Она видит, что Первый Орден - эта та Империя, которую они уничтожили тридцать лет назад. Кем мы будем,
если повторим это? Дадим этому случиться снова. Тогда Империя правила, пришли повстанцы. Теперь Сопротивление не даст Первому Ордену даже шанса возомнить себя Империей.
Он сказал это даже резче, чем рассчитывал и, вытирая руки о штанину пилотного комбеза, поднялся на ноги, прикрывая ступней тяжелый люк гипердрайва.

- Сейчас БиБи перенастроит подачу энергией. Посадим тебя на трос и довезем до лагеря. Если ты захочешь лететь с нами. Странно, он ведь даже не подумал о том, что Асока может не захотеть.

+1

15

Приятно наблюдать за тем, как кто-то работает. Есть в этом какое-то эстетическое удовольствие, особенно когда речь идет о мастере своего дела. В былые времена Энакин любил покопаться в старом добром Трипио или добирался до недовольного Арту — на большее просто не хватало времени, но Асока видела, как ему нравится работать руками. Порой казалось, что даже больше, чем световым мечом. Иногда они молча сидели и она просто смотрела, то на неспешно орудующие руки, то на сосредоточенное, но поразительно умиротворенное лицо. Это было сродни медитации. Сейчас, наблюдая, как явинец ловко добрался до сути проблемы и оперативно ее решал, она смотрела на него почти точно так же, завороженно и с интересом останавливая взгляд на уверенных действиях. То, что для нее было лишь в рамках каких-то отдаленный теоретических знаний и до чего, возможно, она не дошла бы и через несколько дней, для него, кажется, было совсем привычным и обыденным делом — Ты меня спрашиваешь? — не сразу отозвалась она, заглядывая через чужое плечо, — Полагаю, он мой ровесник, а мне… — даже без учета тридцатилетнего скачка Тано уже давно перешагнула девичий рубеж, а цифра возникшая при сложении абсолютно ее не порадовала, поэтому она лишь хмуро буркнула, — Много мне.

Мысли о возрасте вновь окунули её в ту чашу душевных терзаний, где превалировали тоска и одиночество. Последнее тогрутам было больно чуждо — они существа общительные, от того грудную клетку сдавливало все сильнее. Все, кого она когда-то знала, с кем имела дело, должно быть, либо погибли, как Бейл Органа, либо потеряны временем, а она, как абсолютно лишний элемент никак не вписывалась в общую картину этого нового мира. Нового со всех сторон. Галактика сильно изменилась — Асока чувствовала это на уровне Силы, и этого ощущения было достаточно, чтобы чувствовать себя загнанной в клетку. Будто тебя затащили в игру, правила которой ты не знаешь и ты отчаянно пытаешься не сдать позиции в первых рядах, — В галактике никогда не будет мира, По, — она качнула головой и криво усмехнулась, чуть вздрогнув от резкого хлопка и отпрянув назад, — С Силой или без нее — не важно. Всегда будут те, кто хочет власти и те, кто хочет жить. Вопрос лишь в том, как правильно расставить приоритеты и что выбрать, — у нее была целая жизнь, чтобы об этом подумать. Короткая, не всегда простая, но удивительная жизнь, которая не то закончилась, ни то началась по новой. Женщина не могла определиться, что с этой жизнью делать и куда идти. И Сила ей в этом ничерта не помогала.

Когда-то джедаи были верным оплотом галактики, помогая держать баланс. А потом стали неугодны, лишь потому, что стояли на пути к власти. Все так просто. Были и нет. Один приказ и многовековое древо срублено под корень, — сколько их осталось там, в её времени, таких как она? Выученных в старой школе, помнящих великих магистров? Она так хотела, чтобы Кейнан Джаррус вспомнил кем он является, чтобы Эзра стал частью хрупкого разрушенного мира, но сама так упорно отдалялась от всего этого, полагая, что все эти вдалбливаемые в голову постулаты не имеют абсолютно никакого смысла, когда речь идет о миллиардах жизней. Тано давно отказалась от джедайского прошлого, разочаровавшись в Ордене, но избавиться от этого невозможно; невозможно вырвать собственное «я», — Всегда будут те, кто хочет большего, и те, кто будут этому мешать. Простой механизм выживания. Либо ты сегодня убьешь акула, либо завтра акул убьет тебя, — все так просто и сложно одновременно, но когда тебе есть за что бороться и есть что защищать выбор более, чем очевиден, — Сенатор Органа и сенатор Мотма в свое время повели за собой миллионы, дав им надежду, и я рада, что повстанческий дух живет в новом поколении, хоть и очень печалюсь. Тридцать лет — слишком мало для мира. Тридцать лет — слишком мало для жизни, — а ведь  могло быть уже за шестьдесят. Быть может, тогда бы она смотрела на все совсем иначе. Если бы дожила, конечно, ведь умереть за правое дело было бы совсем не жаль.

Легонько хлопнув по плечу пилота, что уже заканчивал с работой, Асока смахнула с себя этот налет горечи и скорби, навешивая на лицо слабое подобие благодарности — все, на что она была сейчас способна. Её широкий эмоциональный диапазон сузился до уровня зубочистки, хотя последняя фраза явинца ее позабавила. Первый раз за все время их общения она широко улыбнулась, — У тебя ведь приказ доставить меня, — глянув на него с нескрываемой иронией, она повела плечом, как бы между прочим разводя руками, — Предположим, я отказываюсь. Что там дальше по плану? — тогрута сделала вальяжный шаг вперед и прищурилась, — Взятие штурмом? — словно это имело бы какой-то эффект. Дав Дэмерону пару секунд на обдумывание, Тано рассмеялась, самодовольно подбоченясь, — Я буквально слышу, как скрипят шестеренки в твоей голове, пилот По Дэмерон. Дай мне десять минут. Мне нужно… Собраться, с мыслями, — так и осталось витать в воздухе, а она развернулась на каблуках, покидая машинный отсек, задерживаясь лишь на секунду, — И скажи спасибо своему дроиду. Это все лишь потому, что он мне понравился.

+1

16

По даже чувствовал себя уязвленным. Он неловко почесал голову и посмотрел на явно довольного собою дроида.
- Ты ей понравился больше, - шепнул астромеху пилот и обвел корабль взглядом. Ну, ничего, до Ди'Куара дотащат, а там видно будет. Вряд ли Асока решит так быстро от них улететь, если она та, за кого себя выдает. А По, если честно, уже начинал ей верить. Точнее даже, он не почувствовал того, как начал это делать. И сейчас уже ловил себя на мысли, что рассуждает, как типично зацепленный на крючок человек и называет ее вполне резонно Асокой Тано. Он извинится, трижды даже, если надо. Но лишь в том случае, если Лея Органа подтвердит, что она та самая Асока.

У них появится довольно сильный союзник, а Сопротивление как никогда сейчас нуждалось в уверенных лидерах. По считали лидером, лидером отважных пилотов, но он с натяжкой говорил о себе так же. Нет, безусловно ему это льстило. Но у По был маленький опыт управления людьми в военном положении. Людьми, которые вполне резонно испытывают страх, нуждаются в правильных словах. По умел разжигать сердца, но порой и ему нужен был образ, за который он ухватится. Таким стала Лея Органа, но лишь приближаясь к ней, Дэмерон видел, насколько тяжело ей тащить все на своих плечах. Если она найдет иную поддержку, людей, у которых есть такой же богатый опыт и знания, с кем она сможет советоваться, не боясь просесть в неопытности, то По будет просто тихо счастлив за генерала. И будет уверен в том, что Сопротивление движется в правильном направлении.

- Я совсем мало знаю о джедаях, - зачем-то сказал По у самого трапа, прежде, чем выйти. Ему это показалось важным, учитывая, какую часть жизнь разрушенный Орден занимал в жизни Асоки. Кем она была до того, как стала повстанцем и пошла против Империи. Нашла в себе силы. Нашла в себе Силу. Это стоило немало. - Люк Скайуокер хотел воссоздать Орден вновь, - он тяжело вздохнул. - Я своими глазами это видел. Когда-то мне, как и многим другим, казалось, что наступила новая эра, и ошибки прошлого не повторятся. Несколько лет назад Орден джедаев был повторно уничтожен, а мастер Скайуокер пропал. И все это тенью легло на их историю, на их галактику, на все, что они ценили. Они - далекие от понятия Силы, простые люди. Многие из них даже не знали об Ордене ничего абсолютно, но Темная Сторона (о ней они вряд ли тоже что-то слышали) отразилась и на их жизнях. Хотят они этого или нет. Признавать, что это сила Темной Стороны или же слабость Республики, закономерная и логичная, каждый решает для себя сам. По принимал обе теории.

- За тридцать лет мы построили то, что сейчас тщательно разрушают. Никакой тогда победы не было, война идет до сих пор. Такое случается и Дэмерон из позитивного человека превращается в мрачного реалиста. Он все понимает, все принимает, просто порой трактует не так. Лишь потому, что живи он с этими мыслями всегда, давно бы превратился в серого, невзрачного пилота, у которого РУД вместо мозгов и прицел наводки. Ими должна двигать идея, а не личная месть каждого.
- Рад был помочь. Я пригоню свой крестокрыл поближе, зацепим тебя и полетим на базу. Думаю, тебе будет что обсудить с генералом. Он снова улыбнулся, но улыбка эта получилась не такой искренней, как раньше.

И уходя, он опять остановился, попросил рукой остановиться дроида.
- А, да, точно. Дроида зовут БиБи-Восемь и ты ему понравилась тоже - пилот постучал по овальной голове астромеха и тот приятно заурчал, перекатываясь из стороны в сторону. По еще не ощущал, что что-то начинается, вот с этого момента. Как обычно, люди, вовлеченные в по-истине исторические события не понимают этого. И не замечают.

В конце концов, эта встреча разогрела кровь. И По шел к своему самолету с довольной душой.

+1

17

Асока не знала, что делать и это, пожалуй, было причиной и точкой во всех вопросах и сомнениях. Отсутствие выбора, как такового, сужало возможность действий до ужасающего минимума, позволяя выбрать между можно и… можно, и больше ничего.  В обход того же Дэмерона, она могла продолжить копаться в этом ведре, надеяться на авось и удачу, даже выбраться с этой хаттовой планеты, но по итогу — куда лететь? Тридцать лет достаточно большой срок, чтобы родить ребенка и вырастить его в здорового банта — это они уже выясняли. Тридцать лет достаточно, чтобы состариться и умереть (или же умереть гораздо раньше) — это тоже не сложный логический вывод. Тридцать лет куда больше, чем может показаться на первый взгляд и она, будучи героем совсем иной эпохи, в эту явно не вписывалась. И нет, она, конечно, не пропадет, и работенку себе найдет и с голоду не умрет, но что получит по факту? Нужно твердо стоять на ногах, чтобы разобраться в произошедшем и найти решение проблемы. Нужно иметь за плечами хоть что-то, что даст худо-бедно уверенность в завтрашнем дне. Когда речь идет о Сопротивлении, трудно говорить об уверенности, но если генерал, о котором говорил пилот, действительно та самая Лея Органа, они смогут найти общий язык и все станет чуточку проще.

Возможно, Орден не самая лучшая система для познания Силы. Для управления — да, но со стороны простого джедая… — неуверенно пожав плечами, тогрута замялась, понимая, что её мнение на этот счет слишком не объективно, а она сама не имеет морального рассуждать на эту тему. Да и самому явинцу эти обрывчатые изъяснения едва ли интересны и понятны. Персона Люка Скайуокера для нее настолько же призрачна, насколько призрачен иная, с такой же фамилией. Многое еще предстоит узнать и во многом разобраться, а чем дальше  информация закручивалась в своеобразный клубок, тем тяжелее было её воспринимать, — Впрочем, это совсем не мое дело. Я не джедай и не мне судить, — это ведь тоже осознанный выбор; на что опираться и во что верить. Тано было достаточно Живой Силы и только Сила могла ограничивать её действия. Она сама сделала этот шаг, отказавшись от условностей Ордена и бессовестно поправ кодекс. Она сама отступила от Светлой стороны, избрав иную тропу. Все это гораздо сложнее и хватать с верхов нет никакого толка. Возможно, когда-нибудь они поговорят на эту тему подробнее и она расскажет ему. А может и нет. Неисповедимы Силы пути, познать многое предстоит, — что-то такое говорил магистр Йода. Он много чего говорил, но разве слушаешь старших, когда юность пылает, а кровь бьет в голову? Дети так глупы.

Биби-Восемь, — послушно повторила женщина, коротко кивая головой, — Я запомнила, — и прежде чем пилот с астромехом покинули ангар, прошептала последнему, практически одними губами, — Надеюсь, он не всегда такой зануда? — не то, чтобы Асоку это сильно беспокоило. Дроида жалко. И угораздило же попасться в компаньоны к болтливому явинцу, — И спасибо, да! —  в конце концов, если бы не он, торчать ей в этой дыре дни, а то и недели, в попытках что-нибудь придумать с собственной жизнью. А там глядишь и Паку бы подфартило в виде пары световых мечей. С голоду и душу Ситским богам продашь. Или тогрута уже продала? 

А что ей было собирать? Бросить пару безделушек в мешок, накинуть на плечи накидку — вот и весь скудный скарб. Куда сложнее упорядочить мысли и толкнуть себя вперед, обратно к трапу. Где же та грань, которая делить реальность и больные иллюзии? Где тот порог, за который переступать не стоит? Асока так боялась сделать лишний шаг, так боялась оступиться; да и просто боялась. Может все это игра? Может Темная сторона давно поглотила ее? Она обязательно об этом подумает. Она обязательно в этом разберется, но позже. А пока ничего не оставалось, как отдаться течению и плыть. И будь что будет.

+1


Вы здесь » uniROLE » X-Files » wasted