о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк деятельность форума
tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищете хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• rangiku
связь id415234701
пасет людей, котят, админов и заблудших лисов, бухая днями напролёт. шипперит все что движется, а что не движется, сама двигает и шипперит насильно, позабыв о своей работе.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• renji
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.

автор недели IORVETH

Пауза, что так необходима. Нормально поспать, отведать полноценную еду. Пообщаться с местными. А уже потом спросить про порталы. Может быть, этот местный владыка Элронд, чье имя назвал этот Глорфиндэль, об этом что-то знает. Теплая вода и чистая одежда помогают расслабиться и подарить отдых уставшим мышцам. Стук в дверь, тихий, ненавязчивый, застает меня, едва я успеваю накинуть легкую рубаху, уже облачившись в штаны и сапоги. Красный платок, что не успел надеть, сжимаю левой рукой, а правой открываю дверь, столкнувшись нос к носу с Тауриэль... Читать

ДИКОЙ ПЧЕЛЫ ДУША

Когда ты загораешься идеей впечатлить свою спутницу, ты пойдешь на все ради этого. Чтобы впечатлить Марту Джонс, я отправился в прошлое до ее встречи со мной, ошарашив девушку своим неожиданным появлением. Чтобы впечатлить Донну Ноубл, я решил попасть на пленку фильма "Последний самурай" с Томом Крузом, который мы с ней только что отсмотрели на премьере в Японии. Моя спутница сказала, что не поверит мне, пока не увидит меня в одном кадре с Томом Крузом, и я решил, что следует поддерживать свою репутацию на должном уровне. Засветиться на экране со звездой Голливуда? Раз плюнуть!..Читать

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста – выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да – это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни – накатим за его здоровье!

Hinamori Momo: Итак, я живу на Юни уже год. Может, больше, может, меньше - не суть. Просто мне хочется в который раз сказать, что этот форум стал для меня домом в первые же дни регистрации, и ничего не изменилось. На Юни действительно хочется заходить, хочется активничать там, вдохновляться играми и соигроками, брать твинков и наслаждаться жизнью. На Юни царит очень дружелюбная и приятная атмосфера, все люди там - добрые, все готовы общаться и играть, все - интересные и хорошие игроки, однако я не могу сказать, что на Юни собралась компания в том смысле, что других в нее не пускают. Согласитесь, бывает такое, когда сбивается основной костяк игроков и в этот коллектив трудно влиться новичку. На Юни этого нет! Вот правда, новенькие игроки легко смогут вписаться в компанию старожилов - вам тут и кофеньяка нальют, и пирожками угостят, и в игру затащат с порога. Отдельно хочу отметить работу администрации, которая действительно заботится об игроках и удобстве их обитания на форуме - я еще ни разу не встречала такой дружный, добрый, теплый и ответственный коллектив АМС, за что им огромная благодарность. За этот год я ни разу не усомнилась в том, что Юнирол - мой любимый форум среди всех остальных. Я рада, что стала частью этого чудесного места и знаю, что меня, как и всех остальных, там любят и ждут. "Дом никогда не бросает тех, кто взял и однажды поверил в Дом".

Ukitake Jushiro: Привет! Пришел я не так уж давно... месяца два назад где-то. Сам забыл, представляете? Заигрался. Да, тут легко заиграться, заобщаться и прочее... утонуть. Когда пришел, в касте было полтора землекопа, и откуда кто взялся только! Это здорово. Спасибо Хинамори-кун, что притащила меня сюда. Пришел любопытства ради, но остался. Сюжет для игры находится сам собой, повод для общения - тоже. Именно здесь я смог воплотить все свои фантазии, которые хотел, но было негде. И это было чудесно! За весь форум отвечать не буду, я окопался в своем касте и межфандомная развлекуха проходит мимо (наверное, зря), но я и так здесь целыми днями - ну интересно же! Вот где азарт подстегивается под самое некуда, а я человек азартный, мне только повод дай. У всех тут простыни отзывов, я так не умею. Да, о простынях. Текстовых (ржет в кулак) Именно здесь я побил свой собственный рекорд и выдал пост на 5000 знаков. И вообще разучился писать посты меньше 3000 знаков, хотя раньше играл малыми формами. Так что стимулирует. К слову, когда соигрок не подстраивается под твои малые формы и пишет простыни, ты начинаешь подстраиваться сам и учишься. Это же здорово, да? Короче, здесь уютно, приятно и можно попробовать выплеснуть игру за пределы привычного мне Блича, и для этого не нужно десять форумов по каждому фандому, все есть здесь. Надо только придумать, что играть. Или просто сказать, что хочешь - и тебе придумают. Еще один момент. Я не электровеник, и мне приходится всем это сообщать или играть с теми, с кем совпадаем по ритму, но здесь я еще не услышал ни одного упрека, что медленно играю. Благо вдохновляет и тут я сам как электровеник... временами, ага. Короче, это удобно и приятно - держать свой темп и знать, что тебе не скажут ничего неприятного, не будут подгонять и нервировать. В общем, ребят, успехов вам, а я пошел посты писать:)

Lara Croft: Я не умею писать большие отзывы и рецензии, каюсь, грешен. Но поделиться своими впечатлениями и эмоциями от этого проекта все же хотелось бы, скорее даже для себя, чем для кого-то. Это замечательный форум. Почему? Потому что он вернул меня обратно к ролевой жизни, куда я уже и не надеялась было вернуться никогда. На самом деле до Юни у меня все было сложно – то ли мне, как плохому танцору, все время казалось что форумы были какие-то не такие, то соигроки оказывались факапщиками, то ли я сам нигде не мог свою задницу пристроить ровно, потому что в ней торчало шило размером со шпиль Эмпайр-Стейт-Билдинг. Но после перерыва почти в год, когда я ограничился лишь написанием анкет и ливанием с форумов, попасть на Юни было просто чудом. Почему? А черт его знает, с первого взгляда все казалось таким же, как на других кроссоверах до этого, коих я сменила… по-моему, все, что есть в рунете. Все дело в людях. Скажу честно – они разные. Но в этом, наверное, и вся прелесть. Мне повезло найти на проекте человека, который стал моим хорошим другом. Даже двух таких людей, одного вообще в моем городе, так что кто знает – может и тот, кто прочитает мой отзыв, сможет потом найти себе доброго товарища на просторах Юни. Что же касается конкретно форума и что может быть интересно тому, что захочет присоединиться к проекту – форум живучий, развивающийся и очень активный. Народ играет и играет много, и не буду лукавить – сама я пишу в двадцать раз больше постов, чем писала до этого на своей ролевой памяти. Администрация честная, доброжелательная и отзывчивая. Флуд веселый и все, в принципе, относятся друг к другу хорошо без каких-либо подковерных войн. P.S. А нет, все-таки умею в простыни..))

Clara Oswald: Дорогие мои юнироловцы! В первую очередь команда АМС. Хочу в этом отзыве выразить свою огромную благодарность вам! Спасибо за то, что терпите меня, мои странные идеи, бесконечные смены ролей, уходы-приходы. Вы просто чудо! Вы самые терпеливые, понимающие и крутые! Я очень рада тому, что куда бы не заносил меня мой идиотизм, я все ровно возвращаюсь на Юни, потому что, видимо это судьба, и этот форум самый лучший. Не перестаю в этом убеждаться! Путь у вас всегда и все будет на высшем уровне!!! Отдельные приветы фандомам Волчонка и Доктора Кто, конечно же. Вы все чумовые ребята! Обожаю вас!!!

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » X-Files » My new world and new story


My new world and new story

Сообщений 31 страница 50 из 50

1

My new w o r l d and new s t o r y
«If more of us valued food and cheer and song above hoarded gold, it would be a merrier world.»
http://s0.uploads.ru/t/3uw91.png

http://s2.uploads.ru/t/Cn5i1.gif
Boromir


И не важно, что было в  н а ч а л е этой истории,
Пусть даже мир перевернулся с ног на голову.


Пусть все изменилось, исчезло и было переписано заново,
Главное к чему эта история привела
в  к о н ц е...

http://sf.uploads.ru/t/dPaM6.gif
Okumura Yukio

[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]


http://sf.uploads.ru/AQlGh.png

Отредактировано Okumura Yukio (2017-10-11 04:00:04)

+1

31

Боромир оказался довольно открытым человеком. Несмотря на то, что тема, которую решил открыть Юкио, слегка личная, можно сказать закрытая для посторонних глаз. Во всяком случае, так было для Окумуры.

Когда-то давно многие пытались расспросить у Юкио про Рина, но тот лишь рассказывал то, что и так известно. Он мало, что упоминал про детство, все-таки не всегда он был умным и сильным, как сейчас. Раньше все время прятался за спину брата и в какой-то степени был его тенью. Печально вспоминать об этом, но факт оставался фактом.

Юноша усмехнулся, отдав меч своему новому знакомому и заслышав фразу про принца. «Ну, ведь потому и принц. Если у тебя есть статус, тебе всегда будут говорить, что тебе делать», - с неким огорчением пронеслось в мыслях Юкио, ведь ему тоже всегда говорили, что нужно делать, но не из-за статуса принца, а статуса будущего экзорциста и надежды отца.

Когда Окумура присел рядом с новым знакомым и начал слушать его рассказ о брате, он даже слегка позавидовал Боромиру. У них с братом явно присутствует идиллия, чего не хватало между Окумурами. Сразу видно, что принц ведет себя с младшим братом, точно так же, как Юкио ведет себя со старшим, несмотря на то, что этого звания добился именно Рин, рожденный на полчаса раньше, чем Юкио.

Его характер был таким же, как и описывал Боромир про своего брата (не считая ума, конечно). Видимо, они бы подружились, судя по рассказу юноши. На самом деле, слушая сейчас своего друга, Окумура видел в нем себя, только вот единственное, что отсутствовало в нем это смятение и непонимание самого себя.

Каждое утро, просыпаясь в своей кровати, Юкио часто переспрашивал самого себя: «кто я на самом деле такой? Есть ли во мне сила, как у Рина? Кто была наша мать и почему связалась с Сатаной?!». Именно это волновало его каждый день, а после перешло в некую паранойю. Наверное, отчасти, из-за этого юноша был замкнут, спокоен и почти никогда не выражал собственных эмоций и чувств. Мало с кем разговаривал, почти всегда пытался молчать, когда это было необходимо. Юкио больше похож на робота, у которого были определенные команды, но иногда он все же пытался понять своего родного брата и поведение окружающих. Даже изредка прислушивался к своей напарнице.

-У тебя интересный брат, - выдыхая на последних словах Боромира, проговаривал Юкио, поворачивая взгляд к своему новому знакомому. – Да и ты тоже. Отличный воин, хороший старший брат… Чего не скажешь обо мне, - взгляд задумчиво направился на потолок, ведь при вопросе о брате, в голове юноши возникали самого различного рода воспоминания. – Как ты знаешь, - решил он начать издалека, чтобы описать всю ситуацию, которая складывалась между двумя братьями. – Наш отец был священником. Он не родной нам, однако, он воспитывал нас с детства, а потому считай, что он самый настоящий. Наша мать умерла, а кровный отец… - язык не поворачивался раскрывать всю правду до конца, а потому на этом моменте юноша слегка споткнулся. – Можно сказать, что его нет, так вот. Мы воспитывались при храме, и я всегда был слабым. Любил читать и писать, а брат всегда был дурачком, - Юкио усмехнулся, вспоминая, как он пытался впервые что-то приготовить на кухне. – Но он стал хорошим поваром. Я изучал экзорцизм, как и мой отец, но Рин никогда не знал об этом. Он всегда вспыльчивый, но никогда не оставлял моих обидчиков в покое. В детстве, я пообещал отцу и самому себе, что буду защищать его и когда-нибудь стану сильным, чтобы моего старшего брата никогда не тронули демоны. Он старший, потому что родился раньше меня, но все, кстати, удивляются, когда узнают, что мы близнецы, - когда Юкио говорил о брате, на его лице образовывалась теплая улыбка от приятных воспоминаний. – Никто не верит, так как мы очень разные. Я всегда любил сидеть на месте и изучать книги, а Рин всегда был оптимистом и не мог заставить себя спокойно посидеть. В отличие от меня он очень добрый, но иногда бывает слишком глупым. К нему тянутся люди и у него много друзей, жаль, что с братом ему не повезло… - улыбка тут же сошла с лица, когда в голове возобновилась картинка того дня, когда старший Окумура после смерти отца решил стать экзорцистом. – Я единственный, кто желал… Его смерти, - в глазах образовалось некое отчаяние и боль от того, что Юкио, чуть сам не убил дорого и близкого ему человека. – Я ненавидел его, - взгляд все еще направлен в сторону.

Действительно, сложно признать родного брата демоном, а потому для Юкио было тяжело говорить о том, что он уже ни один раз осознавал, как сильно ненавидит Рина за его силу. Правда, только недавно он понял, как сильно он ненавидит именно себя. Человек, который так и не смог стать сильнее, который не смог выполнить обещание и защищать своего старшего брата. Именно младший брат был виновен в том, что сейчас Рин находился в постоянной опасности. Он никогда не мог углядеть за ним, сколько бы ни старался. Не мог понять его, не мог поверить в него. Он никогда не стал бы для него братом, которым когда-то хотел стать Юкио.

-Поэтому, - он переводит взгляд в сторону Боромира. – Я и говорю, что твоему брату очень повезло с тобой.

Искреннее признание, которое начинает бить прямо в сердце. Боль от того, что не смог чего-то сделать раньше, а теперь так сложно это исправить. Интересно, как взрастить любовь к близкому человеку и начать понимать его, если не мог этого сделать никогда? Наверное… Юкио никогда не поймет, что значит быть примерным братом…
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

32

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]То ли в мире, откуда явился Юкио, фразы иначе строили, то ли у чужаку все еще ударял в голову эль, но Боромир, ненавидящий риторику, на него смотрел немного настороженно. Пока слушал – «возможно, он волнуется просто?» - было б чему волноваться. Он поскреб переносицу, хмурясь слегка – теперь в собственной голове надлежало уложить услышанное. И желательно, так, дабы понять самому. Всех этих поваров и жрецов-воителей как-то в один ряд выстроить – вначале же Юкио назвал своего отца – приемного, как оказалось – священником? Или рыцарем? – о невеселом говорил Юкио, но Боромир все таки от неловкого смешка не удержался. Как и часть сказанного – не сумел все же удержать в голове.
Слушая, он невольно примерял на себя этих двоих братьев на себя и Фарамира – и получалось так, что этот самый Рин вполне походил на самого Боромира. Только вот кто посмел бы назвать Боромира «дурачком» - разве что, только Фарамир бы и посмел. Нет, дураком старший из принцев не был – самонадеянным вот был, и временами ленивым. А что до «усидеть на месте»…
Он хмыкнул. Чуяло сердце Боромира, что с этим самым Рином, окажись он на месте своего замкнутого братца, они сперва бы подрались, а потом уже стали выяснять, кто есть кто, и какого дерьма делает в древнем подземелье. А потом бы, Боромир не сомневался, они б еще и подружились – он всегда особенно крепко  сходился затем с теми, кого когда-то побил. Лучше ли такое? – а толку сравнивать-то, если Юкио и без того показал себя как стойкий боец, да и в общем, парень неплохой. Только чушь городит, - Боромир с силой потер лоб, пытаясь уяснить для себя, все-таки, что такого может сделать шебутной и легкомысленный человек, у которого много друзей, дабы его младший брат – брат! – стал ненавидеть, и желать ему смерти.
«А может, младший так же обо мне думает», - холодным вихрем мысль пронеслась, обдала, будто ушатом воды, да и сгинула. Нет, Фарамир точно не таков. «Но может, станет?» - и не станет. Зря у него, что ли, есть старший брат, который за ним присмотрит? – он опять усмехнулся, хоть и невесело.
- Так не пойму, - все-таки, не понимал, - что такого тебе сделал твой брат, что ты ненавидишь его? или ты себя больше ненавидишь за то, что его ненавидишь? – учителя риторики, точно, удар бы на месте хватил, но Боромиру сейчас было не до словесных красивостей. – Может, твой брат иногда и ведет себя как дурак, но у него же есть своя голова на плечах. Хотя, иногда эти болваны совершенно не спрашивают, что мы о них думаем, и поступают по-своему. Этого не изменить, - на черное небо выкатилась полная луна, и вдалеке, за спуском, дрожала отблеском на черных водах Андуина. Где-то там, в Минас-Тирите, Фарамир десятый сон уже видит, наверное. Скромняга, но себе на уме, каких поискать. И отважный, к тому же – поистине, немалая смелость нужна, дабы противостоять отцу и правителю, когда тебе двенадцать, а то и меньше. Пред наместником робел даже Боромир, хоть и порой поступал так, как считал нужным. И все же…
«Не за характер – за Митрандира ему достается», - шепнуло горьким воспоминанием. Но вслух принц сказал:
- А сам он что? То же тебя терпеть не может? – за грубоватым напором, на самом деле, пришлось скрывать некое смущение. Понять чужака просто хотелось… но в голове происходящее точно не укладывалось. Ненавидеть того, кто тебя защищал в детстве, просто потому, что он веселый, и у него много друзей? – нет, так не бывает, все же. – Не поверю, - твердо добавил Боромир. – Ты знаешь, что такое честь, и что такое данное слово. Даже если это часть твоего «задания». Так почему? – отступать уже было некуда, даже в таких вопросах. Разобраться – иначе никак. Даже если тема щекотливая и неприятная. Отступить уже не получится.

+1

33

Тема о родном брате была и правда, слегка больной. Наверное, Боромиру было этого не понять, ведь отношения, которые складывались между Юкио и Рином были весьма натянутыми. Рин сам это понимал, Юкио видел это, однако старший брат всегда смотрел в будущее и никогда не унывал. Добрый, отзывчивый, действительно, многие не понимают, как такого можно не любить и как возможно ненавидеть? Однако даже его друзья однажды отворачивались уже от него, когда раскрылась тайна его происхождения.

Уныние не входило в перечень настроя Рина на этот мир, в то время как Юкио буквально жил этой нарастающей депрессией. Младший брат всегда мечтал узнать больше о своей семье, узнать, почему мать так поступила, когда была молодой и связалась с демоном, почему отец воспитывал их и никогда не говорил им о настоящей матери, все время, пытаясь избегать эту тему. Рину было все равно, он говорил, что им незачем знать всю правду, однако  эти слова ничуть не успокаивали Юкио. Он словно был одержим этой идей познания, и хотел добраться до истины, открывая перед собой более широкую картину в целом. Возможно, с какой-то стороны старший Окумура был прав, не стоит так гнаться за информацией, которая может принести, лишь боль, жаль, что Юкио не мог понять и принять этого.

-Он… - Юкио сжимает руки. Сложно вспоминать юноше тот день, когда он вернулся домой, однако было слишком поздно. Широ был мертв, а Рин обрел силу сатаны. Тогда младший Окмура сразу догадался, в чем было дело и почему Сатана смог вселиться в тело Фуджимото. – Из-за него умер наш отец, - он вновь поднимает взгляд вверх. – Я не могу объяснить всего, это слишком сложно. Даже я мало что понимаю, но… Наверное, отцу следовало убить нас, когда мы только появились. Возможно, проблем с демонами было гораздо меньше…

Он говорит загадочно, не договаривая самых главных слов, но ему сложно произнести это вслух, пусть даже не в своем мире. Пусть даже скоро он вновь отправится в свою вселенную, пусть здесь он не имеет способностей, однако даже язык не поворачивается сказать, что он сын демона. Сын дьявольского создания, который был владыкой Геенны. В их мире это было неприемлемо, отвратительно. Да, и не удивительно, ведь это синее пламя, которое досталось им от родителя, когда-то уничтожило множество экзорцистов и мирных жителей.

Он усмехается, чтобы скрасить мрачную атмосферу. Пытается улыбнуться, пусть и получается плохо, но привносит некую яркую секунду в эту мрачную и нагнетающую обстановку. Он не хочет говорить о чем-то плохом, тем более вгонять в тоску своего нового знакомого, во всяком случае, не здесь и точно не на трезвую голову. И как раньше Юкио не замечал столько выгоды в выпивке?

-Братские отношения – вещь весьма специфичная. Особенно, если речь идет об экзорцистах и мире, в котором я живу. У нас нет открытости и взаимопонимания между людьми. В моем времени многие люди по большей части замкнуты. У нас нет маленьких деревень, или таких городов, как у вас. У нас огромные мега… - слово так и хотелось вырваться из уст юноши, как тот резко вспомнил с кем, имеет честь разговаривать. – Кхем. Страны, континенты, острова, поселения. В моем городе насчитывается более миллиона людей, а потому не удивительно, что люди скрывают свои чувства где-то глубоко внутри, - он слегка дотрагивается рукой до груди. Однако там уже ноет и болит сердце. Там словно поселились кошки, и начинают скрестись, делая ужаснее на душе с каждым мгновением. Но после юноша лишь отчаянно вздыхает, понимается на ноги и смотрит на Боромира, вновь усмехаясь, но теперь на собственные мысли. – Может, отметим первую тренировку в баре, а завтра, я так понимаю, в бой?

Ох, Юкио, Юкио. Пришел сюда прилежным и послушным мальчиком, а сейчас готов посидеть в шумном помещении, желательно, с напитком, у которого градус не меньше, чем у хорошего пива, но, в идеале, лучше больше. Нет, ну тоже не плохо, ведь он сейчас не у себя на родине, так? Ну, а если выпил в другом мире, то можно даже не считать, ведь для младшего Окумуры это даже не отразиться в его будущем, ведь он даже не живет здесь, он всего лишь гость для своего нового знакомого – Боромира.
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

34

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]Чего-то такого Боромир ожидал – если ступаешь на скользкую почву, то нечего удивляться, что она тебя либо утянет в себя, либо из-под ног уйдет. Юкио ответил уклончиво – и это стоило просто принять, - принц ожесточенно поскреб висок, пытаясь скрыть неловкость. Уже досадуя на себя за то, что полез чужаку в душу. Чего там ковырять, топать сапожищами? Вытаскивать эту занозу из-под ногтя Боромир взялся напрасно, и сейчас искренне совестился содеянного и сказанного, – ведь просто так такими бедами не делятся. Надо было довольствоваться тем, что услышал, но вот если с чем у Боромира беда всегда и была, так это с терпением и тактом. И с риторикой, чтоб ей пусто было, - он наклонил голову, проглатывая комок, оставляя сказанное Юкио лишь прозвучавшим. Не стоило давить расспросами дальше, это он нутром почувствовал. И горящими – в полумраке незаметно – ушами. Разобраться? – да как бы не так.
Лучше остановиться.
«Однако…»
- Спасибо, что ответил. И прости, что я спросил, Юкио, сын… как звали твоего достопочтенного отца, да обретет он покой в Чертогах Безвременья? – может, в этой самой Ассии место посмертия и называлось иначе, но Боромир желал достойному человеку оказаться там – пускай тот и был из другого мира.
«За что вот только родителю убивать детей, пусть и приемных?» - резко выдохнув, Боромир поднялся. В Мордор куда-нибудь все эти мысли. Достаточно неловкостей на сегодня, - он усмехнулся, размяв шею, расправил плечи, словно засиделся на одном месте.
- «Бар»? Что это? – короткое и непонятное слово, еще одно из словечек чужака. – А, ты про таверну. Пойдем, нас там ждут, - он рассмеялся. Возможно, с оттенком облегчения – Юкио хватило ума перевести тему. А выпить после такого непонятного и неприятного разговора – свою-то душу тоже расковырял – стало бы весьма кстати. Если же Юкио хочет отметить это, как тренировку – да пожалуйста, - Боромир с размаху хлопнул его по спине, ведя прочь со двора. Темно кругом было, но редкие факелы освещали неширокие улицы поселения, а впереди, прежней черной лентой посверкивал в свете луны Андуин. И приветливо светилась огнями таверна, которую они не столь давно покинули.
- О, милорды, добро пожаловать, - пропели в унисон девицы, обмахивая лавки, на которые «милордам» предстояло сесть. Снова на столах зазвенели кувшины с элем, а по знаку Боромира вскоре появилась и средней увесистости бутыль в оплетке из лозы. Принц дернул пробку, открыл, принюхался.
- Вино из Дол Амрота, - булькая, и светясь мягким золотом, оно полилось в серебряные кубки – «успели сбегать за ними?» - Это город, далеко на юге отсюда, - вино пахло летом, яблоками и медом. – Моя мать была родом оттуда, - сообразив, что опять говорит немного не о том, Боромир продолжил, прочистив горло:
- Дол Амрот – порт, со множеством кораблей. И лучшими виноградниками, какие только есть в Гондоре, - он поднял свой кубок, чуть усмехаясь. – Но Минас-Тирит – моя родина. Крепость Последней Надежды, что стоит у подножия великой горы Миндоллуин. Он – словно жемчуг и серебро; Белый Город, сверкающий на солнце, будто звезда. Он велик и величественен, и в нем живет много людей, - звонкие улицы, мощеные камнем, вставали перед Боромиром, мчались ему навстречу, как если бы он ехал по ним на коне, - и – разных людей. Мы, народ Гондора, никогда не лжем, и отвечаем дружбой на дружбу, а честностью – на честность, - он сделал паузу. – Ты чужой здесь, Юкио, но, если твои дороги еще однажды приведут тебя сюда – знай, тебя встретят и примут в моих землях, как своего, - тонко кольнуло сожалением – по чужому миру. Скверно же им там живется, если так обстоят дела – с тем, что заперто в сердце, и привычкой молчать?
- Да хранят тебя боги твоих земель, - и будто солнечными лучами дол-амротское вино пролилось внутрь, теплом и светом, оседая мягко и почти горячо; Боромир широко усмехнулся, отламывая кусок пирога с мясом – девчонки расстарались. – Ты прав, завтра – в бой. Выдвинемся до рассвета, так что успей отдохнуть, - только вот, не мешкая, он снова налил вина – и себе, и Юкио.

+1

35

Других людей, а уж тем более с таким настроением к своим родственникам, довольно тяжело прочитать. Юкио знал это лучше, чем никто иной. Ведь в его окружении тоже были люди, которых он не понимал, потому что даже не мог представить, какого это быть на их месте. Поэтому с такими людьми лучше закрыть тему сразу, чтобы не ставить самого себя в неловкое положение, от услышанного. Он не знал, как реагирует на все это Боромир, однако видел некое недопонимание от его слов на лице.

«Моя семья слишком необычная», - вздыхал про себя Юкио, однако вновь улыбнулся от воспоминаний об отце.

-Моего отца звали Фуджимото Широ, - в голове проскользнули отрывки из детства, когда они с братом были еще счастливы.

Не знать правду о себе, действительно, несло в себе какой-то смысл. Например, говорят, что чем меньше знаешь, тем крепче спишь. К этому совету стоило бы прислушаться, особенно столь любопытному юноше, как Юкио, который, сгоряча, мог и дров наломать. Из-за его вспыльчивости, которую он пытался сдерживать внутри себя, поступки его порой были необдуманными, отчего это мешало во время работы, или когда нужно было применить здравый смысл.

-А, да, - внезапно встрепенулся Юкио, вспоминая, что находится в другом времени и здесь некоторые слова, которые часто употребляются в его мире, не существовали вовсе. – Прости, - неловко улыбаясь и почесывая затылок, произнес Окумура. – Просто у нас таверны называются барами, правда, смысл у них один, - он усмехнулся и решил, что терять времени не стоит, а потому пора отправляться и отметить удачное окончание этого вечера.

Вообще последние дни у экзорциста выдались довольно занимательными, особенно, начиная с того момента, как он оказался здесь. Ему повезло узнать много нового, исследовать новый мир и даже завести знакомство не с абы кем, а с принцем. Подумать только, кто бы мог предположить, что обычный ключ сможет привести его сюда? Однако ректору по прибытию он все-таки задаст парочку вопросов насчет того, что именно хотел сделать Фель, посылая его на подобное задание мирового уровня.

И вновь, он чувствует запах алкоголя, которыми, кажется, пропиталось все заведение. Вновь их встречают и сопровождают до столика, а после тут же приносят выпивку. Гостеприимные все-таки люди на чужих ему землях попались, пусть и мало он пока что про них знает, однако ненадолго притвориться своим, благодаря Боромиру, уже может.

-Я рад, - произнес Юкио, дослушав нового друга и поднимая налитую до краев кружку с выпивкой. – Что повстречался с таким человеком, как ты, Боромир, и вижу народ у вас здесь тоже гостеприимный. Будет очень горестно расставаться с этими землями, а потому я постараюсь запомнить больше добра, который мне принес этот мир и это время. Спасибо, за то, что приняли меня.

Сегодня он пьет за людей, которые, несмотря ни на что, привели его в свой город, накормили, одели и даже провели урок по фехтованию. Он думал, что все его приключение закончится в той башне или же, когда появятся демоны и их нужно будет изничтожить. Но теперь он понимал, что судьба и это время просто не могут не оставить о себе положительных эмоций, с которым он позже вернется к своему брату и ученикам. Однако чтобы не случилось, с ним всегда будет ключ, который дал ему Мефисто, а значит, велика вероятность, что он вновь сможет посетить эти земли, да и неизвестно, как долго он будет пребывать здесь сейчас, ведь уходить отсюда он явно не спешил, тем более с столь отменным вином.

Завтра предстоит сложный день, а сегодня время расслабиться и отдохнуть. И пусть наутро будет слегка болеть голова из-за непривычки пить, пусть будет работа вновь наполнена неприятными ощущениями, но сегодня он вновь поднимет кружку, выпьет за судьбоносное знакомство и насладиться прекрасным вином этой таверны.
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

36

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]Легко лилось и легко же пилось дол-амротское вино; мимолетная мысль что, дескать, так налегать не стоит – подъем ранний предстоит, да и дело ответственное, пролетела, словно остатки вина из кубка – махом, в единый миг. Ярче краски становились, светлее - огни, и все веселее было сидеть, - Боромир и сам особо заметить не успел, как одна из девушек – та, что русоволосая, с косой, оказалась рядом с ним, и теперь прижималась к его бедру свои. От вина не отказалась, посматривала лукаво и чуть застенчиво – но он-то знал цену таким вот взглядам. Давненько уже знал, - предвкушая неплохое развлечение, Боромир, чуть сощурясь, посмотрел на Юкио. Того дол-амротское, по-видимому, стало забирать посильнее, чем гондорского принца. То ли в телосложении дело было, то ли с непривычки.
«Ничего, главное, чтобы завтра лыко вязал. А не сможешь – найдется, чем в чувство привести», - последствия самых чрезмерных возлияний здесь лечить умели так же хорошо, как и принимать гостей. Боромир прекрасно понимал, что комендант форта Каир Андроса непременно доложит о случившемся в Минас-Тирит, и известие о странном чужаке рано или поздно достигнет отца. И пусть его!.. За Юкио, сына Широ, Боромир может поручиться честью. Ведь если бок о бок сражались, если рядом кровь проливали – то разве иначе может быть? – он неловко повел заживающим плечом, и улыбнулся девчонке, что потянулась приятно прохладными ладонями поправить на нем повязку. «Надо же», – пока тренировались, даже не обратил внимания на то, что рука болит. Ну, бывало и такое, - Боромир вообще особо никогда не замечал ни синяков, ни шишек своих, на даже ран. Все заживало на нем быстро, как на собаке. Вон, однажды со сломанным ребром в стену щитов сунулся, и ничего, не только жив остался, но и повоевал славно!
И о воинах, кстати…
- Скажи, дружище, - между прочим будто, и с легко подвернувшимся на язык этим «дружище», поинтересовался Боромир, - если вы так туда-сюда легко ходите, - изобразил пальцами, как будто человек прошел – девчонки захихикали, - то твои товарищи не заглянут ли к нам… на огонек? – хмель хмелем, а о том, что рядом сидят и щебечут девки, которым знать про Юкио правду н е з а ч е м, принц все же не забывал. – С теми штуковинами, что у тебя, - короткий прищур. Расслабился ли Боромир? – и да, и нет. Существовала ли угроза? – и да, и нет. Но кое-какая идея уже зрела в его голове, и над ней еще предстояло, впрочем, поработать… это он отложит на завтра.
- За дружбу! – провозгласил он тост напоследок, и опрокинул в себя кубок залпом. Семнадцать лет, ха? – ох, это отец про то не знает, но, бывало надирался его старший в свои семнадцать (и в шестнадцать, и в пятнадцать) в такие слюни, что стыдно даже вспоминать. Стыдно – «и весело», - что же, без умения пить солдата не бывает. Умей, что называется, и такое вынести, - он поднялся из-за стола, чуть помотал головой – ярко освещенная зала таверны слегка плыла по бокам, но, в общем, пол из-под ног пока не уходил.
- Куда нам? – под руку Боромира мигом подхватила русоволосая, и, улыбаясь, повела было по коридорчику, но принц обернулся на Юкио через плечо напоследок:
- Помни – выступаем на рассвете! Смотри, пробудись, не проспи, - и, смеясь, последовал за своей хорошенькой провожатой. Скрипнула, стукнула дверь в полутемной комнате, маленькие ладошки прижались к груди Боромира, теперь не прохладные уже, но горячие.
- Погоди, - приостановил он девчонку, легонько сжав за запястья. Притянул к себе, прошептал несколько слов на ухо – та хихикала, и от щекотки, и от услышанного. Затем девица, озорно сверкнув глазами в неярком свете свечи, чуть поклонилась, и сунулась было к двери, но оказалась поцелована напоследок – только потом принц выпустил ее.
- Беги, беги, - весело фыркнул он себе под нос, когда дверь захлопнулась, и потянул через голову рубаху. Сильный запах потушенной свечи еще не до конца вытянуло через приоткрытые ставни, когда русоволосая вернулась, и со смехом упала на кровать рядом с Боромиром.
- Ну, как? – одна рука скользила по тесемкам платья, другая – распускала густую шелковистую косу.
- Я сказала ей, - жарко выдохнула девчонка. – Она… придет к твоему другу, милорд, - двери в Каир Андросе изнутри не запираются. И законы гостеприимства оказались бы невозможно попраны,  случись так, что Боромир, сам уйдя развлекаться с девицей, не предоставил бы подобного тому, кого назвал своим другом. Интересно, чем там дело закончится? – поначалу он попросту тихо ржал, зарывшись лицом девчонке в волосы, но потом все же  сумел совладать с собой. Поистине, ночка для Юкио получится незабываемая – чем бы там дело не закончилось.

… А голова наутро, все же, побаливала, - из постели себя, да от теплой девки, Боромир буквально вытолкнул. Утренний туман плыл над Каир Андросом – «вечно здесь туман», - лениво подумалось принцу, который, натянув штаны, побрёл к колодцу – умываться. Вода там была еще ледянее, чем в роднике, так что проснулся он быстро. К тому же, неласковым было мартовское утро, зябким, - остатки хмеля, как и головная боль, выветрились мигом. Разве что тяжесть небольшая осталась в голове, - он покосился на движение в  истаивающей молочной пелене, и приветственно кивнул Юкио.
- Утра доброго, Юкио, сын Широ. Хорошо ли тебе спалось? – вот Боромиру, сыну Дэнетора, вот спалось превосходно. А от осознания того, что скоро их ожидает и горячий завтрак, и новое приключение, на душе становилось еще лучше.

+1

37

Это место не только ценилось своим гостеприимством, но и начинало влиять на характер юноши. Он давно так не развлекался, да и вообще развлекался хоть когда-нибудь? Он помнит, как все время возмущался в сторону напарницы, которая то и дело хлестала алкоголь, при этом иногда забывая, что находится на задании. Сейчас Юкио, кажется, становился таким же. Правда, как таковых миссий у него не было. Фель, всего на всего, захотел проверить, что скрывает в себе ключ, который он с радостью вручил Окумуре.

Сам Юкио уже начинал не понимать, что с ним именно творится. Вроде ему легко и комфортно, да и мысли злые не терзают, а с другой стороны юноша никогда не пил до этого, так с чего вдруг так прильнул к столь отменному вину? Видимо, эта атмосфера и правда, сильно влияла на него, да и отказать своему новому другу было как-то некрасиво, неправильно, тем более, когда сам захотел отдохнуть. За той дверью его ждет брат, ученики, а здесь его даже никто и не знает толком. Неплохое место, если хочешь начать новую жизнь, жаль, что время совсем не его.

-Дело не в дверях и не в наших способностях, - проговаривал Окумура, вкушая винный напиток. – Дело в ключах, которые мы используем, - он вновь достал из кармана ключ, который ему дали в его мире. – Каждый ключ является неким порталом, благодаря которому мы можем выйти в тот или иной город или место. Один ключ от одного места. Да, у нас у всех есть похожие, но этот мне дали как особенный. Никто не знал, куда именно он ведет, а потому первопроходцем решил стать именно я.


Отличный после выдался вечер. Выпивка продолжала литься, однако Юкио сильно не налегал, потому что знал, чем это может закончиться. Когда глаза начинали слипаться, юноша понял, что пора переходить к ночлегу, ведь завтра не самый легкий для него день. Не то, чтобы для него расстановка печатей была напряженной, нет. Однако для нее тоже нужны были силы, ведь создавая подобную печать, нужно вложить немало духовной энергии.

После последней выпитой кружки, которая тоже была за дружбу и мир на этих землях, Юкио последовал за Боромиром, который явно решил для себя не сразу ложиться спать. Конечно, юноша до сих пор не понимал таких тесных связей между девушками и юношами, однако и против не был. Главное, чтобы это его не касалось, а остальное не важно. Правда, в этот раз, кажется, он опять где-то ошибся.

-Да, тогда до завтра, - кивнул Окумура, еле плетя языком и чувствуя жар в области щек. Все-таки последняя кружка была явно лишней, ведь Юкио почувствовал некий дискомфорт внутри, который так и говорил о том, что пора «и честь знать». – Приятных снов, - прошептал он напоследок, опуская голову вниз и пройдя в комнату, которую выделили специально для него.

Слегка потянувшись и начиная раскладываться, внезапно юноша услышал стук в дверь. Сначала он подумал, что что-то произошло или Боромир решил на ночь глядя о чем-то еще узнать у экзорциста, однако и тут Окумура ошибался не меньше, чем за все это время, которое провел здесь. «Кто это?» - подходя к двери, бубнил в мыслях Юкио и слегка пошатывался из-за вина, все еще играющего в его крови.

-З… Здрасте… - кротко кивнул Окумура, оглядывая девушку со светлыми волосами, которая отдаленно напомнила ему о Шиеми. – Простите… Вы что-то хотели?

Из-за неяркого освещения от свечи и плохого зрения, на которое также влиял и алкоголь, Юкио плохо мог разглядеть девушку. Точно так же, как и разглядеть то, что у нее читалось во взгляде, да и вряд ли ему бы понравилось то, с какими целями к нему пришла незнакомка. Естественно, Окумура начал теряться в мыслях, когда над двумя людьми нависла тишина, ведь он боялся сказать что-нибудь не то, все-таки неизвестно, как на это отреагируют другие. Однако когда барышня начала вести себя довольно открыто и смело, дотрагиваясь рукой до щеки молодого человека, тот сразу понял к чему пошло дело, ведь и улыбка на ее лице начинала говорить сама за себя.

Признаться честно, Юкио был давно «укоренившимся» девственником, который явно не думал когда-нибудь лишаться этого достоинства (ну, а для кого-то недостатка), в свои шестнадцать лет. Правда, неизвестно, что произошло бы потом, ведь он надеялся сохранять свои внутренние потребности и животные инстинкты совокупления в «узде». Все-таки его отец был священником (правда, он был не очень хорошим примером для подражания, если дело касалось представительниц женского пола), да и воспитывался юноша в монастыре. О каких порочных связях может идти речь? Конечно, выставлять девушку в столь позднее время было бы как-то не прилично, возможно, даже по-свински, чего Окумура никогда не мог сделать.

«Что делать, теперь?» - алкоголь, все еще играющий у него в крови никак не мог дать ни одного разумного ответа на этот вопрос. Все-таки, когда человек напивается, он всегда хочет «острых» ощущений, несмотря на то по каким правилам и традициям ты живешь. Провести ночь с девушкой – грех, выгонять тоже. Остается вариант каким-то образом избежать печальных последствий столь перспективной ночи.

Дурак? Ну, да он был дураком. Еще каким, ведь какой парень, тем более в его возрасте, откажется от девушки на «одну ночь», но Юкио был человеком особенным и личностью индивидуальной, потому принципам своим изменить никак не мог. Когда девушка прошла в комнату, и нужно было бы приступить к становлению на путь настоящего мужчины, но нет. Несмотря на то, что перед глазами слегка мутнело, а в голове был кавардак, парень решил прибегнуть к хитрости. Он подошел, медленно наклонившись к уху девушки, слегка одаривая даму своим теплым дыханием и прошептал:

- Я скоро подойду, жди меня здесь, - и вышел из комнаты.

К счастью, одет он был и не успел даже припрятать весь арсенал, а потому ночь у него удалась удачной. Он давно хотел побродить в одиночестве, а, раз уж так сложились обстоятельства, то лучшего времени было не найти. В итоге у кого-то была ночная романтика, кто-то хорошенько выспался, а кто-то решил, что ночные красоты незнакомого мира будут намного приятнее для того, чтобы запомнить эту вселенную получше.


Наутро, вернувшись обратно к зданию, с которого началось ночное похождение Юкио, парень неохотно позевывал, потягиваясь от нагнетающей погоды. Он уже давно привык к такому явлению природы, ведь зачастую экзорцистам приходилось работать именно в столь беспроглядном тумане. Перво-наперво нужно было сделать вид, что ночь он провел у себя, желательно, привести себя в порядок так, чтобы не было заметно, будто он ретировался подальше от наступающих на его голову проблем (что он и сделал, но никто не должен был об этом знать). Однако из-за головной боли, которая отдавалась вчерашним вином в виски, сделать это было сложно.

«Ладно, будь что будет» - подумал юноша, подходя к колодцу, чтобы умыться, поправляя слегка перекосившиеся на бок очки.

-Доброе утро… - «Принц Боромир? Сэр Боромир? Господин Боромир? Боромир – кун?!» - Боромир, сын Дэнетора. Да, все хорошо, - он медленно подошел к колодцу, заглядывая в кристально чистую воду, на удивление, вид, который он наблюдал в отражении, был весьма себе приемлемый. Хотя, возможно, это были искажения, но то, что увидел Юкио, ему понравилось. – А как спалось тебе? Уже готов отправляться в путь?
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

38

[icon]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/icon]«Все хорошо?» Да ладно», - Боромир прищурился, разглядывая физиономию Юкио. Глаза того прятались в тени стекол этих самых «оч-ков», выражения особо не разглядеть, но выглядел чужак, признаться, помятым. И поеживался слегка, и не только из-за утреннего тумана, - Б[icon]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/icon]оромир шевельнул плечом, разматывая окончательно сбившуюся повязку, и скашивая глаза на красноватый шов. Больно не было – так, тянуло немного. Еще разок смазать да перевязать, перед выходом, и будет достаточно. Заживет быстро. Как и всегда все на нем заживает, - он набросил через голову рубаху, и отошел от колодца, уступая место Юкио. Нет, определенно, не выглядел чужак довольным – ну, таким довольным, каким был сам Боромир, - принц усмехнулся. Не просто так же Юкио тогда сказал, что, дескать, «личными взаимоотношениями» не интересуется, - «ну и болван», - беззлобно хмыкнуло что-то внутри. И это же самое «что-то» подсказывало Боромиру, что ночку эту Юкио провел где угодно, но только не в ласковых женских объятьях.
- Благодарю. Вполне недурно, - в отличие от некоторых, похоже. Впрочем, дело Юкио. Жаль, шуточка не удалась, - порой скромняги вроде этого так и напрашиваются на то, чтобы над ними подшутили. Слишком серьезные, - среди знакомых Боромира встречались и такие, - затянув на талии ремень, и пятерней расчесав мокрые волосы, он слегка потянулся, встряхнулся – утренний холод до костей все же пробирал, и указал подбородком в сторону конька крыши таверны, плавающем в молочной белизне тумана:
- Вначале трапеза, - без чего-нибудь горячего сил не будет. А Юкио они точно, понадобятся, - когда тот снял очки, дабы умыться, Боромир углядел и тени-мешки под глазами, и сероватую бледность. Будто после бессонной ночи.
«Да что ж ты вытворял вместо того, чтобы спать?» - держаться тот старался, как ни в чем не бывало. Выходило только плохо, по меркам Боромира, - раздраженно тряхнув головой, он зашагал вперед. Сказано же было, что выступаем на рассвете. На кой ляд ему не выспавшийся солдат? – но тепло таверны, и приветливый свет ее очага мигом уняли всколыхнувшуюся было ярость принца. Русоволосая, та, с которой он нынче ночью проводил время, уже хлопотала у стола, накрывая на него. Ее подружка (или сестренка, Боромир так и не разобрался), обернулась на вошедших, засияла улыбкой.
- Доброе утро, милорды, - обиженной, расстроенной, или еще какой, впрочем, не выглядела. Кладя на лавку перевязь с мечом, с которой не расставался, Боромир с некоторым удивлением наблюдал за тем, как светловолосая, взяв в ладони глиняный стакан с чем-то дымящимся, подает его Юкио.
- Выпейте, милорд. Ночь, поди, холодной была, да и утро зябкое, - и, стояла, улыбаясь, пока тот все же не принял стакан. Затем, опустив ресницы, упорхнула в заднее помещение. Боромир оторопело переглянулся со второй девчонкой.
- Эй! А мне? Я тоже замерз, - и немедленно вмешался. Отчасти, ради того, дабы сгладить неловкость, а еще потому, что напиток, который сунули чужаку, был едва ли не самым лучшим, что только можно было выпить, дабы с утра взбодриться. Какие-то местные травы с капелькой вина, пряные, они, к тому же, прогоняли похмелье.
- Выпей, - кивком указал на стакан Боромир. – И немедленно. Где мое? – русоволосая, перекидывая косу на грудь, немедленно оказалась рядом, с таким же стаканом. Прихлебывая, обжигаясь слегка, и чувствуя, как кровь начинает в жилах не то что бежать – мчаться стремглав, Боромир сел за стол.
- Если тебе понадобится что-то для твоего дела, то говори. Тебе виднее, чем мы здесь сможем помочь. Громовых штуковин здесь, известное дело, нет, - девки в жизни бы не догадались, о чем он говорит, так что голоса Боромир особо не понижал, - но ты сам поразмысли, что могло бы пригодиться, - вновь понимая, что ничего не соображает в этом деле изгнания нечисти, принц помрачнел. Теперь, на трезвую голову, размышлялось о грядущем куда тщательней.
«Хватит ли нас двоих?» - мысль терзала все настойчивей; Боромир сжал себя за висок пальцами, искоса, пристально глядя на Юкио. «Справится ли этот?» - накануне показал себя достойно, но  что-то подсказывало, что там это оказалось едва ли не простой удачей. Можно ли сейчас полагаться лишь на везение? – он открыл уже было рот, чтобы заговорить, как вдруг под окном мелькнуло что-то темное, и над подоконником возникла голова.
- Милорд, ты искал меня, - Следопыт не спрашивает, а утверждает. Кутается в потрепанную зеленую куртку, поднимает воротник, отбрасывает с полуседых волос капюшон. Боромира морозом по коже продрало, но выдохнул он почти радостно:
- Дэнилос! Старый негодяй, живо сюда! – тот наклонил голову в поклоне, и исчез. Переведя дыхание, Боромир успел вполголоса шепнуть Юкио:
- Он может показаться странным, да такой и есть, но о Топях и тенях мертвых знает больше всех, - скрипнула дверь, девчонки приостановились у стены, впуская неопрятного, в болотной грязи, немолодого мужчину – патлатого, с длинным темными волосами, обильно тронутыми сединой. Худое лицо заросло щетиной, глаза – невозможно, страшно добрые, как и улыбка, показывающая выбитый зуб. За плечом его – длинный, в человеческий рост, черный лук, который аккуратно стукает об лавку, когда Следопыт садится, по знаку своего повелителя.
- Откуда ты знал, что я здесь? – не о таверне Боромир говорит, вестимо. Меньше суток он здесь, на Каир Андросе, а Дэнилос, как сказали принцу в форте, далеко, в итилиэнской глуши. Откуда бы мог прознать?
- Узнал как-то, мой господин. Спасибо тебе, любезная, - Следопыт низко кланяется девушке, что ставит перед ним стакан того самого напитка, и делает небольшой глоток. Весь вид его, словно у бродяги последнего, не вяжется ни с речами, ни с жестами – ни дать, ни взять, скромняга-писарь какой-нибудь.
Дэнилос принес Боромиру клятву верности этой осенью. Дэнилос спас когда-то его отряд, и его самого, но это ничуть не изменило того, что на Каир Андросе Следопыта сторонились. «Заплутал однажды в Топях, две недели пропадал. Говорят, ведьме служить поклялся», - так о нем говорили. Расспрашивать было бесполезно, ибо казалось, что натыкаешься на туман – непроглядный, словно тот, что тянется над Мертвыми Топями.
Но Дэнилос действительно з н а л, что творится там. И мог оказать незаменимую помощь.
- Ты стрелок, молодой лорд, - Боромир так и вытаращился – Следопыт обращался не к нему, а к Юкио, как всегда – безразлично, безжизненно почти, будто ветер шуршит в камышах. – Твой взгляд – словно на острие стрелы, - он похлопал стоящий рядом лук по цевью. – Я тоже стрелок, молодой лорд. Господин, - это уже Боромиру, и того снова будто льдом проткнуло – глаза Дэнилоса были пустыми, - тени над Топями снова взбудоражены. Ты хочешь идти туда, - ни тени вопроса, ни отблеска предостережения.
Как и прежде.
- Нет, - сквозь стиснутые зубы отозвался принц. – Я и мой друг желаем осмотреть старую сторожевую башню. Ты должен…
- Должен знать, да. Знаю, где она, лорд. Близко к Топям, - обветренная, грязная рука высунулась из засаленного рукава, ложась на белоснежную скатерть, которой был покрыт стол, кладя на нее какие-то камешки, и скомканные листочки трав.
- Убережет. Поищи еще таких, лорд, - ведя пустыми, серебряными, как луна, глазами по обоим юношам, прошептал Следопыт. – Весна, но кое-что уже растет. Травы уберегут. Камни тоже.
- Ты понимаешь, о чем он говорит, Юкио? – Боромир пристально уставился на того, кто звал себя экзорцистом, ощущая, как волна гнева на себя, смешанная с тревогой, постепенно нарастает в душе. А гнев-то на эту самую тревогу и вскипал, - он на мгновение опустил взгляд. Не смеет он, Боромир, сын Дэнетора, бояться. Но боится! – принц вскинул голову. Решение вновь оставалось за ним, как тогда, по осени.
- Юкио, - и от тона его туманная пелена в глазах Следопыта словно бы поколебалась, - требуй от этого человека все, что тебе понадобится. Дэнилос – ты слыша, что я сказал. Окажи моему другу всяческое содействие, - перевязь с мечом клацнула черканными пряжками, Боромир поднялся.
- Полчаса на сборы. Встречаемся у конюшен. Это все, - и широким шагом он покинул таверну.

+1

39

Он уже предчувствовал некий подвох, когда смотрел в сторону Боромира и понимал, что все-таки его внешний вид выдает с «потрохами». Конечно, слегка стыдно, что он не спал всю ночь, бродя по городу в желании найти что-то интересное, однако так уж сложились обстоятельства и со своим внутренним голосом Окумура точно не мог спорить, точно так же, как и со сложившимся характером, правилами и поведением, выработанным с детства.

Такой уж был человек – Юкио, не смотрящий в сторону красивых дам и отрицающий любой намек на личную жизнь и все что с ней связано. Все-таки, видимо, ему уготовано судьбой, быть девственно чистым, невинным цветком, который распустится только в следующей жизни, и то это было не фактом.

Опуская руки в леденящую воду, Юкио словно чувствовал некое облегчение, умываясь кристально чистовой водой. Словно чувствуя открытие второго дыхания, он облегченно выдыхал, пытаясь мысленно абстрагироваться от этой – довольно странной – ночи. В голове мелькали ночные виды и сравнение этого мира с его. Было приятно осознавать, что в его вселенной есть столь же прекрасные места, как и здесь. Правда, чистого воздуха и тихой, природной обстановки без демонических существ, явно не хватало городской суматохе.

Внезапно в висок ударила резкая боль, отчего Окумура неприятно скривился и свободной рукой схватился за голову, пытаясь остановить противное ощущение. В воздухе будто зависло что-то тяжелое, что-то омерзительное.

«Ты такой же…»

Внезапно голос прорезался сквозь поток мыслей, которые и так не могли собраться воедино из-за вчерашней выпивки. Словно кто-то нарочно начинал раздражать нейронные связи юноши, переносящие информацию от одной части мозга в другую вместе с этим голосом. Он знает его, оттого противнее становится нагнетающее Окумуру чувство. Словно что-то или кто-то хочет напомнить ему о нелицеприятном факте.

«Тодо…» - произносит юноша в мыслях, злобно цежа имя носителя голоса. Да, кажется, даже в этом мире его не могут оставить в покое демоны, которые преследуют его до сих пор. Неожиданно для себя Юкио вспомнил, как совсем недавно бился с экзорцистом, поддавшийся воле демона и пытающийся переманить Окумуру на свою сторону. Внутри все начинало закипать от таких воспоминаний. Словно фитиль от свечки начинал загораться, а после помогать огню сжигать все тело.

Боль начинала нарастать с каждой секундой, отчего юноша даже невольно воскликнул, жмуря глаза и пытаясь вытеснить голос из головы. Последнее, что он помнил, это как все вокруг стало синим, а после резко сменило цвет. Точно так же, как резко началась боль, также резко она и закончилась.

-Что это… Было… - еле слышно шепчет Окумура так, чтобы никто не смог его услышать и опускает взгляд на руки, которые дрожат, словно от холода. Однако прохлады тело не ощущает. Можно было бы все спихнуть на тремор, возникающий с похмельем, но только секунду назад все было хорошо. Так, что же происходит?

Ужас в глазах сменяется вновь спокойствием, чтобы не пугать окружающих. Он не хочет рассказывать и объяснять боль, которая на мгновение настигла его, да и этот голос… Даже близкие люди не знали о его маленьком секрете, а друзьями он и вовсе никого не считал из своего мира.


Однако день начинался так же неприятно, как и утро.

Боромир отвел юношу вновь в таверму, где Юкио предстояло столкнуться с той самой леди, которую он оставил ночью и ушел бесцельно слоняться по городу. Наверное, не очень хорошо получилось, но это лучше, чем после этого Окумура всю жизнь потом попрекал бы себя за порочную связь с первой встречной незнакомкой, которая решила посетить его покои, а в частности постель.

-Б… - сев за стол и принимая из рук девушки напиток, смущенно проговаривал Юкио, пытаясь убрать взгляд куда-нибудь подальше. – Благодарю.

Напиток, и правда, сейчас был спасением для Окумуры, ведь для человека, который никогда не пил, алкоголь дал о себе знать сразу же, как только юноша начал трезветь. Сейчас опьянение полностью выветрилось из тела экзорциста, однако осадок, в виде ощущения пустыни во рту, начинал потихоньку проявлять себя. Глоток воды сейчас был сравним с глотком воздуха, а потому Юкио тут же набросился на теплый напиток, как на спасительное, лечебное средство от «сушняка».

-Отлично, - ставя кружку на стол после пяти глотков залпом, выдыхал радостно Окумура. – Нет ничего лучше, чем похмелиться с утра, - даже Юкио никогда не предполагал, что сможет сказать это. – А? – переведя взгляд на Боромира, Юкио удивленно посмотрел на нового знакомого и слегка призадумался. – Нужно ли… - в голове тут же стал пересчитываться арсенал того, что у него было с собой. Окумура не был призывателем, а потому листки бумаги ему вряд ли чем-то помогли бы, а помимо них он все имел при себе. Для того, чтобы создать барьер нужно было начертить знаки, однако для столь большого периметра нужно было сделать это на земле, а потому для этого ему хватило бы мелков, которые он взял с собой на всякий случай. Все-таки изначально он шел в невиданный ему мир, где, собственно говоря, и очутился. – Нет, думаю, моих запасов вполне хватит, - с улыбкой произносит юноша, вновь приложившись губами к краю кружку.

Спустя некоторое время, Юкио ожидало еще одно неожиданное знакомство, которое заставило юношу впасть в ступор. Оказывается, среди знакомых Боромира были не только женщины и подданные, но и странные личности, которых Юкио разглядывал более внимательно и опасливо. Говорят, что люди, обладающие некими способностями, могут учуять чужую ауру, ведь Окумура тоже мог делать так, когда поблизости были демоны. Здесь был человек, однако неприятное ощущение тут же пронзило юношу, как только за их стол подсел странный, неопрятный мужчина. Боромир тут же предупредил Юкио, однако для юноши было все равно, как выглядел незнакомец, главное то, что он скрывал в себе, а скрывал он видимо что-то довольно занятное, раз даже других слегка напугал своим видом.

«Кто… Он такой…» - взгляд тут же изменился, когда незнакомец стал говорить о том, что Окумура – стрелок. Да, действительно, если говорить о том, кем именно являлся драгун, то это, действительно, стрелок. Правда, это не вызывало у Юкио восхищения скорее легкий испуг и крайне повышенную презрительность к этому человеку. Однако после того как он достал камни и травы, у Окумуры совсем не было слов. Неужели он что-то знает и об экзорциских вещах? Нет, скорее всего, что-то общее было с этим миром и их. Наверное, здесь тоже ценились лечебные травы и талисманы, иначе другого объяснения Юкио просто не мог найти.

-Да, - смотря слегка удивленным, но все еще холодным взором на «гостинцы» от Дэнилоса, обращаясь к Боромиру. – Понимаю. Спасибо, - приняв столь нескромный жест, кротко кивнул Юкио в знак благодарности.

После того, как Боромир покинул таверну, Окумура решил, что помощь ему явно не нужна, однако согласился со словами Боромира и решил отправиться на сборы.

-Вам точно не нужна помощь, молодой лорд? - послышалось от незнакомца в сторону Юкио. – Возможно, от сил недобрых собрать обереги смогу я?

-Нет, спасибо за помощь, - поклонившись Дэнилосу, произнес юноша.- Вы не обязаны…

-Гром приходит порою внезапно, - тут же был перебит Окумура, в глазах которого сразу же появился некий страх, который уже не смог перекрыться другими чувствами. – Даже человек не может изменить природу. Будьте осторожны, лорд, - внезапно встав с места и слегка поклонившись, незнакомец удалился.

«Что… - удивленно провожая взглядом удаляющуюся фигуру, вытаращил глаза и, почувствовав холодную каплю пота на лице, произнеслось в мыслях. – Что он имеет в виду?»

Никто не должен был узнать о маленьком секрете Юкио, однако кто знает, что может случиться даже завтра или спустя несколько часов? Порой мы сами бессильны предсказать судьбу, а иногда и изменить ее не можем. Однако сейчас задумываться над словами незнакомца, не было времени, но в голове они засели неким грузом. Возможно, Окумура преувеличивал, а, возможно, нет. Отправившись собираться в путь, Юкио никак не мог выкинуть из головы странные слова и предчувствие, что проникало внутрь тела холодным, противным ветром, впиваясь морозными иголками в каждую клеточку тела.

Скоро в путь, а это значит, нужно было и себя привести в порядок.
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

40

[icon]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/icon][sign] [/sign][lz]<center><b><a href="http://unirole.rusff.ru/viewtopic.php?id=436" class="link3";>Боромир</a></b> <sup>17</sup><br>наследный принц Гондора<br><center>[/lz]
Вроде как девчонка из таверны верно сказала, утро выдалось зябкое. Но душное, - Боромир неловко утер пот со лба предплечьем, устраивая на спине небольшой каурой кобылки седло. Смирная, послушная девочка – стояла, опустив голову с длинной челкой, не двигаясь, пока ее взнуздывали и седлали, и только коротко фыркнула, потянув носом душный воздух, когда Боромир, взяв под узды, вывел ее из конюшни. Его же конь – темно-гнедой мерин, уже стоял у коновязи, полностью снаряженный.
- Надолго ли, милорд? – помогая Боромиру облачиться в доспехи, осведомился солдат – он же конюх. Тот пожал плечами, на которых закреплял латные наплечники, поправил перевязь с мечом, чуть ослабил ремни на наручах – руку стягивать не должно. И поворотился вслед за движением тумана, что все никак не развеивался.
- Готов? – бледным выглядел чужак, еще более бледным, чем поутру. Боромир хмыкнул почти понимающе – после бесед с Дэнилосом по прозвищу Ведьмин Муж, мало кто мог остаться невозмутимым. Странный он тип, - «проклятый», - тоскливо просветилась мысль – правдой, похоже. И истаяла, - Боромир, потянув кобылку за узду, подвел ее Юкио.
- Давай, - солдат уже исчез куда-то, и в тихом туманном дворике конюшен больше не было ни души – только кони, да двое юнцов. – Видел я, как ты умеешь ездить. Она тебе подойдет, - и помог чужаку забраться в седло. – Не уронит, по крайней мере. Поедем быстро, - гнедой ударил копытом по влажной земле, дернул хвостом, когда Боромир легко взлетел ему на спину и осадил, разворачивая. Дорога до парома была короткой, и, как принц надеялся, запомнилась и чужаку.
Земля полетела из-под копыт фонтанчиками; мерин даром, что спокоен нравом был, любви к быстрым скачкам не утратил. Но шел близко к каурой – Боромир посматривал на нее и на Юкио, готовый, в случае чего, помогать. Не привыкать к такому – в конце концов, он младшего брата не только меч держать учил, но и в седле держаться.
«Брата», - воспоминания о ночных разговорчиках сами собой подползали, въедливыми маленькими змеями. По-прежнему не хотелось лезть во все это, ибо свои дела оказывались более насущными, но выкинуть услышанное из головы так просто Боромир, все же, не мог. Желать смерти родной крови? – нет, подобное было столь же чуждо ему, как очки Юкио – Средиземью. На них. К слову, пальцами указывали, пока юнцы пересекали городок, и спускались к реке, где их уже поджидал паром.
- Утро доброе, милорды, - молчаливый принц – дело нечастое; паромщик с любопытством косился на Боромира и его спутника. Ветра в это утро не было, и Андуин нес свои воды спокойно – даже спешиваться не пришлось. Боромир кивнул паромщику, и устремил взор вдаль, в густую полосу тумана, в которой терялся противоположный берег. Сейчас – около часа пути верхом… нет, больше, пожалуй, а затем – та самая башня.
«Неспокойно», -  будто б прошелестело ветром в камышах сбоку, и Боромир заставил себя не вздрогнуть, не повернуть головы. Ведьмин Муж напрасно предупреждать не станет, принц помнил, как предупреждения того по осени обернулись жуткой истиной, - рука коснулась рукояти меча, навершие которого отрезвило спокойным металлическим холодом. Сейчас белый день, чего бояться? – призраки и тени мертвых выходят лишь по ночам.
«Тогда тоже был день», - и душно было, как сейчас. Только холоднее.
- Далёко собрались, милорды? – а паромщику все хотелось завести разговор. Или для коменданта что выведывал, Боромир не удивился бы тому. Благо, вскоре деревянный настил скрипнул под копытами коней, и мягко ткнулся в песчаный речной берег; Боромир, взяв кобылу Юкио под уздцы, свел ее вслед за своим конем с парома. Обернулся напоследок на смутно виднеющийся в тумане остров – распоряжения касательно своего отсутствия он отдал, и если… если что-то пойдет не так, их станут искать уже к вечеру.
А пока что – путь, - песчаный берег вскоре сменился каменистым, и, несмотря на туман, Боромир прекрасно помнил дорогу, которой продвигался день назад. Еще со своим отрядом, - отмечал путь по приметам и следам, по не расплывшимся еще отпечаткам конских копыт, по обломанным веткам. Тихо кругом было – проклятый туман вновь все звуки глушил, и принц все же нарушил вдруг воцарившееся молчание.
- Поговорил с тем Следопытом? – называл Дэнилоса он по привычке, все же, так. – Тип он странный, верно. Но дурного не сделает, - «и не посоветует». – Если б не он, прошлой осенью на Топях сгинул бы весь мой отряд. И я, в том числе, и мой отец, - Боромир медленно, глубоко вдохнул – все равно воздуха не хватало. Проклятый туман липкими клочьями оседал в легких, душил почти что.
- Но у этого оборванца была с собой странная штука – флейта из кости. Он сказал мне, что нашел ее в Топях, когда заблудился там, заблудился надолго. Потому он и стал таким, к слову, - дорога медленно поднималась в гору, лесная, мягкая, под чириканье редких птиц и капанье воды с едва зеленеющих ветвей. – Когда он играл на этой флейте… - замялся. – Когда он играл на ней, тени мертвецов отступали, - есть, вестимо, поговорка – не буди лихо, пока спит тихо». Но бояться, что случайным словом пробудит это проклятое зло, Боромир не станет. Не один он – с верным мечом. И человеком, которого назвал своим другом – а еще этот человек хорош в уничтожении именно этих самых тварей. – Так он и вывел нас из Топей. Там я обрел этот меч, - он слегка хлопнул по кожаным ножнам. Второй меч Боромира, короткий, был приторочен к седлу. Когда прибудут на место, длинный меч перекочует за спину, а короткий – на бедро. – Тебе что-то известно про подобное? Чтобы духов можно было так вот отгонять? – вскоре останки сторожевой башни – обломанный гнилой клык, выступили из тумана навстречу им. При свете дня в руинах не было ничего угрожающего, или жуткого, но следы пребывания здесь рабочих были – и земля истоптана, и камень слегка покорежен. С утра Боромир уже выслушал механика, что здесь возился, и тот дал принцу пергамент с подробными указаниями к тому, как надо, и как не надо обращаться с дверью.
- Коридор внизу всего один – тот, где я повстречал тебя. Осмотрись, и приступим. Как этот твой обряд вообще проходит? – они спешились у перелеска, и, забрав свое снаряжение, Боромир крепко привязал обоих коней. Духота давила, было жарко, несмотря на раннюю весну, и хотелось пить. Или то от волнения во рту уже пересыхало? – а может, и поэтому.

+1

41

Из головы не выходили слова знакомого Боромира, правда, Юкио сейчас не это беспокоило больше всего. Его голова продолжала раскалываться, а резкая, пульсирующая в висках боль накалялась до предела.

Когда юноша собирался в путь, он старался всеми силами не замечать эту боль, надеясь на то, что скоро само все пройдет, но, видимо, он слишком ошибался. Голова продолжала гудеть, разрываясь, словно на части, отчего даже руки вновь начали дрожать, а перед глазами все расплывалось.

Он не знал причину такого состояния. Несмотря на то, что всю ночь ему пришлось бродить неизвестно где ночью, да еще и одному, Юкио не верил, что это может быть обычный недосып. Экзорцистам часто приходится работать ночью, ведь именно в полночь вся нечисть любит повылазить из потаенных уголков города, чтобы принести хаос в их мир. Именно поэтому Окумура младший лучше всех знал, как чувствуешь себя после того, как не спал вторые сутки, и это состояние было явно не похоже на то, что он чувствовал тогда.

Так, что же это?

Тяжело выдохнув в пол, Юкио решил сосредоточиться на задании и помочь своему новому другу, которого он встретил здесь. Их знакомство началось с той самой башни, куда они должны были двинуться в путь, там же, скорее всего, оно и закончиться. Да и Окумуре, правда, пора была возвращаться. Он даже не знал, как изменяется время в их мире, если попадаешь в другую вселенную. «Интересно, Рин в порядке» - никак не мог выкинуть из собственной головы своего брата он.

Когда арсенал был полностью готов, а время выдвигаться уже пришло, так как они оговорили с Боромиром точное время и место встречи, Юкио двинулся в сторону конюшни, где его как раз и должен был ждать его друг. К счастью, его новый знакомый даже продумал «транспорт», и какой именно подойдем Окумуре лично.

-Да, - взобравшись на лошадь, проговорил Юкио. – Спасибо.

Сейчас главной задачей было поставить печати и сделать это правильно, а иначе все будет впустую и напрасно. Из-за своей головной боли, которая никак не утихала, Окумура начинал соображать туго и половину фраз пропускал мимо ушей. Концентрация никак не помогала сосредоточиться на чем-то одном, ведь внутри все так сильно кололо, что порой сердце чуть ли не замирало, отчего чувства непонимания и негодования того, что именно происходит с ним, нарастало.

Наконец-то они смогли выдвинуться. Прекрасные виды, которые расстилались перед путниками, были сказочны, несмотря на то, что само задание таило в себе нечто темное, мрачное. Однако сейчас юноша все же пытался отвлечься, как от болезненных ощущений, так и на секунду абстрагироваться от самой миссии, понимая, что, возможно, еще не скоро выпадет шанс вновь попасть сюда, а вероятно, что он вообще больше никогда не ступит на эти земли.

Странное поведение для младшего Окумуры. Обычно перед заданием, даже все тщательно распланировав, Юкио никогда не перестает думать о деле. Хотя, о чем была речь, если уж он даже взялся за кружку вина, по прибытию в этот мир. Здесь сама загадочная атмосфера меняла его, возможно, не в самую лучшую сторону. Он словно жил другой жизнью, ведь здесь не было брата, учеников и даже прошлого, которое он пережил в своем времени.

-Да, этот человек довольно странный, - внезапно выйдя из собственных размышлений, быстро протараторил Юкио, услышав слова Боромира. – Флейта? – произнес удивленно юноша после вопроса. – Хм. В нашем мире используют разные орудия для того, чтобы отогнать или даже убить ту или иную нечисть, однако про флейту я слышу впервые. Дело в том, что в некоторые предметы нам приходится помещать демоническую силу, чтобы расправиться с врагами быстрее, - вдохнув и слегка выпрямившись, сказал Юкио, а после заметил знакомые места.

Да, точно. Это оно. То самое место, где впервые Боромир и Юкио встретились, когда юноша применил ключ для прохода в другое пространство. Если честно, парню казалось, что прошло не несколько дней, а несколько месяцев, а может и того – год с лишним. Понравилась ему здешняя обстановка, ничего он не мог сказать на это или возразить, однако все еще внутри себя не был уверен, что здесь и за той дверью, куда он вернется обратно, была состыковка во времени. Конечно, это была его первая практика, но внутренние чувства и инстинкт, были хорошо развиты у Окумуры, а потому он всегда доверялся им даже порой больше, чем логическим выводам и здравому смыслу. Хотя и здравый смысл и логика всегда лежали в основе анализа и обработки информации по тому или иному заданию экзорцистов, и Юкио об этом прекрасно знал.

-Да, ты прав. Нужно хорошенько осмотреться и… Ай! – резко схватившись за голову, воскликнул юноша. На секунду в голове словно произошел молниеносный взрыв, который ударной волной разошелся по всей черепно-мозговой коробке, вновь отдаваясь неприятной пульсацией в виски. Зажмурив от боли глаза, а после, открыв, когда все прошло столь же резко, как и началось, Окумура выдохнул, когда обнаружил, что окружающее его пространство не поменяло цвета на синеватый оттенок. Иначе было бы сложно объяснять Боромиру, откуда у него есть способность менять цвет своих глаз и изменять форму зрачка, словно по магическим законам. – Фух, - слезая с коня, юноша поправил очки и направил взгляд в сторону, куда им предстоял путь самостоятельно и на «своих двоих». – Мне нужно будет начертить знаки, которые смогут запечатать мертвых. Только для этого еще и произнести необходимую молитву. Пока я не прочитаю ее до конца, символы не активируются, поэтому пока я буду произносить ее, тебе придется меня прикрывать, чтобы меня не оторвали. И да… Нельзя допустить, чтобы с письмен исчез хотя бы один символ, иначе ничего не получится.

Да, Окумура сам понимал, что слишком много ограничений и правил стоит на расстановке барьера, однако для действенного способа избавиться от нечисти, нужно действенное оружие. А разве оно  может представлять собой что-то весьма легкое? Конечно, нет, вот и Юкио понимал это прекрасно, а потому всегда доверял таким методам.
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

42

[icon]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/icon][sign] [/sign][lz]<center><b><a href="http://unirole.rusff.ru/viewtopic.php?id=436" class="link3";>Боромир</a></b> <sup>17</sup><br>наследный принц Гондора<br><center>[/lz]Резкий возглас чужака прорезал было туманный лес, да и потонул во мгле, приглушенный. Боромир напрягся – от того, как Юкио дернулся в седле, схватившись за голову, впору ему было и с коня свалиться, кубарем, но каким-то чудом он удержался. И даже спешился сам – не слишком ловко, но да где здесь ловкости взяться, - цепки, пристальным взглядом его окинув, Боромир медленно кивнул.
«Не с похмелья голова болит», - после того стакана в таверне любые последствия вчерашних возлияний выветрились бы уже. Да и страдал бы Юкио не только головной болью, - принц обернулся на руины, невольно отмечая, что кругом стало будто темнее. Или это память о той туманной ночи покоя не дает, когда он впервые ступил в недра башни? – песчаный склон снова осыпался под ногами, скользил.
- Здесь, - они остановились на вершине. Ступеньки винтовой лестницы были открытыми, и внизу виднелся черный зев прохода. Потайную дверь сумели заклинить? – Боромир подошел к плите с потайной кнопкой, наклонился, заглядывая под нее. Даже цари кругом ночь, как тогда, небольшой рычажок, что запускал механизм, найти было проще простого, по следам на камне. «Сработали неаккуратно», - действенно, но небрежно. Взгляд задержался еще на резьбе плит, на высоких колоннах – а затем устремился вниз, к темноте.
- Что с твоей головой? – вдруг спросил Боромир. – Видел я, как ты хватался за нее. Как чувствуешь себя? Справишься? – ветер дохнул в деревьях, те зашептали. Туман шевельнулся, под негромкий вой в скалах над головами, - Боромир невольно поднял глаза, и удивленно сморгнул – низкое свинцовое небо, казалось, надвинулось еще ниже, и пролилось первыми каплями дождя.
«Вот с чего духота-то такая», - секундой позже кругом все шелестело и шептало льющейся с небес водой; стемнело, будто в сумерках. Такое по весне в Гондоре – не редкость, и Боромир непременно б обратил на то внимание и прежде, не будь голова его иным занята.
«Еще и этот со своим недугом», - нахмурился про себя принц. Но делать нечего, коли явились. Не уходить же ни с чем – «невозможно». То его решение, наследника своего отца. Эта старая башня должна стать безопасной. Вновь, - отчего-то, невзирая на крупный, частый дождь, туман почти не развеялся. И, стоило Боромиру о том подумать, как над головой, в толстой пелене темных туч, неярко полыхнуло, а мигом позже до них с Юкио донесся раскат грома.
- Спускаемся, - грозы принц, вестимо, не опасался. Только и мокнуть, тут оставаясь, было незачем, - за такими простыми мыслями скрывая нарастающую тревогу, он первым шагнул по светло-серым, выщербленным временем ступенькам. В дверном проеме остановился, зажигая заранее приготовленный факел. Невольно вспомнился тот огонек за стеклом, которым Юкио освещал их путь раньше, - «как давно это было», - вдруг осозналось будто сквозь какую-то пелену. Поистине, будто не меньше месяца прошло с тех пор, если не года.
Коридор озарился неярким желтым светом. Шум грозы сюда доносился приглушенно, но раскаты грома по-прежнему звучали в ушах. Боромир повел факелом перед собой – да, это здесь позапрошлой ночью он пытался выбраться, - пальцы, сжимающие факел, чуть сжались, садня не до конца зажившими ссадинами.
- До места, где мы встретились, примерно полсотни шагов, - на самом деле, доподлинно принц уверен не был, сколько там до той двери с глухим тупиком за ней, оставалось. Полагался на память, - закрепив факел на стене, в остатках держателя, он потянул из ножен меч. Тот блеснул холодным огнем – и сразу стало спокойней.
- Получилось тогда – получится и сейчас, - каким бы ужасом, какой бы памятью Боромиру сейчас не сводило бы сейчас нутро – он готов. Это – его земли, даже старая башня. И, если вспомнить, чего ради они здесь…
Лица коснулась легкая, торжествующая почти улыбка. Он приложил ко лбу холодную крестовину меча, и слегка отсалютовал экзорцисту.
- Начинай. Я прикрою, - голос Боромира был уверенным и тяжелым, словно нуменорская сталь, что он сжимал в руке. И, как ответом, словно вызовом его воле – по углам потянулась уже знакомая зеленоватая мгла. Чуть только успела просветиться, как взмах клинка пресек ее, рассек – и та развеялась.
- Лезет, ишь, - с кривой усмешкой уже выплюнул Боромир. – Давай, Юкио, сын Широ. Не мешкай. Можешь положиться на меня.

+1

43

У каждого человека есть свои особенности. Например, кто-то верит в свои личные приметы, кто-то считает это глупостью. У экзорцистов не было примет, ведь каждая примета для них – это знак, посылаемый со стороны небес, чтобы не допустить ошибку. В мире Юкио никто не задумывался о двойственности мира, а кто-то считал существование демонов и прочих существ лишь былью или сказкой. Даже сами экзорцисты или священники вызывали на лицах обычных людей лишь усмешку. Оно и ясно, ведь многие люди живут по правилу – «Не видел, значит – этого нет». А, благодаря, развитию технологий и продвижению науки, атеистов появилось еще больше, а значит, и ненавистники церкви возрастали с геометрической прогрессией.

Окумура пусть и был умным парнем, который пошел в академию, чтобы получить должное образование врача, но он – экзорцист и с детства видел то, чего не дано было видеть другим. От этого каждая примета становилась былью, даже раскат грома, который прошумел на фоне, стал очередным неприятным знаком для юноши. Приподняв голову вверх, Юкио недовольно цыкнул, прошипев что-то вроде: «Это не хорошо». И было связано это не только с тем, что молния была вестником несчастья.

Внутри продолжало твориться что-то неприятное, неясное ранее экзорцисту. Его словно били по голове молотом, оставляя болезненные ощущения. Он не хотел показывать Боромиру, что с ним твориться что-то неясное и неприятное, а потому на его вопрос, лишь мотнул головой, выдавливая из себя улыбку, пытаясь показать, что все на самом деле хорошо, и что за него не стоит переживать. Однако с каждой пройденной секундой Юкио понимал, что это совсем не так.

Спускаясь вниз и все еще отчетливо слыша раскаты грома, перед глазами юноши все начинало двоиться. Идя следом за Боромиром, Окумура держался одной рукой за голову, другой – за стену. Понимая, что ноги перестают слушаться, иногда Юкио останавливался, чтобы привести себя в порядок. «Да, что это со мной?» - все еще не веря в то, что это из-за недосыпа, экзорцист делал самые страшные предположения насчет своего состояния. У него было две догадки. Первая, это состояние у него возникло из-за того, что он долгое время прибывает в другом мире, второе, это из-за его внутренней силы, которая после случая с «Нечестивым королем», не давала ему покоя. Конечно, парень надеялся на первое предположение, ведь если сила решит проявить себя в скором времени, то может случиться что-то непоправимое.

-Хорошо, я начну чертить рунные знаки, следи, чтобы они не постарались их стереть, - выкрикнул в сторону знакомого Юкио, достав из барсетки мел, а после начинал очерчивать вдоль периметра круги. Голова все еще кружилась, но экзорциста это никак не отвлекало от работы. Если дело касалось чего-то важного, например, установок барьера, то Окумура никогда не подводил, даже если состояние здоровья не позволяло ему тратить много сил.

Для того чтобы запечатать нечестивых существ, Юкио нужно было как минимум расставить несколько символов вокруг мертвецов так, чтобы в их зону попали все без исключения. Если хотя бы один сможет выбраться, то на нем печать точно не сработает, а значит, их задержание на время Окумура мог доверить только своему новому другу. Начертить рунные знаки не составило особого труда, самой главной задачей было не забыть ни одной строчки стиха, который нужно было произнести сразу после того, как знаки были дорисованы.

«Гром приходит порою внезапно», - вновь вспомнилась юноше фраза мужчины, который являлся знакомым Боромира, что на мгновение заставило экзорциста впасть в ступор. «Интересно, о чем именно он говорил?» - спрашивал сам себя в мыслях Окумура, после чего слегка мотнул головой, чтобы выбросить все и без того болящей головы, и сосредоточиться только на печатях.

И вот, наконец-то, знаки были закончены, жаль, что это не помогло от неприятного ощущения. «Так, теперь надо покончить с этим», - проговорил Юкио, а после встал на ноги и сложил перед собой руки, прикрыв глаза, начиная бормотать стих на латыни. Как и предполагалось, письмена стали реагировать на его молитвы, однако с каждой строчкой Юкио начинал чувствовать, как языки пламени кусают его кожу. Он пытался изо всех сил не обращать на это внимание, однако через пять минут тело, словно пронзили чем-то острым. Непосильная боль пронизывало тело. Было двойственное ощущение, словно юноша горел и в то же время его кто-то пронзал копьями.

Остановившись на одной из строк, Юкио выдавил из себя истошный крик, а после встал на колени, схватившись за голову. Глаза распахнулись от неприятного и противного чувства. Каждая клеточка организма пронизывалась болью, отчего юноша невольно скрючился, пытаясь заглушить это противное ощущение. Из-за боли, Юкио не мог сдержаться от крика, который, словно тот раскат грома, неожиданно начал заполнять эхом все пространство.

Не прошло и минуты, как тело юноши охватило синее пламя, которое озарило каждый камушек, отражаясь от каменных стен и заполняя помещение светом. «Нет, нет, НЕТ!» - все еще пытаясь заглушить боль, перед глазами Окумуры вновь все было в синем цвете, как и в тот раз. Он чувствовал, как рука, на которой впервые появились отметены, начинала, словно разрываться на части и гореть вместе со всем телом.

Кажется, это пламя вызвало удивление у мертвых созданий, а потому, как только Юкио приподнял глаза, он заметил, что они перестали двигаться. Все внимание, кажется, привлек экзорцист, который сейчас источал демоническую магию. Синее пламя – знак Сатаны, а потому неизвестно, как на него отреагировали бы люди во времени юноши, однако, как на это отреагирует его новый друг? Кажется, пришло время научиться за несколько минут управлять родственным Окумуре пламенем, иначе мало того, что вся миссия будет провалена, так еще и пострадает невинный человек, ведь неизвестно на что способен демон, не умеющий пользоваться собственной магией.
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

0

44

[icon]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/icon][sign] [/sign][lz]<center><b><a href="http://unirole.rusff.ru/viewtopic.php?id=436" class="link3";>Боромир</a></b> <sup>17</sup><br>наследный принц Гондора<br><center>[/lz]Уверенность и беспокойство мешались в Боромире, как вес и противовес, как два клинка в его руках – длинный и короткий. Пускай второй и не имеет легендарной нумернорской закалки, пусть не овеян славой – простой, хоть и бесскверной работы гондорского кузнеца, и не способен отогнать нечисть так, как клинок из Топей – он сейчас казался тем самым надежным якорем холодного железа, что сейчас не давал Боромиру окончательно кануть в пучину тревог. Чуть ли не в большей мере, чем его длинный меч. Он видел, что Юкио держится уверенно, - «и за голову, и за стену», - и все сильнее хмурился. «Гони прочь эти мысли», - сам себе приказал, но толку, если оно лезет? Если продолжаешь коситься на то, как чужак пусть ловко, со знанием дела чертит свои символы, что зовет печатями.
- Делай, что должен! – отозвался принц на оклик Юкио, под короткую отмашку мечом; из щелей в полу вновь потянулись призрачные пальцы, непомерно длинные – и, схватив собой воздух, развеялись, стоило мечу блеснуть в свете факела. «Огня бы сюда, да побольше», - промелькнула мысль, но зажигать новый факел времени не было. Тени мертвецов, будто бы чувствуя, что времени их настает конец, так и лезли из углов – но от символов, что начертил Юкио, шарахались прочь, втягиваясь обратно в плиты пола.
- Делай, что должен, - «у меня не сотрут», - чуть тише повторил принц, торопливо ударяя огнивом по кремню, и зажигая еще один факел – взял их с собой он с запасом. Короткий меч с лязгом вернулся в ножны; теперь левой рукой Боромир сжимал деревянный черенок факела, и вел его смоляной головкой перед собой, что полыхала от сквозняка отчаянно, роняя частые искры. Поостерегшись – не затоптать бы, не капнуть бы смолой на печати на полу, он отступил в центр коридора, и обернулся на Юкио.
Тот уже выпрямился, закончив с рисунками; очки блеснули в отсветах факела, скрывая глаза. Боромир невольно сглотнул, проворачивая меч в руке. Вся эта затея с запечатыванием призраков вдруг показалась ему пустой, словно прохудившийся мех с водой. Что чужаку не справиться с этим всем, в чем бы тот не уверял доселе Боромира – «а то ты сам не видел, на что тот способен?» - он тряхнул головой, отгоняя проклятые мысли. Ни к чему хорошему они не приведут, лишь ослабят его силу духа, тем самым притянув тени мертвых, словно плохая рана – мух и мошкару. Принц снова коснулся крестовиной меча своего лба. Холодом прижалось – будто благословением, и прорезавшийся было уже треклятый, знакомый шепоток в ушах, пополам со смешками, стих, погасая.
«Справимся», - он слегка вздрогнул, когда под сводами подземелья зазвучало бормотание на чудом языке. По спине продрало морозом – туман, что собирался за пределами очерченного мелом круга, отпрянул снова, будто ветром прибило к земле. Боромир вскинул глаза на Юкио, вдруг осознавая, что совершает непоправимое. «Не должно так быть», - ударило в висок, словно наотмашь. «Он – чужой», - и, как будто ответив на эти мысли, экзорцист пошатнулся, рухнул на колени, и закричал – а над ним трепетало бледно-синее пламя.
«Так и должно быть?!» - не должно, проклятье! Не должны слова чужих заклинаний изгонять даже мертвецов другого мира – «мира!» - не могут они иметь власть над призраками. Что за странный закон сейчас нарушил этот парень, из-за чего сейчас его корчит и корёжит? – Боромир шагнул было к чужаку, и отпрянул, заслоняясь ладонью от неистового жара.
- Юкио! – более низкий, сильный голос принца перекрыл зазвеневший, метнувшийся в стенах подземелья крик. – Юкио, сын Широ! – того скрючило на полу, словно пламя сжигало изнутри; волной ужаса окатило Боромира, вдруг пригвожденного мыслью:
«Ч е м у  я позволил войти сюда?!..» - рукоять короткого меча резко толкнулась в руку; факел отлетел прочь. «Света достаточно», - жестко просветилась мысль. Боромир смерил расстояние до чужака. Проклятье… он готов принять последствия своего опрометчивого поступка. Выбора нет – ведь, пускай этот синий огонь и останавливает тени мертвецов, можно рассыпаться в прах даже от той опасности, что веет от него.
- Юкио! – резче позвал Боромир, вмиг озлившись на себя за страх. Последствия он готов принять, но…
Но он не позволит страху взять верх над совестью, - нуменорский клинок медленно опустился, острием глядя в освещенный синим пламенем пол. Странное спокойствие пронеслось по крови Боромира – миг готовности к бою на последней грани.
Может быть, он погибнет здесь и сейчас, сейчас же. Но о том, что такое честь, он знает, - и за прямоугольниками блещущих синим стекол ему на миг почудился полный отчаяния и ужаса, но все-таки живой взгляд живого человека.
- Эй! о таком уговора не было, - вполголоса, но отчего-то заглушая гул синего пламени, сказал Боромир.

+1

45

Внутри – обостренные чувства ярости и злости на этот мир, снаружи – пламя, начинающее сжигать все вокруг. Яркие, синие языки огня начинали сжирать все к чему дотрагивались. Пол, стены, камни. Они были беспощадны, словно сам ужас начинал воплощаться в этой реальность.

Юкио не понимал, почему именно это происходит, в конце концов, у него давно затихла боль и ненависть к своему брату и к самому себе, в частности. Говорят, что нет дыма без огня, а значит, что-то смогло направить экзорциста в сторону его собственных страхов и жгучей, кипящей ненависти, которая выливалась сейчас разрушительной силой.

Сила – это еще слабость, которую испытывали дети Сатаны, не зная, как успокоить бушующую волну желания. Он помнил, как Рин сорвался и не смог контролировать себя. Если бы в тот момент, не оказалось Шиеми, неизвестно, что пришлось сделать бы младшему брату, чтобы затушить огонь, покрывающий старшего Окумуру.

Сейчас с ним рядом не было никого. Ни знакомых, ни родных, ни даже экзорцистов, способных хоть как-то помешать распространяться огню дальше. Только Боромир, который не слышал о подобной магии или волшебстве, как называли это в разные времена. Для Юкио – это проклятье, с которым ему приходилось жить, однако мириться с ним он точно не хотел.

Борьба направилась в другое русло. Теперь нужно было успокоить себя и начать контролировать то, что приходилось изучать, порою, годами. Рин – глупый брат, однако силен духом и телом, чего не скажешь про младшего. В этом они и были противоположностями. Ум – дело хорошее, но без светлого стержня внутри он ни что. Если внутренняя часть человека начинает прогнивать, то какой толк в силе? Наверное, слабые люди обращаются во зло, давая подобной силе забрать их тело. Скорее всего, таким был и Юкио. Его борьба и война с самим с собой началась уже давно, как бы он не старался избегать ее при помощи медикаментов и различных лекарств. Однако это приводило к пустому умозаключению, который мог увидеть любой, зная положение Окумуры – страх. Это тоже часть греха, несущего экзорцистом, а потому, казалось, что в этой битве между силой и душевной составляющей победит первое, а второе покорно опустит голову и будет сожжено вместе с окружающим его миром.

-… и клятва моя… - стискивая зубы, он все еще пытался хоть что-то произнести из молитвы, которую начал сразу после расстановки барьера. – Аааа!

Вновь крики и боль от нарастающего внутри жара. Оно начинает сжигать внутренности, начинает покрывать внутренние органы, отчего даже сердце сейчас походило на кусочек угля, сгорая в пламени родного отца. Он не может подвести своего друга, но и бороться бесполезно. Как бы не пытался, как бы не бился он об «клетку», в которой оказался, все без толку.

Мертвая нечисть разумна, а потому не решается подойти ближе, будто чувствуя, что несет в себе эта неугомонная сила. Кажется, они знают какой ущерб, она сможет нанести им и какой причинить вред. Мертвые души убить нельзя никаким орудием, только сила из другого мира способна забрать тела умерших. Это пламя происходило из самой преисподнии, а потому могла унести за собой тех, кто стал призраком.

Покрывающее тело пламя, словно огромный валун давило, скрючивало, не давало продохнуть. Глаза распахивались от жгучей боли внутри, а рот ни на секунду не закрывался, пытаясь наполнить легкие хоть каким-то потоком воздуха, однако из-за удушливого ощущения, все было бесполезно.

-Хватит! – он кричит в пустоту, пытаясь вымолить пощады у силы, но все напрасно. Эта сила непокорна, неумолима. Он знает это, но все еще пытается не сдаваться. Впервые ему было столь хорошо здесь, что он не может причинить вред этому миру, людям. Нельзя было допустить, чтобы жизнь Боромира прервалась здесь из-за него. Ведь здесь все были столь добры, гостеприимны. Все пытались хоть как-то угодить ему. Нельзя было отплатить им фальшивой монетой.

Все еще держась одной рукой за живот, он вновь пытается бороться. Пытается взять под контроль, но делает только хуже себе. Голова начинает разрываться на части, а в обрывках памяти находит себя маленького. Ноющего и плачущего из-за страшных существ, которые все время пугали его. Порою, Юкио не спал ночами, все время, слыша, как кто-то крадется, шуршит. Пытался спрятаться под одеялом, но и там его находили. А все из-за чего? Из-за того, что он брат демона? Из-за того, что ему не повезло родиться таким же, как и Рин? Почему он так жалок и столь невыносим себе?

Все эти вопросы становились преградой, пытались забаррикадировать дверь к контролю над силой. Ему нужно перво-наперво разобраться с собой, со своими душевными ранами, а после пытаться вновь успокоить пламя, однако он не может. Нет времени, да и сил не хватает на такое. Так, что же, он просто умрет здесь? Просто уничтожит все вокруг, а после огонь уничтожит и его тело?

«Нет! Нельзя! Я не позволю!»

Перед глазами возникает образ отца, который стал для Юкио «эталоном». Идеал, к которому он пытался стремиться. Человек, который вытащил его из страхов, страданий и боли. Тот, кто подарил ему свободу и пытался дать знания, как именно не потерять ее. Как перестать ненавидеть самого себя. Как перестать быть жалким в собственных глазах.

«Отец, - он слышит имя, которое произносит его друг, попав в затруднительную ситуацию. – Я смогу. Я, правда.. Правда, смогу!»

Переступая через себя. Делая резкий рывок вверх, и чувствуя железный привкус крови на губах, Юкио сосредотачивается. Вновь складывает руки у груди, не обращая внимания на огонь, который резко перестает заполнять собою пространство. Ему плевать на то, что по коже стекают багровые капли, окропляя землю. Глаза, нос, губы. Из-за бесконтрольной силы, кровь сочиться отовсюду, но ему плевать. Сейчас главное закончить начатое. Он должен хотя бы на шаг стать сильнее морально, постараться изо всех сил. Если присмотреться, то даже пламя становилось менее ярким, чем ранее.

-… Да будет так! – последние слова он словно выкрикивает, яростно кидая взор на мертвых.

Внезапно символы, что были начерчены на земле, начинают загораться белоснежным светом, сливаясь с ярко синим пламенем и добавляя дополнительное освещение. Кажется, у него все-таки получилось выполнить обещание. Ведь своих слов на ветер экзорцисты не должны бросать, пусть они будут даже самими демонами.
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

46

[icon]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/icon][sign] [/sign][lz]<center><b><a href="http://unirole.rusff.ru/viewtopic.php?id=436" class="link3";>Боромир</a></b> <sup>17</sup><br>наследный принц Гондора<br><center>[/lz]И глупее себя ему не доводилось ощущать – глупее, и бессильней; зеленая мгла наползала из углов, но расширяющееся кольцо синего огня сдерживало ее. А Боромир только и мог, что стоять с опущенным мечом, и смотреть, как корчится Юкио – показалось ли, или в синеватых отсветах сверкнули удлинившиеся клыки? «Да что же это я?!» - и не рвануться – жар такой, что волосы потрескивают, и паленым уже пахнет. Древнее подземелье в единый миг почти что раскалилось от всколыхнувшегося внутри него неведомого пламени.
«Пламени чужого мира», - и с холодной обреченностью Боромир понял, что он, и никто иной, за то ответственен. Это он позволил чужаку творить магию на землях Средиземья. Это он, будущий Наместник Гондора, позволил ступить на свои земли тварям иного мира.
«Т в а р и», - но рука его не дрогнула, когда клинок был направлен в пол, не устремившись на Юкио.
«Я не дам страху взять верх над совестью», – «и честью».
«Сделай это»
, - нет ничего выше данного слова, превыше обещания – и мыслям Боромира чужак будто откликается, вдруг вскидываясь вскриком – и тот эхом разносится под низкими сводами подземелья, уносясь далеко в глубину его, почти что насквозь  пролетая. Багровая кровь – «человеческая» - длинным, широким веером кропит древние стены, когда Юкио вдруг выпрямляется в последний раз, и начертанные им ранее печати вдруг загораются ослепительным белым светом. В ушах Боромира отчего-то звучит флейта, сухо и надрывно, на паре нот – словно заунывный, заупокойный плач по кому-то.
Белый свет постепенно рассеивается, вслед за ним – и синее свечение. Чужак ничком лежит на полу, будто выгоревший изнутри – когда Боромир забрасывает его руку себе на плечо, приблизившись одним прыжком (о страхе и не думается уже совсем), то Юкио кажется легким, будто мальчишка. Меч Боромира – уже в ножнах; принц вскидывает экзорциста на руки ловчее, и спешно идет прочь из подземелья, темного и пустого – теперь уже совершенно точно пустого.
Дождь снаружи шепчет все громче, и темнеющее небо надвигается все ниже, но лучше уж здесь, чем там, внизу, - стараясь не коситься на зияющий провал ступенек, ведущих вниз, Боромир опускает чужака у парапета, прислоняя его спиной к камню. Фляга с водой, снятая с пояса, булькает горлышком в тряпицу – принц смывает с побелевшего, осунувшегося лица  Юкио покрывающую его кровь. «Многовато крови», - но пульс бьется, он проверил нажатием на шею. Слабо, устало, но бьется. И кровь больше не идет.
- Юкио? – чуть наклонив голову, и заглядывая тому в лицо, негромко позвал Боромир. Кажется, холод и вода идут на пользу – чужак чуть шевелится, а затем открывает глаза.
- Ты смог, - и облегчение весом в ту же самую гору опускается на плечи Боромира, вслед за грузом, что с них скатился. От того, что странные силы – или что это было, которые он посредством Юкио позволил проникнуть сюда, в Средиземье, все же отступили. И от того, что призраки Мертвых Топей, просочившиеся сюда, также оказались изгнаны… или же, просто не подойдут сюда больше, к этой башне.
В конечном итоге, они сделали то, за чем явились сюда, - Боромир сглотнул, садясь рядом у парапета. Протянул было Юкио флягу с водой, но затем, поразмыслив, сунул ему другую – маленькую и плоскую, с едким вином многократной перегонки. Воду убирать не стал – на всякий случай, запить если понадобится.
- Как ты себя чувствуешь? – пускай сверху и льет, вниз Боромир не сунется. Уж лучше промокнуть, - небо прорезает отдаленной белой вспышкой, а затем слышится раскат грома. Скорее, безотчетно, нежели осознанно, принц все же поднимается, и снимает с чересседельной сумки притороченный до этого к ней кожаный плащ. Растягивает его пологом; кожаные шнурки затягиваются быстро, крепясь к остаткам колонн. Оставив один конец болтаться – крепить некуда, он возвращается под полог.
Еще несколько минут назад голова Боромира пухла и болела от вопросов, а теперь… теперь в ней пусто, как в том самом подземелье, - взгляд снова натыкается на дыру в полу. Ветер с дождем свищет над перелеском, барабанит каплями по растянутому плащу, а физиономия Юкио в полумраке кажется еще более бледной, чем прежде, мертвенно-бледной.
- Так всегда бывает в твоем… ремесле? – негромко, не глядя на него, произнес Боромир. – Что ты почти погибаешь, стараясь изгнать нечисть… вот так почти погибаешь? – теперь ему многое становится более понятным. И все равно – Юкио стоило предупредить его о подобном исходе. Проклятье! Да, он просил его о помощи, дал ему работу, но и не подозревал, что подобное может убивать!
- Ты должен был сказать мне, - не давая Юкио ответить на первый вопрос, свирепо добавил он. – Почему ты не сказал, что это может тебя убить?

+1

47

Внутри продолжало все сгорать, а борьба только накалялась до критической точки. Он никак не мог потушить пожар, окутавший его сердце. Пытался при помощи воспоминаний приглушить свирепое, синее пламя, которое продолжало сжигать экзорциста.

Упав на колени от бессилия, Окумура стискивал зубы, пытаясь заглушить боль, которая продолжала испепелять юношу. Было невыносимо, гнусно, однако ему удалось справиться. Неизвестно, то ли это было из-за его силы воли, то ли из-за того, что его магия в этом мире держится не так долго. Однако он был рад, когда почувствовал приятное облегчение от исчезающего синего пламени. Кажется, в этот раз, все обошлось. Ему крупно повезло.

Глаза вновь могли видеть мир в цветных тонах, однако тяжесть от случившегося продолжала давить тяжелым камнем, отчего дыхание становилось тяжелее, а в горле словно застрял ком, который экзорцист отчаянно пытался выкашлять. Было трудно, сложно, но он уже привык к подобной жизни, пусть даже подобного исхода никогда не поджидал.

-Д.. Да… - услышав голос своего друга, пытаясь отдышаться, проговаривал Юкио. – Прости…. Я чуть не… Подвел тебя…

Он берет флягу с водой, протянутую Боромиром и делает пару глотков, щурясь от боли в глотке при каждом глотке. Страх и недоумение начинают бить по вискам, доставляя головную боль. Он не знал, почему именно эта сила решила выйти сейчас, однако все хорошо то, что хорошо кончается, а остальное, по идее, было не столь важно.

Юкио поднимает взгляд на товарища, который, кажется, до сих пор не понял, что именно произошло. Если честно, Юкио чувствовал то же самое, что и Боромир, только приблизительно догадывался, откуда именно растут ноги. Ему нужно было возвращаться в свою реальность, а потому вновь опустив глаза вниз, Окумура решил открыть тайну, которую до этого не в состоянии был вымолвить своему знакомому. Все равно скрывать не имело никакого смысла, а потому экзорцист зажимает нижнюю губу, а после пытается выдавливать слова, как только отдышался от всего ужаса, случившегося с ним только что.

-Я… - начал было он свой рассказ, сжимая собственный локоть одной рукой, собираясь с духом. – Я, на самом деле, тоже в некоем роде демон. Мой отец… Настоящий… Это… - он поджимает губы, ведь слова сложно выговаривать, особенно, если нужно открыть то, к чему другие люди не могут привыкнуть, во всяком случае, в его реальности. – Я – сын сатаны. У меня не было способностей… До недавнего времени… У моего старшего брата они были со дня его рождения, поэтому я могу видеть демонов с детства… - он тяжело выдыхает в пол, а после встает с места и смотрит на Боромира. – Прости, что не сказал раньше…

Неловкая, выдавленная усмешка, чтобы сгладить ситуацию, скользит по лицу. Он смог помочь людям этого мира, однако, какой ценой? Единственный опыт, который смог получить здесь Окумура – это то, что нельзя было издеваться над собственным организмом. Видимо, из-за недосыпа и отсутствия сил, демоническая сущность экзорциста решила помочь юноше в изгнании нечисти. Похоже на инстинкт самосохранения, только более противный, нежели у обычных людей.

-Что же, - его голос становиться слегка бодрее, но в нем слышится некое сожаление, грусть. – Наверное… Мне пора, - он произносит это вновь с натянутой улыбкой, ведь каким бы не было расставание, оно всегда дается людям тяжело. Пусть даже ты и наполовину демон. – Надеюсь, мы вновь когда-нибудь встретимся. Тебе ведь больше не нужна моя помощь?

Его постоянно преследует некое чувство долга и ответственности, а потому уйти, не поинтересовавшись, не осталось ли у экзорциста дел, он не мог. Внутри него все время было чувство, что он еще что-то может привнести, что-то сделать, даже если оно частенько было ложным. Такой уж Окмура Юкио – ответственный юноша с кровью сына сатаны. Ну, у каждого есть своя темная сторона, наверное, не стоит из-за этого так переживать. Или все-таки следует побеспокоиться из-за подобной родственной связи?...
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

48

[icon]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/icon][sign] [/sign][lz]<center><b><a href="http://unirole.rusff.ru/viewtopic.php?id=436" class="link3";>Боромир</a></b> <sup>17</sup><br>наследный принц Гондора<br><center>[/lz]По руке проходит короткий, горячий импульс; пальцы стискиваются в кулак – отвесить бы этому идиоту оплеуху, но Боромир себя сдерживает. Только пригвождает Юкио взглядом, несмотря на то, что поднимается из-под навеса вслед за ним. Дождь стекает по вискам каплями, будто пота, но кажется, что они тотчас же испаряются – яростью раскаляет ибо, словно кусок металла – дыханием кузнечных мехов. И жалкие оправдания – вовсе не то, что сейчас желает услышать Боромир; он складывает руки на груди, плотнее. Чтобы снова не сорваться, - пальцы стискиваются добела, когда Юкио сбивчиво пытается что-то объяснить.
«Вот же…» - на миг, сквозь пронзившую висок боль, сквозь отголосок сухого голоса флейты в ушах, ему становится смешно.
- То есть, ты знал, что так может произойти? – голос Боромира – тяжелый лязг кузнечного молота, ударяющего по тому самому раскаленному куску металла. Перековать свою ярость. Не полыхать напрасно – «то, чему учили», - он сильно хмурится, смаргивая попавшие на веки дождевые капли, и продолжает, голосом перекрывая отдаленный раскат грома.
- А если бы ты не справился? – да, благо, что все обошлось. Какие силы помогли болвану-чужаку управиться с этим неведомым пламенем – его ли собственные, или же те, что хранят Средиземье, непонятно, но…
В горле – горький, угловатый комок; принц сглатывает его, вдруг представляя себе зеленый туман, ползущий над землей из старой башни, из-под ног его, - взгляд коротко падает на потрескавшиеся каменные плиты. То, что под толщей плит и блоков теперь стоят надежные печати, ему уже не кажется, на самом деле, надежным, - он снова смотрит на Юкио, не отпускает его взглядом – потяжелевшим враз.
- Ты хотя бы можешь представить себе, сколько людей могло погибнуть из-за твоего молчания? М о и х  людей, - людей моего мира, чтобы ты знал, болван, поклявшихся служить м н е? – Я-то полагал, что ты боец, - с почти нескрываемым презрением бросает Боромир, - и понимаешь, что такое – ответственность, - у самого-то, хоть и гора с плеч, но на душе все равно скребет что-то, острым призрачным когтем. Крадутся, нашептывая в уши, сомнения – а вдруг чужак снова что-то утаил? Единожды солгавшему доверия больше нет и не будет, - принц ведет по нему глазами, точно лезвием клинка. Кто знает… вдруг с уходом Юкио наложенные им печати развеются, и то, чего Боромир опасается больше всего, все же случится? – он вновь видит пред собой призрачный зеленый туман, несущийся будто лавиной, смертельной пургой-метелью, что накрывает зацветающий весенний край. На миг принца пронзает ужасом – но он заставляет себя встряхнуться, скрежетнув зубами.
- Я не зря рассказал тебе о Тьме, что тянется над моими землями, будто едкий дым. Не напрасно рассказал тебе о топях, что были осквернены ею, - он будто и не слышит слов Юкио о том, что тому, дескать пора – «да ни разу». Пока он не дослушает – и шагу не сделает, - Боромир резко выдыхает, чуть покачав головой.
- И думается мне, что… - он вовсе не уверен, но чутье, перечеркнувшее злой шепот сомнений, подсказывает ему, что он не ошибается. Что все же прав, - что тьму твою эта Тьма почуяла, - «или же ты позволил ей это сделать, Юкио?», - глубокий выдох. – И попыталась прорваться.
Это не столько тяжело, сколько сложно – по треснувшему доверию продолжает вести прежним расположением, но Боромир понимает, что от его решения зависит теперь все. «Зависит ли?» - что он теперь может сделать?
Лишь принять ответственность за содеянное. Пусть и не своими руками, - утерев со лба дождевые капли, он слегка усмехается – невесело, но более без гнева.
- Впредь ты лучше предупреждай, что такое может случиться. Не все такие, как я, - «душевные глупцы». – Убьют, и будут правы. Ибо своим молчанием ты можешь подставить под удар тех, кто тебе доверился, - что, в сущности, и произошло только что. Но Боромир уже принял решение.
Он поверит.
- Я сказал тебе, что в моих землях тебя встретят, как друга, - черный спуск в подземелье по-прежнему маячит на границе зрения, словно пустая могила. – И слово свое я держу, - из поясного кошеля он достает широкую, больше пол-ладони, серебряную бляху. Белое Древо вычеканено на ней, увенчанное звездами. – Покажи этот знак в любом из пределов Гондора – и так мой народ поймет, что ты не враг. Ибо я тоже надеюсь, что мы еще встретимся, - ему до сих пор не верится, что этот парень сейчас просто спустится по лестнице… откроет дверь в пустой комнате, и исчезнет. Так ведь и будет? – звякает перевязь второго меча.
- И это возьми, - короткий меч Боромир держит за ножны, посередине, и вкладывает его в руку экзорциста. – Тебе нужны тренировки – не пренебрегай ими, Юкио… сын Широ.
Неважно, кто твой настоящий отец по крови. Важно, чьим сыном ты себя зовешь – это и сила твоя, и ответственность. Для Боромира – весь груз династии его, все имена предков, прежних Наместников, от Хурина и Мардила Верного до Дэнетора, сына Эктелиона. От своего отца перенявший упрямство и знание чести, Боромир не сомневался – и этот чужак обретет однажды понимание того, что человек всегда есть только то, что он выбирает сам. И это, будь он проклят, одинаково во всех мирах, - принц улыбнулся, делая шаг в сторону ступеней. «Все будет хорошо», - странная уверенность, что приходит за усталостью, вдруг осенила его.

+1

49

Он знал груз ответственности, что ложится на его плечи. Знал, чем может закончиться недосказанность слов и сокрытие правды от этого народа. Знал, что может подвести, но сложно говорить то, от чего ты пытаешься отречься. От чего пытаешься безоговорочно уйти и больше никогда не сталкиваться с этим.

Юкио понимал и принимал злость Боромира. Понимал, какого было принцу, когда тот на миг представил насколько плохо могла бы сложиться данная ситуация. Неизвестно, воля судьбы или просто удача помогла избежать этого, но все закончилось хорошо, пусть и стыдно было Окумуре за подобное. В любом другом случае, он даже не почувствовал этот гнев и хладнокровно обошел мимо, но это не его время, а рядом с ним стоял не просто соратник, а друг, который принял и отнесся к нему по-доброму.

Уходить и расставаться всегда сложно, пусть и на столь печальной неясной ноте. Пусть они больше никогда не увидят друг друга, но Юкио будет помнить. Сколько бы ни прошло дней, сколько бы ни пролетело лет, он всегда будет помнить об этом дне и этом мире. Ему хотелось бы запомнить больше из этой реальности, но печалью порою располагает судьба.

Извинениями не изменишь ситуацию, однако последние слова, произнесенные Боромиром, просто не могли не открыть теплых чувств в Юкио. Он всегда был один, всегда делал все сам, как учил его отец, но сегодня и в другие дни, которые он провел здесь, он делал это, полагаясь на друга. Наверное, вернувшись назад, он сможет изменить свое мировоззрение, пусть и немного, но все-таки сможет открыть в своем характере и отношении что-то новое.

-Спасибо, - принимая прощальные презенты от нового знакомого, улыбнулся Окумура, а после протянул руку в честь прощального пожатия. – Я буду помнить тебя, Боромир, сын Дэнетора, - он делает шаг вперед, чтобы в благодарность обнять по-дружески нового знакомого. – Надеюсь, мы вновь увидимся с тобой. Я буду рад вновь сразиться с тобой плечом к плечу.

Отойдя от Боромира, Окумура решил тоже принести прощальный подарок другу, ведь он бы тоже не хотел, чтобы о нем забыли в этом мире. Достав из-за пазухи пистолет, Юкио протянул его юноше.

-Это запасной, он не всегда мне пригождается, однако думаю, тебе было бы интересно попробовать использовать его, - усмехнулся экзорцист. – Прости, но я так и не научил тебя им пользоваться, однако здесь не сложный механизм, да и думаю, ты сам все видел. В этом пистолете осталась полная обойма, если внезапно нечисть решит напасть, используй его. Но если вы не справитесь… Я обещаю вернуться и помочь.

Это последнее, чем он может помочь здесь, а потому, поклонившись в последний раз, он подошел к двери, из которой появился в тот самый день. Достав ключ, Окумура вновь напоследок кинул взгляд в сторону Боромира.

-Будь осторожен, принц, - поворачивая ключ в дверном замке, послышался щелчок, а после Окумура повернул ручку и чуть приоткрыл дверь, уже ощущая знакомое и дорогое сердцу время. – И, будь счастлив.

После этих слов, он перешагнул порог и исчез, оставив в этом времени лишь маленькое воспоминание о себе, как о человеке, способном изгонять нечисть. Возможно, и как о друге принца, который был рад повстречать его.


Прошло два дня.


-ЮКИ-И-И-И-О! – вновь знакомый голос начинает раздражать барабанные перепонки своим криком. – Расскажи уже, где ты был?! Мы обыскали все, а Мефисто говорил, что ты на каком-то сверхсекретном задании, что-то там…! – в голосе брата на секунду слышится неуверенность в том, что именно говорил ректор. – Не важно! Расскажи уже!

-Какая разница? – застегивая запонки на рубашке, спокойно произнес младший Окумура. – Лучше бы ты так интересовался домашним заданием, чем расспрашивал меня об этом, - выдохнул Юкио, поправляя очки и уже поворачиваясь к выходу.

-ДОЛМАТИН ТЫ ОЧКАСТЫЙ! – вновь завизжал Рин. – Какой ты брат мне после этого?!

На секунду экзорцист усмехается и подходит к старшему брату, глядя прямо в его яростные от злости глаза. Хитро прищурившись, Окумура чуть выпрямляется, сложив два пальца и поднеся их ко лбу брата, оставив легкий щелбан в наказание Рину.

-Самый настоящий…

В его голове слышится тот самый разговор со знакомым на тему братьев. Только сейчас он начинает понимать, как дорог его сердцу старший брат. Пусть и балбес, пусть и сложно бывает порой, ведь его нужно воспитывать, но все равно он любит и ценит эту родственную связь и не важно, что его брат – демон. Ведь он такой же, как и он.

-Да ты совсем охренел?! – вновь крики начинают заполнять комнату. – Что с тобой случилось?! Ты совсем изменился!

-Нет, - накидывая плащ на плечи и уже стоя около порога, произносит напоследок Окумура – младший. – Просто кое-что понял для себя…

-Хм, - он чувствует, как удивленный взгляд Рина, впивается в спину. – И что же?

-Как бы ни геморрно было быть твоим братом, я все равно буду оберегать тебя, ведь я такой же… Как и ты…

Не дав Рину произнести дальнейшей кучи вопросов, который вмиг начали заполнять его пустую голову, Юкио тут же вышел за дверь и отправился вдоль коридора, чтобы получить новое задание от Мефисто.

За эти два дня он никому еще не рассказал о том, что произошло за теми дверьми. По словам Юкио, тот просто забыл о том, что произошло в той реальности, и с кем свиделся, ведь не хотел нарушать ход времени и объединять две вселенные. Однако он никогда не сможет забыть своего друга, тех разговоров, благодаря которым в его жизни что-то все-таки смогло поменяться. Не сможет забыть и того, что именно произошло с ним. Наверное, все еще надеялся, что однажды вновь сможет вернуться и выпить того прекрасного вина со своим новым другом. А иначе, зачем он все еще носит с собой подаренный меч и камни, которые в оберег дал ему незнакомец?... Просто все еще верит, что однажды откроет дверь тем самым ключом и вновь повстречает юношу с мечом, который в скором времени, как он был уверен, станет отличным правителем для своего народа.
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

50

Пистолет лежит в ладони увесисто и незнакомо – покачав его в руке, Боромир, вслед за словами Юкио, убирает его за пояс. Усмехается белозубо – лицо освещает факел, и он же отблесками играет на прямоугольных стеклах очков чужака, но глаза за ними сейчас видно. Нормальные глаза, безо всяких странных синих вспышек.
- Помни, что я сказал тебе, экзорцист, - «помни, что выше чести и честности не будет ничего – мне семнадцать, но я это знаю доподлинно». И, вот оно – сейчас Боромир воочию увидит, как чужак шагнет за дверь – в свой мир, в чужой мир, и сердце начинает стучать быстрее – «а может быть, и я что-то увижу?»
- Да хранят тебя боги твоих земель, Юкио, сын Широ. Береги себя, - но ноги отчего-то приросли к полу, и принц может лишь смотреть на то, как каменная дверь медленно поворачивается на петлях, и захлопывается за щуплой спиной чужака. Долгое каменное эхо прокатывается по подземелью, в котором Боромир совершенно один.
«Снова, совсем один» - покосившись на светловатое пятно выхода, которое маячит навсегда заклинившей открытой дверью, Боромир касается двери другой – захлопнувшейся. Запертой, - ладонь нажимает на нее, и та нехотя, но подается. В пустоту.
Все та же старая, пустая то ли караулка, то ли оружейная, или что еще это было, - наклонившись, Боромир светит себе под ноги факелом. Следы – только старые. Появившиеся из ниоткуда на толстом слое пыли, с незнакомыми отпечатками подошв, и его собственные – на входе. Юкио исчез – но не совсем бесследно, - принц слегка усмехается, ощущая незнакомую тоску. Почему он так мало успел разузнать об этом чужаке, почему…
«Что-то знать и незачем», - увесистой тяжестью звучит в голове голос, похожий на собственный – только ниже, взрослее, и уверенней. И Боромир отступает на шаг, затем на другой; тяжелая дверь медленно скрипит на старых петлях, и с гулким ударом закрывается.
«Вот и все», - весенний лес шелестит дождем, пахнет грозой. Сумрачно темно; Боромир выбирается на парапет старой башни, осматривается, и совершенно не удивлен тому, как от полосы перелеска отделяется высокая тощая фигура с виднеющимся за спиной рогом черного лука. Вряд ли Дэнилос так просто отпустил – «оставил бы» - своего господина.
- И почему я снова не удивлен, - вместо приветствия говорит он Следопыту, на что тот наклоняет голову, с которой снимает капюшон.
- Это очень тихое место, милорд, - спокойным, ясным, прояснившимся голосом говорит Ведьмин Муж, и принц не удивлен и такому. Совершенно не удивлен, - он оборачивается через плечо на вход в подземелье, касается ладонью мокрого камня. Стирает с орнамента грязь – снова Древо.
Занятно так думать, но теперь Древо есть и в каком-то другом мире. «В Ассии», - одними губами, беззвучно произносит Боромир, почему-то представляя, что он не просто знак своих земель преподнес в дар – он словно саженец священного Нимлота, древа Нуменора, передал.
«И теперь оно раскинет свои ветви и  т а м», - Дэнилос уже быстро, сноровисто собирает те пожитки, с  которыми Боромир явился сюда. И не задает вопросов о спутнике принца, хотя отсутствие того не может не бросаться в глаза.
Грустно, - он вздыхает, в последний раз поглядев на зев подземного входа, и идя под дождем по осыпающемуся лесному склону. В бок непривычно давит прощальным подарком – пистолетом. «М ы  справимся. С любой Тьмой», - волглый туман – высокий, не в пример болотному, колышется над макушками деревьев.
«Но ты все равно приходи».

… - И что, так просто взял… и ушел? – Фарамир, долговязый для своих двенадцати, тощий, растрепанный – как линяющий щенок, слушает без недоверия, но с жадностью. И только непривычная серьезность старшего брата сдерживает его от урагана вопросов.
- Открыл дверь этим ключом, и ушел. Представляешь? – дождь с итилиэнских пределов добрался и до Минас-Тирита, и теперь шуршит по крышам, гремит в водостоках, срывается ручьями. Теперь сады зазеленеют пуще прежнего, - братья сидят в покоях старшего, и на столе перед Боромиром тускло, хищно поблескивает вороненым металлом дар из другого мира. «Пис-то-лет», - маленький рычажок Боромир запомнил, строго-настрого воспретив Фарамиру его касаться.
А сам он коснется ли этой штуковины? – он взял его в руку, снова взвесил, примерился – и со вздохом положил обратно.
- Это не наше. Не знаю, почему, но я чувствую, что если и использовать эту штуку, то в самом крайнем случае. Помнишь Фриск, младший? – конечно, тот помнил. Кивнул, тряхнув головой. – Она, казалось, не представляет угрозы. И не представляла, я уверен. А этот Юкио – мог натворить дел. Пускай и оказался добрым человеком. Он, или ему подобные, и поэтому… Знаешь, сперва это было весело. Но теперь я все больше и больше тревожусь. Ведь я же еще и на поводу у него едва не пошел. Ч т о  он мог впустить в Средиземье – даже не представляю. Но совершенно точно, ничего доброго, - смутное чувство неправильности произошедшего терзает, гложет – но младший брат смотрит с пониманием.
- Мы сохраним это в секрете. И будем хранить, - голос его, хрипловатый, уже почти ломающийся, звучит уверенно. Боромирр смеется, хлопая братишку по плечу – вот же молодчага младший. Всегда найдет нужные слова, всегда поймет.
Ведь братья для того и нужны.
Друг другу.[icon]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/icon][sign] [/sign][lz]<center><b><a href="http://unirole.rusff.ru/viewtopic.php?id=436" class="link3";>Боромир</a></b> <sup>17</sup><br>наследный принц Гондора<br><center>[/lz]

+1


Вы здесь » uniROLE » X-Files » My new world and new story