о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая нужные хочу к вам акция unitime картотека твинков книга жертв uniклик банк деятельность форума

Белый пепел

Это, наверное, удивительно, но Гатсу было бы намного спокойнее, если бы он держал путь во Вританнис не в одиночку, а со всеми остальными. Нет, нельзя сказать, что время вытравило из него одиночку, превратив Черного Мечника в командного игрока... Читать

автор недели GELLERT GRINDELWALD

Геллерт, удовлетворенный сухим ответом, коснулся губами кончиков указательных пальцев и вновь поднял взгляд на главу департамента магического правопорядка. Тёмный волшебник видел, чего стоит Грейвсу сохранять самообладание и внешнюю непоколебимость. Читать дальше

uniROLE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » uniPORTAL » My new world and new story


My new world and new story

Сообщений 31 страница 36 из 36

1

My new w o r l d and new s t o r y
«If more of us valued food and cheer and song above hoarded gold, it would be a merrier world.»
http://s0.uploads.ru/t/3uw91.png

http://s2.uploads.ru/t/Cn5i1.gif
Boromir


И не важно, что было в  н а ч а л е этой истории,
Пусть даже мир перевернулся с ног на голову.


Пусть все изменилось, исчезло и было переписано заново,
Главное к чему эта история привела
в  к о н ц е...

http://sf.uploads.ru/t/dPaM6.gif
Okumura Yukio

[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

Отредактировано Okumura Yukio (2017-10-11 04:00:04)

0

31

Боромир оказался довольно открытым человеком. Несмотря на то, что тема, которую решил открыть Юкио, слегка личная, можно сказать закрытая для посторонних глаз. Во всяком случае, так было для Окумуры.

Когда-то давно многие пытались расспросить у Юкио про Рина, но тот лишь рассказывал то, что и так известно. Он мало, что упоминал про детство, все-таки не всегда он был умным и сильным, как сейчас. Раньше все время прятался за спину брата и в какой-то степени был его тенью. Печально вспоминать об этом, но факт оставался фактом.

Юноша усмехнулся, отдав меч своему новому знакомому и заслышав фразу про принца. «Ну, ведь потому и принц. Если у тебя есть статус, тебе всегда будут говорить, что тебе делать», - с неким огорчением пронеслось в мыслях Юкио, ведь ему тоже всегда говорили, что нужно делать, но не из-за статуса принца, а статуса будущего экзорциста и надежды отца.

Когда Окумура присел рядом с новым знакомым и начал слушать его рассказ о брате, он даже слегка позавидовал Боромиру. У них с братом явно присутствует идиллия, чего не хватало между Окумурами. Сразу видно, что принц ведет себя с младшим братом, точно так же, как Юкио ведет себя со старшим, несмотря на то, что этого звания добился именно Рин, рожденный на полчаса раньше, чем Юкио.

Его характер был таким же, как и описывал Боромир про своего брата (не считая ума, конечно). Видимо, они бы подружились, судя по рассказу юноши. На самом деле, слушая сейчас своего друга, Окумура видел в нем себя, только вот единственное, что отсутствовало в нем это смятение и непонимание самого себя.

Каждое утро, просыпаясь в своей кровати, Юкио часто переспрашивал самого себя: «кто я на самом деле такой? Есть ли во мне сила, как у Рина? Кто была наша мать и почему связалась с Сатаной?!». Именно это волновало его каждый день, а после перешло в некую паранойю. Наверное, отчасти, из-за этого юноша был замкнут, спокоен и почти никогда не выражал собственных эмоций и чувств. Мало с кем разговаривал, почти всегда пытался молчать, когда это было необходимо. Юкио больше похож на робота, у которого были определенные команды, но иногда он все же пытался понять своего родного брата и поведение окружающих. Даже изредка прислушивался к своей напарнице.

-У тебя интересный брат, - выдыхая на последних словах Боромира, проговаривал Юкио, поворачивая взгляд к своему новому знакомому. – Да и ты тоже. Отличный воин, хороший старший брат… Чего не скажешь обо мне, - взгляд задумчиво направился на потолок, ведь при вопросе о брате, в голове юноши возникали самого различного рода воспоминания. – Как ты знаешь, - решил он начать издалека, чтобы описать всю ситуацию, которая складывалась между двумя братьями. – Наш отец был священником. Он не родной нам, однако, он воспитывал нас с детства, а потому считай, что он самый настоящий. Наша мать умерла, а кровный отец… - язык не поворачивался раскрывать всю правду до конца, а потому на этом моменте юноша слегка споткнулся. – Можно сказать, что его нет, так вот. Мы воспитывались при храме, и я всегда был слабым. Любил читать и писать, а брат всегда был дурачком, - Юкио усмехнулся, вспоминая, как он пытался впервые что-то приготовить на кухне. – Но он стал хорошим поваром. Я изучал экзорцизм, как и мой отец, но Рин никогда не знал об этом. Он всегда вспыльчивый, но никогда не оставлял моих обидчиков в покое. В детстве, я пообещал отцу и самому себе, что буду защищать его и когда-нибудь стану сильным, чтобы моего старшего брата никогда не тронули демоны. Он старший, потому что родился раньше меня, но все, кстати, удивляются, когда узнают, что мы близнецы, - когда Юкио говорил о брате, на его лице образовывалась теплая улыбка от приятных воспоминаний. – Никто не верит, так как мы очень разные. Я всегда любил сидеть на месте и изучать книги, а Рин всегда был оптимистом и не мог заставить себя спокойно посидеть. В отличие от меня он очень добрый, но иногда бывает слишком глупым. К нему тянутся люди и у него много друзей, жаль, что с братом ему не повезло… - улыбка тут же сошла с лица, когда в голове возобновилась картинка того дня, когда старший Окумура после смерти отца решил стать экзорцистом. – Я единственный, кто желал… Его смерти, - в глазах образовалось некое отчаяние и боль от того, что Юкио, чуть сам не убил дорого и близкого ему человека. – Я ненавидел его, - взгляд все еще направлен в сторону.

Действительно, сложно признать родного брата демоном, а потому для Юкио было тяжело говорить о том, что он уже ни один раз осознавал, как сильно ненавидит Рина за его силу. Правда, только недавно он понял, как сильно он ненавидит именно себя. Человек, который так и не смог стать сильнее, который не смог выполнить обещание и защищать своего старшего брата. Именно младший брат был виновен в том, что сейчас Рин находился в постоянной опасности. Он никогда не мог углядеть за ним, сколько бы ни старался. Не мог понять его, не мог поверить в него. Он никогда не стал бы для него братом, которым когда-то хотел стать Юкио.

-Поэтому, - он переводит взгляд в сторону Боромира. – Я и говорю, что твоему брату очень повезло с тобой.

Искреннее признание, которое начинает бить прямо в сердце. Боль от того, что не смог чего-то сделать раньше, а теперь так сложно это исправить. Интересно, как взрастить любовь к близкому человеку и начать понимать его, если не мог этого сделать никогда? Наверное… Юкио никогда не поймет, что значит быть примерным братом…
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

32

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]То ли в мире, откуда явился Юкио, фразы иначе строили, то ли у чужаку все еще ударял в голову эль, но Боромир, ненавидящий риторику, на него смотрел немного настороженно. Пока слушал – «возможно, он волнуется просто?» - было б чему волноваться. Он поскреб переносицу, хмурясь слегка – теперь в собственной голове надлежало уложить услышанное. И желательно, так, дабы понять самому. Всех этих поваров и жрецов-воителей как-то в один ряд выстроить – вначале же Юкио назвал своего отца – приемного, как оказалось – священником? Или рыцарем? – о невеселом говорил Юкио, но Боромир все таки от неловкого смешка не удержался. Как и часть сказанного – не сумел все же удержать в голове.
Слушая, он невольно примерял на себя этих двоих братьев на себя и Фарамира – и получалось так, что этот самый Рин вполне походил на самого Боромира. Только вот кто посмел бы назвать Боромира «дурачком» - разве что, только Фарамир бы и посмел. Нет, дураком старший из принцев не был – самонадеянным вот был, и временами ленивым. А что до «усидеть на месте»…
Он хмыкнул. Чуяло сердце Боромира, что с этим самым Рином, окажись он на месте своего замкнутого братца, они сперва бы подрались, а потом уже стали выяснять, кто есть кто, и какого дерьма делает в древнем подземелье. А потом бы, Боромир не сомневался, они б еще и подружились – он всегда особенно крепко  сходился затем с теми, кого когда-то побил. Лучше ли такое? – а толку сравнивать-то, если Юкио и без того показал себя как стойкий боец, да и в общем, парень неплохой. Только чушь городит, - Боромир с силой потер лоб, пытаясь уяснить для себя, все-таки, что такого может сделать шебутной и легкомысленный человек, у которого много друзей, дабы его младший брат – брат! – стал ненавидеть, и желать ему смерти.
«А может, младший так же обо мне думает», - холодным вихрем мысль пронеслась, обдала, будто ушатом воды, да и сгинула. Нет, Фарамир точно не таков. «Но может, станет?» - и не станет. Зря у него, что ли, есть старший брат, который за ним присмотрит? – он опять усмехнулся, хоть и невесело.
- Так не пойму, - все-таки, не понимал, - что такого тебе сделал твой брат, что ты ненавидишь его? или ты себя больше ненавидишь за то, что его ненавидишь? – учителя риторики, точно, удар бы на месте хватил, но Боромиру сейчас было не до словесных красивостей. – Может, твой брат иногда и ведет себя как дурак, но у него же есть своя голова на плечах. Хотя, иногда эти болваны совершенно не спрашивают, что мы о них думаем, и поступают по-своему. Этого не изменить, - на черное небо выкатилась полная луна, и вдалеке, за спуском, дрожала отблеском на черных водах Андуина. Где-то там, в Минас-Тирите, Фарамир десятый сон уже видит, наверное. Скромняга, но себе на уме, каких поискать. И отважный, к тому же – поистине, немалая смелость нужна, дабы противостоять отцу и правителю, когда тебе двенадцать, а то и меньше. Пред наместником робел даже Боромир, хоть и порой поступал так, как считал нужным. И все же…
«Не за характер – за Митрандира ему достается», - шепнуло горьким воспоминанием. Но вслух принц сказал:
- А сам он что? То же тебя терпеть не может? – за грубоватым напором, на самом деле, пришлось скрывать некое смущение. Понять чужака просто хотелось… но в голове происходящее точно не укладывалось. Ненавидеть того, кто тебя защищал в детстве, просто потому, что он веселый, и у него много друзей? – нет, так не бывает, все же. – Не поверю, - твердо добавил Боромир. – Ты знаешь, что такое честь, и что такое данное слово. Даже если это часть твоего «задания». Так почему? – отступать уже было некуда, даже в таких вопросах. Разобраться – иначе никак. Даже если тема щекотливая и неприятная. Отступить уже не получится.

+1

33

Тема о родном брате была и правда, слегка больной. Наверное, Боромиру было этого не понять, ведь отношения, которые складывались между Юкио и Рином были весьма натянутыми. Рин сам это понимал, Юкио видел это, однако старший брат всегда смотрел в будущее и никогда не унывал. Добрый, отзывчивый, действительно, многие не понимают, как такого можно не любить и как возможно ненавидеть? Однако даже его друзья однажды отворачивались уже от него, когда раскрылась тайна его происхождения.

Уныние не входило в перечень настроя Рина на этот мир, в то время как Юкио буквально жил этой нарастающей депрессией. Младший брат всегда мечтал узнать больше о своей семье, узнать, почему мать так поступила, когда была молодой и связалась с демоном, почему отец воспитывал их и никогда не говорил им о настоящей матери, все время, пытаясь избегать эту тему. Рину было все равно, он говорил, что им незачем знать всю правду, однако  эти слова ничуть не успокаивали Юкио. Он словно был одержим этой идей познания, и хотел добраться до истины, открывая перед собой более широкую картину в целом. Возможно, с какой-то стороны старший Окумура был прав, не стоит так гнаться за информацией, которая может принести, лишь боль, жаль, что Юкио не мог понять и принять этого.

-Он… - Юкио сжимает руки. Сложно вспоминать юноше тот день, когда он вернулся домой, однако было слишком поздно. Широ был мертв, а Рин обрел силу сатаны. Тогда младший Окмура сразу догадался, в чем было дело и почему Сатана смог вселиться в тело Фуджимото. – Из-за него умер наш отец, - он вновь поднимает взгляд вверх. – Я не могу объяснить всего, это слишком сложно. Даже я мало что понимаю, но… Наверное, отцу следовало убить нас, когда мы только появились. Возможно, проблем с демонами было гораздо меньше…

Он говорит загадочно, не договаривая самых главных слов, но ему сложно произнести это вслух, пусть даже не в своем мире. Пусть даже скоро он вновь отправится в свою вселенную, пусть здесь он не имеет способностей, однако даже язык не поворачивается сказать, что он сын демона. Сын дьявольского создания, который был владыкой Геенны. В их мире это было неприемлемо, отвратительно. Да, и не удивительно, ведь это синее пламя, которое досталось им от родителя, когда-то уничтожило множество экзорцистов и мирных жителей.

Он усмехается, чтобы скрасить мрачную атмосферу. Пытается улыбнуться, пусть и получается плохо, но привносит некую яркую секунду в эту мрачную и нагнетающую обстановку. Он не хочет говорить о чем-то плохом, тем более вгонять в тоску своего нового знакомого, во всяком случае, не здесь и точно не на трезвую голову. И как раньше Юкио не замечал столько выгоды в выпивке?

-Братские отношения – вещь весьма специфичная. Особенно, если речь идет об экзорцистах и мире, в котором я живу. У нас нет открытости и взаимопонимания между людьми. В моем времени многие люди по большей части замкнуты. У нас нет маленьких деревень, или таких городов, как у вас. У нас огромные мега… - слово так и хотелось вырваться из уст юноши, как тот резко вспомнил с кем, имеет честь разговаривать. – Кхем. Страны, континенты, острова, поселения. В моем городе насчитывается более миллиона людей, а потому не удивительно, что люди скрывают свои чувства где-то глубоко внутри, - он слегка дотрагивается рукой до груди. Однако там уже ноет и болит сердце. Там словно поселились кошки, и начинают скрестись, делая ужаснее на душе с каждым мгновением. Но после юноша лишь отчаянно вздыхает, понимается на ноги и смотрит на Боромира, вновь усмехаясь, но теперь на собственные мысли. – Может, отметим первую тренировку в баре, а завтра, я так понимаю, в бой?

Ох, Юкио, Юкио. Пришел сюда прилежным и послушным мальчиком, а сейчас готов посидеть в шумном помещении, желательно, с напитком, у которого градус не меньше, чем у хорошего пива, но, в идеале, лучше больше. Нет, ну тоже не плохо, ведь он сейчас не у себя на родине, так? Ну, а если выпил в другом мире, то можно даже не считать, ведь для младшего Окумуры это даже не отразиться в его будущем, ведь он даже не живет здесь, он всего лишь гость для своего нового знакомого – Боромира.
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

34

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]Чего-то такого Боромир ожидал – если ступаешь на скользкую почву, то нечего удивляться, что она тебя либо утянет в себя, либо из-под ног уйдет. Юкио ответил уклончиво – и это стоило просто принять, - принц ожесточенно поскреб висок, пытаясь скрыть неловкость. Уже досадуя на себя за то, что полез чужаку в душу. Чего там ковырять, топать сапожищами? Вытаскивать эту занозу из-под ногтя Боромир взялся напрасно, и сейчас искренне совестился содеянного и сказанного, – ведь просто так такими бедами не делятся. Надо было довольствоваться тем, что услышал, но вот если с чем у Боромира беда всегда и была, так это с терпением и тактом. И с риторикой, чтоб ей пусто было, - он наклонил голову, проглатывая комок, оставляя сказанное Юкио лишь прозвучавшим. Не стоило давить расспросами дальше, это он нутром почувствовал. И горящими – в полумраке незаметно – ушами. Разобраться? – да как бы не так.
Лучше остановиться.
«Однако…»
- Спасибо, что ответил. И прости, что я спросил, Юкио, сын… как звали твоего достопочтенного отца, да обретет он покой в Чертогах Безвременья? – может, в этой самой Ассии место посмертия и называлось иначе, но Боромир желал достойному человеку оказаться там – пускай тот и был из другого мира.
«За что вот только родителю убивать детей, пусть и приемных?» - резко выдохнув, Боромир поднялся. В Мордор куда-нибудь все эти мысли. Достаточно неловкостей на сегодня, - он усмехнулся, размяв шею, расправил плечи, словно засиделся на одном месте.
- «Бар»? Что это? – короткое и непонятное слово, еще одно из словечек чужака. – А, ты про таверну. Пойдем, нас там ждут, - он рассмеялся. Возможно, с оттенком облегчения – Юкио хватило ума перевести тему. А выпить после такого непонятного и неприятного разговора – свою-то душу тоже расковырял – стало бы весьма кстати. Если же Юкио хочет отметить это, как тренировку – да пожалуйста, - Боромир с размаху хлопнул его по спине, ведя прочь со двора. Темно кругом было, но редкие факелы освещали неширокие улицы поселения, а впереди, прежней черной лентой посверкивал в свете луны Андуин. И приветливо светилась огнями таверна, которую они не столь давно покинули.
- О, милорды, добро пожаловать, - пропели в унисон девицы, обмахивая лавки, на которые «милордам» предстояло сесть. Снова на столах зазвенели кувшины с элем, а по знаку Боромира вскоре появилась и средней увесистости бутыль в оплетке из лозы. Принц дернул пробку, открыл, принюхался.
- Вино из Дол Амрота, - булькая, и светясь мягким золотом, оно полилось в серебряные кубки – «успели сбегать за ними?» - Это город, далеко на юге отсюда, - вино пахло летом, яблоками и медом. – Моя мать была родом оттуда, - сообразив, что опять говорит немного не о том, Боромир продолжил, прочистив горло:
- Дол Амрот – порт, со множеством кораблей. И лучшими виноградниками, какие только есть в Гондоре, - он поднял свой кубок, чуть усмехаясь. – Но Минас-Тирит – моя родина. Крепость Последней Надежды, что стоит у подножия великой горы Миндоллуин. Он – словно жемчуг и серебро; Белый Город, сверкающий на солнце, будто звезда. Он велик и величественен, и в нем живет много людей, - звонкие улицы, мощеные камнем, вставали перед Боромиром, мчались ему навстречу, как если бы он ехал по ним на коне, - и – разных людей. Мы, народ Гондора, никогда не лжем, и отвечаем дружбой на дружбу, а честностью – на честность, - он сделал паузу. – Ты чужой здесь, Юкио, но, если твои дороги еще однажды приведут тебя сюда – знай, тебя встретят и примут в моих землях, как своего, - тонко кольнуло сожалением – по чужому миру. Скверно же им там живется, если так обстоят дела – с тем, что заперто в сердце, и привычкой молчать?
- Да хранят тебя боги твоих земель, - и будто солнечными лучами дол-амротское вино пролилось внутрь, теплом и светом, оседая мягко и почти горячо; Боромир широко усмехнулся, отламывая кусок пирога с мясом – девчонки расстарались. – Ты прав, завтра – в бой. Выдвинемся до рассвета, так что успей отдохнуть, - только вот, не мешкая, он снова налил вина – и себе, и Юкио.

+1

35

Других людей, а уж тем более с таким настроением к своим родственникам, довольно тяжело прочитать. Юкио знал это лучше, чем никто иной. Ведь в его окружении тоже были люди, которых он не понимал, потому что даже не мог представить, какого это быть на их месте. Поэтому с такими людьми лучше закрыть тему сразу, чтобы не ставить самого себя в неловкое положение, от услышанного. Он не знал, как реагирует на все это Боромир, однако видел некое недопонимание от его слов на лице.

«Моя семья слишком необычная», - вздыхал про себя Юкио, однако вновь улыбнулся от воспоминаний об отце.

-Моего отца звали Фуджимото Широ, - в голове проскользнули отрывки из детства, когда они с братом были еще счастливы.

Не знать правду о себе, действительно, несло в себе какой-то смысл. Например, говорят, что чем меньше знаешь, тем крепче спишь. К этому совету стоило бы прислушаться, особенно столь любопытному юноше, как Юкио, который, сгоряча, мог и дров наломать. Из-за его вспыльчивости, которую он пытался сдерживать внутри себя, поступки его порой были необдуманными, отчего это мешало во время работы, или когда нужно было применить здравый смысл.

-А, да, - внезапно встрепенулся Юкио, вспоминая, что находится в другом времени и здесь некоторые слова, которые часто употребляются в его мире, не существовали вовсе. – Прости, - неловко улыбаясь и почесывая затылок, произнес Окумура. – Просто у нас таверны называются барами, правда, смысл у них один, - он усмехнулся и решил, что терять времени не стоит, а потому пора отправляться и отметить удачное окончание этого вечера.

Вообще последние дни у экзорциста выдались довольно занимательными, особенно, начиная с того момента, как он оказался здесь. Ему повезло узнать много нового, исследовать новый мир и даже завести знакомство не с абы кем, а с принцем. Подумать только, кто бы мог предположить, что обычный ключ сможет привести его сюда? Однако ректору по прибытию он все-таки задаст парочку вопросов насчет того, что именно хотел сделать Фель, посылая его на подобное задание мирового уровня.

И вновь, он чувствует запах алкоголя, которыми, кажется, пропиталось все заведение. Вновь их встречают и сопровождают до столика, а после тут же приносят выпивку. Гостеприимные все-таки люди на чужих ему землях попались, пусть и мало он пока что про них знает, однако ненадолго притвориться своим, благодаря Боромиру, уже может.

-Я рад, - произнес Юкио, дослушав нового друга и поднимая налитую до краев кружку с выпивкой. – Что повстречался с таким человеком, как ты, Боромир, и вижу народ у вас здесь тоже гостеприимный. Будет очень горестно расставаться с этими землями, а потому я постараюсь запомнить больше добра, который мне принес этот мир и это время. Спасибо, за то, что приняли меня.

Сегодня он пьет за людей, которые, несмотря ни на что, привели его в свой город, накормили, одели и даже провели урок по фехтованию. Он думал, что все его приключение закончится в той башне или же, когда появятся демоны и их нужно будет изничтожить. Но теперь он понимал, что судьба и это время просто не могут не оставить о себе положительных эмоций, с которым он позже вернется к своему брату и ученикам. Однако чтобы не случилось, с ним всегда будет ключ, который дал ему Мефисто, а значит, велика вероятность, что он вновь сможет посетить эти земли, да и неизвестно, как долго он будет пребывать здесь сейчас, ведь уходить отсюда он явно не спешил, тем более с столь отменным вином.

Завтра предстоит сложный день, а сегодня время расслабиться и отдохнуть. И пусть наутро будет слегка болеть голова из-за непривычки пить, пусть будет работа вновь наполнена неприятными ощущениями, но сегодня он вновь поднимет кружку, выпьет за судьбоносное знакомство и насладиться прекрасным вином этой таверны.
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

36

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]Легко лилось и легко же пилось дол-амротское вино; мимолетная мысль что, дескать, так налегать не стоит – подъем ранний предстоит, да и дело ответственное, пролетела, словно остатки вина из кубка – махом, в единый миг. Ярче краски становились, светлее - огни, и все веселее было сидеть, - Боромир и сам особо заметить не успел, как одна из девушек – та, что русоволосая, с косой, оказалась рядом с ним, и теперь прижималась к его бедру свои. От вина не отказалась, посматривала лукаво и чуть застенчиво – но он-то знал цену таким вот взглядам. Давненько уже знал, - предвкушая неплохое развлечение, Боромир, чуть сощурясь, посмотрел на Юкио. Того дол-амротское, по-видимому, стало забирать посильнее, чем гондорского принца. То ли в телосложении дело было, то ли с непривычки.
«Ничего, главное, чтобы завтра лыко вязал. А не сможешь – найдется, чем в чувство привести», - последствия самых чрезмерных возлияний здесь лечить умели так же хорошо, как и принимать гостей. Боромир прекрасно понимал, что комендант форта Каир Андроса непременно доложит о случившемся в Минас-Тирит, и известие о странном чужаке рано или поздно достигнет отца. И пусть его!.. За Юкио, сына Широ, Боромир может поручиться честью. Ведь если бок о бок сражались, если рядом кровь проливали – то разве иначе может быть? – он неловко повел заживающим плечом, и улыбнулся девчонке, что потянулась приятно прохладными ладонями поправить на нем повязку. «Надо же», – пока тренировались, даже не обратил внимания на то, что рука болит. Ну, бывало и такое, - Боромир вообще особо никогда не замечал ни синяков, ни шишек своих, на даже ран. Все заживало на нем быстро, как на собаке. Вон, однажды со сломанным ребром в стену щитов сунулся, и ничего, не только жив остался, но и повоевал славно!
И о воинах, кстати…
- Скажи, дружище, - между прочим будто, и с легко подвернувшимся на язык этим «дружище», поинтересовался Боромир, - если вы так туда-сюда легко ходите, - изобразил пальцами, как будто человек прошел – девчонки захихикали, - то твои товарищи не заглянут ли к нам… на огонек? – хмель хмелем, а о том, что рядом сидят и щебечут девки, которым знать про Юкио правду н е з а ч е м, принц все же не забывал. – С теми штуковинами, что у тебя, - короткий прищур. Расслабился ли Боромир? – и да, и нет. Существовала ли угроза? – и да, и нет. Но кое-какая идея уже зрела в его голове, и над ней еще предстояло, впрочем, поработать… это он отложит на завтра.
- За дружбу! – провозгласил он тост напоследок, и опрокинул в себя кубок залпом. Семнадцать лет, ха? – ох, это отец про то не знает, но, бывало надирался его старший в свои семнадцать (и в шестнадцать, и в пятнадцать) в такие слюни, что стыдно даже вспоминать. Стыдно – «и весело», - что же, без умения пить солдата не бывает. Умей, что называется, и такое вынести, - он поднялся из-за стола, чуть помотал головой – ярко освещенная зала таверны слегка плыла по бокам, но, в общем, пол из-под ног пока не уходил.
- Куда нам? – под руку Боромира мигом подхватила русоволосая, и, улыбаясь, повела было по коридорчику, но принц обернулся на Юкио через плечо напоследок:
- Помни – выступаем на рассвете! Смотри, пробудись, не проспи, - и, смеясь, последовал за своей хорошенькой провожатой. Скрипнула, стукнула дверь в полутемной комнате, маленькие ладошки прижались к груди Боромира, теперь не прохладные уже, но горячие.
- Погоди, - приостановил он девчонку, легонько сжав за запястья. Притянул к себе, прошептал несколько слов на ухо – та хихикала, и от щекотки, и от услышанного. Затем девица, озорно сверкнув глазами в неярком свете свечи, чуть поклонилась, и сунулась было к двери, но оказалась поцелована напоследок – только потом принц выпустил ее.
- Беги, беги, - весело фыркнул он себе под нос, когда дверь захлопнулась, и потянул через голову рубаху. Сильный запах потушенной свечи еще не до конца вытянуло через приоткрытые ставни, когда русоволосая вернулась, и со смехом упала на кровать рядом с Боромиром.
- Ну, как? – одна рука скользила по тесемкам платья, другая – распускала густую шелковистую косу.
- Я сказала ей, - жарко выдохнула девчонка. – Она… придет к твоему другу, милорд, - двери в Каир Андросе изнутри не запираются. И законы гостеприимства оказались бы невозможно попраны,  случись так, что Боромир, сам уйдя развлекаться с девицей, не предоставил бы подобного тому, кого назвал своим другом. Интересно, чем там дело закончится? – поначалу он попросту тихо ржал, зарывшись лицом девчонке в волосы, но потом все же  сумел совладать с собой. Поистине, ночка для Юкио получится незабываемая – чем бы там дело не закончилось.

… А голова наутро, все же, побаливала, - из постели себя, да от теплой девки, Боромир буквально вытолкнул. Утренний туман плыл над Каир Андросом – «вечно здесь туман», - лениво подумалось принцу, который, натянув штаны, побрёл к колодцу – умываться. Вода там была еще ледянее, чем в роднике, так что проснулся он быстро. К тому же, неласковым было мартовское утро, зябким, - остатки хмеля, как и головная боль, выветрились мигом. Разве что тяжесть небольшая осталась в голове, - он покосился на движение в  истаивающей молочной пелене, и приветственно кивнул Юкио.
- Утра доброго, Юкио, сын Широ. Хорошо ли тебе спалось? – вот Боромиру, сыну Дэнетора, вот спалось превосходно. А от осознания того, что скоро их ожидает и горячий завтрак, и новое приключение, на душе становилось еще лучше.

0


Вы здесь » uniROLE » uniPORTAL » My new world and new story