tony
связь @Luciuse
основатель и хранитель великого юнипогреба, если ищите хороший виски за недорого и не больно, то вы по адресу.
• lorna
связь id415234701
пасет людей, котят, админов и заблудших оленей. шипперит все что движется, а что не движется, сама двигает и шипперит насильно.
• pietro
связь @thundefrost
прошмыгнет и не заметите. язвит и профессионально надирает задницы. тискать можно только с официального письменного разрешения верховного короля филлори.
• hope
связь https://vk.com/id446484929
Пророчица логики и системы, вселяющая в неокрепшие умы здравый смысл под пару бокалов красного сухого.
• jace
связь лс
Электровеник, сияющий шевелюрой в каждой теме быстрее, чем вы успеете подумать о том, чтобы туда написать.
• boromir
связь лс
алкогольный пророк в латных доспехах с широкой душой и тяжелой рукой. время от времени грабит юнипогреб, но это не точно.




автор недели YENNEFER

А еще он был почти не против её экспериментов с чучелом единорога. Ну, разве что не считая редких ворчаний. Тем не менее, в их годы люди уже не падают в бездумную страсть, а уже ждут подвохов и смотрят на все сквозь призму цинизма и черствости. Йеннифэр не была исключением, что регулярно выражалось в её комментариях и репликах, хотя за свою чрезмерную грубость женщина не была прочь позже извиниться. Она чувствовала одновременно близкого и все еще чужого человека — вряд ли магии джинна было достаточно для того, чтобы просто так свести вместе таких, как они... Читать

I'VE GOT A FEELING

Янг явно делал скидку на возраст своей пациентки и то, что пока был с ней мало знаком. Когда она после какой-то тренировки пришла к нему с ссадиной на лбу и он подозревал сотрясение, то он прямым текстом назвал ей позы, с которыми в ближайшее время лучше не рисковать. Врачебный цинизм и отсутствие каких-либо тормозов, что касается норм приличия намертво въелись ему в подкорку. Тут он тоже был врачом высшей категории. Хоуп это тогда заставило лишь хрипло рассмеяться. Кто-то мог бы и оскорбиться. Наверное поэтому, такой чудесный врач перестал работать в нормальных больницах для обычных людей... Читать

о проекте послание гостю персонажи и фандомы гостевая акции картотека твинков книга жертв банк uniVOICE деятельность форума

Cora Hale: Я уже очень давно должна была написать отзыв к проекту, потому что порывы были, но не хватало какого-то пинка. Но думаю, никто из администрации не удивится, потому что к моей тенденции все задерживать, но при этом не быть в должниках все уже достаточно привыкли)) Хотелось бы начать с очень лояльных правил для тех, кто не может играть со скоростью света. Для меня это крайне важно, потому что за работой и прочим реалом я просто не могу физически отписать пост раз в три дня, а то и того короче. С вас потребуют только один игровой пост в месяц и постоянно обновлять всех ваших персонажей, чтобы они были активными профилями. Резонно? Выполнимо? Это позволило мне играть от трех персонажей, так что вполне. Также вас никто никогда не ограничит в ваших желаниях, если вы хотите иметь несколько персонажей хоть с порога. Ваша задача проста – выполнять перечисленные сверху условия. Да, в один момент было введено ограничение для тех, кто не выполняет своих обещаний, но… это ведь логично? Никто не любит, когда тебе пообещали и не сделали. Зачем тогда обещать. Вас обеспечат игрой. Нет своего каста? Не беда, вас утащат в межфандом или альт, а потом обязательно и кастом обзаведетесь. Когда я только пришла, мне приглянулась легкая атмосфера и дружелюбие. Я смогла найти соигроков и вообще людей, которые мне импонируют. И я готова признаться и подчеркнуть, что да – это не все, кто населяет форум. Это естественно. Этот форум обильно населен, как матушка Россия, многонационален и многоконфессионален. Конечно, не может быть так, чтобы все друг другу нравились. Логично? Логично. Но я действительно, очень люблю многих ребят с этой ролевой, они прекрасны. Администрацией лично я удовлетворена полностью. Тут всегда есть какой-нибудь конкурс или марафон, в котором можно принять участие. Они стараются реагировать на все возникающие трудности и проблемы, всегда выслушают ваши претензии и постараются принять решение, честное, и которое устроит всех. Они не всегда могут предугадать реакции некоторых игроков, но надо учесть, что люди не экстрасенсы. Я лично не увидела ни одного правила, существующего или введенного, которое бы были не логичны и не обоснованы, кто-то мог увидеть иначе. Я всегда воспринимала ролевую как дом. А у каждого дома есть хозяева, которые устанавливают свои правила в пределах своей вотчины. Это естественно и понятно. В чужом доме мы всего лишь гости, и как бы гостеприимны не были хозяева, она могут и должны настаивать на том, чтобы в их доме было уютно в их понимании этого слова «уют». А это понятие одинаково не для всех, поэтому, если мне не понравилось у кого-то в гостях, я просто больше не приду в эти гости)) В этих гостях мне захотелось остаться, сюда я привела своих друзей, которых приняли так же тепло, как и меня, никак не разграничивая с другими игроками, что возможно были на форуме дольше. Я встретила в этих гостях людей, которые стали моими друзьями. Что можно еще хотеть от проекта? Думаю, ничего. Так, что как водится на юни – накатим за его здоровье!

Molly Hooper: Буду краток - хороший, уютный, активный форум. Кхм. Теперь речь *достала большой свиток*. Прошло уже месяца два, наверное, как я здесь обитаю. Началось все с банального желания поиграть давним персом. Вакансий на тематических не было, и я рискнула пойти на кроссы. Почему "рискнула", спросите вы? Потому что предыдущие мои попытки играть на кроссах были до того печальны, что я зареклась. Обходила десятой дорогой. Написала заявку, откликнулись люди, на двух не сложилось по разным причинам, пошла на Юни. И знаете что? Мне очень нравится это место. Доброжелательная, ненавязчивая администрация. Никто не бомбит настойчивыми просьботребованиями каких-то игр, и тому подобного. Флуд не натужный, а естественный, есть у людей настрой - они флудят. Нет - играют. Обсуждения игры не похожи на бессмысленные километровые чатики ни о чем, это действительно обсуждения игры. У народа есть игровые идеи. Есть игра. Есть отличный уровень постов, на которые хочется отвечать. Никто никого не уговаривает играть, предлагают друг другу сами. Как часто приходишь на форум и видишь обратное - когда играют только свои со своими, какие-то междусобойчики глупые. Здесь этого нет. Люди пришли играть, и они играют. В общем, охать и ахать в восторгах - не мой конек, а скажу, что здесь просто хорошо и уютно. Спасибо, ребята.

Loki Laufeyson: Вот и настало мое время сказать пару-тройку теплых слов о нашем любимом Юни. Форум изначально привлек своей немногочисленностью и теплой, ламповой атмосферой. Скажу честно - в то время мне просто хотелось покоя и уюта, и я пришел на Юни с товарищем, надеясь обрести все сказанное ранее там. И действительно - форум оказался весьма уютным, теплым и домашним. Я предложил девочкам-администраторам свои услуги и они взяли меня под крыло, и могу честно сказать - это самый лучший коллектив, в котором мне когда-либо доводилось состоять. Никогда никто не идет против воли игроков, всегда прислушиваются к каждому мнению. Конечно, я прекрасно понимаю, что всем угодить невозможно, но то, что большинство понимает и принимает все, что мы пытаемся донести до народа, радует. На Юни приходишь отдохнуть после трудовых будней и знаешь, что там все твои любимые и дорогие тебе люди. Что ребята-игроки любой кипишь поддержат, любую затею. Никто не сидит по уголкам, все ходят друг к другу "в гости" и это радует. Меня лично радует возможность вносить свою лепту в наш общий труд для процветания форума. стараться на благо игроков. На форуме всегда царит веселая и теплая атмосфера, тут уже с порга становишься "своим". Будто тебя знают уже лет сто, разве это не здорово? На других форумах, к сожалению, мне доводилось встречаться с полнейшим игнором новеньких, грубостью и хамством, но тут такого нет - и в этом я честен.Спокойно, уютно по-домашнему. Тут рады каждому, а большинство даже самых безумных сюжетов - отыгрывается с большой охотой. Отдельно о каждом говорить нет смысла, потому что все, кто с нами - уже мною любим. Просто на Юни отдыхаешь душой, когда не торчишь перманентно посты Боромиру ;)

Carver Hawke: Хотите выпить, но никто не поддерживает подобную идею? У вас накопилось много не отыгранных сюжетов и идей в голове? Вы хотите поиграть по своему любимому фандому, но все ролевые закрылись? Вы боитесь, что на кроссе будете не нужны и не найдете себя? Что же, тогда, Добро Пожаловать на Юни! С первой же секунды "залета" на этот кросс, вы не будете себя чувствовать ненужным или брошенным! Перед Вами откроется новый мир вашей фантазии и фантазии ваших новых соигроков. Здесь все не просто семья, мы - собутыльники, братья, сестры и просто большая группа своеобразных ребят, готовые повеселиться даже с теми, чьи фандомы видим впервые. Здесь Вы сможете отыграть все, что угодно! Можете быть кем угодно, когда угодно, а главное с кем угодно! Конечно, не могу пройти мимо шикарного дизайна, который не может не радовать глаз. АМС - это не зазнающаяся "шайка", якобы всемогущих людей, а прекрасные игроки, которые заслуживают похвалы и уважения в свой адрес за идею, оформление, организованность и собранность. Здесь никто не будет Вас пинать или гнать палками в игру. Все понимающие, позитивные, а самое главное ОФИГЕННЫЕ ребята, которые не заставят Вас скучать. Мало того, когда накатывает депрессия и Вы приходите на форум, Ваше настроение повышается на +100500. Вы научитесь орать, веселиться и никогда не грустить, Вам просто не дадут этого сделать. В общем, ждем всех и с радостью!

Clara Oswald: Вот уж не думала, что под закат своей ролевой жизни я открою для себя столь чудесный и по домашнему уютный форум. Я много раз пыталась прижиться на кроссоверах, но все было бессмысленно, но здесь все не так. Я вроде на кроссовере, и в тоже время нет. Все как-то легко и просто. Словно все персонажи из одного мира, а не из разных. Очень радует минимум ограничений и максимум возможностей) Это то, чего не хватает очень многим форумам, уж поверьте, я действительно это знаю. Уже с первого дня казалось, что ты здесь как минимум год, настолько все общительные и дружелюбные. Здесь самые талантливые игроки, постами которых можно зачитываться круглыми сутками, было бы время. А АМС! Да они просто невероятные! Всегда все разложат по полочкам, обнимут, укроют пледиком и принесут печеньки с какаушкой) Я так рада что нашла вас именно в тот момент когда уже отчаялась и собиралась насовсем завязать в ролевыми. Еще хочу сказать пару слов своим волчаткам, гайз, вы все настолько чумовые люди, других слов я просто подобрать не могу! Очень надеюсь на то что мы еще надолго останемся вместе!

Carver Hawke: На самом деле, я уже оставлял отзыв в ТОПе, но с удовольствием сделаю это еще раз. [Если, конечно, никто не против, что меня так много здесь]. Как человек, я слегка "тормоз" - это мягко сказать - а потому, грубо говоря, сейчас, я просто плюсую к своим предыдущим словам дополнения. Просто, от души, хочу сказать спасибо всем за то, что не только здесь прекрасные игроки, хорошие люди и дорогие амс, но и понимающие личности, которые помогают вам, поддерживают вас и всегда выслушат - простят - поймут. Спасибо огромное, Юни. (Жаль, что реал очень часто забирает в свои объятия, но даже после долгого отсутствия сюда возвращаешься, как домой :3) Но, на самом деле, я просто хотел дополнить предыдущую речь незатейливым стишком (ну, я же не могу не включить своего "безумного" недопоэта х)). Что такое Юни? Поясню в словах. Юни – это счастье, радость на устах! Юни – это дом твой и семья кругом. Юни – это выпивка, безумство за столом! Хочешь ты быть гномом, хочешь быть котом? Приходи на Юни, встретят хоть бомжом! Тут нальют и выпить, и накатят все! Ведь пришел сюда ты, словно по судьбе! Здесь тебе подскажут, проведут на путь, Будут веселиться, не дадут заснуть. Здесь посты прекрасны, игроки – мечта! И дизайн тут классный, ну просто красота! Приходи на Юни, мы уж заждались, Выпивка, вон, стынет, приди сюда, влюбись! Здесь так много радости, ну же, будь смелей! Проходи в гостиную! С Юни веселей!!! Приходите, занимайте любые роли, веселитесь и помните, здесь никому не дадут скучать, грустить и уж тем более сидеть в стороне без игры! :3

uniROLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » uniROLE » X-Files » My new world and new story


My new world and new story

Сообщений 1 страница 30 из 50

1

My new w o r l d and new s t o r y
«If more of us valued food and cheer and song above hoarded gold, it would be a merrier world.»
http://s0.uploads.ru/t/3uw91.png

http://s2.uploads.ru/t/Cn5i1.gif
Boromir


И не важно, что было в  н а ч а л е этой истории,
Пусть даже мир перевернулся с ног на голову.


Пусть все изменилось, исчезло и было переписано заново,
Главное к чему эта история привела
в  к о н ц е...

http://sf.uploads.ru/t/dPaM6.gif
Okumura Yukio

[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]


http://sf.uploads.ru/AQlGh.png

Отредактировано Okumura Yukio (2017-10-11 04:00:04)

+1

2

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]Осыпался под ногами, скользил песчаный склон, но Боромир упрямо карабкался вверх по нему, цепляясь за камни. Благо, к мечу за спиной удачно приспособил и факел – руки свободны. Иначе сверзился бы, неминуемо, - он оглянулся через плечо на молоко тумана, стелющееся над равнинами Итилиэна. Пахло болотом, - «как той осенью», и царила почти мертвая тишина. Туман, как всегда, глушил все звуки, и голоса переговаривающихся внизу бойцов тонули в нем, как и отсветы костра. Но темно не было – полная луна спустилась над Итилиэном низко, и светила сквозь тонкую дымку облаков, заливая жидким серебром. И древняя дозорная башня впереди, на остром пальце скалы, светилась, будто только что построенная. Это вблизи было видно, что источена она и ветром, и временем, и что пятнает ее плесень разводами. И по плетям лохматого мха, спускающегося вечнозеленой бородой, сухо, жестко шуршат, перебирая лапками, уже проснувшиеся сороконожки, - Боромир стряхнул одну такую с кольчужного рукава, другую, что уже поползла по плечу, отщелкнул пальцами. Поправил меч за спиной, ощупал бедро, задев по рукояти кинжала, и достал из кармана трут, кремень и кресало.
Не дело – на ночь глядя осматривать сторожевую башню, верно ему говорили. И не здесь, - туман шевельнулся отголосками прошлой осени, призрачными руками, дохнул в лицо запахом топей – гнилым, и болотных огней – острым и солоноватым. Боромир стиснул зубы, и ударил кремнем. Пропитанная смолой тряпка факела затлела, и осветила окружающий его туман – он стоял на краю дозорной башни, под ее обломанными арками, будто на капитанском мостике. Слабой рыжей звездой светил костер внизу, и…
«Никого», - он строго-настрого воспретил бойцам следовать за ним. «Шею не сломаю небось», - за день и вечер они все истоптали кругом этой проклятой башни, и принц каждую травинку на каждой тропинке успел изучить. Башня, чье прозвание давно изгладилось из памяти, и из летописей, могла стать удачным пунктом наблюдения за этими землями. Могла, и станет, - «и отчего ее забросили-то?» - Следопыты, даже из Каир Андроса, внятного ответа дать не могли. Дескать, места нехорошие.
- Да тут везде нехорошие места, - пробормотал Боромир себе под нос, ведя факелом кругом себя. Ничего такого – остатки высоких колонн, круглая площадка для сигнального костра посредине башни. Крыша давно обрушилась, но соорудить новую – не каменную даже, трудностей не составит. У старого, крошащегося серым камнем парапета располагался ступенчатый подъем. Стрелковые позиции были также в порядке, - Боромир, чуть ли не в сотый раз за сегодня, обошел площадку башни кругом, рассеянно покачал камни, и остановился прямо по центру. Что же здесь не так? – взгляд упал на смутно белеющий сквозь палую листву и обломанные ветки пол. Мусор уже и разбросали, и частично смели в сторону, но что-то в рисунке камней, таких же грязных и выветренных, как и все кругом, не давало Боромиру покоя.
- Что за… - он посветил перед собой факелом, на почти стершуюся резьбу на постаменте, где когда-то складывался костер. Ничего не разобрать  в мешанине узоров, но что-то это явно означало. Привычно усмехнувшись при мысли о том, в какой восторг пришел бы младший брат при виде этой древности, Боромир присел на корточки перед постаментом, вглядываясь в полустертую вязь линий. Так… Древо. Это понятно, этот рисунок ни с чем не спутать, - переложив факел в левую руку, он пальцами правой осторожно коснулся пористого, готового осыпаться даже от дыхания, казалось, камня. Рядом были еще какие-то изображения, кажется... людей? – а над ними виднелись остатки надписи. Ничего особенного, в общем, - разочарованно хмыкнув, Боромир распрямился, взявшись за угол постамента. Большой палец его вдруг скользнул куда-то вбок, что-то щелкнуло, и пол под ногами принца поплыл, будто палуба в качку.
- Хах! – он покачнулся, ошарашенно глядя на черный узкий зев, и ряд белых ступеней, открывшийся перед ним крутой спиралью… вот что не давало ему покоя в рисунке на полу – ему уже почудились ступени этой потайной лестницы! – из темноты пахнуло затхлостью, сыростью, и почти могильным холодом. Но Боромир того не чувствовал даже – его. будто огнем, окатило лихорадочным возбуждением. Секретный ход на сигнальной башне? – он посветил перед собой, медленно спуская по ступеням. Потеки плесени тянулись по стенам, кладка цвела черными потеками по стыкам. Сыро тут, - он потянул воздух носом, остановившись на пороге зияющего дверного проема – дерево давным-давно сгнило. Сердце стучало в ушах, клокотало кровью, заглушая все звуки, - он перешагнул через порог, держась за холодный, сырой камень дверного косяка. Собственное дыхание казалось оглушительным в царящей кругом гробовой тишине, - Боромир выставил факел перед собой, и неширокое пространство коридора неярко осветилось. Надо вернуться, позвать своих людей! – он резко крутанулся на пятках, и уперся глазами во тьму. Протянул руку – и нащупал камень.
- Что?.. – глухие стены, серая кладка в решетке плесени. Едва заметный стык камней намечает дверной проем, о который ты хоть разбейся, хоть размозжись – толку не будет.

… Если его и хватились то наверняка ищут, - Боромир угрюмо смотрел на догорающий факел, машинально слизывая кровь с разбитых костяшек пальцев. Толща стен надежно глушила и крики его, и брань, когда пытался позвать на помощь. А сообразят ли его люди найти секретную кнопку, открывающую секретный ход? Почему тот вообще захлопнулся? – ответов не было. Как вот-вот не станет и света, - он поднялся с пола, еще раз в сердцах пнул по замуровавшей его стене, и потянул из-под кольчуги край рубахи. Откромсал кинжалом полосу, заправил обратно, и достал из поясного кармана плотный кожаный сверточек, небольшой – как раз, чтобы вместить маленькую плоскую бутылку с маслом, и несколько кусков мягкой замши.
Нуменорский клинок из Мёртвых Топей, который Боромир не уставал полировать, тяжело наклонился за спиной, повел принца чуть в сторону. Тот невольно вскинул глаза от гаснущего факела – на зияющий черный проем коридора.
Что же, выбора у него нет, - драгоценное масло капало на отрезанную от рубахи льняную полосу. Этого еще хватит факелу, ненадолго. В конце концов, рубашку точно не жалко, - масло для полировки горело и освещало хуже, чем смола, но выбирать было не из чего.
Как и идти – больше некуда, кроме этой тьмы, - облизнув пересохшие губы, семнадцатилетний принц Гондора зашагал по узкому коридору навстречу темноте. Сердце вновь бешено колотилось – от тревоги, и злости на самого себя. Как не услышал, что каменная кладка позади него сомкнулась, почему сразу не кликнул своих людей, как только открылся проход? – подобную глупость мог допустить мальчишка, но никак не мужчина, которым Боромир уже привык себя считать. За минувшую зиму он вытянулся еще сильнее, стал шире в плечах; голос стал грубее, а щетина на подбородке – жестче. Однако, на глупости он все еще горазд, - пламя на факеле затрепетало, вдруг становясь почти синеватым, роняя искры. «Плохо», - стены словно давили, а от спертого, тысячелетнего воздуха саднило в легких. Не хватало его, - Боромир вдохнул глубже, зажмурившись на мгновение, гася вспышку почти паники. Почти – потому что пламя факела, все еще синеватое, явственно отклонялось в ту сторону, с которой он пришел. А если учесть, что шел он лишь по одному-единственному коридору, без ответвлений…
Резко обернулся к темноте впереди, и замер – тусклый свет выхватывал очертания, слишком похожие на те, мимо которых он прошел недавно. Под которыми прошел – и оказался в ловушке.
Еще одна дверь? – но в этой части подземелья, в отличие от входа, было гораздо суше. И дерево не рассохлось, - рука медленно потянула меч из-за спины.
Похоже, за дверью кто-то был.

+1

3

Он – будущий экзорцист высшего ранга, надежда и вера своего погибшего отца. Сколько прошло дней и месяцев с тех пор, как он был на сырой могиле, смотря на надгробную плиту, что омрачала его мысли? Ему тяжело, больно и так ненавистно глядеть на того, кто забрал у него все и с натянутой улыбкой на лице произносить слово «Брат».

У каждого человека томиться на душе что-то свое. У него томилась только злость и обида. Он с детства был таким. Зажатый плакса, который боялся буквально всего. Теперь он давно вырос, стал будущим служителем добра и уничтожителем зла на этой земле. Он хочет одного, принести мир и уничтожить ад, который существует на самом деле. Ему пришлось сделать большой шажок во времени, чтобы стать тем, кем он был сейчас. Хладнокровие не сползало больше с его лица, а спокойствие было его орудием.

Словно взрослый мужчина в теле юного парня, он давно уже осознал все тягости этого мира и перенес это на собственных плечах. Ему суждено было уничтожать тех, кто забирал его надежды и мечты. Ему суждено было родиться в зимнюю ночь и стать близнецом для того, кого вскоре прозвали «сыном сатаны». Печальная история, которая ни конца, ни края не видела. Многие говорили ему, чтобы он больше отдыхал, отдавался тому времени, которое ему было отведено в его юные годы, но он не хотел. Нет, просто не мог этого сделать.

Он верил в Бога, он видел демонов, но никогда не знал, что ему придется столкнуться с другой реальностью. Реальностью, которая станет чем-то новым, необъяснимым и загадочным.


-Юкио, давно не виделись, - радостно восклицает ректор, взмахивая руками от восторга. – Что же привело тебя ко мне? – уже более спокойным тоном произнесет он, будто играя с юношей, что стоит сейчас перед ним. В его глазах блеск, а на губах хитрая ухмылка. Он демон Геенны, и экзорцист об этом знает, а потому лишь поправляет очки и направляет свой холодный взгляд в его сторону.

-Вы сами вызвали меня, Господин Фель, - держа свою осанку, произносит Юкио, не отводя взгляда от Мефисто, который лишь начинает смеяться на его слова. – Вы видите в этом что-то смешное? Кажется, Вы вызвали меня по важному делу, - «чертов демон» - зубы сжимаются со всей силой. Этого не видно за губами и его спокойным выражением лица, однако он просто зол на этого типа, который не может не поиздеваться над юным экзорцистом.

-Да, точно! Вспомнил, у меня к тебе дело! «Правда, что ли?» - вновь злобно пробежит в мыслях собственная речь, пока Фель что-то ищет у себя на столе, а после берет ключ, что завалялся под стопками макулатуры и протягивает в сторону Юкио. – Держи!

-Зачем он мне? Что это за ключ? – удивленно произнесет экзорцист, но все же решится подойти и взять его в руки, внимательно осматривая. Раньше он не видел подобных, ведь он знал почти все ключи от каждой двери и знал какой именно к какому проходу принадлежит. Этот же был особенным, словно недавно созданным.

-Это – твое задание! Проверь, куда ведет этот ключ, - отдав вещицу Юкио, Фель раскидывается у себя в кресле, держа перед собой руки, сложенные в «замок». – Этот ключ был обнаружен недавно, к сожалению, послать туда паладина не получится, да и Ангел возмущается, что такие «мелкие» задания не для него. Хотел кого-нибудь взять из Ордена, но, к сожалению, сейчас не та ситуация, чтобы дергать кого-то старше по званию, если ты понимаешь, о чем я…

-Да, - он сжимает ключ в руке, вспоминая какая обстановка сейчас твориться среди экзорцистов и что происходит в их безумном мире. – Хорошо, я проверю ключ. Что-то еще?

-Да, - он поворачивает кресло к окну и уводит свой взгляд куда-то вдаль, в прозрачное окно. – Неизвестно куда именно ведет он, поэтому не расслабляй бдительность.

-Понял, - он разворачивается в сторону двери и выходит, аккуратно закрывая дверь. – Мог бы и не говорить, - поправляя очки, вновь окинет взглядом ключ и двинется вдоль коридора.


И вот, первая попавшаяся дверь. Пора проверить ключ, который дал ему Мефисто. Юкио вставляет его в замочную скважину и, как обычно, он спокойно проходит, подстраиваясь под резьбу замка.

Первый поворот и слышно, как щелкнет механизм.

Второй поворот, и он почти у цели.

Третий, и послышится, как скрипнет ручка двери, потянутая вниз.

Дверь не открывается. Тяжело выдохнув, готовый к любому исходу события, он чуть толкнет деревянную дверь вперед. Все впустую. Будто ее заклинило. «Что за проход?» - быстро проскользнет в мыслях и вновь исчезнет. Сейчас было явно не до вопросов, нужно узнать, что за той дверью. Возможно, Мефисто просто разыгрывает его, а, возможно, посылает на верную смерть. Он не знает, но уверен, что должен попасть туда. Не из праздного любопытства, пусть и оно будоражит его кровь. Сердце начинает колотиться со страшной силой. Неизвестность нагоняет страх, но и в то же время вызывает чувство азарта, возбуждения. Юкио все еще пытается со всей силой толкать заевшую «деревяшку».

И вдруг. Скрип.

Проход открылся.

За той стороной тут же почувствовался сырой запах. «Что это?!» - перед ним открывалась лишь темнота, и не более того. Что-то увидеть было практически невозможно, даже сквозь очки было сложно вообразить, что перед ним. Демонов не видно, точно так же, как не слышно гула от машин, шума от многочисленного потока людей. Значит, это не было проход в другой город. Тогда, что же это перед ним? Долго думать, он не может, ведь его задание четко и ясно: ему надо проверить местность, а значит шаг назад – провал задания.

Он вытаскивает ключ и делает шаг вперед.

Дверь захлопывается, а перед ним человек. Парень почти такого же возраста, что и он. «Ч… Человек?» - его одеяния кажутся ему странным. Он оглядывает незнакомца с ног до головы, и видит за его спиной меч. «На экзорциста не похож, да и рыцарем не назову…» - промелькнет в мыслях, а после удивленный взгляд пробежится по незнакомому и мрачному месту.

-Кто ты? – внезапно прервав тишину, юноша вновь направит взгляд на незнакомца. – И… Что это за место?

«Только бы не Геенна…»
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

Отредактировано Okumura Yukio (2017-10-11 03:53:50)

+1

4

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]Факел почти погас, но от движения воздуха пламя чуть дергается, золотыми бликами отражаясь от двух маленьких стекол, что вспыхивают на Боромира из темноты. Тело быстрее разума – нуменорский клинок вылетает из ножен, и загорается серебром, будто собственным светом – острие его направлено незнакомцу в горло. «Кто он?!» - здесь, в древнем, как само Средиземье, подземелье, встретить человека?
- Ты дух? – низкий, не по возрасту, голос гондорского принца перекрывает возглас незнакомца. Тот – по виду чуть младше Боромира, щуплый, не очень высокий. В тусклом свете факела только и видно, что глаза – черные, как у белки, за стеклами на лице, видно взлохмаченные, остриженные коротко волосы, и странную одежду. «Кому еще, как не духу, тут пребывать?» - страх вскипает было, но сильнее его – ярость на самого себя. За то, что боится – «это я боюсь?!» - паренька, что почти на голову ниже него, и меньше раза в полтора.
Из-за спины легонько потянуло сквозняком, вновь шевельнув дотлевающую уже тряпку на факеле, чуть раздув пламя. Светлее стало – и Боромир медленно отодвинул меч, убирая его в ножны. Отлегло немного от сердца, ибо у мертвецов, духов, и призраков не станет так колотиться на шее жилка. Живым пульсом – разгоревшийся ненадолго факел позволил ему увидеть это.
Вопросов меньше не стало. Более того – и страх никуда не ушел. «Что еще здесь может подстеречь?» - поистине, в тысячелетиями закрытом подземелье повстречать живую душу?
- Ты – живой, - утверждением, не вопросом. – Откуда ты здесь взялся? – парнишка взирает на кольчугу Боромира, поверх которой надет длинный кожаный налатник с вытисненным на нем Древом, с тем же удивлением, с каким сам принц – на его необычные одежды. Понимает, как выглядит со стороны – здоровенный парень с мечом и в кольчуге, плечистый и явно опасный.
Мелькает поистине безумная мысль, которую он все же успевает ухватит за хвост, не высказать то, что пришло на ум:
«Он из Нуменора?» - построена башня была поистине столетия, тысячелетия назад; древность надписей наверху прямо указывала на то, что этот сторожевой пост использовали  самые незапамятные времена. Стоящий перед Боромиром парнишка разительно отличался от людей Гондора своим лицом – «может быть, нуменорцы были такими?» - нет.
В первую очередь, они были рослыми людьми, - он уже более внимательным взглядом окинул мальчишку, снова, с головы до ног. Смутное предчувствие шевельнулось где-то на уровне металлических блях, что укрепляли кольчугу на груди, скрытые налатником.
Кажется, ему уже доводилось сталкиваться с подобным. Тоже, в подземелье, - беглый взгляд вверх, на низкий потолок.
Никаких трещин или расщелин, из которых мог бы вывалиться человек. Но…
- Здесь никого не бывало уже тысячи лет, - медленно говорит Боромир, глядя в черные глаза паренька, блестящие за стеклами, а затем обводит взглядом стену позади него. Поднимает факел – пусто. Глухая стена с несколькими нишами, и никаких следов того, что здесь когда-то кто-то обитал. Это даже не похоже на караульное помещение, или склад – здесь нет ничего, кроме вековых слоев пыли. – Это, - кивок на потолок, - древняя сторожевая башня. Мы – в подземелье под ней. И есть ли отсюда выход, я не знаю, - знакомое ощущение, пускай и всего однажды испытанное, колотилось в груди все сильнее.
- Ты – чужой здесь? Отвечай, - привычно – приказом. – Как твое имя? – факел вновь колеблется от движения воздуха; Боромир в раздражении косится назад, и замирает – над плитами пола медленно стелется туман. Знакомыми плетьми, полосами… призрачными руками.
- Не подходи, - это и парнишке, которого махом отодвигает себе за спину рывком развернувшись к туману, и тому неведомому, что движется на них. Зря он недооценил близость Мёртвых Топей, - в ушах уже негромко звучит издевательский негромкий, неразборчивый шепот. Факел еле заметно вспыхивает – и гаснет окончательно.
«Не подведи!» - неясным серебром взблескивает в кромешном мраке нуменорский меч – последняя и единственная надежда его здесь, в тысячелетней тьме.

+1

5

И все же, куда же послал его Мефисто? На казнь, на смерть? На Геенну это точно не было похоже. Тогда, что же это. Он сам понимал, что идет в неизвестность, идет туда, не зная куда. Так, что же он ожидал увидеть? Кладезь демонов или же другой город, но точно не юношу в кольчуге. Сначала ему кажется, что это другое время, но как подобное могло получиться? Есть ли вероятность, что ключи, которыми пользуются экзорцисты, могут являться «механизмами времени»? Слишком сложна тайна их создания, так же, как и тайна демонов.

Незнакомец начинает говорить с ним. Его язык. Знаком ли он Юкио? Парень лишь смотрит через прозрачные стекла, непонимающе хлопая глазами. Будто не только время, но и сама реальность неизвестна ему. Окумура младший был хорошо начитан. Он знал почти все языки, которыми владели люди их времени и не только. Он знал древние, знал языки, которыми люди призывали демонов и даже знал, что существуют иные, на которых общаются внеземные существа. Из-за всей происходящей ситуации, юноша сначала растерялся, а после собрался с мыслями и внимательно слушал его речь. «Знакомо», - проговаривает сам себе в мыслях. – «Понял». Неизвестно, как именно, вычисляет он фразы, как находит ответ и как быстро расшифровывает незнакомые слова, но он уже успел догадаться, на каком языке разговаривает с ним незнакомец.

-Извини, - произносит он спокойным тоном, выдыхая воздух в холодную землю. Он пытается успокоиться, это видно по его напряженному виду, который он хочет скрыть за своей маской, но не может. Ему сложно, ведь эта неизвестность пугает его. – Я не хотел напугать, я пришел по заданию, однако попал в это место, - он поправляет очки, которые уже успели слететь к носу, и продолжает говорить с юношей. – Мое имя – Юкио, я… - он хорошенько обдумывает, что именно сказать этому незнакомцу, который так же, как и он не понимает, что происходит здесь и сейчас. «Сказать, что я экзорцист? Могу напугать, точно так же, как если скажу, откуда я», - он тщательно обрабатывает информацию. Секунда. Две. На это время взгляд опущен, а мозг начинает работать на пределе своих возможностей, ведь он не знает, как отреагирует этот человек, на информацию, которую может произнести Окумура. Время заканчивается, терпение незнакомца тоже не вечно. Юкио понимает это, а потому вновь направляет свой взгляд в сторону парня. – Не важно, важнее то, что я здесь по просьбе своего знакомого. Мне нужно знать, где я нахожусь и что это за место? – он мельком обводит взглядом руины, вдыхая тяжелый запах гнилости и сырья, а после сжимает зубы от злости, вновь вспоминая демона, что загнал его сюда. Конечно, это было по собственной воле, но разве может он идти против воли Ордена? Разве может отказаться от задания? – И, кстати, а ты-то кто? – он вновь окидывает взглядом меч и сглатывает слюну, которая от некоего страха застревает в горле. Окумура никогда не боится, он слишком много пережил, но сейчас он не в том положении, даже, возможно, не в той вселенной, чтобы вот так раскидываться своей жизнью. Возможно, этот парень маг или чародей, возможно, он тот, кто может останавливать время или убить Юкио, что тот и глазом моргнуть не успеет, даже пальцы не смогут коснуться пистолета. «Надеюсь, я не прав» - с некой надеждой в голосе, говорит он самому себе. Ему не страшна смерть, но ее рано видеть, ведь он еще не успел выполнить свой долг. Он не успел сделать то, что пообещал отцу перед смертью.

«Я не должен умереть здесь. Я должен еще успеть защитить его. Если что, ты ведь, поможешь мне. Да, отец?»

Словно молитвой произносятся слова в его голове. Он ждет ответов на вопросы, но почему-то уже представляет, какими они будут для него. Представлял, что скажет незнакомец и был готов к любой реакции. Пусть даже оказался бы он в жерле мифических существ, он готов принять эту правду. Только вот.

Резкие и грубые слова в сторону Юкио.

Глаза распахиваются от удивления, ведь он не успел еще ничего сделать.

После он уже видит спину нового знакомого.

Холод пробирает юношу до костей. Его реакция мгновенна, и он вытаскивает пистолет, уже обхватывая пальцами курок. Что это? Что за чувство странное, мгновенно сдавливает горло и пробегает неприятными мурашками по коже? Неужели демоны? Здесь? Нет, это похоже на что-то другое, что-то незнакомое ранее. Он видел многих демонов, различные уровни они носили, но такое чувство было впервые.

Сердце начинает колотиться со страшной силой.

Он уже сам слышит, как оно пытается вырваться из-под ребер и выпрыгнуть.

Пустота и странные звуки нагоняли некий ужас, словно в кошмарном фильме или сне.

Да. Он ничего не боялся. Он видел смерть, что забирала людские жизни, и сам принял свою судьбу, когда ответил отцу согласием на обучение в экзорцисты. У него не было пути назад, да он этого и не хотел. Не такой он человек, чтобы свернуть со своего пути. Он был взрослым в теле шестнадцатилетнего парня, а потому знал, что даже если тебе страшно, даже если ты боишься, и тебя уже охватывают холодные капли пота, что стекают по твоему лицу, нельзя отворачиваться от этой опасности, нельзя ей показывать свой страх. Нужно идти вперед с хладнокровным видом, так, чтобы боялись тебя. Так, чтобы изгнать любою фобию, которая могла являться твоим грехом. Ведь он мог быть только подпиткой для демонов, пусть даже здесь их и не было.

«Не сдаваться!» - это главное правило. Однако…

-Что это? – все же произносит он, удвоив свою бдительность и вглядываясь в появляющийся пред ними туман. – Что происходит? – он вновь говорит холодно и спокойно. Вновь натягивает свою маску безразличия. Вновь пытается скрыть настоящие чувства, чтобы стать сильнее.
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

6

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]Теперь уже не до сказанного чужаком («Юкио?») – все мысли мгновенно отступают, словно сдунутые ледяным сквозняком. Могильный холод ползет над плитами древнего подземелья, туманом, приглушенно светясь бледно-зеленым. Неярко – но достаточно для того, чтобы уловить выражение лиц обоих – и Боромира, и его новоявленного знакомого. Все же выдвинулся вперед, не послушался, - взгляд помимо воли скользнул по странному темному предмету, короткому и загнутому в… рукояти? – рассматривать некогда было. Бледная зелень тумана, ползущего по подземелью, отразилась на лицах, зажглась на стеклах на лице чужака, вспыхнула в глазах. Он пытается быть спокойным? – да пытайся тут, или нет, но шепот в ушах становится все назойливей, словно шум крови, а туман под ногами – гуще. И он  поднимается – тянется призрачными руками, которые рассекает вдруг сверкнувшей дугой – нуменорским мечом.
- Мертвые, - выдыхает Боромир на вопрос. Настигли все же, его, памятью о Мертвых Топях? – ведь оказался помечен ими, разве нет? – шепот взвивается неслышным смехом, от которого из ушей, кажется, сейчас хлынет кровь; он делает еще одну отмашку мечом – и вновь видит, как зеленоватая мгла распадается в ничто. «Железо», - мелькает короткая мысль, следом вмиг перерастая в более уверенное, тяжелым лязгом – «сталь».
«Холодное железо», - с поверьями и преданиями – это к Фарамиру; его старший брат чаще смеется над подобным. Словно случай прошлой осенью ничему и не научил, - но то, что в незапамятные времена железо и сталь служили оберегом от злых сил, в памяти Боромира как-то задержалось. Но ведь тоже смеялся над этим – дескать, разве в незапамятные времена нуменорские ремесленники, обученные эльфами, снисходили до столь простого металла, как железо?
«Врешь, не возьмешь», - но думать о том было некогда. Пар вырывается изо рта; холодом пробирает до костей. Холодом… слабостью, - отсеченные призрачные руки развеиваются, но вслед за ними тянутся еще и еще. Боромир хватает чужака за плечо, и силой выталкивает из тупика комнатушки – в коридор, где царит кромешная тьма. Там нет тумана – и это главное, хотя, когда пробежался по призрачной зелени, ноги, казалось, на мгновение отяжелели.
«Куда теперь?» - ведь позади – тупик, а впереди – неизвестность. И темнота, - Боромир резко оборачивается, но туман не преследует их – стоит в дверном проеме, тихо покачиваясь, поднимаясь выше, принимая очертания смутной фигуры… человеческой? – а затем, резко вздрогнув, исчезает. Тьма ударяет по глазам, Боромир резко жмурится, открывает их затем – но это бесполезно, хоть с открытыми глазами ты иди, хоть с закрытыми. Ощупью он нашаривает тощее плечо того, кто назвал себя Юкио.
- Иди вперед, держись за стену. Отсюда должен быть выход, - в правой руке Боромира – меч, готовый вновь рассекать хоть темноту, хоть туман – а в том, что мертвые вернутся, он не сомневается.
- Неподалеку, тысячи лет назад, была битва, - тяжелой скороговоркой выдыхает он, пока тьма движется им навстречу. – Поле боя потом поглотили болота, - воздух вновь пахнет тиной и гнилью. – Теперь там только смерть. И души павших теперь явились и сюда, - тьма облепляет, тьма не дает дышать. Есть ли конец этому коридору, или они давно уже преодолели его? – ему приходится держать чужака за плечо, и то, что одна рука вынужденно занята, сейчас почти выводит из себя. Но…
«Ну, вот оно», - в разгоряченное лицо ударяет болотной вонью. Впереди и позади – неясное, неяркое свечение. Тени давно ушедших, давно истлевших, но жаждущих живого поднимаются в подземном ходе. С толикой невольного облегчения Боромир выпускает плечо мальчишки, и кладет обе ладони на рукоять меча. Злая его тревога почти сразу сменяется почти что спокойствием – вот оно, наконец-то. Хотя бы так – ведь выбирать не из чего. И отступать – некуда. Остается только сражаться.
- Держись позади меня, - бросает он через плечо, чуть отступая – так, чтобы чужак все же оставался позади него, пускай и встали сейчас почти спина к спине. Все выяснится потом – «если выяснится».

+1

7

Становится холоднее, и это точно не из-за испорченной погоды. Здесь назревало что-то серьезно, что сложно представить или вообразить обычному человеку, однако Юкио насмотрелся на многое в свое время, видимо, его новый знакомый тоже. К сожалению, на разговоры времени не было, а потому юноша до сих пор не знал, где именно он находится, и кто сейчас стоит перед ним.

Ему и хотелось бы открыть для себя загадки этого мира, этого времени. Ему, действительно, страшна неизвестность. Мало того, что этот чертов ключ, оказался у него в руках, так еще и в таком странном месте, еще этот незнакомец в латах. Почему он в броне? Что за средневековый вид? Но больше его смущал этот туман, этот холод, мороз, который заставляет трястись колени. Страх становится скрывать тяжелее с каждой минутой, с каждой секундой пульс начинает учащаться и зашкаливать.

«Мертвые?»

Он распахивает глаза от удивления. Правда, мертвые? Он, конечно, знал о гулях и зомби, которых совсем недавно пытался прикончить с помощью своих атрибутов, но никогда не думал, что сможет встретить нечто похожее в подобном месте. Пусть оно и старинное, пусть уже давно разваливается и прогнивает изнутри, но тогда можно было бы предположить скорее «набег» демонов высшего ранга, но никак не мертвых.

В ушах начинают застревать голоса. Они чем-то похожи на вой. Из-за инстинкта самосохранения он хочет выстрелить, но куда? В пустоту, в тот туман? Он должен видеть своего оппонента, свою цель. Если его долг связан с уничтожением, то перво-наперво он должен был знать свою мишень.

«Так, стоп! Он… Может видеть этих мертвых? Неужели? Или здесь все такие?»

Пусть и другая вселенная, пусть и мертвые выглядят иначе, но в мире, откуда пришел Юкио, подобных существ могут видеть только те, кого ранил или коснулся демон.  Своеобразная «метка на видимость», некий пропуск в другой мир, который открывается не всем, а те, кто в него зашел обратно могут и не проситься. Хотя, есть способ, как можно помочь человеку вновь не видеть этих отвратительных тварей, но чрез многое придется пройти, чтобы добраться до этого способа.

Однако сейчас не было времени даже удивиться тому, что отважный незнакомец не побоялся врага и тут же ограждал их приближение своим мечом. Пули явно не помощники Юкио в подобных делах, правда, что будет, если выстрелить в них святой водой? На зомби это мало повлияет, но на подобных рода мертвецов может. Неизвестно, а жаль. Подобного рода информация, могла бы сильно помочь делу. Однако не успевает юноша продемонстрировать свои способности, как и сам, понимает, что сейчас лучше отступить с новым знакомым. Но... Куда именно надо идти?

Темнота. Вокруг одна темнота.

Гниль и неприятная вонь продолжает свербеть в носу.

Юкио помнит, как незнакомец сказал ему о бое, который произошел тысячи лет назад. Значит, они и правда, были духами. Окумура встречался и с ними в своем мире, однако орудие против них бессильно. Чтобы уничтожить душу, нужно постараться «подарить» ей покой, а значит, исполнить последнюю волю мертвого. В данном случае эти призраки были не особо разговорчивыми, а значит, нужно было найти иной способ, чтобы не быть погребенными вместе с ними в этом древнем «гробу», напоминающим памятник архитектуры.

В темноте Юкио чувствует руку юноши, который следует вместе с ними. Окумура не выпускает пистолет, и как бы сейчас его не кусал страх, как бы не билось сердце, и сколько бы холодного пота он не пролил, бдительность его была на максимуме. Он пытался разглядеть хоть что-нибудь в этом проходе, периодически поглядывая на своего нового знакомого. «Надеюсь, с ним все будет хорошо? Хотя я даже имени его не знаю…» - проносится у Окумуры в мыслях, однако озвучивать он их явно не решается.

Он слушает указания юноши, идет вдоль стены, как внезапно вновь чувствует пробегающие по коже мурашки. Вновь этот холод и морозец. Ему вновь становится сложнее дышать, вновь сердцебиение начинает учащаться, однако теперь ему совсем не хочется стоять в сторонке. Незнакомец вновь говорит о том, чтобы Окумура держался позади, но не для него такое дело. Он уже давно идет впереди, даже дальше всех остальных кого он знал. Но… Кажется, ему не обязательно выдвигаться вперед, ведь туман начинает окружать с двух сторон. Теперь шаг вперед – бой, шаг назад – бой. Пути к отступлению полностью перекрыты.

-Да, - повернувшись спиной к спине юноши. – Хорошо, - он бросает нервную усмешку, уже медленно поднимая прицел над уровнем глаз. – Я постараюсь помочь тебе.

Предохранитель снят, а указательный палец уже сжимает курок.

Выстрел. Оглушительный, звонкий.

Он не знает, как к этому отнесется новый знакомый, но Юкио настолько привык к этим звукам, что уже не обращает внимания на них. Он смотрит на то, что юноша назвал «мертвыми». Кажется, от одной пули создания этого мира точно не умрут. Хорошо, что у Окумуры имелся свой личный запас различных патронов.

Единственное, что было, действительно, обидно, это то, что, кажется, молитвы Арий здесь явно не помогут.
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

Отредактировано Okumura Yukio (2017-10-13 10:11:58)

+1

8

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]«Я постараюсь помочь тебе», - звучит почти медленно, во вдруг ставшем вязким, застывшем воздухе; чужой говор режет слух, которому мгновение спустя суждено исчезнуть – после тихого, мягкого почти щелчка. Огненная вспышка озаряет черное нутро подземного хода; вмиг обострившимся зрением Боромир успевает уловить торчащие из прорех в кладке древесные корни, и вздыбившиеся под ногами каменные плиты – и жесткий взблеск стекол на лице чужака.
Он вскидывает плечо к уху – закрыть, унять это неистовый болезненный звон, непрекращающийся. Сердце колотится едва ли не чаще, чем прежде, когда увидел тени мертвецов – но странный предмет в руке чужака вновь вздрагивает грохотом и огнем, за которым – Боромир снова видит! – зеленоватая тень распадается в ничто. И в ушах больше нет шепота – какое там! Своды подземелья дрожат от звука грома, запертого в тесном и низком пространстве; из ушей сейчас кровь, кажется, пойдет – но это не имеет значения.
«Ведь шепота больше нет», - и меч в его руках вновь описывает дугу – теперь – сияющую, ибо в древнем подземном ходе вновь есть свет. С той стороны, откуда пришли они, все же тянутся призрачные руки, ползет зеленый туман – и разлетается, почти как от огня и грома, но на сей раз – от ударов нуменорского клинка. Со стороны – а было бы кому глядеть-то! – это словно бой с тенью. Так и есть – со множеством теней. Боромир чувствует, как призрачные клинки полосуют его, ка касаются холодом, невзирая на то, что взмок уже от собственной скорости. Ощущает, как слабеет с каждым ударом – ненамного, но все же. Мертвецы вытягивают из него силы – иначе они не умеют, но сердце гондорского принца исполнено решимости, и потому зеленая мгла иссякает, словно втягивается в каменные плиты. За спиной – грохочет и вспыхивает, почти без перерыва, но гром прорывается сквозь пелену в ушах сейчас, будто самый незначительный шум. Боромир оборачивается через плечо, и кричит, себя почти не слыша:
- Быстрее! Ходу! – в бьющих по глазам огненных вспышках он успел увидеть, что темнота впереди – без зеленых теней. И, завершая движение – рассекая очередной призрачный сгусток тумана, он указывает мечом в сторону, противоположную той, откуда пришли. И они бегут – спотыкаясь, поддерживая друг друга, в кромешной тьме, до тех пор, пока по разгоряченным лицам не ударяет потоком смрадного, гнилого воздуха – но все же потоком, а по глазам и сердцу – отголоском недавнего страха. Зеленоватым свечением, но это…
- Будь я проклят, - не следовало бы такое говорить, да здесь и сейчас, тем более, но как-то больше ничего на язык не подворачивалось. Боромир потянул руку к земляной стене, к тускло и зелено светящемуся комку – и отдернул пальцы, с которых потянулась слизь.
- Грибы, - светящиеся грибы, которые неровными наростами покрывают остатки каменной кладки. Что же, такое порой встречается в подземельях. Утерев мокрый лоб рукавом, он повернулся к чужаку.
- Рукотворный ход почти кончился. Что дальше – не могу даже представить себе, но проход сквозной. Я чувствую движение воздуха, - вдохнул, принюхиваясь – сквозь сырость и гниль отчетливо тянуло водой не стоячей водой – каким-то потоком. Жаль, слух еще не до конца вернулся к нему.
- Что это? – кивок на штуковину, способную изрыгать огонь и гром. – И кто ты, все-таки, зовущий себя Юкио? – сглатывает, чуть морщась от отголосков боли в ушах. – Имя мне – Боромир, и, не знаю, откуда ты и по какому заданию прибыл сюда, но, ты спас мне жизнь. А в Гондоре – моих землях, и землях предков моих, такого не забывают, - рука, уже вытертая об налатник, протянута вперед в жесте приветствия, который, как Боромир надеется, одинаков у всех людей.
Во всех мирах.

+1

9

Интересно все-таки получается. Он пытался увидеть за той дверью демонов, которые станут его работой. Пытался увидеть кого-то, кто нуждается в помощи. И он почти оказался прав, правда вот, время и вселенная не совпадали с его представлениями. Но, к счастью, тот, кто нуждался сейчас в помощи, а точнее в поддержке, был сам не пальцем деланный. Это было то, что надо для Юкио, ведь никто его не тормозил и не отвлекал от настоящего боя, а наоборот. Скорее он имел меньше сил, чем его новый знакомый.

Каждую секунду, не переставая, слышатся выстрелы. Юкио чувствует, когда кончаются патроны и моментально меняет обойму. Он научился выживать в экстренных ситуациях, а сейчас как раз был тот самый случай. Он быстро и резко сменяет свой арсенал на другой. В этом его преимущество. Пытается не дать спуску тем, кто уже начинает тянуть к нему свои руки, что состоят лишь из туманной дымки.

«Даже если я и умру, то точно не сейчас и не здесь!»

Он повторяет эту фразу в голове, пытаясь настроить себя на бой. Он всегда такой. Не может сдаться, если задался определенной целью, собственно говоря, его брат был таким же. Единственное различие между ними, если Юкио думал и делал, то у Рина в его личном словаре имелось значение только слову «делать», а вот думать он либо просто не успевал, либо не хотел. Но это относится к одной из загадок Юкио, а не к теме для размышления.

Выстрел. Второй.

Он не видит реакцию незнакомца на все это, ведь сосредоточен лишь на тварях, которые пытаются прихватить их с собой. Окумура не знал, как здесь называется то, что они зовут Геенной, скорее всего ад. Так вот, ад, конечно, будет пострашнее, но не столь необычным, да еще и с такими людьми. Юноша никак не мог успокоиться, что у его сверстника имеются латы и меч. У них тоже носили мечи, но то были экзорцисты – рыцари, но никак не гражданские.

«А этот юноша вообще относится к обычным гражданским… или…»

Вновь вопросы, которые начинали нагнетать своей неизвестностью, застревали в голове у паренька. На досуге подумать об этом было бы довольно неплохой идеей, но не когда ты окружен врагами, да еще и подвергаешься чуть ли не каждую секунду нападению. Но Юкио уже предположил, что подумает о своих гнетущих мыслях чуть позже, желательно в тихом и уединенном месте.

И вот, бой почти окончен. Слава Богам, что им подвернулась удача, которая сегодня встала на их сторону. Нужно было выбираться отсюда и желательно быстрее, чем они вновь встретят кого-нибудь на пути. Окумура не против посоревноваться, и пострелять еще в кого-нибудь, однако арсенал его не вечен, а значит нужно было вести себя экономнее. Неизвестно, когда выберется он из этого места.

-Это? – Юкио удивленно показывает на пистолеты, а после посмотрит на юношу, которому, кажется, никогда не приходилось встречаться с подобным. – Это пистолет. Ну, если простыми словами, то некий механизм, способный выпускать то, что мы зовем пулями, которые могут пробивать мишень, тело или что-то в этом духе, - он не знал, как объяснить незнакомцу всю суть оружия, которое держит в руках. – Если не вдаваться в подробности, то твой меч может поразить врага на близком расстоянии, а эта штука способна поразить его, не приближаясь, - видимо, он все-таки попал в слишком отдаленное от дома место. Наверное, объяснять, что такое телефон и его функциональность не имело смысла, а потому Юкио решил даже не доставать его из своего кармана, чтобы проверить связь. Он был аккуратен, ведь если попал в прошлое, то он слишком может изменить будущее. – Рад знакомству, - говорит он с улыбкой, наконец-то, услышав имя своего нового знакомого. – Думаю, мы оба постарались на славу, но все равно рад помочь, - он протягивает руку для рукопожатия, а после оборачивает взгляд назад. – У вас часто такое бывает? Кстати, я тот, кто на своей родине сражается с подобными существами. Только у нас они зовутся призраками, приведениями, ну или на крайний случай демоны, - взгляд вновь оборачивается на Боромира, но теперь в его глазах удивление. – Гондора? Так значит, я в Гондоре, верно? «далековато меня занесло, видимо» - думает про себя юноша, понимая, что слышит об этих землях впервые. Даже в истории, которую он досконально знает, он не слыхал о подобных местах.

В любом случае, новое знакомство это всегда хорошо. Приятно порой встретить добрых и сильных людей, тем более тех, кто будет благодарен тебе за помощь. С одной стороны он рад подобной встречи, но с другой его все еще мучали вопросы, связанные с ключом, который был в его руках. Интересно, как долго он будет прибывать тут, и чем окончатся его приключения на этих землях? Хотя без подобного рода практики жизнь, наверное, была бы совсем скучной.
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

10

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]«Пис-то-лет?» - жесткое слово даже не выговорить с первого раза, да Боромир и не пытается. Почти оторопело таращится на парнишку, что сыплет и дальше незнакомыми словами – но заканчивает, в общем, понятно. Оружие дальнего боя. Как лук, арбалет, или праща, - он резко втягивает воздух носом, шумно, гася в себе желание немедля же рассмотреть эту штуковину. Чуть встряхивает головой – не здесь же, и не сейчас. Но позднее – обязательно, - чуть улыбается, крепко пожимая руку чужака. Теплая – даже горячая, и вполне живая. «Я тоже рад», - почему, не особо задумывается. Достаточно того, что выбрался – пока что, из той передряги. И выбрался не один.
- Призраки. Тени. Души ушедших. Мертвые. Так же их зовут и у нас, - Боромир даже не пытается скрыть своего удивления. – Ты сражаешься с ними? – вопрос задает снова требовательно, и быстро. – И что же, ты был послан мне на помощь, нарочно? Но мог ли ты знать обо мне? – нет, определенно, не мог. В призрачном, жалком свете наростов на стене видно, что этот Юкио сам не до конца соображает, почему он здесь, и зачем.
- Гондор, - кивком подтверждает Боромир, безотчетно расправляя плечи. Тускло серебрятся ветви Древа, осененные звездами, на налатнике. – Средиземье, - пристально глядя в темнеющие за стеклами, блестящие глаза, говорит  медленно, ища понимание. Узнавание. – Арда, - короткое слово. Вновь, видимо, незнакомое.
И он отчего-то не удивлен этому. Удивление его будто рассыпалось там, под каменной кладкой, в огненных вспышках и грохоте. И там же осталось осколками.
- И ты чужой здесь, - уверенно заключает принц.
Несколько лет назад ему повстречалась, только иначе, некая девочка. Она говорила про гору Эббот, и Подземелье, - Боромир сглотнул – кадык на шее дернулся. Нет, задавать вопросов про эту самую гору он не станет. «Пока что».
- Этому месту поистине, тысячи лет, - негромко говорит он, осматривая остатки кладки, проводя по ним ладонью. – Его строили… только вот зачем его строили? – он пытается всмотреться в дышащую сквозняком тьмы, но без толку. – Разве что когда-то здесь была сеть подземных ходов, и они сообщались с другими такими же? Но пока что мы продвигались лишь прямо, - новый знакомый, видимо, ничего не понимает. Боромир делает жест ладонью – дескать, не бери в голову, и отцепляет от пояса полупустую флягу с водой. Отпивает немного сам, и протягивает Юкио. В воде – небольшая толика крепкого вина, не ради хмельного, но дабы вода не портилась, и не крутила затем желудок.
- Станем искать выход. Нам надо двигаться дальше. Но не назад, - у него мелькала крайне соблазнительная мысль вернуться, и с помощью громовых пис-то-лет Юкио дать все же знать о себе. Но найдут ли потайную пружину, услышат ли? – и все же, правда в том что Боромир, поистине, не может заставить себя вернуться. Будто призрачные руки вновь держат его за подкашивающиеся колени.
«Страшно», - да, ему страшно, пускай привык бросаться собственному страху навстречу. Но сейчас он точно не хочет повторения. Не сейчас. Позже – но и отдыхать тут некогда. Так что единственный их путь сейчас лежит во тьме впереди. Тот еще путь, надо заметить...
Кинжал с негромким звоном покидает ножны. Боромир видит неясную дугу над головой, там, где пахнет землей и плесенью, делает знак Юкио – мол, отойди, и росту своему благодаря, с легкостью дотягивается до древесного корня. Удар кинжалом, еще – дерево сырое, туго подается, но гондорская сталь остра и надежна. Вскоре в руке Боромира – изогнутая, но не самая короткая палка, примерно в полтора локтя длиной. Снова трещит оторванный лоскут рубахи, тихо булькает масло из склянки. Он высекает огонь – и неяркое пламя на факеле тихо вспыхивает, почти лаская уставшие от тусклого зеленого света глаза.
- Идем, - возня с факелом занимает какое-то время, да и надолго его не хватит, уже проверено. Но не ломать же шеи в потемках? – плиты под ногами очень скоро кончаются; они идут по землею вскоре кладка и вовсе заканчивается – насколько хватает тусклого освещения, перед ними – пещера. Сырая и темная. Обитает ли кто-то здесь? Может, кто похуже теней павших? – пламя факела едва заметно отклоняется назад. И Боромиру не кажется – он действительно слышит, в этой гробовой тишине подземелья, журчание воды.
- Вода впереди, - негромко говорит он. Что же, уже хорошо – от жажды они не умрут. И вода – один из лучших ориентиров, так ведь?
- Не могу определить, в какой мы стороне от места, где я вошел, - от постоянной тьмы кругом голову ведет, да и усталость наваливается, после долгого дня, и недавнего боя. Но подгоняет тревога. – И понять, знаю ли я этот поток, тоже не могу. Но любой поток ведет на поверхность, - очень хочется на это надеяться. Но…
- Если тебя сюда кто-то прислал, - вдруг говорит Боромир, - то значит, он может прислать кого-то за тобой? Или?.. Объясни мне, все же... зачем ты здесь, и кто тебя прислал, - «и почему», - а тьма, окружающая их, медленно движется навстречу. Кругом больше нет стен – и поэтому кажется, что идут они из бесконечности в бесконечность.

+1

11

Юноша, вступивший на чужие земли, вряд ли сможет принести покой сюда. Он не знал толком ничего ни о Средеземье, о котором говорил Боромир, ни о Гондоре. Странно, напоминает больше средневековый фильм, который часто заканчивался поединком рыцарей за руку прекрасной дамы. Правда, и книжек подобных много под жанром фэнтези. Да, наверное, выглядело это именно так.

Странная доля выпала на Юкио. Сначала Мефисто, потом эта загадочная дверь. Однако вопросы, откуда именно взялся ключ и кто его создатель до сих пор терзали экзорциста, который с неким удивлением слушал своего нового знакомого. Все кто знал Окумуру, могли сказать спокойно, что этот парень просто сгусток спокойствия и показатель примерного поведения. Все восхвалялись юношей именно из-за его дисциплины. Исключение были, наверное, только Шюра и Рин, которые все время твердили Юкио о том, что ему не хватает побольше эмоций в арсенале. Что же. Завидев его сейчас, они, наверное, удивились бы, ведь впервые в глазах юноши промелькнули непонимание того, что происходит.

Другой мир, другая вселенная – это действительно большой стресс. Хорошо, что они хотя бы понимали друг друга и могли общаться на одном языке, иначе кто знает, что было бы из-за языкового барьера. Возможно, драка, а может просто немые жесты, пытающие показать, что хочет сказать твой оппонент. Однако, несмотря на всю сложившуюся ситуацию, Юкио и правда, был рад, что смог повстречать достойного человека, который даже в бою помочь мог. «Не то, что некоторые…» - с горестью вспоминал Окумура своего младшего брата, у которого никак не мог вытащить шило из одного места. Даже от тяжелого выдоха в землю, Юкио просто не смог сдержаться, когда речь шла о Рине, пусть даже и в мыслях.

-Пусть я и «чужой», но я не могу пройти мимо тех, кому нужна помощь, тем более, - руки слегка сжались от воспоминаний о демонах. – Когда речь касается потустороннего мира. Да, я сражаюсь с подобными существами с семи лет, так получилось, - вновь некая боль от пережитого тронула душу и слегка коснулась сердца, однако Юкио пытался не выражать своих эмоций на этот счет. Ему не особо хотелось бы вдаваться в подробности, кем именно он является и какой силой обладает его родной брат. – Однако о тебе я и правда, не знал. А вот случайно я был послан тебе или нарочно, не могу ответить, - «ведь он мог знать все с самого начала», - протянулось в голове у Окумуры, когда тот вспоминал довольного Феля, у которого черти что творилось в голове. – Однако, кажется, что послан я был вовремя, - слегка усмехнулся парнишка, поправляя очки.

Он и не заметил, как Боромир заинтересовался его оружием. «Знаниями надо делиться, а значит… Можно и поделиться этим…Однако… Не сейчас. Не нравится мне эта обстановка» - осматривая стены вокруг себя, думал Юкио, пытаясь не терять бдительность.

Темнота начинала сильно давить на юношу, который и так не мог отойти от происходящего. Его взгляд так и бегал от одного уголка к другому, а в носу продолжал стоять неприятный запах гнили и сырости. Давно он не был в подобных местах. Раньше, еще при жизни отца, Юкио удосужилось побывать в заброшенных зданиях, которые кишели демонами, а потому и пахло там соответствующе. Даже в канализации побывать пришлось, когда поступил сигнал о демоне, который любил грязь и вонь. Вроде уже и привычно, однако все равно хотелось скорее обнюхивать ткань от своего плаща, нежели то, что заставляло сморщиваться при каждом вдохе.

-Странно, - отведя взгляд от юноши, который уже орудовал факел для того, чтобы проложить им дальнейший путь, вновь заговорил экзорцист. – Я не чувствую здесь демонической ауры, а значит… Либо я первый кто вступил на эти земли из того места, откуда я пришел, либо это пространство не пропускает их сюда, дабы не нарушать баланс… - вновь тяжелый выдох, а после глаза падают на огонек, который тут же осветил своим пламенем небольшую часть пространства вокруг двух юношей. «Интересно, а здесь можно говорить про такие вещи, как фонарик?» - внезапно подумалось Окумуре, который уже успел засветиться с пистолетами и обоймами, которые пришлось менять во время боя. Однако, пока есть свет, значит следовать можно за Боромиром.

Окумура лишь кивает в ответ, когда новый знакомый говорит о том, что им пора. Это парень и сам понимал, но все равно почему-то хотел поподробнее изучить данное место. Интересно, а в этой реальности все люди такие? Или же нет идеальных вселенных, где все помогают друг другу, а не поддаются напору демонических сил. Пусть даже здесь и нет демонов, но Юкио был уверен в том, что злой помысел человека – это всегда проклятие демона.
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]
Он слышит журчание воды. Неужели в таком месте есть вода? Это и удивляет его, но не дает права не думать о скорейшем выходе из этого места, ведь оно продолжало сдавливать Юкио. Сердце колотилось, но не от страха, а от того самого плохого предчувствия. «Поскорей бы выбраться» - крутилось в голове одно и то же, захватывая с собой все самые неприятные мысли и представления, что может с ним здесь случиться.

-А? – продолжая следовать за Боромиром, удивился парнишка словам о движении. «Двигаться? Хм, а что если…» - в этот момент карманы Окумуры поддались «пристрастному» поиску одного из ответов, где именно они находятся сейчас. К счастью или к сожалению, но у экзорцистов всегда все было при себе, а потому найти компас, для того чтобы посмотреть с какой стороны север и юг, было крайне сложно. Тем более, карманный, размером со спичечный коробок. Однако всегда можно найти альтернативу. – Не компас, но и так нормально, - все-таки решив не скрывать весь свой арсенал, проговорил Окумура и достал фонарик, когда понял, что идти в кромешной тьме хуже, чем нарушить законы вселенной. Уж лучше законы, чем лишиться собственной жизни. Нажав кнопку, свет озарил большее пространство вокруг Боромира и Юкио, таким образом, продолжая служить «лучом света в тесном царстве». – Не знаю, пошлют ли за мной кого-нибудь, ведь… Все слишком доверяют мне, чтобы вмешиваться в то, что поручают, - с некой долей отчаяния и осознания, проговорил Окумура, ведь так Мефисто и мог воспользоваться ситуацией и, как пример, что-то сделать с братом, пока Юкио блуждает в другом измерении. – Меня послал один… - «демонический придурок» - так и вертелось на языке у юноши, однако он был верующим, а потому выражаться в данной манере было бы дурным тоном. – Ну… Можно сказать один из представителей моей организации, занимающий не мало важный пост, а заодно и тот, кто присматривает за учениками собственной Академии. Но я вот тут хотел спросить… - взгляд вновь перекинулся на Боромира. – Почему ты здесь один? И вообще… Что ты делаешь в столь старом здании? Ты что-то искал или же… Ты тоже… Сражаешься с ними?

+1

12

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]«С семи лет? Брехать все же горазд!» - Боромир мрачно покосился на чужака. Но смолчать все же не смог – но по другой причине уже.
- Да, ты прав. Вовремя, - махнув перед собой факелом, он попытался усмехнуться. Паршиво, впрочем, вышло. Не до смеха. Совсем, - но на негромкий щелчок он обернулся с интересом и удивлением, и едва не отшатнулся от яркого света, что широким треугольным лучом выбивался из руки Юкио.
- Компас? – нет, ни малейшего сходства. Да и как бы здесь они тягали коробку компаса? – вопросы, впрочем, быстро сгинули, будто ветром сдунули. Боромир решительным движением перехватил у чужака незнакомую штуковину, почти посветил себе в глаз – сощурился, и выставил луч вперед. «Магия?» - вспомнилось, как Митрандир зажигал навершие своего посоха белым огнем. Фарамир смотрел во все глаза на это, рот разинув – смотрел так бы и Боромир, но на то он и старший брат, чтобы не удивляться, когда поблизости младший. Но свет у посоха волшебника был белый и прохладный, а этот – желтый и теплый, - пальцы скользнули по круглому стеклу. Треугольный луч обвел сырые земляные стены с торчащими там и сям полосами камня – сырыми, плесневелыми. Назад Боромир оборачиваться не стал – посветил под ноги, понимая, что путь идет под уклон.
«Светлее стало, а легче – нет», - они двигались дальше, навстречу журчащей в темноте воде. Факел Боромир решил не выбрасывать – неизвестно, вдруг магия этого предмета из чужого… «мира», подсказало сознание, вдруг иссякнет? – а сколько им плутать здесь еще, неизвестно. Остановиться бы, сосредоточиться – он всегда неплохо ощущал направление, даже порой гордясь этим своим умением – в числе прочих. Но ноги сами двигались – вперед. Только не к тому, что оставили позади, - по телу пробежало короткой дрожью бессилия, будто снова – от призрачных рук.
- Этот… которого ты назвал, - и всего сказанного Юкио он понял всего пару слов, - сам не знал, куда тебя посылает? – в голосе так и налилось удивлением, почти недоверием. «За кем он там присматривает, за какими учениками?» - слово «ака-демия» было той же породы для Боромира, что и «пис-то-лет» - набор звуков, не более. Но в голове понемногу прояснялись очертания происходящего – как то, почему этот парень появился здесь, так и то, почему он именно сейчас.
- Возможно, он обладает даром предвидения, - после некоторого молчания хмыкнул Боромир. – Ибо нарочно подгадать момент, дабы я здесь оказался, было невозможно, - досада за собственную глупость прорывается жесткой, как лязганье металла, интонацией.
- Это была сторожевая башня, ей тысячи лет, - чуть повел плечом назад – башню-то они уже прошли. Говорил вполголоса, хотя эхо особо не расходилось – сырые стены гасили звуки. «Хорошо, зверье еще какое не попалось», - медведи, понятно дело, в такой сырости спать не будут, но разве одни медведи могут повстречаться под землей?
Хотя, если медведи – то выход близко…
- Мы собирались осмотреть ее, и приступить к восстановлению. Назавтра должны были возвращаться в Минас-Тирит, - будь он проклят… сколько же времени он здесь блуждает? – Но я решил осмотреть все еще раз в одиночку. Нашел потайную пружину – открылся ход. И я сглупил, - Боромир чуть замедлил шаг – впереди действительно, блеснуло черным. Не ошибался – поток, под низким каменным сводом пещеры. Он точно станет скрести по нему макушкой, в отличие от невысокого Юкио.
«А если дальше потолок еще ниже станет?» - от таких мыслей толку не было. Идти вперед, только это и остается, - он придержал парнишку за плечо, когда перед ними вдруг замаячил невысокий обрыв, и прыгнул с него первым. Под ногами хрустнула галька.
- Сглупил, когда с собой никого не позвал. Сунулся в подземелье, - продолжил Боромир, когда Юкио присоединился к нему внизу уже, - и дверь за мной закрылась. Достучаться, дозваться не смог, - неловко шевельнулась разбитая кисть, сжимающая светящийся незнакомый предмет. Как он, кстати, называется? И что там парень говорил про демонов, и то, что их что-то не пропускает… куда? В Средиземье?
- А то, с чем мы столкнулись… думаю, потянулось за мной, - скверно было признавать это, но иных объяснений у Боромира не было. слышал же эти голоса, слышал же смех – почти видел манящие туманные руки.
- Прошлой осенью я уже бывал в этих местах. Неподалеку – на самих болотах, где случилась великая битва, тысячелетия назад. Там, на дне бочагов, лежат нетленные тела, и души павших кружат над болотами туманом, - сухой звук флейты вдруг звучит в ушах, но Боромир заставляет себя не вздрогнуть. – Тогда я оттуда выбрался, но, полагаю, что оказался будто… помечен, - последние слова его тонут в негромком хрусте под ногой. Выругавшись, он почти отскакивает назад, глядя на проломленный уродливый череп, торчащие выгнутые ребра, сломанные – это на них он сейчас наступил. Боромир тянет воздух носом – проклятье, как не заметил раньше этой вони? – гнилой запах пещеры все заглушал, понятно. Но…
- Погаси это, - он возвращает светильник Юкио. – Дальше пойдем без света, - он перешагивает через обглоданный до последней кости скелет. – Рядом – орки. Темные и жестокие твари. Опасные. И, если их много – то нам несдобровать, - а орочья вонь становится все сильнее. Бесполезный факел – только руки занимает, отброшен в сторону. И, когда кругом воцаряется тьма, то несколько мгновений спустя Боромир понимает, что не такая уж она и кромешная, словно откуда-то спереди пробивается едва заметный свет. Предрассветный, - он осторожно идет вперед, вдоль потока, за рокотом которого ему уже чудятся грубые отвратительные голоса.

+1

13

Даже находя, общий язык друг с другом, иногда некоторые определения, которые не вычитаешь из древних книг, не давали общего понятия о том или ином мире. Юкио понимал, что многие слова для юноши кажутся слегка странным, даже не понятными и не ясными. Однако времени на то, чтобы объяснить, как точно работает компас или фонарик, точно не было. Его новому знакомому, пока что, придется просто принять это на веру, либо списать на что-то неизведанное, волшебное.

Молодой экзорцист был не против, если Боромир назовет все то, что видит магией, ведь в каком-то смысле это и было то, что можно было описать именно так (например, своим арсеналом он мог спокойно уничтожать нечисть). Юкио даже вспомнил, как впервые увидел демона и разрыдался, сидя на холодном полу в полном одиночестве. Правда, тогда он посчитал это странное явление и этих существ явно не магическими, а порождением всевышнего зла, которое пытается напугать мальчика. Тогда на его вопросы мог ответить отец, жаль, что сейчас его не было рядом, чтобы объяснить, почему юноша находится в столь странном месте и чего именно добивается Мефисто. «Когда-нибудь я все разузнаю!» - решительно произнес Юкио в голове, вспоминаю ухмылку на лице демона, отчего руки сжимались со всей силы в кулаки.

Когда Боромир удивленно смотрел на компас, Окумура лишь улыбнулся. Ему никогда не приходилось видеть столь искреннего удивления от столь примитивной вещи в их мире. Правда, его брат часто удивлялся подобному, но тут скорее играла роль его лени и незнания, а не разное пространство и вселенные. Но иногда Юкио задумывался о том, что будь здесь Рин, ему бы было бы комфортнее в этом месте, да и с его простым языком, объяснения шли гораздо легче.

-Тот, кто послал меня… - юноша слегка цыкнул, ведь объяснять, что тот, кто должен заботиться о людях и учениках, рожден из самой преисподней, как-то не хотелось, да и мало кто поймет, даже если бы это как-то открыло полную картину и описание об этом своеобразном создании. -  Возможно, и знал, а может, и нет. Он один из тех, кто никогда не говорит о своих намерениях напрямую. Все время пытается что-то сказать загадками, либо просто умолчать об этом, а чего-то он и правда, не знает.

Тяжелый выдох. Как часто Юкио это делал. Все время вокруг него крутились странные личности, отчего уже не хватало порой нервов на таких людей. Хорошо, что отец привил мальчику не только трудолюбие, но и некое хладнокровие, которое помогало не сойти с ума. Каждый экзорцист нес что-то свое в голове и на душе, а потому нельзя было угадать его следующий шаг. Да, и психов, таких как Лайт, например, было предостаточно.

-Даром предвидения он не обладает, однако любит поиграться со временем, - усмехнувшись, произнес Юкио, вспоминая, что Фель является одним из старших сыновей Сатаны, который контролирует время. К сожалению, парень также понимал, что Мефисто является и его сводным братом, но даже думать Окумура о подобном просто не мог. – Но это не так важно.

Блуждая в старинном подземелье, Юкио пытался все подробнее изучать взглядом. Сканируя каждый камешек, пытался хоть что-то уловить взглядом, при этом внимательно выслушивая своего нового знакомого и, не забывая, оглядываться по сторонам. Ни шорохов, ни посторонних звуков. Вроде ничего такого и не было в бывшей сторожевой башне, как называл это место Боромир, но потому-то на сердце все равно было не спокойно. Так все и происходит обычно на заданиях. Жди беды оттуда, где тише всего. Ведь нечисть часто любит спрятаться в самом неожиданном месте.

-Потянулось за тобой? – внезапно вспомнив тот туман из мертвых душ, на который они так недавно натолкнулись, правда, сейчас, кажется, вопросы были бессмысленны.

Сердце юноши начинало колотиться быстрее. Что за странное ощущение? Неожиданно начали раздаваться звуки. Да, самое логичное было сейчас это потушить весь свет, ведь бой вести как-то не особо хотелось. «Орки?!» - глаза распахнулись от услышанного. Юкио все меньше начинал понимать, что за создания тут водятся. Он читал о подобном в книгах, но то были скорее сказки, однако услышать или увидеть такое в реальности, было просто невообразимо.

Фонарик потушен.
Сердце продолжает сильнее биться в грудной клетке.
Противный запах начинал только усиливаться и сгущать обстановку, вместе с тьмой воцарившейся вокруг двух юношей.
«Надеюсь, этот кошмар когда-нибудь точно закончится. Главное, чтобы демоны не выползли, иначе мы точно не справимся».

Уже представив, кто именно мог попасться им на пути, Юкио лишь сглотнул слюну. Интересно, как именно выглядели орки? Здоровые, зеленые существа? Такие же сильные и уродливые, как демоны высшего класса? Совсем недавно на одном задании, Окумуре пришлось столкнуться с циклопом, но так ли выглядят нелюди этих земель? Не очень хотелось бы это узнавать. Лучше найти с Боромиром выход отсюда, да и без последствий, однако если начнется битва, он знал, что не сможет подвести своего нового знакомого, а потому продолжал следовать за ним.
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

14

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]В пальцах покалывает легким холодком, ознобом – а затем разливается жаром готовности. Боромир сосредоточен, он собран, даром, что сердце снова где-то за левым ухом колотится. Ничего. Это – не впервые, - «да, но прежде ты был не один», голосом сенешаля звучит в ушах, и принц едва сдерживается, чтобы не отмахнуться, не огрызнуться вслух. Переоценивать свои силы ему и в голову не приходит – обстановка уже оценена и взвешена. Обратной дороги нет, и потому им с чужаком придется как-то миновать врага, - и с осознанием неминуемой опасности он как-то мигом успокаивается. Действительно, толку волноваться? Еще рука дрогнет некстати.
«И, к тому же, я все-таки не один», - даже если это какой-то хиляк из чужого мира, Боромир разбрасываться союзниками не станет. Вынужденные же союзники, несмотря на то, что там Юкио плел про своих демонов, игры со временем, и какого-то наставника? Брехать горазд, все же… но это все – позднее. Благо, что чужак хотя бы держится твердо, хотя и тоже явно боится – слышно по звуку дыхания, чувствуется по движениям, и по медно позванивающим интонациям в негромком голосе.
«Еще бы», - Боромир ступает осторожно, так, чтобы ни камешек не хрустнул под сапогом, пусть даже звуки шагов заглушает журчание потока. Вот он блещет впереди – неровной серой лентой, где-то впереди срывающейся с камней. Лиц касается, вперемешку с вонью подземелья, свежий воздух, и Боромир невольно полной грудью вдыхает его, на мгновение отвлекаясь от всего, что окружает его – но затем резко себя одергивает. Поплатиться за такое вот мгновение расслабленности – легче легкого, - он оборачивается на Юкио, скорее, угадывая его в темноте, чем видя отчетливо. Но коротко блестят стекла на лице чужака – «зачем они ему, все же?» - и Боромир едва слышно произносит:
- Держись за меня, - впереди поток – бурный и широкий, около двенадцати футов. Скользкие камни тускло мерцают, - он крепко держит Юкио за предплечье, ступая в воду первым. Ледяная вода обжигает в первое мгновение, а затем ударяет, будто молотом, по вмиг промокшим ногам. Неглубоко – чуть выше колена, но подземная речка поистине неистова, и всего через пару шагов Боромир неловко взмахивает рукой, пытаясь удержать равновесие. Еще и камни под ногами скользкие; в воздухе висит водяная пыль, а разговаривать невозможно – шум реки, отдаваясь от низкого каменного свода пещеры, заглушает любые слова. Ничего, - он щурится на светлеющее впереди и сбоку пятно. Правильно решил он перейти – сторона, по которой они с Юкио шли, будто перечеркнута резко понизившимся потолком, и река здесь уже ревет, полускрытая камнем. А вот другой берег…
- Вода отобьет наш запах. Хотя бы на время, - прислонившись спиной к стене, он вылил воду из сапог. В ушах все еще звенело, от рева реки, но, на удивление, прояснилось в голове, - Боромир обернулся на реку, понимая, что прежний ужас, гнавший его вперед, теперь понемногу отступает. Еще бы, - он усмехнулся, проверяя, легко ли ходит в ножнах короткий меч.
- Теперь призраки точно не доберутся до нас, - сказал он, убирая с лица мокрые волосы. – За текучую воду они не пойдут, - что, теперь орки впереди? Ну, их хотя бы убить можно, они из плоти и крови, хотя и на редкость вонючей. А противник, которого можно сразить мечом, после ужасов подземелья… - Боромир коротко тряхнул головой, прогоняя вдруг невесть откуда взявшийся кругом запах болота. Вновь закололо в пальцах, а затем огонь разлился по всему телу – оно само знало, как изгнать холод весенней реки. Боромир двинулся вдоль потока навстречу сереющему пятну – невысокому, отверстие в скале едва ему до пояса достанет, откуда веяло сильным ветром.
«Семеро», - поток, ревя, устремляется по порогам вниз с каменного уступа, ревя и пенясь. Примерившись, Боромир вгляделся в валуны возле спуска – если постараться, то спуститься можно будет. Заметят ли его? – семь черных пятен расположились кучкой у реки, перед маленьким костерком. Кого-то ждут, похоже? – твари переругивались, но с места не сходили. В постепенно брезжащем рассвете Боромир разглядел валяющиеся там и сям кости, причем явно не все – звериные. И орочью вонь от здешних камней, казалось, не отчистить никакому, даже самому бешеному потоку.
- Орк не любят и боятся дневного света, - жаль, что до настоящего света еще далеко. Даже солнце еще не поднялось, - но ждать мы не можем. Ублюдки скоро нас учуют, да и здесь они, сдается мне, не отдохнуть встали, лагерем. Ждут. А ждать они здесь могут только врага, - твердо заключил Боромир, глядя на Юкио. Говорил вполголоса, чуть косясь на проем – совсем близко расположились орки. Удобно расположились.
- Ты… - в общем, Боромир не знал, как сказать чужаку, дабы тот своими громовыми штуковинами поддержал его на расстоянии. К тому же, вдруг они только против призраков и прочей бестелесной нечисти работают? – поразмыслив немного, он отцепил с пояса короткий меч.
- Держи. Если доберутся до тебя – пригодится, - хотя, если до парнишки доберутся все же, его ничто не спасет. На нем даже и брони нет, - нуменорский клинок медленно заскользил из-за стены. Боромир почти бесшумно подошел к краю обрывчика, присел, вслушиваясь в обрывки речей на всеобщем. Разузнать что-то о врагах? – но кругом все светлее. предрассветные сумерки все прозрачней, - держась за скользкий камень, он шагает вперед. Тусклое утро, еще без тени солнечного света, взблескивает полосой на лезвии меча. Прыжок – и оно почти по рукоять входит в затылок ближайшего орка, пробивая позвоночник, шею, и выходя под безобразным подбородком. Повернуть клинок! – и орочья башка повисает на лоскуте плоти, а меч уже летит по дуге, отбивая черный ятаган. Вскинулись мгновенно! – по плечу, сминая наплечник, скользит пропущенный удар, Боромир уклоняется – быстрый и сильный, он разит без промаха, но его теснят, всем скопом наваливаясь, рыча и скалясь. Как же, легкая добыча!
«Ну, где же гром?!» - и ответом на его неслышный вскрик становится грохот, от которого камни долины содрогаются, будто в ужасе. Лес вскрикивает вспугнутыми птицами, а орки замирают на мгновение, оторопев – и этого достаточно Боромиру, чтобы одним ударом отсечь голову одному из ублюдков. «Четыре», - он отступает, ведя перед собой мечом, вновь отводя удары – но поскальзывается, почти падая навзничь; левая рука стреляет вдоль бедра, к короткому мечу, но нащупывает лишь пустоту. «Отдал же меч!» - обжигает, будто ледяной водой подземной реки, мысль; Боромир делает отмашку мечом, но по левому плечу уже растеклось жидким огнем, и захлюпало кровью.

+1

15

Боялся ли юноша чего-то нового, неизвестного? Да, скорее всего. Он боялся не столь того, что может встретить странных существ, о которых раньше не слышал и не видел, сколько мог напороться на старых знакомых. Конечно, не чувствовал он в этом мире не малейшего присутствия демонических сил, но не факт, что их и вовсе не было. И еще. Он боялся оказаться на краю гибели. Неизвестно, как может отреагировать сокрытая сила внутри него на что-то новое, невиданное.

Синее пламя – так называлась сила, которая присуща только Сатане. Сын его, а значит брат Юкио, владел ею и был единственным носителем этой странной, никому ранее неизведанной силы, однако недавно эта сила начинала поражать и юношу, который сейчас продолжал следовать за Боромиром, придерживаясь за него и слушаясь своего нового знакомого. Он доверял людям, правда, не всем, но сейчас верил человеку из другого мира. Он не мог это описать, но, наверное, доверие вырабатывается не только годами, но и внутренними инстинктами. Скорее всего, именно из-за этого внутренний страх, который приходил с мыслью о синем пламени, начал потихоньку охватывать мысли и духовный баланс сил экзорциста.

«Нет, если это измерение и правда, не пропускает нечисть нашего мира, то все будет хорошо. Возможно, из-за отсутствия Геенны, сила Сатаны бесполезна и является здесь лишь пустым звуком, но… Орки и мертвецы, восставшие из могильных земель… Значит тут есть что-то, что сравнимо с адом нашего мира»

Он обдумывает эту мысль, каждое слово тщательно перебирает и продолжает переживать за силу сокрытую в нем. Для него, пусть и опасна, пусть и демоническая, но способна защитить дорогих людей, однако что касается других, то тут скорее мог возникнуть страх перед неизвестностью. Юноша слегка напрягся, представив, что в самый неожиданный момент покроется синим пламенем, а глаза обретут демоническую форму. И что же тогда делать?

Юкио часто приходилось также иметь дело и с неудобствами, вот например как сейчас. Им приходится перебираться через реку, чтобы сбить запах, как сказал Боромир. «Запах? Значит, они могут вычислять по запаху людей?» - удивился юноша, однако больше озадачивал черный плащ, который уже полностью пропитался влагой, отчего было тяжелее двигаться. Решение было слишком простым, надо было просто скинуть лишний балласт, который мешался. Здесь главной целью было выжить, а не оставить все что имелось при себе. Тем более, что весь арсенал экзорциста, который может понадобиться Юкио в этом мире, хранился в поясной сумке, а потому, когда Юкио смог выбраться на сушу, первым делом он избавился от плаща, который приносил довольно мало пользы, а после беглым взглядом пробежался по запасам, которые у него остались. Конечно, там было не густо, с учетом того, что юноша не знал, мог ли он здесь воспользоваться призывными пулями, но, наверное, стоит это проверить на тех, которые позже стали основной угрозой для молодых людей.

-А? Да, спасибо, - уже по прибытию на то место, откуда несло еще более противным и мерзким запахом, поблагодарил Юкио Боромира, протягивающего меч для самообороны. Меч, конечно, юноша принял, однако никогда не любил им пользоваться.

Отец обучал его умению владеть клинком с детства, однако паренек никогда не думал, что пойдет в рыцари и будет пользоваться демоническим мечом. Сейчас таковым владеет его брат, а потому Юкио остается только роль драгуна, который в любой момент, может прикрыть напарника со стороны, не приближаясь вплотную к врагам. Уж тем более, когда и сам немного владел стилем призывника. «Получится, или же нет?» - продолжал волноваться юноша, однако времени на это уже не было.

Боромир довольно быстро дал понять, что с врагами, на которых им пришлось напороться, нужно действовать и разобраться быстро. Впервые Юкио видел столь странных созданий, которых новый знакомый начал поражать клинком. Восхищаться, времени тоже не было, однако Окумуру поразили навыки владения меча Боромира с такими странными существами.

Пуль остается не так много, однако враги все еще не заметили его присутствие. Это сыграло экзорцисту на руку, когда, прицелившись, Юкио решил стрелять прямо в голову. Он вновь просчитал все. Скорость ветра, расстояние до цели. Прицел. Выстрел. Вновь оглушительный звон в ушах и мгновенное попадание точно в мишень. Но разве одной дырки мало тому, кто с азартом отстреливает подобных существ? Когда Окумуре приходится избавляться от кого-то, он слишком быстро вживается в роль уничтожителя, тем самым растрачивая арсенал, порой, напрасно. Правда, сейчас где-то в мыслях, он все же понимает, что здесь нет места подобного магазину для экзорцистов, а потому нужно было прибегать к дополнительным мерам, которым являлся клинок, отданный новым знакомым Юкио.

Глядя на меч, перед глазами вновь возникает образ брата, которого без наблюдения оставлять было бы глупо. Наверное, если Мефисто все-таки занял его чем-то в этот час, то тот точно воспользуется своей силой для того, чтобы победить врага. «Кажется, сейчас мы на равных», - слегка усмехнувшись, произносит в голове экзорцист, обращаясь мысленно к старшему брату. Он не услышит его, но Юкио уверен, что он сможет почувствовать что-то внутри.

К счастью, скинутый плащ принес Юкио больше надежд на победу. Сейчас его ловкость и быстрота повысились, а это было как раз, кстати, когда дело касалось ближнего боя. Была пора самому вступить в беспощадный бой с, так называемыми, орками, дабы не подвести нового знакомого.

Взмах клинка и отлетающие в сторону части тела. Да, такого даже в самом неприятном сне не увидишь. Не думал тогда Юкио, что ему придется расчленять столь отвратительных созданий обычным клинком, не имеющим силы, когда тот спокойно принимал неизвестный ему ранее ключ. Он знал, что ему не уйти без ран и боя, потому откинув сомнения и нагнетающие мысли в сторону, Окумура продолжал сражение.

«Я вернусь живым, я уверен в этом…»
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

16

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]«Врешь, не возьмешь!» - упрямым рефреном ударяет в голове, когда навстречу щерится гнилыми зубами злобный орочий оскал, из-под щитка черного шлема – дескать, попался, человечек, и в горло Боромиру несется несколько добрых дюймов тяжелой стали. Боль в плече смолкает – а жидкий огонь в крови вспыхивает, будто степной пожар – от порыва ветра; Боромир перекатывается по каменистому берегу, завершая движение отмашкой снизу, и орк, посунувшийся было за ним, замирает с застывшим на роже оскалом – а затем орет хрипло и истошно, ибо острие нуменорского клинка, взлетевшего по дуге, распороло ему низ брюха и пах. Впрочем, орет недолго, - взметнувшийся на ноги принц отсекает ему голову одним ударом. Вся выучка его, яростью преумноженная – теперь против оставшихся ублюдков, которых-то и осталось немного – чужак орудует коротким мечом не слишком хорошо, но умело. Отлетает в сторону отсеченная орочья лапа, хрипит, булькая черной кровью, предпоследний враг. Последний оказывается умнее остальных – перепуганный и громом, и яростью двоих юнцов, невесть откуда взявшихся, бежит прочь. Боромир на миг припадает на одно колено – а затем упруго распрямляется, и нож, доселе закрепленный в сапоге, с коротким свистом рассекает воздух, и вонзается ублюдку в затылок. Черный меч звякает, выпадая из лапы, колени орка подкашиваются, и он медленно валится наземь.
- Фух... Ты не ранен? «справились». Пламя в крови постепенно утихает, сменяясь неприятной слабостью. И раненое плечо будто пробудилось – под кольчугой сырым-сыро, и не разобрать даже, где там кровь, а где пот. Медленно и устало Боромир добрел до поверженного последним орка, с неприятным хрустом выдернул нож из его башки. Левая рука тихо пульсировала, но еще шевелилась. И пальцам не очень больно, - взглянув на Юкио, дескать, все хорошо, Боромир спустился к реке. Наплечник брякнул по камням, распоротый рукав кольчуги заблестел свежей кровью. Орочий меч наткнулся в звеньях на слабое место, - бранясь про себя, и немного вслух, Боромир понемногу стаскивал с себя и кольчугу, и подкольчужник.
- Юкио, - обернувшись через плечо к чужаку, хрипло сказал он чужаку, - нарежь пока веток. Свежих, - кивнул на молодой ивняк, в изобилии росший по берегу речушки. – Ты сигнальный костер делал когда-нибудь? – ну, указания раздал, теперь можно и собой заняться. Неглубоко его задело, рассекло кожу – да и то, ссадило, скорее. И ушиб немаленький, вон, синяком расцветает. Крупные сосуды не задеты, слава Предвечным Силам, - уже оттертым от черной крови засапожным ножом он откромсал еще полосу от многострадальной своей рубахи, и привычно, зубами конец тряпицы придерживая, перевязал плечо. По разгоряченному телу вело предрассветным холодом, да и обсохнуть после того, как пересекли вброд речушку, не успел ни Боромир, ни Юкио, - не пристегивая наплечник обратно, но уже одевшись, Боромир подошел к чужаку. Куча веток стала расти быстрее, пучками, будто собранными для метлы, - среди тел поверженных врагов шагая безразлично, в общем, они помалкивали. Но Боромир хоть сумел разглядеть Юкио получше. Действительно, щуплый, невысокий – по сравнению с Боромиром, в котором в семнадцать лет было уже почти шесть футов роста, да и цвет кожи немного не такой, как у виденных принцем прежде людей, слегка желтоватый. И разрез глаз за стеклами на лице («да зачем они ему вообще?») – тоже незнакомый.
«Послан был сюда нарочно?» - прежние мысли вновь донимают, сквозь усталость – ночь-то выдалась бессонная, и непростая,  и сквозь тревогу. Приняв решение зажечь сигнальный костер, он с одинаковым успехом может как подать знак своим людям, ведь ищут же его – с них Наместник головы снимет, если посмеют вернуться без наследника! – так и врагам, которые наверняка поблизости. Звуки боя заглушила ревущая речушка, и Боромиру приходилось немного повышать голос, чтобы переговариваться.
- Давай, - он вылил остатки полировочного масла на сухой кусок трута, высек искру. Занималось неохотно, молодые ветки горят плохо, но Боромир не первый раз с такими кострами возился. Едкий дым поднялся кругом, окутал юношей. Несколько сухих хворостин в недрах кучи веток все же загорелись – «вот и хорошо»,  и вскоре столп светлого дыма поднялся в небеса. Недостаточно густой, но уже видимый в предрассветном небе. Костер особого тепла не давал, а мартовское утро все холодило и холодило, - принц повел плечами, глянув на незваного гостя, и ожесточенно почесал щетинистую скулу, невольно поморщившись – задел синяк, что расползается сейчас небось, очередным украшением.
- Теперь – только ждать, - он немного помолчал. – Я приблизительно узнаю эти места. Видел на картах, хоть и сам не бывал, - подобранная палочка зачертила по сырой мелкой гальке. – Сторожевая башня, вот.  Речка, - здесь, на поверхности, подземный поток действительно можно было назвать речкой – русло расширялось, хотя менее бурным оно точно не стало. – Это примерно, - он обернулся, глядя на все светлеющий восток, - на юго-запад. Южнее должно быть озерцо, да… мы там поили коней, - вот уже и знакомый рисунок изломанной линии гор, и холмы, и гряда весеннего леса, видимые из окруженного деревьями небольшого ущелья, в котором они находились. – И остается надеяться, что мои люди найдет нас прежде, чем орочья погань. Прошлой осенью, когда я бывал здесь, - здоровая рука потянулась потереть шею, и пальцы безотчетно коснулись отчищенного уже, убранного  в ножны за спиной меча, - орки спелись с харадрим, и собирались устроить вторжение на земли Итилиэна, - Боромир чуть усмехнулся, понимая, что сейчас его слова звучат для пришлеца примерно так же, как прежде – слова об «ака-демии» для него самого. – Тогда этого удалось избежать. Та сторожевая башня вновь станет форпостом Гондора на этом рубеже… когда найдутся те, кто сумеет совладать с тайным механизмом. И надо будет что-то сделать с этой крысиной норой, - он озабоченно поскреб висок, искоса глянув на чернеющий зев пещеры. – Мерзнешь? – его понемногу начинало уже пробирать ознобом, в том числе, и от усталости. – Ничего, - щуря красные от недосыпания и декого дыма глаза в сереющее небо, на стоп дыма, вполголоса протянул Боромир.
- Скоро либо не придется беспокоиться о холоде, либо снова станет жарко… - оборвав себя на полуслове, он резко поднялся от костра. Здоровая рука стиснула рукоять меча, вновь назад потянувшись – вдалеке, над лесной грядой, беспокойно всколыхнулись птицы, прозрачным черным облаком. «Юго-запад? Восток?» – додумать не успел, ибо загорающееся утро наполнил звук рога – не Рога Гондора, но знакомым сигналом, чистым и гулким, таким долгожданным.
- Свои, - вот и отступили ужасы ночи, с первыми лучами рассвета. Конный отряд под белым штандартом пересек речку вброд, не сбавляя хода – Боромир ждал их, ухмыляясь, продрогший до костей, с ноющей от боли рукой, уставший, но счастливый донельзя. Йорлас, буквально слетевший с коня, быстрым шагом направился к нему, перебегая взглядом с принца на незнакомца, и недоумение пополам с отчаянной тревогой так и было написано, крупными буквами, на него лице. Остальные ликовали, вихрем стука копыт и блеска доспехов окружив обоих юношей.
- Мой принц! – Боромир неловко повел левой рукой, дескать, оставь ты это все. – Как ты оказался здесь?! Мы прочесали весь лес, когда заметили твое отсутствие…
- Долгая история, и я непременно расскажу тебе ее, Йорлас, - прервал его принц. – Сведения важные, но это пока подождет. Мы наткнулись на это дерьмо, пока оно еще было живо, - кивок через плечо, на чернеющие орочьи трупы. – Они поджидали своих. Вряд ли те сейчас сюда явятся, ибо мы их спугнули, - Йорлас нахмурился, но слова ему Боромир не дал. – Оставь здесь нескольких Следопытов, сенешаль, и, во имя Белого Древа, дай нам чего-нибудь хлебнуть, да покрепче, - и рассмеялся.
- Я не добрался бы сюда без помощи, -  рука легла на плечо пришлеца. – Имя ему – Юкио, и он издалека, - давая понять, что дальнейшие расспросы ни к чему, произнес Боромир. – Окажите ему почести, подобающие моему другу, - Йорлас и без того уже смотрел на чужака так, словно был готов его усыновить – как же, ведь тот спас будущего правителя! Прочистив горло, сенешаль поклонился чужаку – широкоплечий и облаченный в доспехи, он был выше Юкио почти на две головы.
- Прими мою благодарность, лорд Ю-кио, за спасение принца моего, и господина, - благо, церемонии все же были короткими. Да Йорлас их сейчас в гроб загонит этими проволочками! – но наконец-то на плечи обоих наброшены теплые плащи, а из рук в руки перекочевала фляжка с многократно перегнанным дол-амротским вином. «Пока – по глотку, согреться», - тряхнув головой, выдыхая будто бы огнем, а не воздухом, Боромир взялся за упряжь подведенного ему коня. Свободных не было, - он бегло глянул на отряд.
- Садись позади меня, - сказал Боромир Юкио. Из всех бойцов он – самый легкий. Чужак весом также невелик, так что серый иноходец принца спокойно выдержит обоих. – Верхом ездить умеешь?

+1

17

Бой оказался не таким, как обычно описывают в книжках, и уж тем более не таким, каким его представлял себе Юкио. Он много раз изгонял демонов, однако эти твари оказались более настоящими, нежели демоны, которые после одного выстрела тут же испарялись темным облаком дыма. Окумура столько раз видел смерть, но изничтожать нечто подобное, приходилось впервые. Даже зомби или гули были менее отвратительны и человекообразны, чем орки.

Да, он не столь искусный с техниками меча, однако свою порцию чудовищ смог одолеть. Ему каждый раз хотелось схватиться за пистолет, однако юноша вовремя вспоминал о запасах, которых оставалось не так много. Очень странное ощущение щекотало его при уничтожении орков. Словно сон, или грамотно поставленный кинофильм с его участием. Однако, кажется, на этом приключения в этом мире точно не окончатся.

И вот, хвала Богам, оставались последние из чудищ, которые были тут же повержены. Удивлен ли был Юкио, встретившись с подобным лицом к лицу? Это скорее мягко сказано. Неизвестно, что именно произойдет с ним, когда вернется он на свои земли. Будет ли помнить о том, как плечом к плечу сражался с Боромиром, или же забудется в его памяти, сей яркий момент. Вселенная непредсказуема, так же, как и время, которое могло легко очистить его разум, дабы не нарушать свой ход. Однако даже если таковое произойдет, он все равно будет благодарен своему новому знакомому за то, что смог провести его дальше и не дать погибнуть сразу, как ступил он в эту реальность. Неизвестно что случилось бы с Юкио, будь он один и с пустым арсеналом.

-Да, спасибо, не ранен, - с некой улыбкой и радостью в голосе произнес он новому знакомому. – И жив, к счастью.

Он осматривает место боя, а после следует за Боромиром. Отвратительный запах все еще продолжает раздражать ноздри. Словно оказался в каком-то адском месте, даже хуже канализации, в которой Юкио не раз приходилось бывать. Демоны тоже существа мерзкие, пытаются выживать в различных местах, да и у каждого из них был свой фетиш, а потому Окумура даже не удивлялся, если его посылали в неизведанный ранее уголок мира, или же под землю.

-Сигнальный костер? – он слегка удивленно смотрит в сторону юноши, вспоминая, что костер ему приходилось делать довольно давно, еще, будучи совсем мальчишкой, когда потерялся в лесу, и нужно было привлечь внимание отца. После ему выдали сигнальный огонь, который испускался из дула его пистолета, либо с помощью зажженного фитиля. – Конечно, знаю.

Он усмехается, вспоминая, что в этом времени не знают, что такое пистолет, а уж про сигнальную вспышку и того никто не слышал. Дабы не менять совсем эту реальность, Юкио постарался сделать вид, что будто сначала не расслышал Боромира, а потому переспросил. Однако после того, как юноша попросил собрать сухих веток, Окумура тут же принялся за работу, при этом продолжая слушать рассказ своего нового знакомого. К счастью, здесь был не город, а потому выполнить просьбу было довольно просто, да и времени не так много заняло. Единственное, что было жалко, это плащ, который Юкио скинул посредине пути. Сейчас бы для поддержания костра, он мог бы пригодиться, но смысла думать об утрате явно не было.

-Не столько мерзну, сколько понимаю, что совсем ничего не знаю о подобных местах, - произнес юноша после речи Боромира. – Если честно, все это напоминает больше странный сон, но больше напрягает то, как именно я сюда попал, - он достает из кармана ключ, вновь оглядывая его. – Дело в том, что мы особенные люди. Нас называют экзорцистами, и мы изгоняем демонов. Наш мир разделяется на две стороны Ассия – наш мир, мир людей, и Геенна, там, где обитают демоны, способные пользоваться магией. Чтобы легче было сражаться с этими тварями, мы используем вот эти ключи, которые переносят нас в различные уголки нашего мира, а потому… - чуть поправив слетающие к носу очки, Юкио вновь убрал ключ, так и не найдя в нем ничего приметного. – Я не совсем понимаю, почему этот ключ привел меня сюда. Демонов здесь, кажется, нет, да и сам мир другой… И время, точно не мое… Однако, я рад, что повстречал тебя, иначе с моими запасами, точно не выжил…

Усмехнувшись, снова сделал глубокий вдох, а после выдох, понимая ситуацию, в которую попал. Но не успел Юкио даже сообразить хоть что-то и вновь прийти в себя, как услышал лошадиный топот. На секунду показалось, что вновь приближается опасность, однако слова Боромира о том, что это «свои», слегка облегчили состояние юноши. И без того растерян, пусть и не показывает этого, ему не хватало, чтобы еще что-то произошло в этот час.

«Принц?» - внезапно пронеслось в подсознании юноши, когда примчавшиеся незнакомцы, тут же обнаружили ребят. «То есть он, принц этих земель?!» - неожиданность сменялась одна за другой. Да, такого поворота даже Юкио не ожидал. Интересно, как теперь обращаться Окумуре к своему новому знакомому, может, Ваше Высочество? К сожалению, в их реальности не было принцев и королей, только в некоторых странах, однако Юкио к ним отношения никакого не имел, а потому никогда не видел кого-то из королевских семей. Ну, если только по телевизору, который и так смотрел редко. Но даже так, юноша думал, что принцы выглядят, как-то по-особенному, не так обычно, как Боромир. Наверное, он так и не понял бы, что перед ним стоит принц, если бы сейчас один из наездников, ну или из его подчиненных, не произнес бы это вслух.

-А? Да, нет, что вы, я ничего не успел толком сделать, - произнес экзорцист, а после перевел взгляд на своего нового знакомого, с которым только что сражался против столь странных существ, и только что узнал, что он еще и принц. – Да, порой приходилось ездить верхом. Однако куда именно мы сейчас отправляемся?

«Надеюсь, не к новым врагам…»
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

Отредактировано Okumura Yukio (2017-10-29 03:18:20)

+1

18

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]- В Каир Андрос, милорд? – уточнил Йорлас, таким образом, невольно отвечая на вопрос Юкио.
- Именно. У башни остался кто-нибудь?
- Четверо, милорд, - чуть поразмыслив, уже сидя в седле, принц скомандовал двоим из отряда вернуться к башне, где ожидать дальнейших распоряжений. И тронул коня пятками – тот пофыркал, не очень довольный двойным весом на своей широкой спине, но потрусил вперед, в гуще конного отряда.
Наездник из Юкио оказался, прямо сказать, так себе. Если бы не плавная иноходь серого – непременно бы свалился, - Боромир указал держаться за ремень, но коня все равно приходилось пускать шагом. Быстрым, да – но о рыси можно было позабыть. Так что чужаку либо притерпеться придется, либо они станут добираться до Каир Андроса весь день.
Постепенно пригревало солнце, поднимающееся из-за хребта Эфель Дуат; кони шли ровно, изредка вспугивая степных птиц и всякое мелкое зверье. На чужака косились – поначалу подозрительно, но после того, как принц рассказал о бое близ пещеры, когда они рубились с орками, стали коситься уважительно. Хотя стекла на носу чужака смущали теперь не только Боромира, который был вполне доволен тем, что его люди решили, что чужак присоединился к их господину лишь в о з л е пещеры. А не был встречен им, как оказалось, в недрах древней сторожевой башни.
«Эк-зор-цист», - он тщательно выговаривал про себя незнакомое слово, складывая, будто клочки с донесениями за разное время, имеющиеся у него сведения о чужаке. «Ассия. Геенна», - названия, само собой, незнакомые.  «Еще один мир», - гора Эббот упрямо шла на ум, но Юкио говорил о демонах. Не о «монстрах». А есть ли разница? – раздраженно тряхнув головой, Боромир уставился вперед, щуря глаза от встающего навстречу солнца. Вот впереди засеребрилась широкая лента Андуина, рассеченная треугольником мыса острова Каир Андрос.
Поговорить не удавалось – кругом десятки ушей, да и голова немного другим занята была у Боромира. Сквозь утомление, что давило тяжеленным грузом – ночь бессонная, рана, да и не один случившийся бой, все-таки, сказывались, он лихорадочно размышлял об увиденном. Если разобраться в механизме, открывающем проход в подземелье, и дверь, то, как ранее Боромир уже и думал, можно будет использовать это в своих целях. Но…
Взгляд скользнул по полосам тумана, что тянулись по тенистым прогалинам, постепенно истаивая в солнечных лучах. Когда Боромир сказал Юкио, что дескать, души умерших потянулись за ним, то это было, скорее, предположением. Наитием. Может, они вообще хотели меч забрать – «но меч же их и отогнал!»  от размышлений, усталости, и недавнего глотка дол-амротского голова начинала чертовски болеть. Усилием Боромир заставил себя вернуться мыслями к призракам. Если они там появляются, когда пожелают, то пользы от сторожевой башни немного. Вреда и то куда больше, - он чуть нахмурился, вдруг осенённый идеей.
- Значит, ты сражаешься со всякой…нечистью, - вполголоса, чуть обернувшись, произнес он – так, чтобы отряд не слышал. – Кажется, Юкио… ты действительно явился сюда не зря, - под копытами коней захрустела речная галька, и по могучим водам Андуина уже подплывал к ним широкий дощатый паром.
- Йорлас, - окликнул Боромир сенешаля. – Как доберемся – распорядись сменить дозоры, - распоряжение привычное, как вдох и выдох. – И поговори с местными насчет механиков, да поискусней, - он подставил Юкио плечо – здоровое, помогая спешиться. – Если понадобится – посылай в Минас-Тирит, да чтобы во весь опор, - серый переступил копытами по дощатому настилу, и Боромир с наслаждением прислонился, оперевшись ладонями, к перилам парома.
- Не знаю, как ты, а я сейчас просплю до вечера, - сказал он, искоса глядя на чужака, и переводя затем взгляд на струящуюся вдоль бортов парома воду. – Что, сильно непривычно? – в свете солнца одежда Юкио сильно бросалась в глаза, но Боромир с подобным уже однажды сталкивался – и, признаться, сейчас был слишком вымотан, дабы удивляться. Так что – принимал как данность. «А в Каир Андросе особо внимания не обратят, потому что плащ на него все же накинули», - прикрыв рот ладонью, гася зевок, Боромир продолжил:
- К моему имени обычно прибавляют «лорд», но ты – не мой подчиненный, и я не повелитель тебе. Так что достаточно имени, - усмехнулся. – Гондор, где ты сейчас – земля моих предков, и однажды я стану править ими. Как Наместник – «пока не вернется Король». А мы сейчас направляемся к острову Каир Андрос. «Пенистый Корабль» так его еще называют, - остроконечный мыс действительно разрезал воды Андуина, будто нос корабля.
Шум реки немного заглушал слова Боромира, но он все равно говорил вполголоса.
- Там мы отдохнем… а когда отдохнем, я расскажу тебе, какую работу хочу тебе предложить, эк-зор-цист Юкио, - он жестко, пристально посмотрел в черные беличьи глаза чужака.  – Ты, со своим ключом, можешь очень мне пригодиться.
Вскоре паром причалил, и вот уже ворота форта Каир Андрос распахиваются для усталого отряда. Их размещают в доме коменданта, который выслушивает рассказ Боромира, то и дело осторожно тряся его, засыпающего на ходу, за плечо – за здоровое, разумеется. Принцу кажется, что уснул бы сейчас и стоя – но засыпает все-таки лежа, смутно припоминая, что именно в этой комнате его размещали по осени. Где, интересно, та хорошенькая девчонка? – во сне теперь, разве что, явится…

+1

19

Интересно было понаблюдать за теми, кто ни разу не являлся в мире, привычном для Юкио. Эти латы, запряженные кони. Все это и правда, напоминало больше средневековый фрагмент истории, однако даже здесь не обошлось без нечисти. Конечно, Юкио был уставшим и вымотанным, ведь не каждый день приходится бывать в местах столь отдаленных от родного дома.

Хотелось бы ему наконец-то встретиться с братом? Конечно, ведь оставлять его одного было гиблым делом. Хорошо, если бы Рин был рядом, но ни его, ни даже любящей выпить за знакомство Шюры не было, а потому эта обстановка начинала нагнетать.

Сидя в седле, Окумура чувствовал косящиеся в его сторону глаза, что не могло просто так обойти экзорциста. Он не удивлен, ведь он – чужак, однако больше его напрягало то, с каким интересом незнакомцы смотрят на его очки. Неужели здесь еще не познали мастерства изготовления стекол? Или просто не знают, что такое очки? Возможно, сейчас самое время было бы внести коррективы в их привычный образ жизни.

Говорить ни о чем не хотелось, скорее хотелось просто поразмыслить о том, что успел он увидеть и познать здесь. Орки, мертвецы. Это действительно чем-то отдаленно напоминало ему Орден Истинного Креста, который борется против подобных существ, но было что-то чужое, незнакомое. Возможно, ректор хотел показать ему что-то? Может, он, и правда не просто так послал его сюда и знал, что может произойти с юношей в этом времени? К сожалению, его загадки порой становились головоломками, ответы на которые знал только сам Фель. Демон, что не раз заключал договоры с людскими душами, что обманывал людей, которые расписывались кровью ради своих идеалов. Они пытались исполнить свои желания, в то время как Мефисто пытался на этом заработать побольше душ. Окумура много что знал об этом демоне, точно так же, как и знал то, что он был лучшим другом отца, а потому в пропасть кидать братьев ему явно не выгодно, тем более, когда тот имел родственную связь с обоими.

Наверное, будь у Юкио побольше ответов на вопрос своего рождения, на его лице не выступала бы сейчас грусть и ненависть к демону, пославшему его сюда. Он ведь до сих пор не знал, как именно появился на свет, и почему его мать была обручена с Сатаной. Эти утомляющие его мысли, погрузили Окумуру в размышления настолько глубоко, что когда он вновь услышал голос своего нового знакомого, даже вздрогнул от неожиданности.

- Да, сражаюсь, - подтвердил столь очевидный факт Юкио, вновь припомнив, кем является его брат на самом деле, и как он сам лично чуть не пристрелил его, увидев в нем просто еще одну проблему, от которой следует избавиться. – Однако вам моя помощь мало чем может понадобиться. Я, скорее специалист, в другой области. Но… У вас есть церкви?

Возможно, по внешнему виду Окумуры и не скажешь, что он хоть как-то связан с религией, но все-таки его приемный отец был священником, да и они с братом выросли при храме. У них не было той семьи, о которой мечтают все дети, а некоторые и не ценят этого. У них была веселая и дружная семья, состоящая из пастырей при монастыре, поэтому сходить в местную церковь и познать религию, которой поклоняются здешние люди, было бы весьма кстати.

-Непривычно? «не то слово» - Нет, скорее необычно побывать здесь. Хотя, - «метро явно бы было комфортнее, чем лошадь» - мне просто почти никогда не приходилось раньше перебираться верхом или зажигать сигнальный костер.

«Для этого все-таки есть вспышки…» - вновь протянулось в его голове, а после опять последовал тяжелый вздох. Хотелось и правда, поскорее отдохнуть, да и исследовать новое место в спокойной обстановке. Желательно, без демонов, орков и прочей нечисти, которая уже начинала напрягать юношу своим постоянством в его жизни. Пусть он и был трудоголиком, да и всегда не прочь поубивать побольше мерзких созданий, однако даже он понимал, что отдых нужен везде. Правда, когда он только заикался про него, все смотрели на него, словно на седьмое чудо света, не веря в то, что именно Юкио мог заикнуться об отдыхе. Ну, да, слегка странновато для человека, который сразу из больничной койки, еще не выздоровев до конца, несется на очередное задание, а после вновь возвращается к занятиям в академии. Многие поражались его выносливости и стойкости, ну а брат, как обычно, только крутил пальцем у виска и говорил, что «так легко и с ума сойти». Собственно, что и происходило с Окумурой в последние годы.

-Работу? Думаю, после отдыха, я выслушаю какую именно работу, вы хотите предложить, но… - вновь понурый вид и воспоминания о том, что ему бы не следовало часто расходовать свои силы. – Не могу обещать, что выполню ее безупречно, - «тем более, если этот огонь вновь покроет мое тело, а глаза вновь приобретут форму глаз Сатаны».

Да, наверное, сказать, что Юкио переживал насчет своей родословной, это словно ничего не сказать. Ладно, в их времени еще были люди, которые не удивились бы его внезапной перемены в «имидже», однако здесь его считали простым человеком. Экзорцистом, который может помочь в любую секунду. Но кто знает, как они отреагируют, увидев в нем ту самую нечисть, с которой он должен бороться? Фель, как и все остальные, отрицают его демоническую силу, однако Юкио не столь глуп, да и анализам крови он верит больше, чем каким-то демонам.

Однако, как говорится, поживем, увидим, тем более, когда намечается столь долгожданный отдых. Да, что там говорить, сейчас Окумура мог бы и побезумствовать и даже выпить одну кружку алкоголя. Возможно, даже и покрепче. Ох, слышала и видела бы сейчас его Шюра, наверное, не поверила в то, что это тот самый котенок, который все время проигрывал ей во всем с детства. Про брата можно было, и промолчать, тут без обморока не обошлось бы…
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

20

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]Поселение на Каир Андросе небольшое, но оживленное. И звуки его Боромира и разбудили – щурясь на бьющее сквозь приоткрытые ставни солнце, он какое-то время соображал, какой же час, сколько проспал, и какого проклятущего орочьего дерьма снаружи так шумно? – а, так там дети какие-то играют... И, впрочем, воспоминания накатили быстро. Ознобом по коже – веселенькой ночкой в древнем подземелье, призраками-умертвиями, потом боем с орками…
Шевеля наспех перевязанным перед сном плечом со сползшей повязкой, он отправился на поиски чего-то, где можно умыться – и, помня свое прежнее пребывание здесь, быстро обнаружил небольшой родничок, бьющий прямо из скал, на которых был выстроен форт. Звонко журчащий, с искусно отведенным руслом, он впадал в Андуин. Со вкусной водой, ледяной – зубы аж сводило, он привел полусонного поначалу Боромира в чувство в считанные минуты. Набросив поверх рубахи кожаный налатник, встряхивая мокрыми волосами, он кивком поприветствовал бойцов, отдающих ему честь – ему, юнцу, мало чем отличающемуся от других таких же семнадцатилетних долговязых щеглов с ранней щетиной на щеках. Многим из тех, кто ему кланялся, Боромир годился в сыновья, а то и во внуки, и приветствия их он принимал с особым почтением и учтивостью. Так, чтобы они видели, что их уважение – есть честь. Так и было – ведь так учили, и так Боромир чувствовал сердцем. Любовь людей не заслужишь, задирая нос, тыча всем подряд в лицо титулом и словами «я твой повелитель», - он хмыкнул своим мыслям, быстро шагая по освещенной заходящим солнцем чистой улице. Дружеские взгляды, приветствия… улыбки хорошеньких местных девчонок – что может быть лучше, в особенности, весной, когда солнце светит, а былые страхи отступили и сгинули? – но улыбка его постепенно становилась серьезной, по мере того, как Боромир приближался к дому коменданта. Перехватив за кожаный наруч стражника, отдающего честь, он поинтересовался насчет своего спутника. Тот ответил, что, дескать, разместили здесь же, и где-то он тут был, где-то его видели, притом, не столь давно. Распорядившись, чтобы «лорда Юкио» разыскали, и попросили – «не приказали» - явиться к нему, Боромир задумался о том, что было бы неплохо сейчас перекусить.
«Надеюсь, ума сменить одежду ему хватило», - с местной ребятни сталось бы привязаться к чужаку насчет его странной одежды. «И стекол», - мысль об этом, уже какая-то даже привычная, вызывала невольный смешок. Поистине, человек привыкает ко всему. Даже к тому, что по одной земле с тобой ходит человек из другого мира.
С юго-западной стороны форта был выстроен небольшой причал, сейчас залитый заходящим солнцем. Мартовскими ночами в Гондоре, конечно, зябко, но сейчас было почти тепло – ведь вечер только-только вступал в свои права. У столбов причала слегка дымились жаровни с углями, а жухлый берег, едва подернувшийся весенней зеленью, казался золотым, в лучах заката. Небольшая причальная таверна, эль в которой Боромир успел распробовать еще по осени, сейчас почти пустовала. Она в общем, почти всегда пустовала – небольшое строение на пригорке, служа, обычно, для уединения командира форта, его офицеров и гостей. На вывеске был вырезан свернувшийся клубком пес, выставивший одно ухо торчком, - толкнув дверь, Боромир оказался в небольшой, но чистой и светлой зале. От очага к нему обернулся трактирщик, а из кухни выглянули две румяные ясноглазые мордашки – то ли дочки его, то ли прислужницы здешние.
- Милорд, - вытирая руки фартуком, к Боромиру, что уже удобно расположился на лавке в углу, покрытой шкурами, поспешил трактирщик. И выслушать, и поприветствовать – но выслушать так, для виду больше. Принц был уверен, что на стол ему сейчас подадут только самое лучшее, на что способны стряпухи в «Одноухом псе», а пока что перед ним качнулась шапкой пухлой белой пены кружка эля. Скрипнула дверь – и в сопровождении стражника на пороге показался Юкио.
- Присаживайся, - Боромир махнул тому кружкой, поведя над столом рукой. Мимо неуловимой тенью скользнул трактирщик – и еще одна кружка брякнула о столешницу, вслед за рядком выставленных тарелок. Сообразив, что не ел уже, пожалуй, почти сутки, Боромир накинулся на еду, сделав чужаку знак – дескать, лопай тоже, не стесняйся.
- Отдохнуть успел-то? – вдруг спросил он. – Ты спрашивал меня про «церкви» - у нас нет такого слова, но, - Боромир отхлебнул эля, вытер верхнюю губу рукой, - есть схожее – «храм». Святилище. Нет, - он чуть нахмурился. – Мой народ не строит храмов и святилищ. Прежде – да, и это были темные годы в истории Средиземья. Ибо те храмы строились для поклонения темным силам. Таким, которые, я думаю, и не дают душам мертвых спокойно отойти в Чертоги Безвременья. Мы не чтим богов, но верим, что Предвечные Силы, создавшие Средиземье, до сих пор хранят его. Помнится, ты говорил о чем-то, что не пропускает сюда… как ты сказал? «ау-ру»?  - он помолчал.
- Думаю, это они и есть, - Боромир внимательно посмотрел на чужака. – Но зачем тебе храмы?

+1

21

Оказаться в незнакомом месте и спокойно спать, точно было не для юноши, который места себе не находил. Хотелось, конечно, поспать, отдохнуть, но было так тяжко это сделать, что почти полдня Юкио просто не мог сомкнуть глаз.

Ему повезло оказаться среди столь благородных людей. И в покои проводили, и даже объяснили где и что находится, только вот мысли были забиты совершенно другим, да и одежду бы сменить не мешало. Тот противный запах мертвых, людских тел и мерзких созданий, с которыми пришлось сразиться, продолжал свербеть в носу, и им же пропиталась вся рубашка, чего уже просто не мог выносить Окумура.

К счастью, даже здесь нашлась запасная одежда, не та, что на родных землях и в привычном для него мире, но Юкио никогда не был брезглив, да и как может, после тех воспоминаний о прибывании в канализационном люке. Однако с прибытием в город, глаза так и не смыкались. Солнце потихоньку уже начинало заходить за горизонт и близилось вечернее время в этом мире, в котором пришлось побывать младшему из братьев. И странно, но инстинкты самосохранения в столь приближающийся час включались сами собой. Обычно время, что здесь было беззаботным и близилось ко сну, в мире Окумуры было временем работы. Именно с наступлением ночи вылезала вся нечисть и уничтожала их привычный мир. Здесь он не чувствовал подобного, но дрожь в теле никак не могла покинуть юношу. Вскоре, конечно, он слегка привык, успокоился, да и отдохнул немного.

Юкио жил в старом общежитии, в которое часто вламывались демоны, даже проходя через барьер ректора, конечно, не без посторонней помощи, а потому иногда, а бывало и частенько, ни горячей, ни холодной воды они с братом не имели. Уж неизвестно, как в таких условиях выживала Шюра, которая тоже жила по соседству в этом мужском общежитии, но факт оставался фактом. Потому чуть позже, когда юноша узнал, как здешние умываются в родных для них местах, он особо не удивился. Никто не знает о пистолетах, понятия не имеют, что такое очки, передвигаются на лошадях, конечно, о водопроводе и речи не могло идти! Но это было и лучше, ведь приспособиться к такому образу жизни никогда не мешало, особенно, когда часто приходилось выбираться с учениками на экзамен в какой-нибудь лес или заброшенное здание. В общем, туда, где о цивилизации и речи идти не могло.

Конечно, от холода сводили зубы, да и мурашки пробегали по коже, но даже в такой ситуации парень все еще держал на своем лице спокойствие и хладнокровность. Странно, но в отличие от Боромира, который сразу нашел с Окумурой общий язык, остальные, кого встречал Юкио, были не столь разговорчивые. Он слышал, как перешептываются и кидают косые взгляды в его сторону люди, но это и не удивительно, ведь он все еще оставался чужаком для этого мира. Наверное, очки были первым аксессуаром, которые бросались в глаза людей. Надо было бы объяснить, что если бы не они, то единственное, что видел парень, были бы размытые пятна, и единственным их различием было то, в какую именно сторону они движутся.

У Юкио с детства плохое зрение, а посему все привыкли, что он все время ходил в своих очках. Не мудрено, что Рин все время называл его «очкастым далматином», за что, конечно, огребал свою порцию подзатыльников за такие слова. Вообще по двум братьям сложно было сказать, что Рин являлся старшим, а Юкио младшим, ведь именно младший брат присматривал за старшим, а не наоборот.

Выйдя на улицу, чтобы прогуляться до того места, где именно находился новый знакомый Юкио – Боромир, который еще и, оказывается, являлся принцем этих земель (Окумура никак не мог привыкнуть к этому), он осматривал внимательно улицы, которые расстилались перед его взором. Будь тут Рин, то последовала бы мгновенная реакция «изучить все и опять вляпаться не пойми во что», но, к счастью, здесь его не было, а потому присматривать было не за кем. Скорее это сейчас за Юкио нужен был присмотр, чтобы он где-нибудь не заблудился или не потерялся на половине пути.

-Рад вновь видеть вас, - он все еще не понимал, как именно должен обращаться к принцу, который уже приглашал его за стол, дабы отведать чего-нибудь горячего. – Да, спасибо, я благодарен за столь гостеприимное отношение, - присаживаясь напротив Боромира, произносил Юкио, вспоминая весь пройденный день, к счастью, с хорошим исходом. – В нашем мире, - тут же начал отвечать экзорцист, слегка удивившись тому, что здесь «храмы» это что-то плохое. – Все наоборот. Церкви, которые строят наши люди, существуют для защиты от злых сил и для того, чтобы человек смог отпустить свои грехи, помолившись Богам. Мы – экзорцисты, скрываемся в храмах, если на наши земли нападают демоны, - в воспоминаниях вновь возник момент, когда даже барьер вокруг церкви не смог предотвратить то, что полностью поменяло жизнь юноши и его брата. – Я и мой родной брат воспитывались в церкви. Мой покойный отец был священником. Он тоже являлся экзорцистом, он меня всему и научил, - в голосе проскользнула нотка горести, а взгляд упал на деревянный стол. Перед глазами проплывали картинки из прошлого, когда Широ был еще жив. – Правда, не все экзорцисты верят в Богов, а уж тем более идут в священники, - припоминая Мефисто и Шюру, чуть усмехнулся Окумура. – Но, мы молимся за упокоение души, поэтому я и спросил про церкви. Но видимо ваши земли, сильно отличаются от наших, - приступая к трапезе, произнес Юкио. – И кстати, мне показалось, или здесь никто не знает про очки? – пальцем указав переносицу, поинтересовался экзорцист. – Просто все странно смотрят на них. У нас есть люди, которые имеют плохое зрение и для того, чтобы лучше видеть, мы носим эти стекляшки, которые помогают нам лучше разглядывать мелкие предметы.

Кажется, теперь в подобной обстановке становилось более спокойно, даже разговор шел на славу, во всяком случае так считал Юкио. Интересно было делиться чем-то и что-то познавать у других людей. Да, видимо, не зря он попал сюда. Этот опыт и правда, мог пригодиться юноше в будущем. Лишь бы не забыть все то, что происходило за той дверью, которая привела его в этот мир.
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

Отредактировано Okumura Yukio (2017-10-30 02:39:13)

+1

22

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]«Робеет, что ли?» - может, так поначалу и показалось, но затем, когда чужак разговорился, некоторая скованность в его речах припала. Боромир помнил, как у того вытянулось лицо, когда Йорлас обратился к нему, как подобает, с титулом – «принц». Да, принц – по рождению, и праву рождения, - видел бы кто его сейчас, в расхристанной рубахе, вихрастого, небритого, с аппетитом уплетающего отменно зажаренную оленину, прихлебывающего эль, - усмешка чуть коснулась лица. Свой титул Боромир носил легко, как кольчугу, но, с той же легкостью, с каковой чувствуешь себя, ее сняв, относился к тому, когда люди уделяли поменьше времени всяким там церемониям. Уважительно относятся – и будет с их. А то начинают еще лишнее вилять, коленками дрожать, заискивать… - он отпил еще эля, чуть шмыгнул носом – защекотало. Плавали, как говорится, знаем. Титулы не помогают на войне и в сражении – это Боромир уже успел ощутить на собственной шкуре. И это было единственно правильным – и потому не считал он зазорным раз за разом учиться у тех, кто старше и опытнее, учиться охотно, уже правом принца и командира требуя – «расскажи!» А в остальном – оставался семнадцатилетним юнцом, менее надменным и кичливым, чем иные в его годы – потому что доказывать сверстникам ему было нечего. Открытым и добросердечным, и даже ребячливым порой – как сейчас, когда состроил гримасу на слова Юкио о плохом зрении, и потянул руку к этим самым стеклам на лице того – дескать, могу посмотреть?
- Так тебе сколько лет, что у тебя зрение плохое? – моргая, он рассматривал прямоугольные стеклышки, скрепленные тонкой жесткой проволокой из металла. – Глаза портятся к старости, это каждый знает, - обтерев руку о скатерть, Боромир осторожно поднес стекла к своему лицу – и отпрянул. Все было мутным, будто сквозь туман!
- И как ты через них вообще видишь? – смеясь, он возвратил «очки» чужаку. Право же – вот чудная штуковина! – глаза Боромира вспыхнули, когда он вспомнил еще об одной диковинке – о тех самых громовых штуках, «пис-то-лет». Надо будет рассмотреть их поближе – но вначале, объяснить чужаку кое-что о темных годах Нуменора.
- На горе Миндоллуин, у подножия которой – город Минас-Тирит, Крепость Последней Надежды, столица Гондора, - начать пришлось издалека, - с незапамятных времен есть Святилище. Сейчас оно заброшено. Единственное Святилище, в котором возносили хвалу и почести Предвечному – Эру Илуватару, Создавшему Все. Хвалу и почести – но не поклонение. Ступать туда было дозволено лишь Королям, что некогда правили на землях Гондора, и всех окрестных. Тогда королевство Людей звалось Нуменор, - рисунки с барельефов старинной сторожевой башни вдруг ожили под пальцами, когда ладонь скользнула по боку резной деревянной кружки. – И было оно великим и величественным, если бы не гордыня людская, спесь, ложь, и происки темных сил, - заученно, чуть нараспев, будто со строки, произнес Боромир. – Предвечные Силы, создавшие Средиземье, наделили жителей Нуменора долгим сроком жизни и великой доблестью, - голос его зазвучал глубже. Поистине, сколь великим был Нуменор! и как бесславно пал. Нет, уж он-то, Боромир, не повторит ошибок своих далеких-предалеких предков. Остережётся Тьмы – но не убоится ее. Никогда. – Но однажды тот, кто зовет себя… Темным Владыкой, - он сглотнул. Произносить имя Саурона, властелина Мордора, здесь он не станет – незачем будить лихо, пока спит тихо. Еще накличешь беду, - «а спит ли лихо?»
- Он втерся в доверие к Королю Ар-Фаразону. Заставил его поверить, что Предвечные Силы – враги Средиземью, и Людям, в целом. Небеса потемнели от дыма сжигаемых заживо, кровь лилась по алтарям того, что ты зовешь храмами. Тьма пришла в Средиземье, и двинулась на Запад – туда, где обитают Создавшие Нас. Могучий флот Нуменора отправился к Заокраинному Краю, нарушая единственный Запрет – не ходить туда. И так пал Нуменор, поглощенный морем, покаран будучи за свою гордыню. Да и есть ли нужда в постройках и всем этом, - стремясь уйти от мрачных дум, Боромир заговорил чуть быстрее, -  молитвах, и прочем? Создавшие Нас оберегают своих детей, и достаточно просто знать это. Тут, - он ткнул себя в грудь. – А в остальном каждый – сам себе судья, и своим грехам. Если тебе ведомо понятие чести, то ты не оступишься, и молить кого-то там о прощении будет незачем, - вот так. В мире Боромира – не только Средиземье, но и его, семнадцати лет которому от роду, все было просто. Будь верен данному слову, не обидь слабого, иди навстречу своему страху, позаботься о тех, кто вверил тебе себя. Ведь самый строгий суд – свой собственный, и Боромир, уже немало повидавший к своим годам, знал это, как никто другой. Ибо гибли уже по его вине, из-за ошибок его, как командира, те, кто вверил ему свои жизни – и это то, с чем ему жить и идти дальше. Навстречу д а ж е этому.
- Но ты прав, насчет земель – твоих и моих. Не ведомо мне, какие Силы создавали твой мир, так что… и не мне судить, Юкио, что там у тебя верно, а что – нет, - скорее, Боромир просто предпочел не задумываться об этом. «Чего доброго, еще голова заболит», - как говорится. Это вот Фарамир бы вцепился в чужака, как репей, засыпал бы вопросами – а Боромир удовлетворится гораздо меньшим.
- Мне жаль твоего достопочтенного отца, - он чуть наклонил голову в знак скорби. – Он научил тебя сражаться доблестно, - по меркам Боромира, лучшей похвалы покойному родителю было не сыскать. – У меня тоже есть брат. Младший, на пять лет меня моложе. Его зовут Фарамир, и мне будет, поистине, что рассказать ему, когда вернусь… когда мы вернемся в Минас-Тирит, - поправился принц. – Ты ведь отправишься со мной… или же,  уже представляешь себе, как вернешься обратно? – странно было задавать такой вопрос, но вполне легко. И в общем, Боромир чувствовал себя довольно-таки спокойно и расслабленно, как с давним приятелем, каковых среди ровесников у него не было уже слишком давно, - он взглянул на подошедшую к ним девушку-прислужницу чуть снизу – «симпатичная», отметил про себя. Розовые щеки с ямочками, светло-русые, в косу убранные волосы. И фигурка ладная. «Шестнадцать», - наметанным взглядом определил Боромир, улыбаясь девчонке, что, сверкнув ровными белыми зубками, поставила перед «молодыми господами» еще по кружке с элем.

+1

23

На каждой земле есть своя история, и каждая история несет свои помыслы. Где-то они темны, где-то светлы. Но, несмотря на все это сердце, замирает от рассказов, которые глаголет Боромир. Его речи словно песня кладутся на устах, а перед глазами расстилается сказка, которая в итоге становится былью.

К сожалению, Юкио нечего рассказать о создании его мира и то, что именно произошло, и как именно появилась Геенна. Она существовала со времен происхождения их мира. Нет, больше. Целой вселенной. Как зеркало отражает человека, так и Геенна отображает Ассию, однако смысл она несет в себе зловещий, темный.

Люди, которые не раз сталкивались с существами из мира демонов, часто поддавались их власти. Почему? Все было довольно просто, ведь у каждого человека были свои скрытые желания. Они были темными и светлыми. Не существовало ни в одном мире полностью добрых или злых людей. Всегда соблюдается баланс сил. Это и называется гармонией. Без темного не существует светлого. Как и без солнца не может существовать только луна. Будь на земле только день, или же только ночь, люди бы погибли и вымерли из-за неестественного времени, из-за нарушения баланса системы вселенной. Точно также происходило и с самим человеком.

Демоны – существа, способные учуять малейшие волнения в сердцах людей. Будь это злой умысел, или же добрый, но несущий печаль и горе в душе, то даже легкое содрогание в сердце способны учуять эти твари. Словно паразиты, которые пробираются вовнутрь людских душ и пытаются выживать за счет страхов, ненависти, причиняющей боль. Люди разные, так же, как и их судьбы. Винить их за их ошибки или горесть не следовало, но они могли избавиться от этого, благодаря молитвам. В это и правда, верили люди земного мира, откуда прибыл Окумура. Они считали, что если отпустить себе все прегрешения, простить самих себя, демоны не смог уничтожить их душу, но так ли оно было на самом деле?

Мир – слишком сложная вещь, потому и существовали люди, которые пытались изучить явления этой вселенной и познать главные загадки пространства, что окружает их. Однако это велось на протяжении уже более тысячи лет, а вопросов так и оставалось слишком много. Наверное, поэтому Юкио не мог говорить столь просто о вещах, которые творятся в его реальности. Наверное, чтобы открыть для себя хотя бы одну из великих тайн, связанную с демоническими силами, Окумура продолжал быть экзорцистом. Ну, а еще, он искал самый главный и самый нужный ответ, на единственный вопрос, который бил его прямо в сердце, когда он вспоминал о своем происхождении.

«Как же мы родились с братом… ? »

Дослушав своего нового знакомого, и уже успев подавиться здешним напитком, который впервые пробовал в подобном месте, при этом вновь вспоминая свою напарницу и ее любительское отношение к подобным вещам, Юкио поправил очки, которые минуту назад рассматривал Боромир. Лекции насчет зрения читать ему не хотелось, да и рассказывать, чем отличается «близорукость» от «дальнозоркости», то же привело бы к нудным и скучным объяснениям, из которых новый знакомый мало бы что понял. Не удивительно, со здешней природой и образом жизни, тут даже старикам трость не понадобиться, наверное.

-Я с детства любил читать и уже умел писать, наверное, поэтому так рано и лишился своего зрения, - наконец-то ответил юноша, который только недавно завороженно слушал Боромира. – Я не могу рассказать столь подробно и воодушевленно о своем мире, однако среди экзорцистов есть своя немаловажная история, которая принесла много бед в рядах таких, как мы, - он не знал, захочет ли новый знакомый выслушать его или нет. Однако Юкио никогда не любил останавливаться на полуслове, если, конечно, не было таких вещей, которые лучше не рассказывать до конца, а следует остановиться вовремя. – Так вот. Много лет назад произошло одно событие, которое до сих пор остается в памяти людей, как «Трагедия Синей Ночи». В то время Сатана, который является повелителем самого ада, уничтожил более сотни экзорцистов своим синим пламенем. Многие церкви тогда пострадали и некоторые люди до сих пор боятся приближаться к храмам после той трагедии, называя эти места «проклятыми». Никто не смог противостоять этому демону, однако сейчас есть люди, которые хотят победить его, - на устах юноши появляется усмешка, а после он делает еще глоток и продолжает. – И одним из них является мой брат. Он старший, хоть мы и близнецы, но он родился на полчаса раньше меня, а потому ему выпало право быть главным. Однако ведет он себя, как дитя малое, а потому приглядываю за ним я, - «правда, не только из-за этого». Наверное, с братьями порой бывает сложно, но… На то они и братья, чтобы все время привносить разнообразие, - за этими словами вновь послышалась усмешка. – Да, думаю, я отправлюсь с вами дальше, хотелось бы еще посмотреть на этот мир. Тем более, кажется, вы говорили что-то насчет работы? Я ведь прав?

Когда Юкио заметил взгляд Боромира на молодую девушку, он лишь подумал о том, как все-таки сильно он отличается от обычных людей. В его Академии часто задавались вопросом о том, почему младший Окумура так предвзято относиться к противоположному полу. Все было просто. Юкио не интересовали ни девушки, ни отношения. Он был посвящен полностью самому себе и отдавался только работе и обучению. Наверное, узнав о таком, принц решил бы, что он странный человек и, возможно, не поверил бы в подобное. Но, увы, демоны экзорциста привлекали гораздо больше, чем представительницы женского пола.
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

24

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]«Это риторике треклятой ты не учился», - хотя и сам Боромир тоже особо ей не учился. Была охота тратить время на искусство красноречия, когда можно с мечом поупражняться! – а мастерства рассказывать истории волей-неволей нахватаешься, когда тебе теребит охочий до них младший брат, мол, «расскажи, расскажи…» Так что на похвалу своим речам он лишь пожал плечами – дескать, ничего особенного. Даже покоробило немного то, что чужак, значит, хвалит то, как Боромир рассказывает, а вот его боевое мастерство даже не похвалил – но быстро ушло это чувство. Чуть наклонив голову, он слушал Юкио, быстро соображая. Не на что было ему оглядываться, кроме истории собственного мира, но хватало и того.
- Этот ваш Сатана – наподобие Темного Владыки? – правда, на еще одну историю о еще более давних годах Средиземья (и не только), Боромира сейчас бы не хватило. Лекции по истории – не его конек. Вот Фарамир бы мог трепать языком до самого утра, - взгляд перескочил на догорающий снаружи закат – в приоткрытое окно был виден краешек неба, и долгое оранжевое зарево. Запад – заповедный, Заокраинный Запад, на который уходит солнце, - Боромир слегка потер висок, будто и от посторонних мыслей желая отвлечься, а также уложить в голове сказанное чужаком. И, признаваясь самому себе – не мог он никак соотнести этих самых экзорцистов с чем-то, что могло бы быть сродни им в его мире. Великие эльфийские витязи? Война Последнего Союза? Но там гибли не «сотни», а тысячи…
«То есть, их какой-то там демон убил сотни, а теперь твой брат вознамерился ему отплатить за это… в одиночку?» - чуть сощурившись, он быстро глянул на чужака, мысли, свои, впрочем, вслух до него не донося. Слишком уж густо там прозвучало бы сомнение – поэтому Боромир лишь покачал головой, улыбаясь – дескать, ничего, и снова искоса взглянул на девчонку – другую уже, тех же лет, с волосами цвета меда, и глазами зелеными, как молодая трава.
- Милорд, - присела, зная, что ей любуются. Боромир снова бросил беглый взгляд на Юкио, показал глазами на девушку, и приподнял одну бровь. «Что, не нравится?» - хотя, раз не похожа на него самого, то, может, и не нравится. Вот Боромиру – определенно, и он уже примерно знает, чем займется с наступлением темноты, - шевельнул ноздрями, он проводил девчонку взглядом, и побарабанил по столешнице пальцами свободной руки – той, что кружку не сжимала.
- Да, у меня есть для тебя работа, - серьезность вернулась в голос, словно обитала там всегда. Даже парочка кружек эля, еще витающий рядом запах девушки, и общее благодушное настроение не могли помешать – дело есть дело. И Боромир мгновенно становился собранным – подойди к нему, к примеру, сейчас сенешаль за приказаниями – то же самое бы произошло.
- Помнишь ту башню, где я повстречал тебя? – ясное дело, что чужак помнил. – Я предполагю использовать и ее, и ее возможности. Подземный ход может послужить моим людям, нашим тайным передвижениям по Итилиэну. Но, - он сделал паузу, - если тени мертвых продолжат являться туда, то это может стать серьезным препятствием, и доставить немало трудностей. Скажи мне, экзорцист Юкио, - взгляд принца посуровел, оставаясь спокойным и серьезным, - сумел бы ты оградить подземелья башни от этих существ? Ты говоришь, что сражаешься с ними, и им подобными чуть ли не с детства, ты знаешь о них больше, чем я – потому я уверен, что послан ты был сюда не напрасно.
Он выпрямился, шевельнув тяжелым подбородком, по-прежнему глядя на чужака – пристально, и будто слегка припирая взглядом к стене.
- Механика, дабы разобраться с пружинами на башне, здесь уже нашли. Они станут работать всю ночь, а к утру сообщат мне о том, получилось ли у них что-то. Но, даже если и не получилось – мы знаем вход с дугой стороны. Согласишься если, и справишься – обещаю, награда станет поистине достойной. Но, если решишь, что тебе не по силам такое – я не стану неволить. Ты чужой в Средиземье, и может случиться так, что оно не поддастся тебе, - ибо даже Тьма – часть этого мира. Ее можно изгнать – но не избыть до конца ее никогда и ни за что.
- Решай, Юкио. Я намерен отправиться туда на рассвете, - может, перед рассветом и перехватит пару часиков сна, но сейчас, совершенно точно, спать не хотелось. Можно еще немного эля, а затем вытащить чужака пошататься по Каир Андросу. И, может быть, рассказать – или услышать, что интересней – новых историй.

+1

25

С того самого момента, как он взял в руки оружие, его можно было назвать эгоистом и зацикленным параноиком. Почему? Потому что не было в жизни цели дороже для Юкио, кроме как истребить нечисть, которая витает рядом. Пугает, уничтожает. Первое, что он хотел всегда защищать, точнее кого, это был его брат. Однако глупый поступок Рина после смерти отца, убили в младшем Окумуре все те чувства, которые уже с возрастом начинали угасать. Между двумя братья сейчас не дружба, не родство, а скорее отношения, которые можно назвать «надзирательскими».

Наверно, он слишком много думает о брате и есть на то свои причины. Ни он, никто из тех, кому удосужилось родиться в год, когда произошла трагедия, не представляли, насколько ужасными могут быть демоны. Они лишь слышали рассказы об этом дне, однако сами не были свидетелями. Они видели, как страдают их близкие после того пережитого кошмара, поэтому и не боялись пока бросать вызов самому владыке ада. Даже Юкио в какой-то степени хотел сам лично разобраться с Сатаной, но здравый голос, все еще сдерживал его от нарастающего порыва убить того, кто являлся его родителем, как бы ни прискорбно это было признать.

Боромир был отличным воином и хорошим, добрым человеком, Окумура видел это, но настолько погрузился в собственные переживания и раздумья, что мало кого замечал на фоне них. Они были основной его проблемой и задачей, которую нужно было разрешить, и так было с детства.

Его ученики, его знакомые, все пытались вытащить его из этой пучины, которая затягивала экзорциста только в темноту, гнала в одиночество, однако он решил сделать выбор в сторону уничтожения зла, а не радостей жизни, которые в его возрасте должны стоять на первом месте. Ему хватало Рина или Шюры, которые вели себя, как дети малые. Даже его ученики не выдавали того, что порой выходило за грань разумного в поведении этих двоих. Хотя Мефисто относился к той же категории, пусть и являлся главным над всеми.

Однако сейчас он в этом мире, в новом месте и с людьми, которые ничего о нем не знают. Ни характера, ни манеры поведения, ни его настоящего. Того, который скрывается внутри, а не снаружи. Пусть экзорцист и был прямолинеен, сейчас, его знакомыми были люди из времени, о котором он ничего не знал, а потому постоянно пытался отмалчиваться, чтобы не выставлять свои мысли напоказ. В конце концов, он еще до конца не понял, как живут эти люди и чем именно дышат, как относятся к этой реальности.

-Да, что-то вроде того,
- отвечая Боромиру на вопрос, Юкио вновь глотнул напитка из деревянной кружки, которая стояла перед ним.

И все же, несмотря на все заботы, которые крутились в голове юноши, в их мире тоже не обходилось без зла. Больше всего Юкио был удивлен тому, как сильно схожи некоторые нечисти их мира и этого. Но в то же время, как сильно они отличаются. Темный Властелин, о котором только недавно шла речь, и впрямь был похож на Сатану, только этот более реален, чем их. В конце концов, владыка Геенны убивал своих жертв, пытаясь вселиться в них. Поговаривали, что тела людей не могли выдерживать столь непревзойденной силы, а потому и сгорали в пламени. Однако это была лишь одна из теорий, толком никто не знает, что на самом деле происходило с теми, в кого вселился этот бес. Ведь все они пали сразу и не осталось никого из выживших.

Атмосфера начинала потихоньку разбавляться прекрасной едой и напитком, который юноша никогда бы не употребил в своем мире, но обижать своего нового знакомого, да и не расслабиться после столь безумного дня было грехом, за который потом еще и вымаливать прощения у всевышних бы пришлось. Все-таки он в другой реальности, а потому мог немного и отойти от своей каноничности. Единственное, чего он до конца не мог перебороть, это свое отношение к девушкам. Ну, не видел он в них того, что видят другие. Его не привлекали формы, красота. Слишком зациклен он был, чтобы обратить на кого-то внимание. Тем более, что из-за него Укобак (демон, который обитает в их общежитии) один раз чуть не сварил в кипящей кастрюле девушек, которые так сильно хотели понравиться ему. М-да, тот день Окумура никогда не забудет, ведь по настоянию брата, чтобы загладить эту ситуацию, ему пришлось съесть все приготовленные обеды, которые его однокурсницы делали специально для Юкио. От таких воспоминаний даже аппетит пропадал, а живот начинало крутить.

«Нет, не понимаю», - кинув взгляд на девушку, которая подошла к Боромиру, решил для себя юноша. Если еще с выпивкой он мог подружиться, пока находится здесь, то вот с противоположным полом было иначе. Но, кстати, если бы его все-таки девушки интересовали больше, чем профессия врача, возможно, он и правда, был бы еще тем бабником, однако холодный взгляд сквозь прозрачные стекла очков говорил сам за себя. Хотя, кто знает, что будет, если младший Окумура перейдет граничную черту и напьется до состояния, в котором ранее никогда еще не пребывал.

-Хм, - чуть призадумавшись, начал отвечать Юкио на просьбу своего нового знакомого, выслушав до конца его речь. – Думаю, я бы смог попробовать. Есть два способа уничтожить подобных существ. Первое: призраки, ну или мертвые, это первый показатель того, что душа не нашла свой покой на земле, а значит надо ей его дать. Либо исполнить просьбу мертвого, либо захоронить. Однако так как я видел тех, с кем мы сражались, то этот вариант уже отпадает, - тут же начал он свои рассуждения, делая несколько глотков из кружки. – Поэтому нам нужно попробовать второй вариант, но для этого мне нужно выиграть время. Ты очень ловок и отлично сражаешься с ними, а потому, ты бы смог отвлечь их, пока я начерчу барьер, который изгонит их из той башни. Убить их второй раз нельзя, зато прогнать запросто. Кстати, насчет сражения, мне бы хотелось научиться сражаться с мечом, поможешь мне? – внезапно вспомнилась Курикара, которая сдерживает демоническую силу Рина. – Ну, а я в свою очередь, могу побольше рассказать про пистолеты. Я думаю, этот опыт нам обоим сыграет «на руку».

И, действительно. Если бы Юкио мог искусно владеть мечом, то возможно, есть вероятность взять Курикару и под свой контроль. Неизвестно какую сущность скрывало тело молодого экзорциста, да и разные бывают ситуации. Невозможно предугадать, с чем останешься в итоге на поле боя. А, если ты можешь быть и рыцарем, и драгуном, и арией, то так и до паладина не далеко. Да и почему бы просто не познать что-то новое, пока есть такая возможность. Ведь, так?
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

26

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]И отчего-то Боромир не сомневался, что Юкио согласится. Не привык принц, дабы ему отказывали – потому расплылся в понимающей ухмылке, ответив довольным кивком. Дескать, рассуждаешь правильно – и впрямь, захоронить мертвецов не представлялось возможным. Верная гибель – только сунься туда, - по спине вроде как холодком пробежало, но Боромир только повел лопатками, да мысленно отмахнулся. Не доберутся эти твари до него здесь. Тем более, если чужак все же сумеет помочь.
- Я понял тебя, - он почти перебил Юкио. – Я отгоняю нечисть,  а ты – творишь свои… как это назвать? Заклинания? – говорил быстро, усилием прогоняя противный холодок, что со спины все же под колени пробрался. Злился Боромир на себя – нет, бояться он не смеет. Ни за что, - угрюмо выдохнул, нахмурившись, напряженно размышляя.
- Хватит ли одного меня? – уставился он на чужака. – Мои люди последуют за нами, куда бы я не повелел, - коротко, белооперенной стрелой, свистнула мысль о том, что неплохо было бы найти Дэнилоса. Того самого Следопыта, что некогда звуком зачарованной флейты разогнал призраков в самих Топях. Но г д е сейчас Дэнилос, принесший клятву своему лорду? – ответ был краток, прост и неутешителен. В дозоре, в самой глубине лесов, почти на границе с Мордором. Не меньше нескольких дней пройдет, прежде чем он вернется, - а нетерпение уже так и жгло.
«Мы же справились вначале? – справимся и теперь», - рука невольно потянулась погладить рукоять меча. Совсем не таким движением, каким потянулась бы к обтянутому темным платьем бедру девчонки, что подошла забрать опустевшие тарелки – Боромир снова проводил ее глазами, поймал холодный взгляд Юкио. «А может, он вообще еще ни разу?..» - принц чуть засмеялся, не понимая, как такая простая мысль не пришла ему в голову изначально. Сам Боромир стал мужчиной, когда ему минуло чуть больше четырнадцати лет, и с тех пор сильно удивлялся тому, что с кем-то это случается позже – познать женщину. 
- А ты ей глянулся, - беспечно произнес он, будто между прочим. – С мечом… - большой палец скользнул по навершию меча, что рядом, на лавке лежал. – Хорошо, если просишь, - из горячки того боя он помнил, как чужак держал оружие – что-то, а вот подобное в память Боромира впечатывалось один раз, и намертво. Не умелец – скорее, ремесленник. Однажды изучивший несколько правил, и действующий, скорее, на бойцовском чутье, нежели обладающий мастерством, - Боромир слегка поскреб висок, утвердительно кивая.
- Легко. Хоть сейчас, - но сейчас уже почти стемнело. От тренировки особого толку не будет – он с сожалением кивнул за окно, где небо уже померкло, и лишь над горизонтом, озаряя воды Андуина, все еще догорал закат. Хотя…
- Прикажу света прибавить на плацу, и сколько угодно. Сколько выдержишь, - благо, что свои одеяния чужак все же сменил. Попробовал б он поуклоняться в них, - с сожалением заглянув в опустевшую кружку, но все же отставляя ее в сторону, Боромир поднялся из-за стола, и взялся за перевязь меча, снова закрепляя его за спиной.
- О, милорды, все ли понравилось вам? – девчонки так и выпорхнули им с Юкио навстречу, сияя улыбками и ямочками на щеках. Теперь Боромир увидел, что они у обеих одинаковые. «Сестры? Скорее, кузины», - и тепло улыбнулся девушкам в ответ.
- Все замечательно, сударыни, - и чуть склонил голову, вежливо, под деланно смущенные девичьи вздохи. – Поскучайте пока без нас, - он положил руку на плечо Юкио, - мы еще вернёмся.
- Распоряжусь подготовить постели к вашему возвращению, милорды, - высунул голову из-за задней дери трактирщик, и Боромир лишь усмехнулся про себя – ну да, а чего такого? Не дочки ему девчонки, так, родственницы – а подложить в постель лорда, и его друга их – почему нет? Нравы здесь просты и бесхитростны, да и девчонки обиженными точно не уйдут.
- Спасибо тебе, любезный, - дубовая дверь тяжело скрипнула на петлях. Вдыхая свежий вечерний воздух, Боромир осмотрелся – все так же поблёскивала впереди река, неся свои воды на юго-восток. Каир Андрос постепенно одевался огнями, будто летний костер, - чуть поежившись, коротко, на прохладном мартовском ветру, Боромир кивнул Юкио – дескать, пойдем.
- Твои штуки покажешь позднее, хорошо? Не хочу, чтобы кто-то еще их увидел, - неясным чувством Боромир понимал, что ничего хорошего не выйдет из того, если пис-то-лет Юкио увидит кто-то посторонний. И тем более – услышит. Стоило лишь представить себе, как переполошится остров, прогреми над ним этот гром…
Плац встретил их несколькими факелами, тусклыми и неяркими. Не став посылать за людьми – сам не в силах, что ли? – Боромир взял еще связку факелов, и принялся их сноровисто поджигать. Заглянувшему было на плац солдату отдал распоряжения – дескать, новых факелов на утро заготовь. И чтоб не беспокоили тут больше, - обтерев куском тряпки вымазанные смолой руки, он указал на свой короткий меч, который по-прежнему оставался у Юкио, в ножнах на бедре. «Сам сообразил, как опоясаться, или подсказали?» - а впрочем, наука тут е сложная. Не с коротким мечом небось, против полуторного, - усмехнувшись, Боромир потянул клинок из-за спины.
- Покажи, как ты держишься, - небрежно произнес принц, легко перебрасывая свой меч из правой руки в левую, и обратно. Немного рисуясь – не без этого, но в позицию напротив Юкио встал четко, без вызова. Гордиться своим мастерством? – он гордится, несомненно. Но это вовсе не значит, что он станет как-то принижать того, кто менее искусен, чем он сам. Не всем же повезло родиться принцами и воителями, все-таки, - безо всякой спеси так подумав, Боромир шевельнул мечом, приглашающе – дескать, нападай.

+1

27

Интересно наблюдать за людьми из другого мира. Юкио начинал понимать, что у каждого существуют свои традиции, правила, свои манеры поведения и даже отличительные черты, которые не увидишь в современном мире. Парню это нравилось, ведь так он мог познать что-то новое, что-то ценное. То, что будет напоминать о другой эпохе.

Здесь не было цивилизации. Не было того, что на протяжении долгого времени было создано в их вселенной. Научный прогресс здесь явно был в ступоре, но разве он им сейчас был нужен? Некоторые вещи такие, как очки или же обычный монокль, внесли бы свою лепту и, действительно, были бы пригодны для обеспечения медицинского оборудования, которое, как считал юноша, пригодятся в любом времени. А вот такие как пистолет или же ракета с гранатометом были излишеством, ведь, чем мощнее орудие, тем больше битв и врагов начинает существовать на земле. Окумура был уверен, что когда-нибудь здесь будет что-то подобное, и от зла не избавиться ни в какой вселенной, ведь человеческое любопытство порождает подобные вещи, но первопроходцем он быть точно не хотел. Хотя обучить нового знакомого некоторым вещам хотел бы, так, чисто ради новых ощущений и познаний в чем-то совершенном.

Главное, чтобы в эту эпоху не проникли такие существа, как демоны или зомби. Здесь и так хватало подобной нечисти, а потому обучать кого-то экзорцизму Юкио считал лишним. Если слишком много знаний перетечет во времена этих людей о демонах, то скорее всего темные силы смогут воспользоваться ими, чтобы призывать из подземного мира. Почему-то парень не сомневался, что такое существует и здесь, просто еще не показывало себя в полной степени.

-Можно назвать заклинаниями. Да, что-то вроде того, - кивает юноша. - Я уверен, - с усмешкой произносит Окумура, глядя на своего знакомого. – Тебя будет вполне достаточно. Ты прекрасный воин, и отличный человек, Боромир. Ты тот, на кого можно положиться, и кто точно не подведет товарища.

На самом деле, если задуматься у Юкио были такие товарищи в его мире. Например, брат или Шюра. Однако почти никто из них никогда не слушал то, о чем говорил Окумура, и почти всегда все делали по-своему. То Рин ринется в бой раньше времени, то Шюра приведет старшего брата на задание, хотя и Юкио просил не делать этого, то Шиеми сделает все, чтобы спасти других и при этом забудет об истинной цели. Конечно, никто из перечисленных девушек не стал бы делать этого, не будь рядом Рина, однако, это все рано слишком часто бесило Юкио. Возможно, с какой-то стороны, парень просто был сам по себе нервным, с учетом того, что часто срывался на людей.

На слова Боромира о девушках, Юкио даже поперхнулся выпивкой, а после вновь поправил очки. Он не краснел, не был поставлен в неловкое положение, просто не хотел даже думать об этом. Возможно, еще рано, а может просто не хотел заключать с кем-то тесный союз. Его покойный отец, пусть и был еще тем любителем дам с формами, но у него никогда не было собственной семьи. Лишь только двое братьев стали для него полноценной семьей, хотя ходили слушки об его интриге с их матерью, во что Окумура никогда не верил, ведь считал это бредом и обычным глупым слухом. Наверняка про него тоже ходило нечто подобное, ведь, когда ты работаешь в паре с девушкой, всегда будешь в центре обсуждения и слухов о том, что между вами что-то есть.

-Кхем, - взглянув косо на девушек, он вновь перевел взгляд на нового знакомого. – К сожалению, меня не интересует личная жизнь с кем-то, - Юкио сделал глоток из деревянной кружки, а после продолжил. – Да, я думаю, изучение ближнего боя мне будет гораздо интереснее и пригодится однажды.

Услышав о том, что Боромир готов его обучить прямо сейчас, Окумура даже обрадовался. Ему всегда было плевать на то, в какое время может проходить тренировка. Как-то с отцом он тренировался до поздней ночи, чтобы после все-таки выиграть у Киригакуре в стрельбе по перемещающимся мишеням. Все-таки Шюра всегда была отличным бойцом, именно это и бесило Окумуру в детстве.

Допив напиток из деревянной кружки и уже готовый к обучению, Юкио последовал за Боромиром, при этом напоследок поклонившись хозяину трактира и девушкам, которые их обслуживали, что вызвало небольшое удивление. Ну, что сказать, так его обучали с детства, такие у него традиции дома, что напоследок надо выражать благодарность поклоном. Так было принято в его мире и стране, где он воспитывался. Хотя и слышал, что в других городах разных стран делается по-другому. Ну, тут уже у каждого народа свои традиции и правила. С этим ничего не поделаешь.

Выйдя на улицу, Юкио тут же вдохнул глоток свежего воздуха, правда, в носу все еще отдавался запах алкоголя, отчего на щеках появился легкий красноватый румянец. Он не привык пить, даже столь прекрасным вечером, закатом солнца которого можно было любоваться вечно. Все-таки прекрасная тут природа. Ни звука машин, ни запахов выхлопных газов. Чистый и свежий воздух, который давал силы и бодрость, пусть даже уже время близилось к скорой ночи.

-Да, конечно, - кивает Юкио на вопрос Боромира, когда слышит из его уст про «штуки». Не привычно было слышать такой термин об огнестрельном оружии, но Окумура не удивлен этому, ведь всегда не привычно назвать все своими словами, когда видишь это впервые.

Когда они добрались до места, где спокойно могли потренироваться, Боромир тут же решил проверить навыки «новичка», который в свою очередь, достав меч, тут вспомнил о демонических клинках. Он вспомнил, как меч, что связан с его братом, покрывался пламенем Сатаны и являлся (да, и сейчас является) тем, что соединяет их мир и Геенну. От этих мыслей становилось дурно, потому Окумура чуть тряхнул головой, чтобы отогнать эти воспоминания. То ли из-за алкоголя, который все еще бродил в крови, то ли из-за того, что боялся все-таки раскрыть свою силу, но эти обрывки из прошлого никак не могли уложиться и исчезнуть из головы. Однако сделать вид, что все хорошо и что никакие мысли не сбивают юношу, оказалось довольно просто. Не зря отец так долго обучал его держаться хладнокровнее и спокойнее, иначе будешь поглощен демонами.

И вот, он готов приступить. Что же меч уже показался из ножен, пора приступать к практике. Наверное, главное, не переусердствовать на первом занятии, а то неизвестно на что способен сын Сатаны в этом мире.
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

Отредактировано Okumura Yukio (2017-11-07 01:49:14)

+2

28

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]Как бы вел себя Боромир, окажись он на месте Юкио, в другом мире, да еще и против вооруженного… даром, что не противника, но все же, кого-то вооруженного? – тот еще вопросец, конечно. Принц чуть провернул меч в руке, безотчетным движением, как будто б сияющая дуга, что описал клинок, ограждала его от дурных мыслей. Словно как в подземелье – от теней умерших, - он прищуром скользил вдоль поблескивающего в свете факелов собственного короткого меча. Не слишком привычно он лежал в руке чужака, - Боромир сделал шаг вбок, примериваясь. Его меч длиннее, придется подстраиваться. Как когда-то подстраивались под него, как он сам год за годом тренируется с Фарамиром…
- Не зевай, - выпад – и лязг столкнувшейся стали. Боромир покачал головой, чуть хмурясь – так от клинка мало что останется, и скоро притом.
- Я тяжелее и сильнее, - объяснил он, в общем, вещь весьма очевидную. – Как и мой меч. Отводи удары, не блокируй, - движениям Юкио не хватало скорости. Что же это, эль ему в голову ударил? – Боромир даже призадумался. Всего на миг – отвлекаться не стоило. Света факелов было недостаточно, все-таки, и чужаку весьма и даже очень могла сейчас улыбнуться удача. Даже против Боромира, который с мечом в руке едва ли не родился. Но того, похоже, какие-то иные мысли сейчас занимали. Напрягался – от внимания Боромира не ускользнуло, когда отсвет факела скользнул по узкому, напряженному лицу Юкио перед тем, как они начали поединок. Словно не самые веселые мысли одолевали сейчас чужака, - по крови пробежало легким жаром, но принц заставил себя не увлекаться. Нет чести в том, чтобы воспользоваться чужой рассеянностью или слабостью – тем более, сейчас, когда против него вовсе не враг.
«Друг?» - вопрос просветился сам собой, и повис, будто капля смолы на головке факела. «Почему бы и нет», - зла Боромиру он не причинял, напротив – жизнь спас, и не единожды, так что назвать другом – проще простого. А странностями – странностями, у кого их нет. Ну, что серьезный чересчур, или на девиц не смотрит – к слову, что за обычаи в родной Ассии Юкио, если для того, чтобы провести с девчонкой ночь, нужны какие-то «близкие отношения»? Если она сама, и ее родня не против… то за чем же дело стало? Но Боромир также и понимал, что это ему, принцу, отказывать особо никто не станет. Ни девчонки, ни их родня – только вот тому, кто станет утверждать, что он этим слишком уж пользуется, Боромир первым бы все зубы пересчитал, и ребра. Никогда и никого он не принуждал – ибо нет в том чести. Как и в общем – принуждать кого бы то ни было. Не умеешь уговорить, убедить, заставить согласиться – грош тебе цена, как правителю. Впрочем, Боромиру сейчас цена как правителю была едва ли полгроша – неприятно было это сознавать, до горящих ушей, но крыть нечем. Учиться ему, еще и учиться – «да я и без того все умею!» - но знал и сердцем, и разумом, что еще далеко не все. И пускай чужак прав, что Боромир верен и доблестен – «посмел бы кто поспорить с этим!», и неплох в обращении с мечом – но этого отчаянно мало. Хоть и приятно слышать, чего уж там, - он расплылся в довольной ухмылке, отводя очередной удар. «О, уже лучше!»
- Кто учил тебя обращаться с мечом? – темп Боромир держал неспешный – для себя, конечно, неспешный; клинки сталкивались почти размеренно. Впору заскучать, - вечер сгущался кругом до позднего, тянуло речной сыростью. Боромир, пряча усмешку в углу рта, сильно вдохнул носом воздух, и отступил на шаг, уходя от выпада. Ускориться так и подмывало, но покамест он предпочел бы еще присмотреться – в конце концов, пожелай он, то скрутил бы этого парнишку в бараний рог и голыми руками. Меч не понадобится – а свои громовые штуки тот и вытащить не успеет, - Боромир неуловимым движением метнулся влево относительно Юкио, перебросил клинок в левую руку – пара точно выверенных ударов, с тем, чтобы лишить равновесия – и меч того, кто зовет себя экзорцистом, уже со звоном по вытоптанной земле.
- Если увидел руку противника – считай, понял, как победить, - в самого Боромира эти истины вбивали едва ли не с младенчества. – Меч держит рука. Ударяй весом, если можешь. Раскачивай баланс хватки, если не хватает веса. Ну и тренируй скорость руки, - нуменорский клинок перекочевал обратно в правую руку. – Обеих рук – никогда не знаешь, с чем столкнешься, - они кружили по плацу, безжалостно топча чахлую весеннюю травку, не обращая внимания на время и все густеющую темноту, и звон сталкивающихся клинков далеко разносился над фортом.

+1

29

Все то время, кое мечи сталкивались друг с другом, Юкио вспоминал отца. Довольно не просто слышать удары лезвий друг об друга, и не вспоминать моменты своего «позора» рядом с Широ. Он помнит, как Фуджимото пытался обучить паренька, но все это было бесполезно. Неизвестно из-за его нехотения или же просто Окумура сам по себе не признавал клинок, считая это «прошлым веком». Не сказать, что юноша был слишком брезгливым или наглым, просто не понимал смысла в клинке, когда был ребенком.

В их мире технологии давным-давно шагнули далеко вперед. Вместе с этим уже не было необходимости прибегать к орудию, которое используется в ближнем бою. Конечно, паренек тогда и подумать не мог, что клинки, которые используют экзрцисты, необычные. Он и понятия не имел, что скрывается внутри самого лезвия меча. У каждого из них была своя сила, которую нужно было обуздать, однако для этого необходимо было научиться держать клинок правильно. Видимо, Широ хотел бы, чтобы его сын умел правильно управляться с мечом, однако, к сожалению, из этого ничего путного так и не вышло.

Он делает шаг назад, обороняясь, однако, прислушиваясь к совету своего нового учителя. После пытается найти «слабо место», которое могло бы сбить противника и делает шаг вперед, пытаясь ударить в самую уязвимую точку. Ошибка и провал. Он понимал, что Боромир намного сильнее и мудрее его в умении держать свой клинок и управляться с ним, наверное, поэтому промахи не были для Окумуры чем-то обидным, хотя он бы мог обучиться этому и раньше, если бы не думал о том, что это ему никогда не пригодится.

Когда скрежет двух мечей продолжал нарушать тишину, Юкио мимоходом успевал слегка обдумать сложившуюся ситуацию вновь. Он уже привык к этой вселенной, в каком-то смысле она становилась ему «вторым» домом, ведь здесь работы хоть отбавляй. Может, Фель как раз это и хотел показать ему? Ответа на этот вопрос он не знает, но обязательно добьется правды, как только вернется обратно.

Да, Юкио – мальчик слегка зажатый, скованный. Он пропитан насквозь хладнокровием, спокойствием и любовью к своему делу. Наверное, как юноша его возраста, Боромиру сложно было бы понять Окумуру. Точнее, его отношение в любовных делах. Ох, сколько же было рядом с ним девушек, и во всех он видел только одно и то же: «моя одноклассница, моя напарница, моя хорошая знакомая». У него никогда не было тех, с кем он мог бы завести отношения, да и вряд ли когда-нибудь появится девушка, которая устроит Юкио полностью. Даже если такая и окажется на горизонте, скорее всего юноша даже в очках ее не заметит, ведь, по сути, некоторые из его окружения подходили ему и даже где-то глубоко в душе он это понимал, жаль, что взгляд был затуманен демонами и безопасностью брата.

Сейчас для экзорциста важно лишь выполнять свой долг. Вставать на ступень выше, добиваться карьерных высот и учиться чему-то новому. Например, как сейчас.

Обуздание меча и правда, довольно тяжелая вещь. Он пытается изо всех сил стараться сделать его своей рукой. Пытается слиться с оружием, чтобы лучше чувствовать его, ведь так учил его отец. Он говорил и предупреждал Юкио, что если юноша сможет стать единым целым со своим орудием, то сможет познать искусство техник, которыми пользуются рыцари. Жаль, что он тогда забыл упомянуть об одной маленькой детали, которые несли все мечи экзорцистов. Даже у Огюста был свой демон в его клинке. Наверное, благодаря ему он стал столь сильным, что дослужился до звания паладина после смерти Широ.

-Мой отец. Он был рыцарем, - пытаясь не потерять бдительность и контроль, с тяжелыми выдохами проговаривал Юкио, слегка запыхавшись от тренировки. Скорее всего, с непривычки. – Мой брат… Тоже владеет мечом, но… - на этом моменте, Окумура замолчал, так как мог ляпнуть лишнего, что явно не понравилось бы его новому знакомому, ведь любой кто слышит правду о Рине, все время начинают относится к нему с презрением. В этом не было ничего удивительного. – В общем, в моей семье только я решил стать просто врачом…

На последних словах он усмехнулся, а бой не заканчивался. Конечно, он не настоящий и Юкио был уверен, что Боромир не сражался с ним в полную силу, да и зачем? Однако отпор Окумура все-таки мог дать, а потому пытался, как можно аккуратнее зажимать своего противника, таким образом, все еще пытаясь найти и надавить на «открытые» места. Но все было проигрышно, а потому Юкио уже и не надеялся, что сегодняшняя тренировка окончится в его пользу. Нет, ему предстояло учиться, учиться и учиться. Да и практиковаться после следует часто, а то еще и навыки растерять может. Говорят, что руки ничего не забывают, поэтому пианисты способны воспроизвести мелодию, которую играли на пианино много лет назад. Только вот меч не пианино, здесь нужны не только руки, которые наносят удары и контролируют движение меча, но и тело, которое позволяет в любой момент сориентироваться, в каком направлении лучше двигаться, чтобы поразить своего оппонента.

Но вот, кажется, конец боя решен, как и предполагал Юкио. Ловкие движения Боромира не заставляют себя ждать. Не успевая заметить, что произошло, равновесие теряется и все. Схватка окончена. В этот раз побеждает учитель, а трофеем является ученик, чей меч уже откинут, и оставляет своего хозяина беспомощно признать поражение.

-Я запомню, - он улыбается, ведь для него эта тренировка прошла успешно, за что он позже поблагодарит своего друга. – Спасибо, - он подходит к клинку, чтобы вытащить его из земли, а после поправляет очки, вновь усмехаясь. – Почему-то вспомнил, как тренировался когда-то давно с отцом. Это было здорово, если бы я не начал говорить, что это не нужно мне. Ты обучаешь еще кого-то? – внезапно перешел на «ты» уже давно, сам того не замечая. Видимо его новый знакомый уже стал человеком, которому Юкио начал потихоньку доверять. Не так много времени прошло, чтобы назвать его «лучшим другом», но и много, что произошло, чтобы назвать его «товарищем». – Ты все-таки отличный парень, или… - он чуть призадумывается. – Принц, да? Я рад, что я повстречал такого человека, как ты в этой реальности. Ты говорил у тебя есть брат… Скажи, - взгляд опускается на землю, ведь вопрос, который прозвучит, юноша сам задавал себе часто, когда смотрел на Рина. – У тебя было когда-нибудь такое, чтобы ты завидовал ему? Или… ненавидел?
[AVA]http://s4.uploads.ru/t/aHgiG.png[/AVA][SGN] [/SGN]

0

30

[AVA]http://s1.uploads.ru/jafmg.gif[/AVA]Откуда Боромиру-то знать – может, в мире, где есть такие громовые «пис-то-лет», владеть мечом и вовсе без надобности? – «да как такое может быть-то?» Но отец Юкио обучал того владению мечом, все-таки. Не ради праздного развлечения – «да как такое может быть-то?!» И тот решил, что ему это все-таки не нужно? – «да как такое вообще может быть???» - Боромир помотал головой, сморгнул, убирая меч за спину. Одного взгляда на Юкио достаточно – хиляк, по любым меркам. Такого гонять только и гонять – «а может, сам сообразил, что толку не будет, потому и решил сделаться лекарем?» - переиначив на свой лад слово «врач», принц только пожал широкими плечами.
- Предпочитаю, чтобы принцем меня звали пореже, - ну, не смог не ухмыльнуться. – Наслушался – «ты же принц, делай так, не делай вот эдак» - а то будто я сам не знаю, - он перехватил из рук Юкио взблеснувший меч, кивком указал на сложенные у стены сарая бревна – мол, присядем.
Присели. Боромир достал из поясного кошеля привычную уже тряпицу, и кожаный лоскут. Вытер с лезвия короткого меча остатки земли, принялся оттирать – ему всегда проще разговоры давались, если руки чем-то были заняты. Делом, желательно.
- Фарамир младше меня. Ему двенадцать, мне – семнадцать, - Боромир нутром чуял, что о братьях чужак завел речь не напрасно. Что-то свое глодало, изнутри грызло? – он помнил, что Юкио сказал, дескать, он со своим братом – близнецы. Ровесники. – И нет, я никогда его не ненавидел. Да и за что? – глаза блеснули смехом. – Он ведь мой брат, - даже, когда после появления Фарамира на свет по дворцу стали толки ходить, что-де, рождение второго сына подорвало здоровье госпожи Финдуилас. Как он мог верить в подобную чушь, если мать велела ему заботиться о брате?
- Наша мать умерла, когда ему было пять. Он ее почти не помнит, - «зато прекрасно помню я». Кожаный лоскут так и сновал по уже зеркально блещущему клинку. – И ему вечно достается от нашего отца. Мне, конечно, тоже достается. Но ему сильнее, - в голосе Боромира лязгнуло хмурым беспокойством. – Фарамир  не такой, как я, когда мне было двенадцать – любит книги и летописи больше, чем мечи и походы. И послабее, чем я был, - его широкая для юнца ладонь шевельнулась, раскрываясь, а затем сжимаясь в кулак. – И вообще – я же старший сын, - «наследник».
Быть принцем – та еще ноша, и, если Боромир нес ее играючи, полагаясь на свой легкий и жизнерадостный нрав, то Фарамиру приходилось много труднее. Не такой напористый, скромный, хоть и твердый внутри – и «всегда второй». «Даже с именем ему будто угадали», - он сердито потер лоб тыльной стороной руки. Обида за младшего разъедала его изнутри день ото дня, и даже неудачи его в воинских науках Боромир воспринимал как собственные. И потому не уставал тренировать – самым терпеливым, хотя и вспыльчивым учителем ему был. Все ради одобрения – в первую очередь, отца. Только младший все равно поступал по своему, стремясь, в первую очередь, к тому, дабы одобрил брат. «Балбес конопатый».
- Мы с братом не очень похожи, но ради него я шагну во мрак Мордора по первому зову, - и дело даже не в том, что последней просьбой – не волей, матери было, чтобы Боромир заботился о Фарамире. – Он ведь мой брат, - повторил он свои же слова, вспоминая хнычущего червячонка, каким впервые увидел младшего – ничего, кроме удивления, он тогда не испытал. Маленький, слабенький – его бы кошка слопала, если б добралась! Зато оручий – когда Боромир ту кошку все же прогнал, младший братец завопил так, что ставни наружу выгнулись. Тогда они и поладили – кошку-то Боромир тоже воплем прогонял.
- Наш отец, Наместник Дэнетор – правитель здешних земель, и окрестных. Полагаю, ты понимаешь, что он весьма занятой человек, - усмешка усмешкой, но что-то больно невеселая она вышла. – Так сложилось, что… когда нашей матери не стало, мы с Фарамиром, в сущности, остались вдвоем. И ведь я старше – то тут и думать не о чем. Он младше меня, и слабее – как я могу его ненавидеть? – он покачал головой. – Он умный парень, в свои двенадцать. Гораздо умнее меня. И, если уж начистоту, - меч медленно ушел в ножны. Боромир глянул на Юкио сбоку, но прямым взглядом, - я у него многому научился, - а вот чему – вслух так просто не скажешь. Пускай и располагают к откровенности и темнота, и шум несущей свои воды Великой Реки. Но догадаться несложно – Боромиру, при всей самонадеянности его, хватало ума и совести понимать, что, если бы не постоянная опека над младшим, если бы не необходимость в защите младшего – от гнева отцовского, или от самого его, снедаемого грустными мыслями, то вряд ли б он сам сейчас понимал всю важность этого. Вряд ли научился бы слушать чужие беды, обращать к ним свой взор, и судить о них не с высоты своего положения – власти крови, права рождения и титула лорда и принца, но смотреть иначе. Вот же, Фарамир – и лорд, и принц, и почти одинаков с братом в положении – и живется ему ох как несладко.
- А что твой брат, Юкио?«раз уж ты спросил про моего».Что с ним не так? – по правде сказать, не любил Боромир такие вот копания – что в себе, что в других. Когда по долгу – это дело другое. Ему уже приходилось разбирать чужие распри, мирить поссорившихся и выносить приговоры, и он всегда старался судить по чести и совести. «Как учили»,  - но вообще, на подобную откровенность вывести его было непросто. Выручало то, что ощущал он себя здесь, в Каир Андросе, очень легко. И с этим новым приятелем – тоже, - «из другого мира, ха».
«Но вдруг вслед за ним могут явиться такие же, не столь дружелюбные, но с такими же громовыми пушками? Раз уж там у них есть н е к т о, отправляющий таких вот хиляков, вроде этого парня, в другие миры?» - очень легко об этом думалось, о мирах. А вот о подкреплении – со все нарастающей тревогой. Но вопрос свой Боромир решил приберечь на потом.

+1


Вы здесь » uniROLE » X-Files » My new world and new story


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC